Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КНИГА О СЛАВЕ ЦАРЕЙ

KEBRA NAGAST

Из предисловия к английскому изданию 1932 года

(английский перевод Sir E. A. Wallis Budge)

1. Рукописи KEBRA NAGAST и их появление в Европе. Работы Брюса, Диллманна, Преториуса, Райта, Зотенберга и Безольда (BRUCE, DILLMANN, PRAETORIUS, WRIGHT, ZOTENBERG, and BEZOLD). Письмо царя Иоанна лорду Гранвилю. Дата составления KEBRA NAGAST. Эфиопское произведение, основанное на коптских и арабских источниках и т.п.

    KEBRA NAGAST, или Книга о Славе Царей (Эфиопии), высоко почиталась по всей Абиссини уже как минимум тысячу лет назад, и даже ныне каждый образованный человек в этой стране верит, что она содержит истинную историю происхождения эфиопских правителей по Соломоновой линии, и считает ее наиболее авторитетным источником по истории обращения эфиопов от поклонения солнцу, луне и звездам к Господу Богу Израиля.

   В Европе о существовании этой книги не было известно до второй четверти XVI века, когда ученые, благодаря работам Франсиско Альвареса (капеллана посольства под руководством Дона Родериго де Лима (1520-1527), посланного королем Португалии Эммануэлем к Давиду, царю Эфиопии), не заинтересовались страной Пресвитера Иоанна. В собрании документов, касавшихся этого посольства, Альварес включил доклад о Царе Эфиопии, о нравах и обычаях его подданных, также и описание уклада эфиопов на португальском языке (Некоторые обычаи его светлейшества Давида, и страны его и народа, переведенные с языка эфиопского на португальский); 1этот доклад был значительно расширен в его же работах Ho Preste Joam das Indias (О священнике Иоанне Индийском) (COIMBRA, 1540), и Historia de las cosas d'Etiopia (История дел эфиопских)(ANVERS 1557, SARAGOSSE 1561 и TOLEDO 1588) 2.

   В первой четверти XVI века, П.Н.Годиньо опубликовал некоторые предания, происходившие из KEBRA NAGAST, 3 о царе Соломоне и сыне его Меньелеке или Меньелике, затем информация по этому предмету была включена иезуитом Маноэлем Альмейда (1580-1646) в его Historia ger?al de Ethiopia (Общая истрия Эфиопии), которая судя по всему была опубликована не в полном объеме. Маноэль Альмейда был направлен в Эфиопию в качестве миссионера, там он имел полную возможность изучать KEBRA NAGAST в первоисточнике, так что его рукопись Historia представляет собой весьма ценную работу. Его брат Аполлинаре, также отправился в эту страну и был забит камнями в Тигре вместе с двумя своими спутниками.

Еще более полную информацию о содержании KEBRA NAGAST собрал Ф.Бальтазар Теллеш (1595-1675), автор Historia general de Ethiopia Alta ov Preste Joa e do que nella obraram os Padres da Companhia de JESUS composta na mesma Ethiopia pelo Padre Manoel d'Almeyda. Abreviada com nova relecam e methodo pelo Padre Balthezar Tellez, COIMBRA, 1660, folio (Общая история Верхней Эфиопии ...). Источниками его работе послужили истории Маноэля Альмейды, Альфонсо Мендеса, Херонино Лобо и Отца Пайса. История Теллеша была хорошо знакома Йобу Лудольфу, и он неоднократно ссылается на нее в своей Historia AEthiopica, опубликованной во Франкфурте в 1681, но вполне очевидно, что сам он не был знаком с первоисточником KEBRA NAGAST целиком. Хотя он рассматривал ее содержание по большей части как легендарное, все же он был готов принять утверждение Теллеша о высоком доверии к этой книге и большой ее популярности в Абиссинии.

   В дальнейшем, вплоть до конца XVIII века, о KEBRA NAGAST в Европе мало что слышали, пока Джеймс Брюс из Киннэйрда ( JAMES BRUCE of KINNAIRD (1730-1794)), известный путешественник по Африке, не опубликовал свой отчет о своих путешествиях в поисках истока Нила. Когда он покидал Гондар, Рас Микаел, всемогущий Вазир (Wazir) царя Такла Хайманота ( TAKLA HAYMANOT), подарил ему несколько ценнейших эфиопских рукописей, и среди них была копия KEBRA NAGAST, которой он придавал особое значение. За годы жизни в Абиссинии он убедился насколько эта книга почитается всеми слоями абиссинцев, и в третьем издании своих Путешествий (Travels 4(vol. iii, pp. 411-416)) появляется описание ее содержания, впервые на европейском языке. Не удовлетворившись подаренным манускриптом, Брюс взял с собой также копию KEBRA NAGAST, сделанную им собственноручно, и впоследствии передал обе рукописи в Бодлейскую библиотеку (Bodleian Library), где они известны как соответственно "Брюс 93" и "Брюс 87". Первая из них, представляющая собой "Liber Axumea" (Аксумская Книга) "Путешествий" Брюса, была гораздо позже описана Диллманном, 5 который к краткому ее описанию добавил еще копию ее окончания 6, имеющего важное значение. Благодаря Диллманну, опубликовавшему названия всех глав Fetha Nagasti в оригинальном эфиопском написании, не осталось никаких сомнений относительно характера и содержания книги, хотя по прежнему оставалось неясным, кем и когда она была составлена.

В 1870 (?) Франсис Преториус (FRANCIS PRAETORIUS) 7 опубликовал латинский перевод эфиопского текста глав KEBRA NAGAST с XIX по XXXII по редакции Берлинской рукописи (Orient. 395), которую Лепсиус (LEPSIUS) приобрел у Доминго Лорда (DOMINGO LORDA), и передал в KONIGLICHE BIBLIOTHEK 1843 году. К Берлинскому тексту он также добавил варианты прочтения MSS. Orient. (Восточные манускрипты) 818 и 819 из Британского Музея, сделанные профессором Кембриджа У.Райтом (W. WRIGHT). В 1877 году Райт опубликовал полное описание рукописи (манускрипта - MS) в Магдальской Коллекции ( MA?DALA Collection) Британского Музея. Благодаря работе Преториуса впервые стало известно точное содержание эфиопской легенды о происхождении Царя Эфиопии от Соломона, царя Израиля, через Македу (MAKEDA), Царицу 'Азеба (Queen of ’AZEB), которая больше известна как Царица Шебы ("Queen of SHEBA").

В августе 1868, огромная коллекция эфипских манускриптов, вывезенных британской армией из Магдалы после поражения и самоубийства царя Феодора (THEODORE), была доставлена в Британский Музей, среди них были и две превосходные копии KEBRA NAGAST. Позднее они получили номера Oriental 818 и Oriental 819 соответственно, и были весьма полно и тщательно описаны Райтом в его Каталоге эфиопских манускриптов Британского Музея (Catalogue of the Ethiopic MSS. in the British Museum, London, 1877, 8No. cccxci, p. 297) и Zeitschrift der Deutschen Morgenlandischen Gesellschaft, Bd. xxiv, pp. 614-615. Манускрипту Oriental 819, написанному в правление Ийасу I ('Iyasu I), 1682-1706 н.э., суждено было вскоре вернуться на родину, и произошло это следующим образом. 10 августа 1872 года принц Каса, который впоследствии был коронован как царь Иоанн IV, написал графу Гранвилю следующее: "А также хочу объяснить вам теперь еще вот что: была там Картина, именуемая QURATA REZOO, и это Картина (изображающая) нашего Господа и Спасителя Иисуса Христа, и была она найдена англичанами среди множества книг Магдалы. Эту Картину Царь Феодор забрал из Гондара в Магдалу, а теперь она в Англии; по краям Картина расписана золотом, а по центру красками. Еще там есть книга, которая называется Кивера Негуст (KIVERA NEGUST) (т.е. KEBRA NAGAST), в ней содержится Закон всей Эфиопии, а также в той книге имеются имена Шумов ( SHUMS - т.е. глав) Церквей и Провинций. Умоляю вас выяснить у кого находится эта книга и выслать мне ее, поскольку в моей Стране мой народ без нее не подчинится моим приказам."

