Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЭРХЕМБЕРТ

ИСТОРИЯ ЛАНГОБАРДОВ БЕНЕВЕНТА

HISTORIA LANGOBARDORUM BENEVENTANORUM

1. Весьма сведущий муж Павел 1 выгодным образом, хотя и кратко, но искусно составил родословную лангобардов 2, то есть их происхождение, [их] путь 3 и расположение их королевства, и 4 каким образом они вышли с острова Скандинавия 5 в Паннонию 6, затем переселились из Паннонии в Италию и взяли [себе эту] страну 7, кроме того тщательно изучавший 8 историю от Гаммары и её сыновей 9 почти до правления Ратхиза 10. В этом же [сочинении] он не без основания исключил эпоху изложения 11, так как власть лангобардов в те [времена] прекратилась; ведь считается 12, что в обычае у учителей историописания 13, более всего [среди] рассуждающих о своём происхождении, повторять исключительно то, что имеет отношение к славному завершению. Наконец, я Эрхемберт 14, принуждённый многими сложить, так сказать, от зарождения и главным образом от Адельгиза 15, замечательного и разумного мужа, небольшую историю 16 лангобардов, проживающих в Беневенте 17, так как в те дни у них не отыскивается ничего достойного и похвального, что имеет смысл написать правдивым стилем, поэтому не их господство, но падение, не счастье, но горе, не триумф, но гибель, не [то], каким образом они преуспели, но [то], как пришли в упадок, не [то], как покорили других, но [то] как были покорены и побеждены другими, делая глубокий вздох от всего сердца 18, для предостережения потомства продолжу 19 сжатым и неискусным пером 20. Также, побеждённый тем настоятельным требованием, я согласился рассказать не только то, что воспринял глазами, но и более то, что [воспринял] ушами, хотя бы отчасти подражая прославлениям евангелистов Марка и Луки, которые записали в Евангелии скорее слова, нежели образы.

2. Итак, когда Италия была захвачена и подчинена Карлом 21, он назначил туда королём своего сына Пипина 22, и с ним сопровождаемый туда неисчислимым полчищем войск он весьма часто приходил в Беневент для захвата [добычи]. Тем временем герцогством Беневент правил Арихиз 23, зять уже названного Дезидерия 24, муж христианнейший и весьма высокородный, а также очень отважный в военных делах. Услыхав, что они идут на него, он уступил мир неаполитанцам, которые были измотаны долгим притеснением со стороны лангобардов, и из-за жалости посредством раздачи он распределил среди жителей твёрдо установленные дневные порции [пищи] в Либурии и Кимитерио 25, сомневаясь в том, что можно предпринять 26, чтобы франки при своей изворотливости не получили бы возможности для вступления в Беневент. Когда же галльское войско дошло до Беневента, выше упомянутый Арихиз сначала храбро сопротивлялся [теми] силами какими смог, но в конце концов, решивший, что яростно сражающийся, он подобен саранче, обгрызющей всё до самого корня, больше заботясь о благополучии подданных чем детей, передал [своих] детей близнецов, то есть Гримоальда и Адельхизу 27, уже названному кесарю как заложников 28, и вместе с тем всю свою казну; из них по многочисленным просьбам Адельхиза была возвращена своему отцу, Гримоальда же, возвращаясь, [Карл] увёл в Аахен 29, обсудив с Арихизом мир на условии договора о подати.

3. Итак, получив эту возможность и, как я уже сказал, устрашённый франкской опасностью, тот Арихиз возвёл весьма укреплённый и высоко вздымающийся между Луканией и Нуцерией 30 подобно удивительному по надёжности крепостному сооружению 31 город, а потому, что он близок к морю, которое называется «море» 32 и из-за реки 33, которая называется Лирин [его название], искажённое от двух слов, произносится Салерно, чтобы он был бы, несомненно, будущим оплотом князьям против приходящего в Беневент [вражеского] войска. Под стенами же Беневента он воздвиг очень богатый и весьма достойный храм Господу, который по гречески назвал «Агиан Софиан» 34, то есть святая мудрость; основав святой монастырь, одаренный чрезвычайно многочисленными поместьями и различным имуществом, и передал его в вечное пребывание под началом правил блаженного Бенедикта 35. Равным же образом и в Алифской области 36 он построил любимому Богом мужу 37 церковь в честь святого Спасителя и устроил девичий монастырь, и потом подчинил [его] влиянию святейшего мученика Винцентия.

4. После того, как умер Арихиз, предводители беневентцев собрав совет 38, отправили послов к Карлу, упрашивая того многочисленными просьбами, чтобы он разрешил уже упомянутому Гримоальду, которого он уже давно взял от отца к себе в заложники уйти предводительствовать [у них]. Согласившись на их просьбы, король при этом тотчас же отправил выше упомянутого мужа, и в то же время [ему] было даровано право княжеского правления, но прежде [король] связал его такого рода клятвой, чтобы он разрешил обрить подбородки лангобардов 39, документы же и монеты приказал всегда подписывать знаками его имени 40. Наконец, получив разрешение уйти обратно, он был с радостью принят горожанами в Беневенте 41. Казалось, что довольно долго его золотые делались и от имени того [короля], он приказал даже некоторое время таким же образом подписывать документы 42, исполнение же всего остального он ни во что не ставил; вскоре он начал мятежную ссору.

5. В то же время тот самый Гримоальд взял в жёны племянницу августа ахейцев, по имени Вантия 43; но неизвестно, почему он в результате совсем не преуспел. Ведь их первая страстная любовь разразилась в такую вражду, что воспользовавшись нападением повсюду оказывавших сопротивление франков, он добровольно по еврейскому обычаю её от себя отверг, вручив ей письмо о расторжении [брака] 44, он силой перевёз её к родным ларам 45. Хотя притом он сделал это искусно, однако же не смог усмирить дикость выше названных варварских народов 46; ибо области и города Театов 47 были тогда отняты у герцога беневентцев и в настоящее время [ему не принадлежат], а также тогда был захвачен и город Нуцерия, но вскоре был добыт упомянутым Гримоальдом 48, поймавшим в том [городе] Винигиза, герцога Сполетского 49 со всеми оказавшимися там воинами.

6. Карл же со всеми детьми, которых уже поставил королями 50 и с несметным полчищем воинов приходил, намереваясь завоевать Беневент; но, так как за нас сражался Бог, под командованием которого мы до сих пор были хранимы, то потеряв многих своих [людей] погибшими от чумы, он иногда [лишь] с немногими, бесславный, возвращался назад. Поэтому так случилось, что во время царствования Пипина 51 в Павии 52, а в Беневенте правления Гримоальда Беневент разоряла очень часто повторявшаяся война, так что пока они жили мира не было и на мгновение. Ведь каждый из них был блистателен юношеским возрастом и склонен к походам и войнам. Пипин же, подкреплённый помощью своих воинов, беспокоил того [Гримоальда] бременем постоянной борьбы; Гримоальд в свою очередь, стеснённый как укреплёнными городами, так и очень многими знатными [людьми], считая маловажным и достойным презрения его преследование, ни в чём ему не уступал. Пипин так говорил через своих послов: «Я же хочу, и пытаюсь по мере сил устроить так, чтобы поскольку его отец Арихиз когда-то был подчинён королю Италии Дезидерию, также и Гримоальд был бы [подчинён] мне». Гримоальд же наоборот объявил: «Я свободный и рождён от обоих свободных родителей. Верю, что c божьей помощью всегда буду свободным» 53!

7. Итак, когда этот [Гримоальд] был унесён с этого света, другой Гримоальд принял на себя защиту законов Беневента 54, а именно казначей, священной памяти знатный [человек] Гримоальда, также муж довольно мягкий и до того приятный, что после того как он установил мир, он [также] вступил в союз не только с галлами 55, однако и со всеми окружающими народами, и дал выше упомянутым неаполитанцам снисхождение и мир 56. Но поскольку древний враг 57 всегда завидует миролюбивым и благочестивым мужам, а также старается сеять среди них семена войны и раздора, он воспламенил некоего почтенного мужа Дауферия своею лукавой хитростью и тот позволил себе заключить с иными сынами Белиала ужасный заговор 58 против упомянутого государя, ибо таким образом, чтобы пока он переходил через мост Старейшего города 59, спеша к выше названному городу Салерно, опрокинутый в бездну членами Сатаны из расположенной на [его] пути засады, он должен был быть брошен морскими волнами на корм зверям. Но поскольку Бог открыл ему о покровителе заговоршиков, [князь] невредимым перешёл уже названный мост, так как его люди были посланы к нему [на помощь]; тех же [заговорщиков], которые были преданы врагу его спасения 60, он поймал и бросил в тюрьму. Дауферий же, так как в то время там присутствовал, узнав об этом, обратился в бегство и был принят неаполитанцами.

8. Узнав об этом, Гримоальд не медлил, но тотчас же отправился в Неаполь и приказал, чтобы войско поспешило за ним. Но когда он вплотную приблизился 61 к упомянутому городу, поднявшееся боеспособное мужское население того самого города, издали идущее ему навстречу, отважно выступило в бой; когда он узнал об этом, то сразу же постарался сначала запутать пути [их] возвращения, и хотел, чтобы вследствие этого против них восстал народ. И когда, наконец, началась война он учинил такое истребление врагов на море и на суше, что прилегающее [к месту сражения] море около семи дней или более того очищалось от крови погибших; на земле же до сих пор замечают кучи трупов убитых [воинов], и как мне стало известно по сообщениям тех же местных жителей, на том самом поле сражения лежали тогда почти пять тысяч человек. Сам же Дауферий вместе с военачальником 62, который тогда правил в том месте 63, единственные ускользнувшие, для того, чтобы спастись бегством в конце концов вошли за стены того города, хотя вследствие этого не получили там отдыха; ведь вышедшие жёны убитых мечами воинов 64 преследовали их, говоря: верните нам, о ничтожные мужи-изменники тех, кого вы легкомысленно убили! Почему, говорят они 65, вы задумали подняться на сражение против того, кто, как вам наверняка известно, непобедим 66? Гримоальд же весьма решительно их преследовал вплоть до ворот, какие зовутся Капуанскими, так что пробил их своим копьём; не было никого, кто бы [ему] сопротивлялся. И те [люди], которые были под стенами защитились только когда заперли ворота. Итак, когда Гримоальд со своим войском невредимый вернулся в лагерь 67, на другой день за причинённое беспокойство и за убитых свояков, уже названный отступник вождь отдал выше названному государю в качестве подарка 68 восемь тысяч золотых, и возвратил Дауферия ради прежнего [государева] снисхождения. Наконец, вследствие обычного милосердия [Гримоальд] незыблемо подтвердил выше названному мужу дарение из своего взятого вперёд имущества, он даже не отрицал снисхождение и теснейшую дружбу. Между тем граф Консинский Бадехиз, гастальд Агерентинский Сико 69, которого Гримоальд перед тем вновь принял как новообращённого, одарив многими владениями 70, обманом восставшие против него, когда он уже испускал последний вздох, убили его мечом.

9. Итак, когда он был безвинно убит, Радехиз 71 предложил вместо него Сико. Сам же он немного времени спустя от страха Геенны [огненной], мужественно отказавшийся от всего мирского, обратился к помощи святого Бенедикта и скованный цепью вплоть до шеи, а также выкрикивающий, что он виновник и нечестивый [человек], восклицающий, что он поступил скверно и жестоко, пришёл в монастырь того [святого], намереваясь служить Христу, и таким образом принял монашеское одеяние, в такой строгости тела и духа на глазах внутреннего судьи закрыл он себя в том самом монастыре, что не нашлось бы [и] крупицы всех его злодеяний, за которую он не заслужил бы прощения. Часто пресловутый дьявол, обходящий изгороди святого монастыря, ходил кругом и ясным голосом и при многих слушателях кричал, говоря: «Увы мне, о Бенедикт! Почему ты несправедливо меня уничижаешь? Я здесь давно себя избиваю, ты же захватываешь мои члены»!

10. Итак, когда Сико принял княжество 72, он возобновил союз с франками, со звериной дикостью наказал беневентцев, а также сделал наследником в герцогстве своего сына Сикарда 73, который его пережил, мужа довольно ненадёжного, беспокойного и дерзкого, и надменного в гордыне духа 74. В течение этого времени Сикон провоцировал очень часто повторяющуюся войну среди неаполитанцев, упоминание [о] которых я сделал выше, и хотя он осадил могучий город с суши и моря, а также решительно атаковал метательными копьями и скорпионами, [город] был бы почти захвачен, если бы [защитникам] не хватило изобретательности. Однако, когда он до основания разбил баранами 75 и [осадными] машинами стену рядом с берегом моря, когда народ уже толпами стремился войти в город, военачальник 76 уже названного города, отдав позднее в качестве заложницы свою мать и двух собственных сыновей, умоляя того [Сико], с весьма искусной ловкостью сообщил через послов вот что: «Город - твой со всем, что он в себя вмещает 77; пусть же твоему благочестию будет угодно, чтобы он не был отдан на разграбление»; на следующий же день вступи с трофеем славнейшей победы, чтобы овладеть нами и всем нашим [имуществом]!» Итак, верящий этим внушениям, [Сико] отложил день вступления [в город]. Следующей же ночью разрушенный город был укреплён очень прочной стеной, и в те сумерки, когда тот [военачальник] пообещал отдать себя и свой город, взяв боевое оружие, [Сико] поднялся против него в замечательном сражении. Тогда очень жестоко теснимые 78 на протяжении шестнадцати лет отцом и сыном граждане выше упомянутого города, так как он уже дошёл до самой тяжёлой крайности, обратились за помощью к франков. Как раз в те дни у них предводительствовал кесарь Людовик по прозвищу Добрый 79, сын высочайшего августа Карла, который признавал своего сына Лотаря как соправителя королевства до тех пор пока [не], был захвачен тем [Лотарем] вместе со своей супругой и передан на содержание под стражей, но, похищенный своими знатнейшими [людьми], был возвышен до прежней славы; и так как они напрягали 80 все силы, осада [Неаполя] на какое-то время была ими ослаблена 81.

11. Примерно в это [же] время народ агарян из Вавилонии и Африки 82, выступивший с сильным войском наподобие пчелиных роёв, поспешил в Сицилию 83, разоряя всё кругом; наконец, захвативший замечательный город под названием Панорм 84, и разрушивший многие города и замки 85 на том острове, он живёт [там] до сих пор; нынче тяжко стонет почти всё [население Сицилии], подчинённое власти тех народов. Между тем, умер Людовик, который вторым в Галлии владел императорской властью 86, наследником того королевства был сделан выше названный Лотарь 87, и королевство франков было разделено 88 тем [Лотарем], таким образом Лотарь правил Аахенской и Итальянской империей, Людовик же - Баварией, а Карл, рождённый от другой матери 89 - Аквитанией.

12. Но вернусь-ка я обратно к [прерванному] изложению; когда умер Сико, единодержавие получил исключительно Сикард 90, который в течение нескольких лет счастливо правил вместе с уже часто упоминавшимся отцом; и начал он вверенный ему народ по причине легкомыслия духа со звериной прожорливостью преследовать и безжалостно терзать. Между тем, как Асвер [предпочитал] Амана 91, так и тот [князь] предпочитал прочим некоего Ротфрида, сына Дауферия, по прозвищу Пророк, советы которого вслед за назойливой, нечестивой и хулительной 92 беседой он приводил в исполнение. Тот же самый муж был сведущ в мирских делах и чрезвычайно хитёр, и умён более, чем [в это] можно поверить; ибо он до такой степени обманул вышеназванного мужа своими коварными надувательствами, что тот никогда, даже на минуту 93 ничего не осмеливался осуществлять в его отсутствие и при [его] несогласии; и он был так введён в заблуждение и запутан тем [советником], что своего брата, по имени Сиконульф понапрасну осудил на вечное изгнание и всех знатнейших [людей] из беневентского народа обрёк 94 либо на заключение под стражу, либо на смерть, несомненно, стремясь к тому, чтобы пока тот [Сиконульф] был обойдён и оставлен утешением знатнейших [людей], он был бы очень легко устранён без пролития крови своей и своих [сторонников]. Вот почему он приказал и своего родственника Майо остричь и удалить в монастырь, наконец, блистательного и весьма могучего мужа Альфана, вернее которого не было в то время он позволил повесить в петле на дубе.

13. Хотя он сумел сделать такое, по божьему промыслу случилось, что пока он пытался без [доказательства] вины убивать других, сам, тем временем, по причине случившегося недуга, поражённый с неба, погиб духом, а равно и телом. Прежде же, чем он умер, дабы усугубить завершение своей весьма справедливой погибели, из любви к деньгам он убрал от пасторского служения [среди] монахов более светской властью, чем надлежащим способом и отдал под стражу замечательного и достойного, выдающегося святостью в Боге мужа по имени Деусдедит, наместника блаженнейшего Бенедикта 95; признают, что и до сих пор там где покоится погребённый [святой] его останки весьма часто излечивают некоторых искренне просящих 96, охваченных лихорадкой и угнетённых различными недугами. Зачем же я говорю о подлостях того мужа, когда притом он, отторгая имения церквей и монастырей, насильственно отнимал имущество у знатных и незнатных, в соответствии с урезанием вставных дней [високосного] года собрал богатейшие поместья. Итак, хотя при этом он тоже погиб жалкой смертью, немного спустя сыном [Ротфрида] по имени Адельферий был убит мечом и выше названный князь Сикард; по справедливому божьему воздаянию, он большей частью только возвратил несправеливость отца сыновьям [тем, что] отомстил, поразив [их] плоть; поэтому, как его отец Сико несправедливо убил своего господина так, по божьему возмездию, и его сын был убит подданными. И таким образом после его смерти убийца не долго радовался. Ибо спустя короткое время Сико, внебрачным [сыном герцога], по прозвищу Белый, убийца был умерщвлён, а именно в соостветствии со словом Господним, кто пронзит тело ближнего мечом, по весьма справедливому суду равное возмездие, то есть подобную кару, навлечёт 97 на себя самого.

14. Итак, когда Сикард ушёл из этой телесной жизни, княжество принял Радельгиз 98, муж приветливый и богатый добрыми нравами, казначей упомянутого мужа, на избрание которого, так сказать, согласилась Беневентская провинция. После же того как он снискал верховенство, Сиконульф, об изгнании которого я рассказал выше, ускользнув из под стражи в тюрьме, стал прибегать к убежищу и в течение некоторого времени скрывался, спрятанный своим родственником Урсом, графом Консинским. В это же время сыновья Дауферия Косноязычного 99, а именно Ромуальд, Арихиз и Гримоальд, а также и Гвайферий, покинувшие городские стены Беневента, вошли в Салерно где оставался Сиконульф, чтобы получить убежище, и единодушно избрали его себе сеньором; и тогда произошёл такой раздор, которого никогда не было в Беневенте с тех пор как в него вступили лангобарды 100. Итак, до прихода Сиконульфа выше названным государем Радельгизом в Салерно был послан Адельмар, чтобы обратить сыновей Дауферия к верности себе; уехав туда, он с коварной хитростью покинул герцога и объединился с теми [предателями], и распалил их ещё сильнее.

15. В это же время в Капуе уже предводительствовал гастальд Ландульф, муж конечно же очень склонный быть победителем в войне 101. С другой стороны, испытывая настолько старую вражду с некоторыми из рода Седуктов, бессердечными змеями в душе и по породе, этот [гастальд] приказал убить из их семерых главных мужей, а одному из них отрубить руки; остальные, обратив в бегство гарнизон, атаковали в Беневенте своего соседа Радельгиза. Ландульф же, вторгшийся в Сикополь, скрываясь от единовластия Радельгиза, объединился с Сиконульфом и прежде всего объединился с неаполитанцами посредством мирного договора. Сиконульф, доверившийся вследствие этого помощи того [Ландульфа] и его сыновей, поставил себе на службу всю Калабрию и большую часть Апулии 102; потом он стремился в сражениях восстать против Беневента, и, отторгнув от владений того [князя], подчинил своей власти многие города и некоторые замки; и так как он был очень воинственный муж, а также, отчасти, при помощи страха, он подчинил почти весь окружавший его народ. В самом деле, прежде, чем Сиконульф овладел Салерно, Радельгиз был приглашён выше названным Адельмаром и, будучи обманом убеждён своими слугами, подошёл к Салерно, якобы намереваясь захватить [город]. Поэтому, до того как он подошёл, было решено с большой отвагой расположиться лагерем, но укрывшись в городе якобы из-за мятежа, тот самый муж, выехавший с упомянутыми сыновьями Дауферия, умертвил их в неслыханной резне и обогатились [люди] разграбившие всё их добро; и Радельгиз, бесславно убежавший, спасся лишь с немногими [воинами], и впредь не осмелился он касаться ногами пределов Салерно.

