Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ ДОМА ЦЗИНЬ,

ЦАРСТВОВАВШЕГО В СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ КИТАЯ С 1114 ПО 1233 ГОДЫ

АНЬЧУНЬ ГУРУНЬ

Династии Цзинь 1 первоначальное имя нюй-чжи 2. Предки нюйчжисцев произошли из поколения мохэ 3, которое прежде называлось уцзи. Владение уцзи в древности составляло страну Сушень 4. Во времена государей Юань-вэйских 5 (Государи династии Юань-вэй суть потомки Тобагуя из дома Вэй, который сделался известен под конец династии Цзинь и, подобно Даляо (кидань), составлял независимое государство) в стране Уцзи находилось семь колен 6: сумо, боцзу, аньчэгу, фуне, хаоши, хэшуй и бошань. (В маньчжурском переводе стихов Цинь-луна уцзн названы фудзи (фуги). Там же семь поколений названы: шумуру, босу, вэчэку, уне, хэшу, сахалянь-мукэ и шаньянь-алинь.) Государи династий Суй 7 все семь колен назвали общим именем мохэ. При династии Тан 8 существовали княжества Хэйшуй, Мохэ и Сумо-мохэ, остальные пять неизвестны.

Сумо-мохэ вначале поддалось корейскому владетелю Даши. По разбитии корейцев танским генералом Лицзи 9 поколение сумо-мохэ заняло места при горе Мэу-шань 10.

Впоследствии старшины поколения сумо-мохэ в продолжении десяти преемствий были королями в земле Бохай 11. При них (у бохайцев) образовалась словесность, введены обряды, музыка и государственное управление (устроены присутственные места и постановлены законы); учреждено пять столиц 12, пятнадцать губерний (фу) 13 и шестьдесят два округа (чжэу). (У Ланглеса показано шестьдесят пять чжэу, или округов.)

Хэшуй-мохэ занимали места от Сушань к востоку до моря. На юге границы их смежны были с Кореею; почему и они отдались под покровительство корейцев. Сто пятьдесят тысяч их войска помогали корейцам в войне против танского императора Тайцзун 14 и были разбиты при Аньшуй 15. При танском государе Сюань-цзун 16 хэйшуйцы явились ко двору, почему Сюань-цзун учредил губернию Хэшуй и князя хэшуйского сделал губернатором (дуду-цы-ши). Потом он назначил туда особого правителя (чжан-ши), которому и поручил смотреть за княжеством, а губернатора (старшину хэшуйского), дав ему фамилию Липин и имя Сянь-чэн, назвал военным губернатором (цзинь-ляо-ши). Впоследствии, когда сделалось сильным королевство Бохай, поколение Хэшуй подчинилось ему и прекратило свои приезды ко двору танскому. Во времена пяти царств 17 (Пять царств суть: Лян, Таи, Цзинь. Хань и Чжэу.) дом Кидань совершенно завладел землею бохайцев, и Хэй-шуй-мохэ равно сделалось подвластным дому киданьскому 18. Часть его владений, лежавших к югу, вошла в состав государства Кидань и названа княжеством Шу-нюй-чжи (образованные нюй-чжи); а лежавшая к северу, которая не была присоединена к Кидань, называлась Шен-нюй-чжи). В земле, которую занимало поколение шен-нюй-чжи находится река Хуньтунцзян 19 (Река Хуньтунцзян иначе называлась Хэлум-цзян.) и гора Чан-бошань 20.

Предок поколения шен-нюй-чжи назывался Сяньпу, ему было с лишком шестьдесят лет, когда он вышел из Кореи. Его старший брат Агунай был почитателем божества Фо 21; не желая выходить из Кореи, он говорил: "Наши дети и внуки от последующих колен непременно соединятся; но я теперь не пойду отсюда". Агунай остался в Корее, а Сяньпу вышел оттуда со своим младшим братом Бохори. Сам он остановился при водах Пугань, принадлежавших поколению ваньянь 22, а его брат поселился в месте Елань 23. В то время, как Сяньпу находился в поколении ваньянь, некто из сего поколения убил человека другого рода; от этого произошла ссора, и два рода не переставали враждовать между собой. Народ из колена ваньянь говорил Сяньпу: "Когда бы ты прекратил для нас эту ссору и убедил два дома не убивать друг [89] друга, то у нас есть честная женщина, которой около шестидесяти лет и которая еще не была замужем, -мы бы тебе отдали ее, и сами б составили с тобой одно колено". Сяньпу согласился на это и отправился убеждать враждующего старшину следующими словами: "Если вы за смерть одного человека не перестанете враждовать, то этим еще более погубите народа; лучше прекратить убийства. Пусть умертвят только одного главного возмутителя и за вину дадут вам плату. Прекративши драки и получив подарки, вы останетесь в выигрыше". Ссорящийся владетель послушался его убеждений, и с сего времени постановил следующий закон: по совершении кем-либо убийства, из дому убийцы отдавать в дом убитого одного человека, двадцать лошадей, коров дойных десять и шесть лан золота. Все согласились на требование и заплатили штраф по сему определению. Отсюда-то произошла пеня в тридцать лошадей и тридцать коров, платимая в княжестве Нюй-чжи по учннении кем-либо убийства. Из колена ваньянь в благодарность Сяньпу прислали одну светло-бурую корову и шестидесятилетнюю девицу. Тогда Сяньпу отдал обратно светло-бурую корову вместо вена, а шестидесятилетнюю девицу взял себе в жены, получив все ее пахотные земли и другое имение. У Сяньпу родились два сына и одна дочь: имя старшему было Уру, младшему Валу; имя дочери Чжу-сы-бань. От Уру родился Баха, от Баха Суйхэ. Поколение Шен-нюй-чжи сначала не имело домов: вблизи гор и вод строили шалаши, вырывая ямы и заваливая их сверху лесом, в которых и оставались в зимнее время; во время лета ходили по местам, изобилующим водой и травой. Ведя кочевую жизнь, у них не было определенности в местах. Суйхэ, переселясь ближе к морю, начал производить пашню и строить дома. И с сего времени получил оседлость при водах Аньчуху 24.

Сын Суйхэ Шуру был решителен в делах и притом прост и правдив. В княжестве Шен-нюй-чжи не было законов и невозможно было управлять оным. Шуру хотел постановить законы и научить оным; в неудовольствии на сие его ближайшие родственники с подданными его поколения коварно схватили Шуру с тем, чтобы его умертвить. Тогда его младший дядя Шелиху, поняв их намерение, говорил им: "Сын моего старшего брата человек мудрый и, без сомнения, в состоянии сохранить дом и доставить спокойствие целому колену. За что же вы хотите умертвить его?" Он стал стрелять в толпу из лука, и схватившие Шуру все разбежались. Таким образом Шуру избавился от смерти. После сего, когда Шуру начал образовывать народ посредством узаконений и учения, его колено мало-помалу сделалось сильным. Дайляосский государь 25 владетеля княжества Нюй-чжи, Шуру, сделал чиновником ти-инь. Так как прочие поколения по-прежнему не следовали постановлениям и учению, Шуру выставил против них войско до гор Циньлин 26 и Бошань (Белая гора) 27. Успокаивая покорных и смиряя непослушных, он входил в Субинь и Елань и покорил все места, коих достигал 28. На возвратном пути по переходе вод Нуянь (Лихая болезнь) 29 Шуру почувствовал слабость, но из опасения продолжал путь безостановочно; в степи Гулисской 30 он сделался болен, а по достижении селения Бицыцзи 31 скончался. Во времена Шуру в княжестве Шен-нюй-чжи, при введении некоторых законов и учения, народ был послушен и покорен. Но за неимением письмен в оном не было известно счисление годов и месяцев; не знали начала и конца оных, ни продолжительности и кратковременности лет.