      Когда копия этого письма была направлена в Британский Музей Совет Попечителей решил удовлетворить просьбу царя Иоанна, и рукопись была возвращена ему 14 декабря 1872 года. Письмо царя Иоанна подтверждает серьезность значения KEBRA NAGAST для народов Эфиопии даже во второй половине XIX века. M. HUGUES LE ROUX, французский посланник президента Фрацузской республики к Менелику II, царю Эфиопии, отправился в Аддис-Алем (ADDIS ALEM), где находилась резиденция этого царя, для того, чтобы увидеть манускрипт и получить разрешение на его перевод на французский язык. Он обратился с этой просьбой лично к Менелику II и получил от него ответ, который M. LE ROUX переводит следующим образом: "Je suis d'avis qu'un peuple ne se defend pas seulement avec ses armes, mais avec ses livres. Celui dont vous parlez est la fierte de ce Royaume. Depuis moi, l'Empereur, jusqu'au plus pauvre soldat qui marche dans les chemins, tous les Ethiopiens seront heureux que ce livre soit traduit dans la langue francaise et porte a la connaissance des amis que nous avons dans le monde. Ainsi l'on verra clairement quels liens nous unissent avec le peuple de Dieu, quels tresors ont ete confies a notre garde. On comprendra mieux pourquoi le secours de Dieu ne nous a jamais manque contre les ennemis qui nous attaquaient". Затем царь отдал распоряжение доставить рукопись из Аддис-Абебы, где монахи пытались ее удержать под предлогом работы по ее копированию, и менее чем через неделю она оказалась в руках у M. LE ROUX, который едва мог поверить своим глазам. После описания манускипта, отметив наличие на последнем его листе следующих слов: "This volume was returned to the King of ETHIOPIA by order of the Trustees of the BRITISH MUSEUM, Dec. 14th, 1872. J. WINTER JONES, Principal Librarian" (Этот том был возвращен Царю Эфиопии по распоряжению Попечителей Британского Музея, 14 дек. 1872. Дж. Уинтер Джоунс, старший библиотекарь".) M. LE ROUX пишет: ""Il n'y avait plus de doute possible: le livre que je tenais dans mes mains etait bien cette version de l'histoire de la Reine de Saba et de Salomon, que Negus et Pretres d'Ethiopie considerent comme le plus authentique de toutes celles qui circulent dans les bibliotheques europeennes et dans les monastetes abyssins. C'etait le livre que Theodoros avait cache sous son oreiller, la nuit ou il se suicida, celui que les soldats anglais avaient emporte a Londres, qu'un ambassadeur rendit a l'Empereur Jean, que ce meme Jean feuilleta dans sa tente, le matin du jour ou il tomba sous les cimeterres des Mahdistes, celui que les moines avaient derobe". 9С помощью одного из своих друзей M. LE ROUX перевел несколько глав KEBRA NAGAST, и впоследствии опубликовал их. 10

   Каталоги эфиопских манускриптов Оксфорда, Лондона и Парижа, опубликованные Диллманном, Райтом и Зотенбергом, содержали немало сведений о KEBRA NAGAST в целом, но ученые полагали невозможным оценить литературные достоинства и историческую ценность документа по переводам одних лишь названий глав. В 1882 при поддержке Баварского правительства доктор К. Безольд (DR. C. BEZOLD) начал подготовку издания эфиопского текста, по лучшей из рукописей, с немецким переводом, который к публикации подготовила Королевская Баварская Академия (ROYAL BAVARIAN ACADEMY). После неизбежной и довольно продолжительной задержки работа наконец увидела свет в 1909 под названием Kebra Nagast. Die Herrlichkeit der Konige (Abhandlungen der Koniglich Bayerischen Akademie, Band XXIII, Abth. 1, Munich, 1909 [Band LXXVII of the Denkschriften]). Основному тексту предшествовало вступление, которое было высоко оцененено востоковедами, которым это издание было адресовано в первую очередь. В основе эфиопского текста издания Безольда лежит ныне знаменитый манускрипт, который прислал в дар Луи Филиппу (LOUIS PHILIPPE) Сала Денгель (Sahla или Sahlu Dengel), царь Эфиопии, скончавшийся еще в 1855. Согласно Зотенбергу (Catalogue des manuscrits Ethiopiens, p. 6) этот манускрипт датируется XIII веком; если это и в самом деле так, то это вероятно самая старая из ныне существующих эфиопских рукописей. Хотя больших оснований для столь ранней датировки кажется нет, не вызывает сомнений тот факт, что это наиболее древний свод KEBRA NAGAST, и потому Безольд был абсолютно прав, когда взял его за основу своего издания этого документа. При сравнении печатного текста этого издания с рукописью KEBRA NAGAST из Британского Музея, Oriental 818, обнаруживаются разночтения, однако все они не имеют принципиального значения и связаны в первую очередь со спешкой, небрежностью и усталостью переписчиков, то же касается и некоторых других копий KEBRA NAGAST. Текст Безольда представляет KEBRA NAGAST в той форме, которую эфиопские священники и переписчики считали авторитетной, нижеследующий английский перевод также сделан с него.

К сожалению, ни одна из копий KEBRA NAGAST не дает нам какой-либо информации о составителе книги   - а это определенно сборник, (а не оригинальная работа) - или времени, когда он ее писал, и обстоятельствах ее составления. Диллманн, первый европейский ученый, который прочел эту книгу целиком в эфиопском оригинале, удовлетворился тем, что написал в 1848 "de vero compositionis tempore nihil liquet" (точное время составления не установлено)(Catalogus, p. 72), однако позднее он пришел к выводу, что она была создана примерно в XIV веке. Зотенберг был склонен считать, что "она была написана вскоре после восстановления так называемой Соломоновой династии царей", т.е. вскоре после того, как трон Эфиопии занял Тасфа Ийасус (Tasfa 'Iyasus), он же Йекуно Амлак (Yekuno 'Amlak), правивший 6762-77 от сотворения мира, т.е. 1270-1285 н.э. Эпилог, встречающийся в некоторых рукописях KEBRA NAGAST Оксфорда, Лондона и Парижа, утверждает, что эфиопский текст был переведен с арабского, который, в свою очередь, является переводом с коптского. Арабский же перевод, далее утверждается, сделали Абу аль-Изз ('Abu 'L-'Izz) и Абу аль-Фарадж ('Abu 'L-Faraj) в 409-ый "год милосердия", во время правления GABRA MAS?AL (’AMDA SEYON I), что вполне определенно указывает на отрезок между 1314 и 1344 годами, когда патриархом Александрии был Георгий. Несмотря на ясность и определенность этих утверждений, Диллманн им не доверяет и полагает весь эпилог от начала и до конца плодом воображения некого досужего переписчика (ab otioso quodam librario inventa). Утверждение Эпилога о том, что эфиопская версия текста является переводом с арабского, он относит к явным домыслам (plane fictitia esse), и он определил слог Эпилога как представляющий более низкий, по отношению к собственно повествовательной части KEBRA NAGAST, литературный стиль (dictio hujus subscriptionis pessima est, et ab oratione eleganti libri ipsius quam maxime differt). Зотенберг (Catalogue, p. 223, col. 1), будучи весьма компетентным ученым, не видел причин сомневаться в достоверности утверждений Эпилога и считал возможным, что основные факты повествования принадлежат некому арабскому автору, автор же окончательной эфиопской версии ссылается на то, что первоначальным источником рассказа является коптский прототип, для придания ему больших авторитета и значения, которых он не имел бы в противном случае. С другой стороны, Райт считал KEBRA NAGAST всего лишь "апокрифическим произведением" и, судя по списку царей, имеющемуся в конце рукописи Oriental 818, fol. 46B, который завершает Йеквено 'Амлак (YEKWENO ’AMLAK), умерший в 1344 году, заключил, что эта книга является продуктом четырнадцатого столетия.

