Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЭВЛИЯ ЧЕЛЕБИ

КНИГА ПУТЕШЕСТВИЙ

СЕЙАХАТНАМЕ

Описание прекрасной крепости Керчь

Татарский народ называет ее Керш. Причина такого названия ... Построили ее генуэзские франки. В ... году султан Баязид Вели десницей Гедик Ахмед-паши завоевал ее, теперь она в Кефинском эйялете, это Кефинский субашилык. Это каза с 300 акче дохода, в окрестностях - ... деревень.

Эта прекрасная, квадратная, выложенная из шаддадовского камня крепость на углу большого залива, на берегу моря. Окружность ее составляет целых тысячу шагов. В ней есть четверо ворот. Маленькие железные ворота, выходящие на море, смотрят на восток. Через эти ворота не проедет арба, это очень маленькие отстроенные ворота. А над этими воротами такой тарих: "Эту крепость Керчь построил султан Баязид-хан, сын Мехмед-хана 1, да продлит Бог его царствование". С левой стороны от этого тариха на квадратной мраморной доске изображение [существа] на четырех ногах, с крыльями и верблюжьей головой. Неверные были искусны в науке астрологии и сделали это изображение столь тонко и искусно, что показали этим, что когда-нибудь в эту страну прилетит, как птица, татарский народ на верблюдах. Поистине, это удивительное и странное изображение верблюда.

Ворота эти двойные, а так как они находятся у берега моря, с той стороны совсем нет рва. Это начало пристани, и все корабли с Черного и Азовского моря пристают здесь. Это большой порт, он защищен от ветров с юга, с севера и с запада. Это безопасный порт, он принимает тысячу и одно судно. В этом порту отлично держатся якоря и много рыбы.

Со стороны суши находятся большие ворота, выходящие на запад. На них такой тарих:

Построил это здание наш имам,
Полюс веры, султан Сулейман Саба.
Сказал на его завершение тарих:
"Да входим мы в них с миром!"
Год ...

Эти ворота также двойные. А между створками этих двойных ворот, с внутренней стороны ворот, находится мраморное изображение льва. Оно подобно изображениям таких мастеров-художников, как Баязид, Шах-Кули и Ага Риза. Мастер сделал этого мраморного льва столь искусно, что смотрящим кажется, что он живой, этот ужасный лев.

А за этими воротами от одного моря до другого прорублен ров. На двух рядах обрывистых стен, мощных укреплений, есть крепкие башни и отлично отстроенные зубцы. Всего на 50-ти башнях имеются пушки шахане, обращенные в сторону рва и моря. В этом рву во времена неверных протекала морская вода, тогда он был заполнен. И теперь его можно открыть, потому что от одного моря до другого довольно близко, и тогда крепость Керчь окажется как бы на мысу острова.

В этой крепости Керчь находится единственная соборная мечеть султана Баязида Вели. Она древней конструкции и крыта черепицей. За ее михрабом, над дорогой, в левом углу мечети на белой четырехугольной мраморной доске написан следующий тарих: "Построил здание этой прекрасной мечети султан Баязид, сын Мехмед-хана, да продлит Бог его царствование. Год 843 2". В свое время минарет ее был разрушен сильным землетрясением, и когда он был восстановлен на средства вакуфа, на высоте человеческого роста от основания был написан следующий тарих: "Построила эту прекрасную мечеть в крепости Керчь обладательница доброты и красоты Хадидже-хатун, дочь Мурад-хана. Год от Хиджры 1007 3". В крепости всего 200 домов, с верхними и нижними этажами, сложенные из камня, но без садов и виноградников, и стоящие тесно. Все они крыты дерном и черепицей.

Имеется всего одна грязная баня. Есть 10 лавчонок и 50 складов каменной кладки. Имеется и церковь неверных. Это был древний храм генуэзских франков, что ясно по изображениям.

В стороне мечети Баязид-хана - внутренняя крепость. Над ее маленькими железными воротами, выходящими на запад, написан следующий тарих: "Построена крепость Керчь во время султана Мехмед-хана, сына Мурад-хана 4, да продлит Всевышний Бог его халифат. Год 889 5". В этой внутренней крепости есть 20 домов, одна квартальная мечеть и [продовольственный] склад, оружейный склад, цистерна для воды, дом начальника крепости. Здесь живут также 150 стражников. Все пушки шахи и шахане нацелены на порт. Ров подготовлен к любой войне. За большими воротами, в благоустроенном пригороде, на краю рва - мечеть Мустафы Челеби. Ее тарих такой: "Построил эту благородную мечеть обладатель добра и красоты Мустафа Челеби, в середине джумада-уль-ахыра, год 995 6". Эта светлая мечеть с высоким куполом, крытая свинцом, расположена на берегу моря, на месте прогулок всех знатных людей. Под ее харемом в 5-ти местах бьют чистые источники воды толщиной в руку. Это родниковое место. Весь народ этого города нуждается в этих источниках.

Рядом с этой мечетью всего 100 лавок. И 300 благоустроенных домов, крытых дерном. У подножия скал есть еще одна мечеть, но имени ее я не помню. Здесь имеется одна квартальная мечеть, баня, хан, школа юношей, текке дервишей, медресе ученых. А садов и виноградников в этом городе совсем нет.

Вода и воздух довольно прохладные. Достойны похвалы и известны рыба калкан и татарская буза.

К западу от города расположен ряд курганов. В каждом из них похоронено по королю. Говорят, в некоторых из них есть клады. Этих насыпей бесчисленное множество.

Выйдя из города, свернув с востока на север, через 3 часа пути - Селение Черкес. Это деревня черкесов, подданных татарских ханов. Затем, снова проехав 1 час на восток, миновав благоустроенные селения, - Разрушенная крепость Килиседжик. Во времена неверных это была довольно сильная и укрепленная крепость. Когда крепость Керчь вошла под руку османцев, азовские казаки разрушили эту крепость, потому что она располагается на проливе. Османцы из этой крепости не пускали корабли казаков в Черное море, и в древние времена эта крепость была разрушена. А если ее восстановили бы, это была бы крепость, перерезающая залив. Потому что она расположена в узком месте пролива, соединяющего Азовское море с Черным, на голых скалах.

На противоположной стороне, на мысе Таманского острова, в воду выступает мыс под названием Чочка. Между ними - узкий пролив в две мили. Если проплыть по этому проливу на север, [попадешь] в Азовское море. Этот недостойный проехал на север от этой разрушенной крепости Килиседжик по берегу моря 8 часов.

Стоянка крепость Тане-бай, то есть Дана-бай. Это татарская деревня с одной мечетью и 300 крытыми дерном домами. Затем, через 9 часов [пути] по берегу Азовского моря, по земле Крымского острова мы приехали в благоустроенную страну под названием Шейх-или.

Стоянка селение Кара Алп

Это деревня татарских сопу, то есть суфиев, [последователей] святого Ахмеда-эфенди из Колеча, с бритыми усами и четырьмя-пятью волосами в редкой бороде. Это деревня, подобная благоустроенному касаба, с превосходной мечетью, несколькими лавками и садами слив и яблонь.

По воле Божией я спал в этой деревне и [увидел во сне], как какой-то безбородый татарин стоит на противоположном берегу Тамани и зовет этого недостойного: "Эвлия-акай! 7 Переправляйся на этот берег с Мухаммед Герай-ханом, здесь хорошая и безопасная страна!" Он звал меня и манил рукой. Тут же этот недостойный проснулся. Оказывается, уже было утро, и я сотворил рассветную молитву. А хозяин дома был из последователей [учения суфиев]. Я рассказал ему о происшедшем и попросил его растолковать сон, и тот человек сказал: "Горе мне, на тот берег звал тебя я. Скоро ты встретишься с Мухаммед Герай-ханом и поедешь к падишаху Дагестана. Если османский император Мехмед-хан низложит Мухаммед Герай-хана, ты с Мухаммед Герай-ханом поедешь в Таустан 8, а потом опять возвратишься ко мне". Так он истолковал мой сон и сказал: "Да будет все хорошо!", мы прочитали Фатиху.

Затем мы выехали из той деревни и поехали по берегу Азовского моря на запад по Крымскому острову. В ... часах езды, проехав обустроенные селения, [следует]

Описание башни Арбат

Эта большая и мощная каменная башня круглой формы стоит на мысе Крымской земли, выступающем в Азовское море, на плоском месте, среди лугов и цветов. Ее построил наш господин Мухаммед Герай-хан в ... году. Причина ее построения такова. Несколько крымских казаков из казацких рабов, улучив случай, вплавь перебрались через Азовский пролив на сторону степи Хейхат, и добрались до калмыцких татар. "Азовское море у этого Арбатского мыса оказалось мелким, - сказали они, - мы убежали оттуда и пришли к вам. Теперь же вернемся туда, ударим по Крымскому острову, возьмем много имущества у татар, и освободим много наших рабов". Сказав так, множество неверных калмыков с казаками переплыли Азовское море до Арбатского мыса по мели и вошли в Крым, внезапно ударили и разграбили его, захватили огромную добычу и бесчисленных пленников. Калмыцкие неверные ударили по деревне Ахмеда-эфенди Колеч-месджит 9 и по окрестностям крепости Керчь. А на этом Арбатском мысу они захватывали богатую добычу три дня подряд. Гази Мухаммед Герай-хан в мгновение ока собрал 47 тысяч татарских газиев, вышел из крепости Ор и шел вслед калмыкам день и ночь, преследуя их в степи Хейхат, настиг калмыков и пропустил их сквозь зубы мухаммеданских мечей. Были захвачены 47 тысяч калмыцких коней и пленены бежавшие из Крыма казаки. Все казаки были справедливо казнены.

Затем построили эту крепость Арбат, и это является причиной ее возведения. Действительно, это прочная и мощная башня. Окружность ее составляет целых 150 шагов. Там есть начальник крепости, 150 секбанов, отличный склад оружия. Пушки шахи и шахане стоят у бойниц. В сторону Крыма на высоком месте открываются железные ворота. Башня эта крыта досками, это высокий купол.

Слава Богу, с тех пор, как была построена эта башня, калмыки и казаки даже забыли само имя Крыма. Проехав отсюда 9 часов на север по узкому мысу, с двух сторон от которого море, [мы попали] в долину, образованную Азовским морем, на которой плодородные луга и цветники. На этом мысу, с двух сторон от которого Азовское море, пасется весь скот крымского народа. Однажды, пока он здесь гулял, калмыцкие неверные перебрались по Азовскому морю на этот мыс и увели весь скот крымского народа. Опять же Мухаммед Герай-хан, выйдя из ворот крепости Ор, догнал калмыков и заставил бросить всех животных, освободил их. Но калмыки наколдовали, и сами спаслись, и он их не перебил. Позднее на самом краю этого мыса основали крепость под названием Ченишке.

