Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЭВЛИЯ ЧЕЛЕБИ

КНИГА ПУТЕШЕСТВИЙ

СЕЙАХАТНАМЕ

ЗЕМЛИ ЗАКАВКАЗЬЯ И СОПРЕДЕЛЬНЫХ ОБЛАСТЕЙ МАЛОЙ АЗИИ И ИРАНА

IX

[ПУТЬ ИЗ ЭРЗУРУМА В ЕРЕВАН И ОБРАТНО. ВЫСТУПЛЕНИЕ В ПОХОД НА ГРУЗИЮ]

ВЫСТУПЛЕНИЕ [В ПОХОД] НА ЕРЕВАНСКУЮ ЗЕМЛЮ В 1057 (1647) ГОДУ

Двигаясь 11 часов от Эрзурума на восток, мы пришли в крепость Хасанкале. Сделали ее измерения и описание. [Выступив] отсюда и пройдя через Пасинскую степь опять на восток, мы прибыли в деревню Бадульджуванлы. Это армянская деревня и зеамет. Пройдя ее, мы через 9 часов пути достигли стоянки Мейданджик. [Это] благоустроенное селение в Пасинской степи:

Продвигаясь снова на восток, мы через 10 часов пришли в крепость Межингирт. Она находится в подчинении хорасанског© бея Эрзурумского эйялета. Эта четырехугольная крепость стоит на голой скале. [Здесь] есть комендант и сто пятьдесят человек крепостного гарнизона. Имеется до двухсот домов. Крепость является представительством пасинского кадия. Есть одна соборная мечеть Сулейман-хана, одна небольшая баня и один постоялый двор. На здешних полях собирают богатые урожаи.

Продвигаясь оттуда опять на восток, мы перешли ущелье Хан, что в эрзурумских границах, и вступили в пределы Карсского эйялета. Пройдя развалины знаменитого монастыря Еди-Килисе, мы поднялись на какой-то перевал. Отклонившись к западу, мы шесть часов двигались по лугам и пришли в крепость Бардыз.

/329/ Крепость Бардыз

Она находится под властью Карса, и является строением Мелика Иззеддина Ак-Коюнлу. Об этом на высокой крепостной [194] стене четким почерком начертан тарих. Крепость расположена на берегу реки и является четырехугольным сооружением каменной кладки. Есть комендант крепости, дочь которого раздает милостыни до ста пятидесяти акче в день. Имеются соборные мечети, квартальные мечети, странноприимные дома, небольшие бани, рынки и базары.

Продвигаясь затем в сторону кыблы, мы дошли до крепости Гечкавана Дудманского.

Описание Гечкавана Дудманского

В некоторых историях, повествующих о сражениях Пайжана, Сеффыка и Афрасиаба 1, отмечается, что в то время, когда, по милости бога, эта крепость находилась под властью одного из дских халифов, ал-Мустансира 2, пришел Хулагу-хан из монгольского племени, город разрушил, а население его спалил [и уничтожил] в пламени гнета и тирании. Впоследствии, когда это место стараниями Кара-Юсуфа Кара-Коюнлу стало благоустроенным и населенным, оно было опять опустошено Тимуром. Когда же султан Сулейман приходил в Нахдживанский кадилык, эти места завоевал Лала Кара-Мустафа-паша, находившийся в передовом дозоре армии ислама.

Ныне крепость относится к Карсскому эйялету и является резиденцией отдельного санджакбея. Хасс бея составляет 153500 акче. Имеются алайбей и черибаши. По закону джебели вместе с воинами бея составляют отборный отряд в двести человек. Маленькая четырехугольная крепость расположена в ущелистых горах. При ней есть комендант крепости, аги азабов и гёнюллю, триста воинов крепостного гарнизона, кадий с [жалованьем] сто пятьдесят акче [в день], семь благоустроенных нахие, до 1200 домов, крытых глиной, три небольшие соборные мечети, от сорока до пятидесяти лавок.

Затем, идя на восток, мы пришли в крепость Карс, которая является крайним пределом владений Дома Османа.

Описание крепости Карса Дудманского

[История Карса]. В османских владениях имеются целых три Карсских санджака. Один из них в Селефке — Карс Кара-Ташлыкский, другой — Карс Марашский, третий же — Карс Дудманский, который и есть этот самый Карс.

В эпоху Мурад-хана III в Карсскую землю пришли и разбили здесь лагерь сердар Лала-паша 3, анатолийский везир Хасан-паша, сын Тавиля Мехмед-паши 4, и Йыланлы Али-паша, [195] объединенное /330/ войско которых насчитывало до ста тысяч человек. Разрушенный персами Карс было решено благоустроить. Приступили к восстановлению [крепости]. [При этом] рукою румелийского паши Махмуд-паши [из-под развалин] была извлечена четырехугольная беломраморная плита, на которой четким почерком по-арабски была начертана надпись. Плита находилась на воротах нижнего пригорода, обращенных в сторону кыблы. Содержание надписи было таково: «Построил эту благословенную крепость мудрый везир Фируз-ака — да приумножит господь победы его! — в эпоху господина нашего султана Мелика Иззеддина — да продлит господь царствование его! — при содействии дочери султана Керимеддина — да ниспошлет господь свет на могилу его и гробницу его!» Второй строитель крепости, Лала-паша, оставил это древнее сооружение в полной сохранности на прежнем месте, чем и заслужил себе славу добродетеля. В семьдесят дней [восстановление] крепости было закончена, все арсеналы и оборудование устроены и пополнены.

Во время ремонта благочестивый хафиз одного из воинских отрядов увидел сон, содержание которого он рассказал Лала-паше таким образом: «В сновидении мне явился какой-то немощный старец, поведавший следующее: "Меня зовут Абу Хасан ал-Харкани. Пребываю я на этом самом месте. Если вы хотите знать примету и обозначение моего нахождения, то ими является глубокий колодец возле моих ног. Разройте его, и вы сможете увидеть удивительные вещи"».

Как только стало известно об этом, много сотен людей принялись рыть в указанном месте яму. В колодце была обнаружена четырехугольная порфировая плита. Благочестивые газии, произнося формулу единства божия, извлекли тот красный камень. На нем красивым почерком было начертано: «Я есть шехид сейид Харкани». Под камнем находилось его прекрасно сохранившееся тело. Рука была обернута платком, скрывавшим кровавую рану. Шерстяная хырка на нем была задрана, и из раны в правом боку сочилась алая кровь. Внимательно все осмотрев, газии произнесли формулу: «Бог велик!» — и закопали могилу. В крепости были отстроены текке Хасана Харкани и святая соборная мечеть. И все это — благие дела Лала Мустафа-паши.