Цзин-цзу 32

Сын Шуру Угунай родился в лето Синь-ю (белая курица) 33 в первый год правления Тайпин дайляосского императора Шен-цзун 34; он составлял шестое колено от прадеда Сяньпу. Угунай покорил все поколения. Кроме того, что он владел горою Бошань и местами Ехой, Тун-мэнь 35, Елань и Тугулунь 36, его указам внимали старшины пяти княжеств 37. К нему перебегал парод с границ дайляосских; почему Дайляосское государство выставило войско и заставляло переселяться жителей мест Телэ и Ужэ 38; но народ, не соглашаясь на переселение, во множестве приходил с покорностью к Угунаю, правителю княжества Шен-нюй-чжи. Тогда государь дайляосский дал своим генералам Холу и Линь-я 39 войско и повелел взять отложившийся народ. Угунай княжества Шен-нюй-чжи, беспокоясь о том, чтобы дайляосское войско, глубоко зашедши в его владения и узнавши путь через горы и реки, не сделало нападения на него, вышел навстречу Холу и, желая остановить его хитростью, говорил: "Если войско зайдет далеко, то непременно нее поколения из страха поднимут бунт. Тогда невозможно будет утишить возмущения и получить отложившегося народа. Это намерение ваше не хорошо". Холу, согласясь на сии речи, остановил войско, и Угунай, условясь с Холу, сам ходил за перебежчиками. От государства Дайляосского отложился правитель Ба-и-мэнь удела Пуне - одного из пяти княжеств; отчего путь, коим доставляли соколов ко Двору 40, сделался непроходим. Государь дайляосский, желая смирить его, наперед послал Тун-ганя известить о сем Угуная. Угунай отвечал, что "надлежит хитростью взять его. Если же при употреблении в действо поиска, он уклонится и удержит за собой непроходимые места, то невозможно будет взять его". Дайляосцы с этим были согласны. Кажется, что Угунай опасался, чтобы войско дайляосское не вошло в его владения. Почему и решился оказать услугу. После сего Угунай завел дружбу с Ба-и-мэнем и, взяв у него в заложники [90] детей и жену, отослал их к дайляосскому государю. Дайляосский император, призвавши Угуная, щедро наградил его за сие и, повысив чином, сделал его чиновником цзедуши (правителем) 41 в княжестве Шен-нюй-чжи. (Дайляосцы губернатора (цзедуши) называют тайши; от сего у нюйчжисцев произошло слово "дутайши".) Затем дайляосский государь хотел дать Угунаю печать 42; но Угунай, не соглашаясь принять оную, говорил, что возьмет ее (тайно) в другое время. Когда же дайляосский государь непременно хотел дать оную и снова прислал к нему с нею человека, тогда Угунай составил совет с людьми своего колена и научил их дать следующий ответ: "Если наш правитель согласится принять печать, то люди нашего поколения умертвят его". С таковым ответом посол дайляосский отправился обратно. Угунай, сделавшись губернатором, время от времени определял штат чиновников и постановлял законы. В княжестве Нюй-чжи был прежде недостаток в железе. Но когда из соседних княжеств стали приезжать для продажи лат и шлемов, Угунай выменивал оные на домашние изделия, отдавая их во множестве; таким образом железа стало в изобилии. По заготовлении стрел и луков и по заведении военных доспехов войско сделалось сильным. После чего колено пучейское от вод Валинь 43, колено ваньяньское от вод Тайшиньтэбу, колено вэндихэнское 44 от вод Тунмэньских и колено ваньяньское от вод Шиньиньских одно за другим приходили к нему под защиту.

Угунай, кроткий сердцем, способен был переносить всякие дела; по природе он не выказывал излишней радости или печали; свое имущество он охотно отдавал другим; деля с другими пищу и отдавая с себя одежду, он не жалел о том, и, если от кого терпел обиды, (он) не мыслил против него худого.

Однажды он послал ласками призывать к себе перебежчиков. Отложившиеся говорили посланному следующее: "Твой правитель Холо, а мы хотим изловить Холо. Зачем же мы пойдем к Холо?" Холо - есть название птицы. Она водится на севере и видом похожа на курицу. Сия птица весьма обжорлива. Когда случится ей расклевать хребет у лошади, коровы или верблюда, то они тотчас умирают; если она проголодается, не находя себе пищи, то пожирает даже песок и камни. Современники сравнительно называли Угуная птицею Холо, потому что он был охотник до вина, пристрастен к наружной красоте, пил и ел гораздо более других. Сии люди, хотя и злословили его таким образом, но он не мыслил против них ничего худого, и если злословившие его после приходили к нему с покорностью, он, щедро одарив их, возвращал в свои места. Так, обитателей вод Хэлань 45, приходивших с покорностью целыми толпами, он возвращал в прежние их места, записывал год и месяц прибытия и их фамилии. После чего народ тем более доверял ему и охотно покорялся.

В восьмое лето царствования Сянь-юн дайляосского императора Дао-цзуна 46 некто Се-е-пу-цзинь из колена му-жань 47, входившего в число пяти княжеств, отложился от двора дайляосского и пресек соколиный путь. Угунай пошел воевать, и Се-е-пу-цзинь противостоял ему с войском. Угунай, одевшись в двойные латы, сделал сильное нападение со всем своим войском; и войско Се-е-пу-цзинь, претерпев поражение, обратилось в бегство. Се-е-пу-цзинь не мог остановить его. Угунай, идя обратно, на пути встретил рассеявшееся войско, которое пресекло ему в узком месте дорогу. Угунай, денно и нощно сражаясь с ним, прошел обратно в свою землю. Желая сам объявить о своих заслугах в поражении Се-е-пу-цзиня пограничному амбаню 48 дайляосскому Далугу, он отправился к нему в Лайлю 49, но прежде, нежели увиделся с Далугу, заболел и, возвратясь домой, скончался на пятьдесят четвертом году от рождения. Чин цзедуши наследовал второй сын Хорибу.

У Угуная было девять сыновей: старший сын Хочжо, второй Хорибу, третий Гашунь, четвертый Полашу, пятый Енгэ, шестой Хэсэбунь, седьмой Мампи, восьмой Алихань и девятый Мэньтухунь.