16. Также в те дни в Бари 103 правил некий Пандо, который, повинуясь приказам Радельгиза, разместил фаланги призванных на помощь сарацин, чтобы они оставались около стен города и [возле] берега моря. Но те, так как были они искусны и мудрее других во зле, более тщательно вглядевшись в укрепление [того] места, в глухую для христиан ночь 104 сотнями проникли в город через тайные места и безвинный народ отчасти перебили мечами, отчасти взяли в плен 105. Упомянутого же выше предателя племени и родины они, неистовствуя в различных и многочисленных пытках, в конце концов, как он того поистине заслужил, утопили в морских водах 106. Хотя Радельгиз знал о том, что никоим образом не может исторгнуть их из города, однако, он [мог] почитать их словно близких друзей и приглашать к себе на помощь; и прежде всего он предназначил, чтобы они вместе с его сыном Урсом напали на город Канан 107. Об этом сразу же было сообщено Сиконульфу; тотчас без промедления он поспешил, намереваясь их одолеть, и смело кинулся против них и всех, кто не смог убежать, поразил оружием, и завладел таким трофеем 108 [в честь] победы, что из многочисленной армии язычников ускользнули лишь немногие, которые из города распространяли гибель среди остатков гибнущих [людей], король же их по имени Кальфо 109, с бесчестием бежавший в одиночестве, отпустив по пути уже усталого коня, наконец сильно изнурённый, вступил в город пешком 110.

17. Между тем, Сиконульф крепко сокрушал Беневент в частых сражениях, ибо, как говорится, из плохого дерева должен вбиваться только плохой клин 111, он пригласил испанских исмаилитов против ливийских агарян Радельгиза, и пока они ссорились друг с другом во внутренней и внешней войне, заморские земли пополнялись пленниками различного пола и возраста из нашего народа. В один же прекрасный день обе армии сошлись в Каудинские Фуркулы 112, и было начато сражение, и в первом натиске выступившая победительницей сторона Радельгиза обратила в бегство всё войско Сиконульфа. Сиконульф же, расположившийся в самом безопасном месте, вскоре с мужественным пылом бросился вместе с немногими из своих [воинов] против беневентцев, ликующих и преследующих его [людей] и поверг [их] в немалой резне; и довершая победу, многих из них он убил мечом, иных взял в плен, остальных же обратил в бегство. Ввиду этого, полагаясь на очень частые победы, он по праву освободив от Радельгиза все города и замки за исключением Сипонта 113, окружил Беневент для штурма; и когда [Радельгиз] был весьма стеснён метательными снарядами и слухами об эпидемии, тотчас же было передано Гвидо, чтобы тот поспешил в город. Был же тот самый Гвидо, герцог сполетинцев 114, родственником Сиконульфа, однако, пренебрегая родственными узами из-за жажды богатств, которыми род франков совершенно подчинён, он тотчас же пришёл на помощь Радельгизу, а также через послов посоветовал осаждающему город Сиконульфу, чтобы оставив осаду, он возвращался на родину, добавив межде прочим: «Поручи мне поговорить с Радельгизом, в чём я буду больше содействовать твоей стороне». Итак, Сиконульф ушёл из того места, между тем Гвидо отправился и, получив у Радельгиза одно седло за семьдесят золотых монет, расторг всё, что было обещано его родственнику, и удаляясь от того [Радельгиза], вернулся тем путём, каким пришёл.

18. После этого выше упомянутый Гвидо предложил Сиконульфу, чтобы он отдал пятьдесят тысяч золотых монет за объединение Беневентской провинции: «И я сделаю, сказал он, чтобы ты владел ею отныне и впредь, словно бы ты измеряешь её ладонью!» Тогда, согласившись с его советом, он пошёл в Рим, отдал золотые, дал клятвы, принял присягу, [и] ушёл с пустыми руками, ни в чём не преуспев. Весьма частыми к тому времени между Сиконульфом и Радельгизом были битвы и ежедневные распри 115, и из той и из другой страны поочерёдно бежали те, кому был неприятен путь несправедливости, и многократно случались взаимные грабежи и греховные прелюбодеяния. Ведь все они были заблудшими и склонными к пороку, словно животные, бродящие на горном пастбище без пастыря. Но в то время как они непрерывно были между собою взаимно раздираемы гражданской войной, и имело место уничтожение всего и так сказать крайняя погибель души и сердца, сверх того сарацины, жившие в Беневенте, королём которых был Массари, до основания разрушил[и] всё внутри и снаружи 116, так что ни во что не ставили даже знатнейших людей тех [князей], и также, как глупых молодых рабов сурово хлестали [их] бычьими ремнями.

19. Также в те дни, когда умер уже упомянутый Лотарь 117, Галльское королевство было разделено на пять частей 118, так как его братья Людовик и Карл правили Баварией и Аквитанией 119, его первородный сын по имени Людовик - Италией, второй [сын] Лотарь и третий [сын] Карл защищали Аахен и Прованс. Итак, тому августу Людовику через посредство Капуанского графа Ландо 120, сына выше упомянутого мужа Ландульфа и через посредство уже названного мужа Адемара было смиренно донесено 121... Хотя они были очень молодыми 122, однако ради горячей любви к Богу, прислушавшись к их смиренным мольбам, [Людовик] всё же дал согласие; и быстро прибыв, стал силой уводить от города и убивать копьём всех чужеземцев из нечестивого народа; и в присутствии всех лангобардов он под присягой разделил всю беневентскую провинцию справедливой границей между двумя выше названными мужами. После того, как он это сделал, Сиконульф прожил не долго, но уплатив долг, причитающийся смерти, оставил своего сына, всё ещё кормящегося [грудью] наследником своего титула 123. Радельгиз наследовал тому, кого [лишь] немного пережил. Когда тот умер, вместо него в княжеское достоинство был избран его сын Радельгар 124, муж равно могучий силами и благочестивый душою, а также привлекательный телом.

20. В то же самое время населявшие Бари агаряне, начали опустошать всю Апулию, уничтожая [всё] с корнем, и начали постепенно 125, разорять как Беневент, так и Салерно. Тогда снова уже часто упоминавшемуся благочестивейшему августу жалобным молебствием через посредство досточтимого мужа, наместника блаженного Бенедикта 126 и через посредство Иакова аббата святого Винцентия, было внушено, чтобы он соизволил как можно быстрее поспешить, и своим прибытием [снова] избавил бы их как прежде [однажды] уже милосердно спас «И мы, сказал он, были бы наивернейшими его слугами и он постановил бы, чтобы мы подчинились какому-либо последнейшему из его [людей]»! Прибыв без промедления, он с невероятным множеством [воинов] подошёл к Бари, но капуанцы, опозорившие перед всеми своё добровольное торжественное обещание, спрятавшись в городах, назначили туда главой от своего селения [одного] только Ландульфа. Упомянутый же выше кесарь, видя и их обман и то, что он ничего не добился, отступая без пользы, ушёл, уступив Салернское княжество Адемару 127, весьма могучему и славному мужу, сына Сиконульфа он сделал изгнанником 128. Между тем в Беневенте умер Радельгар; ему наследовал его брат по имени Адельхиз 129, муж несомненно весьма мягкий и всеми любимый и [человек] такой кротости, что был уважаем даже чужеземцами. Но, что хуже, провинция, разделённая среди многих, изо дня в день приводилась правителями более к погибели, чем к благополучию.

21. Вернусь же я назад, [к тому времени] когда вырванный из этого мира капуанский граф Ландульф оставил четверых сыновей, а именно уже упомянутого мужа Ландо, Пандо, Ландонульфа и Ландульфа, будущего епископа, мужей, обладающих очень замечательной рассудительностью и силою мужества; из них Ландо правил Капуей, Пандо [владел] титулом конюшего 130, Ландонульф [правил] Теаном, Ландульф же, к тому времени [ещё] юноша, служил среди дворцовой стражи 131. Когда же этот, самый юный [из братьев], как потом стало ясно для всех, был вынашиваем родительницей во чреве, та самая мать испытала видение, что родила огненный факел, когда в один из дней предалась глубокому сну возле спины мужа. Когда тот факел упал на землю страны, он увеличился в очень большой шар огня и было очевидно, что он сжигает границу всего Беневента, и таким образом вместе со сном исчезло и видение. Будучи этим очень устрашена, она, печальная, вскоре пожелала рассказать [сон] собственному супругу; как только отец [Ландульфа] услышал окончание того видения, он выразил его будущие зловещие дела в нескольких стихотворных изречениях, сказав «Увы мне, о милая возлюбленная, твоё ужасное видение показывает грозное предзнаменование [того], какие несчастья нас тогда перследуют. Здесь скрыто то твоё начало, которое, будучи заперто во чреве, не почитает никого, которое отвергает дорогих по крови, наконец, пожрёт граждан змеиными устами, и словно прожорливый огонь сожжёт души правителей». То что он, хотя [и] в исступлении разума, предсказал, мы также исследовали собственными силами, мы увидели, что эти бесчисленные невинные люди по его повелению вместо огня погибли от мечей. Итак, тот огонь нечеловеческого происхождения возвещал, что после того как это совершится, он сам должен будет пролить кровь при виде какого-то призрака; относительно того, что ему не привиделось бы невероятное или мнимое, случайно выдуманное, у меня есть столько свидетелей, сколько людей живёт в городе. Ведь его деятельность и получившийся результат в дальнейшем обнаружились.

22. Когда, наконец, их отец уже приближался к последнему дню [жизни], как я услыхал от сообщающих [это], позвав своих сыновей, он передал в [своём] предписании, чтобы они, насколько бы это к ним относилось, никогда не позволяли, чтобы Беневент договаривался [о мире] с Салерно «Потому что, - сказал он, - вам не будет [от этого] пользы. Его предостережение повинующиеся сыновья, равным образом со старанием выполнили [сами], а также оставили в вечную обязанность своим наследникам так же, как получили от отца. Они оставили своему потомству большое крепкое наследство, по крайней мере поступая вопреки божественному наставлению, ибо сказал Иисус своим ученикам «Мир мой я даю вам, мир вам оставляю». Итак, получив право управлять, они только преследовали Сиконульфа, уделяли мало внимания его распоряжениям, но прежде всего Ландонульф оказывался во всём ему противоположным и неблагодарным до такой степени, что даже поистине его опорочив, ведомый принуждением, был помолвлен со своей дочерью. В то же время Паулин, муж достойный и любезный Богу, предводитель Капуи, отныне освободился от плотской скверны 132 и, храбро борясь с выше названным мужем Ландо, назначил своего брата Ландульфа епископом; но после гибели отца он удалил неподобающую смену его сыновей, которых словно самых суровых врагов он покарал разнообразным и вечным изгнанием.

23. Итак, после смерти Сиконульфа, как [и] всякий cделал бы то, что ему показалось бы удобным, вместо него избрали его до сих пор пребывающего во плоти сына. Тогда выше упомянутые братья стали направлять своих сограждан, отчасти интригами, отчасти страхом, предавать [их] звериной прожорливости и тюрьмам; и вот почему сверх того обманом отобравшие Свессулу 133 у своего родственника Пандульфа, они связали [его] своим честолюбием 134, сделав изгнанниками его и его сыновей, одного из которых впоследствии погубили мечом, другого огнём, а двоих выживших приговорили к рабству и длительному заключению. Свессулу же, после этого захваченную Ландульфом, сыном Ландо, военачальник Сергий 135, взявший её себе потому что был их тестем, до сих пор удерживает.

24. В то время случайно или согласно небесному приговору произошло так, что весь город Сикополь был сожжён огнём, так что ни осталось ни одного дома кроме несожжённого епископского двора. Когда была открыта причина, предводитель Ландульф и его брат Ландонульф составили план, чтобы покинув совместную жизнь в тесных горах, они спустились бы для проживания на плоской и прекрасной равнине «Мы не козье стойло, - сказали они, - чтобы смотреть из пещер в скалах, так спустимся же мы наконец в низины для того, чтобы мы, высоко находящиеся и непокорные, сделались бдительными»! Меньше всего тогда с ними согласился Ландо, поскольку было безумным и несерьёзным, чтобы бросившие во время таких междоусобиц весьма защищённый город, они расположились бы в свиной грязи.

25. И пока они таким образом друг с другом спорили, двое выше названных мужей начали возводить стену за мостом, который в народе называется Казилин 136; когда Ландо внимательно разглядел их сооружения, он начал [сторить] и удивительным образом построил возводимый город. Но как только его стали укреплять и заселять, [неожиданно] пришёл уже упомянутый Гвидо со всеми тосканцами, и обложил его со всех сторон и сильно стеснил, потому что они не хотели подчиниться уже названному мужу Адемару из-за дерзости предводителей Ландульфа и Ландонульфа, так как он с братским чувством поддерживал того [Адемара] больше других, пренебрегая другими словно чужими. Ведь пока изнутри их сильно сокрушали ежедневные битвы, а извне уничтожались посевы, они побеждённые наконец силой и жестокостью, подставили шеи под рабство за исключением Ландонульфа; вот почему Суру [и] все пограничные замки отняли у господина Ландонульфа и передали Гвидо, как это было обещано. Когда это случилось выше упомянутый муж впал в такую душевную скорбь, что вскоре испустил дух.

26. В то же самое время, желая восстановить старую вражду, Адемар хитростью захватил сына Марина Мальфитанского, очевидно, родственника Пандо и передал в качестве изгнанника военачальнику Сергию, с которым вступил в союз; по этой причине тем самым Сергием был с помощью обмана захвачен также и Марин. Ведь по этой причине началась постоянная ссора между Адемаром и Пандо; отчего вышло, что незнакомый с Ландо епископ Ландульф и Пандо порекомендовали Гвайферию Элию Дауферия Косноязычного и схватили князя Адемара, и по собственному побуждению выбрали себе сеньором Гвайферия, присягнув ему суровой клятвой. Но скоро они впали в привычный порок и солгали тому [сеньору] тотчас после ухода его тестя Ландо.

27. Наконец, вскоре после смерти Ландонульфа, Ландо был поражён ужасным параличом, обессиленный, он в течение целого года был прикован к постели. Когда об этом узнал военачальник Сергий, он, будучи соблазнён стражниками Адемара, тут я обращаюсь назад к прежним [событиям], расторг клятву, которая была заключена с Ландо и поднял войну против его сына. Ведь в восьмой день до майских ид 137 когда мы торжественно отмечаем праздник блаженного Михаила архангела, в каковой день также, как мы оглашали, в прежние времена народом беневентцев были сильно разбиты неаполитанцы, итак в тот день, не выказывая никакого уважения к Богу, он послал двух своих сыновей, военачальника Григория и Цезария, а также и своего зятя Ландульфа Свессуланского, чтобы осадить Капую. Им навстречу отважно, словно разгневанный лев, устремился Ландо младший, и узнал он, что те, перейдя мост Теодемунда, решительно атакуют его [людей]; он бросился на них со всеми силами 138 и, нарушив мечами их клин, привёл [его] в смятение, и схватив Цезария и почти восемьсот других [воинов], остальных обратил в бегство; и таким образом торжествуя, он вернулся. Пандо же, его дядя по матери, боящийся прихода Адемара, между тем иногда выставлял стражу к памятнику Тразарика. После этого Пандо, освободив Марина из тюрьмы, вернул Цезария со всеми пленными на свободу.

28. Также в те дни Ландо Старший, ибо немощь [его] между тем возросла, доведённый до последних дней жизни 139, и, позвав двух братьев, а именно Пандо и Ландульфа, он постарался умилостивительной просьбой препоручить им своего сына Ландо, а также передал [его] в их руки, говоря: при свидетельстве Бога и его святой церкви я препоручаю его вам, чтобы вы были судимы им самим на будущем суде за то, чем вы злоупотребили бы у него в настоящем! И так, совершив свойственное человеку, он умер. После того как он переселился [в мир иной], братская клятва осталась [нерушимой] недолго; однако, из-за гастальдовой жадности они плутовато удалили Ландо и других братьев из города, и отпали от Гвайферия, которому [прежде] дали недавние обязательства, и особенно упомянутый Ландульф неоднократно клялся посредством Евангелий и торжественных месс, а также и посредством своих освящённых рук. Когда это случилось, Ландо пришёл в Кайазию, захватив в ней Айоальда, который выше названными мужами был отправлен, для её охраны. В то же самое время Ландульф, брат Ландо, захватил Казу; но [неожиданно] пришедший Пандо захватил его с сорока вельможами, выдав которых, он вновь обрёл замок Казу, а сыновей Ландо вернул в Свессулу от Гвайферия и их брата Ландульфа. Когда те [сыновья Ландо] были изгнаны, бешенство тех [гонителей] вовсе не успокоилось, но они стали преследовать тех [сыновей Ландо] непрерывно, даже атакуя границы Свессулы. Ведь князь Гвайферий без промедления их поддерживал, и много раз уступал им [свою] страну, не желая напрасно проливать христианскую кровь. Но предводитель Ландульф не ради веры, но [всё] приписывая бессилию, силой заставил своего брата драться наперекор Господу Христу. Полагаясь на трёх сыновей Майо и Майенульфа, а также и на Радельгиза, сына Адельхиза, князя Беневентского, он послал того [брата] против своего уже упомянутого государя; но по справедливому божьему суду, которым утверждается всякая власть и порядок, сам он умер первым; некоторые из тех [заговорщиков] были схвачены, остальные же - обращены в бегство.

29. Между тем Саугдан, негоднейший и отвратительнейший король исмаилитов 140, безжалостно разорял всю беневентскую землю огнём, мечом и грабежом, так что в ней не оставалось дыхания [жизни]. По этой причине и войско галлов 141, приходившее чаще [прежнего], чтобы прекратить их дикость, но ничего не достигавшее, уходило обратно той же дорогой, какой пришло. Поэтому так случилось, что князь Беневента Адельхиз, когда были собраны подать и заложники, утвердил с ним мир. Тем временем гастальды Майельпот Телезинский и Гвандельперт Бовианский многочисленными просьбами убедили Ламберта, герцога Сполетского 142 и графа Гарарда, и идущих навстречу тому самому Саудану, когда тот возвращался после разорения Капуи, чтобы они устремились против него в область Арвий. Но уже упомянутый восставший муж крепко набросился на беневентцев и франков и, разорвав [их] клинья, многих из них уничтожил, некоторых схватил и жестоко убил; даже выше названные мужи граф Гарард, Майельпот и Гвандельперт тогда полегли на том самом поле сражения. По этой причине, набравшись с того дня большей чем [раньше] смелости, он совершенно разрушил Беневент и его окрестности, так что его дикости не избежала никакая местность кроме главнейших городов. В те дни он захватил и замок Бенафран, и разграбил монастырь святого мученика Винцентия, и получил три тысячи золотых за то, чтобы не сжигать [монастырские] строения. Когда это случилось, он получил столько же и от наместника блаженного Бенедикта.