Восхваление отстроенной крепости Ченишке

Ее также построил Мухаммед Герай-хан в ... году. И с тех пор калмыки совсем не могут входить в Крым. Давно, в 1050 году, в эпоху ханов Бехадыр Герая и Ислам Герая, мы и не слышали, чтобы в степи Хейхат были калмыки. Сейчас, в эти годы, они пришли в Хейхат к крепости Азак и в страну казаков, и начали нападать на Крымский остров. Да смилостивится Бог!

Построение крепости в этом месте было удивительно метким выстрелом. Потому что по ту сторону Азовского моря - степи Хейхат. Там поселились калмыки и азовские казаки, это поросшие тростником места, там они кочуют. На построение этой крепости Мухаммед Герай-хан потратил удивительно огромные богатства. Когда ее построили, здесь поместили начальника крепости, 280 секбанов с ружьями, оружейный склад, пушки шахане и припасы. Сверху она крыта досками, имеются железные ворота, смотрящие на юг. Но это очень неспокойное место.

Оттуда этот недостойный ехал на запад по берегу моря, по Крымскому острову 4 часа, переправился на коне через большую реку Карасу, что протекает через город Карасу, в том месте, где она впадает в море.

Стоянка селение Ягуп-ата, или Якуб-деде. Это татарская деревня с отличной айвой, со 100 домами, мечетью и баней. Далее мы ехали 4 часа по Нахшуванскому илю, то есть по стране Ширин-беев, проехали благоустроенные селения.

Стоянка ... Чонгар. Она также на берегу Азовского моря. Это опасный переезд, здесь тонет немало людей и лошадей. Это место рискованное. Оттуда на запад через 9 часов -

Переезд Сасыклы, на его берегу - селение Тюп. Татарский народ называет переезд Тюп, то есть глубокий переезд. А упомянутый переезд Сасыклы, что означает "вонючий", действительно, Бог ты мой, как воняет! От мерзкого запаха умирают люди и лошади.

Затем, отправившись от деревни Тюп, мы останавливались в благоустроенных деревнях, поев похлебки ляхше и мяса жирных жеребят, с наслаждением попробовав курта и талкана, попив тармы и кумыса, [следует]

Стоянка в крепости Ор. Слава Богу, через два с половиной месяца мы снова въехали в эту крепость, проехав 260 миль по Крымскому острову. Наше путешествие завершилось. Мы гостили там одну ночь у орcкого бея, Терьяки Фарраш-бея. Здесь мы услыхали, что наш господин Мухаммед Герай-хан направляется в Бахчисарай, и утром выехали из Ора в сторону кыблы. Через 6 часов -

Селение Беш-Бавлы. Это благоустроенная татарская деревня. Затем, проехав 9 часов по степи через  10 5 татарских благоустроенных деревень, насладившись государством нашего господина хана, [следует]

Деревня Булганак 11. Это также благоустроенная деревня с соборной мечетью. Проехав оттуда 6 часов -

Новое восхваление столицы рода Чингизидов города Бахчисарая, страны султанов-ханов, сыновей ханских

Слава Богу, в 1076 году, в великий месяц шаабан, в 20-й день 12, мы нашли нашего господина Мухаммед Герай-хана в его дворце-саду. При встрече он сказал: "Брат Эвлия, друг мой, добро пожаловать!" Он обнял меня и, проявив тысячу любезностей, сказал: "О мой Эвлия! Проведем зиму здесь, в наслаждениях и беседах". Он выделил мне комнату, двух невольников и двух рысаков, а восьми лошадям, которые были у меня прежде, дал столько корма каждой, что хватило бы на 10 коней, и снабдил всем необходимым. Я развлекался и наслаждался со всеми его детьми, родственниками, султанами, капы-кулу и агами, наши ночи были подобны Ночи Предопределения, а дни - Дню Жертвоприношения 13. Дни и ночи мы проводили в душевных беседах, как в счастливое царствование Хуссейна Байкара. Затем пришел благородный месяц рамазан, и мы провели его с высокодостойным ханом и с царскими спутниками казак-султанами, а особенно с владыкой щедрости Селим Герай-султаном. Так я не проводил рамазан ни в одной из стран. Потом наступил благословенный праздник, и все знатные люди, аги и султаны посещали друг друга в домах.

В это время, [по словам] "Удивительные чудеса - праведные сны", Премудрый Господь [сделал так, что] в третью ночь благородного праздника я увидел во сне того самого Кёр Юсуфа-деде, которого я раньше встретил в Эски Кырыме, и с которым мы вместе молились, и хозяина нашего жилища в Кара Алпе, которого я видел во сне, а он тогда звал меня на противоположный берег, маня, и говорил: "Отправляйся с ханом к падишаху Дагестана". В моем новом сне я опять увидел Кёр Юсуфа-деде и хозяина дома, они сказали: "Выступайте против османцев, но мятежа не поднимайте! Утром отправляйтесь в Дагестан, вы там будете в безопасности. А ты, Эвлия, снова возвращайся в Крым, а хан пусть остается в Дагестане. А тело хана пусть привезут в Крым". Я тут же проснулся, но время утренней молитвы еще не настало, так как это была праздничная ночь. Я пришел к хану и, начав с "Во имя Божие", рассказал ему свой сон. Великий хан, подобный Джему, сказал: "Да смилостивится Бог!", и пригласил имама из мечети Улу-джами Араб-имама. Хан подробно рассказал шейху сон, и шейх-эфенди истолковал его так: "Знает Бог и Печать пророков, [а я предполагаю], что Ваше Величество совершит путешествие в Дагестан, либо в горные места острова Крымского, для охоты и ловли, и таким образом Вы куда-то уедете". Вот так он истолковал и объяснил сон. Прочитав Фатиху, шейх удалился домой.

Описание свершившегося по воле Божией смещения Мухаммед Герай-хана, сына Селямет Герай-хана, благослови его Бог

По воле Божией, в то же утро, когда я увидел этот сон, то есть в третий день благородного праздника, все знатные люди Крыма ходили друг к другу в гости, от Порога [Счастья] приехал горный татарин из везирских аг, татарин по имени Сулейман-ага, однорукий солак 14 от Фазыл Ахмед-паши, сына Кёпрюлю 15, с падишахским указом и письмами. В ханском кёрюнюше они были зачитаны. Вкратце это было следующее письмо:

"О Мухаммед Герай, некогда крымский хан! Счастливый падишах Мекки и Медины отстраняет тебя от Крымского ханства и жалует ханство сыну Чобан Герая ... Герай-хану 16. Вместо покойного шехида Сефер Гази пусть везирем будет его сын Ислам-ага, нуреддином - Мубарек Герай-султан, а калгой - Кырым Герай-султан. Они вот-вот прибудут в Крым с войском вилайета Озю 17, войсками Валахии и Молдавии. Когда придет мое дружелюбное письмо, подчинитесь падишахскому приказу и прибывайте со всеми султанами к Порогу Счастья, и тогда тебе с султанами будут оказаны милости большие, чем положено по закону. Прибывай в наше государство до того, как султанский флот отправится на остров Крит, и пришли удовлетворительный ответ. Да будет мир!"

Когда это страшное письмо было прочитано в диване и провозглашено всему крымскому народу, в ханском кёрюнюше состоялось его обсуждение, или великий кенгеш. О величие Божие! Крымское войско бушевало, дыбилось и мутилось подобно морю. Все карачи волновались и кричали, и со всех сторон ходили волнами. Все капы-кулу, когда началось обсуждение, говорили: "Нет! Мы рабы хана. Но мы капы-кулу, [потомки] тех 12-ти тысяч, что послал ханам султан Баязид-хан из рода Османов. Кто бы ни был ханом, пусть приезжает, да смилостивится Бог!"

Карачи, бадраки и ногаи, ширины и мансуры взволновались и предлагали тысячи вещей. В конце концов они так ни до чего и не договорились. Некоторые кричали: "Пусть Хаджи Герай-султан осадит крепость Кефе!", другие кричали: "Встанем лагерем у крепости Ор и не пустим в Крым хана, везиря Ислама-агу и калгу Кырым Герая, будем биться с османцами". Многие говорили: "Нет! Как в горах Янболи, Слована и Провадии 18 охотятся на зайцев, так и мы, оседлав коней, придем в Эдирне 19 или в Салоники и будем охотиться на людей!" И много еще говорилось там недостойных вещей. Но люди умные и деловые, старики и аталыки, совершенно не слушали этих слов и коварным и смехотворным речам хода не давали. Они говорили так: "Да будет так, мой падишах! Должность в этом мире подобна салфетке. Ты дважды был смещен, и османцы снова жаловали тебе ханство. Поедем-ка в Эдирне. Что будет - то будет, а там посмотрим".

Карачи сказали: "Если ты подчинишься Османам, тебя и всех твоих родных унизят и убьют. Выступай тотчас же, и будем биться с османцами!"

Как говорят, "Раб [Божий] предполагает, а Бог располагает". В конце концов, поразмыслив, будучи правоверным и единобожным падишахом, равным в величии Джему, [хан] не послушался советов крымского народа и не поднял восстания, посчитав это недостойным, но и не хотел ехать к Высокому Порогу. Снизойдя, он сказал: "Те, кто хочет ехать к Порогу Счастья, пусть едут по морю или по суше. Я же, распорядившись всеми своими делами, отправляюсь со своими карачеями по суше". Когда он так сказал, крымский народ обрадовался: "Если хан идет по суше, значит, он собирается в набег на османцев". Они очень обрадовались и успокоились.

Описание событий, последовавших за обсуждением у высокодостойного хана

В ту ночь хан устроил совещание со своими преданными друзьями, приятелями и товарищами. Он сказал: "Смотрите, люди! 27 лет назад я видел сон, что я приподнял подол падишаха Дагестана и спрятал там свою голову, и сказал: "Спаси, мой падишах!" В то время я рассказал это Эвлие Челеби, и тот сказал: "Наверное, мой падишах, ты пойдешь [войной] на падишаха Дагестана". А теперь этот сон сбывается. Я отправляюсь к шаху кумыков, облачившись в рубище. С этих пор мне не нужно ни венца, ни удовольствий и счастья, ни трона". Он открыл свою казну, но не тронул многих сотен тяжелых мешков, которые пришлось бы таскать несколько ночей вьюками. Он оставил там старшего сына Ахмед Герай-султана, а с собой взял Селим Герай-султана и Огуз Герай-султана, Джанибек Герая и Мубарек Герая, своих сыновей. Он снарядил походный кош в 300 всадников, освободил из оков пленника Чуфут-кале неверного Шеремет-бана, посадил его на лошадь, приковав его руки к голове.