Ши-цзу

Хорибу родился в осьмое лето царствования Чунь-ши дайляосского императора Син-цзун. В девятое лето царствования Сянь-юн дайляосского государя Дао-цзун наследовал чин цзедуши. Младший брат Угуная Бохэ - одного с ним отца и другой матери - был противник его мыслей. Хорибу, опасаясь, чтобы он не отложился, но притом весьма любя его, не причислил его к войску, а сделал начальником поколения. Несмотря на это, Бохэ остался злоумышленником против Хорибу, и под его руководством произвели бунт Хуань-нань, Саньда, Учунь и Омухань; сверх того, он смущал людей других поколений. Но Хорибу не мыслил зла против Бохэ, Хуань-наня и других и старался удержать их в повиновение ласками. Когда Хорибу купил сорок девять пар военных доспехов у матери Убутунь из удела Цзя-гу 50 и Учунь, пользуясь этим случаем, стал разглашать, будто бы хочет снарядить войско; то Хорибу обратно отдал доспехи хозяину. Наконец, Хорибу, услышав, что Учунь открыто говорит между поколениями, что кто хочет жить, тот должен переходить на сторону Бохэ, а кто желает смерти, тот пусть идет к Хорибу и Полашу, возымел сомнение. Не входя в исследование этого дела, он вдруг приготовился как бы к переходу на другое место, [91] между тем тайно послал людей разглашать, что начинается война. Все слышавшие это в поколениях не понимали, должно ли почитать сии слухи за правду или ложь? И в недоумении одни шли для защиты дома Бохэ, другие - на охрану дома Хорибу. Таким образом, Хорибу совершенно узнал, кто из его братьев и людей его поколения отложился, а кто нет? Спустя несколько лет Учунь начал войну. Хорибу, выступив против него, сразился. Это было в половине десятого месяца 51. От проливного дождя днем и ночью на земле образовался лед; Учунь, будучи не в состоянии идти вперед, печально произнес: "Это небесное наказание!" И обратился с войском назад. Хуань-нань и Саньда также выставили войско. Войско Учуня в сие время находилось на севере, а войско Хуань-наня - на юге. Хорибу, услышав о великой силе их войск, поручил войско младшему брату Полашу и послал его против них с тем, что если будет возможность примириться с ними, то чтобы примириться; если же нельзя, то чтобы сразился. Полашу сразился с ними, и его войско претерпело поражение. Но так как в это время беспрерывно шел дождь, то Учунь, прекратив войну, ушел обратно. Между тем Хорибу с малым числом войска, отправившись проселочною дорогою на разорение Хуаньнаня и Саньды, сбился с дороги и узнал об этом уже по достижении вод Подоту. Хорибу отошел обратно; достигши мест Шэхэнь и Тэго, он взошел на высокий холм, откуда увидел шесть всадников. Хорибу с криком погнался за ними, напал и поразил одного из них стрелою, а остальных пять взял живыми. При допросе они объявили, что посланы от Пугой и Сагучу на помощь к Хуань-нань и Саньда. Тогда Хорибу пошел во владения Хуань-наня и Саньда, сжег все их жилища и около ста человек предал смерти. Хорибу, возвращаясь обратно, соединился с Полашу. В это время войско Полашу претерпело снова поражение. Хорибу изъявил скорбь пред Полашу о поражении войска и послал к Хуань-наню и Саньда просить мира. Хуань-нань и Саньда отвечали ему: "Когда отдашь нам рыжего коня, принадлежащего твоему Инго, и гнедого, принадлежащего Цыбуши, (Инго был младший брат Хорибу; Цыбуши, его младший дядя, - сын Угучуя.) тогда мы согласны примириться" 52. Сии два коня славились в княжестве Нюй-чжи, и Хорибу не согласился отдать их. Хуань-нань и Саньда соединились со многими поколениями и шли на войну. Подданный Хорибу Шачжи-пу-цзинь из колена пуча прислал к Хорибу с известием об опасности. Хорибу сказал посланному: "Ложно покоритесь для сбережения самих себя; а когда я начну с ними сражение, вы свои знамена отличите особенными знаками". При самом отправлении Хорибу против Хуань-наня и Саньда его известили о смерти его младшего дяди Бохэ, который подавился куском мяса в доме отца его любимой наложницы. Хорибу послал своего младшего брата Полашу ко двору дайляосскому просить войска, а сам отправился на встречу войск Хуань-наня и Саньда. Соглядатаи явились к нему с известием, что войска Хуань-наня и Саньда находятся близко. Два войска приготовились к бою. Хорибу говорил Цыбуши: "Ты поставь свое войско в тылу неприятеля, и когда я, подняв знамя, трижды пробью в бубен, то ты, бросив знамя, храбро вступай в бой. Умереть или остаться в живых - решит нынешний день, не щади своей жизни". Видя многочисленные войска Хуань-наня и Саньды, воины Хорибу еще до сражения пришли в робость и изменились в лицах. Хорибу не обратил внимания и не делал, по обыкновению, выговоров и увещаний, а приказал, чтобы солдаты в продолжение небольшого отдыха, сняв латы, умыли лица и подкрепили себя пищею. Люди отдохнули, и ари поощрении войско снова оживилось. Хорибу, удалившись от всех, взял за руку младшего брата Ингэ и тихо говорил ему: "Если нынешний день одержим победу - то хорошо. Но ежели не успеем победить, то я не останусь в живых. Ты стань в отдалении и будь зрителем, не принимая участия в сражении. Когда я паду мертвым, не помышляй о поднятии моего трупа и не наблюдай более за своими родственниками, но тотчас отправься в Дайляосское государство и скажи твоему старшему брату Полашу, чтобы он принял от дайляосского двора грамоту и печать (Грамота и печать дается от государя совершенно вступающим в его подданство.) и, выпросив войско, отомстил неприятелю". Кончив разговор, Хорибу, не одеваясь в латы, спустил рукава одежды и обвязал оными для защиты грудь и спину. Потом немедленно, заткнув лук, схватил меч и после троекратного поднятия знамени и барабанного боя, бросив знамя, со всем войском оросился в ряды неприятельские. Цыбуши напал на неприятеля с тылу, и таким образом неприятель был поражен. Хорибу с силами победителей гнал и разил его от места А-бу-вань до равнины Бэй-айской. Число погибших врагов было подобно коноплю, сплошь повалившемуся на землю; воды Подоту получили красный цвет. Победители во множестве приобрели в добычу лошадей, коров, военных доспехов, оружия и разного рода вещей. Хорибу говорил: "Не могло быть такого успеха, если б не поборолось за нас самое Небо. Этого довольно. Неприятель, хотя и ушел, но сил разбитого войска он не в состоянии восстановить в продолжение своего века". После сего он повел свое войско обратно. Хорибу, обозревая место битвы, увидел, что местами, по коим он промчался с войском, образовалась большая дорога шириною в тридцать полос; девять человек, убитые его рукой, попадали рядом один на другого. (Число девять приличествует императору, у коего во дворце крыльцо в девять ступеней, и являющиеся к императору чиновники в просторечии говорят: "Хочу явиться к девяти ступеням". Посему девять человек, попадавших один на другого, сочтено знаком, что Хорибу будет императором.) Все удивились этому. [92]

Хуань-нань и Саньду, ни мало не медля после сего, покорились со своими подданными. Вслед за ними пришли с покорностью к Хорибу люди из его поколения. (В сие время) некто Бэйнай из колена валэ" 53, пришедший в сие время в подданство, возымев злые намерения, оклеветал Хуань-ду в том, будто бы он поджег его дом. Хорибу, поверив ему, по законам взял штраф с Хаунь-ду. Потом Бэйнай, человек злой по душе, соединился с Учунь и Омухань 54 и, собрав войско, начал войну с Хорибу. Хорибу говорил тогда перед всеми: "Я видел худой сон: самому мне нельзя идти на сражение. Если войско левого крыла сразится с силою, тогда будет иметь большой успех". Он послал на сражение своего младшего брата Полашу с Се-ле и Цыбуши. Полашу, по прибытии на сражение, сошел с коня и, произнося имя Хорибу и свое, воззвал: "Если угодно Небу при своей помощи сделать нас правителями над всеми поколениями, то да будут свидетелями сегодняшнего дела Духи!" Окончив речь, он сделал двоекратное коленопреклонение. (Полашу совершил обряд жертвоприношения.) Когда он зажег факел, сделанный из связки травы, то вдруг поднялся сильный ветер с севера, и огонь более и более стал усиливаться. Это было в восьмой луне, погорели все травы, и дым восходил до неба. Войско Полашу в дыму начало сражение и, сильно поразив неприятельское войско, захватило Бэй-ная и отослало его ко двору дайляосскому.

Два степных владельца Лапэй и Мачань 55 пришли чинить грабежи и разбои в княжестве Шен-нюй-чжи. Хорибу напал на них, и Лапэй, получив четыре раны, ушел. Но когда раны зажили, Лапэй с своими сообщниками опять пришел в места, заселенные Ингэ. Хорибу, услышав о его сближении со многими поколениями, снова выступил против него с войском. Тогда Лапэй и его сообщники объявили, что покоряются и ушли обратно. Но Лапэй снова приобрел сто семнадцать воинов в степи Гули. Хорибу окружил его в ущелий у вод Мулэнь 56 и, сразившись с ним, приобрел все войска степи Гулисской. Мачань ушел, а Лапэй был схвачен и отослан в государство Дайляосское. В сие время помер Учунь, бывший еще в молодых летах. Омухань через посредство двора дайляосского только что упросил Хорибу примириться с ним, как снова пришел для нападения на стан Хорибу. Хорибу, разбив войско Омуханя, прошел со своим войском вперед и окружил крепость Омуханя. В это время второму сыну Хорибу по имени Агуда 57 было двадцать три года. Когда Агуда, одевшись в короткий панцирь и не надев шишака, один объезжал войско и отдавал приказания, храбрец из осажденных по имени Тай-юй, взяв копье, вскочил на коня и, выехав из крепости, примчался для поражения его. Агуда еще не успел приготовиться к обороне, как его дядя с материнской стороны. Холаху, въехав в середину, между двумя противниками, пересек ударом копье, бывшее в руках Тай-юя, и смертельно поразил коня. Тай-юй едва успел спастись бегством пеший. Агуда, не объявив своему отцу Хорибу, с небольшим числом людей отправился искать добычи. На обратном пути за ним пустилось в погоню неприятельское войско. При проезде одного ущелья (узкого пути) Агуда сбился с дороги, и преследовавший неприятель уже настигал его. Тогда Агуда, понудив коня, перескочил через край дороги вышиною в рост человека; преследовавшее войско, не имея возможности перебраться через оный, поворотило назад.

