Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЭВЛИЯ ЧЕЛЕБИ

КНИГА ПУТЕШЕСТВИЙ

СЕЙАХАТНАМЕ

ЗЕМЛИ МОЛДАВИИ И УКРАИНЫ

ТОМ V

II

ПОВЕСТВОВАНИЕ О ТОМ, КАК 12 ШАБАНА 1067 (26 МАЯ 1657) ГОДА МЫ ОТПРАВИЛИСЬ В ПОЛЬСКУЮ СТРАНУ В ПОХОД НА КОРОЛЯ РАКОЦИ 1

/104/ Сначала, во имя Аллаха, выступив из Силистры, мы направились в сторону кыблы и, миновав село Алмалы, а затем села Чуфуд-пынар, Караагач, Килиседжик, Бозоверд, Сюгют-чюк, прибыли в благоустроенный городок Хаджиоглу-пазары. Пока мы стояли на отдыхе в этом месте, войско ислама прибывало в великом множестве и становилось день ото дня подобным морю. Отсюда предусмотрительный [Мелек Ахмед]-паша отослал своих капуджибаши сказать татарскому хану, прибрежному aгe, от-агам и ат-кулу буджакских татар и беям Валахии и Молдавии: «Готовьтесь [к походу]». Сам же он три дня пребывал в Хаджиоглу.

[Однажды] утром он молвил: «Аллах всеведущ, сейчас из столицы прибудет человек с приказом поторопиться». И только он это произнес, тотчас в шатер вошел капуджибаши и сказал: «Мой повелитель, приехал некий ага от аги великого везира». — «Пусть он войдет», — приказал паша. Капуджибаши, поцеловав полу [одежды паши] 2, передал приказ. Смысл прочитанного был таков: «Выступайте сразу же, не медля ни мгновенья».В тот же день прибыли боевые припасы, падишахский шатер, двенадцать ода янычаров, сипахии четырех нижних бёлюков, а вместе с ними — по одному человеку от канцелярии реестров, от начальника ведомства постойного провианта, от начальника ведомства налога сюрсат. Тотчас подняв бунчук, паша приказал бить в барабаны и тамбуры, а прибывшего [из столицы] агу он отослал обратно, выдав ему три кошелька. [30]

А в первый день рамазана 1067 (13 июня 1657) года мы выступили на север, прошли села Харманлы, Дюдекчи, Курнаджик, Бюльбюллю и прибыли в большой городок Истр. Эта касаба является хассом янычарского аги при Пороге Счастья 3, а все население его — реайя. Затем, проехав села Инехан-чешме и Яйладжик, мы прибыли в большой город Бабадаг. Оттуда мы достигли села Еникёй и совершили здесь священную праздничную молитву.

/105/ Войска ислама с каждым днем становились подобными-морю, и приходили вести, что король Ракоци уже вступил в польские земли. Двинувшись отсюда, мы прибыли в чифтлик Хаджиги-паша, а затем в крепость Тулчу.

[КРЕПОСТЬ ТУЛЧА]

Эта крепость была заново отстроена в 1044 (1634-35) году по повелению султана Мурада IV и в соответствии с ферманом каймакама Байрам-паши стараниями кетхуды морского государственного арсенала Пияле-кетхуды. Это красивая и очень прочная крепость, так как стоит она на берегу Дуная, на невысокой скале. Она четырехугольной формы, окружность ее — тысяча шестьдесят шагов. Она имеет небольшие железные ворота, обращенные на юг, а рва вокруг нее нет. Внутри крепости стоят мечеть, склад пшеницы, арсенал, семьдесят домов для воинов, проходит спускающаяся к Дунаю водяная дорога 4. Также есть в ней триста человек войска, комендант, превосходные, обращенные на Дунай пушки. Это прекрасная крепость, построенная в удобном месте и богатая припасами.

Этот городок, правителем которого является таможенный начальник, освобожден от податей и сборов в казну; они взяты в откуп за десять юков акче. Кадию его по должности положено содержание в сто пятьдесят акче. [Кроме того], кадию за совершение правосудия ежегодно поступает три кошелька доходов с [окрестных] селений и пяти лежащих на возвышенности нахие, входящих в этот каза. Эта крепость входит в состав Силистровского эйялета, и ее алайбей вместе со своими воинами обороняет ее округу от русов 5.

Посад Тулчи состоит из шестисот валашских и болгарских домов, построенных сплошь из камыша и тростниковых плетенок. В [окрестных] горах имеются виноградники, а по реке Дунаю расставлены сети для ловли рыбы. Близ таможни хорошая на вид небольшая мечеть. Здесь имеется [одно] кирпичное, [31] крытое превосходной черепицей здание, [еще один] добротный дом, несколько лавок. Все это — плоды забот начальника таможни Мустафа-аги.

[Однажды] утром, когда мы находились в этой крепости, русы на сорока шести лодках-чайках объявились под ее стенами. Но едва они увидели столь многочисленное исламское войско и были обстреляны из крепости двадцатью пушками бал-емез, как бежали к Черному морю. Пробыв здесь три дня, войско ислама за этот срок на пятистах барках, чайках и каиках переправилось на Тулчинский остров.

ОПИСАНИЕ ТУЛЧИНСКОГО, ИЛИ ЗМЕИНОГО, ОСТРОВА

С севера и юга его — река Дунай. А езды вдоль него к Черному морю восемь часов, а если ехать поперек, от города Тулчи до /106/ города Измаила, то пять часов. И это такой лесистый остров на Румелийском тракте, что лишь бог один ведает, сколько на нем диких зверей, грызунов и птиц. Очень много здесь ястребов, которых охотники ловят и из их крыльев делают оперение для стрел. На этом острове каждый год забивают семьдесят-восемьдесят тысяч голов крупного рогатого скота и из всего [этого мяса] вырабатывают бастырму. Имеются специальные дома, где забивают и разделывают скот. А комаров здесь так много, что при заходе солнца они заставляют людей и коней взывать о погибели. Блудниц, которых ловят в крепостях Измаил, Килия и Тулча, оставляют голыми на этом острове, и те за одну ночь погибают от усердия комаров, москитов и разной мошкары.

Так вот, благополучно преодолев этот остров, мы за три дня переправились через Большой Дунай напротив города Измаила и прибыли в крепость Измаил.

ГОРОД ИЗМАИЛ

Это — творение Салсала. Город этот в 889 (1484) году завоевал капудан султана Баезида хана Исмаил, поэтому его называют городом Измаилом 6. Ныне этот превосходный порт является вакфом Мекки и Медины. По установленной записи и традиционному определению он значится свободным вакфом Аллаха. Правителем [города] на основе обычного права является ставленник главного евнуха, и он правит с помощью четырехсот своих людей. Это высокая должность, сдающаяся на откуп. [32] Здесь есть также таможенный начальник, а так как крепости кь имеется, то нет и коменданта. Есть бешли ага и до семидесяти рядовых воинов. Правитель [города] на основе шариата имеет содержание в триста [акче]. Кадию его ежегодно поступает семь кошельков, а мутевелли — двадцать кошельков. [В городе] есть должность кетхуды сипахиев, янычарский военачальник, ага азабов, бешли ага, капудан, субаши и мухтесиб.

Всего в этом городе две тысячи домов. Три квартала в нем — мусульманские, а остальные населены греческими, армянскими и еврейскими реайя. Крыши домов в большинстве застланы тростниковыми плетенками или покрыты камышом. Все дома, постоялые дворы, мечети, имеющие кирпичные стены и крытые черепицей, находятся в мусульманских кварталах. Зданий, крытых свинцом, в городе нет. Есть одна баня, но такая грязная, что вошедший в нее раскаивается. [В городе] насчитывается около восьмисот лавок, но бедестана нет. Большинство лавок крыто дранкой. Мостовой в городе нет совсем. Предписано, чтобы в гавани его непременно стояло /107/ пятьсот судов.

Очень хороши здесь мед, мясо, сыр, белуга, копченая осетрина, черная икра, а на полях — пшеница и ячмень. Много тут белого хлеба. На невольничьем рынке много белых рабынь и невольников-мальчиков. Все население города живет куплей-продажей, промышляет торговлей с валахами и молдаванами.

Из числа знатных людей Эрмени-оглу, Мурад-оглу, янычарский военачальник Кебче Али-паша одеваются в собольи шубы, а кроме того еще в овчинные или лисьи шубы с закрытым воротом, а на головы надевают татарские шапки. Это потому, что их волости и селения — сплошь татарские. Граница земель этого города Измаила на востоке сходится с Килийским каза. Северо-восточный край их граничит с землями Аккермана, а северный проходит по деревням Тобак и Искерлет, а также по молдавской крепости Галац, расположенной на границе молдавских земель.

В этом городе живут купцы, торгующие белугой и осетром и владеющие состоянием в сорок тысяч курушей. Так как на берегах Дуная имеется почти две тысячи казенных рыбных лавок, то купцы ежегодно отправляют две тысячи повозок соленой рыбы в польские и московские земли. По обилию комаров этот город является местом, вызывающим изумление.

Выступив вместе с войсками ислама из этого города, мы двинулись на север и прибыли в деревню Каплыбагы. Это — татарское село, [входящее в] нахие Измаила. Оттуда мы приехали в селение Коджагёльбаши. Это также татарское село. Все [33] это земли буджакских татар. Власть измаильского мутевелли на них не распространяется. Они входят в Очаковский эйялет и находятся под властью прибрежного аги.

Отсюда мы вновь направились на север и приехали в крепость Татарбунары. По должности кадий [этой крепости], входящей в Очаковский эйялет Силистры, имеет содержание в сто пятьдесят акче. Крепость эту заново отстроил в 1046 (1636-37) году Кенан-паша в бытность свою мутасаррыфом Очаковского эйялета. Это небольшая, прочная, четырехугольная крепость, окружность ее равна тысяче шагов. Она имеет одни ворота, открывающиеся в южную сторону, а по четырем ее углам стоят четыре высокие башни. Так как в прежние времена место, где стоит эта крепость, было заболочено и покрыто зарослями камыша, то молдавские и татарские разбойники нападали отсюда на проходившие караваны. [Ныне же] в атом необычном месте возвышается пристанище безопасности.

В настоящее время в крепости имеется одна мечеть, склад /108/ пшеницы, небольшие удобные помещения для ста пятидесяти человек войска. Есть и комендант. А жилых построек внутри крепостных стен не заметно. Однако в прилегающем к крепости посаде имеются двести крытых камышовыми плетенками домов бедного люда, постоялый двор, одна грязная баня, виноградники и сады. Правителем его от вакуфного ведомства является один из людей капуджибаши высочайшего двора Абдаллатиф-бея, который состоял при усопшем Кенан-паше. Он (правитель) взимает за проводимые караваны и невольников таможенную и рыночную пошлины, дает наряды войску крепости и ведает охраной дорог. Выступив отсюда, мы достигли селения Аджигёль. Это благоустроенное татарское село. А затем мы прибыли в крепость Аккерман, которая [весьма] известна как счастливое прибежище безопасности.