После того как эта территория перешла в руки османов, был учрежден Карсский эйялет. По этому поводу было велено написать падишахский указ, который гласил: «Мутасаррыф эйялета Карса — мой везир такой-то, паша». Он граничит с Персией. Уже много раз он был пожалован /331/ везирам — обладателям бунчуков — с указанием арпалыка. Ныне августейший хасс его паши составляет согласно падишахскому указу 600000 акче. [196] Прежде он был санджаком Эрзурума. Дефтер-кетхуды, дефтер-эмина и подобных должностных лиц нет. Санджаки [эйялета] таковы: Кючюк-Ардаган, Худжуджан, Зарушат, Гечван и Вернишан. Карс является резиденцией паши. Зеаметов7, тимаров — 102. Джебели и воины паши составляют отборное войско в три тысячи человек. Оно раз семь-восемь выступало против Иранского ханства. Имеются алайбей, черибаши, кадий с жалованьем триста акче [в день], комендант крепости, семь аг азабов, три ода янычар, одна ода джебеджи, одна ода топчу. Чорбаджи с воинами находятся в Эрзуруме. Имеется тысяча пятьсот солдат крепостного гарнизона. Служилые люди Вана, Карса, Ахалцихе, проживающие на границе османских владений, прославились своей доблестью и воинской отвагой. Этим крепостным гарнизонам вследствие их связи с оджаклыком ежегодно поступает семьдесят юков акче жалованья, которые собираются с перевозочных судов на реке Евфрат, возле крепости Биреджик, а также от сборов с урожая в деревнях Сюрюч и Менпуч в Халебском эйялете. В Карсском эйялете числятся десять кадилыков, а в каждом кадилыке — восемь нахие. Имеются шейхульислам, накыбульэшраф, аяны и эшрафы.

Топография крепости Карс

С северной стороны, за пушечным двором, находится высокая гора. У ее подошвы на холме расположена цитадель этой крепости. Нижняя крепость лежит на равнине. Ее мощная крепостная стена насчитывает целых пять рядов. Крепостные ворота открываются на восток. Ворота Средней крепости, называемой [и] Верхней крепостью, являют собой мощные железные ворота, которые открываются на запад. Внутри, за крепостными стенами, помещаются дом коменданта, казармы для двухсот солдат крепостного гарнизона, роскошные и великолепные помещения арсенала. А рынков, базаров, гостиных дворов и бань в этой Средней крепости нет. Ниже этой крепости находится укрепленный пригород. Он обнесен прочной двухрядной крепостной стеной.

Крепость имеет трое новых железных ворот, обеспечена сторожами и стражниками, а также шлемами, касками, ружьями, пиками и разнообразным военным снаряжением. Одни из ее ворот, которые открываются на запад, к Эрзуруму, Водяные ворота, называются и Военными воротами; другие, обращенные в сторону Кагызмана, /332/ слывут Средними воротами; третьи, открывающиеся на восток, к Еревану, — [это] ворота Бехрам-паши. В караульных помещениях на крепостных стенах стражники днем и ночью несут сторожевую службу. В темные ночи [197] здания и стены крепости освещаются горящими светильниками. Крепостные стены пригорода не особенно высоки, однако они весьма толстые, сложенные из прочного камня.

Под стенами Нижней крепости вместо рва находится озеро, которое простирается от ворот Бехрам-паши до Средних ворот. Вода в нем подобна воде жизни. Подступиться к крепости с этой стороны совершенно невозможно. Вокруг крепости имеется двести двадцать башен, подобных [неприступной] твердыне Кахкаха. Есть две тысячи восемьдесят крепостных зубцов. Окружность этого величественного укрепления составляет 5700 шагов.

Имареты. В этой крепости — до трех тысяч ремесленных мастерских, принадлежащих лицам знатным и благородным. Имеется сорок семь михрабов соборных и квартальных мечетей.

Пятничную молитву читают только в восьми из них. Самой древней является соборная мечеть святого шейха Хасана Харкани, построенная Лала-пашой. Отдельный рассказ о святой шейхе Хасане Харкани-султане помещен выше. Он погребен по соседству с мечетью, и могила его является местом поклонениями знатных людей, и простого народа. У Водяных ворот — соборная мечеть Вааз-эфенди, а по дороге на площадь — соборная мечеть Улу-джами. Соборная мечеть Сулеймана-эфенди является весьма приятной и святой соборной мечетью, исполненной света мусульманской веры. Она переделана из христианской церкви. Соборная мечеть Хусейн-кетхуды прежде являлась величественным христианским храмом, который называли «Красная церковь». По предписанию монаршего фермана он был перестроен в соборную мечеть и освобожден от мрака неверия. Ныне это исполненная света веры соборная мечеть, имеющая многочисленный приход, ибо население этого города весьма богомольно. [Известна] соборная мечеть Омер-эфенди. Когда персы овладели этой крепостью, они, желая оскорбить это имя, разрушили снизу доверху этот красивый, полный света веры молитвенный дом только за то, что имя устроителя этой соборной мечети было Омар. Прочие же соборные мечети они превратили в конюшни для своих лошадей. У ворот Бехрам-паши находится соборная мечеть Калтакчи-заде. Это соборная мечеть древней постройки и больших размеров. Есть еще соборная мечеть Байрама Челеби-заде, соборная мечеть Эмир Юсуф-паши и один красивый /333/ минарет. Имеется восемнадцать начальных школ, а медресе нет. Во всех соборных мечетях Коран читают ученые люди.

У Водяных ворот возле крепостной стены — баня Эмир Юсуф-паши. Это светлая и привлекательная баня, вода и воздух которой приятны, постройка веселит душу и успокаивает [198] сердце. У Средних ворот есть также весьма хорошая Старая баня.

[Имаретов вроде] училища для чтецов Корана, а также дарульитаама нет, но от хозяев жилых домов со щедростью чрезвычайной исходят обильные раздачи для всех приходящих и уходящих. По отношению к чужестранцам они любезны и хлебосольны.

Земля здесь богата растениями и плодородна. Каменного бедестана нет, но есть двести лавок. Так как это — середина пятого климата, зимы здесь по большей части суровые. Поэтому нет садов и виноградников. А продуктов земледелия и злаков много. Здешнее население, будучи весьма предприимчивым, занимается торговлей и земледелием. Согласно пословице «Богатство гибнет, нищета живет», имеются дома скорби для нищих с нижним и верхним этажами. Возле соборной мечети Улу-джами находится благоустроенный дворец паши, а недалеко от этого дворца располагается здание шариатского суда, объясненного пророком.

