Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ ДОМА ЦЗИНЬ,

ЦАРСТВОВАВШЕГО В СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ КИТАЯ С 1114 ПО 1233 ГОДЫ

АНЬЧУНЬ ГУРУНЬ

IV. ИМПЕРАТОР ВАНЬ-ЯНЬ-ЛЯН

1148 год

Первоначальное имя Вань-янь-ляна было Дигунай. Он был второй сын Ляо-вана Вабэня; имя его матери - Даши. Родился в шестое лето Тянь-фу императора Тай-цзу. В третий месяц девятого года Хуан-тун император Си-цзун сделал его чиновником тай-бао и повелел управлять тремя палатами. В двенадцатый месяц Вань-янь-лян умертвил императора Си-цзуна. Биндэ и его сообщники еще были в нерешительности, кого возвести на престол. Хуту сказал им: "Мы прежде согласились возвести чиновника пин-чжан-чжэн-ши. Теперь зачем снова входить в сомнение?" И Вань-янь-ляна возвели на трон, и все поклонились ему, желая долголетия. После сего, ложно объявив, будто бы император Си-цзун советовался об избрании императрицы, созвали главных вельмож и предали смерти Цао-го-вана Цзун-миня 356 и старшего министра Цзун-сяня. Узнавши о сем, старшая мать Вань-янь-ляна Ту-шань-ши и любимая жена Тай-цзу Сяо-ши в изумлении смотрели одна на другую. "Хотя император и нарушил законы, - говорили они, - но его вассал должен ли поступать таким образом?" За сим Ту-шань-ши явилась во дворец. Увидев Вань-янь-ляна она не сказала ему никакого приветствия, за что Вань-янь-лян весьма озлобился на нее. В этот же день Биндэ сделан старшим министром, а Тан-гуа-бянь - младшим; Удай сделан чиновником пин-чжан-чжэн-ши, Хуту - старшим чиновником (Цзо) фу-дянь-цзянь, Аличухо - младшим фу-дянь-цзянь 357 , Чжэнь - старшим полководцем 358 , а Дао-син-го - чиновником гуан-нин-инь 359 . Потом новый император повысил чинами двадцать особ, начав с визиря Уе. Он издал милостивый манифест и лета правления Хуан-тун переименовал в первое лето Тянь-дэ. Вань-янь-лян, призвав Сяо-ли и обвиняя его, говорил: "За какой проступок умертвил ты Чжан-цзюня? И за какие заслуги ты получил награду?" Сяо-ли был не в состоянии отвечать ему. "Для меня не трудно казнить тебя, - продолжал Вань-янь-Лян, - только служащие могут почесть меня мстящим за обиду". После сего он лишил Сяо-ля чинов и повелел ему возвратиться в свою деревню. Император Вань-янь-лян министров Биндэ, Тан-гуа-бяня, Удая и других, сообразуясь с их заслугами, одарил серебром, тканями, лошадьми и рогатым скотом. Затем в храме Тай-цзу повелел им дать клятву в верности. Вань-янь-лян своего отца Вабэня почтил по смерти титулом: Сянь-гу-хуи-дао-вэнь-чжао-у-ле-чжан-сяо-жуй-мин-хуан-ди 360 , в храме предков назвал его Дэ-цзун.

1149 год

Тянь-дэ второе лето. В первый месяц Вань-янь-лян свою старшую мать Ту-шань-ши и родную Даши 361 назвал императрицами (хуан-тай-хэу). Вань-янь-лян издал манифест, состоящий из семи статей, коими убеждал чиновников быть внимательными к должностям и иметь заботливость о земледелии, тщательно наблюдать награды и наказания, делать известными добрые качества людей низшего состояния, оказывать милости бедным, с бережливостью употреблять казенные имения и обращать внимание на способности нижних чинов. Отправил послов в царства Сун, Корейское и Ся с объяснением причин, по коим сверг с престола Си-цзуна и сам вступил на оный. Во второй месяц Вань-янь-лян своего сына Юань-шеу возвел в достоинство Чун-вана. Понизив по смерти прежнего императора Си-цзуна, назвал его Дун-хунь-ваном 362 . Вельможи почтили Вань-янь-ляна титулом: Фа-тянь-ин-юнь Жуй-у-сюань-вэнь да-мин-шень-сяо хуан-дн (подражающий Небу и получивший предопределение, искусный полководец, славный ученый, премудрый, совершенный и сынопочтительный император), о чем обнародовано указом. Вань-янь-лян еще при Си-цзуне, зная знаменитость и силу потомков императора Тай-цзуна, внутренне боялся [135] их. В сие время, условясь с Сяо-юй 363 погубить их, он пригласил через посланного седьмого сына Тай-цзуна Цзун-бэня и других играть в мяч. Сам Вань-янь-лян вышел на верхний этаж терема, а внизу оного приказал скрыться Тэ-сы и других. За сим, как скоро прибыл Цзун-бэнь, Цзун-мэй (Цзун-мэй был девятый сын Тай-цзуна.) и Тан-гуа-бянь, то были схвачены и преданы смерти. Вань-янь-лян, опасаясь, что между подданными может произойти сомнение по причине несправедливого убийства Цзун-бэня и других царских родственников и первостепенных вельмож, вторично советовался с Сяо-юй, и по взаимному согласию заставили Сяо-юй, друга Цзун-бэня, донести, что Цзун-бэнь, Цзун-мэй и Тан-гуа-бянь составили заговор. Под тем же предлогом он казнил после сего министра Биндэ, главного управляющего Восточной столицы Цзун-и, главнокомандующего Северной столицы Бянь-янь, более семидесяти потомков императора Тай-цзуна, с лишком тридцать человек из потомков Нимаха и более пятидесяти человек из царского поколения - всех более ста пятидесяти человек. Вань-янь-лян еще питал ненависть к потомкам Шэе, меньшего брата императора Тай-цзуна, по причине их силы и знаменитости. Итак, он вознамерился истребить первостепенных вельмож из сего дома и тайно условился в сем с Табуе 364 . В это время главнокомандующий столицы Бянь-цзин, царский родственник Салихэ был во вражде с Табуе. Табуе заставил Яо-шэ донести, (По кит. тексту: Яо-шэ самовольно донес о сем, а не по наущению Табуе.) что он поднял письмо, писанное Салихэ к своему сыну Цзун-ань, которое сей последний выронил за дворцовыми воротами. В этом письме описывался изменнический заговор, составленный вместе с Цзун-и, сыном Шэе и Мулле. На основании сих слов Вань-янь-лян предписал палате исследовать дело. Цзун-ань, не сознаваясь, говорил при допросе: "Если бы в самом деле такое письмо прислал ко мне отец, тогда я скрыл бы его под кожею моего тела и, при всем том, боялся бы, чтобы его не обнаружить. Возможно ли, чтобы я бросил его за ворота?" Судьи подвергали его жестоким пыткам, но Цзун-ань нимало не изменил своего мнения. После сего подвергли пыткам Сао-ху. Его поставили на раскаленные угли, и Сао-ху, не могши вытерпеть, ложно признал донос справедливым. Наконец, стали пытать Цзун-и, сына Шэе. Цзун-и равно был не в силах вынести пыток и ложно сознался в действительности дела. "Мы знаем, - говорил он, - что нам не будет помилования: пусть же скорее умертвят, чем по-пустому заставлять себя тиранить". Но Цзун-ань говорил: "Ныне, хотя дело и остается неясным, но ужели наша повинность останется неизвестною и за гробом? До конца жизни не приму на себя клеветы". Он умер, не сознавшись виновным. Для умерщвления Салихэ в Бянь-цзин был отправлен Силухунь. Весь род Салихэ, любимая княгиня Тай-цзу Сао-ши, Мулие, потомки князя вэйского Вадая, Хулицзя и Хао-сиу-ши (В Ле-чжуань сказано: шань-сиу-ши, т.е. "любитель блеснуть наружностью". В Бэнь-цзн вместо шанъ употреблено хао, которое значит "любить". Следовательно, в маньчжурском переводе хао-сиу-ши по ошибке принято за фамилию. Посему потомок князя вэйского был один Хулицзя, которого Хайлинь казнил за его страсть к щегольству, потому что он не был оклеветан от Яо-шэ.) и все потомки младшего брата Тай-цзуна Шэе были преданы смерти. В двенадцатый месяц члены астрономического приказа доносили о явлении облаков, предзнаменующих счастье. Император сказал на сие: "В соответствие каких добродетелей, во мне замеченных, вы известите о сем явлении? Отселе не доносить мне о счастливых предзнаменованиях. Напротив, если примете худой признак, вы для моей предосторожности попеременно обязаны доносить о сем".