АККЕРМАН

Первооснователем ее является Салсал. В его время название этой крепости было Богаз-конман. Так как на побережье Черного моря местность к востоку от этой крепости считается талисманом Камр ал-кум (?) (*** — может быть прочтено и как кумрал кум — 'каштановый песок'. Ниже (стр. 113—114 оригинала) речь идет о зыбучих песках), то, хотя много раз приходили под эту крепость армии чингизидов 7, они были разгромлены. [34] Некогда эта прекрасная крепость переходила от государства к государству, а в 889 (1484) году султан Баезид Вели, побуждаемый его святейшеством Кара Шемседдином Сивасским, начал осаду этой крепости со сбоим необузданным войском. Стрелявшие с трех сторон пушки с трудом пробили в каждой стороне [крепостных стен] бреши. Но, так как вокруг проходил глубокий, в семьдесят кулачей ров, мусульманские газии не смогли подступить к самой крепости. Тогда они принялись продвигать перед собою земляную насыпь и, подобравшись к краю рва, стали беспрерывно бросать в него землю. Однако [осажденные] через потайные ворота оттаскивали землю, набрасываемую в ров, и ссыпали ее в реку, протекающую с северной стороны крепости. Таким образом, они не оставили во рву ни земли, ни камешка [хотя бы] в карат весом. Тем самым они лишили силы мусульманское войско. И тогда, о мудрость божия, крымский хан Менгли-Гирей переправился с двумястами тысяч стремительных как ветер татар через реку Днестр. Подойдя к ноге боевого коня султана Баезида, он попросил, чтобы всем татарам разрешили грабить, и султан Баезид дал разрешение. [И вот], покуда татары разоряли и опустошали валашские и молдавские земли /109/. и эта мусульманская орда день и ночь захватывала военную добычу, войско ислама билось за крепость Аккерман. А когда поутру загрохотало также множество пушек, то стены с одной стороны рухнули. И тогда из крепости вышли двенадцать попов и в драгоценном ларце передали десять ключей от крепости [Аккерман] и ключ от крепости Богаз-конман. И тогда крепость была завоевана и присоединена к стране ислама.

Так как татары называют крепость словом керман, то ее и нарекли Аккерман, что значит «белая крепость». Затем султан Баезид восстановил и отстроил эту крепость и, сделав ее местом постоянного пребывания самостоятельного санджакбея в Силистровском эйялете, поместил в ней десять тысяч воинов. Бею же он дал три тысячи войска и повелел ему отправиться к крепости Килия. Ныне хасс бея, [пожалованный ему] из падишахских угодий на основании закона Баезида хана, приносит доход 240000 акче. Имеется [также] 14 тимариотов и 6 заимов. Во время войны вместе с джебели войско бея составляет 500 воинов. Подобными ему [по значимости] правителями были [лишь] мутевелли Баезида хана и Селима хана. В крепости [35] имеются комендант, ага азабов, бешли ага, кетхуда сипахиев, янычарский военачальник, таможенный начальник, мухтесиб ага. Кадию ее по должности положено содержание в триста акче.

Восхваление крепости Аккерман. Эта крепость воздвигнута из ракушечника на крутой скале на берегу Днестра. Река Днестр впадает в Черное море на расстоянии двух пушечных выстрелов от крепости. Вот на таком расстоянии от этого устья, на высоком холме, на южном берегу реки Днестр, т. е. во владениях вышеназванного города Измаила, и расположена эта крепость, сверкающая, как хрусталь.

Когда мы с нашим господином Мелеком Ахмед-пашой отправились осматривать эту крепость, из нее — о величие Аллаха! — через реку Днестр стреляли пушки, доходящие до сорока пядей [в длину] и выбрасывающие ядра [весом] по двадцать окка. И те ядра, [перелетая] через Днестр, достигали места по названию От-ярык, которое находится на противоположном берегу, в очаковских землях. Там, в степи, ядра исчезали, подпрыгивая и вздымая пыль с земли. Когда стреляли из пушек, стоявших на башнях и стенах, обращенных к суше, черный пороховой дым, как в день злосчастья, окутывал крепость Аккерман. Все воины в полном вооружении вели огонь залпами из всех амбразур и из-за зубцов и оглашали округу воинственными криками во славу Аллаха и Мухаммеда. При возгласах «Аллах! Аллах!» /110/ долина Аккермана вспыхивала огнем.

[Между тем] мы были заняты осмотром крепости. Прежде всего [следует сказать, что] окружность этой крепости составляет три тысячи шестьдесят шагов. Но я измерил ее шагами по внутреннему ряду стен, а крепость эта имеет еще три ряда стен наружных. И те, кто измерял шагами там, сказали, что [протяженность наружной стены] — пять тысяч шестьсот шагов. По берегу реки Днестр стены низкие. Однако они имеют внушительные, мощные укрепления. Противоположная сторона крепости обращена к суше, и она также представляет собой прекрасное укрепление в три ряда прочных валов.

Внутри крепости все дома смотрят в сторону восхода солнца, на реку Днестр, в сторону Черного моря и на пустыню Камр ал-кум. Ворот в крепости трое; двое из них — небольшие ворота, выходящие на реку Днестр, и одни — прочные железные ворота в три ряда, с весьма оживленным движением, обращенные на восток, к посаду. По краям этих больших ворот стоят превосходные пушки, с помощью которых была завоевана крепость, каждая размером в сорок пядей, [так что] внутри нее [36] могут поместиться два человека. Подобных им ни на каких других рубежах османских владений нет. И будь они в крепости Родосто или на бастионах Дарданелльского пролива, то уж теперь-то был бы заряжен хотя бы один из этих пушечных стволов 8.

Всего внутри крепости полторы тысячи крытых дранкой благоустроенных домов; домов же, крытых черепицей, нет совсем. Имеется мечеть султана Баезида — это приятного вида мечеть с одним минаретом. На краю нижней крепости стоит банька. Цитадель представляет собой четыре достойных подражания башни, подобные галатской. Эти искусно построенные, удивительные, огромные башни расположены одна внутри другой. И в течение многих столетий в каждой из них накапливался зернистый порох. В этой внутренней крепости стоит обращенный на Днестр королевский дворец, в котором живет комендант. Но если я буду (дальше] писать и рассказывать об этих местах, то получится другая объемистая книга. А полустишье [гласит]: «Слышать — это не то же самое, что видеть».

И только создателю известно, сколько тысяч кантаров черного пороха хранится в подвалах этого дворца. И невозможно учесть и подсчитать количество разнообразного зерна и разных припасов, хранимых здесь в амбарах. В этой внутренней крепости стоят наведенные на Днестр подобные семиглавому дракону пушки бал-емез и сто восемьдесят больших и малых пушек, не имеющих названий.

На трех рядах стен крепости имеются по-разному, но искусно построенные превосходные башни, [стоящие] одна внутри другой, украшенные разнообразной росписью и кладкой, резьбой бой и облицовкой. /111/ Некоторые из них представляют собой высокие башни, крытые свинцом. А всего [насчитывается] сто красивых башен. В плане эта крепость имеет форму четырехугольника. И в ней проходит шесть рядов прочных разделительных стен. Две стороны [крепости], обращенные к Днестру, расположены у подножия невысокого холма. Две [другие] ее стороны — это высокие гладкие стены на обрывистой скале. Крутая, отвесная кремневая скала образует [основание] этих сторон. А ров перед воздвигнутыми на скале тремя рядами стен имеет пятьдесят аршин [глубины]. И в ширину этот большой ров — также пятьдесят аршин. В этой обитаемой четверти 9 я, ничтожный, проехал и осмотрел семь тысяч шестьдесят крепостей, но такого удивительного рва, глубокого и прочного, я не видел. Стены рва, вырубленные в кремне, образуют [37] неприступные отвесные гладкие скалы. И нет на них даже щели, за которую могла бы зацепиться птица. Крепость эта такова, что к ней ни с какой стороны не подступиться: [невозможно сделать) подкоп, [подобраться] из-за насыпи или укрытия [или вырыть) окоп. Еще когда при Сейди Ахмед-паше мы совершали поход на Трансильванию и в крепости Фагараш читали описание этой крепости Аккерман в венгерских хрониках, я, ничтожный, был одним из слушающих и сохранил [это] в памяти, но не записал, потому что немало сообщали [те хроники] вздорного.

Крепостная стена, идущая по краю этого глубокого рва, представляет собой внушительную преграду толщиной в сорок шагов; это ровная, мощная, как корпус слона, стена из ракушечника. Перед большими воротами имеется висячий деревянный мост. Каждую ночь стража с помощью воротов поднимает мост, прислоняет его к железным воротам, и тогда нельзя ни войти, ни выйти из крепости. На высоких сводах этих ворот подвешены на цепях зубы Салсала весом в шесть окка и кости челюстей его размером по два кулача.

Наш господин Мелек Ахмед-паша вынужден был стоять на месте до тех пор, пока не придут вести от крымского хана и от остальных частей янычарских войск, которые должны были прибыть из столицы. А потому глашатаи объявили всему войску ислама, всему населению города, чтобы [люди] не сидели сложа руки. На каждый день готовилось по десять котлов шафранного плова, всему войску и населению города щедро раздавались средства пропитания. Играли музыканты. Все алайбеи, черибаши, белюкбаши семидесяти байраков секбанов и сарыджа усердно принялись за дело: была проявлена большая забота об очистке аккерманского рва. И когда по рву пустили воды Днестра и он был /112/ очищен, в реестре сделана [об этом] запись. Глашатаи прокричали, что если кто-нибудь еще раз бросит в ров [хотя бы] горчичное зерно, то над ним будет учинена расправа, — так повторяли они и предостерегали.

И вот, о мудрость божия! Однажды, когда очищали ров, открылся вход в какую-то пещеру. Многие из воинов вошли в нее и вынесли оттуда множество человеческих черепов. Это были пожелтевшие черепа размером в добрую меру ячменя. Потом были извлечены берцовые кости и кости рук многих сотен людей, и в каждой из них было по пять-шесть локтей длины. Обнаружились также кости ребер и нижних челюстей размером по два-три аршина. Осмотрев это, люди сказали: «Все во власти Аллаха!». И снова все те кости положили обратно в пещеру, а вход в нее заделали раствором извести с толченым кирпичом. [38]

Посад Аккермана. В нем тринадцать кварталов. Все дома в них деревянные, с верхними этажами, крыты тесом, имеют деревянные дворы, [окружены] виноградниками и садами; они очень привлекательны. Некоторые дома, жилые постройки, кофейни крыты тростником или камышом. Из мечетей великолепна мечеть султана Баезида, старинная и простая на вид, Мечеть хана Менгли-Гирея, мечеть Ваиз-джами, мечеть султана Селима хана — все это большие отказы татарских ханов [в пользу вакфа]. В семнадцати местах имеются начальные школы, и, к слову сказать, великолепна школа, расположенная к торговых рядах 10. Близ реки Днестр имеется одна старинного вида грязная и бедная баня [постройки времен] султана Баезида Вели; однако много есть и домашних бань. Здесь расположены лавки от каждого ремесленного цеха, но бедестана нет. В восточной и южной [частях посада] бесчисленные виноградники и сады. А в западной стороне тянутся гряды песчаных холмов, и говорят, что в конце концов город занесет песком.