30. Лишь после смерти Пандо епископ Ландульф остался единственным оставшимся в живых 143. Тот [Ландульф] поставил графом в Капуе своего племянника Пандонульфа 144, вместо его отца Пандо. Этот [Пандонульф], будучи ранен, полуживой вышел из сражения, где погиб его отец. Этот же [Пандонульф] среди приятелей имел Дауферия, родственника Майо, боясь хитростей которого, предводитель Ландульф уговорил Пандонульфа, чтобы предоставив ему помощь, он предназначил бы того, который не желает довольствоваться его советом, для пребывания в другом месте. Три брата, тайно выступившие из Потенского города, вместе с тем самым Дауферием напали на замок. Итак, они вступили: Пандонульф в Свессулу, Ландульф же - в Казерту, Ландонульф - в замок Кайазии, уже разрушенный прежде его отцом, и стали опустошать всё вокруг. Ландульф обманул их остроумной выдумкой и одновременно одурачил князей Гвайферия и Адельгиза, а также хитростью вызвал своих племянников, сыновей Ландо, которых уже прежде сделал изгнанниками из [их] собственной земли, и стал поджигать и опустошать приграничные области своих братьев. И пока изо дня в день возрастало разорение Капуи, тот самый муж, связавший договором сыновей Пандо с сыновьями Ландо, призвал [к тому], чтобы и те и другие вошли в город, чтобы [там] остаться. Тем временем [как] те, собравшиеся вместе, с другой стороны были связаны клятвой и вступили в город, выше названный муж немедленно ввёл их в заблуждение своею хитростью и нарушил клятву и, разделив их, обманул. И об этом положении дел Пандонульф сообщил императорскому высочеству; получив письма и приказания, он не вступил в упомянутый город, до тех пор, пока не пришёл благочестивейший август Людовик, приглашённый многими на пртяжении разного времени.

31. Был же тот самый Ландульф, - да скажу я то, что было обещано, - по природе умным, но по обыкновению хитрым, чрезвычайно скользким и развязным, честолюбивее всякого другого человека, надменным более чем в это можно поверить, а также мучителем и грабителем монахов, о которых, стоявших вокруг, он с напыщенным видом восседающий в суде, имел обыкновение говорить: «Сколько раз я замечал, что увидеть монаха для меня всегда было дурным предзнаменованием на будущий день». В соответствии с весьма справедливым божьим судом, пусть он терпит неудобства от тех, кого словно нечестивейших врагов он проклинал и преследовал, теми [монахами] да будет он также в будущем терзаем 145. Также, будучи насмешником и клятвопреступником в отношении своего князя, и страстно ненавидящий своих племянников, ибо он никого не любил, кроме побуждения своей плоти, никогда, даже в день своей смерти он не ценил мир. Таким образом, как только он чувствовал союзные [обязательства], весь проворно набрасываясь, сеял семена плевел; если кому-то это кажется невероятным, пусть он обратит внимание, сколько раз он обманул Гвайферия 146, которому трижды клялся и [которого] сам поставил себе государем. Ведь намного охотнее он стремился захватить души невинных людей, чем иметь того [Гвайферия] даже и равным себе, я [уж] не говорю сеньором, правя вопреки предписанию апостола, который заявил «Будьте, сказал он, покорны всякой власти, как предводительствующему царю, так и посланным им вождям 147»; и в другом месте: «Власть не руководит, если [она] не от Бога, поэтому тот, кто сопротивляется власти, сопротивляется божественному порядку 148». Итак этот [Ландульф] 149, пренебрегая церковным догматом и епископским правом, возлюбил только кастратов и всем их предпочёл, осыпал [богатствами], вопреки пророчеству Исайи, гласящему «Женоподобные будут властвовать над вами 150». Ведь если бы я захотел изложить деяния того мужа, я полагаю, что скорее было бы [напрасно] потрачено время, чем завершено повествование; но если кто-то желает полностью [о нём] узнать, пусть отыщет стихи, сложенные мною самим. Ушедший же до срока, он так разделил Капую среди трёх сыновей своих братьев, что между ними всегда во всех отношениях был меч ссоры 151; если кто-то не воспринимает сердцем то, что я говорю, пусть увидит [своими] очами.

32. Итак, кесарь Людовик, как я сказал, приглашённый сообща беневентцами, капуанцами и всеми жителями близлежащей области 152 для защиты несчастной родины, -из-за обмана Адемара это вовсе не осуждалось Гвайферием, - вступил в пределы Беневента через Суру, и сначала остановился в монастыре блаженного Бенедикта. Туда к нему прибыли послы из разных городов; среди них пришли уже упомянутый Ландульф, с другой же стороны его сыновья. Итак, после того как августы, то есть муж и жена 153, были приняты любезнейшим аббатом достопочтенным Бертарием 154, Ландульф по обыкновению склонный к обману, обвинил капуанцев, которых представил кесарю, в том, что они бежали; сам он остался с тем [кесарем] один, словно бы ясно показывая, что он при нём не совершил ничего, заслуживающего порицания. Поэтому, выше названный август Людовик, тогда ни во что не ставивший Ландульфа, пришёл в Капую, и до основания разрушил [её], осаждая со всех сторон в течение трёх месяцев, и так как он не захотел дать её гражданам какое бы то ни было предписание, они сдались его графу Ламберту; полагавшие, что поступают более правильно, они были осуждены наихудшим образом. Из-за этого потом ни во что не ставившиеся, все они почти месяц были отданы на растерзание различным судам. Таким образом, даже когда это завершилось, [подобное] без всякого поручительства продолжалось сначала Гвайферием в Салерно, а затем Адельгизом в Беневенте.

33. На следующий же год, очень поддержанный союзниками [Людовик] пришёл в Бари и потом, августово войско вступило в сражение с многократно упомянутым Суагданом, и побеждённое теми [врагами] бежало, лишившись немалой части воинов. Затем спалив всё их [имущество] повсюду вокруг, [император] пришёл в Материю, которую также без промедления завоевал с помощью огня. После этого он пришёл в Венузию и, расположившись в ней лагерем, начал восстанавливать [город], и разрушил Бари крепко атаковав [его] со всех сторон; и разместив гарнизон бойцов в Канузии, он снова осыпал тех [врагов] дротиками 155. Поэтому многие, поражённые страхом, обращаясь к августовой снисходительности, старались дать ему руки дружбы 156; каковым [просителям] он тогда с обычным милосердием не отказывал. После этого они пошли 157 в город Эрею, и таким же образом вернулся в Беневент, а также, положась на небесную десницу, когда сарацины уже дошли до наибольшей крайности, послав войско, взял Бари 158, захватив в ней свирепого короля Суагдана с некоторыми другими его спутниками. Потом он приказал осадить Тарент.

34. Итак, когда это было совершено, да изложу я обещанное выше, дьявол, стремился отдалить своих [приверженцев] от Христа и всё [от него] удержать, он восстанавливал все сначала и снова причинял муки ада, [ведь] галлы по собственному побуждению стали крепко преследовать и жестоко угнетать беневентцев. И в связи с этим князь Адельхиз, поднявшийся против августа Людовика, со своими [людьми] с помощью коварной хитрости схватил под стенами Беневента и поместил под стражу жившего и отдыхавшего в безопасности святейшего мужа 159, то есть спасителя беневентской провинции; и обогатился расхищая его имущество, и ограбил, и заставил бежать всех воинов, и был отягощён от их доспехов; и свершилось слово Господа, взятое из пророчества «Убей, сказал он, пастыря, и будут рассеяны овцы стада» 160. Итак, когда август находился в тюрьме, укрепил Бог душу исмаилитив, и немедленно вывел их из области Африки, чтобы они отомстили поношение августа так, как Веспасиан и Тит отомстили страдание сына божьего 161. Но защита Господа была распространена на 42 года, согласно пророчеству Елисея, который 42-х мальчиков, насмехавшихся над ним, отдал на съедение двум медведям 162; но [Господь] не распространил его бесчестие и на 40 дней; из чего дано понять, каким и насколько важным был тот самый муж, кто столь быстро был защищён.

35. Когда же, по воле Господа, безвинный кесарь был освобождён, тотчас сарацины направили к Салерно почти 30 тысяч [воинов]; как можно сильнее обложив [город] со всех сторон, они полностью уничтожили всё снаружи, убив в нём неисчислимое количество жителей; и отчасти они опустошили Неаполь, Беневент и Капую. В это время оба графа Ламберта, опасавшиеся гнева августа, ушли назад в Беневент и были с почётом приняты Адельгизом; доверявшийся их помощи, он устремился на отряд сарацин 163 и мужественно поразил, убил из них почти три тысячи. Также в те дни тысяча из них разрушила Капую около Свессулы. И когда в той осаде почти завершился год, уже упомянутый август послал войско по совету предводителя Ландульфа, - ведь со дня своего рождения тот совершил лишь это достопамятное благо, - и погубил в Капуе почти девять тысяч человек из нечестивых. После этого самим [императором] он был удостоен прийти в Капую; узнав о его приходе, оставлявшие Салерно сарацины, атаковали Калабрию и, найдя её разделённой, полностью разорили, так что она была опустошена словно во время наводнения. Прежде же чем нечестивое племя обратилось в бегство, Бог показал такого рода знак с неба: быстрым движением он бросил в середину кораблей превеликий пылающий факел, вскоре после этого последовало ненастье, которое разбило на куски все либурны 164. Гвайферий же по поводу своей осады сначала отправил к уже упомянутому августу в качестве послов своего родственника Петра и своего сына Гваймара, которых тот по совету Ландульфа задержал и обрёк на изгнание, даже после этого он взял двух его сыновей в заложники и отправил в Лангобардию 165.

36. Тем временем, уже упомянутый кесарь, допускавший Ландульфа в число приятелей, поставил [его] третьим в своём королевстве; прельщённый тем избранием, он из одной лишь жадности добился епископства всего Беневента и того, чтобы Капуя сделалась метрополией; но поскольку Господь [этого] не допустил, он вовсе не достиг успеха. Людовик же, который хотел приобрести Беневент, но вовсе не смог, ушёл на родину, оставляя жену и свою дочь в Капуе 166 поэтому, когда подвернулся повод, тот самый Ландульф повелел изловить и ввергнуть в узилище князя Гвайферия, которому он недавно присягнул. Но поскольку та [августа], как считалось, не имела к этому отношения, он был освобождён, и сыновей Ландо, а именно Ландо и Ландонульфа, своих родственников, он дал вместо себя в качестве заложников; возвращавшаяся августа привела их с собой в Равенну и оставила [там] в заточении. Дитя же той самой августы осталось в Капуе, и вскоре после того как она ушла отец того [ребёнка], божественной памяти Людовик завершил последний день [жизни] 167, и таким образом сыновья Гвайферия и Ландо были освобождены. В то время как они пришли домой, они нашли сыновей Пандо вне [стен] своего города как изгнанников, и объединились с теми, поскольку [же] Ландульф заметил их связь, он огорчился [и] скоро вызвал для своего утешения князя Гвайферия; который, пришёл без промедления, и обоих братьев поставил на службу тому [Ландульфу].

37. Почему же беневентцы с разрешения Господа позволяли причинять выше упомянутое поношение уже названному августу, я из многих [причин] запишу две. Во-первых, из-за того, что подходивший однажды к Риму, чтобы возвратить в прежнее достоинство двух обвинённых епископов 168, пока папа Николай, преисполненный Богом муж, не хотел с этим соглашаться [и] вышёл навстречу ему согласно древнему обычаю с одетой в белое священнической процессией, тот [император] пренебрегший тем временем страхом божьим, повелел избивать палками клириков, побивши ногами священное, даже кресты и всех служителей 169, и опустошил Рим почти на протяжении мили и наместника блаженного Петра словно ничтожного раба захотел освободить от исполнения его должности, если бы [этому] не воспротивился Бог. Во-вторых, потому что захватив Бари и Саудана, бесчестнейшего из всех людей, по воле Господа он сразу же, как подобало, жестоко его не убил; забывший, очевидно, как Самуил при Сауле поступил в отношении богатейшего царя Агага амаликитского, каким образом он приказал разорвать его на куски 170; точно так же и некий пророк царя Самарии сказал о каком-то греховном муже: Так как ты, сказал он, освобождаешь мужа достойного смерти, будет твоя душа за его душу 171.

38. Итак, когда Адельхиз освободил кесаря Людовика, он удержал всю казну, и Саудана и Анноса, а также и Абдельбаха. Поскольку были оставлены [в плену] мужи, которых август едва захваченных, бросил, сарацины принялись шаг за шагом разорять Бари и область Канна; Адельхиз трижды оказывал им сопротивление в пределах Апулии. Никоим образом не бывший в состоянии над ними восторжествовать, непобеждённый [но] и не победитель, он отступил. Тем временем, пришедший с Анносом из Африки Утмагн, так как Саугдан был изгнанником, вступил в Тарент, был сделан королём и, выступив [в поход], сильно разграбил Беневент и Телезу, и Алифе; и [им] была одержана такая победа 172, что он снова взял у Адельгиза власть уже часто упоминавшегося Саудана; в самом деле он послал Анноса и Абдельбаха вперёд в качестве апокрисиариев 173. Когда об этом услышали те, которые находились в Бари, из-за боязни сарацин они приняли с многочисленными войсками и привели в Бари жившего тогда в Одронте Григория, императорского баюла 174 греков; он тотчас отправил в Константинополь захваченного гастальда и его вельмож, чтобы дать тем клятву верности.

39. Между тем, сами греки очень часто направляли послов с инструкциями 175 в Беневент, Салерно и Капую, чтобы получить у тех [городов] помощь против сарацин; но те единодушно отвергали настоятельные требования. Тогда Неаполь, Гаэта и Амальфи, имевшие мир с сарацинами, крепко теснили морскими грабежами Рим. Но когда Карл, сын Юдифи принял в Риме регалии власти 176, он дал в помощь папе Иоанну герцога Ламберта и его брата Гвидо 177, с которыми он отправился в Капую и Неаполь. Гвайферий, во всём повинующийся папе, и разорвал союз и многих из тех [сарацин] убил. Военачальник же Сергий, которого постоянно проклинали и обманутый советом Адельгиза и Ламберта, не захотел от них удаляться и начал воевать с Гвайферием 178. Вот почему [папа] прибыл, чтобы обезглавить 22-х пойманных неаполитанских воинов, которые были отлучены им на восьмой день. Поэтому также и тот самый Сергий, наказанный отлучением, вскоре после этого был захвачен собственным братом и доставлен в Рим с выколотыми глазами и там окончил жизнь жалким образом; сам же его брат вместо него поставил князем самого себя. Даже Адельгиз, осаждавший Требентский замок пока [его] не взял 179, возвращаясь в свой город, был убит зятьями, племянниками и друзьями, и вмасто него был назначен Гайдерий, племянник убитого 180; и были изгнаны Каило и Дауферий, его зятья. Тот, кто своей алчностью умертвил своего тестя, также захотел княжить. Он был также поддержан епископом и военачальником Афанасием.

40. Также в те дни уже упомянутый предводитель Ландульф погиб, будучи заколот; в тот день своего наказания он ждал лошадей от всех пресвитеров святого Бенедикта, чтобы не низвергнуться в преисподнюю без лошади. Племянники же, видевшие его кончину, собравшись вместе, под присягой разделили между собой Капую [в соответствии с] равным разделом. Пандонульф [получил] город Теано и Казерта, Ландо - Берелаис 181 и Свессу, другой Ландо - Калин и Кайяццо, Атенульф начал возводить замок в Кальви, Ландульфа же, совсем молодого сына Ландо, в соответствии с клятвой, некоторые по единодушному согласию поставили епископом. Но, удержанный вялостью собственного родителя, которой от природы был бездеятелен, он потом не был освящён, братская же клятва не долго существовала нерушимой; ведь она длилась почти с 4-го дня ид марта до 7-го дня ид мая 182. Ибо охваченные алчностью, сыновья Пандо своих братьев Ланденульфа и Атенульфа, то есть сыновей Ландонульфа, хитростью схватили и отправили в тюрьму, захватив у них замок Кайаццо, который они сами под присягой добровольно уступили по жребию.

41. Но сыновья Ландонульфа, ибо я продолжаю начатое, объединившиеся с сыновьями Ландо, собрались на помощь князю Гвайферию, которым некогда и были защищены 183. Сходным образом Пандонульф к тому самому Гвайферию отправил послов с различными грамотами; но он вовсе не был принят тем [князем], который покровительствовал выше названным братьям. Выше названный же муж, имевший в виду, что он полностью покинут [союзниками], пригласил через послов князя Гайдериза и Григория, императорского баюла, которые тогда сошлись вместе в Нолу для переговоров с упомянутым Гвайферием, чтобы как только появится возможность поспешить в Беневент к нему на помощь и чтобы он им подчинился. Когда они без промедления прибыли с разных сторон через Кайаццо и Сикополь, они остались на западе около города Капуи; Гвайферий же, наоборот, пришёл с востока, заполнил со своими [людьми] Берелаис, то есть амфитеатр, и город был окружён оплотом врагов.

42. Между тем Пандонульф отказался подчиниться Гайдеризу, как прежде пообещал, наиболее сопротивляясь Ландо, сыну Ландонульфа, родственнику того самого Гайдериза; в связи с этим и названный баюл, и тот же самый Гайдериз от него отпали. Скоро одни [пришли] через город Капую, другие переплыли на другую сторону реки на лодках, [и] объединились с Гвайферием; и снова собравшись, они соединились с братьями Ландонульфом и Атенульфом, желая подчинить Пандонульфа Гвайферию; но они не смогли [этого сделать], потому что тот не хотел впустить в город своих двоюродных братьев; поэтому он был отвергнут Гвайферием. Познав же хитрости Пандонульфа, выше названные мужи вернулись на родину; Гвайферий же тогда остался в городе Капуе. Ведь тем временем почти все знатные капуанцы и всё простонародье выйдя из города с жёнами и детьми, и со всеми предметами домашнего обихода, примкнули одни к сыновьям Ландо, другие же из них - к сыновьям Ландонульфа, и произошло между ними большой раздор и наихудшее истребление. Ибо Гвайферий враждебным образом остававшийся возле стены, оцепил её; за рекой же он расположил Ландо с франками графа Ламберта.

43. Также и на следующий год 184 уже упомянутый князь Гвайферий, неожиданно появился с амальфитанцами во время жатвы 185, и со всех сторон осадил названный город, и братья под присягой заключили между собой мир, по крайней мере таким образом, чтобы ни один из них не собирал бы пшеницу с полей в своих городах прежде, чем апостольской властью было бы прекращено отлучение над ними; чтобы войдя в названный город, никто из них не дерзал бы восстать на других. Когда же Гвайферий вернулся в свою страну, Пандонульф тотчас же забывший о клятве, сделался клятвопреступником; ибо он вовсе не назначил послов в Рим, как клятвенно пообещал, и действуя против своей души 186, завладел всей пшеницей; его немедленно настигла божья кара; ибо был пущен небесный огонь и пожрал до основания почти половину упомянутого города.

44. В то же самое время командовал предводитель Неаполя военачальник Афанасий, который, как мы предпослали 187, будучи изгнанником у собственного брата, заключил мир с сарацинами и поселил авангард за морским портом и стеной города, они же, разорив всю беневентскую землю, а вместе с тем и римскую, а также и часть Сполето, разграбили все без исключения монастыри и церкви, и все города и замки, селения, горы и холмы и острова. Ими также были сожжены огнём наидостойнейший монастырь святейшего Бенедикта, почитаемый во всём мире 188, и монастырь святого мученика Винцентия и бесчисленные другие, за исключением Свессулы, которая воистину к несчастью для христиан обманым образом была подкопана. Итак, к тому [Афанасию] присоединился Пандонульф, полагаясь на поддержку того [военачальника], он стал более сурово преследовать своих двоюродных братьев; и прежде всего, повсюду чиня опустошение, он отнял плоды их трудов, а также, соединившийся с неаполитанцами, гаэтанцами и сарацинами, два дня атакуя замок Пилену, штурмовал [её], и ничего не добившись, ушёл ни с чем. В общем, на следующий же год 189, совершая поход со своими [людьми], неаполитанцами и сарацинами он расположился лагерем за колизеем 190, где жили сыновья Ландо, однако сначала он деньгами склонил [на свою сторону] и отослал в Капую тех, которые находились в термах около арены; тем же, а именно сыновьям Ландо, окружённым в амфитеатре, он предоставил мир, под присягой получив от них Либурию 191. И по этой причине упомянутый Пандонульф, снова неожиданно нападав с неаполитанцами на замок Пилену, обманом захватил [его], переданный теми, которые находились внутри; где и я был захвачен и лишён всего имущества, приобретённого с детства. Я сам пеший, впереди лошадиных голов был отправлен как изгнанник в город Капую в десятый день до календ сентября 192, в год Господа 881.