1150 год

Третье лето Тянь-дэ. Вань-янь-лян учредил высшее казенное училище Го-цзы-цзянь. В тот же день, призвав прокурора 365 Чжао-цзы-фу и других, сказал: "Господа! В докладах вы весьма часто следуете пристрастию, я не слышу, чтобы вы когда-либо обнаруживали недостатки других. Это мне весьма неприятно. С сего времени вы непременно должны доносить мне о чиновниках, не следующих законам, не опасайтесь их важности и силы". Когда Вань-янь-лян отъезжал на облаву, его сопровождали за город министры и нижние чины. При расставании с ними император, остановив коня, в наставление сказал: "Господа! Употребляя вас в должности, я не щажу ни высоких достоинств, ни большого жалования; теперь слышу, что накопилось весьма много дел. Не от того ли происходит сие, что мы, заботясь о собственном покое, не думаем о делах народа. Теперь я буду обращать особенное внимание на заботливость и беспечность вашу и по ним чинить награды и наказания, почему каждый из вас должен стараться о своих обязанностях". Во второй месяц Вань-янь-лян сказал своим приближенным: "Вчера, в день рождения наследника, императрица прислала мне одну весьма редкую вещь. Прошу вас, господа, осмотреть ее". Он вынул из желтого мешочка картину, изображающую земледельческие работы. "Сей подарок, - продолжал Хай-линь, - императрица доставила с тем намерением, чтобы наследник, родясь в чертогах, не мог не знать тех трудов, кои переносит [136] народ при возделывании полей. За это я весьма ее одобряю". В четвертый месяц Вань-янь-лян объявил указом, что он переселяется в Янь-цзин. Чиновники, от коих зависели распоряжения по сему предмету, составили план дворца яньцзиньского, избрав день для заложения оного и место, соответственно началам Инь и Янь 366 и пяти стихиям, представили на утверждение императора. Император, рассмотрев их представление, сказал: "Благоденствие и несчастье царственного дома зависят от добродетелей, а не от места. Императоры Цзе и Чжэу 367 (Цзе был императором династии Ся; Чжэу был императором династии Инь. Они оба потеряли царства.) избирали для своих резиденций места счастливые, но какие приобрели от сего выгоды? Избрали ль места государя Яо и Шунь?" В пятый месяц придворные члены убедительно просили императора увеличить комплект жен во дворце для большего размножения потомков. Вань-янь-лян приказал Ту--шань-чженю сказать им следующее: "Из жен умерщвленных прежде заговорщиков весьма многие близки по родству со мною. Я согласен принять их". Сяо-юй отклонял от сего Вань-янь-ляна. "Недавно казнены потомки из царского поколения, - говорил Сяо-юй, - отчего внутри и вне столицы весьма много неблагопристойных толков. После сего следует ли поступать таким образом?" Но император не слышал его, и жена Ши-лу-го, сына Цзун-бэня, жены сыновей Цзун-гу -Хулила и Хушида, жена Фулиханя, младшего сына брата Биндэ, взяты были во дворец. В сем году помер императорский сын Чун-ван Юань-шэу.

1151 год

Тянь-дэ четвертое лето. Во второй месяц Вань-янь-лян сделал наследником престола своего сына Гуан-ина, о чем обнародовано указом внутри и вне столицы. Вань-янь-лян был некогда в любовной связи с Тан-гуа Дин-гэ, женой Удая, о чем знала ее служанка Гуй-дэ. В настоящее время через сию служанку он сделал Дин-гэ следующее предложение: "Издревле государи имели по две императрицы. Можешь ли ты убить своего мужа и быть моею?" Тан-гуа Дин-гэ на сие ему отвечала: "Для меня постыдны и предосудительны поступки молодости, тем паче ныне, когда пришли в возраст мои дети, могу ли решиться на подобное дело?" Вань-янь-лян, по получении этого ответа, снова послал сказать Дин-гэ: "Если ты не решишься умертвить своего мужа, то я истреблю весь ваш дом". Тан-гуа Дин-гэ пришла в большой страх и в свое оправдание говорила: "Мой сын Удабу находится постоянно при своем отце, почему нет возможности умертвить его". Вань-янь-лян отослал Удабу на службу, сделав его чиновником фу-бао-ди-хэу Зб8 . Итак, - сказала после сего Тан-гуа Дин-гэ, - дела остановить невозможно". И во время охмеления своего мужа Удая, приказала Го-вэнь и Го-лу удавить его. Вань-янь-лян, услышав о смерти Удая, притворился весьма опечаленным, но по совершении похорон он взял Тан-гуа Дин-гэ и сделал побочной женой. Тан-гуа Дин-гэ при жизни своего мужа Удая питала склонность к слуге Янь-ци-эр; она подарила ему в то время одежду. Спустя долгое время по взятии во дворец, Вань-янь-лян отдалился от нее, и в ней вновь возродилась страсть к Янь-ци-эр. Через трех монахинь, имевших вход во дворец, она потребовала от Янь-ци-эр данную ему одежду. Янь-ци-эр понял ее мысль и насмешливо отвечал присланным: "Княгиня, сделавшись богатою и знаменитою, забывает меня!" После сего Тан-гуа Дин-гэ решилась, употребив хитрость, ввести во дворец Янь-ци-эра. Опасаясь, чтобы стража, находящаяся при вратах, не открыла его, Дин-гэ сложила в ящик грязное белье и приказала слугам отправиться с оным за Янь-ци-эром. Стража открыла ящик и пересмотрела в нем белье. Дин-гэ, по узнании о сем, послала человека сказать бывшим на страже следующее: "Я жена царская, по какому праву вы осматриваете мою одежду? Я донесу на вас императору". Находившиеся на страже пришли в большой страх и, называя свой поступок достойным смерти, обещались впредь не делать сего. Посланные за Янь-ци-эром, посадили его в ящик и, когда в оном несли его во дворец, стража не осмелилась сделать осмотра. Янь-ци-эр по входе во дворец нарядился в женское платье и более десяти дней оставался в оном между прислужницами. Но, наконец, узнала о сем Гуй-гэ и донесла о сем императору. Император чрезвычайно был раздражен и приказал казнить Тан-гуа Дин-гэ, трех монахинь и Янь-ци-эра. Гуй-гэ пожалована была за сие титулом Синь-го Фу-шэнь.

В сие время Улу, внук Тай-цзу, находился в Шань-дуне в должности чжи-ань-фу 369 . Вань-янь-лян, услышав о необыкновенной красоте его жены Улинь-даши, потребовал ее к себе. Улинь-даши рассуждала сама с собой: "Если умереть здесь, то Вань-янь-лян непременно казнит моего мужа, но когда, согласясь на его требование, я отправлюсь и умертвлю себя на дороге, тогда мой муж останется безопасен". "Князь! -сказала она, обратясь к своему мужу. - Я буду помнить себя и не посрамлю своего супруга". Потом, призвав управителя княжеского дворца, говорила ему: "Тебя любит князь, как родного, молись за меня Духу Дун-ио 370 ; клянусь Небом и Землею, что я не забуду князя". Наконец, она собрала всех слуг и говорила им: "Я с малолетства считалась супругой князя и не отступала от своих обязанностей. Беспорядки в семействах часто происходят от злословий и клевет, коими злые рабы раздражают своего господина. Вы [137] все издавна служите князю, помните его прежние милости и не будьте неблагодарны. Нарушившего мои увещания я буду видеть и после смерти". При сих словах все заплакали. Улинь-даши отправилась из Чжи-нань-фу. Сопровождавшие княгиню знали, что она решилась до свидания с Вань-янь-ляном умереть, и строго смотрели за нею до города Лян-сян. Здесь сопровождавшие ее показали небольшую беспечность, и княгиня, воспользовавшись сим случаем, умертвила сама себя.