Крупной знати среди населения нет. Украшением всего населения посада являются купцы, а также муджахиды. идущие по пути, [указанному] Аллахом. В большинстве своем они носят татарские шапки и едят конину. Надевают они овчинные шубы, пьют бузу и медовуху. Один раз в месяц, полагаясь на Аллаха, они идут газаватом на неверных, совершают набег беш-баш на земли казаков и приходят с добычей победителями. Так как вода и воздух здесь очень приятны, то люди крепки телосложением, лица их пышут румянцем.

У пристани летом и зимой немало кораблей из разных стран. Город этот известен и славится своим белым хлебом, маслом для маяков, ядреной пшеницей, ячменем и песком для часов.

ОПИСАНИЕ СТРАШНОЙ ДОЛИНЫ КАМР АЛ-КУМ

Да будет известно благочестивым братьям [мусульманам], что эти аккерманские долины после потопа все были морем. Когда Искандер Двурогий (Александр Македонский) по приказу самого бога прорубил Черноморский пролив и заставил [Черное море] течь в Средиземное, [воды отхлынули], и эти места остались краем необитаемых, бесплодных песков. Злые духи — джинны — облюбовали эти долины и поселились здесь. И вплоть до эпохи Сасанидов эта обширная равнина была местом отдыха джиннов. [39]

Во времена последних Навширванов пехливан по имени Салсал, заканчивая свое путешествие, прибыл на эту аккерманскую землю. И что же он увидел? Место для крепости, вода и воздух которого приятны. Однако неподалеку находилось пристанище джиннов. Тотчас собрав своих мудрецов, он по [всем правилам] -науки изготовил для джиннов великий талисман и начертал на нем: «Пусть снова обитают они в Камр ал-куме и, помилуй «бог, пусть не ходят они на сынов адамовых, а сыны адамовы пусть не ходят на них». И с того времени эта песчаная долина является местом, внушающим страх и ужас, а вошедший в нее изумляется и поражается.

[Случилось как-то, что] мятежные казаки вознамерились на своих семидесяти чайках напасть на предместье Аккермана, [высадились] и вступили в этот Камрал-кум, но и они все погибли. А после все их каики, как военную добычу, забрали жители Аккермана. И вот с той поры казаки и не помышляют об Аккермане. [А место это] — будто песчаное море. Все время из песка вспучивается множество бугров, потом они проваливаются, возникают в другом месте... Это — величественное, внушающее ужас зрелище.

Однажды мы с пятью-десятью друзьями набрались смелости ,и — кто на коне, кто пешком, — захватив связки камыша, двинулись туда, [по пути] втыкая камышины в песок, чтобы по этим заметкам возвратиться назад. И вот, расхрабрившись, целый час бродили мы по пескам, измученные, усталые. Некоторые из нас нашли луки, башмаки, посохи, стрелы джиннов; многие отыскали котлы, сковородки, миски, пики. Когда мы уже кончали поиски, подул бесплодный ветер; он повалил камышины, которые мы втыкали в песок; наша дорога исчезла. Сейчас же, в мгновенье ока все мы повернули обратно и, вскочив на коней, приехали в Аккерман. Мы показали городским жителям вещи и предметы, которые нашли. А они возбужденно рассказывали и объясняли: /114/ «И у нас имеются такие же странные и удивительные предметы, принадлежащие джиннам». А потом они сказали: «Бросьте-ка некоторые из найденных вами вещей в огонь, посмотрите, сгорят ли они». И действительно, много предметов бросили мы в огонь, и они не сгорели, не обуглились, не попортились. Жар огня даже не подействовал на них. И когда мы вынули их из огня, то увидели, что они — словно кусок льда! Многие из них мы отдали паше, он же отправил их Кая-султанше, [находившейся] при августейшем пороге (Т. е. при дворе султана в Стамбуле). [40] И поныне у меня, ничтожного, имеется много разных предмегов. Ну вот и вся история.

После этого мы вместе с нашим господином [Мелеком Ахмед]-пашой отбыли из Аккермана, взяв путь на запад, и приехали в место, называемое Ханкышла. Там живут буджакские татары. Это село в пятьсот домов, расположенное в часе пути от реки Днестр, с благоустроенным, как в городке, караван-сараем, мечетью и баней. Правитель ее, которого называют прибрежный ага, является ставленником татарских ханов. Однако он подчинен также и вали Очаковского эйялета.

Этих быстрых как ветер и жаждущих встречи с врагом татар, которых называют буджакскими татарами, [насчитывается] до сорока пяти [тысяч]. Всего здесь двести сел, зимовок и стойбищ (?). У этих татар столько имущества, продовольствия,. скота и военной добычи, сколько нет, пожалуй, [даже] в Крымской земле. Это именно они снабжают Стамбул маслом и медом. Протяжение мест расселения этих татар с запада на восток между Дунаем и Днестром равно пяти переходам. А между устьями Дуная и Днестра расстояние — два перехода. Из них (татар) происходит много знаменитых воинов, и все они состоят под началом очаковского везира. Так как эту местность завоевал прибрежный ага татарского хана, то они платят ушр с захваченного имущества как [прибрежному] aгe, так и паше [Очаковского эйялета]. Они являются очень послушными газиями.

Направившись отсюда на запад, мы прибыли в крепость Янык-хисар.

ЯНЫК-ХИСАР

Это мощная башня, круглая, как галатская крепость, с заостренным деревянным верхом, стоящая у переправы черед Днестр, в аккерманских владениях. В прошлом здесь была будто бы большая крепость. Ее построил султан Баезид Вели. Затем, при хане Мухаммед-Гирее Семизе эту крепость захватили казаки, которые разрушили и опустошили ее. После этого в 1025 (1616) году по ферману султана Ахмеда хана очаковский правитель Шакшаки-паша построил эту крепость из камня, надежно, /115/ и теперь она благоустроена. [41]

С внешней стороны ее имеется укрепление, обнесенное сплошным деревянным частоколом в один ряд. Все, кто едет из Аккермана в Очаков и в Крым, переправляются через Днестр у этой крепости Янык. И так как она неминуемо является местом переправы, то в ней находятся комендант и двести вооруженных воинов. Имеются также арсенал и двадцать мелких пушек шахи.

Когда мы сделали остановку под стенами этой крепости, наш господин Мелек Ахмед-паша приказал войску тотчас же очистить ров. Он пожертвовал как на богоугодное дело пятьдесят итальянских ружей для воинов цитадели, и, когда комендант принял их, в аккерманском реестре была произведена [соответствующая] запись.

Потом мы приехали в селение Коркмаз. Это благоустроенное прибрежное село с одной мечетью, стоящее неподалеку от Днестра. Отсюда мы прибыли в селение Султан-Савати-хан. Это также благоустроенное прибрежное село с мечетью, а все дома в нем крыты тростником. Кстати, знаменитая пословица гласит: «Пища татарина — просо, одежда его — шкура, дома его — тростник, а сам он — негодник» (Пословица рифмована. Во второй ее части—игра слов: 'тростник' по-турецки саз, а 'негодник' — насаз, что можно также перевести 'не тростник').

Затем мы прибыли в селение Тонал, благоустроенное татарское село. Двинувшись отсюда в западную сторону берегом реки Днестр, мы приехали в городок Чоплыджа. Это благоустроенное татарско-валашское селение в нахие крепости Бендеры, находящееся под властью прибрежного аги и состоящее из пятисот крытых тростником домов, мечети и семидесяти лавок. Раз в неделю бывает большой базар. Так как деревня на берегу Днестра, в ней много виноградников и садов.

Отбыв отсюда на запад, мы приехали в селение Талмаз. Это валашское село. Затем мы прибыли в селение Левонта, одно из сел, подчиненных Бендерам. Подданные его — валахи. Снова отправились мы на запад и достигли селения Копан. Подданные его — все молдаване, и находится оно под властью прибрежного аги, хотя и стоит на землях крепости Бендеры, /116/ на берегу Днестра. В нем до двухсот крытых тростником домов, одна церковь. Противоположный берег Днестра — это уже настоящие земли казаков. Идя отсюда на запад, мы через три часа прибыли в село Еникёй. Это — небольшое село на берегу Днестра, а подданные его — молдаване. Взяв здесь [42] проводников, присланных бендерским правителем, мы три часа шли на запад, и через три часа показалась крепость Бендеры.

О величие Аллаха! Все девять тысяч полностью вооруженных превосходных, умелых воинов, которые составляют войско Бендер, вышли встречать пашу. Вместе с большим войском [паши] кричали они прославление Аллаху и Мухаммеду. А когда мы приблизились к крепости, с нее залпами ударили пушки и ружья и от грохота орудий затряслись земля и небо.

Наш господин [Мелек Ахмед]-паша с пышностью и величием расположился за занавесом, окружавшим его шатер. Вышедшим встречать его воинам крепости он пожаловал кошелек бакшиша. И приказано было, выдав караулам трехдневную денежную плату, [разослать их] во все четыре стороны, чтобы собрать войско на Бендерском поле, потому что Бендеры эти стоят в самой середине страны кяфиров.

ОПИСАНИЕ КРЕПОСТИ БЕНДЕРЫ

Когда в 889 (1484) году Баезид хан завоевал крепость Аккерман, то Гедик Ахмед-паша построил в этом месте башню не большую, но полезную для переправы жаждущих встречи с врагом татар. Это укрепление казаки разрушили еще во времена Сулеймана хана. Так как русы разбили татар, когда татарское войско переправлялось через реку Днестр, то татарский хан попросил Сулеймана хана построить в этом месте крепость, и по высочайшему указу крепость была воздвигнута.

Соседствуя с Аккерманом, она является ныне мощной крепостью и прочным рубежом в Очаковском эйялете. Пожалованный султаном хасс приносит его бею доход в 340 000 акче. Тимариотов здесь 312, заимов — 40. По закону положено иметь три тысячи войска, считая и джебели. Ее бей имеет войска пятьсот человек, В крепости имеются алайбей, черибаши, юзбаши, от-аги, яшлы аги, от-кулу. По должности кадию ее положено содержание сто пятьдесят акче. А завершение правосудия с сорока [подчиненных Бендерам] нахие кадию поступает дохода пять кошельков. Если же татары предпринимают походы, которые они называют /117/ беш-баш, в страну неверных, лежащую по ту сторону Днестра, то бею это приносит доход до сорока-пятидесяти румелийских кошельков.

Вместе с комендантом крепости в ней насчитывается двадцать должностей аг. Войско крепости состоит из трех тысяч охранников-азабов, ерли-[кулу] и гёнюллю. Вместе с [43] янычарским агой [в крепости] находятся семь янычарских ода с чорбаджи [во главе], одна ода оружейников и пушкарей. Имеются также мухтесиб, субаши и начальник таможни. Всего во время осады в этой крепости собирается двенадцать тысяч воинов ислама. И так как раз в неделю неверные непременно пьют вино, то, когда хмель затуманит им глаза, они осаждают эту крепость.

Форма и размеры крепости Бендеры. Эта крепость является прекрасным прочным, построенным из камня сооружением четырехугольной формы. Она стоит на берегу Днестра. Одна сторона ее низкая, а те, которые обращены на юг и на кыблу, проходят по высоким скалам, сложенным из известняка. И каждый камень ее стены — величиной с тело менглусского слона, а куски мрамора имеют размеры с желудок коровы или лошади.