Выступив из этого Карса, мы через двенадцать часов прошли в деревню Эрчубук; затем, пройдя Багырсакское ущелье, за три часа преодолели Улгарский хребет и в конце третьего дня пути прибыли в крепость Ахалцихе. Когда мы вошли в эту крепость, я вручил Гюну Вели-паше и прочим служилым агам письмо нашего господина, эрзурумского вали Дефтердар-заде Мехмед-паши, составленное в доброжелательном духе. Прочитав письмо и уяснив его содержание, все знатные господа, меджлис крепости, заявили: «Да разве случалось хоть раз, чтобы мы обижали или разоряли персидских купцов из Еревана! Это, конечно, наглая клевета кагызманцев. На прошлой неделе кагызманцы под предлогом сбора баджа ограбили ереванских караванщиков. Их самих нужно призвать к ответу!»

Сев верхом на наших коней и проехав в сторону кыблы по травянистой степи один переход, мы прибыли на берег реки Араке, после чего переправились на келеках на противоположную сторону.

Описание крепости Кагызман

Она находится под властью Азербайджана. Вообще обращенный на кыблу берег реки Араке /334/ считается границей Азербайджана. Начинаясь на западе у хребта Бингёль, река Араке течет на восток, минуя на своем пути множество крепостей и городов. В нее впадают реки Арпачай и Занга.

Так как эта крепость Кагызман стоит на противоположном, обращенном на кыблу берегу Аракса, она находится в пределах Азербайджана, однако относится к эйялету Дома Османа. [199] Вследствие того что она является сооружением [в честь] целомудренной девицы из дочерей Ануширвана, она названа ее именем. Пройдя через руки многих правителей, [крепость] наконец досталась Узун-Хасан-шаху. Затем ее присоединил к своим владениям шах Исмаил [I], после чего она подчинилась Сулейман-шаху и ныне составляет в Карсском эйялете отдельный санджак. В ней есть алайбеи, черибаши и девятьсот воинов. Она является центром кадилыка, кадий которого получает в день сто пятьдесят акче. Имеется комендант и триста солдат крепостного гарнизона. Назначенное жалованье получают от солеварни — к западу от крепости расположены большая солеварня и богатые копи. Имеет место производство таких редкостных мельничных жерновов, что жернова из этих Кагызманских гор идут в Аджем, Эрзурум и другие страны.

В этих горах добывают также болеутоляющий камень виреташи, из которого хирурги изготовляют целительную мазь для прикладывания ее к ранам и больным местам; буру для золотых дел мастеров; точильный камень для цирюльников; сланцевые плитки для кровли. В двух местах имеются золотые и серебряные рудники. Однако в результате расточительной добычи и истощения ныне они заброшены. Крепость эта являет собой маленькую четырехугольную крепостцу прочной шеддадовской 5 постройки, стоящую на холме. Внутри ее находится соборная мечеть Сулейман-хана. Там и сям разбросаны семьсот жилых домов, другие соборные мечети, гостиные дворы, бани, небольшие рынки. Кагызман не является портовым городом, ибо расположен на границе. Недалеко от него находится хребет Агрыдаг, протянувшийся со стороны Еревана на запад. Из прославленных во всем мире горных хребтов этот стоит на первом месте. Он примыкает к местам обитания туркмен.

Так как Кагызман находится на берегу реки Араке, климат здесь мягкий. Тут и там сады и виноградники. Населяющие город люди по натуре своей кротки и обходительны, возлюбленные из них весьма ценятся. Большинство юношей поют персидские мани. Это люди с хорошими голосами и приятным нравом.

/335/ Когда мы с карсскими аянами вошли в Кагызман и были представлены в диване его бею, между служилыми людьми Карса и Кагызмана возникли серьезные разногласия. Кагызманские аги, клянясь богом и все отрицая, заявили: «Мы не накладывали руку на имущество персидского каравана, а только — в соответствии со своими обязанностями — взяли свой бадж!» Сообразуясь с содержанием находившегося в наших руках благородного предписания, мы взяли с собой Хасан-агу, Чалык Сефер-агу и еще семерых из кагызманских аг и отправились в сторону Еревана. Получая походное вознаграждение от карсского паши и одиннадцати аг, а также от кагызманского бея и [200] вельмож, я, ничтожный, приобрел один кошелек гурушей, двух породистых коней и двух грузинских гулямов. У Кагызмана мы вновь переплыли на келвках реку Араке.

СТОЯНКИ, СДЕЛАННЫЕ НАМИ [НА ПУТИ] В ЕРЕВАН

Крепость Мугазберд

Она лежит на земле Грузии 6, находится под властью Карсского эйялета и в соответствии с древним установлением является резиденцией санджакбея. Много раз ею овладевали персы и разоряли страну. Ныне она составляет одну из нахие Карса. Крепость была построена Мугаз-ханом — одним из шахов Иранской земли. Затем она перешла к султанам Ак-Коюнлу, а у них ее отвоевал шах Исмаил. Впоследствии она была захвачена Сулейман-ханом. Начальником крепости является ее комендант. Имеется сто пятьдесят солдат крепостного гарнизона. Крепость является наместничеством. Это не имеющее пригородов красивое маленькое каменное сооружение, расположенное на скале. Имеется до шестисот жилых домов, окруженных садами и виноградниками. Есть соборная мечеть, гостиный двор, баня и десять лавок. У подножия крепости течет река Арпачай. Эта река, несущая свои воды со стороны Грузии, здесь течет рядом с рекой Араке, а возле деревни, называемой Текельти, впадает в Араке. Эта крепость Мугазберд лежит на земле персидской крепости Шурагиль. Сама крепость Шурагиль осталась в руках персов, а вся ее нахие находится под властью Карса. Границей между этими двумя владениями служит река Арпачай. Восточный ее берег — в руках персов, /336/ а западный — под управлением Карса.

За этой крепостью, на расстоянии в один переход, находится крепость Ани 7. Эта маленькая разрушенная четырехугольная крепость, стоящая на холме, находится под властью Карса. Говорят, что построил ее Ануширван. При крепости есть благоустроенный пригород. Это зеамет. Населяют его армяне. Между крепостью Карс и этой крепостью Ани высится гора Икинджи. Она находится позади Карса. Расстояние между ними — один переход. Миновав эту крепость, мы еще девять часов шли по широкой долине и пришли в крепость Зарушат.

