Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КНИГА ЭЛЬДАДА ДАНИТА

Предисловие

Эльдад бен Махли, иначе Га-Дани, или Данит, называемый так потому, что провозгласил сам себя потомком одного из сыновей праотца Иакова, Дана, был и для современников своих загадочной личностью. По его собственному свидетельству, он был человек торговый и странствовал в качестве посланного от четырех израильских колен (Дана, Неффалима, Гада и Асира), живших в стране Куш, или Хавиле, в Эфиопии.

Прежде всего Эльдад появляется в Северной Африке, в городе Кайруане, между арабско-африканскими евреями, которые, будучи изумлены его рассказами, послали в Вавилонию, к своему духовному начальству, гаону (Гаон — титул раввинов, возглавляющих вавилонские академии (иешивы). См. также прим. 10 к Вениамину.) Цемаху, запрос о том, в какой степени [16] можно доверять этим рассказам. Позднее встречаем Эльдада в берберском городе Тагорте, где он вошел в сношение с р. Иегудою бен Корейшом, сочинителем книги “Эле га-мицвот”. Из Берберии он прибыл в Испанию, как видно из письма Хисдая Ибн-Шапрута (Согласно другому написанию — Хасдай. Занимал должность врача и министра при Омейядских халифах в Испании: Абдаррахмане III (912-961 и Аль-Хакиме II (961-976) к царю хазарскому Иосифу (в 959 г.); затем след Эльдада исчезает.

Относительно эпохи, когда жил Эльдад, мнения толкователей сочинения его различны: одни относят его к IX, а другие к X столетию и делают его современником р. Цемаха бен Кафная, бывшего гаоном в Пумбедите в 936-938 г. Вопрос этот решает заметка в письме упомянутого Хисдая, который говорит, что во время отцов его пришел в Испанию человек из колена Дана; стало быть, Эльдад не был современником Хисдая, а жил несколько десятков лет ранее его, т. е. в конце IX столетия, каковое время совпадает с гаонатством в Суре раби Цемаха бен Хаима, управлявшего тамошнею академией в 889-896 гг., и с ним [17] кайруанские евреи были в постоянных сношениях.

Текст повествования об Эльдаде существует в трех различных редакциях. Самая первая и полнейшая редакция издана в Константинополе в 1516 г. (перепечатана в “Бейт га-мидраш” доктора А. Иеллинека (Jellinek A. Bet ha-midrash. Vienna, 1873. Vol. II, p. 102-113.)) и состоит из трех частей: собственно рассказа Эльдада, письма кайруанских евреев к гаону Цемаху и ответа последнего. Вторая редакция, изданная также в Константинополе в 1519 г. (перепечатана в собрании Иеллинека (Ibid. Vol. III, p. 6-11.)), ограничивается одним только рассказом Эльдада, без приложений, и притом в сокращенном виде, и третья редакция, изданная в Венеции в 1544 г. (перепечатана у Иеллинека (Ibid. Vol. V, p. 17-21.)), совершенно сходна с первой редакцией относительно рассказа Эльдада, но также без приложений. Текст первой редакции перепечатан был в разное время и в разных местах, а именно: в Венеции в 1605, в Иеснице и Жолкиеве в 1722 г., в Брюне, в Остроге без означения года. [18]

Повествование об Эльдаде переведено на латинский язык Ж. Генебрардом, издано в Париже в 1563 и 1584 гг. и в Лейдене в 1609 г. Перевод на еврейско-немецкий язык напечатан в Праге в 1698 и в Иеснице в 1723 г. Существует также французский перевод Элиакима Кармоли, напечатанный в Брюсселе в 1834 г. и в Париже в 1838 г., с еврейским текстом, который, однако, совершенно не схож ни с одной из упомянутых выше трех редакций.

Для настоящего перевода мы пользовались самой первой и полной редакцией издания 1516 г., но сочли нужным сделать некоторые сокращения, а именно: опустили родословие Эльдада от Дана, пространный титул гаона Цемаха и устав о резании скота и трефе (Треф, трефное, некошерное — пища, запрещенная к употреблению согласно содержащимся в Торе и Талмуде законам.), как не представляющие особого интереса для русских читателей. [19]


КНИГА ЭЛЬДАДА ДАНИТА

На имя Создателя моего
возложу всю надежду мою
и все мысли мои
направлю к Эльдаду, потомку Дана.