1152 год

Пятое лето Тянь-дэ. В первый месяц Вань-янь-лян, пристрастясь к охоте, не занимался государственными делами. Во второй месяц Вань-янь-лян решился навсегда перенести резиденцию из Шан-цзина 371 (Средней столицы) в другое место. Второй сын Мэолянху по имени Андахай, отклоняя его, говорил: "Бросать место, в коем предки сделались царями, и переселяться на другое неприлично". Вань-янь-ляну не понравились его слова, почему и оставил Андахая в Шан-цзине. Он переехал в Янь-цзин и здесь в первый раз завел вещи, употребляемые в церемониалах. Император сам избирал для своего сераля девиц из домов почетных граждан и более ста тридцати ввел в свои чертоги. Лета правления Тянь-дэ переименовал в первое лето Чжэнь-юань. Янь-цзин сделал Средней столицей, всю область оной назвал губернией Да-син-фу; Бянь-цзин назвал Южной столицей, а Среднюю столицу (Шан-цзин) - Северной. В четвертый месяц скончалась родная мать Вань-янь-ляна - императрица Да-ши. В десятый месяц император, в бытность свою на охоте в Лян-сян, духа кумирни (находящейся на холме) Ляо-ши-ган почтил титулом Лин-ин-ван. До вступления своего на престол Вань-янь-лян, проезжая однажды мимо кумирни 372 , взял гадательные кости и, молясь духу кумирни, сказал: "Если мне суждено иметь небесное предопределение, (То есть, если суждено быть императором.) то в свидетельство сего пусть выпадет счастливый знак". Он бросил кости, и выпал счастливый жребий. Затем снова, молясь духу, говорили: "Когда случиться по твоему показанию, то буду чествовать, Если же случится напротив, то я разорю твой храм". После сих слов он еще сделал гадание костями, и снова выпал счастливый знак. Поэтому в настоящее время он почтил именем сей храм.

1153 год

Чжэнь-юань второе лето. В первый месяц старший министр Сяо-юй, главнокомандующий в Чжэнь-днн Фан-цзя, прокурор 373 Сяо-чжао-чжэ и дивизионный командир в Бо-чжэу 374 (Бо-чжэу подведомственна Дун-нин-фу и находилась в Шаньдунской области.) Яо-шэ составили заговор против государя. Вань-янь-лян, будучи предупрежден в этом, всех их казнил. В одиннадцатый месяц Вань-янь-лян позволил вход во дворец девицам из своего роду, помещая их при своих женах; по всем залам он приказал разостлать ковры и, раздевши донага всех жен, забавляясь, бегал за ними.

1154 год

Третье лето Чжэнь-юань. В четвертый месяц в продолжении семнадцати дней был туман, и не светило солнце. В девятый месяц Вань-янь-лян говорил к министрам и их помощникам: "Дела государя надлежит всячески хранить в тайне. Вчерашнего числа, еще до последования моего указа Чжан-чжун-фу и Чжан-цин уже знали о пожаловании им наследственных достоинств. Эти дела от вас делаются известными. Если во второй раз кто-либо из вас поступит подобным образом, непременно будет казнен". Вань-янь-лян отправил министра Пуса Шигуна и генерала Хубала в Шан-цзин за гробами Тай-цзу и Тай-цзуна и за своей старшей матерью - императрицей Ту-шань. По прибытии их обратно, император сам выехал навстречу (в Ша-лю-хэ 375 ). Он поставил своих приближенных по сторонам с пучками прутьев и, сделав коленопреклонение перед императрицею, сказал: "Твой сын, забыв сыновнюю любовь, долго не имел попечения о тебе, за сие накажи его сими прутьями". Императрица подняла его и сказала: "Если простой народ любит своих детей за умение их управлять домами, кольми паче, не должна ли я любить моего сына, способного управлять империей?". (В маньчжурском варианте переведено так: "Твой сын преступил права природы и нарушил законы человеколюбия. Накажи его семи прутьями... Дети простолюдинов уничтожают свои дома и, при всем том, отец и мать любят их; кольми паче, не должна ли я любить своего сына?" Но маньчжурский перевод неточен. Китайские слова кэ-цзя переведены неправильно: "разрушают дома" (бобо ефулэмби). В объяснении на и-цзин 376 , из коего взяты сии слова, говорится, что они значат: "в состоянии управлять домом" (бой-хонь-бо чжафаци омби).) Она гневно закричала на державших розги, чтобы они удалились. [138]

После сего Вань-янь-лян занялся охотой, а убитую из своих рук лань принес в жертву двум дедам. Потом отправился в путь. По прибытии в столицу, фобы двух предков зарыли в горе Да-фань-шань 377 . (Да-фань-шань подведомственна Шунь-тянь-фу.)

1155 год

Чжэнь-юань четвертое лето. В первый месяц министры и все вельможи поднесли Вань-янь-ляну титул Шэн-вэнь шень-у хуанди (премудрый и воинственный). Лета правления переименовали в первое лето Чжен-лун, и обнародовано прощение. В шестой месяц помер Чжао-цинь-чжун. В восьмой месяц Вань-янь-лян отправил в Шан-цзин своего родственника Уду для вывоза костей десяти прадедов, следовавших с Сянь-пу. Он погреб их в горе Да-фань-шань.

1156 год

Второе лето Чжен-лун. Во второй месяц Вань-янь-лян, уничтожая княжеские достоинства, пожалованные прежде, отобрал данные на оные грамоты. Из находившихся в живых понижал, держась порядка, князей первой и второй степени; из умерших понижал первостепенных. Назначив срок, повелел во всех бумагах, казенных и частных, замарать значащиеся степени княжеские и уничтожить все памятники с надписями, находившиеся на могилах умерших. (По кит. тексту: "Вань-янь-лян, уничтожая княжеские достоинства, жалованные прежде, повелел составить особенный Комитет для отобрания грамот на сии достоинства как от оставшихся в живых, так и от умерших. Держась порядка, он из находившихся в живых понизил князей первой и второй степеней, а из умерших - князей первостепенных".) В десятый месяц Вань-янь-лян предписал разрушить старый дворец в Хой-нин-фу, дома вельможей и монастырь Чу-цин-сы, выровнять места, на коих находились сии здания, и обратить их в пахотные поля. В сей же месяц начата выливка медной монеты.

1157 год

Чжен-лун третье лето. В первый месяц заболел третий сын Вань-янь-ляна, Синь-сы Абу. Лечивший его президент врачебной управы Се-ю-чжен и доктор Ань-цзун-и не имели успеха: Синь-сы Абу помер. На другой день по смерти, он наименовал Су-ваном. Вань-янь-лян в сильном негодовании за смерть своего сына казнил Се-ю-чжена, доктора Ань-чжун-и и кормилицу, а дядьку бил палками и лишил чинов. В сие время чиновник цзянь-и-дай-фу по имени Ян-бо-сюн был по очереди во дворце и в разговорах со своими сослуживцами говорил: "Причина смерти Су-вана есть его воспитание вне дворца. На стороне, сколько бы ни старались о воспитании вверенного дитяти, но попечительность других никак не сравнится с заботливостью отца и матери. И существовал ли такой обычай при дворе прежде?" Его слова были пересказаны императору. Вань-янь-лян сильно разгневался и, призвав Ян-бо-сюна, сказал ему: "Ты -вассал, можешь ли осуждать государя за государственные постановления, (По кит. тексту: "...можешь ли дела государя называть обыкновениями".) и следует ли тебе судить о делах, случающихся внутри дворца? Когда я бываю болен, не выхожу в тронную, и вельможи не могут делать без меня поклонения. (По кит. тексту: "Когда я по болезни не являюсь в тронную, вельможи лишаются возможности сделать мне поклонение".) При всем том, все дела представляют мне на рассмотрение в моем кабинете. Если дело касается смертного преступления, то, не делая окончательного решения оному, виновного повелеваю заключить в темницу и на время остановить казнь. Что касается до выдачи предписаний . чиновникам, отрешаемым от мест и определяемым к оным, то при сем, хотя и происходит замедление, но может ли быть от сего какая-либо польза или вред? Справедливо, что в свободное время для своего развлечения я всегда слушаю звуки арф и свирелей. Между тем, в Книге правления (Шу-цзин) сказано, что без меры предающиеся сладострастию и звериной ловле, наклонные к пьянству, страстно любящие музыку, занимающиеся постройкою высоких чертогов и украшающие внутренности оных - подобных качеств государи губят свое царство. (См. Шу-цзин, статья У-цзы чжи-гэ.) Но сие сказано в предосторожность государям, кои, забывши о своем царстве, совершенно предаются сим страстям. Что же касается до меня, то хотя я и повелеваю греметь музыке, потрясающей небо и землю, но мой министр осмелится ли по своему произволу дать [139] кому-либо должность? Мой чиновник дерзнет ли взять подкуп, и кто смеет судить обо мне заочно? Ты как адвокат царский 378 , (Цзянь-гуань - чиновник, который обязан представлять императору его ошибки и отклонять от оных.) если имеешь о чем говорить, должен говорить прямо. Если твоим словам не последую, вина вменяется мне. Зачем же говорить о мне заочно?" "Государь свят и премудр, - отвечал Ян-бо-сюн, - и никто не имеет права тайно говорить о нем. Безрассудный вассал за свои преступные речи заслуживает все роды смерти. Но он дерзает умолять Ваше Величество о помиловании". После сего Вань-янь-лян сказал: "Сначала я был намерен казнить тебя, теперь повелеваю дать двести ударов палками". Он сделал ему сорок ударов и, вспомнив его прежнюю дружбу, приказал освободить. В седьмой месяц Вань-янь-лян своего сына Гуан-яна возвел в достоинство Тэн-вана. В девятый месяц Тэн-ван Гуан-ян помер.