45. Пандонульф тотчас же выступил с войсками против Кальви 193 и, сооружая укрепления, он оставался там в сопровождении отряда неаполитанцев; но так как сыновья Ландонульфа со своими [людьми] мужественно им сопротивлялись, он наспех отступил оттуда, сыновьями Ландо ещё прежде была отнята Свесса, некогда дарованная им под присягой. Впрочем, да обращу я ныне калам к более ранним [событиям], Атенульф был пойман выше упомянутым мужем, его брат Ландо действовал немедленно, ибо из-за того, что был захвачен тот самый Атенульф он со своими [людьми] вскоре начал воздвигать Кальвский замок. Часть же вельмож приготовилась к битве, а часть простонародья укрепляла [город] валами и стенами, и так он был закончен. Два года спустя почти уничтоженный огнём, тот упомянутый замок был восстановлен тем самым Ландо, уходя из которого со всеми своими [людьми] и предоставив для каждого жителя города за службу ему хижины, винные сосуды, продовольствие, а также и вино и усердно трудясь со всей бдительностью, он отстроил названный город до прежнего состояния.

46. Чтобы не осталось неизвестным, следует присовокупить и то, что происходило прежде, ибо в начале ссоры, когда тот самый Пандонульф со звериной дикостью преследовал своих двоюродных братьев, [в том числе] Ландульфа, избранного сына Ландо, о котором мы выше сделали упоминание, которому он сам передал под присягой епископский престол святого Стефана, которого прогнал из епископского монастыря и поселил жить в ничтожном месте, а именно в клетушке для слуг, и приказал передать себе жилище в епископской келье 194; что и было сделано. Видя это, божий избранник, боявшийся козней названного мужа, выехав из города, поспешил к собственному епископскому престолу блаженного протомученика 195, где он мог бы вести спокойную жизнь. Между тем, узнав об [этом] случае, [Пандонульф] сделал своего брата Ландонульфа клириком и, послав в Рим к папе Иоанну, умолял сделать [того] епископом; в чём к нему и прислушались.

47. Относительно этого безумия и братской и гражданской войны весьма ревностно вызванные на суд, наиразумнейший Бертар, аббат монастыря выше названного святейшего Бенедикта и достопочтенный Лев, предводитель Теанский, отправились в город [Рим] и пришли к названному понтифику, смиренно его умоляя, чтобы он не совершал столь тяжкого греха, от которого несомненно случались бы разорение замли и кровопролитие. Названный же аббат выразительно сказал ему: «Конечно, доколе твоё величество этим занимается, дотоле ты разжигаешь такой [сильный] пожар, который простиратся до тебя самого». Всё же воля понтифика возобладала и он назначил Ландонульфа епископом. Это случилось потому, что Пандонульф прежде подчинился упомянутому папе, от имени которого и надписывались грамоты и делались монеты. И таким образом согласно предвидению упомянутого аббата начался такой пожар, что вся беневентская и сама римская область были основательно опустошены сарацинами. По этой причине упомянутый папа дважды приезжал в Капую. И пока в первый раз он оставался около города в месте, которое называется Антениан 196, все лангобарды пришли к нему по-неприятельски; ибо с одной стороны пришли епископ Афанасий с Пандонульфом, с другой же стороны пришли оба двоюродных брата с князьями Гайдеризом и Гваймаром, которые имели при себе греков и ежедневно в присутствии папы и те и другие бросали войско в сражение. Будучи почитаем в этом намерении, [папа] посвятил прежде избранного в епископы Ландульфа в церкви блаженного Петра в Капуе, и всё епископство повелел разделить поровну между обоими; церковь же, в которой было справлено посвящение, немного времени спустя была сожжена в огне сарацинами, призванными Пандонульфом и посланными Афанасием.

48. Примерно в это время князь Гвайферий сделался монахом; угнетённый тяжёлым истощением, он скончался. И так как его тело из-за набега исмаилитов невозможно было перенести в монастырь отца Бенедикта, оно было похоронено в его Теанском замке, в церкви до тех пор, пока не было принесено в святое место для лучшего небесного упокоения. В то же время за один месяц замки Изерния, Свессула, и в том же году Бовиан были захвачены и сожжены. В то время поддавшийся убеждению Гайдериз, отступившись от своего родственника Ландо, объединился с Пандонульфом и передал его дочь своему сыну; но вскоре он был схвачен соплеменниками упомянутого Ландо и посажен в тюрьму, и вместо него князем был поставлен Радельхиз, сын Адельхиза 197. Этот, правивший почти три года, был изгнан беневентцами и вместо него был избран его брат Айо 198. Гайдерий же, переданный в тюрьму к франкам, совершив побег, пришёл в город Бари, где находились греки, которыми он был послан в царский город при благочестивом августе Василии 199, уваженный которым и осыпанный императорскими подарками, он получил для проживания 200 город Орию.

49. Тем временем, не выдерживая горячности 201 Пандонульфа, Афанасий, оставив его, заключил союз с сыновьями Ландонульфа и Ландо. В те дни тот самый предводитель, отправив уполномоченных на Сицилию к сарацинам, умолял короля Сухаима прибыть к тем, которые жили у подножия горы Везувий и поставил его ими командовать. Но по справедливому божьему суду прежде всего восстав против него, [Сухаим] принялся тяжко сокрушать Неаполь и поглощать всё вокруг него, и старался достать девушек, коней и оружие. Принуждённый той смутой, и чтобы снять с себя и своего города апостольское отлучение, которым он был связан, [Афанасий] призвал к себе на помощь князя Гваймара и всех капуанцев, и всех приморских [жителей] из городов и замков, и силой изгнал сарацин из того самого места. Уезжая оттуда, они расположились лагерем в замке Агрополь 202. Вскоре после того как это случилось, выше упомянутый предводитель вместе с сыновьями Ландо и сыновьями Ландонульфа выступил против Капуи, намереваясь захватить Пандонульфа, осаждая со всех сторон, он сокрушал названный город. Принуждённый этим насилием, Пандонульф пригласил на помощь Радельгиза, князя и своего родственника. Тот же, не откладывая, призвав вскоре туда где находился своего брата Айо, отважно вступил в сопровождении свиты в завоёванную Капую. После этого Айо, выступая с беневентцами и капуанцами, вступил в сражение 203 с сыновьями Ландо, имевшими при себе амальфитанцев; и довольно долго шло сражение около ворот города. И так как ни одна сторона не уступала другой, обе армии вернулись на родину.

50. Итак, когда Радельгиз ушёл на родину, Афанасий, обращаясь к обычному оружию, заставил всех двоюродных братьев примириться; а именно уговорил их, дабы принеся друг другу клятву, они все вступили в город, чтобы там жить; впрочем, Пандонульф получил от того самого предводителя клятву, чтобы против него не устраивалось никаких козней, после этого все братья, объединившиеся вместе, пришли в Капую, прежде отдав амфитеатр тому самому Афанасию, а тот передал [его] Гвайферию для совместного проживания ввиду постоянной тяжбы Капуанцев. Когда же все пришли, как я сказал, все поклялись, чтобы примирённые и без всякой досады те названные мужи вошли бы [в город], чтобы [там] жить. Пандонульф же принял их, ликуя вместе с надевшими белые одеяния клириками; потом же, вступив внутрь, они схватили Пандонульфа и его брата Ландонульфа, которого мы выше описали как епископа, со всеми их сторонниками, приверженцами и доброжелателями и те двое были посланы в Неаполь; после этого туда были посланы и [их] жёны, сыновья и дочери.

51. Между тем, сарацины жестоко растерзали всю выше упомянутую землю, так что земля, оставленная возделывателями, изнемогала, будучи сплошь покрыта змеиными болотами и терновыми кустами. Гвайферий же, находясь в колизее, убеждённый Афанасием (да и Афанасий был принуждён тем [Гвайферием]) стал ходить войной на упомянутых братьев, а также крепко сокрушал их вместе с сарацинами и весьма решительно преследовал. Тогда по воле Бога, от которого возникает всё доброе, вызвав какого-то агарянина из Африки, который по своему рождению происходил из царского рода, послал в Агрополь, а оттуда в Гарильяно, где находились исмаилитские полчища, и потом, под влиянием его уговоров, так как он разжёг страсть всех тех [сарацин], все сарацины как из Гарильяно, так и из Агрополя, собравшись вместе, поспешили в Калабрию, где войско греков оставалось из-за находящихся в святой Северине сарацин; где все они и были уничтожены мечами греков. Потом была захвачена крепость Амантей 204. После того был захвачен и замок упомянутой блаженной Северины.

52. Так как в те дни умер светлейший август Василий, в империи были избраны два его сына, то есть первородный Лев и следующий [за ним] Александр 205; третий же, по имени Стефан, получил для управления архиепископство того самого города, избранный [в сан] Фотием, который когда-то первопрестольным епископом Николаем, из-за захвата сана епископа Игнатием, до сих пор живущим, был наказан вечным отлучением, а папой Иоанном, пусть таким образом я скажу [об этом] незнающему, восстановленный в прежнее достоинство.

53. Между тем, Афанасий с обычным коварством, стремясь отделить вышеназванных братьев друг от друга, по этой причине, сеньору Ландо, а именно сыну Ландо, мужу несравненному и весьма выдающемуся, дал в жёны свою обольстительную внучку 206, для того, чтобы дочь женщин заманила его и, приняв его, он змеиными устами уговорил, чтобы [Ландо] своих собратьев захватил либо, чего тот [Афанасий] большее добивался, убил бы; то есть, чтобы ссорясь между собой, они либо совершенно ослабли, либо погибли, и тот взял бы Капую. И так как Ландо по природе наслаждался бездействием медлительности, оставаясь бездеятельным и малоподвижным, он не окончил дело; Афанасий, узнав об этом, огорчился [и] сразу же дал ему совет, весьма подходящий в то время, но в недалёком будущем - пагубный. Ведь с соответствующей поспешностью он, между тем, принял Атенульфа и тайно ему сказал: «Из всего племени лангобардов я избрал для себя подходящей Капую, а из Капуи ваш род, а из всех твоих братьев я предпочёл только тебя, согласного со мной и во всём послушного, усердного мужа. Поэтому если бы ты приноровил свои уши к моим словам, то был бы осенён счастьем во всём». Тот же [Атенульф] ответил, что он исполнил бы всё, что было бы приказано; тот [сказал] ему: «Схвати сыновей Ландо и будь единственным, правителем в Капуе, так как считается, что твой дед правил единолично». Тот же разгласил это на совете братьев; возвратившись он известил своих братьев об этом отравленном ядом плане. Они же, поражённые, укрепили себя знаком креста Христова, говоря: «Пусть раньше мы умрём или будем изгнанниками, чем когда-либо справедливо или несправедливо восстанем против наших братьев; ведь пока мы дышим, мы не будем интриговать против нашей крови». В самом деле, вскоре объединившиеся сыновья Ландонульфа тайно под тяжёлым запретом проклятия укрепились ужасной и почти неслыханной клятвой с сыновьями Ландо; и тотчас, когда они удалились от Атенульфа, Афанасию было донесено, что неизменная воля его братьев - быть с их двоюродными братьями и совершенно ни в чём [их] не раздражать. Тот же, тяжело это воспринимая, сделался их врагом.

54. В то же самое время выше названный государь Гваймар, так как был часто разбиваем епископом Афанасием с сарацинами, и его область была полностью разорена, так что [Афанасий] смог бы [её] взять, если бы не воспротивилась божественная справедливость, обратился к правосудию греков, которыми был превосходно поддержан. Ведь он был поддержан как золотом, так и хлебом, и окружён помощниками, которые охраняли его город и народ, и что, как говорят, сохраняется до сих пор. Айо же, государь Беневента, и до княжения и после того сделался отчасти немощным, отчасти имеющим силу.

55. Так вернусь же я назад, [к тому времени] когда сарацины ушли в Калабрию и там погибли, Децивилий, герцог Гаэты 207, почти сто пятьдесят из них удержал при себе, чтобы не оставаться без священнического сана, наподобие царей иудейских, когда те двояко разделили между собою царство; как сообщается, левиты по большей части были собраны в Иерусалим, где находился самый подлинный храм во всём мире. От этого числа, из названной части, приблизительно около ста двадцати сарацин бесстрашно вошли в город Теан, так как прежде замыслили это сделать, ибо недавно [их] было две тысячи пятьсот; Ландо словно лев, смело бросившись против них со своими людьми, сокрушил их в жесточайшей резне, так что из всего числа вышли не более пяти, тогда как прочие были убиты, если я не ошибаюсь сто пятнадцать.

56. Афанасий же, заметив, что он одурачен ответами каждого из братьев, сделался более печальным более чем обычно, но скоро он нашёл для себя удобное решение; ведь отправив послов, он привлёк к себе на помощь триста греков поставив их под начало Казана. В то время, был ловко заключён мир с капуанцами, вскоре, когда [обычно] производится сбор винограда, для сбора винограда вышли все наперебой, как знатные, так и незнатные, поскольку Капуя была крайне обездолена и сильно опустошена. Он же, по тому или ещё большему наущению Гвайферия Колосского 208, послал [отряд] из числа замаскированных неаполитанских греков вместе с театральными мужами 209 и разграбил всю Капую, захватив в ней многих и наиболее выдающихся мужей, и немалое имущество. Итак, разоряя с того времени всё кругом, он присвоил себе Либурию. Ибо он тайно вызвал и отправил в Капую также и агропольских сарацин, которые недавно около реки Лании 210, недалеко от Свессулы, где тот совершил нечестивое злодеяние, убили почти двести человек из его вельмож; где выступившие капуанцы им тогда сильно сопротивлялись; и из-за этого они без добычи отступили в лагерь. Ландо же старший тогда погиб, поражённый ударом.

57. Таким образом, выше упомянутый муж 211, как можно себе представить, с новыми и неслыханными хитростями восставал против капуанцев до такой степени, что во время сорокадневного поста вместе со всем христианским людом он и говорил в слезах о предыдущих злодеяниях, и просил [прощения] у Бога; он устроил [это] менее всего для того, чтобы рыдать. В самый разгар праздника господня с наступлением сумерек, собрав матеренских, эгипийских 212 и неаполитанских греков, при соучастии герцога Гвайферия, под руководством Казана [Афанасий] попытался напасть на капуанский город. И несмотря на то, что триста мужей, вооружённых различными видами оружия, взошли на стену, однако с помощью божьей они все [были побеждены], некоторые добровольно бежали, некоторые были сброшены глубоко вниз шеей, некоторые же пали от меча. Из наших [людей], был убит всего лишь один, по имени Онерик и, как говорят, своими. Разумеется, Судья свидетель представленного здесь рассказа о сражении на стене, для прославления своего имени действовал чудесным образом не с помощью сражающихся и сильных оружием мужей, а с помощью четырёх юношей. Итак, когда [его] мужи были сокрушены, [Афанасий] вовсе не прекратил то, что прежде задумал; ибо также и Салерно он много раз старался захватить сначала с помощью сарацин, а после этого с помощью греков, но ему не было позволено Господом.

58. Также в это самое время Гвидо, сын Гвидо старшего 213, нападавший как враг на ставших лагерем в Гарильяно сарацин, ибо я возвращаюсь назад, после того как был разрушен их лагерь, разграбил [его] и некоторых из них убил мечами [своих воинов]; остальные были рассеяны как вода по тенистым местам гор. Приближаясь же от них к Капуе, он перешёл на другую сторону [реки] 214, и остановился лагерем у моста, который называется Теодемундовым, некоторое время там оставался, и когда был получен хлеб и другие съестные припасы из Либурнии, капуанцы пришли в себя. Хотя они не были в союзе с тем самым герцогом, но когда он вернулся и переселился в город они ему подчинились, принуждённые страхом. Когда сам он вернулся к себе, часто упоминавшийся Афанасий мужественно поднялся против них, поддержанный помощью греков, и похитил у них все посевы снаружи, как казалось, и те, которые они имели со стороны Капуи, а также и те, которые были дальше, и те, которые были обнаружены. После ухода выше названного герцога, при посредстве Казана различными способами происходило то, что мною уже было вкратце рассказано.

59. После этого тому самому князю посоветовали, чтобы он сам как можно скорее пришёл и освободил доверившихся ему, в противном же случае они бы совершенно погибли. Он, вскоре придя в Капую, по совету капуанцев взял князя Айо, пришедшего к нему из Беневента и велел под стражей проводить в Беневент, вступив в неё, он привёл её в порядок. Выйдя оттуда, он пришёл в Сипонто, Айо он оставил снаружи в лагере. Когда же сипонтцы узнали, что их сеньор Айо схвачен, единодушно захватив выше упомянутого князя, они заперли [его] в каком-то храме, захватив его вельмож. Тогда здесь и там сообщили, и Айо был выдан и приведён к своим [людям], на другой же день, дав клятву, он наконец-то с позором ускользнул.

60. После того как Казан ушёл в Константинополь, некий императорский стратиг отправил епископу Афанасию кандидата 215 Иоанна, которого на пеласгском языке называли Янникий 216, с тремястами воинов, вместе с которым тот самый муж со всех сторон ограбил Капую, а также с помощью этого их отряда вернул освобождённого из темницы на свободу Пандонульфа, и Магипертом он был уведён в Свессу. Он объединился с греками и из Капуи был уведён весь скот. По этой причине Ландо, сын Ландонульфа и епископ Ландонульф пришли к упомянутому герцогу в Сполето, добиваясь у него подмоги. Предводитель Ландульф вернулся из Сполето, Ландо же вместе с тем самым герцогом пришёл через Сипонт в Капую, на протяжении нескольких дней остваясь в Ателле 217, он насытил Капую хлебом. Получив [некое] известие, он неожиданно ушёл в Рим [и] оставил капуанцев в руках упомянутого предводителя. Тот же немедленно отправил греков и неаполитанцев к святому Эразму 218; осаждая это место в течение долгого времени, он захватил тех [людей], которые находились на высотах, а после того они тяжко сокрушали Капую с обеих сторон, так что казалось, будто она осаждена. В самом деле, находившиеся около Сикополя греки с неаполитанцами и Пандонульфом всё вокруг пожирали с корнем; вот почему случилось, что восемьдесят из них, приходившие в Калинул, тайком проникли в Теан. Около святой Схоластики, вблизи крепости Теан, к ним с разных сторон устремились Ландо с теанцами и Атенульф со значительной частью капуанцев; каковыми они и были побеждены.

61. В то же самое время монастырь блаженного Бенедикта, прежде разрушенный сарацинами в год Господа 884 219, начали заново отстраивать по приказанию достопочтенного аббата Ангелария в году 886 году, в месяце августе. Пока, возвращаясь из того [монастыря], мы снова направлялись в Капую, мы были захвачены греками, раздеты и лишены коней; и хотя кони и награбленное, и все слуги были отняты, людей выкупили серебром; мы вновь собрали 5 лошадей. Я же один вместе с настоятелем остался пешим, мы были приведены капуанцами в город, оттуда прошли в Неаполь и, ничего не добившись, ни с чем вернулись в Капую. Потом, возле Англены, где мы были схвачены прежде, были захвачены и ограблены три нагруженные продовольствием и многими богатствами повозки.