Да будет благословенно и препрославлено всесвятое имя царя всех царей, который благоволил избрать Израиль из среды всех народов и дал ему закон и заповеди, чем отделил его от всех семидесяти языков 1 и завещал ему соблюдать 613 заповедей 2, делать и исполнять каждую из них в свое время. И пока Израиль исполнял волю Всевышнего, ни один из народов не мог над ним властвовать; но вот явился Иеровоам, сын Наватов, сделал двух золотых тельцов, согрешил сам и ввел в грех многих, и царство Давидово разделилось. Что же сделал Иеровоам? Он собрал всех израильтян и сказал им: восстаньте и пойдем воевать с Ровоамом, [20] сыном Соломона, и людьми Иерусалима (См. 3 Цар. ХП.). На это они ему возразили: зачем нам воевать с нашими братьями и сыном нашего владыки Давида? Причем старцы израильские сказали ему: между всеми коленами израильскими не найти тебе ни одного храбрее и воинственнее сынов колена Данова. И вот он отправился к данитам и сказал: восстаньте и пойдем воевать с сыновьями Иуды. Но даниты отвечали: клянемся жизнью отца нашего Дана, мы не будем воевать с нашими братьями и с сыном нашего владыки и не прольем крови их на землю. Сказав это, они тотчас вооружились мечами, копьями и луками и решились было вступить в сражение с самим Иеровоамом; но Всесвятый, благословенно Его имя, видя их доброе намерение, остановил их от кровопролития. Затем потомки Дана, сделав воззвание, сговорились оставить землю израильскую и идти на Египет. По совещании же с князьями своими сказали: ведь написано в законе Моисеевом: Господь сказал вам: “Не возвращайтесь [21] более этим путем” (Втор. XVII, 16.), как же мы можем решиться выселиться в Египет? А потом стали совещаться насчет земель идумейской и амонитянской; но, вспомнив, что Господь запретил переступать пределы земель сих и воевать с их жителями (Втор. II, 4, 5, 18, 19.), они и это намерение оставили. Наконец, Господь Бог ниспослал им благую мысль: они поднялись и отправились к реке Киссон 3 и, путешествуя на верблюдах, после нескольких привалов достигли страны Куш 4. Там нашли они себе хорошую землю, плодородную, просторную, изобилующую садами, парками, полями и виноградниками. Но сыны Куша не хотели дозволить данитам поселиться между ними, до тех пор пока не заключили с ними завета пред Богом, и кушиты стали платить дань пришельцам, потому что боялись их. Даниты же, живя там много лет, сильно расплодились и размножились.

И другие три колена израильские — Неффалимово, Гадово и Асирово — вышли [22] также из земли израильской, и [долго] странствуя, также с привалами, добрались до границы колена Данова, убили бесчисленное множество кушитов, забрали их землю на пространстве двухсот дней пути в длину и ширину и [потом] долго еще вели с ними войну.

И все упомянутые четыре колена надеялись на Господа, и Он помогал им в войнах; размножились они и усилилось их царство, больше царства Изнеженной (“Изнеженная”, “роскошная” девица — прозвание Вавилонии у пророка Исайи (Ис. XLVII)), и всегда их рука была на вые врагов их. Еще Господь им помог, и собрали они народы сестер Оголы и Оголивы (Иез. ХХIII, 4); живут они в стенах, называемых Дгаб-Дхи (Или Дагаб-Дахи (“чистое золото”). Рапопорт находит в этом слове Эльдада указание на кавказскую страну Серир, или Серир-ад-дзагаб (“золотой трон”). См. Гаркави. Соч. о Хазарах, с. 23.), воюют с семью царствами, коих имена: Арда, Тискат, Сарм, Кака, Гугам, Хумрим и Лудим 5. Все они по ту сторону рек Куша, во исполнение пророчества Софонии: “из-за речных стран Куша поклонники Мои — [23] дети рассеянных Моих — принесут Мне дары” (Соф. III, 10.).

У сказанных колен золото в изобилии; овец, рогатого скота, верблюдов, лошадей и ослов очень и очень много; они сеют, жнут и живут в шатрах, переходят и кочуют от границы до границы, на пространстве в двести дней вдоль и поперек, и там, где они останавливаются, нет пустого места для ноги человеческой: везде поля, виноградники, рощи и сады.

Царь, властвующий над ними в полном величии и славе, — Узиэль, сын Михаила, из колена Асирова. Он осуждает преступников на четыре рода смертной казни: побиение камнями, сожжение, убиение [мечом] и задушение 6. Когда трубач звуками рога созывает людей на войну, то выходит полководец, и самое меньшее количество собирающегося войска бывает до ста двадцати знамен и под каждым знаменем по тысяче человек — и это только частица одного из колен. Такое войско выступает в поход, и приносимая им, по окончании войны, из земли Куш добыча [24] делится между всеми воинами. Каждому из четырех колен назначается для ведения войны пространство трехмесячной ходьбы, и добыча каждого колена принадлежит только ему одному. Детей у них столько, сколько песку на берегу моря, и все они очень воинственны. Во время сражения они говорят [друг другу]: “нынче не следует отступать, и Израиль не отступит”. Они укрепляют свое сердце надеждою на Творца своего, Бога вечного, Создателя неба и земли, Непобедимого в битве, и проливают кровь врага своего в сражении. И сколько раз кушиты оплакивали свою судьбу и рыдали, а дщери Израиля цвели и радовались.