Когда он уже собрался, этот недостойный его увидел. Я сказал: "День этого моего прихода в Крым был злосчастным днем, я увидел дни расставания". Я тяжело вздохнул и продолжил: "О, мой хан! Я здесь чужестранец, на кого ты меня здесь оставляешь? После тебя мне в Крыму ни единого мига оставаться нельзя. Куда ни поедет мой хан, я поеду за ним". Хан сказал: "Мой Эвлия! Если ты поедешь со мной, когда я расстался с венцом, удовольствиями и счастьем, поедем!" Сказав так, он подарил мне соболью шкурку, 7 коней и 100 алтунов дорожных денег и прибавил: "Браво, браво, Эвлия! Ты поедешь со мной!"

Утром хан с отборными воинами покинул Бахчисарай вместе с венцом и троном, удовольствиями и счастьем, женами и дворцами. С молитвой и восхвалением он вышел из дворца и подошел к подножию виселицы, что напротив Бахчисарая, спешился, совершил намаз в 2 раката и сказал: "Боже мой! Тех, кто лишил меня трона и венца, Ты, о Падишах и Промыслитель, - черного везиря, каймакама, дефтердара Хуссейна-пашу, капуджи-баши Халиля-агу лиши жизни, и да пусть в скором времени голова их падишаха прибудет на площадь казни. А этот Кёпрюлю-оглу пусть до старости не доживет!" Затем он прочитал Фатиху и по-молодецки вскочил на арабского скакуна. Когда он отправился в путь, все карачи и бадраки собрались перед ханом и сказали: "Наш хан! Куда ты едешь?" Хан сказал: "Я отправил Хаджи Герая и Кырым Герая обложить крепость Кефе, отрезать им воду. Сам же я направляюсь, чтобы разбить лагерь при Ак-кая". Все карачи обрадовались этой новости и успокоились. Они сказали: "Теперь, наш хан, ты воюешь с османцами, и поэтому пожалуй карачеям сто кошельков, и тогда мы будем биться с османцами". Хан сказал: "Соберемся в одном месте и около Ак-кая проведем кенгеш. После того, как мы соберемся в одном месте, я дам вам имущества".

Мы прибыли в Ак Месджит, оттуда послали 40 султанов с саадаками и оружием на корабли, что в Балаклаве. Когда они отправились к Счастливому Порогу, этот недостойный также собрался со своими слугами, и, надев, как татарин, соболий колпак шепертма, [следует]

Описание мест, которые мы проезжали, направляясь к падишаху Дагестана из Бахчисарая в начале месяца ... 1077 года. 20 Описание причины отстранения Мухаммед Герай-хана

Сначала, в ... году, когда, старый Кёпрюлю Мехмед-паша отправился в поход на Янову 21, Мухаммед Герай-хану также было предписано выступать в поход на Янову. Но он воспротивился и задержался, и не принял участия в походе на Янову. Везирь Кёпрюлю спешно вернулся из Яновы, чтобы убить джеляли 22 Хасана-пашу. Таким образом Мухаммед Герай-хан не смог встретиться с Кёпрюлю. Эта неприязнь осталась в наследство Кёпрюлю-заде.

А вот какова вторая причина. Кёпрюлю-заде Фазыл-везирь Ахмед-паша в 1073 году 23 отправился в поход на Уйвар 24, Мухаммед Герай-хану падишахским ферманом было предписано выступать в поход на Уйвар. Чавуш-баши Ибрахим-ага доставил хану 12 тысяч алтунов. Когда хан уже собрался выступать на Уйвар, на глазах у чавуш-баши калмыцкие неверные вошли в Крым. Калмыки ударили по многим селениям и, обогатившись, вышли в Хейхат. Опасаясь их, Мухаммед Герай-хан не смог пойти на Уйвар и послал в уйварский поход Ахмед Герай-султана с 40 тысячами татар, ветроподобных охотников за врагом. Лицемерные завистники сказали Кёпрюлю-заде, [что хан сказал]: "Везирь - еще мальчишка. Мой сын тоже молодой шах-заде. Пусть идут два мальчишки. Я с его отцом Кёпрюлю в поход не ходил, а с ним и подавно не пойду!". Кёпрюлю-заде сказал: "Ну, хорошо же!".

Третья причина. В 1076 году 25 от калмыков бежали адиль-ногаи. Беи неверных Молдавии и Валахии жаловались на несправедливости и притеснения. Капуджи-баши Халиль-ага пришел к хану с высочайшим указом переселить в Крым буджакских татар, мурз Адиля и ногайских татар. Хан же не стал переселять ногайских татар из-под Ак-кермана, а лишь направил к ним какого-то султана. Османцы же тех ногайских татар приписали к новопостроенной мечети Валиде. Ногаи прорубили свои арбы и стали настоящими подданными. Хан услышал об этом, и поступил в соответствии со старым высочайшим указом. Хан устроил великую битву с ногаями под Ак-керманом, и всех ногаев переселил в Крым. Османцы же посчитали это за вину, и это является причиной смещения Мухаммед Герай-хана. Вот нескладный тарих, сложенный сим недостойным на эту [битву] между ногаями и бадраками: "Причина низложения хана - ногай. Год 1077 26".

Затем этот недостойный, полный проступков, выступил из Бахчисарая вслед за ханом, положившись на Бога. Мы вновь отправились на восток.

Остановка город Ак Месджит. Затем - Эски Кырым. Затем -

Остановка Колеч-саласы

То есть деревня Коледж 27. Она расположена недалеко от крепости Кефе. Там 200 татарских домов, соборная мечеть с высоким куполом и каменным минаретом, баня и строения, крытые свинцом. Там имеются сады и виноградники, это благоустроенная деревня. Здесь жил шейх - святой Ахмед-эфенди из Коледжа, предсказатель и великий султан. Теперь у него 40 тысяч мюридов с бритыми усами, он их предводитель на [мистическом] Пути. 40 тысяч мюридов из рода носящих рубище живут в Крыму, это верные влюбленные. На его могиле безграничны благодеяния приходящим и уходящим, богачам и нищим, ночью и днем.

Далее, в 8-ми часах [езды] на восток -

Стоянка селение Куюлар. Из чистой земли этой деревни достают кипящую нефть. Нефть берут с поверхности воды черпаками и жгут в лампах. Если бы это были османские владения, их приобщили бы к казне.

Хан будто бы отправлялся осаждать Кефе. В ту ночь он скрылся от татарских воинов. Через 9 часов [езды] -

Стоянка крепость Керчь, описанная выше. Начальник крепости ворота закрыл и хана внутрь не пустил. Отправившись на восток -

Стоянка мыс Килиседжик. В этом месте появились корабли, и хан со всеми воинами пересек 18 миль пролива Черного моря, благополучно переправившись на противоположную сторону.

Описание безопасного кермана, то есть крепости Тамань

В ханском реестре он носит название острова Шахи. Этот остров длиной в 67 миль, с трех сторон он окружен проливом Черного моря под названием Чочка. Шахи - это прекрасный и богатый остров в форме шестиугольника, расположенный между южной частью степи Хейхат и рекой Кубань, которая течет с гор в стране черкесов. На нем находится 80 черкесских деревень.

Как только Мухаммед Герай переправился, татары, оставшиеся на противоположной крымской стороне, были опечалены и расстроены этим и завопили: "О горе! Хан не поднял восстания, и из наших рук вырвался!" А высокодостойный хан, освободившись от татар, остановился в крепости Тамань.

О виде крепости Тамань. В ... году, во время султана Баязида Вели, ее завоевал Гедик Ахмед-паша у генуэзских франков. Этот остров украшают селения и поместья, а в глубине его находится 3 прекрасных крепости. Но самой замечательной является эта крепость Тамань.

Этот санджак относится к Кефинскому эйялету. Тамошний бей, согласно закону, получает 320 тысяч акче дохода. Тимаров и зеаметов там нет, так как это воеводство. Это каза османских владений, кади которой получает 150 акче. Там находится 3 нахие, нахие ..., нахие ... и нахие ...

Крепость Тамань стоит на берегу моря, на глинистом холме. Это древняя, отлично отстроенная крепость в форме пятиугольника, но небольшая, так как окружность ее составляет около 600 шагов. Вокруг нее стоит 10 прекрасных башен с крышами, а также 10 башен без крыш, не покрытых ни досками, ни черепицей. В углу же, на западной стороне, если спуститься, стоит очень большая башня - это цитадель. Там нет других строений, кроме дома коменданта, который стоит рядом со складами оружия и снаряжения. В этой прекрасной крепости имеются превосходные, хотя и не очень большие пушки, которые смотрят на залив и в сторону рва.

Похвала внешней крепости. С западной стороны внешняя крепость имеет небольшие двойные железные ворота. Эти ворота двойные, так как с той стороны и стена двойная. Надо рвом, перед этими воротами, находятся подъемные мосты, сделанные из дерева. В случае сражения эти мосты с помощью лебедки поднимаются вверх и ими закрываются ворота. Когда входишь через эти ворота и идешь по узким дорожкам вниз, к центру города, можно дойти до ворот Лиман-капу.

Эти ворота очень мощные, крепкие, сделанные также из железа, но в один слой и обращены на север. Ниже этих ворот находится порт, обширный и глубокий, защищенный от восьми ветров, к нему пристают все корабли.

За этими воротами Лиман-капу с внутренней стороны находится колодец живой воды. Все люди там утоляют жажду из этого колодца. Напротив этих ворот, с внутренней стороны, находится помещение, служащее местом собраний. Двадцать пушек шахи смотрят в эту сторону и находятся несколько ниже.

Описание нижней крепости. Это небольшая крепость со рвом и железными воротами, открытыми на запад. Внутри имеется всего 3 дома. Во времена неверных эта крепость защищала порт. И теперь стоят ворота со стороны порта, но они закрыты. По обеим сторонам этих ворот находятся вырезанные из мрамора львы. Крепость имеет 3 большие башни.

Похвала строениям средней крепости. Там есть соборная мечеть Касым-паши, прекрасная, полная света молельня, построенная в старой форме, крытая чистой, как амбра, землей. Минарет ее построен из дерева, но и минарет, и мечеть отлично украшены. Внутри нее находятся 2 красивые колонны из белого мрамора. Эти колонны так отполированы, что кажется, что они только что вышли из под руки шлифовальщика, они поблескивают, как кристалл. Снаружи, на южной стене, с улицы, на четырехугольной плите белого мрамора есть следующий тарих, написанный четким почерком: "Построил эту мечеть Хаджи Герай-хан". Тем не менее, эта соборная мечеть называется мечетью Касым-паши.