62. Итак, когда это было безжалостно совершено, Атенульф, который отправился в Сполето, давши вознаграждение, привёл с собой гастальда марсов с прочими союзниками и вассалами, числом почти триста человек; с ними он и составил план, чтобы они подержали капуанского гастальда. Но поскольку названные франки, вступившие в Капую, не смогли этого выполнить, так как особенно сопротивлялся и противоречил его брат Ландо, которого перед тем он сам с остальными братьями поставил гастальдом в тех [владениях], которые им принадлежали, то будучи отпущены тем же Атенульфом, они вернулись той дорогою, какой пришли. Тогда названный Атенульф, проведя совет со своими [людьми], коварно отправил своего родственника Сади к весьма часто упоминавшемуся Афанасию, прося у того помощи, чтобы тот помог [ему] стать единственным графом в Капуе. Услышав же это, тот обрадовался и поручился, что он намерен во всём ему помогать; и хотя многие об этом весьма охотно и многократно доносили 220 Ландо, остановленный обычной вялостью и бездействием, он [никого] не уважая, ни во что не ставил такого рода известие.

63. После того упомянутый Ландо, охваченный огнём лихорадки, ушёл жить в Теан для излечения от недуга, который им владел. Между тем, Атенульф, не отступившись от начатого дела ни в поступках, ни в намерении, но сделавшись решительным и пылким чтобы произвести то, что уже прежде затеял в душе, беспокоился ради этого о том, чтобы поспешно идти в Неаполь. Когда же это достигло ушей Ландо, он немедленно отправил в Капую Алкиза и Адельфрида, чтобы названного мужа своими уговорами отклонить от начатого пути и добавил: «Я же, прослушав мессу и завершив трапезу, пойду за вами». Те же уходившие [Алкиз и Адельфрид], разыскав названного мужа, не смогли [его] удержать; ведь был воскресный день. Пришедший затем Ландо вовсе его не нашёл; ведь он уже ушёл. Когда это случилось, Ландо дождался его возвращения и когда он вернулся, Ландо и другие братья сказали ему: «Зачем ты пришёл туда, где они»? Тот им ответил прекрасными словами и словами утешающими, и преисполненными лжи. Они услышали [это] и, слишком легковерные, успокоились, доверяя ему. Поэтому Ландо, замечающий братову хитрость, но усыплённый сном и подавленный нерадением, не зная орудия, которым его поражали, до тех пор, пока не бывал пронзаем во внутренности его печени, вернулся в Теан для исцеления, к нему пришёл его брат Ландонульф, чтобы его увидеть, Ландульф покинул город в одиночестве.

64. Атенульф, имевший это в виду и видевший, что для него не настало подходящее время, сначала притворился, что он с женой и детьми ушёл из города и будто бы намерен прийти жить в Кальви. [Сам] между тем, с помощью денег договорившись с честолюбивыми юношами, давши клятву и пообещав многие милости, разрывая клятву, которую трижды принёс вместе с братьями, когда пришло время сна в субботу после праздника богоявления 221, то есть в 7-й день до ид января 222, созвав своих сообщников, бросился на сыновей Ландо, намереваясь сражаться. Сыновья же Ландо немедленно приготовились против такого рода покушения, но, избегая тех, на которых со своей стороны полагались, были сильно встревожены. В силу этого они были весьма взволнованы, так как полагали, что Ландо находился со всеми своими братьями в этом раздоре. Они же, видевшие, что были всеми обмануты, уступили Атенульфу, и ночью уйдя из города, пришли в Теан, хотя Ландонульф, Пандо и их племянник Гвайферий, кричали им сзади из города: «Откажитесь идти в Теан, так как вас наверняка поймают»! Но те, приближаясь к Теану, начали колебаться, как бы их, возможно скованных Ландо, не задержали; итак, когда [братья] известили о своём прибытии, они были очень любезно приняты.

65. Атенульф, единолично принимая Капуанский гастальдат, тотчас же приказал, чтобы его называли графом, в скором времени он отправил своего сына заложником к Афанасию, как было клятвенно обещано; под присягой он уступил тому [Афанасию] Либурию и Капую. Афанасий же удержал его отпрыска до тех пор, пока названный Атенульф не поддержал обещанное ему герцогом Гвидо соглашение, и когда галльский договор был принят, вернул тому его сына и мир между ними обоими был сохранён на один год и три месяца. В то же время тот самый Атенульф отправил в Рим послов, достопочтенного аббата Майо и диакона Дауферия, чтобы подчиниться благочестивому папе Стефану 223, и быть тому личным слугой; и пообещал вернуть гаэтанцев 224, которых прежде ловко захватил, а также поддержал его против сарацин, находившихся в Гарильяно. Забыв потом всё это, он не исполнил полностью ничего из того, что пообещал.

66. Тогда же стратиг Теофилакт в зимнее время пришёл из Бари в Теан с враждебными намерениями, пробуя атаковать сарацин; и ничего не добившись, он ушёл ни с чем 225; и уйдя в Неаполь, он посчитал мятежником Марина, гастальда замка святой Агаты 226 [принадлежавшего] Айо и, возвращаясь в Апулию, силой захватил некоторые укрепления того самого Айо. Узнав об этом происшествии, тот самый Айо поднял восстание 227 против императорской власти, что будет введено [мною] в своём месте.

67. Перед этим, князь Гваймар в спокойное время пришёл в Константинополь к стопам императоров; положившийся [на них], он был ими радушно принят и, произведённый ими в патриции, с честью отпущен на родину 228. До тех же пор, пока он там оставался, Афанасий, охваченный гневом, изливающий [его] в действие [и] подстрекающий греков и неаполитанцев и вообще всех капуанцев, отправил [их] против замка Абеллан 229, где в то время предводительствовал Ландульф Свессуланский. Вскоре же после того, как нагрянуло это войско, [замок] был захвачен благодаря коварству тех [людей], которые были внутри; в том [замке] были захвачены Ландульф и его младший сын и его невестка, то есть жена Ландо, который ушёл с Гваймаром.

68. Итак, когда они ушли, Ландо, убеждённый Адельхизом и другими капуанцами, вместе с Гвайферием, послав на телеге некое распоряжение 230, вступил в город Капую, а также проник в епископский дворец; там собрались немногие из его [людей], туда поспешил и Атенульф. Тогда завязалось сражение и когда погиб замечательный муж Валан дух тех [воинов], которые были на стороне Ландо ослаб и они стали его покидать и объединяться с Атенульфом. Тогда, хотя и притворно 231, братья предложили друг другу поцелуй мира, чего вовсе не держали в глубине души 232. Когда же Ландо с Гвайферием, возвращались после этого на родину, оставшиеся их приверженцы были захвачены и посажены в темницу; среди них был схвачен и брошен в тюрьму и предводитель Ландо. Немного времени спустя, в один прекрасный день 233 все они были отпущены.

69. В то время, когда Атенульф получил в управление гастальдат, изгнав братьев, он повелел отнять всё, чем владел Бенедикт в окрестностях города Капуи 234. Вот по какой причине я сам, посланный достопочтенным аббатом Ангеларием к стопам апостолов, пришёл к верховному епископу Стефану, для того, чтобы просить о делах нашего аббата; от него я передал и благослование братьям, и привилегию нашему монастырю и принёс ободряющие письма вышеназванному мужу. Отнятое папское имущество 235 было возвращено, моё напротив было полностью отнято; вскоре, охваченный гневом, [Атенульф] отнял силой даже предоставленную мне аббатом келью.

70. Между тем, когда уже упомянутый Атенульф получил [власть у] капуанцев, Афанасий, наказывая весьма неспокойную Капую, стал искать повод [выступить] против Атенульфа и [получить] от него заложников, а также и возобновить мирный договор. После того как обе стороны обменялись посольствами 236, в Неаполь отправились вышеупомянутый аббат Майо и Авсенций, которым Афанасий приказал идти к амфитеатру, в то же время туда захотел прийти и Атенульф, поскольку, подтвердив союз с консулом Гвайферием, он своего сына вместе с некоторыми [людьми] из Капуи отправил в качестве заложника. Сделав же это, он втайне строил козни с греками и своими [людьми], чтобы отнять тех [заложников]. Но поскольку, как толкуют, ещё не был исполнен тот злой умысел, который немного погодя был наказан божественным вмешательством, случилась маленькая заминка; впрочем, и своего сына он запер в городе, [и] послал вышеназванных мужей на арену 237, и немедленно вышедший [боевой] клин греков 238 поймал вышеназванных мужей вместе с другими и сильно разграбил всю Капую; и вскоре, всё посланное без промедления конное и пешее войско, стало скашивать и полностью уничтожать все посевы Капуи.

71. Но Бог, знающий наперёд коварство названного мужа и желающий даровать капуанцам милосердие вследствие таких жестоких и нечестивых гонений, попустил, чтобы Афанасий впал в такую гордыню, что даже несколько раз ограбил пределы беневентцев. Айо же, проживавший в то время в Бари, нападал на атаковавших его греков; и, услышав это, он тотчас же без промедления, почти с тремя тысячами воинов пришёл тайком в замок в Абеллине; там же [Айо] узнал, что греки с неаполитанцами находятся в Капуе и совершенно её разоряют, он постарался отважно пойти туда прямо на них. Но некто Дауферий, отец нашего Дауферия, по природе сеятель плевел, хитро вышедший из города Беневента как если бы собирался догнать князя, с противоположной стороны бегом поспешил к Капуе и донёс названному войску о приходе Айо. Они же, предугадывающие [действия Айо], оставив Капую, вернулись в Неаполь; Айо в свою очередь проделал путь, который начал, и вовсе их не отыскав, вступил в Либурию, с ним ушёл и Атенульф; и когда была сожжена и разграблена почти вся Либурия и были похищены люди и животные, и колодцы были завалены камнем он отправился к амфитеатру. Оставаясь там на протяжении нескольких дней, [осадными] машинами и различными метательными снарядами он храбро взял с бою тот [амфитеатр]. И уйдя оттуда, [Айо] засел в замке святой Агаты, и, приняв мятежного ему гастальда Марина, возвратившегося под его покровительство, он удалился. Задержавшись в течение некоторого времени в Беневенте, он через Сипонт вернулся в Бари.

72. Атенульф же, подчинившись Айо согласно присяге, получил от того самого [государя] в помощь себе почти сто двадцать воинственных мужей с которыми сильно разграбил всю Либурию. Но поскольку иногда отчаяние имеет обыкновение порождать опасность, матарцы [выступившие] из Кальви и некоторые капуанцы, соединившись с названными апулийцами, обойдя Либурию, разграбили Свессулу и стали возвращаться. Около речушки Лании навстречу им поспешило войско греков и неаполитанцев и когда они смешались воедино 239, сторона Атенульфа одолела сторону греков; но когда неожиданно появился отряд «театралов» 240, окружённые с тыла и в центре, они были побеждены, отчасти схвачены, а отчасти перебиты мечами. По этой причине Афанасий, взяв на себя смелость, начал добиваться войны; оттого незамедлительно вернувшийся Атенульф тотчас же со своими [людьми] ушёл в Ателлу и, так как не нашёл сражения, вернулся на родину.

73. Немного времени спустя, при подстрекательстве врага рода человеческого 241, Афанасий собрал многочисленное смешаное войско из конных и пеших греков, неаполитанцев и исмаилитов и послал их, чтобы они сражались против Капуи. За рекой Ланией, около святого Карция 242, им навстречу поспешил Атенульф, имеющий в своём окружении помощников, присланных Айо, а также и сарацин. Сарацины же с обеих сторон держались вместе, не дав помощи никому из них. Атенульф, заметивший такое, более решительно поднявшийся на своих врагов, и в первом натиске одолевший [их] могучей доблестью, сокрушил их вплоть до полного уничтожения, ибо многие из них были убиты и многие захвачены, остальных он обратил в бегство из города, и празднуя победу, ушёл назад со своими [людьми], отягощённый [добычей] и богатый; из людей же своих он потерял только одного, по имени Альдерик, и того, как говорят, убитого своими. Действительно, с этого дня Атенульф уже как бы стал сильным, а Афанасий - слабым. С этого времени он начал опустошать все посевы тех, кто находился в «колизее» и всё их добро тащить в город на разных повозках.

74. Да услышат также все уши то, что я рассказываю, как Господь часто иносказательно говорил своим приверженцам: «Кто имеет уши, да услышит» 243, ибо всякий человек да устрашится, изумится и обратится к Богу и я начинаю, если только в душе он не останется непоколебим, пусть случится с ним то, что выпало на долю весьма гордым Датану и Абирону а также, как считается, приключилось и с Хорой 244 и их сторонниками. Ведь Гвайферий, начальник «аренцев» 246, который почти всё дурное, что было сделано в его дни породил своим трудом и повелел выполнить, из-за чьего обмана была опустошена римская область, совершенно обезлюдел Беневентский край, от этого принял и начало и конец; поэтому таким образом по божьему суду его злодеяние дополнил порочный конец. Ибо неожиданно, благодаря небесному вдохновению, от которого возникает всякое благо, против него поднялись те, которыми он, как полагают, сам был спасён 245, когда они передумали, поднявшись против него, они схватили [его] и, разграбив его имущество, связали, возвращаясь тем не менее в страну с которой дьявольским образом никогда не были разъединены, и с согласия Атенульфа отослали того презренного проконсула в Капую 247, чтобы его держали на хлебе и воде 248. Когда это произошло, все, кто некогда был надменно изгнан со своего места, послушно вернулись на родину, и была большая радость, мир и безопасность; и первыми сделались те, кто имел обыкновение быть подчинённым и те, которые в течение трёхсот и более того лет повелевали законами, стали предводительствовать [над] теми, кто победил с сарацинами в течение нескольких дней. Тогда торжествующая лангобардская когорта, начала господствовать над теми [врагами], которых всегда гнали оружием.

75. Между тем Афанасий, видя, что его во всём превзошли, отбросив стыд, пожелал мирного договора, который он получил, и, после того как была дана клятва, они друг с другом договорились. Однако, сначала устанавливалась прочная клятва и на месяц, и на годичный срок; но эта [клятва] не выдержала и до двенадцатого дня. Наконец исмаилиты, сновавшие тут и там, были приглашены всеми, всё поглотили, всё проели и единодушно поднялись против Неаполя. И небесный престол поразил его весьма справедливым испытанием, он без сомнения был повержен теми, с кем попрал почти весь христианский род; как Иоанн говорит в Апокалипсисе, а вернее и Господь через Иоанна о Вавилоне: «Воздайте ей так, как и она воздала вам, и вдвое воздайте ей; в чаше, в которой она приготовляла вам вино, приготовьте ей вдвое» 249. Услыхав же это, не отказывайтесь верить 250, что Господь совершил это за проступки какого-то прелата, но по своему милосердию и из-за несчастий людей он сделал так, как сам сказал через псалмопевца: «Призови меня в день твоей скорби, я избавлю тебя, и ты прославишь меня» 251. Ибо сказал он грешнику: «Как ты истолковываешь моё правосудие», и так далее. «Как долго, - сказал он, - ты это делал и я молчал; ты подумал, что Я такой же, как ты?» 252. Однако, относительно одного обстоятельства я взволнован, ибо как сказал апостол: «Разве не ограбят того, кто грабит сам»? 253. Итак, зачем я буду [говорить] о тех, кто грабит ближних [мужчин] и ближних [женщин] и передаёт [награбленное] блуднице? Разве не будут они потом ограблены? Ведь подобно тому, как были разорены неаполитанцы, которые [сами] разоряли, так, возможно, будем поглощены и мы, которые нынче суть поглотители [других]. А потому блаженны те [люди], которые, заботою Господа, оказываются незапятнаны этой мирской бурей, где всё злое и ничто доброе без Господа не царствует и пусть они будут вознаграждены в жизни вечной, в которой во веки веков сияет всё счастье и блаженство, имеющее к ней отношение. Аминь.

76. Айо, ушедший, наконец, из Беневента через Сипонт в Бари, около которого обнаружил находившегося [там] Константина, придворного и патриция августов, мужественно осаждавшего мятежников [восставших против] императора; упомянутый Айо, отважно поднявшийся против него, подкреплённый помощью исмаилитов, и окружённый отрядом пеших апулийцев, в первом натиске сдевшись победителем, убил многих из врагов. Потом сильно измученный Константином, который с тремя тысячами конницы расположился в безопасном месте, он едва смог войти в город Бари с несколькими [людьми]; остальных же он оставил либо мечам [врагов], либо плену. Сам же, запертый [осадным] валом греков, он был укрыт внутри города, поддержанный помощью Атенульфа, которого он прежде укрыл и не раскрыл; дело в том, что и галлов 254, и агарян, хотя он пообещал [им] золотые [монеты], часто вперемешку призывая, [Айо] не захотел удерживать.

77. Итак, после того, как Атенульф с Афанасием почти двенадцать дней всё же соблюдали мир и та, и другая сторона, разорвав союз, набросилась на добычу. Но ставшие победителями капуанцы, сами по себе и с помощью сарацин сильно опустошавшие всё вокруг, разоряли Неаполь для того, чтобы уничтожавшие всё огнём [сарацины], по справедливому божьему суду, того, кто отдал сарацинским мечам и плену неисчислимых христиан и обогатился их имуществом, не безвинно бичевали бы, терзали и грабили ибо говорит Соломон: «Кто поможет чародею однажды укушенному змеёй» 255?

78. Между тем Атенульф после обмана епископа и когда весь клир был связан клятвой, обратился к новым и недавним преимуществам закона. Ведь он заставил присягнуть в бесчестных вещах монахов блаженного Бенедикта, которым всеми князьми и всеми галльскими августами было даровано, чтобы клятва не давалась никому от собственного имени, но только через заместителей; себя же он показывал перед ближними в такого рода деле довольно рассудительным и могущественным 256.

79. Ламберт же, сын Гвидо старшего, умирая, оставил Сполето своему сыну; когда тот также умер, Гвидо младший, принимая Сполето и Камерино, после того как были даны и приняты заложники, заключил мир с сарацинами, ставшими лагерем в Сепино; также в его время вышеназванные монастыри, все города и замки были захвачены и сожжены сарацинами. Отправляя посольство в королевский город 257 [и] поступая против закона, он получил деньги. Вследствие чего он был захвачен августом Карлом третьим 258 и, если бы не устроил побег, был бы наказан смертной казнью. Разумеется, я сообщаю [и] об одном его совсем непохожем деянии, что произошло в Гарильяно. В общем, когда тот самый герцог в сопровождении Атенульфа шёл дальше из Сипонта в Капую, в месте, которое называется Кауди, он уничтожил исмаилита Аррану, жесточайшего тирана, почти с тремя стами его приверженцев 259. Гвидо же, узнав, что август Карл лежит полумёртвый, будучи побеждён жаждой царствования и обманут своими соплеменниками, оставив подчинённую ему Беневентскую провинцию и Сполетское герцогство, ушёл в Галлию, чтобы [там] править. Земля же Беневента была захвачена греками, Сполето разграблено агарянами, сам же он остался невидим и неслышим. Желающим же знать, что сказал и что сделал [Гвидо] с тех пор, как появился и о нём услышали, я расскажу по порядку.

80. Между тем, когда Айо был осаждён греками в городе Бари 260, и требовал помощи у галлов и у своих [людей], Атенульф, колебавшийся под угрозами Афанасия, отправил своих послов к патрицию Канстантину, [туда] где он находился около упомянутого города, и, заключая с ним мирный договор, хитрой уловкой отвратил людей Айо от сопротивления. Упомянутый Айо, считая себя одураченным этими и тому подобными уловками, огорчился; наконец, под давлением необходимости примиряясь с упомянутым патрицием, он оставил город и возвратился на родину, не без причины угрожая Атенульфу и аббату Майо, который участвовал в вышеупомянутом посольстве. В то же самое время, когда тот самый Атенульф назначил нашего диакона Дауферия прямо в Таранто и оттуда послал в королевский город и против самого этого [Атенульфа] поступила жалоба по поводу бедности, и так как между ними обоими возникло напряжение, они с обеих сторон отложили [спор], и пока Атенульф находился в Капуе, Дауферий поспешил [уйти], чтобы жить в Теане. Немного времени спустя, когда было составлено соглашение, он вернулся к тому, от кого прежде отделился.