Еще и потомки нашего великого учителя Моисея живут близ реки по имени Шабатион, называемой так потому, что они вышли из земли израильской и [поселились там, где] река их окружает; инородцы зовут ее Сабатион 7. Река эта обнимает пространство трехмесячной ходьбы в длину и ширину. И они [потомки Моисея, беней-Могие] живут в домах, дворцах и башнях, и у них нет ничего нечистого: ни [25] птиц, ни животных [нечистых], ни собак, ни волков, ни хищных зверей, ни мух, ни блох, ни вшей, ни ворон, ни скорпионов, ни змей, ни лисиц, ни львов, ни леопардов; одни только овцы и рогатый скот; овцы у них рождаются по два раза в год. Дети Моисея там сеют и жнут, и у них произрастают всевозможные в мире сорта плодов; также горох, огурцы, тыквы, лук и чеснок. Они очень набожны, сведущи в Св. Писании, Мишне и Талмуде 8 и когда учат, то обыкновенно говорят: “так сказал Иисус, сын Навина, [слышанное] из уст Всесильного”; о других же ученых не упоминают и их не знают. Кроме священного языка, они никакого другого не знают. У них имеются уставы о запрещенном вине (Запрещенное вино — яин несех — вино, которого коснулся нееврей.), о резании скота и о трефе, и они соблюдаются гораздо строже, чем по учению соферим 9; ибо Моисей требовал [в отношении пищи] возможно большей осторожности. Дети Моисея все чисты, праведны и набожны; никогда не клянутся именем Божьим, а [26] если услышат от кого-либо подобную клятву, то говорят ему: “невежда, зачем ты клянешься великим именем Божьим и как ты осмелился произнести это Имя твоими устами, ведь это не хлеб, что ты ешь, не вода, что ты пьешь, и тебе нет никакого удовольствия от произношения этого имени всуе. Ступай, взгляни: за клятву [отцов] дети в младенчестве умирают”.

Беней-Моше вообще люди верующие, набожные и живут очень долго, около ста двадцати лет, и сыновья не умирают при жизни родителей, а отцы при жизни своей видят детей и внуков до третьего и четвертого поколения. Они сеют и жнут, и мальчики их пасут скот в поле, на расстоянии нескольких дней пути, и ничего не боятся: ни диких зверей, ни нечистых сил и вообще никакого несчастного приключения в мире, потому что они святы, чисты, праведны и набожны, соблюдают в святости закон Моисея; поэтому Господь и даровал им все эти блага. Они живут особняком и не видят никого из посторонних, и никто их не видит, кроме только четырех колен, живущих с ними в соседстве, по ту сторону [27] реки Куш, и от которых река Сабатион их отделяет. Они те, о которых говорится: “скажи узникам: "выходите" и тем, которые во тьме: "покажитесь"” (Ис. XLIX, 9.). У них очень много золота; они сеют лен, разводят шелковичных червей и из шелка их делают красивые платья. Их вдвое более, чем было евреев, выведенных из Египта. О четырех же коленах сказано: “Горе земле, осеняемой крыльями и лежащей по ту сторону рек ефиопских” (Ис. XVIII, 1.).

Ширина реки Сабатиона двести двадцать локтей, или расстояние выстрела из лука. Река наполнена песком и камнями, и шум ее слышен очень далеко. Грохот ее камней подобен сильным раскатам грома, шуму морских волн и бурного ветра; ночью же грохот этот слышен на расстоянии полудня пути. Там множество источников, стекающихся в одно озеро, откуда берут воду для орошения земли, и в том озере разводятся всевозможные роды рыб, а в окрестности его всевозможные роды чистых птиц. [28]

Вода, песок и камни в реке находятся в движении всего неделю, а в субботу, начиная с кануна ее до кануна следующего дня, все это покоится. С другой стороны реки [в это время] огонь, так что никто не может приблизиться к реке на расстоянии мили: огонь поедает все, что растет вокруг реки. Означенные четыре колена выходят со своими стадами на берег реки, чтоб стричь овец, потому что место это чисто и обширно: на нем не произрастает ни терния, ни волчца, ни какой травы и зелени. Увидев их, беней-Моше собираются, становятся по берегу реки, зовут их и говорят: “Эй вы, братья даниты, покажите нам ваших лошадей, верблюдов и ослов!” и затем восклицают: “Смотрите, какой славный рост, какая длинная шея, какие маленькие уши! смотрите, какие стройные животные!”