Напротив этой мечети находится баня Касым-паши, она тоже замечательная. Там есть еще одна соборная мечеть, но она некрасивая. Дома в окрестностях называются кварталом Касым-паши. Там есть 200 домов, крытых дерном, 50 лавок, а также суд, дела в котором рассматриваются согласно законам Шариата Пророка. Улицы там, однако, очень узкие, не вымощены и настолько тесны, что там не проедет не только арба, но не разминутся и не повернутся два коня. Поэтому в эту крепость не разрешается въезжать на конях. Там слишком маленькие ворота. В этой крепости имеется медресе, обитель дервишей и школа, других построек там нет.

Описание внешнего пригорода. За крепостью Тамань, на запад, как раз посередине дороги от нее до предместья имеется озеро со сладкой водой. Вода эта применяется для различных целей, но ее не пьют. К западу от озера, на невысоком глинистом холме находится пригород Тамани. Все его дома стоят на берегу этого озера. Это большие дома, построенные из дерева и сверху до низу вымазанные отличной глиной. Всего этих строений тысяча. В озере прислуга вышеупомянутых домов поит всех животных, некоторые стирают там одежду и применяют воду для других надобностей. Поэтому вода из него не годится для питья. В долине, что невдалеке, есть небольшое озеро, возникшее из дождевой воды. Оно около одной мили в окружности. Посреди него есть множество скал. А на запад от озера стоит мечеть Хаджи Фархада с белым минаретом.

О пригороде, называемом Базаром неверных. Этот пригород также замечателен. В этом пригороде расположена мечеть Хаджи-ага, крытая дерном, с отличным минаретом. Она собирает многочисленных прихожан, так как здесь живут все купцы, торгующие маслом, здесь находится 150 лавок. Живут здесь большей частью неверные таты, греки и армяне.

Оба пригорода, находящиеся в окрестностях этого озера, не имеют стен и рвов.

В этом городе Тамани, то есть в самом городе и в пригородах, имеется всего 9 мусульманских молелен. 5 из них - соборные мечети, в которых совершается соборная молитва, остальные 4 - квартальные мечети. Имеется также 1100 домов, простых и крытых дерном, 3 медресе, 7 школ, 3 текке дервишей, 2 бани, находящиеся в крепости, 5 небольших ханов и кишкенеков 28. Вот сколько там построек. Муфтия и накыб-уль-ашрафа там нет, но есть начальник крепости с 300-ми людьми охраны, мухтесиб, эмин и сборщик налогов, а также янычарский ага. Кетхуды сипахиев и других управителей там нет.

Все дороги там немощеные. На этом острове и в городе нет даже следа садов и виноградников, потому что там холодный воздух. Вода горькая на вкус, и у всех должны быть колодцы. Достойны похвалы тамошние пироги, масло, а также упряжь и татарские плети.

Высокодостойный хан отослал оттуда двух своих сыновей к османскому султану в качестве заложников и так написал к Высокому Порогу: "Я отрекаюсь от венца и трона, счастья и богатства, а теперь отправляюсь на широкий свет". Он пробыл там еще пару дней, собирая войско. Я же, недостойный, в это время отправился осматривать Таманский остров.

Описание стоянки в безопасной крепости, или в могучей твердыне Тамань

Когда мы въезжали в эту крепость, весь народ Тамани вышел приветствовать пашу, а в крепости стали стрелять из пушек в нашу честь. Был там сын Осман-паши и кадий, сеййид ...-эфенди из Кефе. Всем сопровождавшим пашу они выдали карточки, на которых были написаны дома, назначенные для их проживания. Паша расположился во дворце сына Осман-паши, а затем каждый отправился в свое место на отдых.

Однако пришло известие, что с Таманского острова на Крымский остров перебраться невозможно, так как между мысом Чочка и противоположным крымским мысом Килиседжик плывут льды из Азовского моря. Когда паша об этом узнал, он приказал оставаться в крепости Тамань.

О строениях, виде и прочих подробностях касательно этой крепости мы писали выше, когда в свое время отправились с Мухаммед Герай-ханом в Дагестан. Короче говоря, во время этого путешествия мы посетили 150 больших московских крепостей, начиная от московской крепости Терек над берегом Хазарского моря, до Балухана, Аждерхана, Атры, Казани, Сарая, Мужик-кермана и до берегов реки Идиль, реки Джайик 29 и до Турецкого Перекопа, а также прочие местности 30. Далее, прибыв к реке Дон, к крепости Азак, мы посетили ... крепостей на правом и левом берегах Озю, проезжая по замерзшему морю на казацких лодках с тростниковыми парусами. Из Азака мы ехали через степь Хейхат 40 дней во время ужасных морозов, претерпевая днем и ночью тысячи бед и страданий и сотни тысяч мучений от сильных холодов, пока, наконец, не достигли черкесских земель. За это время я, наисквернейший из рабов, слава Богу, даже одного дня не проболел и никаких страданий не претерпел. Когда же я приблизился к этой крепости и к мусульманским землям, то тотчас позабыл обо всех трудностях путешествия. Всюду, где бы я ни был, я не переставал благодарить Бога за это утром и вечером. В этой крепости Тамань я провел 10 дней и 10 ночей с пашой в развлечениях, вместе с сыном Осман-паши, с Али Джаном, сыном Дервиш Али-бея и другими почтенными мужами Тамани.

Однажды ночью ударил мороз и подул сильный ветер. Между Таманским островом и Крымским островом находится пролив Черного моря в 18 миль, и этот пролив замерз. Лед был толщиной в целых 3 аршина. Паше доложили об этом, и паша тотчас же приказал бить в барабаны и трубить в трубы, оповещая о выступлении. Мы вышли из Тамани со всеми товарами и припасами и прибыли на

Стоянку мыс Чочка, находящуюся в одном часе пути от Тамани. Счастливый паша сошел с коня, опустился на молитвенный коврик и была совершена усердная молитва. [Паша сказал]: "Пусть по льду переправляются на противоположную сторону!"

И сразу же этот недостойный, уповая лишь на одного Бога, со словами "Во имя Божие", выехал на лед на коне вместе с еще пятьюстами пешими людьми. Мы мгновенно переправились на ту сторону. Там я оставил лошадь своим слугам, и снова, спешившись, с копьем вернулся обратно. Однако от холода люди теряли мужество, не могли сидеть на лошади и падали с коней. Этот убогий набрался смелости, отправился назад к Тамани и подошел к паше. Я сказал :"Добрая весть, мой султан! Лед удивительно затвердел. Он стал, как нахшуванский булат. Это отличная возможность - давайте теперь же, на утреннем холоде переберемся на ту сторону по льду".

Тут же пашу усадили в сани на двух длинных полозьях и тянули сани на длинных канатах. Сей недостойный шел пешком рядом с пашей и считал шаги. За 500 шагов быстрого шага по льду, пройдя одну неполную милю, мы перебрались с мыса Чочка на Крымскую сторону.

Стоянка мыс Килиседжик. Паша достиг этого места, вышел из саней, опустился на ковер и стал наблюдать, как оставшиеся воины переправлялись на Крымский остров. Все подчиненные паши и прочие, все его животные переправились за 1 час. Весь груз этого недостойного, как мелкий, так и крупный, был благополучно переправлен, и мои люди припали к Крымской земле.

Однако на третий час, под воздействием солнечного света лед на море стал потрескивать, а местами льдины стали ломаться. А края льдов под воздействием тепла земли стали таять. Между тем сзади осталось много купцов, паломников и татар, которые промедлили, а солнце близко к полудню взошло на небесную башню, и наступило гибельное время. Действительно, когда стало совсем тепло, лед на море затрещал, пошел трещинами и во многих местах проломился. Мудрый паша тут же послал нескольких смельчаков из людей, бывших с ним, сказать оставшимся на той стороне людям, чтобы никто больше не шел, так как лед треснул. Они же, не смотря на то, что известие было правдивым, вышли на морской лед.

О последствиях того, что лед ломался. Оказавшиеся на льду смышленые ловкие татары, пешие или на конях, перескакивали с льдины на льдину и спасались. Но из тех повозок, что остались позади, 15 потонуло, а вместе с ними 20 человек ушли под лед. Некоторым из них бросили канаты и вытащили людей, но многие утонули и стали шехидами перед Всевышним Богом.

О храбрости и отваге могучих богатырей. Эти ловкие всадники, перескакивая среди льдов на конях с льдины на льдину, достигли крымской стороны. А те, кто остался позади, увидели, что уже поздно. Они сняли уздечки с голов коней и седла и подпруги с их спин, оставили коней на льду, а сами перескакивали с льдины на льдину, помогая себе копьями и пиками, и благополучно спаслись. Некоторые же, оказавшись на льду, не могли воткнуть свои жерди в лед, потому что жерди соскальзывали, и они достигали безопасного места с огромным трудом. Короче говоря, отвага - это великий Божий дар!

В это время в том месте подул южный ветер и разломал на куски лед на море. В один миг куски льда образовали кучу и стали двигаться в сторону Черного моря. На льдинах осталось 20 человек с лошадьми, а также 70-80 пеших людей. Они с лошадями оказались в огромной куче льда, а вокруг них со всех сторон было море. Короче говоря, эти 20 человек, обезумев, подобно мевлеви 31, со стонами, воплями и стенаниями понеслись в холодное и морозное Черное море. Но хитроумные джигиты, которые знали дело и не потеряли голову, перепрыгивали с льдины на льдину, если она была близко, и нашли спасение на одной из сторон. А некоторые бесстрашные и ловкие молодцы не выпустили уздечек своих коней, которые оказались в воде, сами стояли на маленьких кусках льда, а лошади тянули их среди льдов, а они перепрыгивали с льдины на льдину, пока не вышли на берег пролива около крепости Керчь вместе со своими конями и имуществом. Все воины ислама прославляли такого джигита и в удивлении прикладывали палец к устам и ноготь к зубам. Действительно, дело это в высшей степени удивительное.

Воину необходим хороший конь, ибо конь - брат роду Адама. Род верховых коней был сотворен могучей дланью Господа из той же глины Каабы, из которой был сотворен святой Адам. До сотворения Адама на лице земли были лошади, но на их плечах были крылья, а копыта их были раздвоены, как вилки.

Между тем три джигита увидели, что их вместе с конями вынесло в Черное море. Они в один миг сняли с коней седла, положили их на лед, сами разделись донага и сказав: "Помоги, Боже!", голыми сели на своих коней и бросились со льда в Черное море. Они на этом морозе вцепились в гривы своих коней. Эти трое проплыли на конях около 20-ти миль и достигли крепости Керчь, где люди одели джигитов. Сказано стихами об этих трех:

Бесчисленны удовольствия в море,
Но спасения ищут на берегу.