   Пристальное изучение , которое я проделал в ходе перевода книги на английский язык 11, убедило меня в том, что утверждения с которых начинается Эпилог по сути своей верны, и вполне возможно, что оригинальная арабская версия книги представляла собой перевод коптской рукописи из Библиотеки Александрийской Патриархии, и копии этих арабских переводов, вероятно расширенные и преумноженные переписчиками из различных монастырей Египта, вскоре, по Голубому Нилу, добрались и до Эфиопии или Абиссинии. Основная тема KEBRA NAGAST, происхождение царей Эфиопии от Соломона, царя Израиля, и "Царицы Юга" или "Царицы Шебы" несомненно была широко известна в Эфиопии за века до составления KEBRA NAGAST, но на изложение основной темы несомненно существенно повлияли сопутствующие легенды и дополнения, которые в своих изначальных (простейших) формах, как мне кажется, восходят к коптским и даже сирийским авторам.

Хорошо известно, что Соломонова линия царей правила Эфиопией до той самой поры, пока некая, в какой-то мере легендарная женщина по имени Эсфирь (Esther) или Юдифь 12 (Judith), как называли ее некоторые, не свергла Дельна'ада (DELNA’AD), заменив его на троне Мара Такла Хайманотом (MARA TAKLA HAYMANOT), первым из 11 царей Загвэ 13 (ZAGUE kings), которые лишили Соломоновых царей их владений на 354 года (914-1268) и царствовали в Аксуме. Письменные рассказы о происхождении эфиопских царей от Соломона скорее всего существовали в Эфиопии еще до конца девятого столетия, и были несомненно записаны как на эфиопском, так и на арабском языках. В ходе преследований христиан в Египте и Эфиопии магометанами в десятом, одиннадцатом и двенадцатом веках, многие церкви и принадлежавшие им рукописные библиотеки погибли. Мы можем, однако, быть уверены в том, что цари Соломоновой династии, обосновавшиеся в период правления Загвэ (ZAGUE) в провинции Шоа (SHOA), сумели сохранить хронологические списки и другие исторические документы, хранившиеся в анналах их предков.

   Во второй части Эпилога упоминаются, в связи с переводом книги на арабский, Абу аль-Изз и Абу аль-Фарадж, и ставится вопрос перед Исааком, очевидно, автором эфиопского перевода, почему они не перевели ее на эфиопский. В ответ на это, он (Исаак) говорит, что KEBRA NAGAST появилась в период правления Загвэ, когда публикация любого произведения, поддерживающего права Соломоновой линии царей встретила бы не самый благоприятный прием, и могла привести к смерти издателей и переводчиков. Так что скорее всего три с половиной века правления Загвэ (ZAGUE) KEBRA NAGAST существовала в какой-то форме на арабском языке, и попыток ее распространения на эфиопском языке не предпринималось до восстановления правления Соломоновой династии, случившегося при Йекуно 'Амлаке (YEKUNO ’AMLAK) (1270-1285). Эфиопская версия, известная нам теперь, вероятно в основном сохранила форму, которую она имела во время правления GABRA MAS?AL (?AMDA ?EYON) в первой половине XIV века. Об Исааке нам, к сожалению, ничего неизвестно, но нет никаких оснований полностью отнести авторство KEBRA NAGAST ему лично. Скорее всего он не был простым переписчиком-копиистом, и когда он говорит о своих великих трудах во имя славы небесного Сиона, и Эфиопии и царя ее, он, видимо, намекает на то, что он был главным редактором или издателем, руководившим работой своих преданных товарищей Йамхарана-'Аба (YAMHARANA-’AB), Хезба-Крестоса (?EZBA- KRESTOS), Андрея (ANDREW), Филиппа (PHILIP), и Махари-'Аба (MA?ARI-’AB).

Итак, как бы ни было велико значение KEBRA NAGAST для эфиопов в прошлые века, мы, невзирая на суеверный страх, который поныне внушает эта книга в Абиссинии, вряд ли в праве рассматривать ее только как исторический документ, но и как несомненно прекрасное произведение, многие части которого заслуживают тщательного изучения. Значительная часть ее сведений имеет под собой вполне исторические основания, а значительная часть повествования основана на легендах, поговорках и преданиях, многие из которых являются весьма древними. Эти легенды и предания происходят из многих источников, которые можно проследить в плоть до Ветхого Завета и Халдейских Таргумов (Chaldean TARGUMS), сирийских произведений, таких как "Книга пчелы", коптских жизнеописаний святых, древних коранических рассказов и комментариев, апокрифов, таких как "Книга Адама и Евы", "Книга Еноха", "KUFALE", "Наставления св.Петра его ученику Клементу" (т.е. ?ALEMEN?OS), Житие Анны (?ANNA), Матери Девы Марии", "Книга Жемчужины" ("Book of the Pearl"), и "Вознесение Исайи", и др. Рядом с фрагментами из этих произведений соседствуют фрагменты, в большом объеме цитирующие произведения, приписываемые Григорию (GREGORY THAUMATURGUS), Тимофею (?), патриарху Константинопольскому (TIMOTHEUS (?), Patriarch of CONSTANTINOPLE), и Кириллу (CYRIL).

Целью автора, или составителя, и последующих редакторов KEBRA NAGAST (в независимости от изначальной формы произведения) было восславить Эфиопию, рассказав историю прибытия из Иерусалима в Эфиопию "духовного и небесного Сиона", Скинии (Ковчега) Закона Бога Израилева, по ее доброй воле, и наглядно показать, что царь Эфиопии происходит от Соломона, сына Давида, царя Израиля, а через него и от Авраама и патриархов древности. Но ведь и Христос также происходил от Соломон и патриархов, и он был Сыном Божьим, так что и царь Эфиопии, будучи родственником Христа, был сыном Бога, и был вместе и Богом и царем для своего народа. KEBRA NAGAST должна была убедить народ Эфиопии, что страна его была избрана Богом быть новым домом духовного и небесного Сиона, которого стали недостойны евреи - избранный народ Его (Бога). Сион изначально пребывал на небесах в нематериальной форме, где он был вместилищем Бога. Моисей изготовил, под Божественным руководством, его копию из дерева и золота, и поместил там Две Таблицы Закона, кувшин с манной, жезл Аарона; и Шехина 14 (SHECHINAH) поселился на ней и в ней. Эта материальная копия именуется "Сион, Скиния Закона Божьего" (Ковчег Закона Божьего). Когда Соломон закончил строительство Храма, Сион (Ковчег Завета) был установлен в Святая Святых его (т.е. Храма; Святая Святых - не фигура речи, так называлось это помещение), и оттуда Бог давал Свои приказания, когда посещал Храм. Во все времена он (Сион - Скиния - Ковчег Завета) почитался как материальный дубликат нематериального Сиона небесного.