И вот пришел к нам этот праведник от сказанных четырех колен; сам он из колена Дана. Господь всесвятый, да будет благословенно Его имя, прислал его к своим детям, рассеянным по всем странам света, [29] возвестить им благие утешения; и вот каким путем прибыл он из-за реки Куш. Взошел он с другим [собратом] из колена Асирова на стоящий в море корабль заняться с приезжими продажей и покупкой платья; между тем дул сильный ветер до заката солнца, а ночью поднялась такая страшная буря, что все почти потеряли надежду спасти жизнь свою. К рассвету выбросило их на берег к народу, называемому Румрум. Народ этот из потомков Куша и ест людей. Увидав путешественников, дикари забрали их с собой, а так как потомок Асира был жирный, здоровый и чрезвычайно нежный телом, то они тотчас же стали есть его живьем, и этот несчастный все время кричал: “Увы, мать моя, затем ли ты родила меня, чтобы кушиты ели мое мясо?” Эльдада же взяли и посадили на цепь, пока он не сделается здоровым и жирным, для чего и стали кормить его; но он ничего не ел. Долго был он у них, пока Господь не сотворил с ним чуда: явилось многочисленное войско, убило и пленило многих кушитов; в числе пленных взят был и он, праведник, Эльдад Данит. Люди, к которым он попал в [30] плен, поклоняются огню, и служение их подходит близко к служению Молоху. Один раз в год, в известный день, собираются они в большую долину, где с незапамятных времен стоит громадное дерево; на него влезает красивая девица нагая, хлопает в ладоши и бьет себя по лядвеям. На этот призыв все вздрагивают и падают ниц; затем немедленно встают и бегут к находящемуся тут же в долине огромному капищу; врываются в него мужчины и женщины вместе, запирают двери, тушат свечи, и каждый мужчина хватает женщину, не обращая внимания на то, не сойдется ли сын с матерью, или брат с сестрою, или отец с дочерью. Затем первый родившийся в году от этого смешения ребенок, будет ли он мужского или женского пола, сжигается, и пеплом его [разведенным в воде] все окропляются. Вообще там делаются вещи, нигде не виданные и никогда не слыханные. Праведник был у них четыре дня, после чего его привезли в страну Цин, где один еврей купил его за четыреста золотых, отпустил его в путь, и он плыл морем, пока не добрался до материка. [31] Попал он к колену Иссахара, живущему в горах, на берегу моря, в конце персидской и мидийской земель. Потомки этого колена день и ночь прилежно занимаются Торою 10 и исполняют в точности написанное: “поучайся в ней [в книге закона] день и ночь” (Иис. Н. I, 8.). Они не имеют ни с кем распри, но все дни проводят в прениях о законе. Живут мирно, спокойно и беспечно. У них нет ни врагов, ни противников. Они занимают землю на пространстве десяти дней пути, в длину и ширину, и обладают большим количеством скота. Ни одного там нет злонамеренного, готового на преступление. В соседстве с ними живут огнепоклонники, которые берут себе в жены своих матерей, дочерей и сестер; они не занимаются земледелием и все покупают у соседей на деньги. У потомков Иссахара есть свой судья и князь, по имени Нахасон, и на суде четыре рода смертной казни; говорят они на священном языке, также на персидском и кедарском 11. [32]

Потомки Завулона обитают на горе Приан (Паран, или Фаран — пустыня и гора на юге от Палестины (Чис. X, 12; ХШ, 3, 26: Втор. ХХХIII, 2)); а потомки Рувима напротив них, возле той же горы Приан; между ними мир, любовь, братство и дружба. Ведут они войны с соседями и всю приобретаемую добычу делят между собою; говорят на кедарском языке. У них есть Св. Писание, Мишна, Талмуд и агадот (Агадот (ед.ч. — агада) — входящие в состав Талмуда сказки, легенды, поучительные истории), и каждую субботу проповеди читаются на святом языке.

Колено Ефремове и половина колена Манассии обитают в горах, против города измаильского пророка (Т. е. Мухаммеда (Магомета). Кааба (от араб, ка'б — куб) — священный храм мусульман в Мекке. Имеет форму куба, расположенного в центре прямоугольного двора.) — города, называемого Меккой, на их же языке Каабой. Они хорошие наездники; выходят на дороги для грабежа и добычи; они очень сильны и воинственны, так что один в состоянии победить тысячу человек. [33]

Колено Симеоново и другая половина колена Манассии живут в земле кедарской (В константинопольском издании Эльдада 1516 года вместо эрец кедарим (“земля кедарская”) — зрей, кузарим (“земля хазарская”), а в издании 1519 года — эрец касдим (“земля халдейская”)), на расстоянии шестимесячного пути от Иерусалима; они бесчисленны, и все окрестные измаильтяне платят им дань, потому что боятся их силы и мужества.

Рассказчик всего этого из колена Данова, имя ему Эльдад, и родословие его восходит по прямой линии до Дана, сына праотца нашего Иакова.

Об этом Эльдаде жители города Кайруана, к которым он пришел от колен израильских, скрытых в Хавиле, в земле Куш, обратились к учителю нашему Цемаху (Цемах бен Хаим Гаон, ректор академии в Суре с 889 по 895 год.), славе и величию Израиля, со следующим запросом:

Извещаем нашего владыку, что к нам явился путешественник по имени Эльдад, происходящий из колена Данова, и рассказал [34] нам, что четыре колена, а именно: Дана, Неффалима, Гада и Асира — обитают все вместе в одной земле, там, где была прежняя Хавила, где золото; что у них есть судья, по имени Абдин, и на суде четыре рода смертной казни; они живут в шатрах и кочуют с одного места на другое; земля же их занимает пространство семимесячной ходьбы. Окружают их с трех сторон владения пяти царей эфиопских, с которыми они и находятся в постоянной войне; поэтому кто между ними труслив, того они посвящают уделу божественному (Т. е. изучению Торы.).