По мудрости Божией один из татарских молодцов, тонувший в воде, схватил за хвост коня, и тот его спас. Таким образом, один конь вытащил двух людей. Действительно, конь - благородное создание, и Создатель мира сказал о коне в Великом Коране и славном Фуркане 32, в суре "Сад": "В сумраке препроводили скакунов, копытами земли касающихся... 33" Поэтому я, недостойный, очень люблю лошадей, и уже 51 год не бывает так, чтобы у меня не было по 5-10 лошадей.

Семь человек добрались до крепости Керчь вплавь, а еще семь человек доплыли до острова Тамани. Но 7 человек на наших глазах уплыли в Черное море на льдинах, которые колебались под ними. 11 лошадей остались на льдинах, но и им Господь миров, Промыслитель судеб, если на то будет Его воля, пошлет спасение. Может быть, в море они встретят какой-нибудь корабль.

Слава Богу, мы с пашой и воинами переправились на эту сторону, никому из людей не было принесено ущерба, они остались в безопасности и при имуществе.

Описание стоянки в крепости Керчь. Мы остановились в этой крепости на 3 дня. Наш господин Мехмед-паша всем людям, которые перескакивали на конях с льдины на льдину, и тем кто спасся, ухватившись за конский хвост, и тем семи, что спаслись вплавь, пожаловал по прекрасному одеянию и по десять червонцев, а они его поблагодарили. Паша тысячу раз похвалил коней, а семерым пожаловал по одеянию и по 50 червонных алтунов каждому. Троим всадникам, что приплыли голыми, он подарил еще седла с упряжью, чем тех джигитов осчастливил. А Бог Всевышний да позаботится о нем самом!

Между вышеупомянутым мысом Чочка [и мысом Килиседжик] протекает пролив почти в 2 мили, соединяющий Азовское море с Черным. Если бы с двух сторон его были крепости, то казаки с реки Дон, пройдя под крепостью Азак, не могли бы выходить в Черное море. Со стороны Таманского острова на милю тянется отмель глубиной в один аршин и шириной в один шаг. Если бы владыки пожелали и построили на стороне Тамани на мысе Чочка у этой отмели крепость, этот пролив стал бы уже одной мили, и тогда здесь и птица не пролетела бы. Этот пролив между мысами Чочка и Килиседжик, через который мы переправлялись, - злосчастный пролив. В 976 году 34, во время султана Селима Второго, Соколлу Мехмед-паша 35 приказал выкопать ров до берегов реки Идиль, который называется Турецким Перекопом. Воины остались там зимовать и успокоились, не докопав ров. Воины ислама, пройдя через степь Хейхат, подобно нам в холодную зиму вышли на этот пролив и по льду переходили на крымскую сторону. Лед сломался, и более 10-ти тысяч воинов ислама утонули подо льдом. Это злосчастный пролив. Слава Богу, мы безопасно переправились.

Два дня мы находились в крепости Керчь. Описание этой крепости, ее облика и строений мы привели выше, при [описании] старого путешествия по Крыму, когда мы с Мухаммед Герай-ханом ехали в Дагестан. Из этой крепости Керчь мы выехали на запад, проехали 7 миль по Крымскому острову.

Деревня Халиль-ата. Это большая благоустроенная татарская деревня. Затем, в 9 часах [езды] на запад -

Описание крепости Кефе

Весь народ Кефе вышел встречать Мехмеда-пашу. [Ему и] всем его подданным и подвластным были назначены места проживания. Каждый на своем месте встретился с местными вельможами, и они повели душевные беседы. На следующий день из Трабзонского вилайета в Кефе на 10-ти больших кораблях под названием шайка прибыл Сархош Ибрахим-паша, назначенный кефинским вали, с большим полком. Когда он входил в Кефе, весь народ опять же вышел его встречать. Когда он шел с полком по крепости к своему дворцу, был дан залп из 50-ти пушек. Ак Мехмед-паша вышел приветствовать Ибрахим-пашу, потому что Ибрахим-паша давно уже был везирем, с тех пор, как был главой бостанджи. Состоялся великий пир. На следующий день Ибрахим-паша пришел к Ак Мехмед-паше, и снова было замечательное угощение. На следующий день [следует]

Описание прибытия нового татарского хана

В 1077 году, в месяце зю-ль-хиджже, на 3-й день, в день праздника Жертвоприношения, в порт Кефе вошел флот [Османской] державы в 15 галер под водительством капудан-паши Омара-заде. Когда он встал на якорь со всех судов, находившихся в гавани, был дан приветственный салют из пушек и ружей, была оказана честь капудан-паше. На одной из этих галер был новый крымский хан - Чобан Герай-хан 36. Хан 3 дня и 3 ночи находился на корабле капудан-паши, а крымскому народу сообщили, что прибыл новый хан. Тогда Кефе уподобилась морю. Даже на широких улицах было не протиснуться от давки. Однако удивительно, с тех пор, как мы с Мухаммед Герай-ханом столько времени ехали через страну черкесов, прибыли к падишаху Дагестана, потом этот недостойный прибыл в крепость Гилян 37 в стране Аджем, переправившись через Хазарское море, затем попал в московскую крепость Терек, затем объехал в московской стране [города] Аждерхан и Балухан, страны Казань и Алатырь, страны хешдеков и калмыков, и теперь из страны Азака прибыл в крепость Кефе, а новый татарский хан только что прибыл из [Османского] государства и вошел в Крым. Предполагалось, что возможно, Мухаммед Герай-хан поднимет восстание, а весь крымский народ поддержит Мухаммед Герай-хана. Поэтому столько времени из [Османского] государства не присылали в Крымскую страну хана. Такова причина задержки.

На четвертый день Ак Мехмед-паша и Сархош Ибрахим-паша, вали Кефинского вилайета, все вельможи и благородные люди прибыли на галеру, встретили его и с большим полком препроводили гостить в дом Мехмеда Бакы Челеби в Кефе. В крепости прозвучал салют из пушек, а в ответ прозвучал салют войсковых пушек бал емез. Затем в Кефе прибыли из Крымской страны с толпами татарских воинов калга-султан, нуреддин-султан, сын покойного ханского везиря Сефера Гази Ислам-ага, дефтердар Ислам-ага, прежний везирь Мухаммед Герай-хана Кайтас-ага, кадиаскер Муртаза Али-эфенди и много тысяч крымских знатных людей, чтобы огромным полком сопровождать хана для воцарения на троне в Бахчисарае.

Чобан Герай-хан пришел к нашему господину Ак Мехмед-паше, и было устроено превосходное угощение. Он пригласил Ак Мехмед-пашу в Бахчисарай. Мехмед-паша сказал: "Мой падишах! Сначала Вы благополучно отправляйтесь и займите Ваш великий престол. А потом пригласите нас, и мы прибудем в Бахчисарай и падем к праху Ваших ног. Но сейчас возьмите с собой нашего брата Эвлию Челеби, и пусть он будет нашим квартирмейстером, пусть приготовит жилище для всей свиты". Я сделал необходимые приготовления и отправился в дорогу.

Рассказ о том, как мы отправились с крымским ханом из Кефе в Бахчисарай, и как мы искали квартиры

Прежде всего хан, калга, нуреддин, Ислам-ага и этот недостойный попрощались с Ак Мехмед-пашой и выехали из Кефе. Нас сопровождал полк, подобный морю. Пока мы ехали на запад к Эски Кырыму, все крымские благородные люди выезжали навстречу хану и говорили: "Будь благословен!", припадая к ногам ханского скакуна. Они снимали с голов колпаки шепертма и с непокрытой головой прижимались лицом к ханскому стремени.

Однако на следующий день к хану прибыл народ Ширинов. Их было до 20-ти тысяч - воинов в боевом вооружении, с саадаками, в панцирях, кольчугах и шлемах, надетых на шубы. Они вовсе не сошли с коней, сняли лишь шапки, находясь верхом, и таким образом приветствовали хана. Затем они отъехали, и толпой присоединились к полку, и поехали среди ханских рабов. Однако различными грубостями и многими удивительно некрасивыми речами они выражали отношение к хану. Хан совершенно не обращал внимания на их непристойное поведение и гнусности. Каждому, согласно его положению, он оказывал милости, выказывал доброту и ласку, всех справа и слева от него он приветствовал и богато одаривал, а беднякам оказывал милости и дарил бесчисленные подарки.

Стоянка город Эски Кырым, затем - Город Карасу, затем - Ак Месджит, затем - Великий город Бахчисарай. При въезде в город все благородные люди - крымские карачи, ширинцы и мансурцы, седжевуты и аргуны, даирли и манкыты, уланы и бадраки, все капы-кулу, все мурзы, имамы и хатипы, улемы и праведники, шейхи и все суфии составили огромный эскорт, проводили хана в бахчисарайский кёрюнюш, и тот воссел на троне. Шейх-уль-ислам повязал на пояс хану меч и вручил ему возвышенное Слово, и сказал: "О мой падишах! Не совершай ничего противного мудрой Книге Божией!" Затем он прочитал 7 аятов Фатихи, и все бедняки и богачи произнесли: "Будь благословен!" Затем сперва улемы, потом везири, ширинцы и мансурцы, и все прочие признали власть хана. Было зажарено множество лошадей и приготовлено много тысяч блюд и тысячи превосходных угощений, все откушали, и были вознесены молитвы и благодарствия. Однако ширинские мурзы не пришли на угощение.

После произнесения благословений 3 дня и 3 ночи в городе было большое веселье, гремели салюты и горела прекрасная иллюминация. Было светло и радостно, как в праздничный день Навруза у шаха Хорезма 38. В темные ночи, подобные Ночи Путешествия 39, зажигались многие сотни тысяч светильников, факелов и свечей, затевались поистине шахские пиры, подобные которым бывают разве что в Исламбуле. Затем, на пятый день веселых празднеств все вельможи Крыма собрались в ханском кёрюнюше в Бахчисарае. Богачи и нищие, старики и молодцы устроили кенгеш и обратились к хану с такими словами:

"По закону Чингиз-хана следует: так как оборот небесной тверди совершается за 30 лет, в завершении этих 30-ти лет каждый хан, кто бы он ни был, получает по одному червонному алтуну с головы невольника, находящегося в Крыму. Это наш закон. Начало этого тридцатилетия выпало на время восхождения этого хана. Так как он имеет долг перед османцами, пусть получит по 5 курушей за голову невольника".

По этому правилу и закону был издан указ: переписать подушно в 24-х кадиликах Крымского острова всех рабов-невольников. Получилось 4 раза по 100 тысяч пленных казаков.