1158 год

Четвертое лето Чжен-лун. Во второй месяц Вань-янь-лян приказал исправить крепость Средней столицы, а генералу Сюй-вэнь поручил в Тун-чжэу снарядить военные суда. Он решился начать войну с царством Сун и предписал главнокомандующим областями набирать войска из поселений по всем губерниям, внося в списки всех, имеющих не менее двадцати и не более пятидесяти лет от роду, хотя б родители были преклонных лет и имели нескольких сыновей, не соглашаться и тогда оставлять при них одного 379 . (В подлиннике, должно быть, ошибка: вместо цин-ляо-дин-до следовало написать цинь-лао-дин-дань-те, т.е. престарелые родители, имеющие одного сына. Сия фраза, известная всем китайцам, взята из законов, по коим престарелые родители, если они имеют одного сына, удерживают его при себе во время войны и в случае преступления, за которое он заслуживает ссылку. Государь, нарушающий сей закон даже в необходимости, почитается беззаконннком.) Кроме того, разослать особых чиновников для освидетельствования в квартирах главнокомандующих по губерниям заготавливаемого военного оружия. В сие время в Южной столице (Бянь-цзин) строился дворец; поправляли Северную столицу и по всем областям приготовляли военное оружие. Требовавшиеся для сего материалы были взымаемы с народа, от чего цены на оные возвышались до чрезмерности. (По кит. тексту: "...каждое перо для стрелы длиною в один аршин (кит. 4 вершка), стоило тысячи копеек (пят,)".) Крестьяне были доведены до крайности. Они убивали коров и отдавали кожи и жилы на тетиву для луков, были убиваемы даже свиньи, собаки и степные птицы. Президент врачебной управы Ци-цзай решился отклонить императора от его намерения, но не находил случая явиться к нему. В это время заболела княгиня Юань-фэй, и Ци-цзай был призван для освидетельствования ее болезни. Ци-цзай, явясь к императору, представил ему увещательный доклад следующего содержания: "Наши предки, твердо держась законов политики, вели брань с нарушителями сих законов и менее, нежели в десять лет, истребили царство Дайляосское и усмирили царство Сунское. В то время был Тай-цзу и Тай-цзун - мудрые и сильные государи, а их вельможи Няньмухо и Моулянхо были искусные и храбрые полководцы. Но и они не могли соединить империи, места Цзян-хуайские 380 и Башу (Башу есть Сычуань.) оставили во владении сунцев. Теперь, напротив, нет ни умных вельмож, ни храбрых полководцев, могущих сравниться с древними и, сверх того, нам неприлично без причины объявлять войну сунцам. При сем надлежит также взять во внимание то, что с исправлением Средней столицы и постройкой столицы Южной, с заготавливанием военного оружия и набором войска увеличены казенные работы и налоги. Народ, обремененный податями и службами, изъявляет ропот. Итак, предприятие Вашего Величества невозможно по неудобоисполнимости. Равным образом явления в природе не соответствуют предприятию. Течение звезд неблагоприятное: в Ян-чжэу (Ян-чжэу, в коем был убит Вань-янь-лян, принадлежал сунцам. Китайские астрологи, считая действия людей и их существование зависимыми от природы, бунты и поражения приписывали влиянию воздуха. Поэтому перед началом войны определяли по течению звезд место, где должен находиться воздух, производящий армии вред, - воздух бедствия.) оказывается зловредный дух, производящий бедствия в войске, и не явилась еще планета Венера (тай-бао). Армия, отправившаяся на войну прежде её явления, непременно потерпит поражение. Притом, по причине испарения вод, морское войско не может продолжать своего плавания безостановочно, а в местах Цзян-ху 381 находится множество ручьев и ключей, почему конница не в состоянии преследовать неприятеля. (По кит. тексту: "...а на островах Цзян-ху не может гнать неприятеля конница".) Сие составляет местные невыгоды войны". Вань-янь-лян прочитал доклад и, в сильном гневе от резкости выражений оного, приказал Ци-цзая казнить на главной улице, а его дом конфисковать. В империи все жалели о кончине Ци-Цзая. [140]

1159 год

Чжен-лун пятое лето. Во второй месяц в Хэ-дуне и Шань-си было землетрясение. От сильного ветра в селениях (цзюнь) Чжень-жун и Дэ-шунь 382 валились дома, причем множество задавлено было жителей. Вань-янь-лян послал в разные губернии Гао-чжи и Хай-гоу для осмотра пойманных мятежников, повелев всех их казнить, посредством разрывания на части, распиливания, сжигания и колесования (отнятия рук и ног). В третий месяц в уезде Дун-хай-сянь 383 подняли бунт два селянина Чжан-ван и Сюй-юань с прочими. Вань-янь-лян, получив о сем известие, повелел Сюй-вэню, Чжан-хун-синю, Ли-вэй-чжуну и Сяо-а-ва взять девятьсот человек морского войска и отправиться для обуздания их морем. "Мое намерение состоит не в одном завоевании сего места, - говорил император Сюй-вэню и другим, - посылая вас, я хочу испытать силы морской армии". Сюй-вэнь и его товарищи, по достижении Дух-хай, сразились с мятежниками и разбили их войско. При сем более пяти тысяч из мятежнического войска было убито, Сюй-юань и Чжан-ван были схвачены, остальные все покорились.