81. В то же самое время греки, подходившие на кораблях из Константинополя к Регийской земле и спешившие с другой стороны исмаилиты из Африки и Сицилии, и те и другие сблизились между Мессаной, городом в Сицилии и Регием 261; и после того как они быстро сразились друг с другом, греки были побеждены и прочие ахейцы 262, которые остались [в городах] были охвачены таким страхом, что как мужи, так и женщины и дети, оставив каждый из двух городов 263 со всем [имуществом], получили убежище, ни от кого не ожидая войск 264. Но как божественная справедливость позволила такое этому скотскому народу я в свою очередь расскажу более кратко 265. Ахейцы же, как наружностью, так и характером похожи на зверей 266, по имени - христиане, но по нравам - страшнее агарян. Именно они и сами похищали всех верных и покупали у сарацин, и одними из тех рабов наполняли берега океана 267, других же сохраняли в качестве рабов и рабынь. Бог, замечающий такое и тому подобное, отдал их на поношение и позор и на уничтожение, чтобы они пришли в упадок, и обдумали, и постигли, что в своих ужасных деяниях они низвергли Бога. Это случилось в тесном пространстве моря, что отделяет Регий от Сицилии, каковое место когда-то было сушей, но в новое время от Фароса занято поверхностью моря. Итак, эти [события] имели место в год Господа 888.

82. В этом же году Гвидо, возвращающийся в Италию, которой он хотел господствовать, но не смог получить, в Италии около города Брешия сразился с Беренгарием 268 и самим герцогом [Брешианским]; несомненно, в этом столкновении было жестоко изрублено войско обеих сторон. Доспехи же убитых были подобраны Беренгарием. Однако, они заключили друг с другом договор вплоть до эпифании 269, которая празднуется в 8-й день до ид января 270. Когда же оба сошлись для договора или для ведения войны, то что они сделали затем, я запишу в этом сочиненьице.

Комментарии

1. Весьма сведущий муж Павел… – Павел Диакон (ок. 720 – 13.04.800). Известный хронист Раннего средневековья. Происходил из знатной лангобардской семьи из герцогства Фриуль. Сам называет своих предков, отца Варнефрида, деда Арихиза и прадеда Леупихиза. Был придворным королей Ратхиза (744-749) и Дезидерия (757-774). Воспитатель дочери короля Дезидерия Адальперги. По её заказу в 774 написал «Римскую историю», компилятивное сочинение, которое продолжало в Бревиарий Флавия Евтропия до правления Юстиниана. В 776 г. брат Павла Диакона Арихиз участвовал в фриульском восстании против франков, за что в качестве заложника попал ко двору Карла Великого. Сам Павел ушёл в Монте-Кассинский монастырь. В 782 г. писатель обратился к Карлу с просьбой отпустить брата. Короля заинтересовало дарование Павла Диакона и тот был приглашён к франкскому двору где стал членом «придворной академии». По поручению Карла Павел собрал и исправил церковные гимны. В 787 Павел Диакон получил возможность вернуться в Монтекассино, где написал свой самый известный труд, «Историю лангобардов». Среди работ Павла Диакона известны также житие папы Григория Великого (590-604 гг.), «История епископов Мецских», гомилии, поэтические произведения, труды по педагогике и монашеской жизни.

2. …искусно составил родословную лангобардов… – в оригинале «родословная» – series, ei f. ряд, вереница, цепь, ряд предков, род.

3. [их] путь… – в оригинале, egressus, us m – выход, выезд, отступление, выход; itinera egressusque – «пути и ходы».

4. …расположение их королевства, и… – в средневековой латыни союз vel мог иметь значение не только «или», но также «и».

5. …вышли с острова…… – ещё по древнеримской традиции Скандинавия долгое время считалась островом. По Плинию Старшему (23-78 гг. н. э.), у северной оконечности Ютландии («Кимврского мыса») римские мореходы услышали о скифской стране и «чрезмерно влажных и обледеневших пространствах» (Плиний, II, 167). Это было первое, очевидно, не понятое римлянами сообщение о Балтийском море (с Ботническим заливом). Римляне, сильно преувеличивая размеры моря, рассматривали его как часть Северного океана. Поэтому они считали Скандинавию островом. Так она впервые названа у Плиния.

6. …в Паннонию… – Паннония (лат. Pannonia), первоначально, регион обитания племён паннонцев, скордисков, бревков, карнов и дарданийцев. С 9/10 г. – римская провинция, занимавшая территории современной западной Венгрии, восточной Австрии и, частично, Словении. Главными городами провинциальной администрации стали Аквинк, Карнунт, Сирмий, Мурса и Петовий. Жившие в провинции кельты селились в особых поселениях (civitates). В 108 г. император Траян разделил Паннонию на Верхнюю (Superior), с центром в Карнунте, и Нижнюю (Inferior), с центром в Аквинке. Первая стала управляться консульским легатом, вторая – преторским, начиная же со времён Марка Аврелия – также консульским. Первым прокуратором Нижней Паннонии стал Адриан. В 166 г. в Паннонию вторглись лангобарды и убии. В 213 г. область вокруг Бригециона была включена в Верхнюю Паннонию. Административная реформа Диоклетиана разделила Паннонию на четыре части с главными городами Карнунт, Аквинк и Бригецион, Савией и Сискией, а также Сирмием и Мурсой. B 214-215 гг. Паннония пережила вторжение племён квадов, в 254 г. и 259-260 гг. – также маркоманов и языгов. Наконец в 396 г. Рим был вынужден предоставить осевшим в Паннонии маркоманам, квадам и вандалам, а также предположительно свевам, статус федератов (foederati). В IV в. Паннония стала всё чаще подвергаться набегам варваров, и г. Аквинк пришёл в упадок, спустя столетие римские оборонительные рубежи были прорваны гуннами. В VI в. Паннонию захватили лангобарды. Павел Диакон в «Истории лонгобардов» отметил, что это произошло при девятом лангобардском короле Аудуине. В IX в. в Паннонии существовало Блатенское княжество со славянским населением. С 1018 по 1180 гг. объединённая Паннония входила в состав Византии.

7. …взяли [себе эту] страну… – в оригинале, regnum, i n – слово может трактоваться чрезвычайно широко: «царское достоинство», «царская власть», «господство», «государство» и т. д., однако, поскольку речь идёт о конкретных исторических регионах, то при переводе предпочтительно использовать значение «страна, область».

8. …тщательно изучая… – в оригинале – extendens. Глагол extendo, tendi, tentum (tensum), ere в средневековой латыни мог обозначать «обводить взглядом», «внимательно осматривать», «тщательно изучать», «оценивать», «отдавать должное». Дж. Ферри в английском переводе (Erchempert`s history of the Lombards of Benevento. Transl. by J. R. Ferry. Houston. 1995.) следует классическому значению слова: «распространять», что также вероятно. Таким образом возможен вариант перевода «…кроме того распространявший историю от Гаммары и её сыновей почти до правления Ратхиза…».

9. …от Гаммары и её сыновей… – речь идёт о легендарных прародителях племени лангобардов, герцогах Иборе и Агионе, сыновьях Гамбары, которые вывели лангобардов из Скандинавии и одержали победу над вандалами. С именем Гамбары связана легенда о происхождении названия лангобардов. Будто бы она для того, чтобы ввести вандалов в заблуждение относительно численности лангобардов приказала лангобардским женщинам надеть фальшивые бороды, а увидевший их бог Водан спросил кто эти «длиннобородые», т. е. лангобарды (Historia Langobardorum I.8).

10. …до правления Ратхиза… – Ратхиз, (739-744 гг.) герцог Фриуля, (744-749 гг.) король лангобардов, сын Фриульского герцога Пеммо. В 744 г. после неудачной осады Перуджи был вынужден уйти в Монтекассинский монастырь. В 756 г. после смерти короля Айстульфа пытался снова захватить королевскую власть, но неудачно. Вернулся в монастырь, где и умер.

11. …исключил эпоху изложения… – то есть то время, когда Павел Диакон писал свой труд (787-799 гг.). Дж. Ферри в английском переводе (Erchempert`s history of the Lombards of Benevento. Transl. by J. R. Ferry. Houston. 1995.) интерпретировал фразу …exclusit aetas loquendi… как …он исключил этоху, о которой я буду говорить…

12. …ведь считается… – в оригинале noscuntur, искажённая форма praesens ind. act., которая в классической латыни звучала как noscintur.

13. …у учителей историописания… – в оригинале – …hystoriographi doctoris...

14. …я Эрхемберт… – подробнее о продолжателе Павла Диакона см. вступительную статью.

15. …главным образом от Адельхиза… – Адельхиз, герцог Беневента (854-878 гг.). На самом деле Эрхемберт начинает своё повествование с правления не Адельхиза, а Арихиза (774-787 гг.).

16. …небольшую историю… – в оригинале historiolam, буквально, «историйку».

17. …лангобардов, проживающих в Беневенте… – Беневент, герцогство, созданное ок. 576 г. лангобардами на юге Италии с центром в г. Беневент. Первым его герцогом стал Зотто (571-591 гг.), лангобардский вождь, командовавший войсками, продвинувшимися на юг Италии вдоль берегов Кампании. Лангобарды под командованием Зотто были наёмниками Византийской империи.

Следующий после Зотто герцог, его племянник Арихиз I (591-641 гг.), был усыновлён своим дядей, что положило начало традиции наследственной власти в герцогстве. При Арихизе I границы герцогства расширяются за счёт византийских владений. Под власть Беневента попадают г. Капуя и г. Кротон, совершается набег на византийский г. Амальфи, попытка овладеть Неаполем оканчивается безуспешно. Ко времени смерти Арихиза I власть Византии удерживается лишь в нескольких очагах: Неаполь, Амальфи, Гаэта, Сорренто, часть Калабрии, Апулия (Бари, Бриндизи, Отранто).

В 662 г. беневентский герцог Гримоальд (651-662 гг.), сыгравший на противоречиях Годеберта и Бертарида, двух братьев которые боролись за королевский престол в Павии, убивает обоих и становится королём лангобардов (662-671 гг.). При Гримоальде наивысшего влияния достигает арианство. Усиливаются гонения на католиков.

В 663 г. Беневент выдерживает осаду византийских войск. Византийцы пытаются вернуть утраченные ранее территории. Беневентский герцог Ромуальд (662-677 гг.), сын Гримоальда успешно атакует и разбивает по частям византийские войска около Форино, Авеллино и Салерно. Мирный договор Беневента с Византийской империей был подписан только в 680 г.

В последующие десятилетия герцоги Беневента успешно отвоёвывают византийские владения. В то же время королевство лангобардов стремится подчинить Беневент. Король Лиутпранд (712-744 гг.) пытается поставить на беневентский трон своего кандидата. В 758 г. отношения Беневента с королевством лангобардов обострились. На короткое время герцогство попало в зависимость от короля Дезидерия (757-774 гг.).

В 774 г. Дезидерий потерпел сокрушительное поражение от франков, во главе которых стоял Карл Великий. Королевство ланогбардов утратило независимость, и вместе с тем её вновь обрёл Беневент. Герцог Арихиз II даже попытался, правда безуспешно, захватить лангобардский трон. Однако, даже потерпев неудачу, он извлёк выгоду из сложившейся ситуации. Арихиз объявил себя независимым князем (princeps). Предположительно он вступил в антифранкский союз с византийской императрицей Ириной (797-802 гг.) и Адальгизом, сыном короля Дезидерия, находившимся в изгнании в Константинополе и намеревавшимся вернуть себе отцовский трон. С этого времени Эрхемберт начинает свою историю.

18. …от всего сердца… – в оригинале выражение …ex intimo corde… Подобный пассаж встречается у Овидия, Григория Турского, Беды Достопочтенного, Павла Диакона и др.

19. …для предостережения потомства я продолжу… – Эрхемберт Монтекассинский продолжил знаменитый труд Павла Диакона «История лангобардов». О Павле Диаконе см. прим. 1.

20. …сжатым и неискусным пером… – в оригинале для «стиля» употребляется слово calam, т. е. тростниковое перо. Такое перо использовали в древности для письма на папирусе. Им писали и рисовали в Средневековье в арабском мире и Византии. «Язык» калама расщеплялся так, чтобы правая его сторона была примерно вдвое шире левой. От очинки калама зависел почерка. При письме калам держали тремя пальцами. В символическом смысле «калам» – образ мышления, представление о мире.

21. …Италия была захвачена и подчинена Карлом… – Карл Великий, король франков (768 -814 гг., король лангобардов 774-814 гг., император с 800 г.). в 773 г. по приглашению папы Адриана I (772-795 гг.) прибыл в Италию, чтобы вернуть Римской церкви её имущество, отобранное лангобардами под предводительством короля Дезидерия (757-774 гг.). Целью папы было также расширение владений папского государство в соответствии с подложным «Константиновым даром» (документ, по которому император Константин Великий в IV в. якобы передал папам светскую власть над Западной Римской империей).

Франки вступили в Италию двумя войсковыми колоннами через альпийские перевалы. Одной частью войска командовал сам Карл, другой – его дядя Бернард. Благодаря ловкому обходному маневру франкам удалось разбить половину лангобардской армии. Другая половина во главе с самим Дезидерием скрылась за стенами Павии. После 9-месячной осады город сдался. Король Дезидерий был лишён титула и вместе с семьёй выслан в королевство франков. Карл Великий принял лангобардскую корону и стал именоваться как «король франков и лангобардов».

22. …он назначил туда королём своего сына Пипина… – В 781 г. Карл Великий добился у папы римского Адриана I коронации своих малолетних сыновей Пипина и Людовика в качестве королей Италии и Аквитании соответственно. Мотивом для создания «удельного королевства» в Италии стало укрепление политического союза между папством и франками, история которого восходит ко времени Пипина Короткого (741-751 гг. майордом, 751-768 гг. король франков) и Стефана III (752-757 гг.). Папский престол был заинтересован в постоянном присутствии армии франков в Италии, что было достигнуто благодаря возведению Пипина, сына Карла Великого на итальянский престол.

23. …герцогством Беневент правил Арихиз… – Арихиз II (758-774 герцог, 774-26.08.787 князь Беневента). См. также прим. 17.

24. …зять уже названного Дезидерия… – Эрхемберт прежде не называет Дезидерия. Арихиз был женат на дочери Дезидерия Адальперге.

25. …в Либурии и Кимитерио… – г. Лаворо и область г. Нола.

26. …что можно предпринять… – в оригинале …ut conici valet...

27. …близнецов, то есть Гримоальда и Адельхизу… – События относятся к 787 г. Гримоальд III, второй сын Арихиза II и Адельперги. Князь Беневента (788-806 гг.). Эрхемберт не упоминает о том, что старший сын Арихиза II Ромуальд также был взят франками в качестве заложника, и потом отпущен. В то же время о дочери Арихиза пишет только Эрхемберт. Возможно, он спутал дочь князя с его старшим сыном Ромуальдом.

28. …в оригинале vice pigneris – искажённое от pigneraticius, a, um [pignero], отдаваемый в залог.

29. …увёл в Аахен… – г. Аахен, земля Северный Рейн-Вестфалия, Германия. Здесь находился наиболее часто посещаемый Карлом Великим пфальц.

30. …между Луканией и Нуцерией… – Лукания, историческая область на западном побережье южной Италии, между Кампанией, Апулией и Бруттием. Нуцерия (совр. Ночера). В настоящее время существует два города в области Кампания с названием Ночера: 1) Ночера-Суперьоре, 2) Ночера-Инферьоре. Оба находятся в административном подчинении Салерно.

31. …подобно удивительному по надёжности крепостному сооружению… – в оригинале – in modum tutissimi castri…opere mirifico exstruxit. Арихиз укрепил Салерно ещё до прихода Карла.

32. …близок к морю, которое называется «море»… – в оригинале – salum, i n «море», «открытое море».

33. …и из-за реки… – в оригинале rivum – «поток», «ручей», «река», «канал», «течение».

34. …очень богатый и весьма достойный храм Господу, который назвал «Агиан Софиан» – в оригинале Agian Sophian, храм в честь св. Софии.

35. …под началом правил блаженного Бенедикта… – в оригинале sub jure – jus, juris n «право», «справедливость». Имеется в виду устав бенедиктинского ордена.

36. … в Алифанской области… – г. Алифе, обл. Кампания, провинция Касерта, Италия.

37. …построил любимому Богом мужу… – имеется в виду св. Бенедикт Нурсийский.

38. …собрав совет… – в оригинале consilium.

39. …чтобы он разрешил обрить подбородки лангобардов… – в оригинале – mentum, т.е. единственное число. Намёк на потерю бороды. Таким образом по представлениям Эрхемберта, возможно отражавшим действительные реалии, лангобарды должны были лишиться одного из признаков этнической идентичности.

40. …всегда подписывать знаками его имени… – т.е. Карла Великого.

41. …он был с радостью принят горожанами в Беневенте… – события относятся к 788 г.

42. он приказал даже некоторое время таким же образом подписывать документы… – В оригинале – schedas, листы папируса или бумаги.

43. …взял в жёны племянницу августа ахейцев, по имени Вантия… – т. е. племянницу византийского императора. Речь идёт об Эванции, невестке Византийского императора Константина VI, отправленной в Италию по просьбе Арихиза II для обручения с одним из его сыновей. В оригинале употреблено слово neptis, что в классической латыни может обозначать также «внучка».

44. …он добровольно по еврейскому обычаю её от себя отверг, вручив ей письмо о расторжении [брака] – у иудеев существует обычай, по которому муж, желающий развестись с женой, вручает ей специальное разводное письмо. Не вполне понятно, почему Гримоальд развёлся с женой по еврейскому обычаю.

45. …перевёз её к родным ларам… – т. е. вернул домой. Лары в древнеримской мифологии были духами-хранителями домашнего очага.

46. …не смог усмирить дикость выше названных варварских народов… – имеются в виду франки.

47. …области и города Театов… – г. Кьети.

48. …был добыт упомянутым Гримоальдом… – Ночера была захвачена Гримоальдом в 802 г.

49. …поймавшим в том [городе] Винигиза, герцога Сполетского… – Винигиз, герцог Сполетский (788-822 гг.).

50. Карл же со всеми детьми, которых уже поставил королями… – в 806 г. Карл Великий издал капитулярий «Divisio regnorum», в соответствии с которым франкская империя и власть в ней были разделены между его наследникми, Карлом, Пипином и Людовиком.

51. …во время царствования Пипина… – Пипин I (781-810 гг.). Сын императора Карла Великого, удельный правитель Италии.

52. …в Павии… – г. Павия, провинция Ломбардия, Италия. В оригинале Ticino. В VI – VIII вв. – столица королевства лангобардов. В IX в. стала столицей франкского королевства Италия.

53. Верю, что c божьей помощью всегда буду свободным… – В данном случае для лучшего восприятия риторического приёма Эрхимберта переводчиком допущена уступка в пользу литературного стиля. В оригинале – Sеmper ero liber, credo, tuente Deo! Дословно – «…всегда буду свободным, верю, так как [меня] хранит Бог»!

54. …другой Гримоальд принял на себя защиту законов Беневента… – Гримоальд IV, князь Беневента (806-817 гг.).

55. …вступил в союз не только с галлами – Гримоальд IV вступил в союз с франками и номинально признал их власть. Князь в 812 г. даже был вынужден заплатить франкам дань 25 000 солидов. Кроме того он согласился выплачивать императору по 7000 солидов. Последующие князья также подтверждали обязательство платить дань, но на практике это не выполнялось.

56. …дал выше упомянутым неаполитанцам снисхождение и мир… – мир был заключён в 808 г.

57. …древний враг… – т. е. Дьявол.

58. …позволил себе заключить с иными сынами Белиала ужасный заговор… – «заговор» в оригинале consilium, т. е. так же как «совет».

59. …пока он переходил через мост Старейшего города – в оригинале …dum per pontem proficisceretur Veterrimae urbis… Имеется в виду г. Виетри около Салерно.

60. …которые были преданы врагу его спасения… – т. е. Дьяволу.

61. …вплотную приблизился… – в оригинале – juxta…perapplicuit. В переводе Дж. Ферри «…окружил город…».

62. …вместе с военачальником… – в оригинале …una cum magistre militum… Magister militum – древнеримский и византийский военный титул.

63. …правил в том месте… – т. е. в Неаполе.