Слава о мудрости Соломона достигла всех концов земли, в основном благодаря торговле с купцами морского (Средиземноморского) побережья и стран, располагавшихся к югу от Палестины по берегам Красного моря. Эти купцы доставляли ему ценную древесину и драгоценные камни, ароматы и специи, дорогие ткани и прочие украшения для Храма и его дворца, когда же караваны возвращались домой, их служители рассказывали внимательным слушателям о больших работах, которые ведет Царь Израиля в Иерусалиме. Среди хозяев, или предводителей, этих караванов был некто Тамрин, который вел торговые дела "Царицы Юга", которую арабские авторы называют "Балкис" ("BALKIS"), а эфиопские - Македа ("MAKEDA"); но ни одно из этих имен не является древним, и весьма сомнительно, чтобы хотя бы одно из них представляло каким-либо образом настоящее имя южной царицы. Сомнительно также, что она была эфиопкой, и скорее всего ее родиной была Шеба (Shebha), или Саба (Saba/Sheba), область на юго-западе Аравийского полуострова. Поскольку она представляется как солнцепоклонница, вполне вероятно, что она была принцессой сабеян (Sabaeans). С другой стороны ее предки могли быть всего лишь поселенцами в Аравии, и возможно даже некоторые из них имели эфиопское происхождение. KEBRA NAGAST говорит о том, что она была красивой, блистательной и умной женщиной, но ничего не рассказывает нам о ее семье. Оксфордская рукопись (см. DILLMANN, Catalogus Bibl. Bodl., p. 26) называет имена 5 царей, правивших Эфиопией до Македы: Арауи (Arawi) правил 400 лет, Ангабо (Angabo) - 200 лет, Гьедур (Giedur) - 100 лет, Сьебадо (Siebado) - 50 лет, Каунасья (Kawnasya) - 1 год. Если эти цари действительно были ее предками, вполне вероятно, что ее прародиной была одна из стран западного побережья Красного моря. Видимо, она действительно была весьма умной и предприимчивой женщиной, если, услышав рассказы предводителя своих караванов - Тамрина, рассказавшего ей о мудрости Соломона, она решилась отправиться в Иерусалим, чтобы задать ему те сложные вопросы, которые не давали ей покоя.

    Македу, прибывшую в Иерусалим, поселили в прекрасных покоях, приготовленных для нее Соломоном, и она имела возможность часто беседовать с Царем. Чем больше она с ним виделась, тем более сильное впечатление производила на нее привлекательность его личности, а также его благочестие и мудрость, и красота его речей, которые он произносил низким, музыкальным и сочувствующим голосом. В качестве гостьи Царя она провела в Иерусалиме несколько месяцев, и вот в ночь после одного большого и роскошного пира, который Соломон дал знатным людям своего царства в ее честь, он взял ее в жены. Македа, узнав о своей беременности, распрощалась с Соломоном, и, получив от него на память кольцо, вернулась в свою страну, где у нее родился сын Меньелек (MENYELEK), или Меньелик (MENYELIK). В эфиопской литературе этого сына часто называют Уалда-Таббиб (WALDA-TABBIB), т.е. "сын мудреца" (т.е. Соломона), или ’EBNA ?AKIM, или BAYNA-LE?KEM, т.е IBN AL-?AKIM, или "сын хакима" (хаким - мудрец по-арабски). Когда мальчик достиг раннего мужества, он начал добиваться от Македы дозволения пойти в Иерусалим, чтобы увидеть там своего отца Соломона, и настойчивость его была столь велика, что в конце концов она дала ему кольцо, подаренное ей когда-то Соломоном, и отправила его туда под присмотром Тамрина. Когда он прибыл в Газу, люди этого города и окрестностей, обнаружили его поразительное сходство с Соломоном и оказали ему почти царские почести. То же повторилось и в Иерусалиме, когда служители дворца Соломона вели его (Менелика) в присутственный зал, вся челядь поняла без слов, что к отцу ведут его сына. Отец и сын пали в объятья друг друга при встрече, и сыну не понадобилось прибегать к помощи кольца, подаренного Соломоном его возлюбленной Македе, для удостоверения своего родства, поскольку Соломон сразу же сам объявил о своем отцовстве, и усадил юношу на свой трон, облачив его в царские одежды.

Соломон не жалел усилий, чтобы как доставить Байна-Леккему (BAYNA-LEHKEM (BIN ’L-?AKIM)) удовольствие и так и дать ему наставление, пока тот пребывал в Иерусалиме, поскольку надеялся оставить сына при себе; но несколько месяцев спустя юноша страстно захотел вернуться к матери на родину, и Тамрин, предводитель караванов Македы, начал готовится к отъезду. Байна-Леккем, он же Менелик, узнал, что Соломону на троне Израиля должен наследовать Ревоам, и, не желая занимать подчиненное положение второго сына, настоял на том, чтобы Соломон позволил ему удалиться. Тогда Соломон устроил так, чтобы старшие сыновья его знатных людей сопровождали Менелика на его обратном пути в Дабра-Македа (DABRA MAKEDA), столицу матери его, а также наставил Менелика в устройстве в Эфиопии второго Еврейского царства; после этого он позволил ему выступить в обратный путь. Будучи в Иерусалиме Македа узнала, что Ковчег Сиона в Иерусалимском храме являлся обиталищем Бога Израилева и местом, где Всемогущий Бог любил пребывать, и в своем письме Соломону она просила его прислать ей, как священный талисман, часть каймы покрова Скинии. Соломон сказал Менелику, что выполнит просьбу Македы, но этого показалось недостаточно Менелику и его знати, и, если коротко, Менелик, Тамрин и старшие сыновья еврейской знати, которых определили быть помощниками Менелика в деле обустройства его царства в Эфиопии, устроили заговор с целью похитить и вывезти с собой в Эфиопию Ковчег Сиона. Они хотели, чтобы Бог Израиля оставался с ними, и они полагали добится этого похитив Ковчег, изготовленный из золота и дерева (изготовленный по образцу изначального Духовного Ковчега, пребывающего на небесах), в котором были заключены Две Скрижали Закона, сосуд с манной, жезл Аарона и т.п. Один из заговорщиков, проникший в помещение, где был установлен Ковчег Сиона, забрал его из-под покрова, заменив его спецально изготовленной деревянной конструкцией тех же формы и размера. Кража была обнаружена лишь когда Менелик, Тамрин и сопровождавшая их группа молодых евреев и эфиопов, уже приближались к Красному морю, и хотя Соломон выслал быстрых конников им вдогонку и на перехват, и сам последовал за ними со всей возможной скоростью, похитители сумели ускользнуть, и Царь Израиля возвратился в Иерусалим в великом горе. Со временем Менелик прибыл в столицу своей матери, где он и Ковчег Сиона были приняты с неистовым восторгом, Македа же отказалась от власти в пользу сына. Менелик устроил в Эфиопии царство по подобию Израиля, и ввел в своей стране Закон Божий и заповеди Моисея, а также такие общественные установления и правила, которые в те дни ассоциировались с именем великого Законодателя.

