Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ ДОМА ЦЗИНЬ,

ЦАРСТВОВАВШЕГО В СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ КИТАЯ С 1114 ПО 1233 ГОДЫ

АНЬЧУНЬ ГУРУНЬ

I. ИМПЕРАТОР ТАЙ-ЦЗУ

Тай-цзу Агуда почтительное имя было Минь. Он был второй сын Хорибу, имя его матери Наланьши. При дайляосском императоре Дао-цзуне на востоке часто являлись пятицветные облака - величиною с житницу, вмещавшую две тысячи мер (По-маньч.: ху. В одном ху заключается три синь, а каждая синь состоит из восьми чашек.) хлеба. Знаток небесных явлений Кун-чжи-хэ, заметив это, тайно говорил другим: "Под сими облаками непременно родился человек необыкновенный, который произведет великие дела: это не есть дело обыкновенное. Небо предсказывает о нём посредством сего знака, коего невозможно произвести силами человеческими". В четвертое лето царствования Сянь-юн дайляосского императора Дао-цзуна - в год У-шень седьмого месяца в первый день родился Тай-цзу Агуда. С малолетства в играх с детьми он равнялся силами нескольким из них вместе; в сидении и стоянии соблюдал степенность. Его отец Хорибу весьма любил его. С десяти лет он получил лук и стрелы; приходя в возраст, он сделался искусен в стрелянии. Однажды дайляосский посол сидел во дворце, увидя, что Тай-цзу Агуда схватил лук и стрелы, велел ему выстрелить в стадо птиц; Тай-цзу Агуда выстрелил за один прием трижды и всякий раз попадал в оных. Дайляосский посол выхвалял его, назвал необыкновенным стрелком. Тай-цзу Агуда был на пиру в доме генерала Холи-хань 78; увидев за воротами на южной стороне высокий холм, он предложил стрелять в оный; но никто не мог достичь до оного из лука. Выстрелил Тай-цзу, и стрела перелетела через холм. Когда смеряли до того места, где упала стрела, то оказалось триста шагов. Его меньшой дядя Маньдукэ также был искусен в стрелянии; но, выстрелив, не достиг ста шагов до того места, до коего достигла стрела Агуды. Тай-цзу Агуда наследовал власть правителя. Дайляосский государь прислал Асибао спросить его: "Почему не известил о трауре?" Тай-цзу Агуда на это ответил: "Вы сами не явились сделать жертвоприношение во время траура; и ужели хотите приписать мне вину?" Асибао, прибыв в другой раз, отправился верхом к месту, где лежало тело Уяшу; увидев поставленную там лошадь, (Эта лошадь была посвящена Уяшу.) он хотел взять ее. Тай-цзу Агуда, вознегодовав на это, хотел его умертвить, но сын Уяшу, Мэолянхо, удержал его. С сего времени долго не являлись послы от государства Дайляосского. Дайляосский государь Тянь-цзу 79 любил заниматься охотою, был пристрастен к вину и женскому полу и, не радея о делах правления, был невнимателен к делам, поступающим с четырех концов империи. На второй год в шестой месяц к Тай-цзу Агуде снова прибыл посол от государя дайляосского с вопросом, почему он не известил, когда преемствовал достоинство цзедуши.

Прежде дайляосский двор ежегодно отправлял послов через княжество Шен-нюй-чжи к морю покупать хороших соколов; подданные княжества Нюй-чжи терпели от корыстолюбивых и неистовых послов, кои грабили их беспощадно. Уяшу, рассорившись с Дайляо за невозвращение Ашу, прекратил посольство. Тай-цзу Агуда, по наследовании достоинства правителя, посылал в Дайляосское государство Пу-цзя-ну взять Ашу. В другой раз Тай-цзу Агуда отправил к дайляосскому двору за отложившимся Ашу двух вельмож своего дома: Сигуная и Инь-чжу-хэ. Сигунай, по возвращении оттуда, представил высокомерие и нерадивость государя дайляосского. Агуда, собравши вельмож, объявил им о войне против государства Дайляосского. Пограничный чиновник дайляосский Тун-цзюнь-ши 80, услышав об укреплении мест, заложении крепостей и заготовлении оружия, прислал цзедуши по имени Нюй-го, спросить Тай-цзу Агуда о причине приготовлений: "Не имеете ли вы, - говорил он, - противных намерений? Какое войско хотите встретить, заготовляя оружие и приготовляясь к обороне". Тай-цзу Агуда ответил ему на это: "К чему спрашивать меня об этом, когда я для собственной защиты делаю укрепления?" Дайляосский двор прислал вторично Асибао с вопросом в княжество Нюй-чжи. Тогда Тай-цзу Агуда сделал ему следующий ответ: "Мы составляем малое княжество и, служа великому государству, не нарушали законы. Но когда великая [97] империя, не оказывая нам своих милостей, владеет безвозвратно нашими перебежчиками и изменниками, то чего смотреть небольшому княжеству? Если отдадите нам Ашу, то мы снова будем приходить к вам с данью. Будем ли в самом деле, сложа руки, пребывать в бездействии, когда нас угнетают?" Асибао, возвратясь, пересказал сии слова, и дайляосцы, начиная делать приготовление к войне, приказали чиновнику Тунь-цзюнь-сы, по имени Сяо-да-буе 81, собрать войско в Нин-цзян-чжэу 82. (Нин-цзян-чжэу находится на берегу реки Хун-тун-цзян. Взявши справа крепость Нин-цзян-чжэу, потом производили войну за рекою Цзян.) Тай-цзу Агуда, услышав об этом, отправил Пу-го-ла требовать Ашу и вернее всматриваться в образ их приготовления. Пу-го-ла, возвратившись, объявил, что дайляосского войска бесчисленное множество. Тогда Агуда сказал: "Они только начинают набирать войска, и как могли вдруг столько собрать оного?" После сего он снова послал Ху-ша-бу проверить известие. Ху-ша-бу по возвращении донес, что всего войска из четырех мест чиновника Тун-цзюнь-сы, из Нин-цзян-чжоу и княжества Пухай находилось восемьсот человек 83. Агуда отвечал, что это согласно с его словами и, призвав всех военачальников, говорил им: "Дайляосцы, узнав, что мы устрояем войско, собрали из всех мест войска и приготовляются против нас. Мы нападем на них прежде, чтобы не дать им предупредить нас". Мэолянхо сказал при сём: "Дайляосский государь горд и расточителен и не знает воинского искусства; мы можем взять его. Войска ляосские не в состоянии были взять даже Сяо-хай-ли, и напротив, наше войско взяло его". Слова его все подтвердили. Тай-цзу Агуда, явясь к жене своего меньшего дяди Полашу по имени Пусаши, (Сюань-цзин-хуан-хэу.) объявил ей о войне против государства Дайляосского. Пусаши говорила ему: "Ты преемствовал отцу и брату; действуй, сообразуясь с возможностью, чтобы восстановить княжество. Я стара, не заставь меня печалиться; ты конечно не сделаешь этого". При сих словах Тай-цзу Агуда прослезился. Взяв за руку Пусаши, Тай-цзу Агуда со всеми полководцами вышел из дому, принял чашу с вином и, обратясь к востоку, произнес молитву к Небу и земле, в которой говорил, что гордый и несправедливый государь не возвращает Ашу, и что поэтому он вооружает против него войска. Совершив моление, Тай-цзу Агуда послал людей с повелением проводить войска из всех поколений. В лето Цзя-у в девятый месяц Тай-цзу Агуда, проходя с войском к Нин-цзян-чжоу, достиг крепости Ляо-хой-чэн 84. Соединивши войска всех мест при реке Лайлю 85, он приобрел две тысячи пятьсот воинов. Тай-цзу Агуда, свидетельствуя пред Небом и землею несправедливости двора дайляосского, говорил: "Мои предки, верно служа государству Дайляосскому, усмирили возмущения, произведенные Учунем и Омухань и истребили Сяо-хай-ли. В этом были наши заслуги, но оно их не понимает и, более прежнего грабя и притесняя нас, не отдает нам виновного Ашу. Теперь иду требовать удовлетворения от государства Дайляосского за его поступки по отношению к нам. Духи Неба и земли да помогут мне!" За сим каждому из военачальников, передавая жезл и повелевая оным клясться, говорил: "Вы должны единодушно употребить все силы. Приобретшего заслуги, если он будет раб, сделаю свободным; простолюдина сделаю чиновником; бывшего прежде чиновником возвышу чином; я буду смотреть при сем на важность заслуги. Если ж кто нарушит клятву, тот умрет под сим жезлом, и ничего не останется в его доме". Затем войско отправилось. Когда, достигши места Ва-цзя, стали лагерем, из-под ног людей поднялся огненный свет, осветивший сабли и копья. Народ называл это счастливым знаком для войска. На другой день, по достижении реки Чжа-чжи, опять явился свет, подобный прежнему. Подходя к пределам государства Дайляосского, Тай-цзу Агуда послал вперед своего старшего сына Вабэнь засыпать пограничный ров. По переходе за оный войска, вышло навстречу войско дайляосское. Оно напало на левое крыло и семь мэукэ 86 (Войско княжества Цзинь, составленное из трехсот домов, называлось мэукэ. Десять мэукэ составляли мэнь-ань.) войска Нюй-чжи несколько отступили. За сим неприятель устремился на среднюю часть войска. Тогда Се-е, младший брат Тай-цзу, выступил против него на сражение, а амбань Чжэ-те скакал на коне впереди. Тай-цзу Агуда, увидя их, вдающихся в неприятеля, сказал, что нельзя так легко вступать в бой, и послал своего сына Вабэня остановить Се-е и Чжэ-те. Вабэнь, обогнав Се-е, остановил Чжэ-те. При возвращении их с Се-е, начальник дайляосского войска Е-люй-се-ши, преследуя их, упал с коня. Тай-цзу Агуда, убивши из лука дайляосца, бежавшего защищать его, попал случайно в самого Е-люй-се-ши. Кроме того, Агуда прострелил в грудь навылет одного всадника, вперед выступившего. Е-люй-се-ши, вытащив стрелу, пустился бежать, но Тай-цзу Агуда, преследуя, убил его из лука и взял его верхового коня. Когда Тай-цзу Агуда, не надев шлема, пустился с несколькими человеками на освобождение Вабэня, окруженного дайляосским войском, в него сбоку выстрелил один из неприятелей; стрела пролетела подле виска, сделав царапину. Тай-цзу Агуда, приметив выстрелившего, убил его из лука и сказал своим военачальникам: "Прекратим сражение тогда, когда совершенно побьем неприятеля". Полководцы, еще с большими против прежнего силами и храбростью, вступили в бой; и неприятели обратились в бегство, взаимно давя в оном друг друга; из десяти человек между ними погибало до семи и восьми. В сие время Сагай, старший сын Хэчжэ, шедший другою дорогою, еще не соединился с Тай-цзу Агуда. Агуда послал к нему человека с известием [98] о победе и отправил к нему в подарок коня Е-люй-се-ши. Сагай с радостью говорил всем: "Наше войско, восставшее за правду, по достижении пределов государства Дайляосского при первом сражении одержало победу, отселе началась гибель государства Дайляосского". Сагай отправил к Агуде с поздравлением своего сына Цзунхань и Вань-янь-си-иня и предложил ему принять титул императора. Тай-цзу Агуда, не соглашаясь на это, говорил: "Если принять великий титул потому, что, сразившись однажды, одержал победу, то перед народом покажу свою слабость". Войско Тай-цзу Агуды, достигнув Нин-цзян-чжэу, засыпало ров около оной и сделало нападение на саму крепость. Жители Нин-цзян-чжэу выходили из оной восточными воротами. Генералы княжества Нюй-чжи Вэнь-ди-хэн и Адухань, напавши на них, всех побили. Десятого месяца в первый день взята крепость приступом, имение жителей роздано в награду полководцам и войску. Войско отправилось отсюда обратно. В одиннадцатый месяц Тай-цзу Агуда, услышав, что дайляосский дивизионный генерал Сяо-фу-ли и его помощник Табуе со 100 тысячами войска стали за рекой Я-цзы 87, отправился против них. Но прежде, нежели достиг реки Я-цзы, наступила ночь, когда Тай-цзу Агуда, склонясь на изголовье, заснул, три раза возвышал голову, как бы кто ее поднимал. Пробудившись, Агуда. сказал: "Чистый дух открыл нам будущность". После сего при барабанном бое, зажегши огни, продолжали путь; на рассвете, по приближении к реке, Тай-цзу Агуда послал десять храбрых воинов напасть на дайляосское войско, разрушившее насыпи по дороге. Неприятель обратился в бегство, и главное войско переправилось через реку. Впрочем, из трех отрядов войска Тай-цзу, которое состояло из 3 700 человек, прибыл только один. В этот день поднялся сильный ветер, и пыль закрыла небо. Тай-цзу Агуда во время ветра сделал нападение. Дайляосское войско пришло в смятение и обратилось в бегство. Агуда, преследуя онде, взял в плен военачальников и предал смерти. Во множестве приобретено было экипажей, лошадей, военных доспехов и разного оружия, так что в продолжение целого дня раздавали в награду войску. Прежде дайляосцы говорили, что, когда войско княжества Нюй-чжи возрастет до десяти тысяч, тогда сражаться с ним будет невозможно. В сие время оно возросло до десяти тысяч. Валу, второй сын Хэчжэ, из княжества Нюй-чжи, при поражении дайляосского войска убил дивизионного генерала Табуе. Пухой, вельможа княжества Нюй-чжи, взял приступом Дайляосскую крепость Бинь-чжэу 88 и заставил явиться с покорностью Ужэ 89 и Цугуши. Для отнятия Бинь-чжэу пришел дайляосский вельможа Чи-гэу-елл. Тогда Пухой и Хунь-чу вторично вступили в сражение и разбили его. Князь государства Дайляосского Хой-ли-бао из поколения те-ли со всем народом пришел в подданство княжества Нюй-чжи. Вельможи княжества Нюй-чжи Утубу и Пуча на восточной стороне крепости Сянь-чжэу 90 в другой раз поразили войска дайляосских генералов Чи-гэу-елл и Сяо-и-сюэ. Валугу, разбив дайляосское войско, находившееся на западной стороне крепости Сянь-чжэу, убил в сражении чиновника тун-цзюнь-ши, по имени Лэуши. Вельможа княжества Нюй-чжи Вань-янь-лэуши взял приступом дайляосскую крепость Сянь-чжэу. В этом месяце Уцимай, Сагай и Цыбуши со всеми чиновниками убеждали Аугуду принять в первый день будущего года Высокий титул; но Тай-цзу Агуда не согласился. После этого Аликэмань, Пуцзяну и Няньмухо, вошедши втроем, говорили Тай-цзу Агуде: "Ты совершил теперь великое дело. Но если ты откажешься от престола, то невозможно будет привязать к себе подданных Империи". На сии слова Тай-цзу Агуда сказал: "Я подумаю".