Действительно, крымского войска, хоть тресни, больше 87 тысяч не соберешь. Есть также еще 100 тысяч людей из мухаммеданской общины. Но есть также 4 раза по 100 тысяч казацких рабов. Если бы - упаси Бог! - такое число неверных казаков подняли бунт и восстание, они весь Крымский остров перевернули бы вверх дном. Но по чудесному промыслу Мухаммеда-Избранника они совершенно не способны бунтовать.

Почтенный хан даровал мурзам и отрядам воинов дань со 100 тысяч невольников из 4-х раз по 100 тысяч. Дань с других 100 тысяч невольников он пожаловал карачам и капы-кулу. Дани с третьих 100 тысяч пошли на шахский подарок имамам, хатипам, улемам, праведникам, шейхам и суфиям. Себе он оставил дань с последних 100 тысяч невольников. Из них дань с 50 тысяч он подарил своим женам и дочерям, госпожам и аталыкам, своим товарищам, от-агам, ханским казакдашам.

Таким образом все вельможи страны на кенгеше дали клятву и обет, и от хана во все каза для сбора налога отправились ханские аги. Они в один миг переписали всех невольников, находившихся на острове в 770 миль. По их переписи вышло, что невольников больше, чем было раньше записано у кадиев при прежних ханах. Они переписали 6 раз по 100 тысяч пленников. Было записано также 122 тысячи женщин и девок и 2 раза по 100 тысяч пленных гулямов-копна. Копна - так называют несовершеннолетних гулямов. Было записано также 100.600 девок. Переписывать этих девок, гулямов-копна и невольниц-марий не полагается по закону, но они были переписаны.

Во все стороны отправились для сбора имущества секбаны - стрелки из ружей - они прошли по каждой каза Крымской страны. Они начали грабеж и погромы по всему Крымскому острову, подобно Юсуфу, тирану Хаджаджу 40.

Этот недостойный спросил у одного: "Душа моя, неужели в Крыму столько невольников?"

Житель Тамани Алиджан-мурза сказал: "Эвлия Челеби! Здесь больше, чем 4-5 раз по 100 тысяч женщин-невольниц. Если этот хан возьмет с них, и с копна, и с девок налог по одному золотому, он, пожалуй, взбунтуется против рода Османов. Потому что ханы из рода Чобан Гераев уже восставали против рода Османов и били янычар. Да сохранит от такого Бог! Ты, однако, несколько дней посмотри, что будет происходить в Крыму. Но уж лучше бы вы с Мехмед-пашой отправились к Порогу Счастья!" Алиджан сказал много поразительных слов.

Описание бунта татар против насилия. Однажды мы увидели, как в ханский кёрюнюш пришли, стеная и взывая о помощи, ханские аги, посланные собирать налоги с невольников, с разбитыми головами, сломанными руками и выбитыми глазами. Они жаловались: "Ширинские беи нас избили и искалечили, мы еле спаслись бегством".

"Да, так бывает, мои карачи, так бывает," - сказал хан, коверкая слова, и не проявил заботы о случившемся.

Ширинские беи напали на этих аг, отобрали захваченное имущество, избили аг и выгнали их. На следующий день весь Крымский остров огласился воплями, а у подножия гор собралось войско, подобное морю, с саадаками и оружием. Они говорили: "Мы этого хана, сына Чобан Герая, и его везиря Ислама-агу в кёрюнюше запрем! Мы не допустим этого незаконного новшества!"

И еще они жаловались на татарском языке: "Что же это происходит? В Крымском юрте переписали 6 раз по 100 тысяч казацких пленников, но переписывают и рабов-копна, марий и девок. Налоги берут по-грабительски! А Божий закон разве такой? Если такое будет в Крыму, то мы знаем, что этот гнет идет от османских людей!"

Они разбились на кучки и на группы, и каждый в толпе кричал: "Хватит! Хватит!", их крики сливались в гул. Наконец, к полудню, они выбрали представителей. Они согласились по-старому жаловать 100 тысяч несовершеннолетних копна, девок и невольниц-марий улемам и праведникам, шейхам и кадиям, [ханским] женам и дочерям, калге и нуреддину, мансурцам и седжевутам, даирли и капы-кулу. Была прочитана Фатиха. Они решили, что будет собран налог с каждого [невольника] по одному червонцу. Таким образом в тот день мы избавились от несчастья и убереглись от незаконного нововведения.

На следующий день войско Ширин-беев снова учинило беспорядки и пришло к Бахчисараю. Они кричали: "Мы не допустим этого несправедливого налога на пленников! Мы не желаем этого хана, везиря Ислама-агу, кадиаскера и ханского калга-султана!"

Хан сказал: "Хорошо, мои карачи! Пусть вовсе не берут налога на пленников с Ширинов и их людей. Мои карачи! Я собираюсь в поход на московских неверных. Сейчас же будьте готовы к нему. Я дарю вам этот налог на пленников".

Когда он так сказал, все войско Ширинов пришло в восторг и говорило: "Вот так мы хана напугали, что он подарил нам налог!"

Все они ушли в свой иль. Когда наступило утро, было провозглашено, что высокодостойный мудрый хан приказал готовить лошадей к походу на Московию. Высокодостойный хан собрал целую тысячу местных воинов и прославленных джигитов-стрелков из ружей. 500 стрелков собрал калга-султан, и еще 500 стрелков собрал нуреддин-султан. 300 стрелков собрал ханский везирь Ислам-ага. А бывшие прежде в заложниках в черкесской стране султаны из Чобанов пришли с почти двумя тысячами стрелков. Таким образом всего было собрано 4300 пехотинцев с ружьями. А кроме того 80 тысяч всадников-татар. Когда об этом услышали Ширин-беи, они сказали: "Татарские ханы никогда не собирали и 500 стрелков". Они посмеялись и не пришли к хану, не присоединились к походу.

В один час все ширинцы собрались в долине под названием Ак-кая под городом Карасу, их было 40 тысяч - ветроподобных татар. Они собрали кенгеш и решили напасть на Бахчисарай, убить хана, калгу и везиря Ислам-агу.

Когда настало утро, хану стало известно, что они собираются ударить по Бахчисараю. Он тут же приказал со всех сторон от Бахчисарая, на скалах и в ущельях сделать укрепления и вырыть окопы для стрелков. В то же время было послано известие аге Татского иля, что находится в Кефинском эйялете. К полуночи прибыло 2 тысячи прекрасных стрелков из ружей из Татского иля. Они расположились в центре прочным оплотом и встали наготове. По суше калга-султан и везирь Ислам-ага привели войска рода Османов из санджаков Силистры, Никополя, Визе, Кырк-килисе, Чермена, Бендер 41. С калга-султаном пришли также войска буджакских татар и добруджских 42 татар. Вместе с буджакскими татарами они составили 63 тысячи румского войска. Они окружили Бахчисарай и стояли наготове. В Бахчисарае были также капудан-паша Омар-заде, привезший татарского хана от Порога Счастья на султанских кораблях и янычарский ага, вышедший из 51-й ода янычар, Наккаш-заде Шаши Мехмед-ага, с 3-мя тысячами капы-кулу. Капудан-паша Омар-заде находился в Бахчисарае со своими 2-мя тысячами войска, рассчитывая на милость хана. Пришел также Мансурлу Кая-бей с 10-ю тысячами отборных воинов. Он снова ударил челом хану и принес присягу на верность.

Тем временем в городе Карасу было великое собрание войска ширинцев. Они услышали, что у хана собралось 150 тысяч огнестрельно вооруженных воинов рода Османов. Их намерения сменились на противоположные. Они рассчитывали напасть на Бахчисарай, но предопределение Божие это намерение разрушило, и дело повернулось по поговорке: "Считать дома деньги - на базаре не разбогатеть". Они разошлись и отправились по домам. Когда об этом узнал достославный хан, то из казны достали с молитвой и благодарением благородное знамя святого Столпа Пророчества, а также 100 кошельков денег. Было объявлено: "Все правоверные единобожники-мусульмане, собирайтесь под святым знаменем!" О величие Божие! Когда правоверные единобожники, верующие татары увидели знамя Пророка Божиего, в одном месте собралось войско, подобное морю. Толпы татарских воинов выстроились в ряды.

Рассказ о том, как мы отправились из Бахчисарая на Нахшуванский иль Ширин-беев, о местах, где мы останавливались, и о судьбе ширинцев

Когда к этому упрямому войску Ширинов прибыли посланцы, дабы они присоединились к походу на Московию под знаменем Пророка Божиего, по законам Пророка, посланцев, принесших эту весть, побили и изгнали. [Ширинцы] не прибыли для похода, не подчинившись законам Пророка Божиего. Они поступили не в соответствии с благородным аятом: "Повинуйтесь Богу, повинуйтесь Пророку, и тем, кто вами властвует" 43, и не явились по зову. Почтенный хан получил твердые фетвы от всех четырех толков в том, что войско Ширинов достойно быть перебитым. Он приказал бить в хаканские барабаны и трубить в трубы Исфендияра 44, развернуть знамя Пророка Божиего, и выступил из Бахчисарая в поход.

Стоянка город Ак Месджит, затем - Стоянка город Карасу, затем, в 5-ти часах езды в сторону кыблы -

Область Нахшуван, или страна ширинцев. Когда Ширин-бей увидали, что к их границам подошло столько тысяч мощных воинов, они обратились в бегство. Вместе с 300-ми татарами-калмыками, которые являются мусульманами и живут в Крыму, и с 300-ми татарами на конях с раздвоенными копытами, все Ширин-беи, подобно Мухаммед Герай-хану, бросили своих родных, близких и имущество, и, выбирая между жизнью и смертью, бросились в бегство с Крымского острова через Арбатский брод, что находится около крепости Ченишке. Во время бегства через этот брод многие калмыки и многие бравые джигиты утонули, но сами Ширины свою жизнь спасли бегством. Когда весть об этом пришла к хану, он послал в погоню за Ширинами их мощных недругов - мансурцев и 3 тысячи из людей карачи, могучих богатырей и джигитов. Они переправились через брод под названием Сасыклык. В степи Хейхат мансурцы преследовали спасавшихся бегством Ширинов, настигли 300 калмыков, и всех калмыков перебили. Но Ширины вместе со всадниками, что ехали на замечательных конях с птичьими крыльями, достигли крепости Азак и попросили убежища у Сулейман-паши и Монлагани-паши. Однако они лишились всего имущества и состояния, оставшись каждый лишь при одной лошади.