 KEBRA NAGAST не рассказывает ничего о том, что было с Менеликом после его коронации, кроме того, что он провел одну или две военные компании против своих врагов, и сохраняет молчание относительно дальнейшей истории Царицы Македы после ее добровольного отказа от власти. Автор, похоже, предполагает, что его читатели принимают тот факт, что с X в. до н.э. по X в.н.э., т.е. примерно две тысячи лет, Эфиопией правили потомки Царя Соломона и Царицы Македы, и что религия, законы, общественные нравы и пр. эфиопов были в основе своей теми же, что и у евреев Палестины в эпоху Царей. В связи с этим допущением стоит упомянуть те главы, входящие ныне в KEBRA NAGAST, где автор пытается доказать, что цари моавитян, филистимлян, египтян, персов, вавилонян и византийцев были семитического происхождения. Фантастические легенды, которые он придумал или воспроизвел, содержат немало исторических и филологических фальсификаций, однако было бы весьма любопытно установить их источник и автора; эти главы, похоже, говорят о том, что он сам был семит, вероятно еврей.

В другой группе глав, которая вряд ли составляет часть, входившую в древнейшую версию KEBRA NAGAST, автор обобщает ветхозаветные пророчества о Пришествии Мессии, и со знанием дела относит их к Иисусу Христу. Также немало места уделяет он и Деве Марии, и цитирует многочисленные фрагменты из Ветхого Завета, символически отождествляя ее (Марию) с Ковчегом Завета.

 

2. Арабский текст, рассказывающий как Царство Давида было перенесено из Иерусалима в Эфиопию. 15

   [Вот] разъяснение причины передачи Царства Давида от сына его Соломона, Царя Израиля, Стране Негуса, то есть Абиссинии.

   Когда Господь, хвала Ему! пожелал, чтобы Соломон построил Дом Господа в Иерусалиме, после смерти отца его Давида, сына Иессея, который царствовал над сыновьями Израиля, (то) Соломон, в соответствии со своим превосходным желанием, начал строить Дом Господа, хвала Ему! Царь Соломон отдал приказанье, чтобы для этого здания были обтесаны камни огромных размеров. Но работники не умели высекать столь огромные камни, и орудия их сломались, когда они попытались это сделать, и воззвали они к Соломону царю и умоляли его, чтобы придумал он в мудрости своей способ облегчить им труд. И Соломон обратился с мольбою к Богу, подателю мудрости, чтобы Он подсказал ему средства. И вот, призвал Соломон охотников и повелел им доставить птенца птицы Рух, и согласно его приказаньям они принесли ему птенца птицы Рух. Затем также он приказал им доставить сосуд бронзовый, в котором бы было достаточно места, чтоб разместить птицу Рух; и сосуд тот имел три опоры, каждая из которых была высотой один локоть, и ставился он на землю. И тогда приказал Соломон разместить во дворце птицу Рух и надеть на нее сосуд бронзовый, и крылья той птицы Рух выступали наружу из-под помянутого сосуда, и подняли ее над землей, и когда птица Рух-мать возвратилась в гнездо высоко в горах и не нашла там птенца своего, в волненье пришла она и полетела кругами над землей, разыскивая его. И пролетала она над Иерусалимом, и увидела она птенца своего под сосудом помянутым, но не имела сил ухватить его. И взлетела она ввысь и отправилась в Рай Божий в восточной части Эдема, и нашла ниже Рая часть дерева, будто бы выпавшую оттуда для нее, чтобы она забрала ее. И тогда схватила она ее, и, по причине великой печали по птенцу своему, летела не зная отдыха она, пока не доставила ее в Иерусалим, и бросила ее вниз на бронзовый сосуд. И благодаря могуществу Бога немедля последовало чудо, ибо сосуд раскололся на две части, и Рух-мать увидела птенца своего, и подхватила его, и понесла его в гнездо свое. И когда Соломон и все сыновья Израиля увидели это чудо, во весь голос восславили они Всемогущего ( или Управителя Вселенной), Кто позволил птице, ненаделенной силами разума, бессознательно совершить то, что люди не могли сделать. И тотчас же Царь Соломон приказал каменщикам взять ту часть святого и благословенного дерева, и, когда обмерили и разметили они камень, который намеревались расколоть, поместили вышепомянутую часть дерева на помеченом месте. И, когда они сделали так, силою Бога камень тот был расколот так, как они и хотели, и сочли они легкой работу свою. Тогда Соломон утвердился в уме своем в том, что Управитель Вселенной отнесся к строительству Храма Святого с благосклонностью. И, по окончании возведения Храма, вышепомянутая часть дерева оставалась при входе в храм во внешнем дворе у ворот его, и с завершеньем строительства Храма закончилось и действие этой части дерева, но почиталась она как и прежде.

   И вот Бог, хвала ему! пожелав чтобы царство Давида и сына его Соломона перешло на благословенную землю Абиссинии, побудил Царицу страны той совершить путешествие в Иерусалим, чтоб послушать от Соломоновой мудрости, как о том сказано в Святом Евангелии: "Царица Юга восстанет на суд и осудит поколение это, ибо она приходила от конца земли послушать Соломона". 16 Царством же тем Абиссинским, с самых ранних времен, правили царственные княгини (принцессы). И когда мать той Царицы носила дитя свое, увидела как-то она откормленного и красивого видом козла, и посмотрела она на него с вожделением, и сказала: "Как прекрасен сей зверь! И как прекрасны копыта его!" И взгрустнула о том она, как обычно грустят женщины, внутри которых дитя. И, когда вышепомянутая дочь сложилась вполне во чреве матери своей, была у нее одна стопа человечья, другая же как у козла. Да будет велик и превозносим Создатель Вселенной, Кому подобает хвала! И породила мать Царицы создание столь необычное, и взрастила ее, и когда девушка возраста брака достигла, ни за кого не хотела она выходить замуж из-за уродства стопы своей; и, пребывая в девстве своем, начала она править. И тогда мысль посетить Соломона и мудрость услышать его возникла в уме ее - как о том говорилось уже - было устроено так по мудрости Бога, хвала Ему! чтобы царство Давида могло пребывать до скончания мира согласно слову Духа Святого, (сказанному) Давиду: "Господь поклялся Давиду клятвою в истине, и никогда не отречется ее: От плода чрева твоего посажу на престоле твоем. Если они будут сохранять Завет Мой и откровения Мои, которым Я научу их: то и их сыновья во веки будут сидеть на престоле твоем." 17 И помимо этого места есть еще много других мест в Псалтыре и книгах других, поминающих это сию). Это же место гласит также то, что царству должно отъятым быть от (клятву потомства Израиляони изменили (Завету), и истину не соблюдали, и перестали верить в Того, Кого ожидали; и поскольку Пророчество (т.е. дар пророчества), Священничество (т.е. право , Бог отобрал у них совершать Богослужение), и Царство (в английском тексте стоит Sovereignity - т.е. государственная независимость).