1160 год

Шестое лето Чжен-лун. В первый месяц в день Цзи-чоу по случаю дня рождения Вань-янь-ляна представлялись послы из царства Сун, Кореи и Ся. Вань-янь-лян сказал при сем послу сунскому: "В прежнее время, следуя за армией Лян-вана, (Лян-ван есть Учжу. В третье лето Тянь-цзюань, во время похода на царство Сунское, Вань-янь-лян находился при армии Учжу в звании генерала (без должности).) я восхищался местами Южной столицы, от чего постоянно занят мыслью отправиться в сии места снова. Ныне постройка дворца и крепости (Постройка дворца в Бянь-цзине и починка крепости в Северной столице. См. выше: четвертое лето Чжен-лун.) почти приведены к окончанию. Через месяц я отправляюсь в места Хэ-наньские. Путешествия государей по империи издревле были в обыкновении. На правом берегу реки Хуай-хэ много пустых мест. В тех местах я хочу заняться охотою. Войска со мной будет не более десяти тысяч, и в тех местах оставаться на долгое время я не могу, потому что храмы и кладбища моих предков находятся здесь. По возвращении вашем, донесите о сем нашему государю, чтобы он предписал местному начальству объяснить народу мое намерение и, тем самым, уничтожить в жителях Хуай-нань 384 все опасения". С сими словами он отпустил послов сунских. Во второй месяц Вань-янь-лян из Средней столицы отправился в Южную. Он останавливался в Ань-су-чжэу 385 . За сим, проезжая места Хэ-наньские, переименовал гору Бэй-ман-шань, назвав ее Тай-пин-шань. (В китайском прибавлении: "...и того, кто назовет оную (гору) старым именем, повелел судить как нарушителя высочайшего повеления".) В третий месяц прибыл в губернский город Хэ-нань 386 . От Средней столицы до Хэ-нань в местах, по коим проезжал император, все хлеба были затоптаны, и поля сделались пусты. В четвертый месяц из Хэ-нань-фу император выехал на теплые воды Жуй-чжэу. По выходе его из города, некто киданец Бубу быстро примчался на коне с торы и, став по левую сторону дороги на колено, доносил, что он в сражении с бунтовщиками дунхайскими показал заслуги, кои Ли-вэй-чжун скрыл. Император рассердился и без всякой причины приказал немедленно умертвить киданьца Бубу. По прибытии на теплые воды, Вань-янь-лян во время охоты встретился с оленем, который вышиб его из седла, и государь в продолжении нескольких дней имел кровохаркание. Отсюда он разослал по всем губерниям гонцов за набранными войсками. В шестой месяц отложились многие из киданьских поколений. (Киданьцы подняли бунт по случаю набора войск Вань-янь-ляном против сунцев. Они говорили присланным для сего чиновникам, что, находясь в смежности с другими княжествами, они беспрестанно должны защищаться от их нападений, и посему не могут представить войск для императора. Но чиновники, по возвращении, не смели донести о сем. Вань-янь-лян, долго не получая войск из северо-западных губерний, снова отправил туда гонцов. Тогда киданьцы, видя безуспешность своих представлений, убили присланных к ним чиновников и подняли знамя бунта под предводительством Саба.) Вань-янь-лян послал для усмирения сих поколений Пуса-шигуна и Сяо-хуай-чжуна с десятью тысячами войска. Киданьский главнокомандующий Саба, услышав о приближении Пуса-шигуна 387 с сильным корпусом, решился перейти в подданство к Елюй-даши и берегом реки Лун-цзюй-хэ 388 пошел на запад. Пуса-шигун, при прибытии в Лун-хуан-фу, пустился преследовать его, но не мог догнать. Вань-янь-лян отправился из Жуй-чжэу и прибыл в окрестности Южной столицы. Старший министр Чжан-хао, находившийся в Южной столице, со всеми чинами вышел к нему навстречу. В следующий день император торжественно въехал в Бянь-цзин. В седьмой месяц Вань-янь-лян предал смерти потомство Ляосского дома из фамилии Елюй и потомков Сунского дома из фамилии Чжао, - всего до 130 человек. Кроме сего, за отклонение от войны с сунцами он умертвил вдовствующую императрицу Тушань, свою старшую мать, во дворце Нин-дэ-гун, приказал [141] сжечь сам дворец, а ее труп бросить в воду. (По кит. тексту: "...умертвив вдовствующую императрицу Тушань, приказал сжечь ее труп во дворце Нин-дэ-гун, а останки бросить в воду (реку)".) Более десяти служанок императрицы также были умерщвлены вместе с нею. В девятый месяц злодей дайминфусский Ван-цзю, начавши бунт в городе под своим предводительством, составил армию, простиравшуюся до нескольких десятков тысяч. Мятежники, подобно роям пчел, поднимались со всех мест, и сильнейшие из них брали и защищали города, а находившиеся в меньшем количестве - укрывались в горах и вблизи вод. (Прибавлено в кит. тексте: "Иные толпами в десять и более человек разъезжали с распущенными знаменами, и императорские войска не смели нападать на них. Государь не терпел слышать о делах мятежников и того, кто о сем доносил ему, подвергал наказанию.) Вань-янь-лян перед начатием войны с царством Сун всех вельмож угощал обедом, во время коего, обратясь к Сяо-ю, (Сяо-юй - друг Цзун-бэня. В отличие от другого, Сюй-юй в маньчжурском пишется Сяо-ю.) спросил его: "Учился ли ты в малолетстве?" Сяо-ю ответствовал, что в молодости несколько занимался изучением книг. После сего император в половину обеда встал из-за стола и, пригласив в свой кабинет, дал ему просмотреть одну главу из китайской книги. Но вдруг, бросив книгу, сказал: "Генерал! Вопрос мой состоит не в этом, хочу советоваться с тобой о другом деле. Я намереваюсь воевать Цзян-нань. Как ты о сем думаешь?" Сяо-ю отвечал, что сие невозможно. "Царство сунское, - продолжал император, - мне представляется сжатым в горсть. Что ж вы находите невозможным для завоевания оного?" "Между югом и севером, - отвечал Сяо-ю, - Небо положило великую реку Цзян, а на судах воевать мы не привыкли. В древности Фу-цзянь 389 (Фу-цзянь был полководцем.) с миллионом войска ополчился на царство Цзинь, но ни один воин из его войска не мог перейти сию реку. Из сего невозможность очевидна". При сих словах Вань-янь-лян сильно рассердился и грозно повелел удалиться Сяо-ю. В это же время министр Чжан-хао сделал доклад императору через Чжоу-фу-эр о том, чтобы вместе вновь набранных военачальников назначить корпусными и полковыми командирами старых воинов, опытных в военном деле. Вань-янь-лян в гневе бил палками Чжан-хао и Сяо-ю. Обратясь после сего к министрам, император сказал: "Чжан-хао есть первостепенный вельможа, но, не донося мне лично, он передает свои слова через других и, таким образом, показывает неуважение. Сяо-ю сравнивает меня с Фу-цзянь. Я хотел отрезать ему язык и тело приковать гвоздями на лобном месте, но вспомнив его заслуги, теперь я сделался к нему снисходительнее. Министры! При наказании вас, ощущаемая вами болезнь равно чувствительна бывает и для меня. Я наказал их по необходимости, и вы должны разуметь это". Вань-янь-лян, сам предводительствуя войсками 32 полководцев, выступил из Шэу-чунь (Шэу-чунь находится в области Янь-хой-шен, ныне называется Шэу-чунь-чжэнь) против царства Сун. Он повелел следовать за собою главнокомандующим Бэнь-ду и Лян-би, их помощникам Ли-тун и Пу-лу-хунь и дивизионным генералам Тушань-чжэнь, Тушань-юн, Юй-линь и Пуса Валу. Генерала Су-бао-хэн назвал адмиралом (дутун-чжи), а Чжен-цзя 390 сделал вице-адмиралом и предписал им через море вступить в Линь-ань 391 . Генералам Лю-э и Пуса-у-чжэ предписал выйти из Цай-чжэу; Тушань-хэси и Чжан-чжунь-яню повелел идти из Фын-сяна, взять Сань-гуань 392 (Сань-гуань подведомственна Фын-сян-фу.) и, поставив свои войска в сей крепости, ожидать дальнейших приказаний. Генералу Вань-янь-юань-и с тремя корпусами приказал составить свой авангард, а генерала Тушань-чжень с двадцатью тысячами войска отправил для взятия Хуай-инь 393 . (Хуай-инь есть нынешний Хуай-инь-фу; находится