Омухань, оставив крепость, бежал. Хорибу разрушил крепость и найденные в оной вещи раздарил в войске, всем по заслугам. Всем главным жителям крепости поведено было стать на колена, между ними делали разделение: кого умертвить, а кого оставить в живых; при чем присутствовали посол дайляосский и Хорибу. Вдруг один из осужденных с длинным мечом, привешенным сбоку, поспешно выходя вперед, подошел к ним и сказал Хорибу: "Не убивай меня". Посол дайляосский и два человека, стоявшие с боков, испугавшись, с быстротою убежали. Но Хорибу не показал вида испуга, взяв за руку человека, он кротко сказал ему: "Я не умерщвляю тебя". Потом, сделав выговор двум человекам, с боков находившимся и с поспешностью отбежавшим, приказал схватить и предать смерти выступившего вперед. По возвращении, Хорибу сделался тяжело болен. При отправлении Агуды с донесением о деле к дайляосскому главнокомандующему (тун-цзюнь-сы), Хорибу говорил ему: "Поспеши окончанием дела. Если возвратишься прежде половины пятого месяца, я тебя увижу". Агуда, явившись к главнокомандующему Олусогу, исполнил поручение и прибыл назад за день до смерти Хорибу. Хорибу расспрашивал Агуду о деле, по коему отлучался, и как сей давал ответы согласные с его намерениями, то он был весьма доволен. Старшая жена Хорибу по имени Наланьши беспрестанно плакала. "Не плачь, - сказал ей Хорибу, - ты проживешь без меня только один год". Младшему брату Полашу предсказал будущее сими словами: "Ты проживешь после меня только три года". Потом снова взял за руку своего сына Агуду, обнял его и, прижимая к себе, подозвал своего младшего брата Ингэ и сказал ему: "Мой старший сын хорош, но слаб; иметь дело с государством Ки-дань (Ки-дань -Дайляосское государство. См. выше.)способен второй сын Агуда". В осьмой год царствования Дай-ань дайляосского императора Дао-цзун пятнадцатого числа пятого месяца Хорибу скончался 58. От роду ему было пятьдесят четыре года, а с получения чина цзедуши девятнадцать лет. На другой год не стало его жены Наланьши. [93]

Хорибу по природе был величествен и мудр; виденное однажды он постоянно знал и не забывал нечаянно слышанного; в походке или при стоянии не оглядывался назад. Не боялся сильного голода; в сражениях никогда не надевал лат. Наперед узнавал из сновидений - победит или будет побежден. Однажды, упившись вином, он въехал на осле в дом; на другой день, увидев следы, спросил об них, и с того времени перестал пить. По наследовании достоинства цзедуши, враги внешние и внутренние производили бунты, соединившись между собою; Хорибу спас погибавшие княжества и из слабого сделал его сильным. Он истребил Хуань-наня, Саньду, Учуня и Омуханя и через сие сделался великим.

Су-цзун

Чин цзедуши наследовал Полашу, его младший брат от одной матери, четвертый сын Угуная. При жизни отца и старшего брата он был сделан помощником в правлении княжеством. (Го-сян - название чина.) Полашу с малолетства был остроумен и сообразителен. Он совершенно понимал Дайляосское государство и мысли его народа, поэтому Хорибу все дела с дайляосским двором возлагал на него. При донесении о каком-либо деле чиновникам государства дайляосского, он всегда становился на колена и говорил через переводчика. Переводчик часто понимал его превратно; Полашу, желая сам говорить лично, наперед переставал говорить через переводчика, и сей, будучи в затруднении, выводил Полашу вперед, заставлял его говорить самого. Полашу раскладывал по порядку заметки из травы, дерева, кирпичей и камней, пересказывая по оным число дел; чиновники дайляосские, выслушав его, с удивлением спрашивали о причине такого поступка. Тогда Полашу смиренно говорил: "Это оттого, что я груб и несовершенен".

Чиновники дайляосские, поверив, что это справедливо, более в нем не сомневались. Таким образом Полашу передавал им все свои намерения.

В сие время Мачань поселился при водах Чжень-чжи-кай 59. Оградив свой стан валом, он не слушал, когда приходили к нему с требованием перебежчиков. Полашу, давши войско Уясу и Агуде - детям своего старшего брата, послал их воевать против него. Агуда умертвил Мачаня, и голову его отправил в государство дайляосское. Государь дайляосский сделал Агуду чиновником цянь-вэнь (тысячником). Равным образом Ингэ, Цыбуши и Хуаньду были сделаны чиновниками цянь-вэнь. Полашу, снова дав Агуде половину войска, послал его вести войну против Бахэ 60, начальника поколений ни-бан-гу и Боликай. Агуда усмирил его. С сего времени прекратились военные разбойники. Полашу, по наследовании достоинства цзедуши, на третьем году в осьмой месяц помер. Итак, его старший брат Хорибу не ошибся в предсказании, что он, Полашу, умрет через три года!

Му-цзун

Чин цзедуши наследовал его пятый брат Енгэ. В то время Енгэ было 42 года. Енгэ сделал Сагая, сына его старшего брата Хэчжэ, своим министром. Ашу и Маодулу из колена Хэшиле 61, собрав войско, пересекли дорогу, и людям поколения Шен-нюй-чжи было невозможно иметь сообщение. Енгэ, при отправлении в поход против Ашу, отдал половину войска своему помощнику в правлении Сагаю и велел ему идти другою дорогой, (Приказал ему идти дорогою Ма-цзи-лин.) условясь соединиться при крепости, занимаемой Ашу. Ашу, узнав о сем, отправился для объявления в государство Дайляосское. Сагай, отправясь с войском, достиг вод Абусай 62. Здесь к Сагаю явился Селэ из колена Уюань и говорил: "Министр! Я слышал, что ты условился с правителем соединиться при городе, занимаемом Ашу - с тем, чтобы, зашедши внутрь, непременно взять его; но твои войска не опоздают, если, истребив наперед его сообщников и захватив их людей, пойдут на соединение". Сагай последовал его совету, взял приступом крепость, занимаемую Дунь-энь, и потом соединился с Енгэ. Енгэ взял крепость, принадлежавшую Ашу, и, оставив в ней для охранения генерала Хэчжэ 63, сам отправился с войском обратно. В это время Ахэбань и Шилу, из колена хэшиле, окружив соколиный путь пяти княжеств и захватив посланцев дайляосских, отправленных за соколами, предали их смерти. Дайляосский государь известил о сем Енгэ, и сей пошел войною против Ахэбань. Ахэбань укрепился в безопасном месте. Ьнгэ при сильной стуже в продолжение нескольких дней делал приступы, заставляя искусных стрельцов из луков стрелять в него; вошедши в крепость, освободил несколько послов дайляосских, оставшихся в живых, и возвратил их в свое государство. Лю-кэ и Чжи-ду, из поколения угулунь 64, соединившись с Дигудеем от вод Субиньских 65, постановили войско при крепости Шихань-чэнь. Сверх [94] того, отложился Дунь-энь и поднял бунт. Енгэ, сделав Сагая главнокомандующим над всем войском, (По-кит.: ду-тун-гусай-амбань.) а Цыбуши, Алихуманя и Вайдая - его помощниками, послал смирить Люкэ, Чжа-ду и Удубу. Остальную часть войска он дал генералам Маньдукэ и Шитуменю и послал их наказать Дигудея. Когда Сагай составил совет со своими полководцами касательно выступления войска, то некоторые говорили, чтобы взять сперва крепости и укрепления по границам поколения, а другие хотели, чтобы, перешедши границы, взять крепость Лю-кэ, и совет не мог состояться. Послали за Агудою. Енгэ, отправляя Агуду, говорил: "В войске произошло недоумение. Оставшихся воинов только семьдесят человек, возьми всех их и отправься". Войско Маньдукэ достигло крепости Шихань-чэнь, прежде прибытия к оной войска Шитуменя. В это время Дунь-энь шел на помощь к Лю-кэ; узнав о малочисленности войска, Маньдукэ пришел сразиться с ним. Но тогда же на помощь Маньдукэ подошел с войском Шитумень. Они встретили Дунь-эня, сразились с ним и, сильно поразивши его, покорили крепости Шихань-чэнь.