   И, когда вышепомянутая Царица пришла в Иерусалим, и Соломон Царь услышал об этом, и был уверен донесениями лазутчиков своих, что одна из стоп ее была как у козла, составил он замысел хитроумный в мудрости своей, как бы увидеть ему стопу ее не просив (ее показать ее). Поставил он престол свой рядом с двором Храма, и приказал он слугам своим открыть затворы водные, так чтобы двор Храма наполнился водою. Это было исполнено и вышепомянутая дерева часть, находившаяся во дворе, доставленная туда орлом (!) из нижнего Рая, была затоплена водой, но никто не заметил того, и это было предусмотрено мудростью Бога. И вот, когда Царица явилась к воротам Храма - а ехала она верхом - обнаружила воду она там, и хотела подъехать к Царю Соломону верхом на животном своем, но ей дали знать, что это есть дверь Дома Бога, и что никто никогда не въезжает верхом. И понудили они ее сойти с животного ее, и слуги, которые были у ней в услуженьи, ей помогли, и она протянула руку свою и подтянула вверх нижние части покрова своего и одеяний своих, что под ним, с тем чтоб могла она в воду ступить. Так Соломон увидел стопы ее не просив (показать ему их). И вот, вступила она в воду, бывшую во дворе, и нога ее коснулась вышепомянутой части дерева, и поскольку это была та нога, что имела обличье козлиной, которая коснулась дерева, Могущество Бога явило себя, и козлиная нога стала точно такой же как и другая, имевшая человеческий облик. И в тот же миг поняла она сколь велика эта Сила, и охватил страх великий ее и дрожь овладела ей, но возрадовалась она и пошла по воде дальше, и наконец предстала перед Царем Соломоном. И Соломон приветствовал ее радостно, и поднял ее на престол свой, почести ей оказал, и позволил сидеть с собой рядом. И сообщила Царица ему что пришла она от конца земли только затем, чтоб совершить поклонение в Иерусалиме и послушать мудрость его (Соломона). И потом задавала вопросы она ему, и говорила: "Когда я пришла в твое достопочтенное царство, и окула ногу мою в воду, эта нога, что козлиной была, коснулась чего-то затопленного водой, и стоя на том она стала такой же как и другая нога. Из-за того страх великий и дрожь нашли на меня, а затем радость, по причине того, что случилось со мной благодаря состраданию Управителя Вселенной." И тогда она показала ему обе стопы своих. И Соломон восхвалил и восславил Бога, Который один вершит дела могучие и чудесные, и засвидетельствовал он, что велел он воду разлить лишь для того, чтоб приподняла она покров свой, и мог он увидеть стопу ее, то есть, копыто козлиное. Затем тот же час приказал он воду обратно убрать туда , где была она, и двор обозрим стал, и та часть дерева, которой коснулась она стопой своей, выступила явно, и Соломон поведал ей историю этого дерева. И, когда Царица воистину поняла то, что с нею случилось, велела она чтобы почести были оказаны этому дереву, и украсила она его ожерельем серебрянным, и когда Соломон увидел, как она делает это, также и он украсил то дерева еще одним ожерельем серебрянным и назначил ему место в Храме, в Храме Господа. И так повелось, что каждый из преемников Соломона, кто приходил для молитвы в Храм Бога, услышав рассказ о той части дерева, украшал ее кольцами серебряными. И от дней Соломона до пришествия Христа эту часть дерева разукрасили тридцатью ожерельями из серебра.

И так случилось что, когда Господь, да будет хвала Ему! пожелал довершить Свой Суд, и совершить избавление Адама и потомства его из руки Врага ненавистного - коего Бог подвергнет позору вечному - Иуда заключил договор со священниками верховными и мужами лукавыми из евреев о том, что предаст Христа им, чтобы могли они приговорить его к смерти. И священники верховные решили отдать Иуде вышепомянутые ожерелья из серебра с того дерева, и послали они и доставили эту часть дерева ночью к месту, где пребывали священники, и сорвали они с него вышепомянутые серебряные ожерелья, и передали их Иуде. И Иуда их взял и предал им Господа Христа, как о том сказано в Евангелии. И когда наступило утро пятого дня недели, когда они приговорили Господа Христа к смерти на кресте, взяли они ту часть дерева вышепомянутую, и приказали они плотнику изготовить крест из нее, и распяли они Искупителя на нем. И это есть свидетельство явное, также и Златоуст (т.е. Иоанн Хризостом) говорил, что отец наш Адам сбился с пути, когда отведал плод дерева Райского, и именно за это лишился он славы своей и изгнан из Рая был, и Сатана завладел им и родом его. И избавленье Адама также случилось через Суд Божий, когда появилась эта часть дерева из области Райской. И стала она почитаемой среди царей, и наконец Царь Царей пришел и распят был на ней. И он избавил Адама и потомков его из руки Ненавистного при помощи части дерева, в то время как плод, который также есть часть дерева, ввел его в заблуждение. И касательно этого Давид Пророк (т.е царь Давид как автор Псалмов) сказал в одном из Псалмов: "Скажите народам: Господь царствует от дерева." 18И эта часть дерева стала самой почитаемой, поскольку Тело Господа нашего поднято было на ней, и наконец, когда положили его поверх мертвого тела, то тело восстало. И образ (Креста) стал защитою для царей и укреплением для всех остальных Христиан навсегда. А что до тридцати ожерелий серебряных вышепомянутых, то Иуда их бросил обратно проклятым евреям, и после того повесился и покинул жизнь эту по причине любви своей к деньгам. И евреи взяли их и купили на них поле горшечника, и там теперь место для похорон чужеземцев и по сей день. Вот что случилось через эту часть дерева.

      Ныне же мы обратимся к предмету, с которого начали, к тому как царство Давида переместилось в страну Абиссинию, и поведаем завершение рассказа этого. Итак, Соломон Царь оказал честь Царице, и дал поселится ей, и приближенным ее, и воинам ее, возле дворца своего, и каждый день наведывалась она к нему, чтобы послушать мудрость его. Соломон же страстно любил женщин, и так случилось, что когда ее посещения умножились, он возжелал ее и стал умолять отдаться ему. Однако она не поддалась ему, и сказала ему: "Пришла я к тебе девушкой, девою; ужели уйду утратив девство свое, и испытаю позор в моем царстве?" А Соломон ей сказал: "Возьму я тебя только в браке согласно закону - Царь я есть, ты же Царицею станешь." Она же ему ни слова в ответ ни сказала. И он сказал ей: "Заключи же со мной уговор, что возьму я в жены тебя лишь по доброй воле твой - и вот что условием будет меж нами: если войдешь ты ночью ко мне, и возлежать буду я на подушках постели моей, станешь моей ты женой по Закону Царей." И вот заключила она с ним такой уговор, внутри уверив себя, что соблюдет она девство свое от него; и так (случилось) по допущению Бога, Наивысшего, Кому да будет хвала! И Соломон наставлял ее несколько дней, и больше не требовал он от нее, чтоб она уступила себя ему, и представлялось то благом для взора ее, ибо она полагала, что он исторг ее из мыслей своих.