В лето Жинь-шень (1114) весною первого месяца в первый день вельможи убедили Тай-цзу Агуда воссесть на императорский престол. Государь Тай-цзу тогда сказал: "Дом Дайляосский свое государство назвал бинь-те (стальное). Хотя сталь и крепка, но наконец изменяется, и бывает ломка. Одно только золото (цзинь) неизменно и неломко. Цвет металла цзинь (металла вообще) белый; и наш народ вань-яньский белый цвет считает первым". Итак, он назвал свое государство Великим Государством Цзинь, а первый год своего правления Шэу-го 91.

Тай-цзу отправился для нападения на крепость дайляосскую Хуан-лун-фу 92; (Хуан-лун-фу называется также Kай-юань.) по достижении крепости И-чжэу 93, жители крепости И-чжэу убежали из оной в Хуан-лун-фу. Цзиньский государь Тай-цзу, взяв оставшихся жителей крепости И-чжэу, возвратился с войском обратно. Дайляосский государь генералам Елюй-олидо, Сяо-и-сюэ, Елюй-чжан-ну и Сяо-се-фу дал двести тысяч конницы и семьдесят тысяч пехоты и послал их для охранения границ. Цзиньский император Тай-цзу, узнав о сем, сам отправился с войском, и по достижении Западной крепости Нин-цзян-чжэу, остановился на западной стороне оной. Тогда дайляосский государь прислал Сэн-цзя-ну с предложением о мире; в бумаге он назвал государя цзиньского по имени и его государство вносил еще в число своих владений. Когда после сего цзиньское войско двинулось вперед, то сверху ниспал огненный свет в виде шара. Цзиньский Тай-цзу-хан сказал: "Это счастливое предзнаменование; нам помогает Небо". И, возливая воду, он сделал поклонение. В это время между военачальниками и прочими воинами не было человека, который бы не изъявил радости. При приближении цзиньского войска к крепости Далугу 94, цзиньский государь Тай-цзу вошел на возвышенное место и увидел дайляосское войско, уподоблявшееся по многочисленности густоте облаков или темному лесу. Обратись назад, цзиньский Тай-цзу сказал своим приближенным: "Дайляосское войско, [99] колеблясь между двумя намерениями, поражено страхом; оно не опасно, хотя и многочисленно". Затем он построил свое войско на высоком холме. Мэолянхо, старший сын Уяшу, с войском своего правого крыла бросился на левое крыло дайляосского войска; войско дайляосское левой стороны отступило. Между тем, левое крыло цзиньского войска зашло с тыла и напало на неприятеля. Тогда правое крыло дайляосского войска вступило в бой и сражалось всеми силами. Цзиньские генералы Лэуши и Иньчжухо девять раз врезывались в толстые ряды оного, храбро сражались с оным, но опять отступили. Генерал Нянь-мухэ отправился к ним на помощь со среднею колонною войска. Кроме того, Тай-цзу, отправив к ним с отрядом своего сына Вабэня, привел в смятение неприятельское войско. В то же время Мэолянхо, воспользовавшись случаем, напал на правое крыло дайляосского войска, и войско дайляосское предалось бегству. Цзиньцы, с силами победителей преследуя оное, достигли стана дайляосского; но уже наступил вечер, и лагерь был окружен. На рассвете дайляосское войско в смятении вырвалось из осады и бежало. Цзиньцы, преследуя его, гнали до места А-лоу-гань (В "Лечжуань" сказано, что Мэолянхо гнал дайляосцев до места И-люй-бо-ши.) и победили всю пехоту. Они получили при сем в добычу несколько тысяч земледельческих орудий. Тай-цзу-хан, потрепывая Мэолянхо по спине, сказал: "Если б был у меня такой сын, то чего б нельзя было сделать?" И, сняв с себя одежду, надел на него. В этот раз дайляосцы хотели заняться земледелием и, вместе с тем, по временам производить войну, защищая границу. Поэтому-то и приобретены в добычу земледельческие орудия. Во второй луне войско возвратилось.

В третий месяц Тай-цзу Агуда был на охоте при крепости Лю-хой-чен; Мэолянхо ему сопутствовал. Мэолянхо преследовал зайца, за которым, позади него, гнался также вельможа Далань. Пустив из лука стрелу, Далань закричал, что стрела летит, и Мэолянхо, обратившись назад, перехватил летящую в него стрелу и сею стрелою убил зайца. Некто, выстрелив из лука, нечаянно попал в Мэолянхо. Он, ни мало не изменяясь в лице, вытащил стрелу и, опасаясь, чтобы государь, по узнании дела, не наказал выстрелившего, сказался больным и возвратился в свой дом. Пролежав дома два месяца, он выучился в совершенстве письменам дайляосским большим и малым.

В четвертый месяц дайляосский государь прислал Елюй-чжан-ну, (Чжан-цзя-ну.) и в доставленной от него бумаге он писал оскорбительные слова для Тай-цзу. Император Тай-цзу задержал пять человек из присланных с Елюй и, отсылая обратно самого Елюй-чжан-ну, послал с ним письмо, в коем, подобно дайляосскому государю, выражался оскорбительно.

Пятого месяца в первый день император Тай-цзу выехал по причине жары из города, делал поклонения Небу и стрелял из лука в тальник. С сего времени каждый год пятой луны пятого числа, седьмой луны пятнадцатого и девятой девятого, без упущения, делал поклонение Небу и стрелял из лука в тальник.

В шестой месяц вторично прибыл Елюй-чжан-ну из государства Дайляосского; в поданной от него бумаге опять было написано имя цзиньского императора Тай-цзу 95. Тай-цзу-хан в ответ на сию бумагу также называл по имени государя дайляосского и писал, чтобы он покорился. В седьмой месяц цзиньский император Тай-цзу сделал своего младшего брата Уцимая амбань боцзилеем (амбань-бэйлэ) 96, цыбуши амаи боцзилеем (амаи-бэйлэ), а Сагая и Се-е - голунь боцзилеями( У нюй-чжи знаменитый и великий назывался "амбань"; министр (гo-сян) назывался "гулунь". Се-е также был младший брат Агуды, Сагай был внук Угуная. См. Ган-му.) (гурунь-бэйлэ). Прибыл в подданство государства Цзинь Чжэу-бэ из места Си-инь 97. В восьмой месяц (В Ган-му: "...в восьмой луне ляосский двор обнародовал указ о начале войны против цзииьцев".) Цзиньский император Тай-цзу пошел для нападения на крепость дайляосскую Хуан-лун-фу. По прибытии к реке Хунь-тун-цзян не было на оной судов для переправы. Цзиньский Тай-цзу-хан поставил впереди себя человека и за ним, переправляясь сам на пегом коне, сказал: "Идите на то место, куда буду показывать своим бичом". Когда все, следуя за ним, переезжали реку, вода была только по брюхо лошадям. Но после, когда содержатели судов измеряли глубину места, через которое переходили, то не могли достать дна.

В девятый месяц цзиньское войско взяло приступом Хуан-лун-фу. По взятии Хуан-лун-фу отправлен обратно Сяоцзы-ла со следующим ответом: "Если мне (Тай-цзу) возвратите изменника Ашу, то войско отойдет обратно". После сего войско отправилось обратно; по достижении реки, оно перешло через оную по-прежнему.