Описание крепости Зарушат

Она является сооружением шахов Иранской земли. Эту крепость назвали Зарушат потому, что здесь горько плакали («сильный плач» (перс.)), [201] понуждаемые остриями мечей, многие персы. Ныне она находится в Карсском эйялете и является резиденцией санджакбея; [здесь] есть черибаши и алайбей. Во время войны выставляется тысяча двести вооруженных воинов. Крепость — центр кадилыка, кадий которого получает в день сто пятьдесят акче. Муфтия и накыба нет. Есть комендант и до ста пятидесяти солдат крепостного гарнизона.

Крепость в виде мощной четырехугольной твердыни располагается на избранном богом высоком холме. Она не особенно большая. Снаружи и внутри ее насчитывается триста домов. Имеется соборная мечеть, квартальная мечеть, баня, гостиный двор, небольшие рынки. Крепость находится на Ереванской дороге к востоку of Kapca, на расстоянии в один переход от него. Климат здесь очень мягкий.

Вновь идя на восток от этой крепости, мы за 9 часов пути достигли деревни Талыш. Она находится на Персидской земле в пределах Еревана. Отсюда мы добрались до деревни Каратэйиб, после чего, пройдя 12 часов на восток, прибыли на стоянку Уч-Килисе 8. Говорят, что это строение цезарей Рума. В одном из трех монастырей проживают армянские девушки, в другом — греки, в третьем — армяне. Этот Уч-Килисе — древний монастырь в стране Аджем, а еще один знаменитый храм, называемый Еди-Килисе, расположен у Нахдживанской дороги. А здесь очень много прекрасных зданий.

Мирван-Ягы

Когда мы оказались в этом монастыре, то увидели настоящие чудеса. На шелковый коврик ставят котел и разжигают под ним огонь. В котле варят различные травы, но на коврик огонь не оказывает никакого воздействия, он лежит без всяких изменений. Затем соком этих трав, то есть их маслом, наполняют глиняные кувшины и оловянные бутыли /337/ и посылают их в Ференгистан в качестве доброхотного подаяния. Оттуда в этот монастырь приходят дары. Существует много рассказов о том, как влияет это масло на лечение различных болезней и врачевание ран, куда его втирают раненым.

Еще одно чудо. Во дворе этого монастыря находится постройка с высоким куполом, под которым висит толстый кусок железа. [Ни с одной из] шести сторон он ни к чему не привязан и ни на что не опирается, но тем не менее постоянно висит. Согласно предположениям христиан, этот железный столб держится благодаря святому чуду двенадцати апостолов — учеников Иисуса. Некоторые из повидавших это мусульман верят в такое объяснение, ибо, когда на этот столб дует сильный ветер, он колеблется. Никто из христианских священников не [202] имеет права до него дотрагиваться, и потому со всех сторон он обнесен решеткой из твердого дерева местной породы. По мнению этого ничтожного, висячий железный столб — не святое чудо, а таинство науки.

Научное объяснение тайны железного столба. Прежде всего искусный строитель соорудил над этим железным столбом высокий павильон. В центре его свода скрыт большой магнит. По бокам этого свода в соответствии с законами геометрии были размещены еще два больших магнита. Когда между ними поместили этот железный столб, то под одновременным воздействием двух равных магнитных сил он стал парить в подвешенном состоянии. В противном случае это или чудо двенадцати апостолов, или чары солнца. Каждый видящий это изумляется до умопомрачения. Я, этот ничтожный и многогрешный, сделал такое допущение своим худым умом. Если поможет господь, в моем допущении не найдешь упущения.

В монастыре находятся до пятисот священнослужителей. Каждую ночь по пять-шесть сотен всадников из Аджема и от Дома Османа приходят и останавливаются здесь. Все монахи достают попоны и торбы и оказывают им гостеприимство. Изумителен этот оплот Христа.

Идя отсюда вновь на восток, мы переправились через реки Араке и Занга и во второй раз пришли в Ереван. Тогда была свадьба сестры ереванского хана Таги Али-хана и мы попали в качестве гостей в ее дворец. На следующий день мы с карсскими и кагызманскими агами пришли в ханский диван. Карсцы и кагызманцы обратились к хану со своими претензиями: «Хан наш! Нашему эрзурумскому везиру было сделано ложное донесение и доклад: "Они ограбили караван. Пошлите к ним мубаширом Эвлия-агу!" Разве подобает так поступать?»

В конце /338/ концов выяснилось, что аги крепости были неповинны, а коварный навет сделали сами караванщики. А они ушли в Эрзурум. Таги-хан, для того чтобы умиротворить недовольных, устроил всем агам трехдневный пир. Мне. ничтожному, он вновь пожаловал пять дских туманов и коня, паше — мула и верблюжий вьюк ереванского риса, а пограничным агам — по пять-десять отрезов материи. Из Ереванской крепости мы с ханскими письмами вновь возвратились в Эрзурум.

НАШЕ ПОВТОРНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЗ ЕРЕВАНА В ЭРЗУРУМ

[Стоянки до Шурагиля]

Выйдя из Еревана с караваном в семьсот голов, мы 5 часов шли на запад и пришли в деревню Абдаллар. Это персидская [203] деревня с сотней домов, садами и виноградниками. При завоевании она считалась границей Карсского эйялета, а теперь принадлежит Аджему.

Пройдя отсюда 4 часа на север, мы прибыли в деревню Апаран. Эта деревня племени гёк-долак имеет пятьсот домов. [Выступив] отсюда и продвигаясь на запад через поля и луга, мы пришли в деревню Шерабхане. Эта благоустроенная деревня с бессчетными садами и виноградниками располагается на холме, имеет зиярет и триста домов. Она является зеаметом на границе Карсского эйялета.

Затем, идя 4 часа под уклон травянистой степью, мы пришли в деревню Бейим. Издавна, со времен Узун-Хасан-шаха, деревня называется по прозванию его невинной дочери, ибо шахских дочерей персы называют «бейим», Эта деревня находится под управлением Карса и имеет триста домов. Ее населяют армяне и грузинские азнауры.

А первоначальный большой город будто бы разрушил безбожный Тимур. И ныне на берегу Арпачая отчетливо видны архитектурные сооружения. Среди тех зданий есть семь высоких купольных сооружений. Внутри их находятся изваяния знаменитых шахов из династии Ак-Коюнлу — Муджнеди-хана, Ушар-хана, Утфабай-хана, Гундуз-бай-хана. Они словно живые сидят или лежат на своих тронах. На тарихах, /339/ помещенных на высоких стелах их каменных гробниц, перечислены их деяния и причины их кончины. Этот разрушенный город со всех сторон окружен тремя рядами горных хребтов.

Продвигаясь отсюда опять на запад пустынными, болотистыми и солончаковыми местами, мы прибыли в крепость Шурагиль.