64. …жёны убитых мечами воинов… – в оригинале – virorum. В настоящем переводе Эрхемберта слово vir в большинстве случаев передаётся как «муж», однако выражение «жёны мужей» переводчик считает косноязычным, поэтому заменяет на «воинов», что также оправдано контекстом.

65. … Почему, говорят они… – в оригинале – inquit, форма единственного числа, 3-его лица недостаточного глагола. дословно было бы – «говорит», что явно не вписывается в контекст. Вероятно, должно быть inquiunt.

66. …вы задумали подняться на сражение против того, кто, как вам наверняка известно, непобедим… – в оригинале местоимения не согласованы в числе – adversus eos,.. quem… В одном месте ошибка. Возможны два варианта: 1. «вы затеяли подняться… против того, кто…непобедим»; 2. «вы затеяли подняться… против тех, которые… непобедимы». Поскольку из контекста ясно, что Эрхемберт превозносит деяния Гримоальда, предпостителен первый вариант. Дж. Ферри принимает второй вариант.

67. …Гримоальд со своим войском невредимый вернулся в лагерь… – здесь и далее castra в зависимости от контекста переводится как «лагерь» или «крепость», oppidum – как «замок».

68. …отдал выше названному государю в качестве подарка… – в оригинале exenium, очень редкий вариант написания слова xenium, что означает «подарок гостю».

69. Между тем граф Консинский Бадехиз, гастальд Агерентинский Сико… – Сико, князь Беневента (817-832 гг.).

70. …одарив многими владениями… – в оригинале honoribus, основные значения слова honor – «честь», «почесть».

71. ...Радехиз… – в предыдущкм отрывке Радехиз назван Бадехизом.

72. Итак, когда Сико принял княжество – в оригинале – principatu, что можно перевести также как «первое место», «руководящая роль», «верховенство» и т. д. Речь идёт о событиях 817 г.

73. …сделал наследником в герцогстве своего сына Сикарда… – в 821 г.

74. …мужа довольно ненадёжного, беспокойного и дерзкого, и надменного в гордыне духа… – чрезвычайно неоднозначная характеристика, так-как все прилагательные, описывающие Сикарда имеют также и не столь отрицательную коннотацию. Например, можно перевести так: «…мужа довольно очаровательного, не знающего спокойствия и резвого, и возвышенного благородством духа».

75. …когда он до основания разбил баранами… – «баран», известная с древности осадная машина, предназначенная для разрушения стен и ворот. К защищённой от метательных снарядов повозке привешивалось бревно, служившее тараном. Своё название устройство получило за то, что на конце тарана часто прикреплялся металлический наконечник в форме головы барана.

76. …военачальник… – в оригинале dux, что в рамках средневековой традиции можно также перевести как «герцог».

77. …со всем, что он в себя вмещает… – в оригинале, …cum universis, quae infra se retinet…, буквально «…со всем, что под собой держит».

78. …очень жестоко теснимые – в оригинале, …oppressi igitur durius…

79. …кесарь Людовик по прозвищу Добрый… – в оригинале Almus, что можно также перевести как «Питающий», «Благодетельный» или «Благой». Людовик Благочестивый (16.4.778-20.6.840), удельный король Аквитании (781-814 гг.), император (11.9.813-28.1.814 гг. вместе с отцом, 28.1.814-20.6.840 гг. единолично с перерывом 833-834 гг.). Третий сын Карла Великого и Хильдегарды.

80. …и так как они напрягали… – в оригинале «напрягали» выражено причастием образованым от искажённой основы супина annitus вместо annixus (annisus) глагола annitor.

81. …осада [Неаполя] на какое-то время была ими ослаблена… – эти события происходили в 831 г.

82. …народ агарян из Вавилонии и Африки… – агаряне, средневековое латинское название арабов и берберов. В Библии агаряне – кочевой народ между Галаадом и Евфратом. Во времена израильского царя Саула они были покорены коленами Гадовым и Рувимовым (1 Пар. 5:10,20). О них вместе с измаильтянами говорится, что они были врагами народа Божия (Псл. 82:7). Происходит от имени Агарь, которое носила рабыня Сарры, жены патриарха Авраама, родившая ему сына Измаила. Вавилония – средневековое название Арабского халифата, столицей которого был г. Багдад (в древности – Вавилон).

83. …поспешил в Сицилию… – набеги арабов на Сицилию начались ок. 700 г., когда арабы захватили о. Коссуру, расположенный на пол-пути между Сицилией и Африкой. В 827 г. эмир из династии Аглабидов Сиадет-Аллах (817-838 гг.) воспользовался мятежом византийского турмарха Сицилии Евфимия, чтобы завоевать остров. Эмир поддержал амбиции Евфимия, но вскоре отношения между арабами и византийскими мятежниками обострились, что раскололо лагерь завоевателей. К концу 829 г. арабы в Сицилии были практически разбиты византийскими войсками. В руках мусульман остались только несколько крепостей, в частности Мазар, Минео, Жирженти и Энна. Положение завоевателей осложнялось действиями византийского и венецианского флотов, а также византийских гарнизонов острова. В 830 г. на помощь арабам пришли флоты из Испании, под командованием бербера Асбагибн-Вакила и из Африки, экспедиция посланная Сиадет-Аллахом. С июля 830 до августа 831 г. продолжалась осада арабами г. Палермо. Со взятием Палермо мусульмане получили важный опорный пункт в Сицилии. Тем не менее за византийцами оставался ряд крупных городов: Энна, Сиракузы, Таормина и др. Однако они также один за другим были завоёваны арабами: в начале 859 г. – Энна, 21 мая 878 г. – Сиракузы, 1 августа 902 г. – Таормина.

84. …замечательный город под названием Панорм… – т. е. Палермо.

85. …замки… – в оригинале – oppida. Здесь и далее oppidum переводится как «замок».

86. …владел императорской властью – в оригинале, augustali praeerat imperio, где глагол praesum означает «быть впереди», «быть первым, главным», «руководить».

87. …выше названный Лотарь – Лотарь I (795-29.9.855), старший сын императора Людовика Благочестивого и его второй жены Ирмингарды. Удельный король Италии (823-833 гг.), император франков (823-833 гг. вместе с Людовиком Благочестивым; 833-834 гг. единолично; 840-850 гг. единолично; 850-855 гг. вместе с сыном Людовиком II). В 823 г. был коронован как соправитель отца. В 833 г. возглавил заговор против Людовика Благочестивого. Людовик был свергнут, императором стал Лотарь I. В 834 г. младшие братья Лотаря Пипин Аквитанский и Людовик Немецкй восстановили на престоле Людовика Благочестивого. Лотарь удалился в Италию, которая с 834 г. вышла из состава империи франков, что было подтверждено Вормским договором 839 г. После смерти Людовика Благочестивого Лотарь I по тому же договору снова получил императорскую корону. Он пользовался поддержкой вельмож, выдвинувшихся ещё при Карле Великом и проводил политику направленную на восстановление империи в прежних границах. Братья Лотаря Людовик Немецкий и Карл Лысый стремились к независимости своих королевств. Вследствие этих противоречий разразилась «война братьев» (840-843 гг.), которая окончилась поражением Лотаря и Верденским разделом 843 г. Император сохранил свой титул, но территория его державы сильно сократилась. В 855 г. Лотарь I ушёл в Прюмский монастырь, где вскоре умер. Перед смертью Лотарь разделил державу между сыновьями Людовиком II (Италия), Лотарем II (Лотарингия) и Карлом (Бургундия и Прованс).

88. …королевство франков было разделено – имеется в виду знаменитый верденский раздел империи франков 843 г. Он стал результатом междоусобной борьбы двух группировок, одна из которых была проводником центробежных тенденций, а другая – центростремительных. Империя, как государственное образование, не исчезло с политической карты Европы, но размер её сократился до размеров государства Лотаря, куда входили Италия, Фризия, часть Австразии, часть Бургундии, Прованс. На востоке её границы проходили по Рейну, на западе – по Роне, Соне, Маасу и Шельде. Между епархиями Вердена и Шалона-на-Марне граница проходила по р. Бьем. Верденская епархия отошла к державе Лотаря, Шалонская – к Западно-франкскому королевству.

89. …Карл, рождённый от другой матери – от императрицы Юдифи. Юдифь (ок. 795-19.4.843), жена императора Людовика Благочестивого с 2.2.819 г. Дочь Хвельфа (Вельфа), одного из баварских вельмож и саксонки Эгильвихи (Хельвиг).

90. …единодержавие получил только Сикард… – Сикард, князь Беневентский (832-839 гг.). Последний князь объединённого Беневентского княжества. Проводил воинственную политику по отношению к соседям. При Сикарде в 836 г был подписан мирнай договор с городами Сорренто, Неаполь и Амальфи. Несмотря на это князь в 837 г. воевал с Неаполем, а в 838 г. с моря взял Амальфи. Сикард известен также за покровительство христианской вере. По его приказу была построена церковь в Беневенте, были приобретены мощи св. Варфоломея и св. Трофимены. После убийства Сикарда в 839 г. началась междоусобная война, которая расколола Беневент.

91. …как Асвер [предпочитал] Амана… – Асвер, т. е. Артаксеркс, персидский царь (465-424 гг. до н. э.), Аман – его советник, гонитель евреев см. Есф. 3:5.

92. …вслед за назойливой, нечестивой и хулительной… – в оригинале не вполне понятное слово blasima, что можно интерпретировать как прилагательное, производное от глагола blasphemo, «поносить», «хулить», «злословить».

93. даже на минуту… – в оригинале, …ad momentum...

94. …всех знатнейших [людей] из беневентского народа обрёк... – в оригинале глагол indiderit, perf. conj. act. от indo – «класть (в)», «вкладывать», «налагать», «возлагать», «разводить», «вставлять», «вделывать», «оправлять», «приставлять», «придавать», «давать», «сообщать», «внушать», «вселять», «нагонять», «вводить», «закладывать», «строить», «наводить».

95. …наместника блаженнейшего Бенедикта… – то есть аббата монастыря Монте-Кассино.

96. искренне просящих… – в оригинале, …ex fide.

97. …навлечёт… – в оригинале, expertulit.

98. …княжество принял Радельгиз… – Радельгиз, князь Беневента (839-851 гг.). Брат Сикарда Сиконулф был заключён в тюрьму, но освобождён Капуанским гастальдом Ландульфом Старым, союзником покойного Сикарда. После этого Сиконульф провозгласил себя князем Беневента и между ним и Радельгизом началась война.

99. …Косноязычного – в оригинале, …Balbi…

100. …с тех пор как в него вступили лангобарды… – в оригинале, …ex eo quo Langobardi in ea ingressi sunt.., не вполне понятно, что Эрхемберт подразумевает под местоимением «ea». Из контекста предложения следует, что большей распри в Беневенте не случалось за всю историю пребывания там лангобардов. Лангобарды вступили в Беневент ок. 576 (см. Прим. 17).

101. …муж конечно же очень склонный быть победителем в войне… – в оригинале, …vir quippe ad bella promtissimus debellator. Ландульф I Старый, первый граф Капуи (795-843 гг.).

102. …поставил себе на службу всю Калабрию и большую часть Апулии… – в оригинале, …totam Calabriam suo subdidit famulatui maximamque partem Apuliae… т. е. буквально «…подчинил своему служению всю Калабрию и большую часть Апулии …». Калабрия – полуостров на юге Италии, южная часть Апеннинского п-ова. Длина около 250 км. Высота до 2271 м. Средиземноморская растительность. Апулия (Салентина) – полуостров на юго-востоке Италии, часть Апеннинского п-ова. Омывается Адриатическим и Ионическим морями и проливом Отранто. Длина ок. 150 км. Холмистая равнина. Средиземноморская растительность.

103. …в те дни в Бари… – г. Бари, провинция Апулия, Италия.

104. …в глухую для христиан ночь… – в оригинале, …intempesta noctis christicolis…

105. …проникли в город через тайные места и безвинный народ отчасти перебили мечами, отчасти взяли в плен… – захват мусульманами г. Бари произошёл в 847 г. В Бари был создан мусульманский эмират, который просуществовал до 871 г., когда Бари был завоёван императором франков Людовиком II.

106. …утопили в морских водах… – в оригинале, …marinis sugillarunt gurgitibus… Форма sugillarunt является синкопированным вариантом perf. ind. act. (sugillavernt) глагола sugillo, avi, atum, are. В этом месте перевод не дословный, т. к. глагол sugillare имеет значение «избавать». Дж. Ферри предполагает, что Эрхемберт описывает особую форму пытки.

107. …напали на город Канан… – локализация не ясна. Вайц полагает, что имеется в виду Каносса, Ферри считает, что имеется в виду Канн на р. Офанто.

108. …завладел таким трофеем… – слово tropheum в средние века могло обозначать также «крест», подразумевая символ победы Христа над нечистой силой. В приведённом Эрхембертом контексте слово «трофей» можно интерпретировать как «…трофей [в честь] победы…», т. е. материальные доказательства больших потерь среди врагов и как «…крест победы…», т. е. символ христианства, побеждающего языческую веру (под которой Эрхемберт понимает ислам.

109. …король же их по имени Кальфо… – Эмир Бари (847-852 гг.). Происходит из эмирата Аглабидов в Сев. Африке. До того как стать наёмником был слугой, а возможно даже рабом.

110. …вступил в город пешком… – в оригинале, …plantis propriis.., т. е. буквально «собственными стопами».

111. …из плохого дерева должен вбиваться только плохой клин… – видимо, пословица. В оригинале – …mala arbor, modo malus infigendus est cuneus…

112. …сошлись в Каудинские Фуркулы… – в оригинале, Furculas Caudinas, проход вдоль Аппиевой дороги между Беневенто и Неаполем.

113. …освободив от Радельгиза все города и замки за исключением Сипонта… – г. Сипонто, провинция Апулия, Италия.

114. Был же тот самый Гвидо, герцог сполетинцев… – Гвидо I, герцог Сполето (842-860 гг.). Сын Ламберта I Нантского и Аделаиды Ломбардской, старшей дочери короля Пипина I Итальянского. В 834 г. вместе с отцом находился в свите императора Лотаря I, в 840 г., после смерти императора Людовика Благочестивого получил от Лотаря аббатство Меттлах в Лотарингии. Гвидо женился на Итте, дочери беневентского князя Сико. В 843 г. Гвидо I выступил в беневентской междоусобной войне на стороне своего сводного брата Сиконульфа. Несколько раз за деньги он выступал в качестве посредника, но только император Людовик II смог примирить враждующие стороны. В 846 г. выбил мусульманских разбойников из Рима. В 858 г. поддержал Адемара Салернского против графа Ландо I Капуанского.

115. …частыми к тому времени между Сиконульфом и Радельгизом были битвы и ежедневные распри – в оригинале, …frequentissima pugnae concertatio et cotidiana litium seditio… буквально «…весьма частыми был спор битвы и ежедневная распря ссор…».

116. …всё внутри и снаружи… – в оригинале описка, «…infra extraque…» вместо очевидно позходящего по смыслу «…intra extraque…».

117. …в те дни, когда умер уже упомянутый Лотарь… – в 855 г.

118. …Галльское королевство было разделено на пять частей… – в оригинале, …regnum Gallicum pentifarie, divisum est… Здесь мы сталкиваемся с интересной особенностью, свойственной для Монтекассинского, особым словообразованим числительных. Вместо окончания могло присоединяться характерное для наречий -e, например: bifarie, omnifarie, pentifarie. (подробнее см. P.Stotz. Handbuch zur lateinischen Sprache des Mittelalters. Раздел состоялся в 855 г. Строго говоря, была разделена только держава Лотаря между его сыновьями императором Людовиком II (удельный король Италии 840-855 гг., император 850-855 гг. совместно с отцом, 855-875 гг. единолично) и королями Лотарем II (король Лотарингии 855-869 гг.), и Карлом (король Прованса, и части Бургундии 855-863 гг.). Называя количество частей на которые распалась империя франков, Эрхемберт учитывает также Западно-франкское и Восточно-франкское королевства.

119. …его братья Людовик и Карл правили Баварией и Аквитанией… – Людовик Немецкий (804-28.8.876), удельный король Баварии (806-843 гг.), король Восточно-франкского королевства (843-876 гг.). Карл Лысый (13.6.823-6.10.877), удельный король Алеманнии (831-833 гг.) и Аквитании (838-843 гг.), король Западно-франкского королевства (843-877 г.), император франков (877 г.).

120. …через посредство Капуанского графа Ландо… – Ландо I, граф Капуи (843-861 гг.). Старший сын и наследник Ландульфа I Старого.

121. …через посредство уже названного мужа Адемара было смиренно донесено… – что конкретно было донесено в этом предложении не сказано.

122. Хотя они были очень молодыми… – в оригинале, Qui licet erat admodum parvuli… Здесь глагол erat должен согласоваться во множественном числе с прилагательным parvuli. Слово parvuli может означать как «молодые», так и «незначительные». Возможно, Эрхемберт хотел выразить сразу оба смысла.

123. …наследником своего титула… – ministerium, в классической латыни «служба», «должность», «занятие».

124. …в княжеское достоинство был избран его сын Радельгар… – Радельгар, князь Беневента (851-854 гг.).

125. …постепенно… – в оригинале pedetentim, искажённая форма наречия pedetemptim [pes + tempto или tendo] «шаг за шагом», «постепенно», «осторожно».

126. …через посредство досточтимого мужа, наместника блаженного Бенедикта – т. е. аббата бенедиктинского монастыря Монтекассино. Здесь имеется в виду аббат Бассакий (837-856 гг.). Известно, что Бассакий обращался с подобной просьбой к Лотарю I, а не к его сыну Людовику II.

127. …уступив Салернское княжество Адемару – Адемар, князь Салерно (853-861 гг.). Сын узурпатора Петра, сместившего князя Сико. При нём Капуя оптала от Салерно.

128. …сына Сиконульфа он сделал изгнанником… – Сико II князь Салерно (851-853), сын Сиконульфа был низложен в 853 г. Петром. В 855 г. он безуспешно попытался вернуть власть.

129. …ему наследовал его брат по имени Адельхиз… – Адельхиз, князь Беневента (854-878 гг.).

130. …Пандо [владел] титулом конюшего – в оригинале, marepahissatum, латинизированное лангобардское слово marpahis или marepahis. Примерно соответствовало латинскому comes stabuli. Происходит от слов mar (mare) – «кобыла», paizan – «надевать удила». Пандо, второй сын Ландульфа I Капуанского. Сверг Ландо II, сына своего брата Ландо I и стал графом Капуи (861-862 гг.). Объявил себя назависимым от Салерно.

131. … служил среди дворцовой стражи… – в оригинале palatinis excubabat obsequiis…

132. отныне освободился от плотской скверны… – в оригинале, …ab hac carnea subtractus est faece…

133. …обманом отобравшие Свессулу… – Свессула, город в Кампании, к юго-вост. от Капуи.

134. …связали [его] своим честолюбием… – в оригинале, …suae ambitioni nexerunt…

135. …военачальник Сергий… – в оригинале, титул magister militum. Сергий, герцог Неаполитанский (840-864 гг.). Вместе с франками в 840 г. осаждал Неаполь, после чего горожане избрали его своим герцогом. Сергий заключил союз с сицилийскими арабами, но впоследствии перешёл на сторону франков и папы римского. В 849 г. он послал флот вместе с флотом Гаэты против арабов. В 850 г. Сергий возвёл в соправители своего сына Сергия и тем самым герцогскую власть наследственной. Свессула была захвачена Сергием ок. 859 г.

136. …за мостом, который в народе называется Казилин… – город в северной Кампании, на правом берегу р. Волтурн.

137. …в восьмой день до майских ид… – т. е. 8 мая.

138. …он бросился на них со всеми силами… – в оригинале, …totis viro super eos irruit…

139. …доведённый до последних дней жизни… – в оригинале, …ad extrema perductus est…

140. …Саудан, негоднейший и отвратительнейший король исмаилитов… – Саудан последний эмир Бари (857-871 гг.).

141. … войско галлов… – т. е. франков.