В двенадцатый месяц дайляосский государь Тянь-цзу, узнав, что взята крепость Хуан-лун-фу, весьма испугался и сам отправился с 700 тысячами войска к месту То-мэнь 98; зять государя дайляосского Сяо-тэ-мо и амбань Сяо-ча-ла с 50 тысячами конницы и 400 тысячами пехоты стали в месте Ва-линь-лэ 99. Цзиньский император Тай-цзу, узнав об этом, пошел навстречу и достиг места Яо-ла 100. Здесь, собравши всех военачальников, он составил с ними совет, на котором все говорили ему: "Дайляосского войска, по достоверным слухам, семьсот тысяч; легко встретить его нельзя. В нашем войске от дальнего пути обессилели скот и люди. Лучше ожидать неприятеля в сем месте, вырывши глубокий ров и сделав окопы". Цзиньский Тай-цзу-хан согласился на это и послал Дигуная и Инь-чжуко охранять крепость Далугу. После того [100] государь сам направился с конницей осведомиться о войске дайляосском и, поймавши дайляосского комиссара, из расспросов у него узнал, что прошло уже два дня, как дайляосский государь Тянь-цзу пошел назад 101 по случаю отпадения от него Елюй-чжан-ну. (Елюй-чжан-ну был вскоре разбит на походе к горе (на севере) Сянь-лу-шань Шунь-го - нюйчжисским старшиною Ахучань, и когда, избежав смерти, под именем посла хотел пройти в княжество Нюй-чжи, был схвачен разъездным отрядом и, связанный, представлен в стан императора, где и был казнен.) В этот день при Шу-цзе-ли, куда цзиньский Тай-цзу-хан пришел на обратном пути, видно было сияние на концах копий. Полководцы говорили: "Если теперь дайляосский государь пошел обратно, то отправимся в погоню и нападем на него во время его смущения". Государь Тай-цзу на сие сказал: "Не встретились и не сразились с идущим на нас неприятелем. Можно ли назвать храбростью, когда, нагнавши его бегущего, с ним сразимся?" Все были пристыжены сими словами и в оправдание говорили: "Мы охотно нападем на него со всем мужеством". Тогда Тай-цзу отвечал: "Если в самом деле хотите преследовать неприятеля, то возьмите с собой немного съестных припасов, лишнего не берите; когда разобьете неприятеля, то все можете получить, если захотите брать". Все с соревнованием отправились для преследования государя дайляосского и гнались за ним до холма Хубуда-гань 102. В этот раз цзиньского войска было только двадцать тысяч. Цзиньский Тай-цзу-хан говорил: . "Их войска много, а у нас мало; разделить наших воинов нельзя. Середина неприятеля чрезвычайно толста и тверда; непременно там должен находиться государь дайляосский. Итак, когда мы поразим середину войска, то достигнем своей цели (ожидания)". После сего он послал вперед войско правого крыла. По сделании оным нескольких нападений, к нему присоединилось левое крыло и вступили в сражение с неприятелем. Дайляосское войско пришло в большое расстройство. Цзиньское войско прорезало середину неприятеля и, сильно поразив дайляосское войско, на протяжении с лишком ста ли грудами повалили оное. Победитель приобрел носилки дайляосского императора, множество экипажей, палаток и монгольских 103 юрт, воинского оружия, дорогих вещей, лошадей и коров. В сем сражении младший брат цзиньского Тай-цзу, Се-е, заколол копьем несколько десятков человек. Вэнь-ди-хань и Дихуде с четырьмя мэокэ освободили Алибэня, окруженного неприятелем. Амбань Вань-янь-мен-ry получил несколько ран, но не переставал мужественно сражаться и по своим заслугам был первым. Сяо-тэ-мо и другие дайляосские полководцы, предав огню свой стан, обратились в бегство. Цзиньское войско возвратилось в Цзя-гу 104.

Цзиньский генерал Са-хэ взял дайляосскую крепость Кай-чжэу 105. (Кай-чжэу подведомственна Восточной столице.) Цзиньский генерал Пулухо осадил город Тэ-линь-чэн 106; начальник оного Цы-лэ-хань бежал. Но когда Пулухо, взяв крепость, захватил жену и детей Цы-лэ-ханя, то Цы-лэ-хань явился с покорностью.

1115 год

Второе лето правления Шэу-го 107. В первый месяц Гао-юн-чан 108 из княжества Бохай, будучи чиновником государства Дайляосского, с тремя тысячами войска занял проход Ба-ва-коу (Ба-дань-кэу, в Ган-му.) на пути к Восточной столице 109. Китайские солдаты, находившиеся в Восточной столице, (Ляо-ян, в Тун-цзян-ган-му.) не терпели бохайцев и во множестве убивали их. Гао-юн-чан, склонив на свою сторону всех бохайцев и пограничное войско, подступил к Восточной столице и завладел оною. В продолжение нескольких месяцев он приобрел восемь тысяч войска и назвал себя государем, а первый год своего правления - Лун-цзи. После сего Гао-юн-чан послал людей склонять в подданство жителей Хэ-су-гуань 110. (Хэ-су-гуань подведомственна Хой-нин-фу.) Хэсугуанцы, опасаясь сильного войска Гао-юн-чана, хотели покориться. Начальник хэсугуаньский Хушимэнь собрал людей своего поколения на совет и говорил: "Наши прадеды - Агунай, Сяньпу и Бохори - все три брата произошли из Кореи. Сянь-пу, дед императора Тай-цзу, перешел в колено вань-янь. (На кит.: нюй-чжи.) Мой дед Агунай остался в Корее и от корейцев перешел в подданство государства Дайляо. Итак, я - потомок одного из трех дедов Тай-цзу. (По кит. тексту: "Итак, я и Тай-цзу равно потомки трех предков".) Теперь государь Тай-цзу воссел на великом престоле и погибель государства Дайляосского очевидна. Прилично ли мне быть амбанем Гао-юн-чана?" После сего он со своим поколением перешел в подданство к государю Тай-цзу. Хушимэнь говорил Тай-цзу-хану: (По кит. тексту: "Он сам говорил Тай-цзу, что их деды были три брата, кон, разлучившись, поселились отдельно, он назвал себя потомком Агуная, а Шнтумэня и Дигуная потомками Бохори".) "Наши деды были три брата, кои, разделившись, поселились в разных местах. Я потомок Агуная, а Шутумэнь и Дигунай суть два потомка Бохори". Войско дайляосское помогло победить Гао-юн-чана (По кит. тексту: "Данляосцы, начав войну с Гао-юн-чаном, долго не могли победить его".). Гао-юн-чан, вручив богатые дары Табуе и Шао-хэ, послал их просить [101] помощи у государя Тай-цзу. Послы прибыли и говорили Тай-цзу-хану: "Наш государь хочет с тобой общими силами завоевать государство Дайляосское". Тай-цзу отправил к нему Хушабу. Хушабу, по прибытии к Гао-юн-чану, говорил ему: "Воевать общими силами против государства Дайляосского, конечно, должно. Но места Восточной столицы близки к нам, и ты, завладевши ими (В Ган-му: "Но что ты, завладев ближайшими местами в Восточной столице, принял великое имя - это невозможно".) принял великий титул, возможно ли это? Если покоришься нам, мы тебя пожалуем князем. Сверх сего ты должен представить нам народ нюй-чжи, вошедший в подданство государства Дайляо". (По кит. тексту: "...должен прислать к нам нюйчжисца Хутугу, вошедшего в подданство Ляо".) Гао-юн-чан не согласился на требования, и Хушабу возвратился обратно. В четвертый месяц цзиньский Тай-цзу сделал Валу (Валу - второй сын Хэчжэ.) главнокомандующим над всеми войсками - внутренними и внешними - и отправил его с Дигунаем и Валугу воевать против Гао-юн-чана. Тай-цзу дал им следующее повеление: "Гао-юн-чан обманом принудил последовать за собой пограничное войско и овладел одним углом империи. Он, воспользовавшись случаем, делает приобретения, но таковая хитрость не может быть продолжительна и иметь большой успех; его погибель близка. Бохайский народ, живущий в Восточной столице, издавна полюбил наши добродетели; его легко призвать к покорности. В случае же непокорности идите против него войною; впрочем, напрасно не губите народ". В пятый месяц Валу и его товарищи, идя с войском, встретили войско дайляосское, выставленное против Гао-юн-чана, разбили оное и взяли приступом крепость Шень-чжэу 111. Гао-юн-чан, услышав о сем, пришел в большой страх; он прислал своего подданного Дола с золотой печатью и пятьюдесятью серебряными медалями и уверял, что он оставляет великий титул и желает считаться заграничным вассалом. В сие время некто Гао-чжень из бохайского княжества пришел с покорностью к Валу и объявил, что Гао-юн-чан покорился ложно, что это его хитрость удержать войско. После сего Валу двинулся с войском вперед. Гао-юн-чан предал смерти цзиньских послов Хушабу и Саба и со всем войском выступил навстречу к реке Яо-лихэ 112. (В Ган-му: Хэ-шун.) Цзиньцы заранее успели переправиться через реку, и войско Гао-юн-чана, не сражаясь, предалось бегству. Цзиньцы гнали оное до самой крепости Восточной столицы. На другой день Гао-юн-чан вышел на сражение со всем войском, но снова разбит был цзиньцами. После сего Гао-юн-чан с пятью тысячами конницы убежал на остров Чан-ан-сун-дао 113. Энь-шен-ну и Сянь-го, схватив жену и детей Гао-юн-чана, со всеми жителями Восточной столицы покорились цзиньскому государству. Вскоре за сим Дабуе изловил самого Гао-юн-чана и Долу и представил их цзиньскому главнокомандующему. Гао-юн-чан был предан смерти. После сего все округи и уезды Восточной столицы, равно все поколения нюй-чжи южных мест, входившие в число владений государства Дайляосского, покорились государству Цзинь. Государь Тай-цзу предписал уничтожить во владениях Восточной столицы уставы государства Дайляосского и уменьшил оброки, установил мэнь-ань и мэукэ и постановил законы своего государства, а Валу сделал дивизионным генералом в южной губернии. Цзиньский ду-боцзиле 114 по имени Атухань разбил шестидесятитысячный корпус дайляосский при крепости Чжао-сянь-чэн 115. В девятый месяц император Тай-цзу в первый раз ввел в употребление для наград золотые бланки 116. (Это род медалей, кои даются отличившимся на войне воинам и чиновникам. И теперь, подобно сим, употребляются в Китае медали серебряные.) Сагай и другие вельможи, явясь с докладами, стали на колени перед Тай-цзу. Государь встал и, удерживая их, со слезами говорил: "Вельможи! Я успел завершить великое дело при вашей помощи. Теперь, хотя я и воссел на великий престол, но не могу переменить древних обычаев". Сагай и другие, будучи тронуты, снова встали на колени и сделали поклонение. Когда вельможи делали пиры для Тай-цзу, Тай-цзу всегда ходил на оные, и если хозяин дома делал ему поклон, то Тай-цзу отвечал ему тем же.