У них есть полная Библия, но Книги Есфирь они не читают (В ортодоксальном иудаизме принято читать в синагогах Книгу Есфирь (Свиток Эстер) в праздник Пурим, бывающий в 14 день месяца Адара и установленный в память чудесного спасения евреев в Персии (Есф. IX, 26-29)), потому что предки их не были в числе тех евреев, которые испытали чудесное избавление; также не читают [в синагоге] и Книгу Плач Иеремии” (В ортодоксальном иудаизме принято читать Плач Иеремии в 9 день месяца ава (см. прим. 13 к Вениамину)), [35] чтобы не падать духом. Во всем их Талмуде не упоминается ни одного имени наших мудрецов, а всегда употребляется одно и то же выражение: “Сказал Иисус Навин [слышанное] из уст Моисея, из уст Всесильного”. Всякого чужеземного пришельца они помещают в войско; из них же самих каждый занимается тем делом, которому себя посвятил: или изучением закона, или военным искусством. Отправляясь на войну, они выступают в строгом порядке. Героям Дана назначаются для войны три месяца, которые они и проводят на коне; в течение всей недели они не спешиваются. Накануне же субботы, в каком бы месте она их ни застала, слезают с коней и оставляют их со своим оружием. Если враг не тревожит их, они соблюдают святость дня по всем правилам закона, если же он сделает на них нападение, то они тотчас выступают в полном вооружении и убивают врагов массами, с помощью, ниспосылаемой им от Господа. Между ними есть герои из потомков Самсона и детей Далилы, которые всегда впереди войска во время сражения; самый меньший из них в [36] состоянии обратить в бегство целую массу врагов. Если кто из них закричит, то это бывает крик победный, подобный рыканию льва, и кричит он громким голосом: “От Господа спасение народу Твоему, коленам Твоим возлюбленным победа Твоя! Се-ла! (“Аминь”.)” Они в походе проводят ровно три месяца, по истечении же этого срока привозят всю добычу прямо царю Узиэлю, который распределяет ее поровну между всеми; свою же долю царь передает мудрецам, занимающимся изучением Торы, и только достойным из них она достается; затем они получают и свои собственные доли. Точно так поступают дети Гада и Асира, и по истечении двенадцати месяцев начинается снова прежний порядок. У них другого языка, кроме священного, нет. Этот Эльдад Данит ни одного слова не понимает на языке кушитов и языке измаильтян, а знает только один священный язык, на котором и говорит. В этом языке, однако, встречаются у него слова, которых мы никогда не слыхали: например, голубя он [37] называет тинтр, птицу рикот, перец дармош. Подобных слов из его уст мы записали много и таким образом: бывало, показываем ему вещь, и он называет нам ее на священном языке, что мы тут же записываем; через несколько времени опять спрашиваем у него название той же вещи и получаем то же самое слово в ответ.

Талмуд их написан на чистом священном языке, но в нем не упоминается имен законоучителей, ни из Мишны, ни из Талмуда, но в каждой галахе (Каждое постановление в Талмуде называется галахой.) говорится: “так нам передано из уст Иисуса [Навина], из уст Моисея, из уст Всесильного, который нам явился сказать, что нам запрещено и что разрешено”.

Кроме того, Эльдад еще нам рассказал следующее: когда разрушен был Святой Храм и евреи были отправлены в Вавилонию, то вавилоняне приказали им петь для них песни сионские. Тогда восстали дети Моисея и, задыхаясь от слез и рыданий пред Всевышним, откусили зубами свои пальцы, выражая этим, что пальцы, [38] которыми они бряцали на инструментах в Храме, не могут и не должны то же самое делать в нечистой земле. И явилось ночью облако и унесло их с шатрами, овцами и всем скотом в Хавилу и ночью же их там опустило.

Он, Эльдад, еще нам рассказал вот что: слышали мы от наших предков переданное им их предками, что в ту самую ночь слышен был ужасный шум, а к утру видно было войско многочисленное и тяжело вооруженное, которое и принесло их (беней-Моше) к реке, ворочающей камнями и песком, на такое место, где прежде никакой реки никогда не было; река же эта ворочает камнями и песком без воды со страшным шумом и такою яростью, что если бы она встретила железную гору, то и ее раздробила бы. Река эта в течение шести дней недели движет камни и песок без капли воды, а в субботу успокаивается. Как только наступает канун субботы, то спускается облако на реку и человеку нет возможности подойти к ней близко до конца субботы, и это та самая река, которую зовут Сабатион, и мы называем ее тем же именем. В [39] этой реке есть места, где она не шире шестидесяти локтей, поэтому они (беней-Моше) стоят со своей стороны, а мы (даниты) с нашей стороны и разговариваем между собою. Они в заточении, потому что река их окружает: ни они к нам, ни мы к ним перейти не можем. У них нет ни диких зверей, ни нечистых животных, а только овцы и рогатый скот. Они пашут, сеют, переговариваются с данитами, рассказывают им о разрушении Храма, о чем последние ничего не знают. Колена же Неффалима, Гада и Асира пришли к данитам уже после разрушения Второго Храма, а прежде они сидели с потомками Иссахара в одних городах, но часто с ними ссорились, будучи попрекаемы происхождением от рабынь (Неффалим был сыном Валлы, служанки Рахили, а Гад и Асир — сыновьями Зелфы, служанки Лии (Быт. XXV, 25-26)). Опасаясь того, что эти ссоры могут привести к войне, они сочли за лучшее убраться оттуда и жили до тех пор, пока не достигли пределов Дановых, и таким образом соединились четыре колена в одном месте. [40] Вот ответ, который дал мар (Map — господин.) Цемах, гордость и слава Израиля, еврейской общине города Кайруана:

Касательно Эльдада Данита и различия его учения с нашим, о чем вы мне передали с его слов, об этом нас уже известили мудрецы, по рассказам учителей наших Исаака, сына Мара, и Симхи, которые сами видели этого Эльдада Данита. Они очень дивились его словам, ибо находили в них отчасти сходное с толкованиями наших законоучителей, отчасти же с ними различное. Подтверждение слов наших мудрецов мы видим в стихах Св. Писания. Когда Сеннахирим (Царь ассирийский. Здесь расхождение с Библией: согласно 4 Цар. XVI и 2 Пар. ХХVIII, царствование Ахаза совпало с царствованиями ассирийских царей Феглаффелласара и Салманассара.) явился и отправил в плен колено Завулоново, в восьмое лето царствования Ахаза, т. е. около 264 года от основания Храма, то потомки Дана, которые были очень храбрые воины, увидев, что ассирийский царь начал властвовать в Израиле, оставили свою землю и отправились в страну Куш, где и поселились, так [41] как тамошняя земля оказалась состоящею из садов, рощ, полей и виноградников, вообще обширной и переполненной всеми благами мира. И дали они себе слово, по любви к истинному Богу, служить Ему всем сердцем и всею душою и исполнять все Его заветы, и за это Он им помог так, что они были увенчаны двумя коронами: короною Торы и короною Царства 12, как сообщил об этом Эльдад Данит.

Учителя наши передали нам, что десять пленений претерпели израильтяне: четыре от Сеннахирима, четыре от Навуходоносора, одно от Веспасиана и одно от Адриана, и во всех этих пленениях не упоминается о колене Дана, потому что оно само вышло и отправилось в землю Куш за сто тридцать пять лет до разрушения Храма.

Что же до того, что говорил Эльдад о существовании у них четырех родов смертной казни, каковы: побиение камнями, сожжение, убиение [мечом] и задушение, — то хотя в Св. Писании о последнем роде смертной казни не упоминается, но мудрецы наши разъяснили и решили, что где в Писании просто говорится “смерть”, [42] там должно разуметь не что иное, как “задушение”. Далее, что Эльдад говорил о беней-Моше, с ними живущих, и об окружающей их реке Сабатионе, — все это он говорил правду: ибо то же самое рассказывают наши великие учителя в мидрашах (Мидраш — тоже, что агада, см. выше.): когда Навуходоносор, царь вавилонский, отправил в изгнание 60 раз десять тысяч беней-Моше, и когда они со своими гуслями достигли рек вавилонских, тогда случилось с ними именно то, что рассказал вам р. Эльдад. До пришествия наших предков в землю ханаанскую они [беней-Моше] занимались исключительно войною, поэтому забыли Мишну, которую приняли из уст Моисея и из уст его ученика Иисуса Навина. О последнем говорится даже, что у него явилось, после смерти учителя его Моисея, много сомнений относительно Мишны. Между всеми коленами, бывшими в земле израильской, только колена Иудино и Вениаминово занимались изучением Торы, а потому нечего удивляться некоторым несходствам с нашими законами, о чем вы слышали от р. Эльдада. Ведь [43] мудрецы в Вавилоне и Палестине, изучая одну и ту же Мишну, дают ей каждый свое толкование, ничего не прибавляя, ни убавляя в тексте. Очень часто одни ученики объясняют какое-либо положение одним способом, а другие то же положение объясняют совершенно иным способом, как два мудреца, принявшиеся изучать Св. Писание или Мишну: одному кажется смысл такой, а другому иной. Даже смысл стихов Св. Писания, изложенных определенно и ясно, понимается вавилонскими и палестинскими мудрецами различно, что зависит от неполных, или лишних, открытых или закрытых букв, от распределения акцентов, от Масоры (Правила огласования, синтаксического деления, кантилляции библейского текста.) и от разделения стихов. После этого что говорить о различии в понимании текста Мишны: это предмет глубокий из глубоких, кто его может постигнуть?

Впрочем, можно допустить, что Эльдад впал в ошибку по случаю такого горя, какое ему пришлось испытать во время его бедственного странствования, [44] утомляющего всякого человека. Однако Книга Второзакония должна быть везде одна и та же; не может она быть ни дополнена, ни уменьшена и не подлежит никакому изменению ни в целом, ни в малейшей ее части. Изменения могут быть допущены только в Талмуде, так как вавилонские евреи изучают его на сирийском языке, евреи же палестинские — на таргумском языке (Язык Вавилонского Талмуда — восточноарамейский (близок к сирийскому), а Иерусалимского Талмуда и Таргума (арамейского перевода Библии) — западноарамейский.), а ученые евреи, находящиеся в изгнании в земле Куш, — на священном языке, который они один только и знают. А что в их книгах не упоминается ни о каких наших мудрецах, то это потому, что во всей Мишне, которую израильтяне учили в Храме, не упоминаются имена толкователей, и не было надобности упоминать их. Но закон один, как в Мишне, так и в Талмуде: из одного источника все пьют. И не следует стараться объяснять всякую вещь, ибо, написано: “Слава Божия — облекать тайною дело” (Притч. XXV, 2.). [45]

Что же до того, что соотечественники Эльдада, как он говорит, молятся прежде о благоденствии мудрецов вавилонских, а затем о благополучии всех живущих в изгнании, то это они очень хорошо делают, потому что главные мудрецы и пророки были выселены в Вавилон и там на реке Евфрате сосредоточили изучение Торы и устроили академии. Со времен Иехонии, царя иудейского, и по сей день они составляют звено мудрости и пророчества и от них распространяется учение Торы всему народу. И уже говорили мы вам, что из одного источника все [евреи] пьют. Будьте же тверды во всем, что мудрецы ваши вам проповедуют, и в Талмуде, которому они вас учат, и не уклоняйтесь от их наставлений, которые они вам преподают, ни направо, ни налево; ибо написано: “По закону, которому научат они тебя, и по определению, какое они скажут тебе, поступи и не уклоняйся ни направо, ни налево от того, что они скажут тебе” (Втор. XVII, 11.).