Это великое наказание, павшее на головы Ширинов, произошло по проклятию Гази Мухаммед Герай-хана. Они силой отобрали у Мухаммед Герай-хана пленного везиря по имени Шеремет, и кроме того много знатных пленников. Они сказали: "Мы передадим их новому хану". И тогда хан с непокрытой головой пожелал им зла: "Дал бы Бог, чтобы в скором времени и вы, подобно мне, при появлении [нового] хана простились со своими родными и близкими!" Так он их проклял. По мудрости Божией молитва Мухаммед Герай-хана достигла исполнения. На 8-й месяц на их головы обрушилось несчастье - Чобан Герай-хан оторвал всех Ширинов от их родных и близких.

Ширины не смогли остановиться и в крепости Азак. Всевышний Бог вынудил их бежать в Дагестан, к бывшему хану Мухаммед Гераю. Преследовавшие Ширин-беев мансурцы пришли к Чобан Герай-оглу и сообщили хану, что Ширины не могут находиться в крепости Азак и бегут оттуда в Дагестан. Хан тут же приказал выступать в степь в Карасу и конфисковать все имущество и продовольствие, находящееся в Нахшуванском иле, а также все сады и виноградники, дворцы и земли, все продовольствие, слуг, стада, бесчисленный и бесподобный скот. Он позволил произвести грабеж, и крымский народ сильно обогатился. Почтенный хан стал обладателем богатств и вернулся в Бахчисарай с большим эскортом, проехав через Стоянку город Карасу и Город Ак Месджит.

Снова по всем каза отправились сотни аг, чтобы собирать за всех невольников Крымского острова налог - причем по 5 курушей. Они собрали огромные богатства, но при этом учинили насилия, били людей палками. Таких злодеяний не совершал даже тиран Юсуф Хаджадж.

О необыкновенном угнетении и неприкрытом грабеже. Это бесстыдное угнетение совершил везирь Чобан Герай-хана Ислам-ага, сын Сефер-аги, чтобы смертельно отомстить крымцам за убийство своего отца, под видом сбора налога за пленников. Так говорили старики по 100-150 лет от роду, которых много живет в Крыму. Они говорили: "О таком гнете и притеснении мы не слышали от наших отцов и дедов. С тех пор как Крым зовется Крымом мы такого насилия не видели. Не было такой тирании и угнетения ни при каких ханах: Хулагу-хане, Тохтамыш-хане, Чингиз-хане, Кюнбай-хане, Менгертем-хане 45 и Гераях - Менгли Герай-хане, Фетхи Герай-хане, Семиз Мухаммед Герай-хане 46, Бехадыр Герай-хане, Ислам Герай-хане и Мухаммед Герай-хане, который теперь уехал в Дагестан". Так стенал и жаловался весь крымский народ. Если бы мы записывали выражения речи крымских татар, когда они стенали и жаловались на притеснения, как мы их слышали и запомнили, то эти сложные выражения было бы трудно понять, потому что это особый, странный язык.

Действительно, бедному Крыму тогда досталось пережить сильные притеснения и гнет. Некоторые люди из общины праведников, чтобы сохранить пленников, продавали их детей на султанском рынке, чтобы заплатить подушную подать. Тогда три возлюбленных пленника шли за один алтун. Потому что не было спроса на людей. Прекрасных пленников и пленниц сбывали совершенно за бесценок.

Это пространное вступление ведет к следующему. В самом Крыму есть 100 тысяч войска. Когда ханы выступают в поход, с ханом идет по меньшей мере 70-80 тысяч. А в это время 6 раз по 100 тысяч пленников со скованными руками и ногами бродит по горам, садам и полям. Такое число неверных - 6 раз по 100 тысяч! Удивительно, но ни один из этих пленных казаков не в состоянии убежать с Крымского острова. Потому что когда войско уходит в поход с ханом, то жены крымских ногаев и бадраков садятся верхом, опоясываются мечами и повязываются саадаками, идут с казаками в сады, горы и поля и занимаются там земледелием. Когда же люди возвращаются, они находят готовый урожай. Поэтому крымские люди согласились платить налог на казаков, хотя это и было столь несправедливо, да сохранит от такого Бог!

Об ужасной несправедливости. В 1077 году в Крым к Мухаммед Герай-хану пришел высокий указ от рода Османов, шахиншахское послание и письмо от везиря Кёпрюлю-заде Фазыл Ахмед-паши. Там говорилось: "О ты, некогда крымский хан Мухаммед Герай! Как только ты получишь мое благородное послание, прибывай к Порогу Счастья с 77-ю султанами с саадаками, в панцирях и шлемах. Я пожаловал Крымское ханство Чобан Герай-хану". Мухаммед Герай-хан надел рубище бедняка и бросил оставшиеся ему от предков 10 египетских сокровищниц, много имущества, многих родственников и маленьких детей. Этот старый падишах с плачем отправился к падишаху Дагестана, и этот недостойный последовал за ним.

Произвол в Крыму, произошедший из-за налога на пленников, превышал насилия Хаджаджа. Изо дня в день этот налог на пленников стекался к хану и к везирю Ислам-аге. Это были неисчислимые огромные богатства, несправедливо добытые сокровища, они переполнили казну до краев. Хан сказал: "Этого мне хватит на всю жизнь", когда увидел столько богатств. Он пожаловал капудан-паше Омар-аге, привезшему его от Порога Счастья на кораблях султанской эскадры, 40 кошельков, морякам на галерах - 10 кошельков, янычарским агам - 40 кошельков, янычарам - 10 кошельков, оджакам 47 оружейников и пушкарей - по 10 кошельков, войскам из санджаков Силистры, Никополя, Визе, Кырк-килисе и Чермена - по 5 кошельков, войскам буджакских татар - 5 кошельков, собственным крымским капы-кулу - 10 кошельков, всем секбанам - 10 кошельков, народу Татского иля - 5 кошельков. Короче говоря, за одну неделю он раздал 2 тысячи кошельков. И весь крымский народ остался доволен, обрадовался и утешился. Затем, из несправедливо добытого имущества он отобрал 500 казацких пленников, 100 девушек и 100 мальчиков, на челе каждого из которых была печать луны и солнца, 100 рысаков под седлами, украшенными серебром, и 200 неседланных рысаков, 500 голов крымских тягловых коней, 100 пар соколов, 100 обученных арабских собак и 100 пар поджарых гончих собак, много тысяч предметов посуды, инкрустированной золотом и серебром, много сот пар украшенных кубков и тарелок. Все это он сложил в порядке и послал своего везиря Ислам-агу к Высокому порогу, прибавив к этому еще 500 кошельков, в подарок падишаху из рода Османов, великому везирю, матери-султанше, шейх-уль-исламу, кадиаскеру, стамбульскому мулле и другим господам, а также еще много других подарков. Затем, на следующий день, он отправил к кефинскому Ак Мехмед-паше 200 кошельков, 50 голов лошадей, 20 голов тягловых юаней, а также по 10 ляшских, черкесских и русских гулямов, вместе с каретой в подарок, и 200 храбрых всадников с письмом, в котором приглашал Мехмед-пашу в Бахчисарай. Когда подарки прибыли к Мехмед-паше, он остался доволен ими и прибыл на четвертый день из Кефе в Бахчисарай, привезя с собой сына Ширин-бея и сына Субхан Гази-аги 48, которых он взял с собой в крепости Навруз, проезжая через Азак и Черкесстан 49.

О величие Божие! Навстречу Мехмед-паше вместе с ханом вышло столько превосходно вооруженных отборных войск! Устроили великолепное угощение в честь паши и его окружения. Паша помирил Ширинов с ханом, и слава Богу. Предводитель капуджи и Хаким-эфенди привезли Ширин-бею платок прощения. Ширин-бей прибыл и поцеловал руку хану. Сын Субхан Гази также поцеловал руку, после чего список провинностей его отца, Субхан Гази-аги, был перечеркнут пером прощения. Потом он прибыл сам по приглашению, которое привезли его собственный сын с одним из капуджи, и поцеловал ханскую руку. В Крымской стране воцарился мир, и хан с помощью Ак Мехмед-паши стал самодержавным ханом.

Начиная с первого дня священного Рамазана происходили пиршества, подобные тем, что устраивал Хуссейн Байкара. Мы наслаждались и отдыхали так, что и не опишешь. Мехмед-пашу устроили в кёрюнюше, построенном Мухаммед Герай-ханом. Семь раз в день он получал яства и напитки, и кроме того каждый день ему посылали по 1000 курушей на расходы. И этому недостойному рабу и бедняге от почтенного хана, высокородного и высокодостойного, была пожалована огромная милость. Меня разместили во дворце покойного шехида и благородного мужа Сефер Гази-аги, милостью которого я пользовался в 51-м году 50. Теперешний везирь Ислам-ага отбыл к Порогу Счастья, поэтому моим гостеприимным хозяином был Мехмед-мурза, его младший брат. Из гарема Анша-хатун, то есть госпожи Айше 51, мне посылали яства и напитки, и я всячески наслаждался. Хан пожаловал мне превосходное одеяние и мех собольих лапок. Через целых 20 дней нашего пребывания с Мехмед-пашой в Бахчисарае холода и морозы стали потихоньку ослабевать, и сначала стали петь птицы, а потом погода в Крыму стала улучшаться.

Все длинные зимние ночи, по 7-8 часов, хан пробыл с Мехмед-пашой, они вели беседы со всеми улемами Крыма по науке Шариата. Мехмед-паша был сведущ в исторической науке. В присутствии славного хана, многих улемов и татарских летописцев Мехмед-паша спросил:

"Дорогие мои эфенди, мне очень интересно, в какую эпоху татарский народ впервые пришел в эту Крымскую страну и овладел ею? И кто были первые завоеватели и самодержавные правители? И почему они зовутся ханами, и откуда имя Герай?"

Тут же Муртаза Али-эфенди, крымский кадиаскер и один из образованнейших мужей, ответил:

"Наш татарский народ сначала, в эпоху святого пророка Дауда, мир ему, находился в странах Хатае и Хотане, и в Чине. Размножившись, мы вышли из той страны и расположились в области Махан в Мавераннахре. Во времена святого Столпа Пророчества появился Чингиз-хан. Этот Чинкыз-хан приходится сыном дяди роду Османов. Предки рода Османов - Сулейман-шах и Эртогрул отправились на греков Рума, а наш Чингиз-хан поселился на берегах реки Идиль. Там народ опять размножился и захватил степи Хейхат и Крымскую страну. У нашего аталыка Имрама имеется подробная и достоверная, прекрасная история. Если мы ее прочитаем, то это будет всем полезно".