Двенадцатого месяца в первый день амбань боцзилей (Амбань-бэйлэ) Уцимай со всеми чиновниками поднес Тай-цзу-хану титул: Великий и премудрый. Государь, переменив название лет царствования, будущий год наименовал первым годом правления Тянь-фу. С сего времени утвердились отношения между государем и его министрами.

1116 год

Первое лето Тянь-фу. В первый месяц цзиньский амбань Сахэ усмирил взбунтовавшихся жителей крепости Кай-чжоу. Цзиньский го-лунь боцзилей (Гурунь и бэйлэ.) Се-е с 10 тысячами войска взяли приступом дайляосскую крепость Тай-чжэу 117. Дайляосский князь Цинь-цзинь-го-ван по имени Елюй-ней-ли (В Ган-му: Елюй-шунь.) шел с войсками на [102] Дигуная. Цзиньские амбани Лоуши и Полухо, соединившись с Валугу в губернии Сянь-чжэу 118, встретили войско Елюй-ней-ли и разбили оное. В пятый месяц цзиньский Тай-цзу издал указ следующего содержания: "Тех, кои после взятия крепости Нин-цзян-чжэу взяли жен одних с собой фамилий (т.е. родственниц), бить палками и разводить". В двенадцатый месяц Валугу и другие цзиньские генералы вторично разбили войско дайляосского Елюй-ней-ли при горе Цзили-шань и взяли город Сянь-чжэу. Жители городов Цянь-чжэу 119, (По Ган-му: Цзянь-чжэу.) И-чжэу 120, Хао-чжэу 121, Хой-чжэу 122, Чэн-чжэу 123, Чуань-чжэу 124 и Хой-чжэу 125 (Сянь-чжэу и Цянь-чжэу были подведомственны Восточной столице; находятся при горе Люй-шань нынешнего Гуан-нин. И-чжэу, Хао-чжэу, Хой-чжэу и Чэн-чжэу подведомственны Линь-хуан-фу; Чуань-чжэу и Хой-чжэу подведомственны Средней столице.) также все покорились. В этот месяц суньский государь Чжао-хой-цзун 126 прислал в государство Цзинь с письмом своего вельможу Ма-чжэн. Это письмо было следующего содержания: "Мы услышали, что в стране, откуда восходит солнце, родился истинно премудрый государь, и что он беспрестанно побеждает войско дайляосское. Когда совершенно истребится государство Дайляосское, мы бы желали, чтобы нашему ничтожному княжеству были отданы китайские области, отнятые у нас государством Дайляосским во времена пяти царств". Цзиньский государь Тай-цзу послал в царство Сун с ответом своего вельможу Сань-ду. В ответ он писал: "Мы нападем на искомые места с государством Сун с двух сторон, и кто что приобретет, тем и пусть владеет".

1117 год

Второе лето Тянь-фу. В первый месяц государству Цзинь покорился дайляосский амбань Чжан-чун из крепости Шуан-чжэу 127. В шестой месяц восемьсот домов из четырех городов дайляосских (Сии четыре крепости подведомственны Восточной столице.) - Тун-чжэу 128, Ци-чжэу 129, Шуан-чжэу и Ляо-чжэу 130 - перешли в подданство государства Цзинь; их разделили по разным поколениям. В седьмой месяц еще двести домов дайляосских перешли в подданство Цзинь. В девятый месяц цзиньский император Тай-цзу издал указ следующего содержания: "Надлежит учредить комиссию для составления законов и сочинения указов, избравши для сего людей ученых; поэтому чиновники всех мест, по отыскании людей сведущих и со способностями, должны отправлять их в столицу". В девятый прибавочный месяц Сяо-бао-и из колена цзю-бо-си, Элие из колена синь-бэй, китайцы Вань-лю-элл и Ван-ба-лун и киданьцы Тэ-мо и Гао-цун-ю, всякий со своими подчиненными, пришли в подданство государства Цзинь. В десятый месяц китаец Ли-сяо-гун и Бохайской области Элл-гу также со множеством народа пришли в подданство Цзинь. Дайляосский государь Тянь-цзу прислал к Тай-цзу-хану с мирным договором Елюй-нугэ. Цзиньский Тай-цзу не согласился на оный. В двенадцатый месяц пришел в подданство Цзинь дайляосский цзедуши Лю-хун из крепости И-чжэу с тремя тысячами семейств с пограничной дайляосской стражей. В сем же месяце покорились государству Цзинь двадцать тысяч бунтовщиков из места Чуань-чжэу, но когда они снова отложились, цзиньский амбань Чжао-ли истребил их.

1118 год

Третье лето Тянь-фу. В первый месяц пять аманатов из Восточной столицы (Юн-цзи и другие), сблизившись с многими местными жителями, вознамерились отложиться. Тай-цзу-хан, узнав об этом, предал смерти главных злодеев; остальным дал по сто ударов палками и взял половинную часть их имения. В шестой месяц из государства Дайляосского снова прибыл министр Си-ни-ле с грамотою о признании Тай-цзу государем и императорскою печатью. Тай-цзу-хан, рассматривая грамоту, нашел много несообразного и возвратил ее назад. (Цзиньский государь требовал, чтобы дайляосский государь относился к нему как к старшему брату и в жалованной грамоте о признании его императором назвал его империю Великой Империей Цзинь. Но дайляосский государь назвал его империю в оной (грамоте) Хуандием государства Дун-хуай. Посему Агуда не принял грамоты (см. Ган-му).) Цзиньский Сань-ду ходил послом в государство Сун, и сунский государь пожаловал его чином туань-лянь-ши 131. Когда Сань-ду возвратился, Тай-цзу, будучи недоволен, бил палками Сань-ду за то, что принял чин от государства Сун, и лишил его оного. В седьмой месяц дайляосские амбани Янь-сюнь-цин и Лоцзы-вэй с их подчиненными пришли в подданство государства Цзинь. Сначала в государстве Цзинь не было письменности, и когда, при постоянном усилении государства, оно вступило в дружественные связи с соседственными дворами, в сношениях с ними употребляло письмена дайляосские. Государь Тай-цзу поручил вельможе Си-инь (По Ган-му: Гу-шэнь.) составить буквы национальные и постановить [103] для оных правила". (Впоследствии в царстве Нюй-чжи изображены буквы меньшие, посему буквы Гу-шэня названы большими (см. Ган-му).) Си-инь, держась формы полууставных букв китайских и следуя правилам письма дайляосского, сообразно с наречием своей нации, составил письмена нюй-чжи. Когда он представил их Тай-цзу, государь в чрезмерной радости повелел обнародовать оные в империи и подарил Си-инь одного коня и одну одежду.

1119 год

Четвертое лето Тянь-фу. Во второй месяц государь Тай-цзу отправил в государство Сун послами Сыле и Холу. Сыле и Холу возвратились, и вслед за ними прибыл сунский посол Чжао-лян-сы для переговоров о дайляосских столицах Янь-цзин и Си-цзин 132. (Янь-цзин иначе - Северная столица; столица Западная (Си-цзин) была в Дайтуне (в Шань-си).) В третий месяц двор Ляо прислал Сяо-си-ни-ле объявить дому Цзинь, что требуемый им для своего государя титул - Великий и премудрый -одинаков с титулом, который дается по смерти. Тай-цзу этим был недоволен и сказал своим вельможам: "Дайляосское государство при беспрестанном поражении его войск присылало послов просить мира. Но это его хитрость - пустыми отговорками удержать наше войско; нам должно условиться о выступлении против них войною". За сим предписал военной палате (тун-цзюнь-сы) в Сянь-чжэу обучать войска и исправить военное оружие. Он назначил выступить войску в четвертом месяце.

В четвертый месяц Тай-цзу-хан отправился в поход против государства Дайляосского. Вместе с войском следовали за ним и послы: дайляосский Си-ни-ле и сунский Чжао-лян-сы. В пятый месяц Тай-цзу, по достижении западной стороны реки Хунь-хэ 133, отправил вперед Мэолянхо, сына своего старшего брата, для очищения окрестностей столицы Шан-цзин. (Шан-цзин находится за границей на северо-западе, в 3 - 10 ли от крепости Гуан-нин.) Пришедшему с покорностью Маи он вручил манифест и послал его объявить оный в дайляосской столице Шан-цзин 134. Мэолянхо, идя вперед, встретил пятитысячный отряд дайляосский и вступил с оным в сражение. К нему вскоре подоспело главное цзиньское войско, и отряд дайляосский был разбит. Император Тай-цзу, достигши столицы Шан-цзин, послал воззвание к жителям столицы следующего содержания: "Государь дайляосский попрал законы; чиновники и народ ропщут против него. Со времени образования мною войска, я брал войною тех, кои, надеясь на твердость стен городских, мне не сдавались. Сдавшихся я миловал, и вы, конечно, слышали об этом. Ныне ваше государство просит мира, но, между тем, беспрестанно обманывает меня. Я не хочу, чтобы народ империи неожиданно встречал бедствия, подобно как от воды и огня. Посему, оставив хитрость, решился объявить войну. В настоящее время я неоднократно посылал Мэолянхо и других призывать вас, но вы их не слушали, за что, по нападении на вас, город истребится. Воюя за правду, я не терплю вреда для народа, посему ясно свидетельствую перед вами о бедствиях и счастии. Подумайте о сем со вниманием". Хотя Тай-цзу и послал с сим воззванием человека, но жители столицы Шан-цзин, надеясь на большое количество съестных припасов и на свою готовность к обороне, твердо решили защищать ее. Тай-цзу, по приказании своим войскам напасть немедленно на крепость, сказал послам дайляосскому и сунскому: "Посмотрите на действия моих войск и решитесь - при мне остаться или уйти". За сим государь удалился от них к крепости. Он сам отдавал повеления полководцам и в продолжении целого дня со всем войском делал приступы. Уже вечером генерал Шэ-му, взошедши прежде других со своей командой на крепость, взял внешнюю стену. Тогда охранявший границу комендант Дабуе сдался со всем городом. Сунский посол Чжао-лян-сы, схвативши рюмку с вином, провозгласил тост за императора. В сей день государь объявил прощение всем чиновникам и народу столицы Шан-цзин". (Император отправил после сего вместе с Чжао-лян-сы в государство Сун своего посла Боцзинь для переговоров о начале с двух сторон войны против Ляо и о годовых подарках. Сунское государство хотело, чтобы по нападении с двух сторон на Ляо государство Цзинь взяло себе Да-дин-фу, а ему уступило Сы-цзинь-фу. Цзнньский государь на сие согласился и отправил с Чжао-лян-сы своего посла для окончательных переговоров. При сем он обещал выступить против Ляо из Сун-линь, через проход Ху-бэй-кэу 135 и требовал, чтобы сунское войско также напало па места Бай-гэу (см. Ган-му).) Цзиньское войско пошло далее, но, по достижении реки Во-хэ, сын государя Тай-цзу по имени Вабэнь со всеми генералами убеждал его прекратить поход. "Места, - говорил он, - отдаленные и время жаркое. Скот и люди изнурились. Когда зайдем далеко в неприятельские владения, опасно, чтобы не случилось затруднений по прекращении съестных припасов". Тай-цзу согласился на убеждения и возвратил войско. В восьмой месяц цзиньские генералы Бэйда и Ута разбили дайляосского генерала Юй-ду, преследовавшего Шэ-му до реки Ляохэ. В девятый месяц некто Шилигуда из колена Чжу-вэй, умертвив двух генералов цзиньских Чэу-ва и Пухудэ, отложился. Тай-цзу дал войско Валу и послал его наказать Шилигуда. Валу разбил Шилигуда и казнил четырех главных [104] злодеев, между остальными водворил спокойствие. В одиннадцатый месяц комендант Восточной столицы просил, чтобы жителям столицы возвратили детей, взятых заложниками, и чтобы на смену их позволили представить других, но Тай-цзу не согласился на это. Он говорил: "Дети, взятые аманатами, завели дома и пашню. Переменять их, значит сделать для них беспокойство. Пусть остаются по-прежнему".