И после всего того Соломон призвал поваров своих и приказал заготовить им и приготовить еду на всех тех, кто был во дворце, для него самого и для Царицы, блюда изысканные и крепко приправленые, и дал он для этого им острые, и благовонные, и терпко пахучие травы а также приправы, и повара все исполнили так, как он им повелел. Когда же потом Царица отведала этих блюд, полных приправы и перца и трав с острым вкусом, жажду она испытала к холодной воде, которую днем и ночью пила она в огромном количестве, но это не помогало ей (утолить ее жажду). И, когда наступила третья ночь, тайно велел Соломон как тем, кто был подле дворца, так и тем, кто внутри его пребывал, что не должен никто из них оставлять рядом с Царицею вышепомянутой даже немного воды для питья, и (он поклялся) что каждый из них, кто покажет ей, где есть вода или даст ей какую-то воду свою, подвергнется смерти немедленно и без суда. И приказал он, что если кого из них спросит она о воде этой ночью, должно ему будет сказать ей: "Ты не найдешь воды кроме как возле ложа царя". И, так случилось, когда пришла ночь, в сердце Царицы возник жар великий и жгучий из-за той пищи приправленной (что она съела), и искала она воды для питья, но не находила, и пришла в раздраженье она и смерть охватила ее. И тогда закричала она громким голосом слугам своим, но не сумели они воду найти для нее, чтобы дать ей напиться. Тогда, из-за жажды, снедавшей ее, что ей владела, блуждая, вошла во дворец она и подходила ко всем, у кого имелась вода, чтобы найти себе воду для питья, и каждый, кого бы она не спросила, ей говорил: "Истинно, во имя царства твоего, чтоб утолить пламя жажды твоей, воду найдешь ты только у ложа Царя." Тогда воротилась Царица к постели своей, не могла совладать с собой и удержаться, и дух ее близок был, чтобы покинуть тело ее, и сознанье теряла она. Тогда поспешила она и пошла к тому месту, где пребывал Соломон, с тем чтобы выпить воды там немного. Соломон же, хоть и не спал совершенно, но притворился, что спит, и Царица выпила воды очень много и успокоила жажду свою, и вернулся к ней дух ее, и ощутила она, что сила ее возвратилась после того, как она почти умерла. И, когда собиралась она вернуться к постели своей, Царь Соломон вдруг вскочил, и схватил ее, и сказал ей: "Истинно стала ты ныне женой мне согласно Закону Царей." И вспомнила она тот уговор, что был заключен между ними. И отдалась она объятью его с согласием, и уступила желанию его, согласно тому, о чем договорилась она с ним.

И, так случилось, что обрела она с ним дитя, и сказала она ему: "Вот собираюсь вернуться в страну я мою к царству моему, и что же мне делать с дитем моим, если Богу угодно будет дать ему жизнь?" И Соломон ей сказал: "Ежели Бог пожелает того, и родишь ты мне сына, как только достигнет он мужества, вышли ко мне его, и я царем его сделаю, и царство твое пусть будет его; если же ты родишь дочь, пусть останется вместе с тобою." И Царица сказала ему: "Если пошлю я к тебе твоего сына, как убедишься ты в том, что это твой сын?" И дал Соломон ей кольцо свое, и сказал ей: "Крепко храни это кольцо, и уговоримся с тобою, что ты ни в малейшей степени не нарушишь условия этого истинного и праведного договора, что существует между нами, и Бог, Управитель Вселенной, Бог Авраама, и Исаака, и Иакова, Бог отца моего Давида, да будет свидетелем между мной и тобой. И, когда ты пошлешь ко мне моего сына, дай ему это кольцо мое, и пусть он наденет его на руку свою, и я узнаю воистину, что он есть сын мой, и сделаю я царем его и отправлю обратно к тебе." И приняла она сей договор справедливый от Соломона, и он и Царица друг с другом тогда распрощались, и вышла она со свитой своей, чтобы идти в страну свою, окруженная Божьим спокойствием.

И вот, по прибытии в страну свою, Царица, исполнила срок дней своих (т.е. 9 месяцев беременности), и родила она мальчика, и возрадовалась радостью необычайной великой, и нарекла Давидом его, по имени деда его, и воспитала его в величии и великолепии. И, когда достиг мужества он, то был здоров, и силен, и умен, и разумен подобно отцу. И так случилось однажды, что обратился он к матери и сказал ей: "О мать моя, кто мой отец? Не умер ли он, может быть, когда был дитем я?" Тогда отвечала Царица и говорила ему: "Сын мой, отец твой живой, Соломон это, сын Давида, Бога Пророк и Израиля Царь, и Царство его находится в Иерусалиме. И вот, печать царства отца твоего во владеньи моем, и готова она для тебя, чтобы с нею ты стал царем над страной Абиссинией. И это есть Воля Божья, а не моя; царство теперь не мое, а твое, и ты, сын Царя, сам есть Царь." И рад был весьма тому юноша, и благодарил Царицу. И Царица сказала ему: "О сын дорогой мой, дары собери себе и набери воинов, и следуй в Иерусалим, чтобы мог помолиться ты там, и увидеть отца твоего и его царство, (и услышать) великую мудрость его, и чтобы сделал тебя он царем по договору, что есть между мною и ним, при свидетельстве Управителя Вселенной между нами." И, так говоря, надела кольцо отца его ему а правую руку. И воинов он набрал по Воле Бога - хвала Ему! - и вместе с ними, а также дарами царскими, вышел он в путь свой, и верным путем прибыл в Иерусалим. И Соломон, узнав, что некий царь идет к нему, приказал своим воинам встретить его. И, когда юноша прибыл к воротам дворца отца своего Соломона, царь еще не был уверен, что он его сын. И вот, подойдя ближе юноша увидел животное для езды верхом отца его, и седло было на спине его и узда во рту его, тут же вскочил он и оседлал его и поскакал на нем, и вынул меч свой из ножен рукою своей. И это узрел Соломон, и тягостно было ему это видеть, и выразил он ему свое неудовольствие. Когда они встретились (позже), открыто сказал он ему, что он думал о том, как он ездил верхом на том животном, и о том как юноша оседлал его, и как он выхватил меч рукою своей. И сказал ему юноша: "Кольца сего обладатель сделал меня царем своего царства, когда пребывал я во чреве матери моей, и случилось то по Воле Божьей." И когда Соломон взглянул на кольцо и убедился во всех обстоятельствах, связанных с ним, радость им овладела, и встал с престола своего и руки свои устремил, чтоб обнять шею юноши, и так он воскликнул: "Добро пожаловать, мальчик мой дорогой, сын Давид." И тут же корону отца своего Давида надел на голову его, и посадил его престоле Давида, отца своего, и трубачи заиграли на трубах своих, и глашатаи известий так возгласили: "Вот Давид, сын Соломона, сына Давида, Царь Израиля." И стало известно об этом за рубежами, и слух сей распространился среди всех племен сыновей Израиля, что сын Соломона, сын Южной Царицы, явился к отцу своему Соломону, и что Соломон его сделал правителем царства отца своего Давида, и короною царской его короновал, и посадил его на престоле своем.

   В то время в Доме Господа, что возвел и освятил Соломон, пребывал Ковчег Завета Божьего, и нем были две Скрижали каменных, надписанных Божьим Перстом, и жезл Аарона, и сосуд с манной. И был тот Ковчег покрыт золотыми листами и укрыт покровами из ткани расшитой золотом. И чудо, которое видел народ весь Израиля, (с ним) происходило. Когда священники совершали молитву, и представляли мольбы свои (и народа) Управителю Вселенной, и завершали пребывать распростертыми ниц, Ковчег Завета Божьего вверх над землей возносился, и они (люди) знали, что молитвы их приняты были воистину. И когда завершали они пребывать распростертыми ниц, а Ковчег над землею вверх не возносился, знали священники наверняка, что какой-либо грех был совершен или ими или народом. Тогда вновь мольбы свои к Господу обращали они, и в то же время искали того, кто содеял неверное, и наказывали виновного они, и когда возносился Ковчег над землей, узнавали они, что отвел Бог немилость Свою от них.