Схватив Дунь-эня и Дигудэ, не убили их, но дали свободу. Агуда, соединясь с Сагаем, вместе вели войну против Лю-кэ, Чжаду и Удубу и всех их усмирили; после чего по-прежнему сделалось спокойно. Когда Хэчжэ охранял крепость Асу, к нему пришел с покорностью Мао-дулу. Ашу опять вступил в подданство государства Дайляосского. Енгэ, отправляя своего домоправителя Шилу на помощь к Хэчжэ, говорил; "Если явится дайляосский посол с повелением распустить войско, то, переменивши знамена и одежду наших воинов, сделайте подобные тем, какие у жителей крепости Ашу, и дайляосскому послу не давайте знать о сем". Кроме того, он писал к Хэчжэ: "Дайляосского посла нужно удалить хитростью. Не слушай его советов касательно распущения (роспуска - Ред.) войска". Действительно, посол дайляосский прибыл с повелением распустить войско. И Енгэ послал генералов Хулу и Мяо-сюня с дайляосским послом в крепость Ашу. Хэчжэ в одежде подданных Ашу явился перед послом дайляосским и гневно сказал Хулу и Мяо-сюнь: "Какая вам нужда до междоусобных войн наших поколений? Кто знает вашего тайши 66 Енгэ?" Схватив копье, он заколол верховых коней Хулу и Мяо-сюнь. Посол дайляосский, испугавшись этого, ушел. После, сего Хэчжэ, в продолжение нескольких дней, разорив крепость Ашу и предав смерти его сына Дигубао, ушел с войском обратно. Ашу вторично жаловался на сие дайляосскому государю. Почему дайляосский император снова отправил к Енгэ чиновника цзедуши по имени Илюй 67. Енгэ, услышав о его приближении, отправился к нему навстречу.

Илюй, касательно крепости Ашу, говорил Енгэ, чтобы из вещей, взятых при нападении на крепость, имеющиеся возвратили, а за недостающие дали плату. Сверх того, за выкуп вины требовал несколько сот лошадей. Енгэ, советуясь со своими приближенными, говорил, что по уплате долга Ашу невозможно будет управлять другими поколениями. Он присоветовал обитателям вод Чжу-вэй и Ту-да 68 пресечь Соколиный путь и, отправив в дайляосское государство правителя поколения Бе-гу-дэ, научил его говорить, что если хотят открыть Соколиный путь, то, кроме Енгэ - правителя княжества Шен-нюй-чжи, никто сделать сего не в состоянии. Дайляосский государь, не зная хитрости Енгэ, поверил ему.

Он приказал Енгэ наказать народ, пресекший Соколиный путь, обещав за это оставить дело о крепости Ашу. Енгэ, отправившись туда, распустил слух, что очистил Соколиную дорогу; между тем, пробыв на звериной ловле, он возвратился в свои владения. В сие лето Лю-кэ со всем поколением пришел в подданство. Дайляосский государь прислал посла к Енгэ с наградою за заслугу, состоявшую в успокоении Соколиной дороги. Тогда Енгэ присланные подарки от двора Дайляосского отдал народу вод Чжу-вэй и Ту-да, отправив с ними человека, который, исправив Соколиный путь, возвратился. Сяо-хай-ли 69, отложившись от государства дайляосского, вступил в Си-ань. Вскоре за сим прибыл посол от государя Дайляосского с повелением завоевать Сяо-хай-ли. Енгэ, собирая войско, приобрел оного более тысячи; между тем как сначала войско княжества Нюйчжи не доходило до тысячи. Агуда, постепенно возраставший в силах и храбрости, сказал: "С таким войском чего нельзя предпринять!" Войско отправилось на войну против Сяо-хай-ли. В то время несколько тысяч дайляосского войска, нападая на Сяо-хай-ли, не могли взять его, Енгэ говорил к полководцам дайляосским: "Возвратите ваше войско, я один сражусь с Сяо-хай-ли". Полководцы киданьские согласились на сие. Дайляосский чиновник Лю-шоу 70 отдавал Агуде свои латы; Агуда не принял их. На вопрос Енгэ, почему он не принял, Агуда отвечал: "Надевши его латы и вступивши в сражение, когда одержим победу, скажут, что я по причине их свершил заслугу". За сим, понудив коня, он пошел на пролом неприятеля; при стрелянии из лука поразил стрелою в голову Сяо-хай-ли и, когда он упал с лошади, схвативши его, предал смерти. По разбитии войска послал Алихэманя отвезти голову Сяо-хай-ли в Дайляосское государство. Здесь народ княжества Нюй-чжи узнал слабость войска дайляосского. Енгэ представился дайляосскому императору на рыбной ловле. Государь, щедро одарив Енгэ, пожаловал его в чин ши-сян 71. Дайляосский государь отправил посла раздать чины и награды подданным княжества Нюй-чжи за истребление Сяо-хай-ли. С сего же времени в княжество Шен-нюй-чжи начали приезжать [95] послы из Кореи. Енгэ запретил во всех поколениях употребление частных верительных бланок, (Сии бланки посылались от старшины колена к тем, коим он отдавал какое-либо приказание - в уверенность в несомненности приказания.) почтовых станций для разъездов с приказаниями и заочное решение дел; и постановил для всех одни законы; народ без всякого прекословия следовал оным. Все это было сделано по совету Агуды. Енгэ на десятом году в девятый месяц по наследовании цзедуши скончался. От роду имел пятьдесят один год.

Намерения и поступки четырех правителей, начиная с Угуная и через два преемствия до Енгэ, были одинаковы. Твердо соединив рассеянных, они всех образовали по законам своего поколения. При них княжество Нюй-чжи сделалось сильным, распространившись на юго-восток до Илигу 72, Хэлань 73, Елань 74 и Ту-гу-лань и к северо-востоку до пяти княжеств, Чжу-вэй и Туда.