1120 год

Пятое лето Тянь-фу. В четвертый месяц генерал Няньмухо говорил императору: "Дайляосский государь утратил добродетели, и любовь подданных к нему остыла. Мы начали войну и совершили великое дело. Но когда не истребили главного корня, то впоследствии непременно могут произойти бедствия. В настоящее время, воспользовавшись несогласием государя дайляосского с народом, следует взять его. Не должно пренебрегать временем и действиями народа!" Государь Тай-цзу изъявил согласие на сии слова. Пятого месяца, в пятый день государь Тай-цзу стрелял из лука в тальник. При угощении после всего всех вельмож император, обратись к Нянь-мухо, говорил: "Мы теперь решились; я отправляю войско на Запад. Твои представления всегда были согласны с моим мнением. В нашем роде, хотя и есть старше тебя, но должность главнокомандующего прилична только тебе, для других она трудна. Итак, ты приготовь войско и ожидай дня выступления". Император надел на него свою одежду.

От государства Дайляосского отложился дивизионный генерал Елюй-юй-ду (Елюй-юй-ду в то время находился при войске. Он был оклеветан вместе с другими в том, что хочет утвердить на престоле Цзинь-вана. Услышав, что государь казнил тех, кон вместе с ним были оклеветаны, Елюй-юй-ду из страха к смерти, взявши с собою более тысячи всадников, бежал из Сянь-чжэу и покорился Цзинь. Тогда Тай-цзу сказал чиновнику Ду-тун-сы, крепости Сянь-чжэу: "С покорения Юй-ду дела государства Ляо сделались открыты, и я решился сам идти воевать против Ляо. Ты, устроив войско, ожидай дня наступления". Но вскоре после сего пошли дожди, и государь сам не решился идти на войну.) и поддался государству Цзинь.

В пятый прибавочный месяц помер голунь-хулу боцзилей по имени Сагай. Государь Тай-цзу отправился к нему на боевом коне. При совершении с горьким плачем жертвоприношения, государь посвятил его духу своего коня. В шестой месяц государь Тай-цзу назначил помощником в правлении своего младшего брата Уцимая и дал ему следующее наставление: "Ты - мой младший брат от одной матери. Если судить по справедливости, мы состоим из одной плоти. Я сделал тебя своим помощником в правлении. За всякое нарушение воинских обязанностей подвергай нарушителя должному наказанию, верно исследовав его проступок; во всех других делах, больших и маловажных, следуй древним постановлениям нашего княжества!" Шэе император сделал хулу боцзилеем 136, Пуцзяну (сына Хэсуня) -у-боцзилеем 137, Няньмухо - и-лай боцзилеем 138. Няньмухо, вторично представляя государю о войне, говорил: "Все войска наши, находясь долгое время в бездействии, заняты мыслью о войне; скот также утучнел. Возьмем в это время среднюю столицу дайляосскую". 139 Амбани возражали против этого: "По причине стужи в настоящее время воевать невозможно". Но Тай-цзу не согласился с ними и принял слова Няньмухо. Он сделал своего младшего брата Шэе главнокомандующим над всеми войсками, Пуцзяну, Няньмухо, Вабэня, Валибу и Пулухо сделал его помощниками. Государь говорил к ним: "В правлении государства Дайляосского нет порядка; народ и духи оставили оное. Ныне я хочу соединить внутренние и внешние области империи. По сей причине, давши вам войско, посылаю вас на войну против него. Со вниманием и осторожностью производите дела воинские и с разбором пользуйтесь военными расчетами; выполняйте неуклонно награды и наказания, не доводите войско до недостатка в припасах; не притесняйте покорных и не делайте грабежей без нужды. Идите вперед, когда видите к тому возможность, и не медлите в выполнении условий между собой; не доносите мне о том, когда найдете приличным отважиться на какое дело, вопреки обыкновенному порядку. Если вы возьмете Среднюю столицу дайляосскую, прежде всего отправьте ко мне через почту найденные в оной разные сосуды и музыкальные инструменты, употребляемые при жертвоприношениях, географические карты, книги и законы". После сего все генералы выступили с войском в поход. (В Ган-му прибавлено: "Елюй-юй-ду был их путеводителем".)

1121 год

Шестое лето Тянь-фу. В первый месяц цзиньский главнокомандующий Шэе разорил три крепости дайляосские Гао 140, Энь (Гао-чжэу и Энь-чжэу подведомственны Средней столице.) и Хой-хэ, взял Среднюю столицу (Средняя столица находится теперь за Юн-нин, вне границ.)и крепость Чэ-чжэу" 141. Во второй месяц [105] Няньмухо и другие цзиньские генералы разбили войска дайляосских Си-вана и Сяо-лю при Бэй-ань-чжэу 142, и жители города сделались цзиньцами. Дайляосский правитель Элила пришел с своим коленом в подданство Цзинь. Главнокомандующий над всем войском Шэе, отправив гонца к Тай-цзу-хану с известием о победах, прислал с ним приобретенные сокровища. Тай-цзу послал к нему следующий манифест: "Я весьма радуюсь, что вы по отходе с войском, выполняя поручения, на вас возложенные, взяли крепости и водворили спокойствие в народе. Согласно моему повелению, призовите к покорности все поколения по южную сторону гор, отправив туда отдельный корпус. По водворении спокойствия между ними вновь донесите об этом. Если теперь нельзя идти на северную сторону гор 143, то, ставши лагерем, откармливайте скот; дождавшись осени, выступите вперед с главной армией. И основательно между собою посоветовавшись, если увидите возможность, начинайте действия. Если потребуется прибавить войска, то донесите мне о числе оного. Конечно, нельзя слишком полагаться на то, что, однажды сразившись, одержали победу. Вновь покорившихся старайтесь приласкать к себе. Внушите мои слова всему войску". Няньмухо, находясь в Бэй-ань-чжэу отправил Си-иня (В Гань-му: Гу-шэнь.) и других на опустошение окрестностей, в коих они поймали дайляосского амбаня Синилея. При допросе Синилей говорил: "Дайляосский государь ныне занимается охотою в зверинце Юань-ян-ли" 144. (В Гань-му: Юань-ян-лэ.) Он умертвил своего сына Цзинь-вана из ненависти к нему за то, что он был хорош и все к нему были расположены; после чего у всех любовь к нему охладела. Хотя у него и есть войска в двух губерниях на западе, но все сии войска составлены из стариков и слабых. (В то время, как цзиньское войско овладело Средней столицей и крепостью Чжэ-чжэу, ляосский государь охотился в Юань-ян-лэ. Юй-ду вместе с Лэу-ши неожиданно приблизились к сему месту. Тогда, при беспокойстве государя, чиновник шу-ми-ши 145 по имени Сяо-фын-сянь уверял его, что Юй-ду прибыл с намерением возвести на престол Цзинь-вана Ао-лу-ва, сына своей своячницы. Посему, если государь для выгод престола не пожалеет пожертвовать своим сыном, то можно будет без сражения заставить Юй-ду возвратиться. Поелику в это время открылся заговор Елюй-саба, который также хотел утвердить на престоле царевича Ао-лу-ва, то Император и повелел умертвить Ао-лу-ва. Приверженцы Цзинь-вана советовали ему бежать, но царевич не согласился: "Могу ли, - отвечал он, -преступить долг сына и вассала?" И за сим спокойно отдался на смерть. Елюй-саба и его сообщники также были преданы казни. Цзинь-ван был утехою для всего народа; когда в войске узнали о его смерти, то все плакали. С его смертью погибла и надежда народа. Когда Юй-ду, предводительствуя цзиньским войском, дерзнул напасть на дворец своего государя, государь ляосский с пятью тысячами конной стражи бежал в Юнь-чжунэ 146 (из Ган-му).) Няньмухо, отправив к главнокомандующему Шэе человека, доносил ему: "Хоть дайляосский государь и стеснен в Шань-си, но он, как слышно, постоянно занимаясь охотой, не помышляет о своей погибели. Так как он умертвил своего сына Цзинь-вана, то любовь к нему народа и чиновников переменилась. Я ожидал твоих распоряжений касательно нападения и взятия его. Впрочем, пропустивши время, трудно будет воевать против него. Посему, в случае твоего несогласия, я один отправлюсь против него с малым числом войска". Шэе последовал его совету и в третий месяц выступил с войском через Цинлин 147. Няньмухо прошел через Пяо-лин. (Он соединился, по условию, с главнокомандующим Шэе в Ян-чэн-лу. Ляосский государь находился в это время в Юн-чжуне. Услышав о переходе цзнньского войска через хребет на западе, он ушел в Бо-шуй-лэ. Отсюда, по приближении Няньмухо с 6 тысячами отборного войска, он уклонился к горе Цзя-шань (из Ган-му).) Преследуя государя дайляосского, когда они достигли Юань-ян-лэ, то дайляосский император бежал к Западной столице. Няньмухо гнался за ним до Бо-шуй-ли, (В Ган-му: Бо-шуй-лэ.) но не мог нагнать. При сем он захватил все сокровища государя дайляосского. Цзиньское войско достигло Западной столицы, и жители столицы покорились, но вскоре после сего опять отпали. В сей луне дайляосский князь Цинь-цзинь-го-ван, по имени Елюй-не-ли, (В Ган-му: "...назван Елюй-чунь".) объявил себя императором в столице Янь-цзин. (По уходе императора дайляосского в Юн-чжун, повелено было министру Чжан-лин и чиновнику цань-чжи-чжэн-ши по имени Ли-чу-вэнь управлять столицею вместе с Елюй-чунь. Лю-чу-вэнь, узнавши, что государь прошел к горе Цзя-шань и его указы не достигают столицы, при помощи своего брата Ли-чу-нэнь и сына Ли-ши склонил корпусного генерала Сяо-ва вместе с войском возвести на престол Елюй-шуня. Министр Чжан-лнн сперва согласился только сделать Елюй-шуня временным правителем империи, но при настойчивости он не смел долго сопротивляться и изъявил свое согласие. После чего вместе с главными вельможами Елюй-да-шн, Цзо-ци-чун, Юй-чжун-вэнь, Цзао-и-юн и Кан-гун-би, со всеми чиновниками и войском отправились во дворец Елюй-шуня и настоятельно убедили его принять престол императорский. Елюй-шунь долго не соглашался на это, но, наконец, должен был уступить требованиям. Его назвали императором Тянь-си-хуан-ди, а лето правления Тянь-фу. Елюй-шунь отделил себе во владение область Яньскую, Юнь-чжун, места Восточной столицы и Ляо-си. Государю ляосскому остались только северная сторона Шамо 148 и все поколения юго-западные и северо-западные, управляемые военными палатами (чжао-тао-фу) двух столиц. Елюй-шунь отправил посла ко двору Цзинь и просил принять его под свою защиту, но двор цзиньский не отвечал ему.) В цзиньском войске оказался [106] недостаток в провианте. Составили совет, на котором все изъявили желание оставить осаду Западной столицы, один Мэолянхо говорил: "Западная столица есть место собрания всего народа. Если мы, оставив ее, удалимся, любовь народа к нам охладеет, и оставшиеся в подданстве государства Дайляосского, воспользовавшись случаем, нападут на нас вместе с княжеством Ся 149. Лучше сделать нападение, поощрив воинов значительною наградою". Вскоре после сего ночью ниспал в Восточную столицу огонь в виде хлебной меры, издававшей от себя большой свет. Мэолянхо, увидев это, говорил, что сие явление есть признак падения крепости. И вместе с Няньмухо сделал нападение на крепость. Младший брат государев Шэму прежде всех вошел с своим войском на стену и завладел оною.