в Нан-цзине.) Он оставил императрицу Тушань и наследника Гуан-ин для охранения столицы, а министров Чжан-хао, Сяо-ю и Чжан-сы-хой назначил правителями государственных дел. В день Цзя-у Вань-янь-лян отправился из Южной столицы. При расставании, когда императрица и наследник, ухватясь за его одежду, плакали, император прослезился и обещал, проводивши армию, возвратиться. Он оставил императрицу и наследника в слезах. По выступлении в поход императора, во время дня явилась Венера. Офицеры и солдаты, неохотно идя на войну, убегали с дороги и возвращались домой. Темник Фу-шэу с корпусами Лэуши и Тай-да-ай, проходя через Шань-дун, достиг Тай-чжэу 394 , (Тай-чжэу теперь названа Тай-ань-фу.) но отсюда Фу-шэу с десятью тысячами войска поворотил назад и пошел к Восточной столице. Он пошел с намерением утвердить на престоле Цао-го-гуна Улу. По прибытии его в заставу Ляо-хэу 395 , Улу послал навстречу к нему Тушань-сы-чжуна узнать о причине его прихода. Тушань-сы-чжун, отправясь с несколькими всадниками, прискакал в стан Фу-шэу и, явившись к нему, спросил: "Генерал! По какому делу сюда прибыл?" Фу-шэу и его товарищи, обратясь на юг и показывая на Вань-янь-ляна, сказали: "Вань-янь-лян попрал законы, он не может сохранить государство. Цао-го-гун есть родной внук Тай-цзу. Мы хотим сделать его императором и нарочито для сего прибыли". После сего все воины, обратясь к востоку, делали поклоны и громогласно провозгласили долголетие новому государю. За сим Тушань-сы-чжун был отправлен вперед с письмом в Улу. (Написано было просительное письмо к Улу и отдано Сы-чжуну, который отправился.) Между тем, [142] Фу-шэу, переправясь со всем войском через реку Ляо-хэ, прибыл к Восточной столице. Фу-шэу приказал солдатам одеться в военные доспехи и, вступив в столицу, охранять дворец Улу. Он предал смерти злонамеренного Гао-цунь-фу и других, ему подобных. В следующий день Фу-шэу собрал всех генералов, чины и народ Восточной столицы и вместе с Мэу-янь, главнокомандующим губернии Пусу 396 , убедил почти насильно Цао-го-гуна Улу вступить на императорский престол. Его царствование названо первым годом Дай-дин. После чего издан милостивый манифест, в коем подробно были перечислены злодеяния Вань-янь-ляна: что он умертвил свою старшую мать - императрицу Тушань, потомков Тай-цзуна, Нимаха, Учжу и многих других князей из царского роду; разрушил дворец столицы Шан-цзин и казнил потомков государей Дайляо и Сун. Между тем, главная армия Вань-янь-ляна, перешедшая реку Хуай-хэ, прибыла в Люй-чжэу. Здесь пойман был белый олень, которого называли счастливым предзнаменованием, уподобляя его белой рыбе (бо-юй) 397 У-вана. В то же время генерал Лю-э взял Тун-хуа-цзюнь, Цзян-чжэу и Синь-ян-цзюнь 398 , (Синь-ян-цзюнь подведомствен Жуй-нин-фу. Он есть нынешний Синь-ян-фу.) а генерал Тушань-чжень разбил корпус сунского генерала Ван-цюань в Сюй-и 399 и взял Ян-чжэу. Вань-янь-юань-и с авангардом прибыл в крепостицу Дуань-чжай; сунский гарнизон весь бежал из оной. Вань-янь-юань-и со своим корпусом разбил сунцев при Вэй-цзы-цяо, потом снова поразил их в Чао-сянь 400 , (Сюй-и и Чао-сянь подведомственны Фын-ян-фу и находились в Нан-цзине.) где убито неприятелей до двух сотен. За сим корпус Вань-янь-юань-и прибыл в Хэ-чжэу. Здесь сунский генерал Вань-цюань с тысячей солдат ночью сделал нападение на стан цзиньский. Но корпус Вань-янь-юань-и стрельбою из луков отогнал его. В следующую ночь сунцы зажгли свои запасные магазины со съестными припасами и фуражом и бежали. На рассвете корпус Юань-и пустился в погоню. Тогда сунцы, поворотив обратно, дали сражение. Цзиньский корпус был поражен, а Вэнь-ду-ола обращен в бегство. Но Асань, предводительствуя своими полками, мужественно напал на неприятеля и заставил его отступить. Сунский генерал Ван-цюань, отступивши, охранял южный берег реки (Хуай). Вань-янь-лян, прибывши в Хэ-чжэу, произвел Вань-янь-юань-и в чин первого класса и предписал ему со всем корпусом перейти реку Цзян и продолжать военные действия. При сем он ему пожаловал золотую медаль и свою одежду. Асань и другие генералы также награждены были чинами и разными подарками. В сие время Тушань-хэси стоял со своим корпусом в крепости Сань-гуань. Между тем, сунские войска завоевали три цзиньских города: Цинь-чжэу, Ля-цзя-чэн и Дэ-шунь-чжэу 401 . Генерал Су-бао-хэн также был разбит ими в сражении на море, при чем убит цзиньский генерал Чжэн-цзя. В одиннадцатый месяц Убухэ, узнав о манифесте императора Ши-цзуна 402 , явился к Вань-янь-ляну и доносил, что Цао-го-гун Улу вступил на императорский престол в Восточной столице, назвав лета своего правления первым годом Дай-дин. Вань-янь-лян, ударив рукою по колену, со вздохом сказал: "Я сам хотел, по истреблении царства Сун, переименовать лета своего царствования в Дай-дин. Не есть ли это предопределение Неба?" Он показал всем свою бумагу, в коей предварительно написано было мнение о переименовании правления. Вань-янь-лян стал с армией на северном берегу Цзян, приказав генералу Алинь наперед переправиться через оную. Алинь, по переходе на южный берег, вступил в сражение с сунцами, но был разбит. После сего Вань-янь-лян повел войско в Ян-чжэу. Он намеревался собрать предварительно военные суда в Гуй-чжэу 403 и, по прибытии туда, в следующий день переправиться на них через Цзян. Но в сие время в войске узнали о вступлении Ши-цзуна на престол в Ляо-дуне 404 , и так как многие были недовольны строгостью военной дисциплины Вань-янь-ляна, то желали перейти от него к Ши-цзуну. Все собрались для совещания к Вань-янь-юань-и. "Если мы перейдем реку Цзян, - говорил при сем темник Тан-гуа-уе, -тогда все будем взяты в плен сунцами. Теперь носятся слухи, что в Ляо-дуне воцарился новый государь. Не лучше ли общими силами совершить великое дело и потом, собравши армию, возвратиться на север". На сии слова Вань-янь-юань-и отвечал, что он будет ожидать прибытия своего сына Ван-цзяна и посоветуется о сем деле с ним. Ван-цзян был чиновником ду-чжи-хой-ши 405 (Ду-чжи-хой-ши - поручик конной гвардии.) и находился в другом лагере. Вань-янь-юань-и тайно послал за ним человека. По прибытии его, условились с телохранителем царским Фань-дай начать дело в следующее утро. Вань-янь-юань-и наперед ложно объявил всему войску, что приказом императора повелевается всем, спешившись, переправляться в следующее утро через Цзян, отчего все пришли в ужас. Вслед за сим он сообщил войску о начатии дела, и все на его слова изъявили согласие. Утром десятого месяца в день И-вэй генералы Вань-янь-юань-и, Вань-сян, Тушань-шэу-су, Тан-гуа-уе, Валубу, Лоу-сюэ, Вэнь-ду и Чан-шоу со всем войском напали на императорский лагерь. Вань-янь-лян, услышав в войске смятение, предположил, что нечаянно подошли войска сунскне, и поспешно встал. Но в это время в его кибитку влетела стрела (пущенная извне). "Стрела наших солдат", - произнес в замешательстве Вань-янь-лян, когда поднял Оную. "Мы в опасности, - [143] говорил ему Да-цин-шань, - следует бежать". "Куда же убежать?" - сказал Вань-янь-лян. Он хотел взять лук, но вдруг, пронзенный стрелою, упал на землю. Нахо Валубу, войдя прежде других в юрту императора, пронзил его мечом. В руках и ногах еще было движение, почему его удавили. Солдаты разграбили одежду Вань-янь-ляна и все вещи, при нем бывшие. Потом, взяв платье генерала Да-наня, надели на Вань-янь-ляна, и предали его труп сожжению. Бывшие при нем вельможи Ли-тун, Го-ань-ю, Тушань-юн-нянь, Лян-чун и Да-цин-шан также были убиты. После сего Вань-янь-юань-и отправил письмо к Улие, находившемуся в Бянь-цзине, повелевая ему убить наследника Гуан-ин. Вань-янь-лян царствовал тринадцать лет, умер на сороковом году.