Когда главный зодчий Сулеймана хана Синан-ага ибн Абдульменнан-ага строил эту крепость, он применил все свое искусство. В соответствии с различными законами геометрии он | построил столь продуманные бастионы, хитроумные и прочные угловые башни и стены, что в описании их качеств язык бессилен. Все стены ее имеют в ширину двадцать аяков, они толстые и обмазаны раствором с песком, а вал [под стенами] ровный. Протяженность крепостных стен составляет в целом две тысячи пятьсот двадцать шагов. Ров со стороны суши очень глубокий, а по берегу Днестра рва нет. Однако и та сторона представляет собой прочную разделительную стену в два ряда и является] надежным укреплением.

В крепости всего двое ворот. Одни — большие и прочные железные ворота, обращенные к кыбле и открывающиеся в посад. Каждую ночь с помощью ворота и цепи висящий над рвом мост поднимают и заслоняют им ворота крепости. Так как в этой крепости всего два ряда стен, то внутрь от главных ворот имеются еще одни железные ворота. Они обращены к кыбле, и на них, на четырехугольной плите белого мрамора, имеется тарих. Но, так как плита укреплена очень высоко и в очень оживленном месте, прочитать [надпись] было невозможно, и я не смог списать ее. По правую руку от этого тариха нa белом мраморе каллиграфическим почерком было выведено: «Ах! Душа моя, Рюкийе-ханым..! ..Любящий ее Маджар Мустафа». Сбоку от этой надписи камень вырезали, стену заделали расписной чашей изникского производства (Т. е. сделанной в г. Изник, в западной Анатолии) [44]

/118/ Чаша эта мастерской работы, с росписью, внутри голубая,переливающихся тонов.

Между этими железными воротами на высокой арке подвешены еще одни ворота [в виде решетки]. Во время сражения эту решетку опускают и загораживают ею доступ к воротам спереди. Над этими воротами стоит мечеть Сулеймана хана, но она не столь пышна и величественна.

В этой отгороженной [разделительной стеной] части крепости, кроме сотни крытых дранкой домов, никаких других построек нет. Эта верхняя крепость состоит из двенадцати крытых тесом больших прочных, внушительных башен. На каждой из них стоит по шесть пушек бал-емез. А на других больших башнях, подобных крепостям и размещенных по четырем углам этой крепости, находится сто мелких пушек и крупных пушек шахане. И в каждой такой башне торчит по сто — сто пятьдесят ядер, выпущенных вражескими пушками. Потому что ясский кяфир 11 со стотысячным войском русов шесть раз осаждал это место, но победы ни в чем одержать не смог и ушел, потерпев полную неудачу.

А еще внутри этой крепости имеются небольшие железные ворота, обращенные на восток и ведущие в нижнюю часть укрепления. Крепость подходит к самому берегу Днестра. Все дома внутри нее обращены на восток и смотрят окнами один поверх другого на Днестр. Всего в ней триста крытых дранкой домов. А виноградников и садов здесь нет совсем. Все янычары, пушкари и оружейники размещаются в этой крепости.

Другой отделенный [стеной участок крепости] имеет прочный, внушительный рибат. На шести прочных башнях этой нижней крепости стоят обращенные на Днестр пушки бал-емез, которые совершенно не дают чайкам русов прохода ни туда, ни обратно. Крыши этих башен Мелек-паша приказал покрыть дранкой за счет собственных его средств. Честь и хвала этому везиру, рачительному хозяину.

На берег Днестра выходят обращенные на восток водяные ворота, через которые все население крепости берет воду. Так как берег Днестра песчаный, в этой стороне крепостного рва нет. В некоторых местах эта сторона крепости проходит по обрывистому склону. В этой большой нижней крепости, имеющей свои ворота, стоит еще одна мечеть Сулеймана хана, а по обеим сторонам ее михраба стоят пушки бал-емез. Перед домом янычарского аги находятся могилы двух шехидов, и много раз видели, /119/ что в каждую Ночь предопределения 12 на них нисходит [45] свет. В целом благоустроенная крепость Бендеры является надежным замком на османских владениях.

За воротами этой крепости, неподалеку от нее, у края рва, да обвеваемом [ветрами] пригорке, имеется место для собраний образованных людей, место для прогулок и площадка для совершения доставляющего радость намаза. Все газии совершают там обряды и молитвы и поджидают там прибывающих [в крепость]. Ров по краям своим сплошь огорожен толстыми столбами с перекладинами, и за эту изгородь не могут пройти ни лошадь, ни мул, ни какое-либо другое животное. По той же причине никто не может бросать в ров мусор. И ров тот очень глубокий и чистый.

На все четыре стороны от этой прочной крепости лежит поле битвы. Здесь нет и следов каких-либо построек. И на то поле сражений ощетинились, как ежовые иглы, пушки крепости. К востоку от этой крепости никакого посада нет совсем, но в западной и южной сторонах раскинулся большой пригород, и со всех сторон он окружен отвесным рвом. Повсюду в нем ; имеются колодцы с толстым срубом и караульные помещения.

Посад крепости Бендеры. В этом посаде имеются [четыре мечети с михрабами, семь мусульманских кварталов и семь кварталов валашских и молдаванских. Всего здесь тысяча семьсот домов, имеющих верхний этаж, крытых тесом и тростником. Дворы многих домов обнесены изгородью. Минареты мечетей обиты дощечками. Мечеть, расположенная в торговых рядах, имеет многолюдный приход. В двух местах имеются начальные школы. Есть две сотни больших и малых лавок. Мостовой на улицах нет совсем, а виноградников мало. Причина этого в том, что каждый день приходят неверные, завязывают бои и причиняют разрушения. Однако равнина, простирающаяся на запад и юг от посада, очень плодородна, покрыта травой и [разной другой] растительностью. А в деревнях очень много меда и масла. Вода и воздух очень приятны. Народ здесь чрезвычайно крепкий, богатырского телосложения. Все носят татарские шапки и овчинные шубы. Каждое утро они отправляются на ту сторону Днестра воевать казаков.

В городе имеется всего одна тесная баня. В один из дней [нашего пребывания] здесь притаились в засаде несколько газиев. Они схватили и привели семь казацких языков. Предусмотрительный паша заставил их говорить. [И они рассказали:] «Ей богу, говорят, что сын трансильванского короля Ракоци со стотысячным войском уже пришел в Сигельские степи Трансильванской области, но в польские земли еще не вступил. /120/ А польский [46] король с двухсоттысячным войском ожидает вашего прибытия и помощи. Бей же подвластной вам Валахии и Молдавии будто бы послали на помощь Ракоци по двадцать тысяч войска, и они вот-вот ударят на вас». Когда они так сказали, паша повелел срочно, в пять дней, доставить этих языков к Кёпрюлю.

Под крепостью Бендеры Мелек-паша получил известие о том, что, как только языки сообщили об этих полных тревоги обстоятельствах, кетхуда Валахии и Молдавии 13 Узун Али-ага, находившийся при Пороге Счастья, обратился к Кёпрюлю, желая показать свою храбрость: «Мой повелитель, это известие является вздорной клеветой Мелека Ахмед-паши. Убей меня, если Валахия и Молдавия окажут поддержку королю Ракоци». Из этого Мелек Ахмед-паша понял, что кетхуда уже распорядился убить языков. Немедленно предусмотрительный и беспокоящийся о последствиях паша послал в Валахию и Молдавию лазутчиков, и, когда через два дня они сообщили ему, что полученные ранее вести верны, паша с воинами ислама был готов [к действиям].

На следующий день из столицы прибыл капуджибаши с падишахским рескриптом. Он поднес этот благословенный рескрипт со словами: «О мой лала Мелек, пусть Аллах сделает твое дело легким. И да будешь ты прозорлив, оказывая вместе с крымским ханом помощь другу нашему, польскому королю».

В тот же день батыр по имени Алыш-ага привез вести от татарского хана. Тот писал так: «Брат мой, будь наготове! Если Аллаху будет угодно, мы соединимся с вами в день Хаджи-байрам 14 под крепостью Хотин. Потом от крепости Рыдванец ваша светлость двинется к реке Днестр. В польских землях к вашему высочеству присоединятся польский король, краковское войско и кардаш-казаки 15. И как двинемся мы на проклятого Ракоци, вы с тыла, а мы спереди, то ему несдобровать! Бог милостив, действуйте не торопясь, так как мы послали нашего брата нуреддин-султана 16 с сорокатысячным войском разыскивать Ракоци. Когда, даст бог всевышний, они вступят в страну поляков и будут получены известия о лагере [Ракоци], то обо всем том вашей уважаемой светлости сообщим».

Как только от хана пришло это уведомление об отсрочке [выступления против Ракоци] до указанного дня, предусмотрительный паша, посовещавшись со многими людьми, счел разумным двинуться в область неверных, называемую Орхей. [47]

О НАШЕМ ПОХОДЕ ИЗ КРЕПОСТИ БЕНДЕРЫ В ПОЛЬСКИЕ ЗЕМЛИ

/121/ На рассвете под звуки барабанов три мирмирана со своими воинами, прибрежный ага Ислам-ага сын Сефер-аги с сорока семью тысячами отборных, преданных, шумливых, храбрых буджакских татар, выступавших на бодрых конях, с лучниками в авангарде двинулись из крепости Бендеры. Однако сипахиям нижнего бёлюка вместе с гарнизонными янычарами, снаряжением и пушками было приказано оставаться в крепости Бендоры. А Мелек Ахмед-паша взял с собою восемьдесят семь тысяч шестьдесят отборных воинов и, полагаясь на всемогущего Аллаха, двинулся по берегу Днестра из Бендер на запад. Наши разведчики, направленные ранее в Валахию и Молдавию, вернулись и сказали паше: «О наш султан, жители Валахии и Молдавии узнали о том, что вы стоите в Бендерах. И вот валахам и молдаванам придут на помощь десять тысяч венгерских солдат от Ракоци. Завтра или послезавтра они обязательно нападут на вас на этой переправе через реку».

Услышав это, предусмотрительный [Мелек Ахмед]-паша направил прибывших лазутчиков и одного из своих аг к прибрежному aгe, начальнику авангарда, и к трем мирмиранам, которые стояли наготове. Тем временем мы с пашой, покинув бендерские земли, ровно через пятнадцать часов перешли вброд на лошадях реку Ишновец и прибыли в село Сынжера. Оно входит в нахие Бендеры. Река Ишновец берет свое начало с гор Искерлетских в Молдавии и впадает здесь в реку Днестр. В селении Сынжера вся исламская армия до утра не спала и не отдыхала, она стояла наготове в полном боевом снаряжении. Но, слава Аллаху, враг не подавал о себе вестей. К утру трубы возвестили о выступлении, и вся армия, а за нею готовые обозы прибыли в село Бербуюз. Это село с молдаванским населением имеет шестьсот виноградников и садов и является пограничным пунктом нахие Бендеры. Миновав это село, в тот же день после обеда мы вступили в нахие Орхей. Когда на равнине мы правильными, прямыми рядами разбили свои шатры и палатки, во все четыре стороны были посланы четники и часовые и устроены засады. В тот день мы с мусульманскими солдатами подвесили котлы, /122/ сварили обед и наслаждались [едой].