Кан-цзун

Достоинство цзедуши наследовал Уяшу, сын старшего брата Енгэ. Почтительное название Уяшу было Мао-лу-вань. Он был старший сын Хорибу. Уяшу в это время было сорок три года. Корейское королевство, хотя и считалось в дружбе с нюй-чжи, но иногда случались с оным раздоры. В это время обитатели пяти рек 75, согласившись с корейским королевством, взяли в плен четырнадцать чиновников княжества Нюй-чжи. На следующий год войско корейское опять пришло воевать против Ши-ши-хуаня, подданного княжества Нюй-чжи. Ши-ши-хуань сразился и разбил оное. И корейский двор, желая снова примириться, возвратил княжеству Нюй-чжи четырнадцать чиновников. Ши-ши-хуань, усмирив пограничных жителей, возвратился. После сего корейский двор прислал послов для поздравления Уяшу с наследованием власти правителя княжества Нюй-чжи. Уяшу в ответ на сие послал от себя послом Бэнлу. Корейское королевство обещало возвратить находившихся у него перебежчиков. Но когда Уяшу прислал за изменниками Аго и Шен-кунь, корейское правительство, нарушив условие, умертвило сих двух послов. После сего корейцы построили девять крепостей 76 на равнине Хэлань и отправили для нападений несколько десятков тысяч их войска. Но генерал княжества Нюй-чжи Васай разбил их, а Валу также построил девять крепостей, уровнял число оных с крепостями корейскими. Войско корейское вторично пришло для завоеваний, но Васай опять разбил оное. Тогда корейцы сказали: "Отдаем вам обратно всех ваших изменников и все места, проигранные нами прежде; равно выводим войска из девяти крепостей". При таких предложениях со стороны корейцев в девятый месяц войско княжества Нюй-чжи отправилось назад. В седьмое лето, после того как Уяшу наследовал достоинство правителя, был неурожай в хлебе; народ, терпя голод, разбежался и сильные производил грабежи. Хуань-ду и другие хотели, усилив законы, казнить сделавшихся грабителями. Но Агуда говорил, что казнить людей за сокровища не следует, ибо сокровища производятся людьми; и уменьшил вину за грабежи. Положено было за грабеж брать тройной штраф. Народ, во множестве находившийся в бегстве, продавал детей и жен и был не в состоянии уплатить за преступления. Уяшу составил совет о сем с чиновниками. Агуда, севши в передней комнате и привязав к трости шелковый платок, сделал оным знак, чтобы его выслушали и повелительным тоном сказал ко всем: "Для бедного народа теперь нет возможности к пропитанию себя. Между тем, он, искупая свои проступки, продает жен и детей; но тот, кто любит своих родных, имеет с ними одно сердце. Итак, прекратим штраф на три года! По прошествии трех лет мы снова о сем посоветуемся". У всех кто это слышал навернулись слезы, и с сего времени все от души были к нему преданы. Уяшу видел во сне, что он, гонясь за волком, несколько раз стрелял в него и не мог попасть, но выстрелил его младший брат Агуда и убил его. Когда пробудился, он спросил о своем сне своих приближенных. Все отвечали ему, что "сон этот есть предвестник великого счастья, он есть предзнаменование того, что ты сам не получишь престола, но получит оный твой младший брат". Уяшу помер в одиннадцатый год, по наследовании достоинства цзедуши. От рождения имел 53 года. Его младший брат Агуда наследовал чин цзедуши и был возведен в достоинство князя (ду-бо-цзи-ле) 77.

Комментарии

1. Цзинь - китайское название чжурчжэньского государственного образования, возникшего в 1115 г. на территории Северной Маньчжурии. Его центр находился в районе современного г. Харбин. Китайское название этого государства Цзинь ("золото") является калькой маньчжурского слова Айжинъ (Айсинь).

2. Нюйчжень (нюйчжи) - китайская транскрипция родо-племенного наименования "чжурчжэнь". Чжурчжэни - племя мохэского происхождения, вокруг которого в конце XI - начале XII вв. началась консолидация родственных племен, приведшая, в конечном счете, к образованию государства Айсинь (Цзинь). Мохэские племена издавна заселяли громадные территории Восточной, Центральной и Южной Маньчжурии, вплоть до Великой китайской стены. Поскольку контакты этих племен с Китаем были эпизодическими, а китайцы не имели четких представлений о географии и этнографии Маньчжурии, в древних летописях разного времени этим племенам давались различные наименования (как и территориям, на которых они обитали).

3. Мохэ (уцзи, уги) - общее название группы прототунгусских племен, населявших в V - VIII вв. территорию Маньчжурии и южного Приморья. В данном источнике перечислено 7 племен, входивших в состав мохэ.

4. Племенной союз сушэнь, известный по китайским источникам V - IV вв. до н.э., образовался на территории Северной Маньчжурии.

5. Государство Юань Вэй (в отечественной литературе более известное как Северное Вэй или Тоба Вэй) было создано на территории Северного Китая племенем тоба, выделившимся из состава племенного союза сяньби. Племена тоба во II в. кочевали по Большому Хингану. В 367 г. тоба вторглись на территорию Северного Китая и создали здесь свое государство, которое существовало с 386 по 535 гг. Некоторые исследователи полагают, что сяньби (следовательно, и эта ветвь тоба) были протомонгольскими племенами.

6. Названия Хэйшуй, хэйшуй-мохэ ("Черная река", "чернореченские мохэ") и Байшань, байшань-мохэ ("Белые горы", "белогорские мохэ"), по-видимому, являются китайскими кальками соответствующих чжурчжэньских слов. Так, Г.М. Розов приводит список племен по маньчжурскому переводу стихов императора Цяньлуна. В этом списке китайских калек нет, но присутствует племя сахалян-мохэ (мохэ) -"чернореченские мохэ".

7. Суй - китайская национальная династия, правившая с 581 по 618 гг. При этой династии, после почти трехсотлетнего господства в Северном Китае различных "варваров", север и юг Китая были объединены в единое государство.

8. Тан - китайская национальная династия, правившая в Китае с 618 по 907 гг.

9. В это время в Северной Корее существовало раннефеодальное государство Когурё, в состав которого входили значительные территории соседней Маньчжурии. В 668 г. тайский полководец Ли Цзи в союзе с корейским государством Силла уничтожил Когурё.

10. В тексте китайского варианта хроники упоминаются горы Дунлоу - хребет, входящий в систему Восточно-Маньчжурских гор и расположенный к востоку от Мукдена.

11. Бохай - раннефеодальное тунгусское государство, существовавшее в Восточной Азии с начала VIII в. по 926 г. Территория его занимала юг и восток Маньчжурии, юг современного российского Приморья и западные районы Кореи. На юге Бохай граничил с танским Китаем. В 926 г. государство Бохай было завоевано киданями [см.: Шавкунов Э.В. Государство Бохай и памятники его культуры в Приморье. - Л., 1968].

12. В китайском тексте стоят иероглифы "У цзин" - "Пять столиц", что можно считать первым упоминанием "Пяти столиц" Бохая в китайских источниках. Позднее "Пять столиц" существовали в киданьской империи Ляо и в чжурчжэньском государстве Цзинь. Что касается Китая, то ни при одной династии подобного явления не отмечено. При династии Ранняя Хань (202 до н.э. - 25 г.) столицей государства был г. Чанъань. Кроме того, в сочинениях этого времени также упоминаются "Пять городов" (У Ду), имевшихся в стране помимо столицы. В древности (по-видимому, по аналогии с пятью первоэлементами, являвшимися основой мироздания) выделяли пять наиболее крупных городов в стране. . Можно предположить, что ко времени династии Тан (618 - 907) представление о таких городах несколько изменилось. Прежде всего, в их число стали включать столицу, их стали рассматривать и как административные центры (столицы) обширных территорий, поэтому они получили дополнительные наименования. Так, г. Чанъань (столица Танского государства) стал дополнительно называться "Шан ду" (Верхняя столица), г. Лоян - "Чжу ду" (Средняя столица), г. Тайюань - "Бэй ду" (Северная столица) и т.д. По-видимому, по аналогии с танскими "Пятью городами" (столицами) бохайцы создали и свои "Пять столиц". Вполне вероятно, что летописцы, чтобы отличать бохайские "Пять столиц" от китайских, стали называть первые У цзинъ, а не У ду.

13. Фу - административно-территориальная единица, занимавшая в Китае при династиях Тан и Сун (960 - 1279) промежуточное положение между округом (чжоу) и провинцией (дао или лу). В государстве Бохай фу была высшей административно-территориальной единицей, в ее ведении находилось от двух до девяти чжоу. Точное местонахождение большинства округов (чжоу) до сих пор не установлено.

14. Тай-цзун - второй император династии Тан; царствовал с 626 по 649 гг.

15. Местонахождение Аньши - к юго-востоку от современного г. Гайпин в южной Маньчжурии.

16. Сюань-цзун - десятый император династии Тан; царствовал с 712 по 756 гг.