Аталык по имени Имрам держал свою историю, как оказалось, за пазухой. Он тут же достал ее, а Хаким-эфенди начал читать вслух. Хозяин этого сочинения аталык Имрам был стодвадцатилетним старым казаком 52, безбородым и низкого роста. Он достал из-за пазухи [сочинение], потому что автором этой компиляции был историк Тохта Бай, из древних предков Имрама. Началось чтение. Но эта история Тохта Бая написана изящным и красноречивым чагатайским языком.

Об остановках на пути из Крыма в Исламбул с Ак Мехмед-пашой

Мы простились со всеми нашими друзьями. Почтенный хан и тысяча воинов сели на коней, чтобы проводить Мехмед-пашу. Мы выехали из Бахчисарая на запад, по дороге развлекаясь охотой и ловлей. Через 8 часов -

Стоянка селение Камышлы 53. Затем мы свернули с нашей дороги на расстоянии дня пути и 7 часов ехали на север.

Стоянка селение Чуюнчи Мехмеда-эфенди

Это большая татарская деревня в 500 домов. Здесь живет Мехмед-эфенди - первый человек среди тех, чья молитва услышана. В этой деревне делают литые железные казаны. Это столь вместительные казаны, в них поместится по 1-2 быка. Руда для них [добывается] в Крыму, на Чатыр-даге. Это образцовые и достойные внимания рудники. Железные рудники имеются в Руме, в Карадасфе на границе с Боснией, в вилайете Эрзурумском, в санджаке Киги 54, а также в Крымской стране на Чатыр-даге. Железные руды различны. В Киги и в Карадасфе из руды отливают пушечные ядра. А в этом Чуюнчи отливают железные казаны. Эти казаны славятся в Балхе, Бухаре, Самарканде, Луристане и Мултане 55. С благодатью от молитв Мехмеда-эфенди, удостоившись целования его руки, [мы отправились в путь]. Проехав 5 часов мимо благоустроенных селений, [следует]

Деревня Байлар. В этом месте хан и Мехмед-паша расстались. Хан отправился в Крым, а мы проехали 9 часов на север.

Стоянка селение Тузла. Это та самая огромная солеварня, за которой наблюдает эмин, и которую мы раньше описали. Затем, в 5-ти часах езды на север

Стоянка крепость Феррах-керман, то есть крепость Ор-агзы. В этом месте с одной стороны Крымский остров заканчивается. Крымский остров - это остров на северной стороне Черного моря, имеющий треугольную форму и 770 миль [в окружности]. На южной его стороне расположены горы Татского иля. Здесь имеется всего 8 мощных крепостей. Кефинский эйялет принадлежит роду Османов. Половина острова, в северной его части, представляет собой степь без садов и виноградников. Всего здесь есть 106 отстроенных и населенных селений с соборными и квартальными мечетями и медресе. Каждая из них наводнена морем людей, и все они подчиняются татарским ханам. Вот скольким владеют крымские ханы на половине Крымского острова. Тем не менее они обладают войском в 100 тысяч воинов и переписали 6 раз по 100 тысяч пленников из непокорных казаков. Было переписано также 100 тысяч улемов и праведников, имамов и хатипов, бедных и слабых [дервишей], кадиев и шейхов. Переписано также до 100 тысяч торговцев по земле и морю и ремесленников. Там ежедневно зарезают по 3 тысячи овец, 200 быков, 40-50 коней и 40-50 верблюдов. Ежедневно съедается по 7 тысяч киле пшеницы, а также 10 раз по 100 тысяч лошадей получают корм, потому что все крымские люди держат коней. Их излюбленное занятие - священная война. Всю их пищу составляют лошади, верблюды и быки, а напитки - молоко лошадей и верблюдов, кумыс, буза и талкан, медовая вода. Татары едят мало хлеба. Много и таких, кто вовсе не ест хлеба. "Пищей им служит пшено, а одеждой - шкуры, их дома - из камыша, а сами они - негодники", существует такая поговорка. Все татары много курят табак. Они совершенно не выходят из клубов дыма. От дыма они сразу пьянеют и говорят: "Эсирик олганмыз," то есть, "мы опьянели".

Тем не менее это очень богатырский и храбрый народ, мощный и стремящийся в битву, бесстрашный и смелый. Все люди здесь запрягают попарно верблюдов в арбу ...

Короче говоря, мы эту крепость Ор на Крымском острове много раз описывали выше и рассказывали о ней. В 1077 году, на 23-й день Рамазана мы выступили из крепости Ор с ханскими стрелками и войсками беш-тавли 56, полагаясь на Бога.

На рассвете мы удалились от Ора в степь Хейхат.

Комментарии

1 Мехмед-хан (II) - турецкий султан 1444-46, 1451-81

2 843 г.Х. = 1439/40 г.

3 1007 г.Х. = 1598/99 г.

4 Мурад-хан (II) - турецкий султан 1421-44, 1446-51

5 889 г.Х. = 1484 г.

6 995 г.Х., джумада-уль-ахыр - май-июнь 1587 г.

7 Акай (татар.) - "старший брат".

8 Таустан - татарское название Дагестана.

9 Колеч-месджит - другое название селения Коледж.

10 1050 г.Х. = 1640/41 г.

11 Булганак - селение в 16 км на север от Бахчисарая.

12 20 шаабана 1076 г.Х. соответствует 25 февраля 1666 г.

13 Ночь Предопределения - ночь, когда пророку Мухаммеду был ниспослан Коран. День Жертвоприношения - главный праздник мусульман, курбан-байрам, отмечается 10-12 месяца зю-ль-хиджжа, связан с принесением жертв.

14 Солак (тур. "левша") - вероятно, представитель корпуса солаков, телохранителей султанов.

15 Фазыл Ахмед-паша - сын великого везиря Кёпрюлю Мехмед-паши (везирствовал в 1656-1661 гг.), великий везирь 1661-1676 гг.

16 Речь идет об Адиль Герай-хане (1666-1671).

17 Вилайет Озю - Очаковский вилайет.

18 Янбол, Сливен и Провадия - города в Болгарии.

19 Эдирне - столица Восточной Фракии, Адрианополь.

20 1077 г.Х. = 1666/67 г.

21 Янова (совр. город Инэу в Румынии) - город в Семиградье, взятый везирем Кёпрюлю Мехмед-пашой в 1658 г.

22 Джеляли - бунтовщик, повстанец.

23 1073 г.Х. = 1663/64 г.

24 Уйвар - турецкое название крепости Нейхаузель. Ныне город Нове-Замки в совр. Чехии. Эвлия Челеби принимал участие в походе на Уйвар.

25 1076 г.Х. = 1665/66 г.

26 Тарих действительно "нескладный". Слово "ногай" выражает 1067 г.Х., и несогласующаяся с этой дата 1077 г. также ошибочна. Бегство Мухаммед Герай-хана из Крыма в Дагестан относится к 1076 г.Х. = апрелю 1666 г.

27 Коледж или Колеч - селение в 18 км к северо-западу от Кефе.

28 Непонятное слово. Не исключено, что это испорченное кр-татар. "кичкине" - маленький.

29 Идиль - Волга. Джайик - река Яик, совр. Урал.

30 Путешествие, о котором говорит Эвлия, побробно им описано и переведено на русский язык. См.: Эвлия Челеби. Книга путешествия. Извлечения из сочинения турецкого путешественника XVII века. Перевод и комментарии. Вып.II. М., 1979. Крепость Терек - Терский городок (Терки), основан русскими казаками у устья р.Терек на Каспийском море. Атра и Мужик-керман - города на Северном Кавказе, которые посещал Эвлия, мы затрудняемся определить, какие населенные пункты имеются в виду. Турецкий перекоп - канал, которым турки попытались соединить Дон с Волгой во время похода на Астрахань в 1569 г.

31 Мевлеви - члены суфийского братства мевлевиййа.

32 Фуркан - араб. "отделение", имеется в виду правды от лжи, эпитет Корана.

33 Коран, 38, 31.

34 976 г.Х. = 1568/69 г. В действительности канал турки начали копать в 977 г.Х. = 1569/70 г.

35 Соколлу Мехмед-паша (Соколович), серб по происхождению, великий везирь Османской империи 1565-1578 гг.

36 Невероятно, что новый крымский хан, Адиль Герай из ветви Чобанидов, прибыл в Крым лишь через несколько месяцев после удаления оттуда Мухаммед Герай-хана IV. По-видимому, Эвлия смешивает два события в нижеприведенном рассказе.

37 Гилян - область в Северном Иране.

38 Навруз - традиционный весенний новогодний праздник народов Ближнего и Среднего Востока, связанный с сельскохозяйственным циклом. Хорезм - область в Средней Азии.

39 Ночь Путешествия (Мирадж) - праздник, связанный с путешествием пророка Мухаммеда на небеса верхом на чудесном существе Бораке.

40 Юсуф Хаджадж - наместник в Ираке на рубеже VII и VIII вв., известен как энергичный и безжалостный правитель.

41 Силистра, Никополь, Визе, Кырк-килисе, Чермен, Бендеры - османские санджаки на Балканах.

42 Добруджа - область в совр. Румынии, заселенная преимущественно татарами.

43 Коран, 4, 59.

44 Исфендияр - легендарный древнеиранский царь, борец за утверждение зороастризма.

45 Об этих персонажах см. ниже, в "Истории Тохта Бая".

46 Фетх Герай-хан - крымский хан, правивший в 1597 г. Семиз Мухаммед Герай - крымский хан (1577-1584 гг.)

47 Оджак (тур. "очаг") - название корпусов османского придворного войска.

48 Субхан Гази-ага - известный военачальник Крымского ханства, командовавший, в частности, татарскими войсками во время войны Речи Посполитой со Швецией в 1656 г. О его конфликте с Адиль Герай-ханом Эвлия ничего не сообщает.

49 Эта оговорка Эвлии подтверждает, что описанный выше конфликт между ханом и родом Ширин произошел значительно раньше прибытия в Крым Ак Мехмед-паши.

50 Видимо, имеется в виду 1051 г.Х. = 1641/42 г.

51 Айше - вдова везиря Сефер Гази-аги.

52 В тексте - "qazaq, bozaq ve uzaq".

53 Камышлы - совр. с. Дальнее.

54 Расположение города Карадасф мы не знаем. Киги - крепость в районе Диярбекира.

55 Луристан - область в Западном Иране. Мултан - город в совр.Пакистане.

56 Беш-тавли - вероятно, речь идет о "пятигорцах", входивших в состав крымского войска. Не исключено, однако, что в тексте описка, и имеются в виду войска "беш эвли", о которых речь шла выше (прим. 29).

Текст воспроизведен по изданию: Книга путешествий. Турецкий автор Эвлия Челеби о Крыме (1666-1667 гг.). Симферополь. Дар. 1999

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.