Нахие Орхей с незапамятных времен является прекрасным, цветущим уголком Молдавии, расположенным на берегу реки [48] Днестр. Однако время от времени казаки Дорошенко 17 из-за Днестра налетают на Орхей и разоряют его.

В это время разведчики из авангарда прибрежного аги, ушедшие вперед, с помощью Аллаха привели семерых языков-кяфиров. Когда Мелек Ахмед-паша допросил пойманных, они сообщили: «Вот сейчас на вас нагрянут кяфиры». Туг же эти кяфиры были без пощады казнены.

Затем мы увидели, что к нам примчалось несколько татар на конях, взывая о помощи: «О наш султан, — сказали они, — на расстоянии одного часа езды отсюда идет ужасная битва, но не горюйте, а садитесь на коней и потихоньку, незаметно идите на помощь. Мы же будем оттягивать кяфиров на вас, и тогда им несдобровать». После этого смелые джигиты бросились вперед и поскакали в бой. А могущественный паша немедленно, но тихо, без музыки, подняв восемьдесят тысяч храбрых воинов и оставив для тылового подкрепления войска санджаков Кырк-килисе, Кюстендил и Визе, вверив себя и всю армию Аллаху, вместе с атбаши бок о бок, стремя к стремени поскакал галопом. После часа езды, когда послышались оружейные и пушечные залпы, а также голоса, призывающие всех правоверных мусульман к борьбе за веру, все газии-мусульмане ринулись, словно семиглавые драконы и хищные демоны. Мы увидели, как наши авангардные войска мчались впереди, прильнув к шеям лошадей. Буджакские татары в это время бежали, подавая нам знаки и выкрикивая: «Уж очень кяфиры жестоки!». А ведь их целью было оттянуть врага на нашу армию.

Предусмотрительный паша тут же разделил свою единую армию на три части в лесу, расположенном с правой стороны, в конце Орхейской равнины, и держал ее в засаде наготове. Когда наше прибрежное войско, являвшееся авангардом в битве с неверными, вернулось с Орхейской равнины с руками, обагренными кровью, то [военачальники] нашего паши — Эрганалы Ахмед-ага и Шамлы Халил-ага со шрамом на затылке и сотни наших братьев-мусульман, абазинов и черкесов, курдов и туркмен, напали на кяфиров Валахии и Молдавии, словно голодные волки на стадо баранов, и стали рубить их саблями. Но проклятые кяфиры, совершенно ни на что не обращая внимания, рассвирепев, словно раненые кабаны, с упорными боями дошли до самой середины Орхейской равнины, и весь их тыл подтянулся сюда.

В самый разгар сражения наши воины, /123/ заранее размещенные нашим пашой в засаде в горах, вдруг выскочили из укрытия с возгласами «Аллах, Аллах!» и бросились на кяфиров. [49]

Кяфиры сразу заметили, что они оказались между буджакскими татарами и османами. Они подумали, что смогут оказать сопротивление в этом легком сражении, и остановились. Но по воле Аллаха все двадцать восемь тысяч кяфиров в один миг прошли через острие наших мечей и испытали на себе всю силу и мощь нашего огня, а остальные воины бросились в Днестр. В тот же миг прибрежные татары ринулись на своих конях в реку Днестр и, хватая кяфиров за черные волосы, черные шапки, вытащили их на берег и пленили. Кяфиры, бежавшие в горы, также не спаслись от воинов нашего паши, а были взяты в плен и, связанные и сокрушенные, стали просить пощады и помилования.

Все отрубленные головы [кяфиров] были кучами сложены перед шатром нашего паши; всех пленных заставили содрать с них шкуру, и двадцать восемь тысяч голов были засолены. Вместе с двумя тысячами пленных, двенадцатью пушками, снаряжением, знаменами с крестами они были отправлены Ахмед-агой к Порогу Счастья Кёпрюлю Мехмед-паше. Кёпрюлю Мехмед-паша немедленно вызвал к себе кетхуду Валахии и Молдавии, проклятого Узун Али-агу, и сказал ему: «Послушай, проклятый, что означают эти отрубленные головы из Валахии и Молдавии? Разве ты не говорил на днях, что Мелек Ахмед-паша клевещет на валахов и молдаван? Разве ты не говорил: “Если они восстанут, пусть я буду проклят всеми"? Ну-ка, уберите этого негодяя отсюда!», — добавил он и, сослав его на остров Кипр как изменника родины, приказал убить его там.

Тем временем Ахмед-паша, разделив свою армию на правый и левый фланги, остановился на Орхейской равнине в ожидании. В это время военачальники устроили совет, после которого войска снялись с Орхейской равнины. Быстрым ходом в течение ночи мы добрались до крепости Хотин.

ОПИСАНИЕ КРЕПОСТИ ХОТИН

Когда эта крепость находилась во владениях польского короля, султан Осман хан II осадил ее с двухсоттысячной армией, но захватить ее [ему] не удалось. Причиной этой неудачи было то, что от соседних королей прибыли на помощь войска, и много тысяч [наших] было убито. Кроме того, был убит также везир Будина Каракаш-паша, и по этой причине воины пали духом. Другой причиной было то, что Осман хан отвернулся тогда от [50] своих войск. Из-за этого армия была брошена на произвол судьбы, задержалась и опоздала, а тем временем наступила зима, и крепость эту взять не удалось 18.

После битвы султан Осман /124/ заключил с польским королем мир. Польский король сдал султану Осману крепость Хотин с ключами, пушками и боеприпасами и получил мир и благополучие. Осман хан пожертвовал эту крепость Хотин бею Молдавии. Это маленькая крепость, похожая на паланку, и в настоящее время ей подчинено семьдесят сел в боярстве нашего молдавского бея.

Когда мы прибыли туда, молдаване из крепости поспешили навстречу паше. Из крепости был произведен салют из сорока-пятидесяти небольших пушек. Армия расположилась под крепостью на берегу реки Днестра, и кругом были опять расставлены дозоры и часовые. Гетман крепости и бояре доставили паше дары: три тысячи овец, тысячу голов крупного рогатого скота, сто бочек меду, сто бочек масла, две разукрашенные колымаги, запряженные шестерками лошадей, и множество других припасов. В этих колымагах было по двадцать кошельков я десять мехов 19 соболей; и [еще] они доставили целую повозку рыбьего зуба 20; целую тысячу подвод сухарей и чистого белого пшеничного хлеба, а также молдавских рысаков. Когда вся армия добилась победы и приобрела неожиданно такую военную добычу, наш господин Мелек Ахмед-паша сказал: «Когда мы с Османом ханом приходили под эту крепость, я был гулямом в числе султанских килерджи. Слава богу, в настоящее время, будучи верховным главнокомандующим государства, я посетил эту крепость в обстановке мира и спокойствия. Уничтожив двадцать восемь тысяч кяфиров и взяв в плен столько тысяч пленных, мы отомстили за султана Османа».

Вид крепости Хотин. Эта небольшая прочная каменная крепость находится на берегу Днестра. В окружности она имеет тысячу пятьсот шагов, ров ее весьма исправный. Она имеет двое ворот, одни [из них] выходят на берег Днестра. Внутри нее имеется большой монастырь подобный крепости, который называется Стефановским. [Этот монастырь] чрезвычайно прочный. Крепость имеет восемьдесят башен, крытых тесом. Внутри крепости имеется всего лишь шестьдесят-семьдесят крытых тесом домов без садов и виноградников и около пятидесяти лавок. А в посаде ее по направлению к Днестру расположены лавки, крытые тростником и камышом. Когда солдаты делали покупки в этих лавках, хозяева их, сокрушаясь и горюя об убитых кяфирах, говорили: «Эй, турки! Вы что ж, в Польшу [51] отправляетесь? Вот теперь правитель Трансильвании Ракоци покажет вам!».

Вследствие того  /125/ что климат Хотина очень мягкий, молдавские девушки с черными локонами и непокрытой головой очень привлекательны 21. Очень славятся виноградники и сады Хотина, различные вина и напитки, а также мед и масло.

Места поклонения крепости Хотин. Могила павшего газия Каракаш-паши. По рассказам нашего господина Мелека Ахмед-паши, упомянутый Каракаш-паша, будучи везиром Будина, участвовал в сражении [под этой крепостью]. Пуля попала ему в лоб, и он пал шехидом. Семь тысяч солдат Будина в этом месте постигла та же участь, и все они погребены на этой священной земле. До сих пор на могилах многих из них заметны еще их имена. Да помилует всех их Аллах!

Когда по воле Аллаха вся исламская армия спокойно и безмятежно стояла под крепостью Хотин, от нуреддин-султана, брата татарского хана, из Польши пришло дружественное письмо, в котором он писал: «Господин мой, мой султан, в настоящее время сорок семь тысяч быстрых как ветер татарских воинов, совершив в наших краях праздничную молитву по случаю священного рамазана, быстрым ходом идут на короля Ракоци с нашими друзьями — сорока тысячами вооруженных кардаш-казаков, казаков Шеремета 22, казаков Серка и казаков Андрея, [направляющихся] из-под крепости Ладыжин, что на берегу Буга, в землях дорошенковских казаков. Господин мой, когда это наше дружественное письмо и письмо нашего старшего брата, | его высочества хана Мухаммед-Гирея, дойдет до вас, как ради самого себя, так и ради падишаха мусульман срочно пришлите В эти края прибрежного агу с буджакскими татарами. А вы, мой благородный господин, пребывайте в крепости Бендеры, или прибрежных селах, или в аккерманской крепости, так как с вами имеется янычарская пехота и падишахский арсенал. К вам с татарской армией продвигаться очень трудно. Не забывайте молиться о нас. Мы слыхали, что вы как следует порубили на Орхейской равнине кяфиров Валахии, Молдавии и Венгрии, Король Польши был бесконечно рад, что вы пробили брешь в дьявольском упорстве проклятых кяфиров. Пусть господь бог спустит свой меч еще и на армии короля Ракоци. Господия мой, немедленно пришлите буджакских татар в наши края». Когда пришло это письмо /126/ от нуреддин-султана, тут же у крепости Хотин затрубили трубы и ударили барабаны, извещающие о походе. Все двинулись на север, и через шесть [51] часов мы прибыли в крепость Сороки, находящуюся под молдавским господством. Это маленькая каменная крепость на берегу Днестра. Сороки — прекрасная крепость, в посаде которой находится около тысячи домов, крытых камышом. Здесь имеются также церкви, сады и виноградники. Удалившись вправо на расстояние в один переход, мы со всей армией за шесть часов дошли от Хотина до паланки Рыдванец. Она с незапамятных времен является крепостью польского короля. Один знаменитый ага, по имени Рыдван, происходивший из рабов, продвинулся на службе в османском государстве и стал капуджибаши. Через сорок лет этот рус, вспомнив жирную свинину своей настоящей родины, улучил удобный момент, бежал к мятежным казакам и основал эту крепость, почему она и называется крепостью Рыдванец. Сейчас это маленькая деревянная крепость.