17. Период "Пяти династий" в Китае продолжался условно с 897 по 979 гг. По традиции считается, что за это время сменилось пять династий, но в действительности претендентов на занятие императорского престола в "Поднебесной" было значительно больше, и смута началась раньше и закончилась позже традиционных дат. В китайских источниках этот период часто называется "Периодом Пяти династий и Десяти царств".

18. Киданьская империя Ляо существовала с 907 по 1125 гг. Монголоязычные кидане первоначально создали свое государство в Западной Маньчжурии (на территории, тяготевшей к Большому Хингану), позднее они включили в его состав часть Восточной, Центральную и Южную Маньчжурию, часть Северного Китая, а также значительную часть современной Монгольской Народной Республики и Внутренней Монголии.

19. Хуньтунцзян - название р. Сунгари от места впадения в нее р. Нонни и ниже. Есть и другие точки зрения, также основывающиеся на данных китайских источников.

20. Чанбошань (Чанбайшань) - горный хребет в Восточной Маньчжурии, до сего дня носящий это название.

21. Божество Фо - Будда. В китайском тексте говориться, что Ачухай (Агунай) был ревностным буддистом.

22. Ваньянь - правящий род чжурчжэньского государства Цзинь. Река Пугань, упоминающаяся в тексте, до сих пор не идентифицирована. Во всяком случае, род ваньянь должен был обитать где-то в горах восточнее современного г. Харбин.

23. Елань - по-видимому, южная часть Приморья, которая позднее вошла в состав чжурчжэньской провинции Елань.

24. Здесь ошибка составителей маньчжурского текста. Надо: "переселились на реку Хайгу", как в китайском тексте. Хайгу - небольшая речка, ныне известная под названием Хайгоу; приток р. Ашихэ. Река Ашихэ в "Цзинь ши" и других источниках того времени называется Аньчухэ, Алэчугэ (транскрипция маньчжурского слова "Альчука"). Она впадает в р. Сунгари у г. Харбин.

25. Дайляосский государь - государь Великого Ляо. В китайском тексте определение Великое к названию государства Ляо не прилагается. Это добавление сделали составители маньчжурского варианта хроники.

26. Горы Цинълин - хребет Чжангуанцайлин в Восточной Маньчжурии, водораздел между верхним течением р. Сунгари и р. Муданьцзян, впадающей в Сунгари в нижнем ее течении.

27. Бошань - это упоминавшиеся выше горы Чанбошань (см. прим. 20).

28. Район реки Суйфэн (Суйфун). Ныне это р. Раздольная, которая впадает в Амурский запив Японского моря.

29. Местонахождение этой реки неизвестно. Надо сказать, что в хронике "Цзинь ши" много геграфических названий, локализация которых до сих пор вызывает затруднения. В дальнейшем все такие топонимы нами даются без примечаний.

30. В тексте китайского варианта хроники это место названо Гулидянь. Его можно трактовать как название населенного пункта, т.к. последний слог часто встречается в чисто китайских названиях населенных пунктов. Из контекста же других источников становится ясно, что речь идет о довольно обширной территории, расположенной в среднем течении р. Муданьцзян - от оз. Цзиньбуху до впадения в Муданьцзян р. Хайлань.

31. В китайском тексте "Цзинь ши", а также и в других источниках пишется "Билацзи". Иероглифы "ла" и "цы "очень близки по написанию, возможно, составители маньчжурского варианта хроники допустили ошибку.

32. В Китае собственное имя императора никогда не упоминалось. При жизни он был известен под девизом, избиравшимся для обозначения периода его правления. Девизы могли меняться несколько раз в течение одного царствования. Поводом для смены девиза обычно служило какое-нибудь бедствие, неблагоприятное развитие государственных дел или знамение и т.п. После смерти императора наследник присваивал ему особое храмовое имя. Обычно первый император новой династии возводил своих предков в императорское достоинство и также присваивал им храмовые имена. Поэтому в тексте династийной хроники чжурчжэней некоторые предшественники Агуды уже называются храмовыми именами. Культ предков известен у многих народов, в Китае же он получил особенно широкое распространение, был тщательно разработан, регламентирован и неукоснительно проводился в жизнь. Вполне естественно, что чжурчжэни, почитавшие предков, позаимствовали у китайцев пышность и торжественность ритуала, в чем особенно нуждалась молодая династия. Китайские храмовые имена императоров были двусложными. Первый слог до некоторой степени определял положение его носителя в ряду предков. В качестве второго слога употреблялись слова "цзу" и "цзун", имеющие почти одинаковое значение - "предок", "предшественник". Отличие их состоит в том, что "цзу" употребляется для храмовых имен предков первого императора и для храмового имени императора - основателя династии. Для царствующих императоров данной династии, начиная со второго, применяется только слово "цзун". Такой порядок сложился еще при династии Тан.

33. В Китае с глубокой древности существует своеобразная циклическая календарная система. Цикл в этой системе состоит из шестидесяти лет. Каждый год в цикле получает свое иероглифическое обозначение, которое повторяется в циклах в строгой последовательности. Для иероглифического обозначения имеются специальные иероглифы, так называемые циклические знаки. Кроме того, в Китае в быту существовал и продолжает существовать двенадцатилетний животный цикл летоисчисления. Он согласован с шестидесятилетним циклом - первые годы того и другого совпадают. В шестидесятилетнем цикле содержится пять полных двенадцатилетних циклов. В китайских династийных хрониках и других исторических сочинениях параллельно шестидесятилетнему циклу двенадцатилетний обычно не указывается, но в маньчжурском варианте "Цзинь ши" такое указание есть, что может быть свидетельством более широкого распространения животного цикла у маньчжуров.

34. Щен-цзун - шестой император киданьской империи Ляо; царствовал с 982 по 1031 гг. Трижды менял девиз эры правления. Эра правления Тайпин продолжалась с 1021 по 1031 гг.; таким образом, Угунай родился в 1021 г.

35. Тунъмэнъ - район р. Тумаган. Сейчас эта река является рубежом между Россией, КНДР и КНР.

36. Место Тугулунь находилось в северной половине современной Восточно-Маньчжурской горной страны.

37. Иногда (например, в "Ляо ши") эти княжества назывались "Пять племен". Они располагались в районе нижнего течения р. Сунгари и находились в зависимости от киданей.

38. Здесь должно быть не "Теле", а "Тели". Племя meлu жило по р. Уссури в ее нижнем течении; рядом (южнее), также по Уссури, обитало племя ужэ. Существует мнение, что "ужэ" является транскрипцией тунгусского слона "вэчжн" - "лес".

39. В киданьской империи Ляо была создана академия Линья. Задачи, которые стояли перед этим учреждением, в общем соответствовали задачам китайской академии Ханьлинь (академия ученых Ханьлинь). Киданьский генерал Хэлу состоял на службе в этой академии.

40. Соколиный путь - дорога, по которой из районов современного Приморья доставлялись ловчие птицы к киданьскому двору.

41. Цзедуши - китайский административный термин. Впервые он появился в Китае после воцарения династии Тан. Его содержание может быть передано на русский язык словами "генерал-губернатор". Должность цзедуши первоначально учреждалась в пограничных районах Танского государства. Чиновники, назначавшиеся на эту должность, были очень высокого ранга, и в их руках сосредоточивалась вся военная и гражданская власть на обширной территории. Такое сосредоточение гражданской и военной власти в одних руках давало возможность активно и оперативно вести борьбу с кочевыми соседями Китая. После ослабления центральной власти в стране среди цзедуши усилились сепаратистские тенденции, и многие из них стали фактическими властителями подчиненных им территорий. В киданьской империи Ляо цзедуши не имели всей полноты власти и были только старшими военачальниками в некоторых округах. Присвоение Угунаю этого звания означало признание за ним определенных прав со стороны киданей и давало возможность еще более активно вести борьбу за сплочение чжурчжэней.