142. …убедили Ламберта, герцога Сполетского – Ламберт, герцог Сполето (859-871, 876-880 гг.).

143. …епископ Ландульф остался единственным оставшимся в живых… – т. е. из четырёх сыновей капуанского графа Ландульфа I. Ландульф II, епископ и граф Капуи (863-870 гг.).

144. …поставил графом в Капуе своего племянника Пандонульфа… – Пандонульф, князь Капуи (862-863 гг.).

145. …да будет он также в будущем терзаем… – в оригинале прямая речь и последующее проклятие Эрхемберта в адрес Ландульфа объединены в одно несогласованное предложение, которое при переводе пришлось разбить, поскольку иначе оно не имеет смысла.

146. …сколько раз он обманул Гвайферия… – Гвайферий, князь Салерно.

147. …Будьте, сказал он, покорны всякой власти, как предводительствующему царю, так и посланным им вождям… – Цитата из 1 Пётр 2:13-14.

148. …Власть не руководит, если [она] не от Бога, поэтому тот, кто сопротивляется власти, сопротивляется божественному порядку… – Цитата из Рим. 13:1-2.

149. Итак этот [Ландульф]… – в оригинале his, однако в такой форме местоимение ни с чем не согласовано. Очевидно, должно быть hic.

150. …женоподобные будут властвовать над вами… – Исайя 3:12.

151. …меч ссоры… – в оригинале …gladius rixae… идиома, примерно соответствующая расской «быть на ножах».

152. …всеми жителями близлежащей области… – в оригинале, …a…cunctisque cummarcanis…

153. …августы, то есть муж и жена – т. е. император Людовик II и его жена Ангильберга Пармская. Ангильберга (ок. 835-896/901), предположительно дочь графа Адельхиза Пармского из рода Суппонидов. В 851 г. стала женой императора. Имела необычайное влияние на супруга и была практически его соправительницей, в особенности после его ранения на охоте в 864 г. У Людовика и Ангильберги родились две дочери, Гизла и Эрменгарда, но у них не было наследников мужского пола, что, впоследствии привело к захвату Италии Карлом Лысым.

154. …были приняты любезнейшим аббатом достопочтенным Бертарием… – аббат Бертарий Монтекассинский (856-883 гг.). Укрепил монастырь фортификационными сооружениями в связи с угрозой пиратских набегов арабов. У подножия горы основал новый город, который получил название Эулогименополь, впоследствии Сан-Джермано. В 4 сентября 883 г. арабские пираты, которые стали лагерем на правом берегу р. Гарильяно напали на Монтекассино, сожгли аббатство и убили аббата Бертария вместе с другими монахами.

155. …осыпал тех [врагов] дротиками… – в оригинале непонятное место, …cornibus ventilabat…, что можно перевести также как «…тревожил луками…».

156. старались дать ему руки дружбы… – в оригинале, …dari sibi petebant dextras…

157. После этого они пошли… – в оригинале, …itum est…, perf. ind. pass. неправильного глагола eo, ii, itum, ire в безличном значении. Здесь это выражение на русский язык можно перевести только с использованием личной формы глагола.

158. …послав войско, взял Бари… – Людовик II в союзе с Византийским императором Василием I (867-886 гг.) организовал экспедицию против Барийского эмирата. Бари был взят в 871 г. а Барийский эмират ликвидирован. После взятия Бари отношения между Италией и Византией осложнились.

159. …схватил под стенами Беневента и поместил под стражу жившего и отдыхавшего в безопасности святейшего мужа… – т. е. императора Людовика II.

160. Убей, сказал он, пастыря, и будут рассеяны овцы стада – Цитата из Мaтф. 26:31 и Maрк 14:27.

161. …как Веспасиан и Тит отомстили страдание сына божьего… – имеется в виду подавление римлянами под командованием Веспасиана и Тита Флавиев иудейского восстания 68-70 гг.

162. …согласно пророчеству Елисея, который 42-х мальчиков, насмехавшихся над ним, отдал на съедение двум медведям… – аллюзия на IV Reg. 2:24.

163. … он устремился на отряд сарацин… – в оригинале употреблено слово scara.

164. …разбило на куски все либурны… – либурна, древнеримское военное судно, известное со времён ранней империи, длиной ок. 30 м., могло вмещать до 120 чел. По-видимому Эрхемберт в данном случае употребил анахронизм.

165. взял двух его сыновей в заложники и отправил в Лангобардию… – т. е. в итальянское королевство.

166. …оставляя жену и свою дочь в Капуе… – в оригинале Capuam, т.е. форма acc. sg., как правило употребляемая для указания направления.

167. …божественной памяти Людовик завершил последний день [жизни]… – Людовик II умер 12.8.875 около Брешии.

168. …из-за того, что подходивший однажды к Риму, чтобы возвратить в прежнее достоинство двух обвинённых епископов… – имеется в виду отлучение от сана папой Николаем I (858-867 гг.) епископов Гунтария Кёльнского и Теотгауда Трирского в октябре 863 г. в связи с делом о разводе короля Лотаря II. Лотарь хотел оставить свою жену Теутбергу, которая не смогла родить от него наследника ради конкубины Вальдрады, от которой у короля был сын Гуго. Развод и последующая женитьба Лотаря на Вальдраде была одобрена епископами Лотарингии, в числе которых были Гунтарий и Теотгауд. Тем не менее, несмотря на это в 865 г. Лотарь II под угрозой отлучения принял обратно Теутбергу, а поддержавшие его епископы лишились сана. Император Людовик II, отстаивая интересы брата, пытался оказать давление на наместника св. Петра (864 г.), о чём и пишет Эрхемберт. В 867 г. Лотарь II снова попытался узаконить развод, посредством договора с папой Адрианом II (867-872 гг.). При этом в качестве посредника в переговорах выступала императрица Ангильберга. Принципиальное согласие на развод было получено, но Лотарь II не дожил до проведения надлежащей церемонии и умер 08.08.869 г.

169. …побивши ногами священное, даже кресты и всех служителей… – в оригинале, …cruces vero omniaque sacrato ministeria pedibus calciati…

170. …как Самуил при Сауле поступил в отношении богатейшего царя Агага амаликитского, каким образом он приказал разорвать его на куски… – 1 Цар. 15.

171. ...Так как ты, сказал он, освобождаешь мужа достойного смерти, будет твоя душа за его душу – 3 Цар. 20:42.

172. …и [им] была одержана такая победа… – в оригинале,…tantaque victoria adeptus est…

173. …в качестве апокрисиариев… – т. е. уполномоченных.

174. …жившего тогда в Одронте Григория, императорского баюла… – Одронт, т. е. Отранто. Баюл – здесь, императорский наместник. Отранто, порт на юге Апулии, был отвоёван Византией у мусульман в 873 г.

175. …направляли послов с инструкциями… – в оригинале, …cum scedis…

176. Но когда Карл, сын Юдифи принял в Риме регалии власти… – в оригинале, …sceptrum insigne Romam suscepisset… Эрхемберт иногда употребляет accusativus вместо ablativus loci. Коронация Карла Лысого произошла в 875 г.

177. …дал в помощь папе Иоанну герцога Ламберта и его брата Гвидо… – папа Иоанн VIII (872-882 гг.). О герцоге Ламберте см. прим. 142. Гвидо II, герцог Сполето (880-883 гг.). События разворачиваются в 876 г.

178. …начал воевать с Гвайферием… – 877 г.

179. …осаждавший Требентский замок пока [его] не взял… – локализация не ясна. Замок был пал в 878 г.

180. …вмасто него был назначен Гайдерий, племянник убитого – Гайдерий, князь Беневента (878-881 гг.).

181. …Берелаис… – Старый грод в Капуе.

182. …с 4-го дня ид марта до 7-го дня ид мая… – т. е. с 12 марта по 9 мая.

183. …собрались на помощь князю Гвайферию, которым некогда и были защищены… – см. Erch. 28.

184. Также и на следующий год… – 880 г.

185. …князь Гвайферий, неожиданно появился с амальфитанцами во время жатвы… – messio, «жатва» – в переносном значении «погибель». Возможно аллюзия на выражение из Вульгаты …veniet tempus messionis… Je.51:33.

186. …и действуя против своей души… – в религиозном смысле, т. е. «на погибель своей души».

187. …как мы предпослали… – см. Erch. 39.

188. …сожжены огнём наидостойнейший монастырь святейшего Бенедикта, почитаемый во всём мире… – в 883 г.

189. …на следующий же год… – 881 г.

190. …расположился лагерем за колизеем… – в оригинале, colossum. Имеется в виду древний амфитеатр Капуи.

191. …под присягой получив от них Либурию… – т. е. Лигурию.

192. …в десятый день до календ сентября… – 23 августа.

193. …выступил с войсками против Кальви… – в оригинале, exercitaliter (adv.), что можно было бы передать как «с войском», или «оружно». Кальв – древний город к Северо-Западу от Капуи. Современный Кальви-Ризорта.

194. …приказал передать себе жилище в епископской келье… – в оригинале «келья» – zetula.

195. …поспешил к собственному епископскому престолу блаженного протомученика… – имеется в виду св. Стефан.

196. …в месте, которое называется Антениан… – современная деревня Антиньяно, примерно в двух километрах к северу от Капуи.

197. …князем был поставлен Радельхиз, сын Адельхиза… – Радельхиз II, князь Беневента (881-885 и 897-900 гг.).

198 . …вместо него был избран его брат Айо… – Айо II, князь Беневента (885-891 гг.).

199. …послан в царский город при благочестивом августе Василии… – «царский город» – Константинополь. «август Василий» – Византийский император Василий I (867-886 гг.).

200. …получил для проживания… – в оригинале, …ad convivendum… Глагол convivare означает «пировать», «угощаться», а также «жить вместе» или «сотрапезничать». По смыслу выражение похоже на русский аналог «получить в кормление».

201. Тем временем, не выдерживая горячности… – в оригинале, nimietas, существительное сo значениями «горячность», «занудство», в классической латыни – «избыток», «чрезмерность».

202. …они расположились лагерем в замке Агрополь… – на полях рукописи – поясняющая надпись: «замок в княжестве Салерно».

203. …вступил в сражение… – в оригинале употреблено существительное certamen, которое обозначает не только «сражение», но и «состязание», «спор», «диспут». Не исключено, что стремящийся к высокопарному стилю Эрхемберт имел в виду именно «состязание».

204. …была захвачена крепость Амантей… – на полях рукописи добавлено: «В Калабрии».

205. …были избраны два его сына, то есть первородный Лев и следующий [за ним] Александр… – Лев VI (886–912 гг.), Александр (912-913 гг.).

206. …дал в жёны свою соблазнительную племянницу… – в оригинале, …neptem… lactantem. Возможен перевод «племянницу». Прилагательное lactans может означать также «грудная».

207. …Децивилий, герцог Гаэты… – Доцибилий, ипат (герцог) Гаэты (867-ок.910 гг.).

208. …по…наущению Гвайферия Колосского… – Гвайферий получил такое прозвище потому, что он со своими людьми охранял капуанский амфитеатр.

209. …вместе с театральными мужами… – т. е. с воинами, охранявшими капуанский амфитеатр.

210. …около реки Лании… – на полях рукописи написано: «откуда называется земля Лании».

211. …выше упомянутый муж… – т. е. Афанасий.

212. …эгипийских…греков… – возможно, происходивших из Египта.

213. …Гвидо, сын Гвидо старшего… – Гвидо III, сын Гвидо II, герцог Сполето (883-894 гг.).

214. …он перешёл на другую сторону [реки]… – р. Волтурно.

215. …императорский стратиг отправил епископу Афанасию кандидата… – стратиг – византийский губернатор фемы Лангобардия. Кандидат – один из нижних чинов императорской гвардии, носивший в качестве регалии золотую цепь.

216. …на пеласгском языке называли Янникий… – в оригинале – Janniccio. Возможно под пеласгским понимается греческий язык.

217. …остваясь в Ателле… – населённый пункт между Неаполем и Капуей.

218. …отправил греков и неаполитанцев к святому Эразму… – предположительно башня св. Эразма около капуанского амфитеатра.

219. …монастырь блаженного Бенедикта, прежде разрушенный сарацинами в год Господа 884… – на самом деле в 883 г.

220. …многократно доносили… – в оригинале, …terque quaterque…, «и трижды и четырежды».

221. …в субботу после праздника богоявления… – Минь, издатель Эрхемберта исправил: «в субботу перед праздником богоявления».

222. …в 7-й день до ид января… – 7-го января 887 г.

223. …подчиниться благочестивому папе Стефану… – папа римский Стефан V (VI) (885-891 гг.).

224. …пообещал вернуть гаэтанцев… – т. е. привести Гаэту к подчинению папской области.

225. …ушёл ни с чем… – в оригинале – прилагательное infructuosus, т. е. «бесплодный».

226. …гастальда замка святой Агаты – вероятно замок Сант-Агата деи Готи между Неаполем и Беневенто.

227. …Айо поднял восстание – в оригинале, …rebellionis jurgium initiavit…

228. …был ими радушно принят и, произведённый ими в патриции, с честью отпущен на родину – Гваймар был произведён в патриции в 886 или в начале 887 г., в начале правления Льва VI (886-912 гг.).

229. …отправил [их] против замка Абеллан… – древний Abellinum, к югу от Неаполя.

230. …послав на телеге некое распоряжение… – в оригинале, tractoria.

231. …хотя и притворно… – в оригинале сложное для понимания выражение – …licet fincte…

232. … в глубине души… – в оригинале, фразеологизм …in arca cordis…, что буквально можно перевести как «…в ящике сердца…».

233. …в один прекрасный день – в оригинале, …per singulos dies…; в классической латыни выражение …in singulos dies… имеет смысл «каждый день», «ежедневно», однако это не вписывается в контекст. Целесообразно перевести данное выражение русским фразеологизмом «в один прекрасный день». Ферри предпочёл перевести как «…one each day…», т. е. «…по одному в день…».

234. …повелел отнять всё, чем владел Бенедикт в окрестностях города Капуи… – т. е. братья бенедиктинцы были изгнаны из своих владений.

235. Отнятое папское имущество… – в оригинале Dominicalis, что можно трактовать также как «господское», «хозяйское», «королевское», «господне». Поскольку речь идёт о распоряжении папы римского, предпочтителен всё же перевод «папское имущество».

236. После того как обе стороны обменялись посольствами… – в оригинале устойчивое выражение, Decurrentibus inter alterutros missis…, буквально «после того как между обеими частями пробегали послы».

237. …послал вышеназванных мужей на арену – т. е. в Капуанский амфитеатр.

238. …[боевой] клин греков… – в оригинале – Graiorum cuneus Graji – название греков у авторов доклассического и классического периода, употреблялось например Титом Макцием Плавтом (ок. 254-184 до н. э.), Титом Лукрецием Каром (ок. 98-55 до н. э.), Марком Туллием Цицероном (106-43 до н. э.).

239. …когда они смешались воедино… – т. е. вступили друг с другов в бой.

240. …появился отряд «театралов» – т. е. воинов, стоявших лагерем в капуанском амфитеатре.

241. …при подстрекательстве врага рода человеческого… – т. е. по наущению Дьявола.

242. …около святого Карция… – Сан-Карцио, между Капуей и Неаполем.

243. …«Кто имеет уши, да услышит»… – Матф. 13:43.

244. … выпало на долю весьма гордым Датану и Абирону а также, как считается, приключилось и с Хорой… – библейские персонажи, лидеры израильского народа, выступившие против власти Моисея и Аарона (Числа 16: 1-40).

245. …начальник «аренцев»… – в оригинале, …praefectus harenarum…

246. …те, которыми он, как полагают, сам был спасён… – видимо, имеются в виду мусульмане наёмники.

247. …отослали того презренного проконсула в Капую… – Эрхемберт употребляет анахронизм «проконсул», означающий должность наместника правинции в Древнем Риме.

248. …чтобы его держали на хлебе и воде… – в оригинале, pane tribulationis et aqua angustiae suggillaturum.

249. …«Воздайте ей…»… – т. е. «Вавилонской блуднице». Иоанн 18:6.

250. …не отказывайтесь верить… – в оригинале, …cor apponere…

251. …«Призови меня в день твоей скорби, я избавлю тебя, и ты прославишь меня» – Псалтирь 49:15.

252. …«Как долго, – сказал он, – ты это делал и я молчал; ты подумал, что Я такой же, как ты?»… – Псалтирь 49:21.

253. …«Разве не ограбят того, кто грабит сам»?... – в оригинале, …Nonne qui praedat et ipse praedaverit?... пересказ Исайя 33:1, …vae qui praedaris nonne et ipse praedaberis…, при этом Эрхемберт, очевидно, допустил грамматическую ошибку, поставив глагол praedo в активном залоге.

254. …дело в том, что и галлов… – т. е. франков.

255. …«Кто поможет чародею однажды укушенному змеёй»… – аллюзия на Эккл. 10:11.

256. … себя же он показывал перед ближними в такого рода деле весьма рассудительным и могущественным… – в оригинале, …se autem in hujusmodi negotio sapientiorem ac potiorem ostendens prioribus...Минь (издатель латинского текста источника) считает, что данная фраза сказана Эрхембертом с иронией. Возможны также различные интерпретации выражения в зависимости от перевода слова priores: 1) «показал себя в такого рода деле более рассудительным и могущественным чем его предшаственники»; 2) «показал себя в такого рода деле более рассудительным и могущественным чем аббаты».

257. Отправляя посольство в королевский город… – т. е. в Константинополь, ср. русск. Царьград.

258. …был захвачен августом Карлом третьим… – Карл III Толстый, Восточно-франкский король (876-887 гг.), король Италии (879-887 гг.), император франков (881-887 гг.), Западно-франкский король (885-887 гг.).

259. …он уничтожил исмаилита Аррану, жесточайшего тирана, почти с тремя стами его приверженцев… – в 887 г.

260. Между тем, когда Айо был осаждён греками в городе Бари… – в 888 г.

261. …сблизились между Мессаной, городом в Сицилии и Регием – между г. Мессиной и г. Реджо, т. е. в Мессинском проливе, отделяющем Тирренское море от Ионического.

262. …прочие ахейцы… – т. е. греки и другие подданные Византийской империи.

263. …оставив каждый из двух городов… – т. е. Мессину и Реджо.

264. …ни от кого не ожидая войск… – в оригинале довольно туманное сообщение, …nemine contrahens bella…, где ничто ни с чем не согласовано. Bellum в plur. означает «войска», «военные силы». По видимому, данное место можно трактовать следующим образом: византийское население городов Мессина и Реджо расселилось по соседним городам, не надеясь получить новое подкрепление из Константинополя или откуда-либо ещё.

265. …я в свою очередь расскажу более кратко… – здесь Эрхемберт вопреки своему заявлению пускается в пространное рассуждение.

266. Ахейцы же, как наружностью, так и характером похожи на зверей… – в оригинале, …ut habitudinis similes sunt, ita animo aequales sunt bestiis… При переводе слово aequales опущено, так как по значению оно соответствует similes и представляется излишним.

267. …одними из тех рабов наполняли берега океана… – в оригинале, …oceani litora farciebant…, не вполне понятно, что имел в виду Эрхемберт.

268. …хотел господствовать, но не смог получить – после низложения Карла Толстого в 887 г. началась междоусобная война за итальянскую корону, в которой участвовали герцоги Беренгар I Фриульский, король Италии (888-924 гг.) и Гвидо III Сполетский (889-895 гг.). В октябре 888 г. Беренгарий нанёс поражение Гвидо и его франко-бургундским союзникам. Об этой неудаче и говорит Эрхемберт.

269. …они заключили друг с другом договор вплоть до эпифании… – Беренгарий I и Гвидо III заключили перемирие, поскольку первый опасался угрозы со стороны Арнульфа Каринтийского, а второй намеревался собрать войска для реванша после поражения под Брешией. Эпифания – день всех святых.

270. …в 8-й день до ид января… – т. е. 6 января. 889 г.

 

Источник: Erchemperti historia Francorum. MGH, SS. Bd. III. Hannover. 1839

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.