Описание древней крепости Шурагиль

Прельстившись воздухом Арпачая, протекающего под этим городом, султан Хусейн Байкара воздвиг и благоустроил эту крепость по совету хакима Шурагира. Затем, после захвата ее Кара-Юсуфом, она была разрушена Тимуром. Впоследствии, когда эта крепость была вновь благоустроена, ее опять разрушил передовой дозор войска Сулейман-хана, направлявшегося на завоевание Нахдживана. И поныне на берегу Арпачая остались следы произведенных Тимуром разрушений. Среди огромных разбитых купольных сооружений есть и хорошо известные. Когда город был благоустроенным, на этих зданиях находились превосходные тарихи, начертанные, согласно канонам гармонии, сорока восьмью словосочетаниями — теркибами. Этот хаким создал словосочетание Шурагир, по которому и город назван [204] Шурагиром («советник» (перс.)). Так что все великие и малые этого города, все его население, предаваясь наслаждениям и удовольствиям, понимают первоначальный смысл его названия, звучащего по персидскому образцу Шурагир или Арзбар, то есть советник.

Город не является особенно благоустроенным. Крепость его разрушена. Имеется триста домов. В связи с местоположением большинство его нахие — на противоположном берегу Арпачая, они находятся под властью Еревана; вся эта сторона — под властью Карса. [Эти земли] принадлежат также и Грузии, ибо они на сорок дневных переходов севернее рек Араке и Занга, где высится гора Эльбрус и находится Хазарское море, и называются Дагестаном и Гюрджистаном. Западная часть этой территории простирается до Эрзурума.

[Стоянки от Шурагиля до Эрзурума]

Продвигаясь отсюда на запад, мы за пять часов переправились через шесть рек. Все это были маленькие речки. Одни из них начинаются в Гюрджистане, другие — в Азгурских горах. Протекая через здешние городки, они впадают в реку Араке. Пройдя через болота и луга, мы пришли в нахие Гечти. Здесь есть сдна река, названия которой я не знаю. Когда султан Мурад-хан направлялся в Ереван 9, он переправился через эту речку и на другом ее берегу воздвиг свой шатер на земляной насыпи. Следы ее видны и поныне. Карсские вельможи обсадили это место со всех четырех сторон высокими деревьями и устроили там молельню. Она является пристанищем, где /340/ располагаются путники.

Вновь двигаясь на запад через плодородную равнину, мы пришли в деревню Буланых. Это свободный зеамет одного из карсских займов — Чалыка Сефер-аги. [Здесь] триста домов.

Идя отсюда опять на запад, мы вновь прибыли в крепость Карс. Прогостив ночь у коменданта крепости Али-аги, утром мы распрощались со всеми своими друзьями и приятелями и, пройдя через плодородную местность на запад, достигли стоянки Душкая. Это деревня с двумя сотнями домов, являющаяся зеаметом на карсской границе.

Затем, перевалив через горы, поросшие сосновым лесом, мы пришли на стоянку Вернишан. Она издавна является центром санджака в карсских пределах. Крепость Баязит, находящаяся на противоположной стороне реки Араке, приписана к Ванскому эйялету. Ныне здесь сидит карсский алайбей. Это деревня с [205] тремя сотнями домов. В двух дневных переходах к северу находится Ахалцихе.

Пойдя опять на запад через степи, мы прибыли в крепость Зейинхан. Она лежит на Карсской земле и имеет двести домов, есть комендант и солдаты крепостного гарнизона, соборная мечеть, гостиный двор, баня, до сорока лавок. Здесь собирают бадж приходящие и уходящие из тимаров. Это субашилык карсского паши. Крепость его является каменным сооружением четырехугольной формы. Строитель ее мне неведом. Я спросил о нем у жителей крепости. Они также не знают. Это маленькая крепость, которую населяет весьма упрямый народ.

Вновь продвигаясь на запад через сосновые леса и горы, мы пришли на большую заставу под названием Соганлыбели. Это известный в Руме, Аджеме, Балхе, Бухаре и во всем мире город, в котором собираются многие проезжие купцы и предводители караванов.

Поднявшись сюда со ста тысячами тягот, мы пришли в расположенную напротив того перевала деревню Кавмадами 10. Эта деревня в сто пятьдесят домов лежит на границе Пасинского санджака, на берегу реки Араке. Садов и виноградников нет. Пройдя отсюда через степь на запад, мы прибыли в деревню Пасин. В деревне триста домов. Ее земля, приписанная к Эрзуруму, является зеаметом Джафер-эфенди.

Перейдя по Чобанскому мосту реку Араке, мы пришли в крепость Хасанкале, расположенную в степи. Пройдя отсюда опять на запад, мы невредимыми вступили /341/ в Эрзурум. Найдя нашего господина пашу на площади Абдуррахман-Гази в его собственном доме, я благополучно встретился с нашим благодетелем и передал ему рис и другие подарки ереванского хана, ханское мухаббетнаме и триста голов вьючных животных. Вновь я был определен на службу при таможенном реестре, и, облагодетельствованный ежевечерней благородной беседой с нашим господином Дефтердар-заде, я вел с ним беседы, [достойные] Хусейна Байкары.

Однажды от Порога благоденствия прибыли с хатт-и шерифом султана Ибрахим-хана сербеввабан Икинджи Али-ага и с приказом Салих-паши телхисджи садразама Сиявуш-ага. В собравшемся высоком диване было произведено чтение счастливого хатт-и хумаюна. Содержание его было примерно таково: «Мутасаррыфу Эрзурумского эйялета везиру моему Мехмед-паше — да продлит господь его, преуспевание! По получении моего хатт-и шерифа надлежит собрать записанные в моем благородном указе войска Эрзурумского эйялета и прочих служилых людей и в полной боевой готовности ждать с подобным морю войском в Карсской степи поблизости от расположенной в Аджеме Ереванской крепости». Приложив руку к лучезарной [206] тугре [на грамоте] и молвив: «Вот вам мое предписание», его высокопревосходительство паша направил в Эрзурумский, Марашский и Сивасский эйялеты капуджибаши с красноречивыми ярлыками. Я же, ничтожный, был послан в Джатхский и Тортумский санджаки к мутасаррыфу Сейди Ахмед-паше.

НАШЕ ПУТЕШЕСТВИЕ, ПРЕДПРИНЯТОЕ ПО ПАДИШАХСКОМУ УКАЗУ, В БАИБУРТ, ДЖАТХУ, ИСПИР, ТОРТУМ И АКЧАКАЛЕ

[Стоянки от Эрзурума до Акчакале]

Прежде всего мы получили у нашего господина паши падишахские указы и другие письма к агам крепостей и в составе всего войска с девятью нашими слугами отправились в путь. Пройдя два часа через степь на север от Эрзурума, мы добрались до деревни Кян. Это благоустроенное селение с двумя сотнями домов.