В этот месяц главнокомандующий Шэе из Западной столицы возвратился в Бо-шуй-лэ. Цзиньский Пуцзяну производил опустошения в колене пи-ши при Те-люй-чуань и был разбит от неприятеля, на возвратном пути он соединился с корпусом Чала и, вновь настигнув войско поколения пу-ши при реке Хуан-шуй, сильно поразил оное. Покорившийся государству Цзинь генерал Елюй-тань, призывая к покорности юго-западные поколения, прошел на запад до царства Ся. Ему покорился Елюй-фо-дин. Елюй-тань нагнал и захватил с лишком четыре тысячи человек китайского войска, бежавшего из крепостей Цзинь-су и Си-пинь 150. Цзиньские амбани Шэму и Лэуши призвали в подданство жителей четырех городов дайляосских - Тянь-дэ, Юнь-хэй, Нинь-бянь и Дун-шень 151 (Сии четыре города находятся в Шань-дуне.) - и захватили Асу. Цзиньские воины, не узнавая его, спрашивали: "Кто ты?" Асу отвечал: "Я злой дух, истребивший государство Дайляосское". В сие время, хотя и покорились государству Цзиньскому все крепости и обитатели всех поколений в губернии Шань-си, но расположенность народа еще была ненадежна. Дайляосский государь стоял при горе Инь-шань 152. А Елюй-не-ли находился в столице Янь-цзин. Посему главнокомандующий Шэе отправил третьего сына Тай-цзу, Валибу, просить к войску самого государя. В пятый месяц Валибу донес Тай-цзу-хану о победах, одержанных над неприятелем, и все явились к государю с поздравлением. Тогда государь говорил: "Надобно отдать честь Валибу, проехавшему с десятком всадников несколько тысяч ли от места сражения". Государь угощал всех чиновников обедом. Валибу доносил государю: "Мы только утвердили за собой губернию Юнь-чжун. (Юнь-чжун есть губерния Дай-тун.) Но войска дайляосского по разным местам находится несколько десятков тысяч, и говорят, что сам государь дайляосский держится между Инь-шань и Тянь-дэ. Между тем, Елюй-ней-ли сделался государем в столице Янь. Приверженность вновь покорившихся нам народов ненадежна. Посему все полководцы хотят, чтобы государь сам прибыл в Юнь-чжун". От Елюй-ней-ли прибыл посол с предложением распустить войско. Тай-цзу отправил к нему Ян-мэня с письмом, коим советовал Елюй-ней-ли покориться. Шестого месяца в первый день Тай-цзу-хан, отправляясь на войну против государства Дайляосского, поручил правление государством Уцимаю. Государь послал следующий манифест к чиновникам и народу столицы Шан-цзин: "По воле Неба ведя войну, я утвердил за собой три столицы. Но еще не приобрел государства Дайляосского, поэтому не могу распустить войско. В настоящее время я хотел отправиться к войску по дороге, лежащей вблизи столицы Шан-цзин, но из опасения, чтобы вновь приобретенные подданные в страхе и сомнении не убежали из своих жилищ, я вышел через Дунилюй. По получении сего указа да явится из своих убежищ те, кои после покорения снова отложились, удалились в ущелья гор. Проступки их будут забыты. Но если кто и после сего не послушает моего указа, то его дети и жены будут казнены без исключения". В сем месяце помер дайляосский Елюй-ней-ли. Король царства Ся дал своему генералу Ли-жинь-фу 30 тысяч войска и послал на помощь государству Дайляо. Когда Ли-жинь-фу достиг крепости Тянь-дэ, цзиньские генералы Валу и Лэоши, соединившись, поразили войско Ся и, преследуя оное до места Е-гу, побили несколько тысяч человек. При переходе войска Ся через канал, вдруг разлились воды, и солдат потонуло великое множество. В седьмой месяц китайский генерал Мао-ба-ши с лишком с двумя тысячами семейств из дайляосской столицы Шан-цзун перешел в подданство Цзинь. Цзиньский генерал Си-инь представил Тай-цзу-хану Асу. Государь бил Асу палками и потом отпустил. В восьмой месяц Тай-цзу прибыл в место Юань-ян-ли. Главнокомандующий Шэе со всеми чиновниками представлялся государю. Тай-цзу, отходя для преследования дайляосского государя в Дай-юй-ли (По Ган-му: Дай-юй-лэ.), отправил вперед Пуцзяну и Валибу с 4 тысячами войска. Пуцзяну и Валибу с своим отрядом, идя безостановочно в продолжении дня и ночи, чрезвычайно измучили лошадей. Они нагнали государя дайляосского в Ши-нянь-и 153. Но из четырех тысяч цзиньского войска прибыла только одна тысяча, а войска дайляосского было более двадцати пяти тысяч, которое только что расположилось лагерем. Пуцзяну составил совет с военачальниками. На оном Юй-ду говорил, что большая часть войска еще не подоспела, притом люди и скот обессилели, почему дать сражение невозможно. Но Валибу на сие возразил: "Мы нагнали государя дайляосского, но если не сразимся теперь с ним, то, по наступлении ночи, он убежит, и тогда нам не настигнуть его". Немедленно после сего он вступил в сражение на коротком оружии. Дайляосское войско в несколько рядов окружило его, и цзиньские воины дрались [107] отчаянно. Дайляосский государь, полагая, что малочисленность войска Валибу непременно будет разбита, спустился с холма вместе со своими воинами посмотреть на сражение. Юй-ду, показывая его военачальникам, говорил: "Там поставлены знамя и зонт дайляосского императора. Если мы общими силами нападем на него врасплох, то можем достигнуть своей цели". За сим конница бросилась вперед. Дайляосский государь, увидев оную, пришел в большой страх и предался бегству, войско дайляосское также рассеялось. Валибу и другие возвратились. Тай-цзу говорил им: "Дайляосский государь ушел недалеко. Немедленно идите за ним в погоню". Валибу с тысячью воинов снова был отправлен для преследования его. Находившийся в Средней столице цзиньский генерал Хунь-чу разбил шестидесятитысячный корпус дайляосского генерала Си-хань 154при Гао-чжэу. Государству цзиньскому покорилось дайляосское колено дэли-дэмань. Пуцзяну и Валибу гнались за дайляосским государем до Ули-чжи-до, но не могли нагнать его. В девятый месяц Тай-цзу-хан достиг места Цао-ли. Цзиньский генерал Шэму водворил спокойствие между отложившимися поколениями Средней столицы и призвал к покорности города Цзюнь и Сян в Чжун-хай (около моря) 155. Дайляосский правитель Елюй-шень со своими поколениями покорился Цзинь. Император Тай-цзу послал к любусийцам 156, жившим в Гуй-хуа-чжэу 157, (Гуй-хуа-чжэу подведомствен Западной столице.) указ следующего содержания: "Только что покорившись, вы снова отпали и увлекли за собой умы всех. Такой проступок непростителен. Но вы покорились недавно и еще не могли знать моих уставов. Итак, я снова призываю вас. Если покоритесь немедленно, то забуду ваш проступок, а чиновников по-прежнему оставлю при должностях". Жители крепости Гуй-хуа-чжэу покорились. Цзиньский Тай-цзу достиг крепости Гуй-хуа-чжэу. Получив здесь известие, что болен Мэолянхо, он отправился к нему, но еще до прибытия государя Мэолянхо помер на сороковом году от рождения. Государь не успел увидеть его и, оплакивая, говорил ко всем вельможам: "Сын моего старшего брата был не в пример рассудительнее других и храбр на войне; я не находил ему подобных". Император увеличил для него число похоронных наград. (Государь по смерти какого-либо заслуженного человека дарит ему на похороны разные вещи и деньги и, кроме того, жалует титулами; это называется "похоронными наградами".) Он повелел своему зятю Шицзяну перевезти труп Мэолянхо в крепость Гуй-хуа-чжэу, где и был погребен оный, а на месте смерти воздвиг храм божеству Фо. Мэолянхо был величествен по наружности, красноречив и рассудителен; был почтителен к родителям и старшим, оказывал снисхождение к низшим и вообще был ко всему внимателен. За сие все его любили и почитали. Государству Цзинь покорились жители Фэн-шэн-чжэу. Десятого месяца в первый день Тай-цзу-хан, прибывши в крепость Фэн-шэн-чжэу 158, послал из оной в Юй-чжэу 159 (Фэн-шэн-чжэу и Юй-чжэу подведомственны были Западной столице.) манифест следующего содержания: "Я беспрестанно посылаю к полководцам с повелением, чтобы они, водворяя спокойствие, оказывали милости и не делали притеснений и обид. Но глупый народ не понимает меня и более прежнего убегает в горы и леса. Я не желаю, чтобы из-за этого выступали войска. Я буду миловать бежавший народ, не различая его преступлений. Приведшему с собою в покорность других, я дам наследственное достоинство; если же придет с покорностью раб прежде своего господина, сделаю его свободным". После сего жители крепости Юй-чжэу покорились. В двенадцатый месяц цзиньский Тай-цзу-хан, отходя на завоевание столицы Янь-цзин, дал своему третьему сыну Валибу семитысячный отряд войска и отправил его вперед. Дигуная послал к заставе Дэ-шэн-кэу 160, а Иньчжугэ - к крепости Цзюй-юн-гуань 161. Лэоши назначил командиром левого крыла, а Полухо - правого. Когда Тай-цзу достиг заставы Цзюй-юн-гуань, обвалилась сама собой каменная скала и задавила множество дайляосского войска, охранявшего границу. Войско дайляосское, не сражаясь, пришло в беспорядок. Княгиня Сяо-дэ-фэй 162, (Сяо-дэ-фэй была женой Елюй-ней-ли. По смерти его она была сделана императрицею и управляла государством.) освободившись из крепости, ушла в Тянь-дэ-цзюнь. Дайляосский главнокомандующий Гао-лю с другими представил Тай-цзу-хану лист с изъявлением покорности. Тай-цзу-хан, прошедщи заставу Цзюй-юн-гуань, достиг столицы Янь-цзин и вступил в оную южными воротами. Иньчжуко и Лэоши приказал расставить по стене войска до южной стороны оной ( Из Ган-му 163 (Сюань-хэ, четвертое лето, в одиннадцатый месяц): "Вследствие условий между государствами Сун и Цзинь напасть с двух сторон на Ляо, сунский главнокомандующий Тун-гуань дважды начинал производить воину в области Янь. И все без успеха. Опасаясь подвергнуться за сие суду, он тайно послал от себя в государство Цзиньское Ван-хауня и просил оное по условию вместе сделать нападение. Тогда цзиньский император, разделив войско на три дороги, пошел вперед. Императрица дайляосская Сяо-дэ-фэй пять раз представляла государству Цзинь утвердить на престоле (вместо ее) Цинь-ван-елюй-дина, но цзиньский государь не согласился. Посему дайляосцы назначили для защиты сильное войско в заставу Цзюй-юн-гуань. По достижении оной цзиньскнм войском, обвалилась каменная скала и множество истребила сберегательного войска. Ляосцы без сражения пришли в беспорядок. Цзиньский государь, вступивши в Янь-цзин, повелел Иньчжукэ и Лэощи разместить войско по стене; сам остановился в южной части крепости. Сяо-дэ-фэй вместе с Сяо-ва убежала в Тянь-дэ через заставу Губэй-кэу. Таким образом, все пять столиц дайляосскнх сделались собственностью дома Цзинь. Цзиньский государь отправил обратно Чжао-лян-сы в сопровождении конницы и велел притом взять пленников ляосских".) [108]