В ее посаде имеется пятьсот домов, крытых камышом. Вся мусульманская армия со своими палатками и шатрами расположилась здесь. А для армии буджакских татар в тот же миг соорудили плоты из камыша и тростника, суда и сотни лодок и легких настилов на надутых бурдюках. После того как прибрежный ага, аккерманец Мехмед-ага родом из Эшек-дере, Вели-ага из Саретая и Кода Батыр-ага с сорока тысячами буджакских татар получили от паши разрешение [выступить], я, ничтожный, потерял покой и, пав ниц перед Мелеком Ахмед-пашой, попросил его разрешить мне пойти с татарами в поход. Он благословил меня, и в середине месяца зилькада 1067 (1656-57) года мы с прибрежным агою отправились в поход.

Поцеловав священную руку паши, я тотчас на лодке благополучно пересек Днестр вблизи Рыдванца и на противоположном берегу наблюдал за татарской армией. О величие Аллаха, это было столпотворение, словно в день у Кербелы! 23. Когда сорок семь тысяч татарских воинов бросились на ста пятидесяти тысячах коней в Днестр, воды его под ногами стольких лошадей вздулись, образовалась запруда, и ниже река стала мелкой. Тысячи татар вброд перешли реку, а еще тысячи, переплыв реку на судах, плотах, бурдюках, надутых воздухом, с молниеносной быстротой вышли на берег и там вытащили из бурдюков свои стрелы, сабли и все свое снаряжение.

Между тем от короля польского /127/ прибыло на помощь десять тысяч польских солдат, и они были готовы к битве. Они не повели нас в крепость Каменец, которая виднелась налево от нас, а повели на северную сторону, в земли Дорошенко, где, оказывается, находился нуреддин-султан. [53]

О ПОЛЬСКИХ ЗЕМЛЯХ [ПОД ВЛАСТЬЮ] РУСОВ — ДОРОШЕНКОВСКИХ ПРАВИТЕЛЕЙ

Вначале мы ехали примерно на восток по берегу Днестра, думая, что где-нибудь да встретим нуреддин-султана. Пройдя через лес вслед за нашими проводниками один переход, мы прибыли в Рашков. Строитель паланки Рашков остался мне неизвестен. Но это исключительно красивый город на берегу Днестра. Оттуда мы отправились на север, прошли цветущие равнины, города и деревни и на второй день прибыли в Могилев.

ОПИСАНИЕ КРЕПОСТИ МОГИЛЕВ

Это тоже богатая область в Польском государстве, находящаяся под властью дорошенковских казаков. Цитадель [крепости] возвышается на скале и является очень красивым каменным сооружением. В ней находятся три тысячи вооруженных воинственных мятежных казаков. В посаде ее на берегу Днестра расположились три тысячи [домов], крытых камышом и тесом. Рынки и базары здесь очень благоустроенны, а виноградники и сады хорошо возделаны. Бревна [частокола] крепкой паланки пригорода не обхватить человеку, а между ними брустверы из земляных насыпей. Имеются базары, рынки и красивые церкви с крестами.

Отсюда мы двинулись на восток и, пройдя через равнины, леса и луга, за одну ночь достигли стоянки на Зинском поле. Это поле усеяно тюльпанами, вода здесь в изобилии, и всюду округом удивительно много зелени и травы. На следующее утро мы тронулись отсюда и, проходя то через леса, то по безлесным песчаным равнинам, через десять часов прибыли в крепость 3ин.

[КРЕПОСТЬ ЗИН]

Крепость Зин принадлежит краковскому королю 24. Это красивая крепость, расположенная на берегу реки. Цитадель ее стоит на берегу реки и возвышается на отвесной скале, чуть ли не достигая небес своей вершиной; это очень крепкое и прочное каменное сооружение пятиугольной формы. В ней имеются арсенал, прекрасные пушки и три тысячи солдат, но находится [54] она в подчинении Каменца. Нижний город 25 ее огромен. Всего там три тысячи домов, крытых камышом и тесом. Там очень много кабаков. Рынки, базары и нижняя ее паланка расположены на каменистых кручах, представляют собой неприступный город с семью воротами и труднопроходимыми рвами. Бескрайни сады его. Яблок, черешен, груш и слив здесь изобилие, и потому жители этого города отвозят все свои фрукты /128/ на подводах в Каменец.

Когда мы снова выступили оттуда на север, десять тысяч вооруженных польских солдат пришли с барабанным боем на помощь нашей армии. При них были шесть тысяч повозок, боеприпасы и пушки. Они преподнесли прибрежному aгe и ог-агам подарки и сообщили, что прошло уже десять дней, как король Трансильвании Ракоци вышел из области Сигель. «Не будем беспечными», — сказали они. Мы переночевали ту ночь вместе с ними в местности под названием равнина Бура.

Наши лошади и мы очень хорошо отдохнули. Отсюда на следующее утро мы опять направились на север и, обозревая леса и цветущие деревни, за девять часов достигли крепости Каменец. Когда со всей польской и татарской армией мы дошли до этой крепости и остановились под [ее стенами], то, о величие Аллаха, со всех четырех сторон стреляли пушки бал-емез ядрами величиной с человеческую голову и крепость стояла ликующая подобно птице-саламандре 26 в огне Немруда. Затем из крепости пришел комендант и, доставив пятьсот подвод продуктов, вручил все эти подарки прибрежному aгe и снова ушел в крепость.

ОПИСАНИЕ КРЕПОСТИ КАМЕНЕЦ

Каменец по-польски значит каменный, т. е. построенный из камня. Строитель ее прежде всего поднялся по берегу реки [чуть ли не] до третьей небесной сферы 27. Это надежная и могучая крепость со стенами, вырубленными в скале, стоящая над скалистым обрывом, и равных ей нет не только во владениях польских, но, пожалуй, и в чешских, и в Шведской стране, и в государстве Голландском, и в горах Германских. У этой грозной крепости есть [еще] легкий опорный пункт. Однако в том же направлении создан и большой опорный пункт, и крепость находится под его защитой. Даже сам Абаза-паша, в бытность свою вали Очакова, семьдесят семь дней осаждал крепость, но, не достигнув успеха, бесславно возвратился в Силистру. Но [55] если бы он осадил крепость, прибыв с подобными морю османскими войсками, а пришедшее на помощь татарское войско не распустило бы из-за голода своих воинов, то, по воле божьей, он завоевал бы [крепость]. Да наградит его Аллах своей милостью!

Когда [мы] осматривали город, пришло известие от польского короля: «Пусть мусульманские войска совместно с нашими снимаются и выступают прямо под крепость Збараж, так как крымские войска также собираются выступить туда». Лишь только было получено это известие, /129/ прибрежный ага снялся из-под Каменца. Переночевав там, под утро [мы] прибыли в крепость Бар.

КРЕПОСТЬ БАР

Каменный Бар поистине сильная крепость. Она значительно лучше необыкновенно мощных крепостей, подчиненных полякам, ибо имеет арсенал, пушки и осадные орудия. Ее внешний Посад велик и находится в часе ходьбы [от крепости] на краю окруженного лесами болота. Одна сторона его — большая паланка с укрепленной дамбой по краю болота, где [расположены] все две тысячи крытых тесом и другими [материалами] домов. Имеется около восьмисот лавок и двенадцать прекрасных церквей с колоколами. А садам и счета нет. Но из-за холодной зимы в этих краях не растут инжир, маслины и гранат. Хотя там и растет виноград, он не вкусен и не сочен. Снявшись оттуда, мы за один переход прошли цветущие казацкие и польские селения, изобилующие лесами, и достигли Паланки.

ОПИСАНИЕ ПАЛАНКИ

На обширном острове, что на болотистом озере, есть большое селение. По топкому берегу и по чистой воде озера до самой крепости ведет бревенчатая гать длиною в два часа ходьбы. Когда же при помощи цепи в нескольких местах гать разводят, крепость оказывается на острове. Летом нет никакой опасности со стороны татар. Но зимой, когда озеро замерзает, сколько раз татары нападали на крепость и уводили в плен пять-шесть тысяч человек. Пашни расположены за пределами острова. Внутри крепости находится лишь тысяча домов, имеется до шестисот лавок и около двадцати христианских храмов. А [56] садов и огородов нет вовсе. Отсюда, сделав один переход через села, расположенные в лесах, степях и садах, мы прибыли в крепость Збараж.

ОПИСАНИЕ КРЕПОСТИ ЗБАРАЖ

Это мощная крепость и сильное укрепление на берегу реки. Внутренние и наружные сооружения крепости сделаны из белого камня. Збараж находится под властью польского короля на положении воеводства. В крепости находятся три тысячи хорошо вооруженных воинов. В цитадели есть двести домов, девяносто церквей и триста лавок.

Тогда прибыло от польского короля семь повозок подарков для прибрежного аги и сто повозок с продуктами и напитками. Он дал нам нашу долю, сказав мне, презренному: [Тебе принадлежит] часть даров». Тогда же от короля Варшалки 28 /130/ правителя Кракова, подошли на помощь тридцать тысяч вооруженных превосходных краковских воинов. Все немусульмане разместились в одном месте, а наши, татарские войска — в Другом. Вокруг себя мы выставили охрану. В это время пришло известие о том, что нуреддин-султан прибыл в крепость Умань, а ага Ора, [что стоит] на Крымском перешейке, Карыш-бей, прибыл в крепость Брацлав и идет [сюда] с сорока тысячами кардаш-казаков.

Что касается нас, то, остановившись на три дня и три ночи подле крепости Збараж, мы обошли и осмотрели ее. Это превосходное укрепление, имеющее округлую форму, построено на плодородной земле. У крепости есть трое ворот. Я не входил в цитадель. Бойницы башен ее посада имеют высоту в десять локтей. Рвы низкие, расчищенные, но дно их болотистое. [Там] имеются арсенал и различные пушки, которые мы осмотрели поочередно, и [нам в этом] не препятствовали. Но польские, солдаты не дали согласия на то, чтобы [это] осмотрели казаки. Есть в крепости искусно построенные из камня дворцы, но крыты все они дранкой. Гетман-капитан, посетив вне крепости прибрежного агу, передал вместе с многочисленными подарками двадцать пленников-мадьяр. На третий день все польские и наши татарские войска снялись оттуда, направились на север и, следуя через кустарник, за восемь часов пути достигли крепости Курилов (?) [57]

ОПИСАНИЕ КРЕПОСТИ КУРИЛОВ

Крепость эта находилась во владениях Кракова, но неоднократно она пребывала под властью польского короля. В 1054 (1644-45) году, во времена хана Ислам-Гирея, кардаш-казаки взяли эту крепость с помощью войск хана и вновь передали ее ; польскому королю. Крепость представляет собой крепкую паланку из плетня и частокола, [построенную] на ровном месте. Внутри — семиугольный земляной вал шириной в двадцать шагов и семь тысяч шагов в окружности. Всего имеется трое ворот. Внутри [крепости] есть только один большой монастырь наподобие цитадели. Лавок всех тысяча. За пределами крепости находится большой посад с садами, а вокруг него — земляной ров. Снявшись из-под крепости Курилов, мы опять направились по равнине на север и, миновав за один переход лес, вступили в паланку Брод.