Вновь продвигаясь на север по Эрзурумской степи, мы через 5 часов прибыли в деревню Умудумсултан. Описание ее было сделано прежде. Опять [направились отсюда] в сторону севера, переваливая через ущелья и холмы, /342/ перешли мост Гюрджи-богаз, перекинутый через реку Евфрат. Этот огромный мост является сооружением Узун-Хасан-шаха. Когда Абаза-паша поднял в Эрзуруме мятеж, к этому мосту собрались сорок ода янычар от Порога благоденствия. Двадцать тысяч головорезов под предводительством Кёр-хазинедара и Ипшир-бея, получив сообщение об их стоянке, направились туда и всех их изрубили саблями. И поныне их кости целыми холмами нагромождены по сторонам моста. Мы перешли через Гюрджибогазы и, пройдя еще шесть часов, прибыли в деревню Гюрджибогазы. Эта деревня является зеаметом с двумястами домов на эрзурумской границе.

Отсюда опять шли на север через усеянную тюльпанами степь и за девять часов достигли стоянки Домлусултан. Будучи главным господином среди святых особ, он похоронен в купольном сооружении. Гробница его является важным местом паломничества. Здесь есть крутая и высокая гора, а в этой горе — большая пещера, которая служит местом истока реки Евфрат. Из железной руды месторождений, расположенных в горах санджака Гейфи этого Эрзурумского эйялета, отливают пушечные ядра. Речки, сотнями бегущие с этой высокой горы и протекающие через ее железорудные месторождения, впадают в Евфрат. От них и портится вкус воды Евфрата. Из этой [207] скалы Домлусултан вытекает источник, вода которого похожа на живую воду райского источника Кевсер. После выполнения своей посланнической миссии святой Домлу-султан обосновался в этом месте, полученном им у византийского императора, сказав: «На эту реку упал взор всевышнего». Но сколько ни пей чистой воды из чаши наслаждения жизнью, в конце концов в руке оказывается чаша с ядом смертельного конца. Домлусултан — мусульманская деревня, в которой насчитывается двести домов правоверных. Она подобна касабе. В ней есть соборная мечеть, квартальная мечеть и небольшой рыночный ряд.

Отсюда мы вновь направились в сторону севера и пришли в крепость Акчакале.

Описание крепости Акчакале

Она находится в Тортумском санджаке в Гюрджистане. Ее выстроил Улама-паша в ознаменование того, что полностью овладел Гюрджистаном. Однако по истечении времени эта крепость пришла в ветхость. Коменданта и крепостного гарнизона в ней нет. Расположена она к северу от Тортума. Имеется шестьсот домов, соборная мечеть, гостиный двор, баня, небольшой /343/ рынок и султанский (государственный) рынок. Баезид Вели, когда он был еще шахзаде и трабзонским вали, осадил эту крепость. Вследствие того что она оказала сильное сопротивление, он после завоевания повелел разрушить ее в некоторых местах.

Пройдя отсюда еще шесть часов на запад, мы пришли в деревню Савлу. Это селение с сотней домов является зеаметом на территории Джатхи. Оно разместилось на вершине высокой горы, потому садов и виноградников там нет, но проса собирают много. [Отсюда] мы ехали на запад еще семь часов и прибыли в город Джатху, то есть Гюмюшхане.

[Kpenocть Гюмюшхане]

Мы посетили гюмюшханейского эмина, а затем разъясненный посланником шариатский суд. Когда собрались все сановники этой земли, был прочитан вслух тот благородный указ. Тогда все подданные-мусульмане, имеющие хотя бы одного коня, со словами: «Слушаем и повинуемся!» — изъявили готовность отправиться в поход, а мы приступили к осмотру города.

Этот город-крепость посоветовал воздвигнуть Искандеру Великому один из его мудрецов, Филикус Юнани 11, так как здесь находятся серебряные копи. Затем город отошел к [208] грузинам. В конце концов он перешел в руки правителя Азербайджана Узун-Хасана. В сражении, которое произошло в Терджанской степи, Узун-Хасан-шах был побежден Абуль-Фатихом, вследствие чего крепость перешла в руки Мехмед-хана Фатиха.

В то время здесь находился серебряный рудник, равного которому не было ни в одной стране. Город, уже тогда называвшийся Гюмюшхане («серебряный рудник»), в государственном казначействе числился как Джатха. Все его жители до единого освобождены от каких бы то ни было налогов и повинностей и приписаны к работам по добыванию серебра. Ныне в городе, находящемся в руках османов, имеется до семидесяти заброшенных или действующих серебряных рудников.

Под властью османов есть разные города, расположенные при серебряных рудниках. В Анатолии это Кагызман, Хакяри, Бингёль, Синджан, Акир, Мыср. В Шамском иле — Джебель Любнан, гора Мааноглу, город Мерзифон и другие. [Есть серебряные рудники] в Румелии: на территории Боснии — в Сребрнице, возле Ускюпа — в Кратове, возле Приштины — в Новобрдо, возле Салоник — в Сейидеркапысы, а также в других местах. В районе же этого города Гюмюшхане есть рудные жилы, толщина которых достигает толщины семи человеческих рук, сложенных вместе, причем серебро в них самого высокого качества, без примеси свинца. В квартале Эмин в этом городе есть монетный двор, /344/ однако ныне он заброшен. Я и теперь храню несколько акче, на которых начертано: «Да будет всемогуща его помощь! Чеканено в Джатхе».

Обойдя весь город и получив от сановников этой местности триста гурушей, серебряную курильницу и серебряный сосуд для розовой воды, а также скакового коня, мы перевалили за два дня через горы и холмы и достигли древней крепости Байбурт.

Описание древней крепости Байбурт

В этом городе обосновались Ак-Коюнлу, пришедшие из страны Махан вместе с великими предками рода Османа. Когда, поискав, они обнаружили в горных ущельях сокровищницу. Гюмюшхане и обогатились, то стали называть этот город Байбурт («жилище богачей»). Впоследствии написание слова ошибочно, изменилось на Байбурд.

Крепость была отвоевана у Узун-Хасана одним из везиров [209] Фатиха — Махмуд-пашой Атыком. Ныне, согласно преданию Сулейман-хана, от субашилыка августейшего хасса эрзурумского везира выделен кадилык, кадий которого получает ежедневно сто пятьдесят акче, а ежегодно имеет от касса шесть кошельков. Имеется также комендант крепости, солдаты крепостного гарнизона, шейхульислам и накыбульэшраф, аяны и сипахи, кетхуда и сердар янычар.