Комментарии

356. Цзун-минь (чжурчжэньское имя Алу) - младший сын императора Тай-цзу. Цзун-сянь (чжурчжэньское имя Саши) принадлежал к роду ваньянь; потомок в пятом колене Шилу (Чжан-цзу) -прадеда Тай-цзу (Агуды).

357. Цзо фу дяньцзянь - левый (старший) заместитель генерал-инспектора, а ю фу дяньцзянь - правый (младший) заместитель генерал-инспектора. У чжурчжэней генерал-инспектор (ду дяньцзянь) осуществлял контроль за гвардией запретного города. В ведении генерал-инспектора находились левый и правый генералы дворцовой стражи (...вэй цзянцзюнь).

358. В китайском тексте стоит "цзо вэй цзянцзюнь" (см. прим. 357). Перевод Г.М. Розова неточен.

359. Гуаннин инь. Инь - начальник (правитель) округа или уезда. Таким образом, Да Син-ro был назначен на должность начальника уезда Гуаннин (см. прим. 196).

360. Этот титул можно перевести следующим образом: "Берущий пример с древних, обладающий великой справедливостью, блестящей ученостью, военными доблестями, явной сыновней почтительностью, премудрый император".

361. Законная жена - первая жена в условиях, когда существует многоженство.

362. Дун-хунь - помраченный умом (на Востоке).

363. В биографии Сяо Юя, помещенной в "Цзинь ши", сообщается, что он происходил из народа си (кумоси) (см. прим. 156). Необходимо обратить внимание: здесь участвуют два Сяо Юя, у которых разные имена (имя Юн написано разными иероглифами), что в русской транскрипции нельзя отразить без искажения.

364. Табуе был родом из южной Маньчжурии. Его предки находились на службе у киданей и, по-видимому, были бохайцами (т.е. южными чжурчжэнями). Когда чжурчжэни освободили южную Маньчжурию от киданьской оккупации, многие представители бохайцев перешли на службу к Агуде, в том числе и Табуе.

365. Юйши дафу. В настоящее время этот административный термин переводят как "главный цензор" в Палате цензоров - высшем контрольно-ревизорном органе. В обязанности Палаты цензоров входило осуществление контроля над деятельностью всего чрезвычайно разветвленного бюрократического аппарата.

366. В дуалистической концепции древних китайцев две противоположные силы "инь" и "ян" - темное и светлое, женское и мужское начала. Они не являются антагонистическими силами, а гармонически сливаются, что становится началом расцвета всего сущего. Пять стихий (пять первоэлементов) - земля, вода, огонь, металл, дерево. При определении, например, времени и места строительства дворца должны быть учтены взаимоотношения сил "инь" и "ян", пяти первоэлементов, положения звезд, планет, сезонов года и многие другие обстоятельства. Всем этим занималась в Китае геомантика. Геомантика (фэн-шуй) всегда имела в Китае громадное значение. Начала этой "науки" были положены в эпоху Чжоу (1027 -247 гг. до н.э.), значение ее сохранялось до конца правления в Китае маньчжурской династии Цин. Это было тщательно разработанное учение о том, где, когда и кому надлежит строить дворцы, дома, храмы, усыпальницы или часовни. Ритуал гадания, совершавшегося при этом, также был детально разработан, и решение геоманта было окончательным. Геомантика была монополизирована даосской церковью, а геоманты-даосы играли огромную роль в жизни страны почти до наших дней.

367. Цзе - последний правитель легендарной династии Ся (2205 - 1766 гг. до н.э.), отличался жестокостью, развратом и пьянством. Чжоу - последний правитель эпохи Шан - Инь (1766 - 1027 гг. до н.э.). Яо и Шунь - легендарные правители древнего Китая, возвеличенные в творениях Конфуция и Мэнцзы. Они постоянно упоминаются в древних сочинениях как образец идеальных правителей, равных которым по мудрости и добродетели не было. Вместе с Юем они образуют трио правителей так называемого "Золотого века Китая". Точных дат правления Яо и Шуня нет. В традиционной китайской историографии сообщается, что Яо правил с 2356 по 2255 гг. до н.э., а Шунь - с 2255 по 2205 гг. до н.э. (см. прим. 257).

368. Фубао чжихоу - так в начале второй половины XII в. в чжурчжэньском государстве назывались должностные лица, в обязанности которых входило заведывание императорской печатью. Позднее (примерно в 1175 г.) стали употреблять термин фубао лан, принятый в Китае при династиях Тан и Сун. В маньчжурском тексте допущена ошибка: предпоследний иероглиф прочитан неправильно, как "ди".

369. Здесь допущена ошибка. Улу был чжифу - начальником округа 1-го класса (префектуры) в г. Цзи'нань (Цзи'наньфу), а не в Чжинаньфу, как указано ниже. Сейчас Цзи'нань является главным городом провинции Шаньдун.

370. Дун'юэ (Дун'юй) - одно из названий священных гор Тайшань, находящихся в средней части провинции Шаньдун, в двух - трех километрах к северу от г. Тайань (в 65 км к югу от главного города провинции - Цзи'нань).

371. Шанцзин - Верхняя столица (см. прим. 191), поэтому примечание Г.М. Розова, что это "Средняя столица", ошибочно. Аналогичная ошибка сделана и ниже, где после слов "Средняя столица" в скобках добавлено "Шанцзин". Эти примечания, по-видимому, сделаны на основании китайского текста, в котором говориться, что "император во втором месяце отправился из Средней столицы (Чжунцзин) в Яньцзин". Таким образом, имеется некоторое несоответствие между маньчжурским и китайским текстами. Это несоответствие может быть устранено, если мы допустим, что юридической столицей государства в это время был г. Шанцзин - родина чжурчжэньской династии, а резиденция императора находилась в г. Чжунцзин (Дадинфу), расположенном значительно ближе к Северному Китаю. Здесь велась ожесточенная борьба за территории. По этой причине составители маньчжурского текста и внесли исправление, а Г.М. Розов попытался согласовать его с китайским текстом.

372. Даосская религия в Китае впитала в себя различные народные верования, культы и суеверия, в том числе и веру в то, что весь окружающий мир населен духами: каждый предмет или явление управляются соответствующим духом (божеством). Поэтому в Китае прежде можно было встретить большое количество кумирень (от небольших, до 1 м высотой, придорожных кумирень с несколькими табличками, на которых написаны имена богов, до великих храмов), посвященных божествам рек, озер, гор и лесов, насекомым, оборотням и т.п. Монументальные изваяния богов в больших храмах часто были сделаны из дерева и соломы. С помощью глины изваянию придавалась окончательная форма, по ней же производилась раскраска. Название кумирни "Линии" означает "Чудесное знамение".

373. Юйши чжунчэн - заместитель главного цензора (юйши дафу, см. прим. 365). Г.М. Розов оба эти термина везде переводит одинаково - "прокурор". Это неточно, так как круг обязанностей китайского цензората был значительно шире, чем у европейской прокуратуры. Необходимо отметить, что китайская административная терминология была несравненно богаче маньчжурской, поэтому в маньчжурском тексте или употребляется китайский термин, или дается перевод, который только в самых общих чертах передает содержание китайского термина. Так, в данном тексте начальник округа назван "главнокомандующим", а помощник начальника округа по военным делам ("тунчжи чжоу цзюньши") назван "дивизионным командиром". Вследствие недостаточной изученности китайских административных терминов в России во времена Г.М. Розова, его перевод подобных терминов на русский язык носит приблизительный характер.

374. При чжурчжэнях округ Бочжоу входил в состав провинции Западная Шаньдун. Сейчас это район г. Ляочэн, находящегося в 100 км к востоку от г. Цзи'нань, на границе с провинцией Хэбэй.

375. Шалюхэ - небольшая река в провинции Хэбэй, пересекающая с севера на юг дорогу из Пекина в Южную Маньчжурию, примерно в 20 км к востоку от г. Юйтянь. Река Шалюхэ впадает в р. Цзиюньхэ.

376. "И цзин" ("Книга перемен") - древнейший памятник китайской классической литературы. По мнению Ю.К. Шуцкого, основная часть этого памятника была создана в VIII - VII вв. до н.э. В 1960 г. была издана замечательная работа Ю.К. Шуцкого "Китайская классическая Книга перемен" [М., 1960, 424 с.], содержащая перевод и комментарии.

377. Дафаншанъ - горы, находящиеся примерно в 60 км к западу от г. Пекин (в северо-западной части уезда Фаншань). Здесь находится несколько усыпальниц чжурчжэньских императоров и очень много старых храмов.

378. Цзяньи дафу - советник, увещевавший императора. Эти советники обязаны были покорнейше просить императора об исправлении им его неправильных действий и распоряжений. Эта должность в Китае впервые была учреждена при династии Цинь (264 - 207 гг. до н.э.) и упразднена при династии Мин (1368-1644).

379. Г.М. Розов совершенно правильно отметил несоответствие маньчжурского текста китайскому и указал на ошибку в китайском тексте. В китайском тексте написано: "Если даже родители престарелые, а призывников много, то также нельзя оставлять для ухода". Фраза нелогична, поэтому исправление, предложенное Розовым, вполне закономерно. После внесения исправления фраза будет выглядеть так: "Если даже родители престарелые и имеют одного призывника, то также нельзя оставлять для ухода". Таким образом, этим постановлением была нарушена основная заповедь конфуцианства - "сяо"(сыновья почтительность). Согласно этой заповеди, человек не должен был останавливаться ни перед чем в своем стремлении услужить родителям. Любые помехи на этом пути, в том числе и взятие единственного сына в солдаты, считалось аморальным, а правитель, допускающий такие помехи, - неправедным правителем.