ПАЛАНКА БРОД

Эта крепость — укрепленная паланка на берегу реки, имеющая земляной вал. Каменных домов в ней нет. Брод неоднократно находился под властью польского короля /131/ на положении воеводства. В крепости тысяча воинов. Брод — это паланка-монастырь с тысячью благоустроенных, крытых дранкой базаров и рынков. Направившись потом на север, мы [снова] прибыли в паланку. Она также подчинена польскому королю. Пойдя оттуда опять на север, мы достигли крепости Подгайцы.

[КРЕПОСТЬ ПОДГАЙЦЫ]

Эта большая крепость и старинный город, постоянно находящийся под властью польского короля, — цветущий торговый центр благоустроенного и благословенного края. Город Предоставляет собой красивую крепость, внутренний и внешний облик которой составляют дома, построенные целиком из камня. Из-за суровости воинов я не смог узнать, какова длина Крепостных стен, сколько у крепости ворот и сколько углов. Правитель ее является наместником польского короля, имеет Пятитысячное войско искусных немецких солдат-пехотинцев, Сооруженных ружьями, и трехтысячную кавалерию.

В крепости очень много евреев и армян — искусных сукно-Валов. Всего в этом городе четыре тысячи каменных дворцов, [58] крытых тесом. Во всех двух тысячах лавок сидят женщины и торгуют товарами 29. И есть там девять превосходных постоялых дворов и три бани с печами. А внутри город очень чистый, и дорога к дворцу бассейнов вся выстлана красными плитками. Имеется большое число церквей больших и малых, а всего [их] двадцать, и все это — храмы короля Варшалки. Конца-краю нет садам. В них растут все фрукты, но зима там крайне сурова и потому хурма, инжир, оливки, лимоны, померанцы и гранаты не растут. Паланка находится в середине шестого пояса 30. Однако из-за того, что погода стояла сравнительно теплая, [на улицах] было множество влюбленных. Все девушки в городе черноволосы, ходят с непокрытой головой, в разноцветных халатах и желтых папучах. Христиане-мужчины носят собольи шапки. Вся одежда чисто христианская: они надевают доломаны из сукна разных цветов и замши с золотыми и серебряными пуговицами, а подпоясываются жесткими волосяными и шелковыми поясами. Город славится саржей разных цветов и камчатными сукнами, тысячами сортов вин, сырами, а также белым хлебом. Город этот расположен у подножья горы и потому имеет [естественную] защиту.

Однажды утром над горами, которые служат [ему] прикрытием, внезапно взвилась пыль до небес. /132/ Тотчас же мы увидели, что появился нуреддин-султан с сорока тысячами крымских воинов. Мы также вместе с сорока семью тысячами буджакских татар сели на коней и выступили им навстречу. Два войска сразу соединились. Прибрежный ага и я, ничтожный, спешились, припали к стопам нуреддин-султана и вновь сели на своих коней. Лошади наши шли рядом, и потому султан и я, ничтожный раб, много беседовали. Остановились мы снова в Подгайцах.

О встречах с нуреддин-султаном. Нуреддин-султан посовещался с прибрежным агою и всеми от-агами. Когда собрались воедино все сорок тысяч воинов польского короля, бывших вместе с нами ранее в этих краях, сорок тысяч кардаш-казаков, пришедших с нуреддин-султаном, и сопровождавшие его двадцать тысяч польских воинов, [все] сто тысяч христиан разместились отдельно. Гетманы же их, бояре и все военачальники совещались в шатре нуреддин-султана. Они согласились на одном, заявив совместно: «Ракоци мы в польские земли не только не пустим, но даже заставим уйти из Трансильвании. А если он уже вышел оттуда, то мы нападем на него там, где его встретим». Вслед за тем на равнине Подгайцев разом зазвучали большие барабаны и трубы Афрасиаба, а со стороны [59] неверных послышались звуки колоколов, органа и дангыров. В первый же день выхода из Подгайцев, идя на север, после семи часов пути по цветущим лугам и долинам мы прибыли в крепость Эшджерез.

ОПИСАНИЕ КРЕПОСТИ ЭШДЖЕРЕЗ

Как только из крепости увидели мусульманские войска, был произведен пушечный салют. Мы остановились под крепостью, [потом] подошли вместе с сорока-пятьюдесятью тысячами повозок отставшие неверные, которые пришли нам на помощь. Они расположились со [своими] черными палатками подобно грязному стойбищу и тут же начали рыть окопы вокруг лагеря: оказывается, они получили известие, что король Ракоци выступил из Трансильвании и приближается. Хотя татарскому войску это тоже стало известно, все мы поставили для себя палатки из наших плащей, сняли с себя [одежду], расседлали наших коней и, стреножив, пустили их на луг. Они, так же как и мы, отдыхали.

Вид крепости Эшджерез.  /133/ [Крепость] временами принадлежала польскому королю, но была присоединена к земле Краковской области. Крепость расположена в цветущей равнине на берегу реки Эшджерез. Река Эшджерез, спускаясь с Краковских гор, пересекает эти места и впадает в Днепр, а один ее рукав — в Днестр. Эта крепость представляет собой пятиугольное сооружение: превосходные стены с пятью бастионами. Ворот только двое. Вокруг крепости болотистые и заполненные водой рвы. Внутри крепости есть тысяча прекрасных Крытых тесом или камышом домов, [принадлежащих] неверным. Всего лавок сто и три большие церкви. А вся окружность крепости четыре тысячи шагов. Принеся дары [нуреддин]-султану, ее комендант сказал:

«Помоги, повелитель! Вчера одновременно с вами прибыли лазутчики короля Ракоци. Когда они направлялись к Ракоци с | вестью о том, что подходят татары, их поймали, и я вынудил их сообщить, что Ракоци находится на расстоянии семи переходов от области Львовской. Когда они сознались, я приказал | казнить этих лазутчиков под крепостью. Весть об этом до Ракоци не дошла, о вас они ничего не знают. Ступай, мой хан, | спеши! Лошади у них устали, а люди мрут от голода». Комендант крепости сообщил султану эти радостные вести. Он дал [ему (нуреддину) в помощь три тысячи отборных польских [60] воинов из крепости с десятью пушками. От польского короля прибыли многочисленные подарки и [такое] известие: «Султан мой! Мы также готовы прийти вам на помощь со ста тысячами воинов». Как только была получена эта весть, тотчас на закате заиграли трубы Афрасиаба, и, хотя татарские войска никогда ночью не передвигались, мы той же ночью при луне поскакали в направлении на запад. Войска, шедшие на помощь Ракоци из Валахки и Молдавии, побросали огромное количество добра и несколько обессилевших неверных. Их (этих неверных) заставили говорить, отрубили головы и пошли дальше. До самого утра мы быстро продвигались вперед.

На заре [мы увидели, что] неверные из Валахии и Молдавии побросали на дороге пушки и все снаряжение к ним. Сдав все польскому коменданту, мы поскакали дальше вперед и по пути наткнулись на фланг десятитысячного валашского и молдавского войска. В мгновение ока татары, словно голодные волки, бросились в самую гущу врага и, не давая пощады, всех порубили саблями. Воины-татары взяли их коней и все деньги, которые были у них при себе. А прочую военную добычу /134/ разграбили и расхитили казаки и поляки. Потому что по милосердным и справедливым законам Корана все имущество и [сами] пленные принадлежат татарам, а все остальные пожитки после того пусть возмут поляки и кардаш-казаки.

Продвинувшись от того места на расстояние часа, мы увидели на равнине Пораз лагерные укрепления: четыре ряда больших рвов такой глубины, что невозможно разглядеть их дно. Оказывается, [здесь] за три дня до этого стоял Ракоци, вырыл [эти окопы], а [потом] снялся и отправился к крепости Львов. Тотчас нуреддин-султан созвал [своих] от-аг и всех шедших впереди и совещался с ними. С именем Аллаха все ринулись в набег. А польские и казацкие войска остались одни, и было решено, что они вместе с конями и повозками пойду г дальше. По этому поводу была прочитана победная сура Корана Лишь только восемьдесят семь тысяч крымских и буджакских татар, уповая на Аллаха в намерении вести войну с неверными, тронулись в путь вместе с двумястами тысячами лошадей, облако пыли поднялось до небес. Корни деревьев, попадавшие под ноги коней, расщеплялись, подобно зубочисткам суфиев. Если какой-нибудь человек, упаси Аллах, срывался с лошади, он в тот же миг отправлялся в другой мир, потому что в этот день места, которые татары подвергали [61] набегу, уподобились месту свершения страшного суда.

За девять часов езды мы прошли расстояние в шесть переходов. Достигнув окрестностей крепости Львов, мы пустили коней на сочные пастбища. Воины достали свои припасы, подоили кобылиц и утолили жажду. Когда же вслед за этим подошли наши отставшие подкрепления, тотчас заиграли султанские трубы. Мы продолжали погоню и, пройдя за девять часов [расстояние] четырехдневного пути, вышли на равнину и увидели, что по милости Аллаха, оказывается, уже раньше на каждую травинку цветущих лугов той равнины собралось по человеку. [Это был] огромный укрепленный лагерь, окружность которого не обойдешь и за два дня. С трех его сторон ряды глубоких рвов, а еще с одной стороны — река.

Король Ракоци, укрепившись вместе с двумястами тысячами воинов в этом лагере, как в крепости, сверху на земляные рвы нагромоздил восемьдесят тысяч повозок, связав их цепями друг с другом. А внутри укрепления дым от [костров, на которых готовилась] пища, поднимался до небес. Тогда нуреддин-султан передвинул наш лагерь /135/ в лес и, посоветовавшись, 15-го числа месяца зильхидже написал письма: первое — татарскому хану, второе — под Хотин Мелеку Ахмед-паше и третье — польскому королю: «Спешите нам на помощь, чтобы не дать лагерю [Ракоци] укрепиться в долине». И он послал нескольких молодцов, дав каждому двух коней. [Татарский хан и польский король] посоветовались и единодушно решили окружить лагерь врага и сторожить его.


Комментарии

1 Походу турецкого и татарского войска в Польшу против войск трансильванского князя Дьёрдя II Ракоци предшествовали следующие события. К 1655 г. Польша после крупных поражений, понесенных в войне с Россией, запросила мира на любых условиях. Русскому царю Алексею Михайловичу был даже предложен польский престол. Австрийский император Фердинанд III навязал свое посредничество в переговорах между обеими державами. Затруднительным положением Польши воспользовались соседние государства. В 1656 г. шведский король Карл Х начал против Польши войну. Пока тянулись бесконечные переговоры между польским и русским правительствами, шведские войска продвинулись далеко в глубь польских земель. После того как против шведов выступили русские войска, шведский король вступил в союз с трансильванским князем. К антипольскому союзу примкнули украинский гетман Богдан Хмельницкий в герцог прусский курфюрст бранденбургский Фридрих Вильгельм.