Топография крепости Байбурт. Это пятиугольная, шеддадовской постройки крепость, расположенная на голой" скале. Высота ее крепостных стен составляет сорок мекканских локтей. Рва нет. Внутри крепости около трехсот каменных, старой постройки зданий. Нет ни рынка, ни базара, ни гостиного двора, ни бани. Имеются двое ворот. Одни из них, трехрядные железные ворота, открываются на восток, в сторону виноградников, а другие, Караульные ворота обращены на запад. Ниже Караульных ворот в городе расположено до тысячи крытых глиной домов.

Всего в городе девятнадцать мусульманских и семь армянских кварталов, а еврейских и цыганских нет. Вследствие близости морского побережья, которое находится в трех дневных переходах отсюда, много греков. Многие из жителей крепости — туркмены и курды. После завоевания страны Абуль-Фатихом им были сосланы сюда до трех тысяч их семейств. Многие люди из тех семейств получили прощение. Все это люди богомольные и благочестивые.

/345/ Лучшей из соборных мечетей внутри крепости является соборная мечеть Абуль-Фатиха, обладающая многочисленным приходом. На территории рынка находится соборная мечеть Захед-эфенди, внутри которой и днем и ночью наблюдается скопление богомольцев. У мечети двое высоких ворот и с левой стороны один изящный и пропорциональный минарет. Слева от этой соборной мечети Захед-эфенди находятся здание разъясненного посланником шариатского суда, султанская красильня и крестьянский мучной рынок. Вплотную к кварталу Кары примыкает обладающая многочисленным приходом, очень просторная, красивая, искусно сделанная соборная мечеть Кади-заде Мехмед-челеби. Имеется еще соборная мечеть Шенгулбай. На противоположной стороне реки Чорох находится квартал, который называют Юрт. Там также есть одна древняя соборная мечеть. Однако минарет у нее деревянный.

Имеется один имарет для раздачи пищи и дом для приезжих — дарульзияфет, в котором всем путникам обильно раздается еда. Есть училище — дарультедрис, классы и учащиеся. При каждой соборной мечети и при некоторых квартальных мечетях имеются подобающие медресе. Есть три бани: баня Мостовая — под крепостью, баня Шехир Али Шенгях и Красная [210] баня. Есть три дервишские обители. Вплотную к соборной мечети Кади-заде Мехмед-челеби примыкает большой гостиный двор, который является вакфом этой мечети. В любой базарный день возле этого гостиного двора собираются от пяти до десяти тысяч человек и ведется оживленная торговля. В крепости имеется до трехсот лавок. Вплотную к зданию суда примыкает красивое каменное здание бедестана. Там и сям расположены кофейни.

Из съестных припасов славятся свежее и чистое масло, белые слоеные чуреки и пирожки с курятиной, а также местная пшеница сорта «белый деве диши» («верблюжий зуб»). Из их тканей весьма известны и расходятся во все страны байбуртские килимы и молитвенные коврики.

Есть семьдесят начальных школ для мальчиков. Их мальчики весьма сметливы, умны и скромны. А старики живут до ста пятидесяти лет. Их жены красноречивы, сладкоголосы, весьма целомудренны и благовоспитанны. Местность тут гористая, ибо здесь Эрзурумская земля. Город расположен к северу от Эрзурума, на расстоянии двух дневных переходов. А Трабзон находится к северу. В связи с тем что дорога туда трудная, из Байбурта в Трабзон пешком добираются за два дня, а верхом — за четыре дня.

Река Чорох. Она берет начало в глубине Эрзурумских гор и, протекая по множеству городов и городков, /346/ подходит, к Байбурту. Пройдя по городу и далее внизу под крепостью, она устремляется вперед, делая причудливые зигзаги, и впадает в Черное море под Гонией. Говорят, что название «Чорох» происходит от неправильного произношения сочетания «джуй рух». В таком случае это название означает «душа реки». Байбуртцы заготавливают дрова в горах и спускают их в эту реку Чорох. Затем, когда вязанки дров приплывают в город, каждый забирает свои, специально отмеченные, и доставляет к себе домой.

Места поклонения в Байбурте. В квартале, расположенном напротив Чороха, за соборной мечетью есть гора Дудлар. Там есть площадка, усеянная тюльпанами, на которой погребен Абдульваххаб Гази. Гробница его — место паломничества людей благородных и простого народа.

В получасе ходьбы за этой соборной мечетью, на скале, которая вздымается к самому небу, погребен шехид Осман-гази-баба. Гробница его — купольное сооружение каменной кладки, с бунчуком. Здесь на большом пространстве лежит снег.

Большинство жителей города отдает предпочтение усыпальнице Джагера Канлы-деде. До сих пор еше живы люди, [211] своими глазами видевшие чудеса, которые совершал этот султан, ибо было это в недалеком прошлом. Он погребен в высоком, слегка разрушенном купольном сооружении.

Вблизи от этого места, на реке Чорох. искусный мастер-строитель построил из сосновых бревен мост, похожий на ласточкино крыло. С ним может соперничать разве только мост, возведенный на реке Дрине, протекающей возле города Фоча (Карджа) в Герцеговинском санджаке. Внимательно осмотрев этот Чорохский мост, убеждаешься в том, что он еще выше и сделан искуснее.

Мы осмотрели город. Воинские части, повинуясь священным указам, явились и стояли в боевой готовности. Мне, ничтожному, поднесли обычное вознаграждение в триста гурушей, и мы отправились с двумястами спутниками в город Тортум.

Описание крепости Тортум

Это сооружение Мамрула — одного из шахов Гюрджистана. Потом крепость перещла к Узун-Хасану, а от него — к Фатиху. Затем она вновь подверглась завоеванию грузинами. Узнав об этом захвате, Сулейман-хан тотчас же назначил главнокомандующим второго везира, Ахмед-пашу, и послал его туда с достаточным войском. Последний прибыл на место и, войдя в окопы, сражался семь дней и семь часов и отвоевал крепость. Он поместил внутри ее достаточное количество охраны, арсеналов, пушек, боеприпасов и Других воинских принадлежностей.

/347/ Потом он пошел с войском в крепости Нихах и Эмирахор и овладел ими без применения оружия. Поместив в них достаточное количество войска, он направился в Акчакале. Крепость была завоевана за семь дней, и с ее крепостной стены был провозглашен мухаммеданский эзан. Затем он отправился на завоевание крепостей Никерт, Ашрад и Кючюк-Акче. Их беи сдались на милость победителя. Потом запросили о пощаде крепости Испир и Пертегрек. Ныне они также являются послушными и покорными. Затем он пошел в нахие Даданлы. Пятнадцать из шестидесяти ее деревень изъявили покорность, остальные же подверглись опустошению. После этого он захватил Текхис, Акчакале, Дивана-дереси и пришел в Тортум.