Комментарии

1 У евреев есть верование, что первобытные народы мира были в количестве семидесяти (См. Мидраш Раба, кн. 4, гл. 2. В трактате Суккот 55, в толковании на гл. XXIX стих 32 2 Кн. Пара-липоменон сказано, что евреи должны привносить в Храм, в праздник, семьдесят волов за семьдесят народов, чтобы мир был в мире.). Иерусалимский Талмуд в толковании на Книгу Бытия (XXVIII, 3) говорит: “Ты, Израиль, достигнешь того, что у тебя будет синедрион из семидесяти членов, по числу народов земли”. А в толковании на книгу Второзакония (XXXII, 8) объясняет, что когда Всевышний отдал мир, для населения, народам, то определил представителями их на небе семьдесят ангелов. В трактате Сангедрин сказано, что число семидесяти [47] членов синедриона назначено было (не считая председателя) по числу народов мира, и каждый член должен был знать один из языков, на котором говорили эти народы; с тем, что если бы пришлось разбирать дело одного из этих народов, можно было обойтись без переводчика. В трактате Менахот (64б), говорится, что Мардохей (дядя Есфири), бывший член синедриона, знал все семьдесят языков.

2 По учению Талмуда, десять заповедей Моисея разветвляются на 613 заповедей. Из них заключающие в себе прямое повеление называются мицвот-асе, т. е. “делай”, а содержащие запрещение — ло-таасе, т. е. “не делай”. (Например, заповедь: “брату твоему не отдавай в рост” (Втор. XXIII, го) будет ло-таасе; а заповедь: “иноземцу отдавай в рост” (там же, 21) принадлежит к числу мицвот-асе). Заповеди эти были выбираемы из Талмуда в общий свод несколькими известными законоучителями; но главный сборник, которым евреи преимущественно руководствуются, [48] принадлежит знаменитому Маймониду в его сочинении “Сефер га-мицвот”.

3 Библейский поток Киссон (Суд. IV, 7; V, 21; 3 Цар. XVIII, 40; Пс. LXXXIII, 10) ныне носит арабское название Нар-Муката; берет начало к югу от горы Фавор, протекает по долине Изреельской и при подошве горы Кармель, к востоку от Хайфы, впадает в Средиземное море.

4 Земля Куш, или Хуш, как в Библии, так и во всей средневековой еврейской письменности означает Эфиопию (Mohrenland). Эфиопы (греч. “сожженные солнцем”) — неопределенное название, которое давалось в древности всем народам, смугло- или черноцветным, т. е. народам Северо-Восточной Африки и Юго-Западной Азии. Поэтому некоторые писатели помещают землю Куш в Индии или в Персии, близ Каспийского моря. Ученый же ориенталист Бошар доказал, что земля Куш, или Хуш, была в Каменистой Аравии, на границе Египта, и простиралась по восточному берегу Черного моря.

5 Названия семи царств, с которыми воевали четыре израильских колена, живших в земле Куш, едва ли могут быть объяснены и разысканы. Можно разве только позволить себе указать на сходство некоторых из этих названий с именами существовавших или существующих народов и стран: Сарм есть, может быть, сокращенное имя Сармат; Кака также сокращенное слово Кавказ и пр. Что касается последнего из семи царств — Лудим, то имя это встречается в Библии и означает, так же как имя Куш, народ эфиопского происхождения (Быт. Х, 13;Иер.ХLVI, 9).

6 Собственно в законодательстве Моисеевом установлены только три рода казни: 1) побиение камнями — секила, 2) сожжение — серефа и 3) просто предание смерти без означения орудия — гарег. Но, по объяснению Талмуда, последняя смертная казнь Моисеева совершалась двояким способом: снятием головы мечом или топором — собственно гарег, или задушением — ханек. Казни, называемые серефа и ханек, совершались одинаково: преступника закапывали в землю до колен и стягивали шею полотенцем с двух сторон, с той разницею, что когда хотели предать преступника сожжению (серефа), то вкладывали в рот его свинец, обвернутый горящей светильней (ВТ Сангедрин, 52 а-б). По указанию того же трактата (45 а-б), преступника, обвиненного в богохульстве, после побиения камнями вешали на дереве. Все означенные роды казни применялись только к евреям; неевреи же казнились исключительно отсечением головы, гарегом (Сангедрин, 56а).