Зимой 1657 г. Ракоци с венгерским войском и вспомогательными отрядами, присланными от валашского и молдавского господарей, двинулся на Польшу. Богдан Хмельницкий из-за болезни не смог выступить в поход лично. В Галицию на помощь Ракоци были посланы украинские отряды под командованием киевского полковника Ждановича и Юрия Хмельницкого, выбранного в апреле 1657 г. наказным гетманом. Войска Ракоци в короткий срок дошли до Варшавы и взяли ее.

Несогласованность действий и крупные разногласия в лагере участников антипольской коалиции, непримиримая позиция России, заинтересованной в сохранении польской государственности, военная помощь Турции и крымского хана, боявшихся усиления трансильванского князя, помогли польскому правительству избавиться от грозной опасности.

Летом 1657 г. Ракоци, растерявший своих союзников и очутившийся в фактической изоляции, встретился с татарско-турецким войском. После трехдневного сражения обе стороны вынуждены были пойти на заключение мира. Хотя по договору венгерскому войску была гарантирована полная неприкосновенность, татары нарушили условия перемирия. Часть венгерского войска была перебита, часть попала в плен. Ракоци с немногими людьми удалось бежать в Трансильванию.

2 Целование полы одежды было одним из обязательных элементов в придворном церемониале во время приема султаном своих подданных. Слуги высокопоставленного лица также должны были целовать полу одежды своего господина, то же было обязательным и для простых людей Турции когда они обращались с челобитной.

3 Порог Счастья (аситане-и саадет), или Порог Благоденствия, Обитель Благоденствия—обычное в средневековой турецкой литературе наименование Стамбула.

4 Водяная дорога представляла собой, как правило, глубокий ров, защищенный насыпью, по которому население крепости во время осады могло спускаться за водой к реке или другому 'водоему, не подвергаясь прямому обстрелу осаждающих.

5 Эвлия Челеби именует русами украинцев и казаков, т. е. в его повествовании под именем русов могут выступать я украинцы и донские казаки, которые были преимущественно русскими.

6 До турецкого завоевания город назывался Смил.

7 Под чингизидами, т. е. потомками Чингиз-хана, подразумеваются здесь татары Золотой Орды.

8 Эвлия Челеби имеет в виду события 26 июня 1656 г., когда у входа в Дарданеллы венецианцами был разгромлен турецкий флот, который возглавлял капудан-паша Кенан-паша. В результате этого сражения большая часть турецкого флота (81 корабль из 100) была уничтожена. К Венеции перешли острова Бозджаада (Тенедос), Семендирек, Лимни. Турки потеряли около тысячи пушек, много ружей и боеприпасов. Это было самое крупное поражение турок на море после известной битвы при Лепанто в 1571 г. Население Стамбула было в панике, и семьи многих знатных лиц бежали в Анатолию. Эти события послужили причиной отставки Бойну Игри Мехмед-паши с поста великого везира.

9 Турки заимствовали свои познания о мировой географии из арабской географической литературы. Арабы по примеру греков считали населенной только одну четвертую часть северной полусферы земли, «обитаемую четверти», и держались мнения о невозможности жить в жарких или чрезмерно холодных странах.

10 Начальные школы создавались обычно при мечетях и имели в качестве учителей имама или муэззина. В них изучали алфавит, письмо, счет, немного историю и географию. Основное внимание уделялось выучиванию Корана и усвоению религиозных обязанностей мусульманина. Плата за обучение взималась как деньгами, так и натурой.

11 Имеется в виду молдавский господарь; вероятнее всего это Василий Лупу (1634—1654), состоявший в родственных отношениях с украинским гетманом Богданом Хмельницким.

12 Ночью предопределения называется 27-я ночь рамазана (девятого месяца арабского лунного года). Согласно мусульманским верованиям, в эту ночь Аллах начал диктовать Мухаммеду Коран.

13 Кетхуда, или капу-кяхья Валахии и Молдавии, — имеются в виду уполномоченные валашского и молдавского господарей, проживавшие в Стамбуле. Они вели политические и церковные дела своих господарей с султанским правительством и патриархией. Их всегда было двое — один от валашского господаря и один от молдавского.

14 Хаджи-байрам — день празднеств, устраиваемых по случаю возвращения мусульманских паломников, совершавших хадж в Мекку для поклонения храму Каабе и в Медину к гробнице Мухаммеда. Мусульманин, совершивший хадж, получал почетное звание хаджи.

15 Кардаш-казаками, т. е. братскими казаками, турки называли часть украинских казаков, старшины которых в 1624 г. «побратались» и заключили союзный договор с крымским ханом Мухаммед-Гиреем III (1623—1627) и его братом калга-султаном Шахин-Гиреем против турок. Лишившись трона, Мухаммед-Гирей бежал к своим «братьям-казакам» на Днепр. Предводительствуя со своим братом как днепровскими, так и донскими казаками, Мухаммед-Гирей совершил много походов против турецких крепостей в Крыму и враждебных ему крымских татар. Он был убит во время очередного набега в 1629 г.

Поддержание отношений «дружбы и братства» с частью украинских казаков стало для последующих крымских ханов XVII в. правилом. Крымские ханы прибегали к помощи казаков для борьбы за ханский престол против очередных турецких ставленников, для организации крупных военных походов в Польшу, Молдавию и т. д. Союзы между крымскими татарами и казаками не были сколько-нибудь прочными и, в случае если они шли вразрез с интересами одной из сторон, быстро ликвидировались.

16 В то время нуреддин-султаном при Мухаммед-Гирее IV был Адиль-Гирей.

17 Частое упоминание Эвлией Челеби имени гетмана Правобережной Украины П. Д. Дорошенко и общее наименование всех казаков дорошенковскими, когда он еще не был гетманом, объясняется той широкой известностью в турецких правительственных кругах, которой позднее, уже как турецкий вассал, пользовался Дорошенко.

18 7 октября 1620 г. крепость Хотин взяли турецкие войска Османа II, разбившие в кровопролитном сражения польское войско коронного гетмана С. Жолкевского. В сентябре 1621 г. польские войска (свыше 80 тыс.) под командованием гетмана К. Ходкеввча нанесли поражение у Хотина 400-тысячной армии турок.

19 Мех соболей — единица счета собольих мехов. Один мех состоял из двух с половиной сороков, т. е. ста шкурок.

20 Рыбий зуб — широко распространенное в средние века название верхних клыков (бивней) морже. О том, насколько фантастическими были в то время представления людей, никогда не видевших моржа, об этом животном и способе добычи «рыбьего зуба» свидетельствует рассказ Павла Алеппского, получившего «достоверные» сведения о морже в Москве: «Что касается рыбьего зуба, то, как нам рассказывали, он получается от животного, по одним сухопутного, а по другим морского. Когда реки замерзают и оно, томимое жаждой, приходит напиться и не находит (воды), то пробивает лед одним из своих клыков (как мы видели, его изображают с двумя клыками, подобно борову), чтобы добраться до воды. Его клык ломается во льду. Жители той страны приходят и подбирают клыки. Пуд высшего сорта стоит в Москве пятьдесят динаров (рублей) и менее, до десяти» (Павел Алеппский, Путешествие..., вып. III, стр. 70).

21 Эвлия Челеби неоднократно отмечает тот факт, что христианские девушки ходят с непокрытой головой. Это сразу бросалось в глаза мусульманину так как мусульманские женщины вне дома всегда закрывали голову и лицо.

22 Выражение «казаки Шеремета» впервые встречается у Эвлии Челеби в связи с военной помощью казаков туркам против Ракоци. Может быть, речь идет о предводителе казачьего отряда по имени Шеремет, но более вероятно, что Шереметев, упоминаемый в тексте, — это русский боярин и воевода В. Б. Шереметев.

Известно, что имели место переговоры между польским правительством, крымским ханом и Богданом Хмельницким о военной помощи Польше для борьбы с войсками вторгшегося из Трансильвании в Польшу Дьёрдя II Ракоци. Кроме того, казачьи отряды, посланные Хмельницким весной 1657 г. на помощь Ракоци, фактически не вели военных действий против поляков. Много способствовала этому агитация В. Б. Шереметева среди казаков. В. Б. Шереметев был назначен одним из полномочных послов на Варшавский сейм, который должен был собраться по делу об избрание русского царя Алексея Михайловича на польский престол. Выступив иэ Смоленска в мае 1657 г., Шереметев не смог добраться до Варшавы из-за «морового поветрия». Созыв сейма был отложен на неопределенное время. Весной 1658 г. Шереметев вернулся в Москву.

23 Говоря о дне у Кербелы, Эвлия Челеби имеет в виду следующие события. Хусейн, второй сын арабского халифа Али, пытался оспаривать у халифа Йезида I права на халифат и захватить власть. Его вооруженный отряд был разбит в сражении с войском халифа у Кербелы 10 мухаррема 61 года (10 октября 680 г.), сам Хусейн был убит.

24 Неясно, о каком краковском короле идет речь. Это, видимо, не польский король Ян II Казимир, так как последнего Эвлия Челеби именует везде просто польским королем, нигде не упоминая его имени. Краковского короля Эвлия Челеби называет ниже Варшалкой или Вашалкой. Можно предположить, что здесь имеет место нередкое у Эвлии Челеби перенесение в прошлое событий, происходивших гораздо позже. В имени «Вашалка» можно видеть искаженное Вишневецкий. Это или Михаил Вишневецкий, польский король (1669—1673), или, что более вероятно, староста, или каштелян, Кракова из рода Вишневецких. Краков в XVII в., не будучи уже столицей Польши, продолжал оставаться местом коронации польских королей. Среди польских сенаторов главным считался каштелян краковский.

25 Нижним городом, или просто «низом» турки называли густонаселенные части городов, 'их торговые и ремесленные центры, которые обычно располагались в низинах на берегу реки или моря, рядом с пристанью. Сами же города-крепости обычно стояли на возвышенностях и назывались «верхом».

26 Птица-саламандра, или птица феникс, — мифическая птица, которая после сожжения возрождается из собственного пепла.

27 Древнее учение о небесной 'сфере и семи небесах содержится в Коране. Семь небес якобы 'представляют собою пути, по которым движутся солнце и луна и другие светила, которые держатся без всяких видимых опор, единственно мощью Аллаха.

28 О короле Варшалке см. прим. 24.

29 Торговлей в мусульманских странах занимались преимущественно мужчины. На долю женщин приходилась вся работа в домашнем хозяйстве. Естественно поэтому удивление мусульманских путешественников, видящих женщин за «мужской» работой.

30 Согласно древним представлениям, населенная часть земли разделялась на семь климатов — широких поясов, зон, расположенных с юга на север параллельно экватору, начиная приблизительно от него; разделение было произведено греками в зависимости от сравнительной длины дня и ночи или склонения солнца к экватору (греч. klima, множ. Klimata). Ширина климатов была такова, что продолжительность самого большого в году дня в каждом климате разнилась на полчаса. Теория «климатов» приобрела одинаково большую популярность и на Востоке и на Западе, в средневековой Европе. Полного единства в делении не наблюдалось, и расхождение в приурочивании разных климатов к тем или иным градусам широты часто бывало довольно значительно.

Текст воспроизведен по изданию: Эвлия Челеби. Книга путешествия. Вып. 1 Земли Молдавии и Украины. М. Наука. 1961

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.