Тортуму было предписано стать центром санджака. Такое положение сохраняется и поныне. Здесь имеются алайбей и черибаши. Когда же случается военный поход, вместе с личными джебели бея выступает шестьдесят тысяч отборного войска.[212] Ежегодно для его паши собирается по закону двенадцать-тринадцать тысяч гурушей.

В год, когда мы отправились в поход, Сейди Ахмед-паша, прибегнув к некоторому принуждению, собрал с этого Тортумского санджака двадцать четыре тысячи гурушей. Я сам, этот ничтожный, когда проезжал по его санджаку и согласно благородному указу делал принудительные сборы под предлогом того, что не только тимариотам и займам, но даже имамам и хатибам с одной лошадью надлежит идти в поход, собрал по этой статье десять тысяч гурушей. Он же поселил меня, ничтожного, в своем дворце и позволил осмотреть город.

Город является центром кадилыка, кадий которого получает сто пятьдесят акче в день. В его санджаке девять нахие. Наиболее известны из них Ювана, Даданлы и Испир. С этих нахие кадий ежегодно собирает три тысячи гурушей. В городе есть шейхульислам, накыбульэшраф, знатные и благородные, комендант крепости, солдаты крепостного гарнизона, янычарский сердар и городской субаши.

Топография крепости Тортум. Это сооружение четырехугольной формы на высоком холме. Имеются одни железные ворота. В цитадели крепости расположена небольшая соборная мечеть Сулейман-хана с восемнадцатью пристройками. Есть один амбар. В нижнем предместье находятся семьсот благоустроенных и приятных зданий. Всего в городе семь жилых кварталов и семь мечетей. Здесь же имеются две бани, два гостиных двора, десять школ для мальчиков и до семидесяти лавок от каждого цеха. /348/ Совсем нет бедестана и имарета вроде медресе.

При каждом доме сады и виноградники. Вследствие мягкости здешнего климата плоды и ягоды в изобилии. Достойны похвалы виноград, груши и рубиново-красные персики. Из-за того что город Эрзурум находится отсюда в двух дневных переходах, торговые караваны ящиками доставляют плоды в Эрзурум. Город Тортум — самый красивый в Эрзурумском эйялете после Эрзинджана, город, подобный саду Ирем. Населяют его удивительно дружелюбные, искренние, приветливые и непорочные люди. Находят в Тортуме и драгоценные камни. Город расположен в гористой местности.

Когда мы осмотрели город и собирались отправиться с тортумским войском в Эрзурумский эйялет, к Сейди Ахмед-паше пришло известие о случившемся по нерадивости захвате казаками крепости Гонио, расположенной на берегу Черного моря. Тотчас же глашатаи принялись кричать: «Пусть наденут на себя давудовскую броню, добровольно сядут на коней и придут к нам все жаждущие принять мученическую смерть в сражении за единственно верную мусульманскую веру, все желающие [213] получить славу, тимар и зеамет!». Мы же вышли из города и наслаждались покоем в тиши садов до тех пор, пока не собралась тысяча отборных, легко экипированных и в полном вооружении воинов. Тогда мы трижды пропели призыв к молитве и с криками: «Горе тому, кто не с нами!» — двинулись на север.

Тот день и ту ночь мы вместе со всем войском проскакали галопом на быстрых, как призраки, скакунах. Когда уже ни кони, ни люди были больше не в состоянии двигаться, мы спустились в одну речную долину и сделали там остановку. А потом вновь целый день скакали галопом на север, вышли из пределов Трабзона а вошли в пределы Гонио. Здесь мы встретились с войсками из Мегрелистана. Все они пришли к Сейди Ахмед-паше, чтобы выразить ему свое почтение. Пришли до трех тысяч свирепых мегрельских азнауров, полностью снаряженных и вооруженных, закованных в стальные панцири и с обнаженными руками, верхом на своих скакунах, до тысячи пеших стрелков из ружей и их грузинские старшины. Эти [старшины] с волосами всклокоченными и косматыми и, несмотря на то что каждому из них было от 40 до 50 лет, с бритыми лицами, имевшими странное выражение, стали друг против друга и засвидетельствовали свое почтение 12.

Коджа Гази Сейди /349/ Ахмед-паша встретился с каждым из них поодиночке в назначенный каждому срок и оказал им милость и благорасположение. Той же ночью мы проскакали без остановок несколько дневных переходов и под утро достигли крепости Гонио, лежащей на берегу Черного моря.


Комментарии

1 Пайжан, Сеффык, Афрасиаб — герои мифологической части «Шах-наме» Фирдоуси.

2 Ошибка: последним дским халифом в Багдаде был Мустасим (1242 — 1258), убитый Хулагу после взятия города монголами в 1258 г.

3 В 1579 г. Лала Мустафа-паша выделил часть войска для восстановления Карсской крепости.

4 Мехмед-паша Тавиль (Длинный) — более известен как Мехмед Соколлу (Соколович; 1505 — 1579); босниец, великий везир при Сулеймане Кануни, Селиме II и Мураде III с 1566 г. по 1579 г.; Хасан-паша — его сын.

5 Шеддад — царь южноарабского племени ад, которое, по преданию, было уничтожено Аллахом за неповиновение присланному им посланнику Худу. Легенда приписывает Шеддаду создание монументальных сооружений, в том числе египетских пирамид.

6 Во времена Эвлии Челеби крепость Мугазберд уже не была во владениях Грузии.

7 Ани — столица (961 — 1045) армянского Анийского царства; мощная крепость, разрушенная монголами в 1236 г. Сохранились остатки ценных памятников средневековой армянской архитектуры.

8 См. примеч. 3 к гл. VI.

9 См. примеч. 20 к гл. V.

10 Деревня Кавмадами (возможный перевод «деревня народа адами») — поселение одного из адыгейских племен, в массе своей поселившихся на Северном Кавказе. Возможно, что здесь речь идет о какой-либо части этого племени, переселившейся в Восточную Анатолию.

11 Филикус Юнани (Филипп Грек) — отец Александра Македонского.

12 Поскольку турки брили голову, но отпускали бороду, для Эвлии Челеби было странным видеть грузин с их длинными волосами и бритыми лицами.

Текст воспроизведен по изданиям: Эвлия Челеби. Книга путешествия. Вып. 3 Земли Закавказья и сопредельных областей Малой Азии и Ирана. М. Наука. 1983

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.