Дайляосские министры Цзо-ци-гун, Юй-чжун-вэй, Цао-юн-и, Чжан-янь-чжун, Кан-гун-би и Лю-янь-цзун со всеми вельможами представили доклад с изъявлением подданства. Все чиновники дайляосские собрались у ворот военного министерства и, сознаваясь в своем проступке, сделали поклонение. Император объявил всем им прощение и оставил при прежних должностях. Государь Тай-цзу избрал для своего пребывания дворец Дэ-шэн-дянь. Все его вельможи явились к нему с поздравлением. Тай-цзу-хан послал Цзо-ци-гуна склонить в подданство округи и уезды Янь-цзин. Ляосцы вознамерились снова завладеть Фэн-шэн-чжэу 164. Елюй-да-ши пришел с войском для нападения на сию крепость и стал лагерем в двадцати пяти ли на восток от ворот Лун-мэнь. Цзиньский генерал Валу, узнав о сем, отправил против него Чжаоли, Лэоши и Махэшана. Выиграв сражение, они взяли в плен Елюй-да-ши и все войско заставили сдаться. В то же время отложились жители Хуань-лун-фу. Цзинь-фу, девятый сын императора Тай-цзу, усмирил их войною.

1122 год

Седьмое лето Тянь-фу. В первый месяц дайляосский князь Си-ван Хой-ли-бао назвался императором. Тай-цзу предписал указом главнокомандующему Валунь взять против него меры и не позволить ему удалиться. Кроме того, он писал самому Хой-ли-бао, чтобы он покорился. Государству Цзинь покорился дайляосский правитель Пин-чжэу 165. Государь Тай-цзу манифестом объявил прощение жителям Пин-чжэу. (Пин-чжэу есть нынешний Юн-пин.) Тогда же он послал указ к Уцимаю, в коем писал следующее: "Я отправил нашего младшего брата Удубу (Удубу по кит. - Ань.) переселить народы всех поколений на восточную сторону гор. Но буйный Удубу безумно произвел тревогу, и народ, много терпя от него, отложился. Он нарушил мое повеление, потерял множество народа. За это надлежит предать его строгому суду. Но если скажется какое-либо сомнение в сем деле, то, заключивши его, подожди наказывать". Около сего времени покорились государству Цзинь жители крепости Чжи-чжэу, но потом отложились снова, распустили слухи в народе, что цзиньцы, по взятии крепости, сначала оказывают милости, но потом с насилием грабят. В опровержение сих слов вельможа Шилиай публично выхвалял добродетели государя Тай-цзу, но народ не верил. Посему Шилиай представил Тай-цзу-хану доклад следующего содержания: "Нет другого средства к усмирению народа, как издавши манифест и разослав с оным особых чиновников, объявить о ваших царских добродетелях и справедливости. Но после, когда будем воевать с государством Сунским, пусть оказывают милости тем, кто покорится, и побеждают только тех, кои сопротивляются. Таким образом, менее будет трудов для войска, и империя будет спокойна". Государь Тай-цзу, прочитавши доклад, весьма одобрил оный и посредством воззваний к народу восстановил спокойствие во всех поколениях. Цзиньскому государству покорились И-чжэу 166, Цзинь-чжэу 167, (И-чжэу и Цзинь-чжэу находятся в губернии Син-чжун-фу.) Сянь-чжэу, Чэн-чуань, Хао-чжэу и Цянь-чжэу 168. Государь Тай-цзу издал указ следующего содержания: "Во всех поколениях недавно покорившихся округов умы народа еще не успокоились. Земледельцы начинают заниматься своими работами. Надлежит разослать гонцов и строго внушить военным чиновникам, чтобы они остерегались делать остановку в земледельческих работах, своевольно дозволив воинам чинить грабежи и насилие в народе". Во второй месяц Тай-цзу-хан призвал к покорности жителей крепости Синь-чжун-фу 169, (Сннь-чжун-фу была средняя столица дайляосская, которую после Цзиньское государство сделало Северной столицей.) отправив к ним с указом Саба. Тогда же покорились государству Цзинь дайляосский губернатор Тянь-сянь из крепости Лай-чжэу и окружные начальники Души-хой из Ши-чжэу, Гао-юн-фу из Цянь-чжэу и Чжан-чэн из Жунь-чжэу. (Четыре крепости: Лай-чжэу, Си-чжэу, Цянь-чжэу и Жунь-чжэу подведомственны Син-цзун-фу 170.) Прибыл сунский посол Чжао-лян-сы (В Ган-му упоминается о нескольких до сего посольствах от дома Сун к Цзинь и взаимно от Цзинь к Сун, кои выпущены из истории цзиньской по безуспешности оных. Настоящее посольство от дома Сун в Ган-му отнесено к первому году Тянь-хой времен Тай-цзуна. Оно описывается следующим образом. Чжао-лян-сы прибыл в Янь-цзин и говорил цзиньскому государю: "Наше государство последовало во многом требованиям великой империи. Ужели нельзя согласиться с нами в одном только деле - касательно Пин и Юань 171?" "Пин и Юань я хочу сделать защитой границ, - говорил государь цзиньский, - посему вам нельзя получить оных". Потом, когда рассуждали о сборах податей цзиньскнй, государь сказал: "Сбор с области Яньской простирается до 6 миллионов. Я согласен брать только один миллион. Если не так, то возвратите нам наши прежние области Чжао и И, кроме того, места беспрестанно побеждаемых войск 172. Между тем, выставив войско, я буду производить попытки на границе". Чжао-лян-сы отвечал ему: "Чжао и И взяты нашим войском. Справедливо ли вы рассуждаете таким образом?" К сему он прибавил: "В бумаге, написанной самим государем, обещали вам от 10 до 20 тысяч. Я не осмелюсь сам по себе сделать прибавление". При отправлении Чжао-лян-сы обратно с донесением о сем, цзиньский государь сказал ему: "Если не прибудешь сюда к половине месяца, то я выступлю с войском". В это время Цзо-ци-гун написал и поднес цзиньскому императору стихи, в коих говорилось: "Государь, никак не слушай убеждений отдать места Яньские; каждый вершок земли стоит вершка золота". Посему цзиньцы, желая нарушить прежнее условие, не переставали с настойчивостью делать требования. При отъезде Чжао-лян-сы обратно, государство Цзинь, узнав, что ляосский государь снова помышляет о прежних местах своих, разрушив все мосты на северной стороне Лу-гэу и сжегши дома и палатки, приняло предосторожность. Чжао-лян-сы, достигши Сюн-чжэу 173, бумагу от дома Цзинь отправил по почте. Содержание сей бумаги было следующее: "Ваше войско было не в состоянии напасть вместе; с намерением положившись на силы наши, овладело землями Янь и присвоило подать с оных. Теперь, если расчислить годовой сбор с мест, подвластных Янь, то оный равняется 6 миллионам связок. А Чжао-лян-сы уверяет, что в бумаге, написанной самим государем нам обещано 200 тысяч связок, более сего он назначить не смеет. Опять вы требовали округов Пин и Юань, коих в счету не было. Когда беспрестанно будете делать требования с нахальством, то трудно утвердить между нами политику. Возвратите немедленно войска, перешедшие границу". Министр Ван-Фу, желая скоро окончить дело, доложил государю и снова отправил Чжао-лян-сы из Сюн-чжэу. Чжао-лян-сы обещал, кроме 400 тысяч годовой дани, платимой государству Ляо, ежегодно прибавлять один миллион связок за подать с Янь-цзин. Он говорил еще о постановлении границ, о присылании с поздравлением послов в новый год и в день рождения государя, о производстве торговли, назначив для торга место. Государь цзиньский в чрезвычайной радости поручил Инь-чжухэ черновой список клятвенного договора и отправил в государство Сун, обещая отдать столицу Янь-цзин и. кроме оной, шесть округов. Но все округи на северной стороне гор, равно юго-западная часть гор и рек, не были внесены в число обещанных. Государь, против воли, изъявил согласие отправить от себя с клятвенным договором Лу-и и Чжан-лян-сы. Они достигли Чжо-чжэу, и здесь Ду-сы и другие амбани цзиньские, взяв у них бумагу и наперед посмотрев оную, сказали, что бумага написана непочтительно, и требовали переменить ее. Лу-и отвечал им: "Сам государь писал ее, показывая свое уважение к великой империи". Но цзиньцы не слушали. Несколько раз они отходили в Бянь-цзнн 174 и меняли бумагу. Но цзиньцы опят сказали им: "Недавно Чжао-вэнь-синь с другими из Янь убежал в Южное государство (Сунское). Когда непременно возвратите его, тогда только можно будет рассудить об отдаче места Янь". Чжао-лян-сы отнесся о сем в палату Сюань-фу-сы 175. Чжао-вэнь-синя связали и отправили. но когда он прибыл, Няньмухо развязал его и употребил в службу. Цзиньцы снова требовали доставки хлеба. Тогда Чжао-лян-сы обещал им давать двести тысяч мер оного. (Впрочем, сунцы 200 мер хлеба не дали под предлогом, что это количество чрезвычайно, коего они дать не в состоянии, и что они обещания Чжао-лян-сы не признают действительными. Через это они возбудили против себя цзиньцев. Шестое лето, третий месяц.)