42. Получение печати было равнозначно признанию своей зависимости от киданей. Обычай вручения печатей был широко распространен на Востоке. Так, сами кидане до образования империи Ляо получали печати от Уйгурского каганата.

43. Валинь - возможно, это один из притоков р. Сунгари (в ее верхнем течении) в горах Чанбошань. Интересно отметить, что наименование племени (колена) пуча позднее превратилось в фамилию, а многие представители этого племени занимали высокие посты в государственном аппарате Золотой империи.

44. Племя вэньдихэн (вэндихань), как и племя пуча, присоединилось к ядру формировавшегося чжурчжэньского государства на начальном этапе. Наименование племени превратилось в фамилию Вэньдихэн, многие представители которой входили в ближайшее окружение императоров Цзинь.

45. Хэланъ - современная р. Хайлань, впадающая в р. Хатун (правый приток р. Туманган).

46. Дао-цзун - восьмой император династии Ляо, правивший с 1055 по 1101 гг. Этот киданьский император менял девизы (эры правления) через каждые 10 лет. Эра правления Сяньюн продолжалась с 1065 по 1074 гг. Таким образом, описываемое событие произошло в 1072 гг.

47. Боцзинь - чжурчжэньский термин, имеющий значение "глава, предводитель племени". До и в начале образования чжурчжэньского государства он свидетельствовал о том, что племя, предводитель которого именовался боцзинем, не входило в число племен, вокруг которых произошло объединение всех остальных чжурчжэньских племен.

48. Амбань - наместник, назначавшийся маньчжурами для управления завоеванными территориями. Этот термин появился уже при чжурчжэнях, но только при маньчжурской династии Цин стал употребляться как название должности. В данном контексте употребление его ошибочно. В китайском варианте хроники указано просто "пограничный военачальник". Часто слово "амбань" ставится вместо "цзедуши".

49. Современная р. Лалинь - правый приток р. Сунгари.

50. Племя цзягу проживало в верховьях р. Лалинь, по ее притоку - р. Холун.

51. Все даты в тексте указаны по лунному календарю, который по сравнению с солнечным отстает на один-полтора месяца. Таким образом, упоминаемое в тексте сражение произошло в середине - конце ноября.

52. Инго (Ингэ) был младшим братом Хорибу, а Цыбуши, его дядя, сын Угучуя (Агуная). После смерти Хорибу власть в зарождающемся чжурчжэньском государстве перешла к его младшему брату Полашу, а после Полашу - к следующему младшему брату, Инго.

53. Племя валэ, по-видимому, расселилось в Центральной Маньчжурии. Позднее название этого племени, как и ряд других аналогичных наименований, упоминавшихся выше, превратилось в фамилию. Известны крупные государственные деятели чжурчжэньского государства, носившие эту фамилию.

54. Учунь и, возможно, Омухань жили в верхнем течении р. Хурха (маньчжурское название р. Муданьцзян).

55. Лапэй и Мачань жили в долине небольшой р. Чалиньхэ - левого притока р. Сунгари. Место впадения Чалиньхэ в Сунгари находится в 170 км к востоку от г. Харбин.

56. Мулэнь - современная р. Мулуньхэ, небольшой левый приток р. Сунгари, впадающий в последнюю в 60 км к востоку от г. Харбин.

57. Агуда - основатель и первый император чжурчжэньского государства Айсинь Гиоро (Цзинь); правил с 1115 по 1124 гг.

58. Эра правления Да-ань (1085 - 1094) восьмого императора киданьской империи Ляо-Дао-цзуна. При пересчете на солнечное летоисчисление Хорибу умер 22 июня 1092 г.

59. В китайском тексте эта река названа Чжиукай. Предполагается, что это река Чжэктей - один из притоков р. Хулань, которая, в свою очередь, является левым притоком р. Сунгари.

60. Дядя Хорибу (младший брат отца) Бохэ умер. Упоминающийся здесь Бахэ - другой представитель чжурчжэньской родо-племенной верхушки.

61. Род хэшиле жил на р. Буэрхатун, берущей свое начало на водораздельном хребте Харбалин и впадающей слева в р. Туманган. В "Цзинь ши" указываются и другие районы обитания этого рода. По-видимому, он неоднократно переходил с места на место в ареале, ограниченном реками Сунгари, Амур, Уссури и Туманган. Позднее этот родо-племенное наименование также превратилось в фамилию. В истории государства чжурчжэней известен ряд крупных деятелей, носивших фамилию Хэшиле.

62. Река Абусай (в других главах "Цзинь ши" именуется Абасы и Абусинь), по-видимому, находилась в бассейне верхнего течения р. Муданьцзян. Если Сагай двигался из центра, складывавшего объединения чжурчжэньских племен (район современного г. Харбин и долина р. Ашихэ), то он должен был миновать этот район на пути в бассейн р. Туманган (см. прим. 61).

63. Хэчжэ - старший брат Инго.

64. Род угулунъ жил в районе впадения р. Хуньчунь в р. Туманган. Имеется указание на то, что он также жил и по р. Суйфун.

65. Субинъ - р. Суйфун (ныне р. Раздольная).

66. Тайши - китайский термин, означающий "главный наставник, учитель государя". Как почетный титул для "варварских" вождей стал применяться со времени династии Сун (960 - 1279).

67. Имя этого посла похоже на фамилию правящего дома киданей Елюй. В китайском тексте хроники говориться, что посла звали Иле, а родом он был из народа кумоси.

68. Реки Чжувэй и Туда, по-видимому, относятся к системе левых притоков нижнего течения р. Сунгари. Ниже в маньчжурском тексте хроники говориться, что Инго отправился в этот район для того, чтобы очистить соколиную дорогу. В китайском тексте хроники сообщается, что он отправился на р. Тувэнь (современная р. Танванхэ, левый приток Сунгари). Это может служить основанием для утверждения, что реки, упомянутые выше - притоки р. Танванхэ или соседние притоки р. Сунгари.

69. Сяо Хайли (Сухайли) - очень влиятельный представитель рода киданьской императрицы. Его попытка совершить дворцовый переворот потерпела неудачу, и в 1102 г. он был вынужден бежать на территорию чжурчжэней.

70. Здесь не собственное имя, а китайский административный термин (название должности), в переводе означающий "наместник императора в столице".

71. Шисян - почетный титул, присваивавшийся высшим чинам империи, в том числе и цзедуши.

72. Илигу - по-видимому, хребет Туманский в Северной Корее, в провинции Хамчён-Пукдо.

73. Хэлань - возможно, район нижнего течения р. Туманган.

74. Елань - район в бассейне верхнего течения р. Уссури и ее притоков, а также вдоль побережья Японского моря.

75. Судя по тексту "Цзинь ши", район Пяти рек (Пятиречье) должен был находиться на территории провинций Хамчён-Пукдо и Хамчён-Наньдо в северной части КНДР. По-видимому, это реки, впадающие в Японское море на участке побережья от устья р. Туманган до по-ва Ходо. Эта часть территории Кореи входила в состав чжурчжэньского государства.

76. Девять крепостей были расположены в Пятиречье. Самые северные - Цзичжоу и Сюнчжоу -располагались вдоль правого берега р. Туманган на довольно значительном расстоянии от берега моря, а самая южная крепость Сяньчжоу находилась недалеко от современного г. Харбин.

77. Боцзиле - чжурчжэньское слово, имеющее значение "начальник, вождь". До создания империи функции боцзиле были достаточно неопределенными. Приставка "ду" трактуется многими учеными как "высокий, первый" и возводится к солонскому или маньчжурскому слову "да". Можно высказать также предположение, что "ду" является переводом (не совсем точным) на китайский язык маньчжурского слова "амбань" - "великий" (см. прим. 96). Боцзиле было много, и Агуде, как главе складывавшегося государства, было присвоено это новое звание, отличное от других.

 

(пер. Г. М. Розова)
Текст воспроизведен по изданию: История золотой империи. Новосибирск. Российская Академия Наук. Сибирское отделение. 1998

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.