380. Места Цзян-Хуайские - места в междуречьи Янцзыцзяна (сокращенно "Цзян") и Хуайхэ. Башу -одно из названий современной провинции Сычуань. Это название происходит от существовавших в древности округов Бацзюнь (район современного г. Чунцин) и Шуцзюнь (район современного г. Чэнду).

381. Цзян-ху (реки и озера) - сокращение образного выражения "Сань цзян, у ху" ("Три реки, пять озер"). Это выражение свидетельствует о наличии большого количества рек и озер. Оно послужило названием для района среднего и нижнего течения р. Янцзы, а также междуречья Хуайхэ и Янцзы до морского побережья, изобилующего многочисленными водными преградами.

382. Чжэньжун и Дэшэнь - это не "селения", а довольно крупные территориальные военно-административные единицы "цзюнь" (войско, армия). Этот термин на русский язык для древнего и средневекового периода часто переводится как "воеводство". Здесь следовало бы написать "в воеводствах Чжэньжун и Дэшэнь". Оба эти воеводства находились на территории, которая сейчас образует восточную часть провинции Ганьсу: Чжэньжун - в районе современного уезда Гуюань; Дэшэнь - к востоку от современного уездного г. Цзиннин. Необходимо также отметить, что здесь приведено сунское административное деление. При чжурчжэнях "цзюнь" (воеводство), было реорганизовано в "чжоу" (округ) - Дэшэньчжоу.

383. Уезд Дунхайсянь находился в северо-восточном углу современной провинции Цзянсу, к северу от уездного г. Гуаньюнь. На отечественных картах называется г. Синьхайлянь.

384. Хуайнань - район к югу от р. Хуайхэ. Река Хуайхэ на протяжении многих лет была границей между чжурчжэньским государством и южносунским. Таким образом, Ваньянь Лян собирался охотиться на территории китайского государства.

385. Округ и (Аньсучжоу) находился в районе современного уездного г. Сюйшуй в провинции Хэбэй, примерно в 100 км к югу от г. Пекин.

386. Здесь допущена неточность. Ваньянь Лян прибыл в округ 1-го класса Хэнаньфу, управление которого находилось в г. Лоян.

387. Пуса Ши-гун - командир императорских телохранителей. Этот человек принимал участие в заговоре Ваньянь Ляна и в убийстве императора Ши-цзуна. Выше он был назван Пуса Хуту. В данном тексте чжурчжэньское имя Хуту заменено на китайское Ши-гун. Чжурчжэньское племя пуса (в кит. текстах "пусань"), по-видимому, жило между хребтом Туманским и побережьем Японского моря, на северо-востоке современной КНДР.

388. Река Лунцзюйхэ - один из притоков р. Шара-Мурэн; стекает с отрогов Большого Хингана и течет в юго-восточном направлении.

389. Фу Цзянъ (338 - 385) - царь государства Раннее Цинь (351 - 394), основанного на территории Северного Китая тибетским племенем ди. В 382 г. Фу Цзянь предпринял большой поход на юг Китая, где в это время правила национальная династия Восточная Цзинь. Поход закончился полным разгромом войск Фу Цзяня. Под властью династии Цзинь (265 - 519) первоначально объединился весь Китай, однако под натиском сюнну к 316 г. династия Цзинь потеряла северную половину Китая и обосновалась к югу от р. Янцзы. С этого времени она стала именоваться Восточная Цзинь.

390. Чжэнцзя - сын Удубу. Удуба был самым младшим сыном Хэлибо. Следовательно, Чжэнцзя был племянником первых двух чжурчжэньских императоров - Агуды и Уцимая. Флот Су Бао-хэна и Чжэнцзя был сожжен китайцами, а сам Чжэнцзя утонул.

391. Линьанъ - современный город и порт Ханчжоу в провинции Чжэцзян.

392. Саньгуань (Дасаньгуань) - застава и крепость на важнейшей дороге, соединяющей провинции Шэньси и Сычуань. Крепость находилась в западной части провинции Шэньси, в 26 км к юго-западу от уездного г. Баоцзи. Сейчас по этому пути проходит железная дорога из Баоцзи в Чэнду.

393. Хуайинъ - современный г. Цинцзян в северной части провинции Цзянсу.

394. Здесь не округ Тайчжоу (см. прим. 117), а округ Тайиньчжоу, учрежденный чжурчжэнями на территории провинции Шаньдун. Это район современного уездного г. Тайань, находящегося в 65 км к югу от г. Цзи'нань.

395. Ляокоу - не имя собственное. Здесь слова "Ляо коу" и их надо перевести на русский язык как "устье реки Ляохэ".

396. и. В ведении этой области чжурчжэньского государства, созданной в 1153 - 1155 гг. и подчинявшейся Восточной столице, находились довольно значительные территории вдоль правого берега р. Ялуцзян в ее нижнем течении.

397. "Белая рыба запрыгивает в лодку князя". Существует легенда, согласно которой во время решительного похода У-вана (царь царства Чжоу с 1127 по 1025 гг. до н.э.) на царство Инь, при переправе через реку в лодку князя запрыгнула большая белая рыба. Это было расценено как доброе предзнаменование, предвещающее победу и гибель царства Инь, так как белый цвет - цвет царства Инь. Рыбу принесли в жертву.

398. Локализация Синьянцзюнъ (воеводство Синьян) и Цзянчжоу (округ) не вызывает затруднений: Синьянцзюнъ - территория современного уезда Синьян на юге провинции Хэнань, к югу от р. Хуайхэ; Цзянчжоу также находился в этом районе, в 80 км к востоку от Синьянцзюнь, вблизи небольшого современного городка Гуаншань. Округ Цзянчжоу носил такое название в течение непродолжительного отрезка времени, значительно чаще в источниках он именуется Гуанчжоу. Что касается воеводства Тунхуа (Тунхуацзюнъ), то в доступной справочной литературе его обнаружить не удалось. Воеводство Тунхуа должно было также находится в этом районе, недалеко от указанных выше двух пунктов. Это подтверждается контекстом.

399. Сюйи - уездный город, сохранивший свое название до наших дней. Находится он в северной части провинции Аньхой, недалеко от ее границы с провинцией Цзянсу.

400. Чаосянь - уездный город, сохранивший свое название до наших дней. Он находился в средней части провинции Аньхой. К востоку от него на берегу р. Янцзы, всего в шестидесяти километрах, располагается округ Хэчжоу. В китайском тексте говорится, что после взятия г. Чаосянь войска Юань-и подошли к Хэчжоу, в районе которого и произошли описанные ниже события. Что касается крепости Дуанъчжай и города Вэйцзыцзяо, то их локализовать не удалось.

401. Населенные пункты Дэшуньчжоу и и находились в восточной части современной провинции Ганьсу: Дэшуньчжоу упоминался выше (см. прим. 382); Цзиньчжоу - в юго-восточной части провинции, в районе современного уезда Тяньшуй, недалеко от границы с провинцией Шэньси. Можно предполагать, что Лацзячэн также находился где-то в этом районе.

402. Ши-цзун (Ваньянь Юн, чжурчжэньское имя Улу) - пятый император чжурчжэньского государства Цзинь, правивший с 1161 по 1189 гг.

403. Гуачжоу - небольшой городок в провинции Цзянсу, на левом берегу р. Янцзы, в том месте, где Великий канал подходит к реке. На противоположном берегу Янцзы находится крупный г. Чжэнцзян.

404. Ляодун - территория, находящаяся к востоку от р. Ляохэ. Так, начиная со времен династии Цинь (246 - 207 гг. до н.э.), в китайских источниках называли Южную Маньчжурию. В китайском тексте вместо "Ляоян "употреблено название "Ляоянцзюнь" (воеводство Ляоян), которое дает возможность более точно локализовать происходившие события. Это район современого г. Ляоян, в котором располагалась Восточная столица чжурчжэней.

405. Ду чжихойши - старший командир войск, охранявших императорский дворец. В его ведении также находилось и обучение резервных войск. В китайском тексте указана должность "сяоци фу-ду чжихойши" - "заместитель командира доблестных кавалеристов". "Доблестные кавалеристы" - это одна из гвардейских частей, охранявших императорский дворец.

(пер. Г. М. Розова)
Текст воспроизведен по изданию: История золотой империи. Новосибирск. Российская Академия Наук. Сибирское отделение. 1998

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.