7 По свидетельству историка Иосифа Флавия (De bello iudaico, II ч., 35 гл.) и талмудистов (ВТ, Сангедрин, 65б; Иерусалимский Талмуд (Далее - ИТ.), Сангедрин, 29; Берешит Раба, II; Мидраш Танхума, гл. Берешит; мидраш Эйха Раба, II, 5), есть будто бы в Азии река, воды которой текут все дни недели, кроме субботы, а в этот день покоя перестают течь, потому река эта и называется субботнею — Сабатион. Мнения писателей о месте нахождения этой реки весьма различны: одни ищут ее в Персии, другие в Индии, в Сирии и даже в Палестине; но большею частью полагают, что река эта должна быть библейский Гозан (4 Цар. XVII, 6; 1 Пар. V, 26). О разногласии ученых относительно сей последней реки см. прим. 86 к Вениамину. Мнение же евреев о том, что за рекою Сабатионом живут беней-Моше, т. е. потомки Моисея, основывается на толковании стиха 10, гл. XXXIV Книги Исхода Ионафаном, сыном Узиэля, который говорит, что в смысле этого стиха заключается обещание Бога Моисею сохранить невредимым его потомство: “В то время, когда израильтяне пойдут в плен чрез реки вавилонские, тогда Я удалю оттуда детей твоих и поселю их в земле, окруженной рекою Сабатионом”.

8 Мишна — собрание еврейских законов и преданий раввинов. Евреи полагают, что Моисей, кроме Закона, изложенного им письменно, получил на горе Синайской еще другие правила (Закон Устный — Тора ше-бе-алъ-пе), сохранившиеся в преданиях до составления из них кодекса р. Иудою Ганаси во II веке.

Мишна есть главнейшая составная часть - Талмуда и состоит из шести отделов: а) Зераим (О посевах); б) Моэд (О праздниках); в) Нашим (О женщинах); г) Незикин (Об убытках); д) Кодашим (О жертвоприношениях) и е) Тогарот (Об очищении). Каждый отдел распадается на трактаты (масехот); каждый трактат на главы (пераким), а последние на параграфы, которые называются или так же — мишной, или галахой. Соединение Мишны с толкованием ее — Гемарой составляет Талмуд. Талмуда два: Иерусалимский, старейший, завершен в V веке по Р.X., и Вавилонский, завершен в VI веке по Р.Х.

9 Соферим — мн.ч. от софер — книжник. Это были представители первой эпохи развития законоучения у евреев, по возвращении их из вавилонского пленения (см. прим. 10 к Вениамину). Родоначальником соферим был Ездра Книжник (Софер) — см. Ездр. VII, 6. Соферим составляли Великое собрание, были высшими блюстителями исполнения законов, собрали Пятикнижие, или Письменный закон, и книги пророческие и занимались объяснениями их и толкованиями, которые также введены были в Св. Писание и послужили впоследствии основанием для Талмуда. Кроме того, они составляли особые предписания, так называемые диврей-соферим, истекавшие из Библии и законов, основанных на предании.

10 Тора, или Сефер-Тора. Этим именем в узком смысле называется свиток, сшитый из многих пергаментных листов (из шкур чистых животных), на котором написано все Пятикнижие Моисеево. В обширном же смысле под словом Тора разумеется вся священная литература евреев, Письменный и Устный Закон, т. е. Ветхий Завет и Мишна с Талмудом, включая все его комментарии.

11 Имя Кедар, или Кидар, часто встречается в ветхозаветных книгах. Кедар был один из сыновей Измаила, родоначальника арабов (Быт. XXV, 13). У пророков Исайи, Иеремии и Иезекииля дикие племена, кочевавшие в пустыне и жившие в шатрах, именуются кедарами. Средневековые еврейские писатели называют кедарами татар и вообще народов измаильского происхождения.

12 Две короны. Еще во время Великого собрания (Великое собрание, или Великая синагога (Кнесет га-гдола) — религиозно-законодательный институт, существовавший в Иудее после вавилонского плена. См. прим. 9 и прим. 10 к Вениамину.) у евреев составилась молитва под названием Шмоне-эсре, т. е. “Восемнадцать славословий” (трактат Мегила, 17б), и в части ее, именуемой Кедуша, произносится стих из пророка Исайи (Ис. VI, 3): “Свят, свят, свят Господь Саваоф!” Молитву эту евреи повторяют три раза ежедневно, в уверенности, что голос их сливается в небесной сфере с ангельским славословием и вместе с ним восходит к Богу; что архангел из соединения молитвы ангельской с человеческою свивает три короны, из которых Всевышний одну возлагает на Свою главу, а другими двумя венчает главу Израиля (Мидраш Раба, гл. 24). Об этом и написано в Книге Левит (XIX, 1-2): “И сказал Господь Моисею, говоря: Объяви всему обществу сынов Израилевых и скажи им: святы будьте, ибо свят Я, Господь, Бог ваш”. О значении этих корон раби Симон (трактат Авот, гл. 4, мишна 17) говорит: три короны украшают человека [еврея]: корона Торы, корона священства и корона царства. Из этих трех корон корона священства, или святости, принадлежит, конечно, Всевышнему, а короны Торы и царства предоставляются Израилю.

Текст воспроизведен по изданию: Три еврейских путешественника. М. Мосты культуры. 2004

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.