В четвертый месяц цзиньцы, при угождении их желаниям, возвратили клятвенный договор, также столицу Янь-цзин и шесть округов: Чжо, И, Тань, Шунь, Цзннь и Цзи 176. Между тем, трех округов - Ин, Пин и Луан - не причислили, потому что дом Цзинь из фамилии Ши 177 не отдал оных киданьскому государству. Полководцам Тун-гуан и Цай-ю повелено было указом, вступивши в места Янь 178, отделить оные. В то же время цзиньцы заграбили у чиновников и богачей Яньских все дорогие металлы, шелковые ткани, жен и детей и перенесли на Восток, остались только пустые крепости. Когда Няньмухо снова хотел отделить только Чжо и И, государь цзиньский сказал ему: "Не надобно забывать клятвы на берегу моря. Когда меня не будет, тогда вы сами постарайтесь об этом". Тун-гуань представил государю, что старцы и дети столицы Янь-цзин, вышедши к нему навстречу, провозглашали долголетие государю при курении благовонных свечей. И государь обнародовал прощение в местах по две стороны реки Янь и Юнь. В тот же день повелено возвратиться войску.

Приобретения цзиньцев, сказано в примечании к Ган-му, верны и действительны; в приобретениях Сун было пустое название, и сии пустые приобретения относились к действительности, как 10 к 1 000, или 100 к 10 тысячам. Так-то государь сунский и министры рассчитывали пользы государства.) со [109] следующим предложением: "Сунский двор в замену пошлины столицы Янь-цзинь будет доставлять каждогодно дары, равные оной; он желает условиться о восстановлении границ; будет присылать подарки и послов с поздравлением в новый год и в день рождения императора и, определив место для торга, хочет производить торговлю". За сим он говорил еще о Западной столице. Государь Тай-цзу отправил в государство Сунское Инь-чжу-кэ и Дола. Тай-цзу-хан повелел, между тем, указом начальнику крепости Пин-чжэу разделить с сунским послом поровну шесть округов столицы Янь-цзин и объявил по сему случаю прощение всем преступникам. В сей же месяц, переменив название Пин-чжэу, назвал ее Южной столицей 179, и Чжан-цзио (В Ган-му: Чжан-цзио был дайляосский подданный из крепости Пин-чжэу, помощник цзедуши. По уходе государя дайляосского в Шаньси, он усмирил бунт в войске Пин-чжэу, за что народ поручил ему управление дел округа. Когда помер Елюй-Шунь, Чжан-цзио, видя неминуемую гибель государства, собрал 50 тысяч молодых людей и 1 000 лошадей и, сформировав войско, приготовился к обороне. Сяо-дэ-фэй прислала Шн-ли-ая для управления Нин-чжзу. Чжан-цзио воспротивился и не сменялся в должности. По взятии цзиньским войском Янь-цзина, цзиньцы приманили Ши-ли-ая к войску. Чжан-цзио сперва был сделан цзедуши в крепости Пин-чжэу, а потом был возвышен в звание сенатора и сделан управляющим делами коменданта Пин-чжэу, который сделали Южной столицей.) сделал комендантом новой столицы Нан-цзин. В третий месяц, когда Уцимай хотел казнить своего младшего брата Удубу за его буйство, вельможа Сибуши, увещевая его, говорил: "Братья суть ближайшие родственники. Если из любви, остановив правосудие, сделаешь отступление от законов, то в империи последует беспрерывная радость. (В сие время сдались жители столицы Янь-цзин, Сунское государство дало обязательство - представлять ежегодную дать, а н третьем месяце родился Ши-цзун. Посему и государстве Цзинь была постоянная радость.) Удубу следует избавить от смерти. Если бы государь обвинил тебя за сне, скажи, что я склонил тебя к этому". Уцимай, согласясь на убеждения, дал Удубу семьдесят ударов [110] палками и, заключив его в Тай-чжэу, донес о сем государю. Цзиньский главнокомандующий Шэ-е донес Тай-цзу-хану, что Елюй-ма-чжэ, Юй-ду, Уши и Дола вчетвером согласились отложиться, и что поэтому нужно заблаговременно взять предосторожность. Тай-цзу-хан призвал Юй-ду 180 и других, коротко говорил им: "Я приобрел империю, но я успел совершить великое дело при единстве мыслей и поступков с моими вельможами. Следовательно, не при помощи ваших сил сделал приобретение. Теперь я слышу, что вы хотите бежать. Если это правда, то я даю вам оседланных лошадей, военные доспехи и оружие. Говорю это, не обманывая вас. Но не надейтесь, что вас освободят от смерти, когда вторично будете схвачены мною. Если же хотите остаться здесь и служить мне, то не замышляйте противного. Я в вас также не буду сомневаться". Юй-ду и прочие, дрожа от страха, не нашлись, что ответить ему. Тогда государь, дав Долою семьдесят ударов палкой, другим всем оказал прощение. В четвертый месяц государь Тай-цзу дал войско генералам Валу и Валибу и послал их для преследования государя дайляосского к горам Инь-шань. Тай-цзу-хан отправил Сигуная и Полухо с повелением перевести воинский стан Чан-шэн-цзюнь и богачей и ремесленников из столицы Янь-цзин во внутренние области через заставу Сун-тин-гуань 181. Цзиньские генералы Валу и Валибу, преследуя дайляосского Хэличжи, схватили его при Бошуй-ли. (Валу и Валибу, преследуя государя дайляосского в заставе Цзюй-юн-гуан, схватили чиновника линь-я по имени Елюй-даши. Валу отправился с ним вперед Валубу, Иньчжуко и Лаоши с тремя тысячами войска по разным дорогам для преследования государя дайляосского. По приближении к Цин-чжун, от чрезмерной грязи невозможно было идти вперед, и Валибу приказал Елюй-даши вести прямо на стан государя ляосского. Главное войско Валибу также подоспело. Тогда государь ляосский ушел к Ин-чжэу. Его дети: Цинь-ван Елюй-дин и Сюй-ван Елюй-нин, все жены, дочери, вместе с амбанями за ними следовали, и более 10 тысяч телег с тяжестями были захвачены. Успел только освободиться Тай-бао, учитель государев Тэмугу с князем Лян-ваном Елюй-яли и старшей дочерью государя Тэли. Валу из Сяо-ли-мэнь письмом призывал самого государя к подданству. Государь дайляосский, по отправлении своем к нему из Цзинь-тэ, узнав, что цзиньцы отошли с пленными на восток, с пятитысячным отрядом преградил им путь в Бошуйли и вступил в сражение. Но Валибу с тысячей воинов разбил его и обратил в бегство. При сем цзиньцы взяли в плен князя Чжао-вана Елюй-синиле. Государь дайляосский отправил к цзиньцам человека с золотой печатью и, ложно изъявив готовность, ушел в Юнь-пэй. Когда Валибу снова отправил к нему письмо, коим призывал к покорности, объясняя случаем переселения Цзинь из фамилии Ши на север. Ляосский государь в ответ писал ему, что хочет считаться меньшим братом или сыном государства Цзинь и просил по произволу дать ему владение. Валибу не согласился. См. четвертый месяц Сюань-хэ пятого лета, цзиньского Тай-цзуна первое лето Тянь-хой.) Из дома дайляосского государя явились в подданство Цинь-ван, Сюй-ван и другие - всего пятнадцать человек. Из расспросов у них узнали, что дайляосский государь, бросив тяжести в Цин-чжун 182, ушел с 10 тысячами войска к Ин-чжэу 183. Император Тай-цзу снова послал Чжао-ли, Бэй-да, Валибу, Лэоши и Инь-чжу-ко преследовать его. Валибу, нагнавши государя дайляосского, сильно поразил его и захватил императорского сына Чжао-вана по имени Синиле и государственную печать. В пятый месяц комендант Южной столицы Чжан-цзио отложился со всем городом (и поддался государству Сун). Валибу и другие генералы представили императору дайляосского Чжао-вана Синиле, Елюй-даши, императорского зятя Жу-пу и государственную печать. Цзиньский генерал Улу-гуань явился к Тай-цзу-хану с детьми государя дайляосского: Цинь-ваном, Сюй-ваном и Юй-ао-е. Цзиньский генерал Далань водворил спокойствие на тридцати холмах в поколениях сугу, чо-ли и те-ни-ю 184. Хой-ли-бао 185, своевольно назвавшегося государем, умертвил его подданный. (В Ган-му: первое лето Тай-цзуна, пятый месяц.) Император Тай-цзу восстановил спокойствие между народом и чиновниками Южной столицы. Шестого месяца в день бин-шэнь император Тай-цзу, возвратясь по причине болезни в столицу Шан-цзин, (Шан-цзин находится вблизи города Бо-шань, он же называется Хой-нин-фу.) сделал Няньмухо главнокомандующим, Пуцзяну и Валу -его помощниками и, оставив им войско, повелел охранять границы юнь-чжунские. По прибытии в Ваду-шань-и 186, Тай-цзу отправил гонца за Уцимаем с указом следующего содержания: "Государь дайляосский, совершенно погубивши свое войско, убежал в государство Ся 187. (Валибу, узнавши, что государство Ся приняло к себе ляосского государя, отправил после в Ся с требованием возвращения государя ляосского и, кроме того, отделения границ. См. пятое лето Сюань-хэ, пятый месяц.) Говорят, что дайляосские генералы Тэле и Яошэ тайно возвели на престол Яли, сына государя дайляосского 188. (Дайляосский император, согласившись на приглашение государя Ся, перешел реку и, отправив к нему послов, назвал его хуандием (императором) государства Ся. Народ был поражен от сего страхом и не знал, что делать. Тэле и Елюй-юань-чжи, с согласия между собой, насильно увлекли в северо-западные поколения второго сына государя дайляосского, Елюй-яли, и назвали его государем. См. Ган-му, пятый месяц пятого лета Сюань-хэ.) Почему я оставил Няньмухо с тем, чтобы он взял против сего меры. Я долго воевал, и мои деяния сделались великими. Желая водворить спокойствие в приобретенных округах и уездах, я возвращаюсь. В половине восьмой луны приеду в город Чунь-чжэу 189. Выйди ко мне навстречу с вельможами нашего рода".[111]

Восьмого месяца в первый день было солнечное затмение. Когда цзиньский император Тай-цзу прибыл на северный берег Хунь-хэ, Уцимай явился к нему навстречу со всеми родственниками императорскими и чиновниками разных поколений. В день У-шень цзиньский император Тай-цзу скончался в будусском дворце Си-син-гун 190. На престоле сидел девять лет; от рождения имел пятьдесят шесть лет. В девятый месяц Уцимай, прибывши с телом императора Тай-цзу в столицу Шан-цзин 191, положил его в юго-западном углу крепости, в палате Нин-шень-дянь.

(пер. Г. М. Розова)
Текст воспроизведен по изданию: История золотой империи. Новосибирск. Российская Академия Наук. Сибирское отделение. 1998

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.