   И так случилось, что выше помянутый царь, сын Соломона, вошел в Дом Господа для молитвы, и узрел он Ковчег Завета Божьего возносящимся - нечто умом человека непостижимое - и было приятно то взору его, и замыслил забрать он Ковчег Завета Божьего в страну свою. И открылся он в том породившему его Соломону, Царю Израиля, и сказал он ему: "Намерен забрать я Ковчег Завета Божьего в страну мою." И Соломон сказал ему: "О сын дорогой мой, не сделаешь этого ты. Послушай, никто кроме священника не может Ковчег унести, и если коснется Ковчега кто-то помимо священников, тут же душа его от него удалится. Кроме того, дети Израиля не имеют защиты другой от врагов кроме Ковчега Завета Божьего." Но эти слова его не успокоили, и он сказал Соломону: "Я не прошу у тебя ни золота, ни серебра, ибо люди страны моей грудами золото добывают в земле ее. Я не прошу у тебя ничего кроме Ковчега Завета Божьего, чтобы мог он защитить меня в пути моем, и мог стать опорою моему царству и моим воинам в стране моей." И Соломон сказал сыну своему: "О сын мой, если б была на то Воля Бога, Управителя Вселенной, чтобы забрал ты с собою Ковчег, было бы просто тебе это сделать. Но, если Ковчег заберешь ты с собою, не говори мне об этом, и уходя с ним со мной не прощайся. Ибо, послушай, вне всяких сомнений, священники а также старцы твердыни Израиля клятвой заставят поклясться об этом меня во Имя Бога, а если поклясться придется мне Именем Божьим, то клясться я должен буду воистину."

Тогда призвал юноша тайно к себе работника некого, и тот изготовил из дерева ящик той же длины и ширины и глубины и очертания, что и Ковчег, и после убил его юноша ночью. Затем он привлек искусников новых, и те обложили ящик из дерева золотыми листами, сходными с теми, что покрывали Ковчег, и обошелся он с теми людьми также как с плотником, и после покрыл он тот ящик тканями, золотом тканными. В то время как он готовился так к отбытию своему, Царь Соломон ничего не ведал о том. После призвал к себе юноша четырех священников, которым он мог доверять, и он их заставил поверить, что сделал он так, чтоб просить их молиться за него перед отъездом, и дал он им золота много, чтобы молились они за него, и подкупил их, чтобы они помогали во всем ему, чтобы ни было нужно ему от них. И, когда наступила ночь отъезда его, пришли к нему эти священники, чтобы проститься с ним, и ввел он их в покои свои, с тем чтоб могли они за него помолиться. И, когда вошли они и были в покоях его вместе с ним, он заключил их в оковы железные в эту ночь, и приказал своим воинам сесть верхом и в путь выступить без звука трубного. Взял он затем себе в сопровожденье слуг своих, что несли копья в руках своих, и взял священников тех, заключенных в оковы железные в эту ночь, чтоб не могли избежать они, и пошел он в Дом Бога. И приказал он священникам, что были с ним, вынести Ковчег Завета Божьего, и затем разместил на месте его, тот ящик, что был похож на него. И выступил в ночь он, имея Ковчег при себе, который несли священники, и не простился с отцом он своим и не поведал ему о своем отбытии. И произошло это по допущению Бога Всевышнего, хвала Ему! во имя защиты Ковчега Завета Его, с тем чтобы мог пребывать он вовеки, а равно и Царство Давидово, ибо именно так Бог исполнил обет (свой) Давиду, что отпрыск чрева его навеки воссядет на троне его ("От плода чрева твоего посажу на престоле твоем. "). И так, облаченный защитою Божьей, юноша выступил в путь свой.

   И так случилось, что когда пришло утро, дети Израилевы и священники вошли в Дом Бога согласно обыкновению своему чтоб помолиться. И так случилось, что когда священники ниц пребывать перестали и представили мольбы свои Управителю Вселенной, Ковчег не поднялся в воздух, и даже не шелохнулся на месте своем. И сказали они: "Вот, кто-то из нас согрешил"; и приказали они пост и молитву в течение трех дней, и искали они средь людей, чтобы выяснить, кто совершил пригрешение и безрассудство, но не нашли они никого (кто бы был виноват). И после того священники подошли к Ковчегу Завета Божьего, и О что за напасть, и ужас, и горе нашли на них, когда не нашли они там ни Ковчега Завета Божьего, ни святынь его, и только ящик пустой на месте покоился том, где Ковчег пребывал! Тогда узнали они наверняка, что сын Царя Соломона забрал его. И стали искать они и проверять по числу священников, бывших среди колен Израилевых, но не могла найти тех священников, которых увел с собой юноша, и так стало ясно им, что этот грех лег на них (т.е. тех 4 священников, закованных в железо).   

И вот, пошли к Соломону священники и старцы Израилевы, и плакали они и горевали из-за отсутствия в Храме Святом Ковчега Завета Бога, и сказали они Соломону: "Ты приказал взять ковчег своему сыну!" И Соломон зарыдал и воскликнул от боли, и изъявил он великую скорбь, и поклялся им клятвою в том, что не давал позволения сыну он делать такое, и что не простился тот с ним, и что не ведал он ни об отъезде его, ни о том, когда он случился. И священники вместе со старцами отвечали и говорили: "Да будет жив Царь! Если случилось такое без позволения твоего и желания, вышли ты с нами воинов вооруженных, чтоб мы могли настигнуть его и отобрать у него Ковчег Завета Божьего, и возвратить его в Дом священный Его." И Соломон дал им воинов, деньги, припасы и вышли они на поиски юноши, и ехали они по пути своему непрерывно сорок дней. И обнаружили они торговцев, ехавших на обратном пути своем им навстречу, и спросили они их о Ковчеге, не видели ли они его. И торговцы ответили им и сказали: "Видели мы царя великого и воинов его многочисленных и Ковчег Завета Божьего был вместе с ними. И они совершали свой путь по подобию облаков, в раз увлекаемых натиском мощных ветров на далекое расстояние, и жители тех селений, через которые мы проходили, на сообщили, что каждый день проходили они расстояние сорокадневного путешествия." И возвратились они пораженные и унылые, и плача, и сожалея; но сожаления эти ничем им не помогли. И вот, юноша прибыл в страну свою целый и невредимый, и мать его встретила его, и отказалась (от царства) она в его пользу, и восстал он как царь на престоле Давида отца своего, и Абиссинское Царство принадлежало престолу Давида во веки вечные, и Ковчег Завета там пребывал.

   Вот что случилось с Ковчегом Господним, и вот почему перенесся он в страну Негуса; и так обстояли дела до тех пор, пока не родился Господь наш Иисус Христос от чистой Марии. И Он довершил Свой Суд на земле и освободил Адама и потомство его. И после Его Вознесения на небеса, Ученики проповедовали Весть Благую (Евангелие) во Имя Его по всей земле. И, касательно истории евнуха, сановника Кандакии, сказано что целью приезда его в Иерусалим было (там) помолиться. И на обратном пути его Дух Святой послал ему Апостола Филиппа, и евнух уверовал и был крещен; и когда прибыл обратно он в землю родную, он проповедовал там Христа, и весь народ уверовал через него. И после того Парменас, один из Семи, пришел к ним, и крестил их, и освятил им священников и диаконов, и он наказал, что Отец их пребудет на престоле Марка Евангелиста. И православная Вера утвердилась в стране Абиссинской, и царство (дома) Давида осталось укреплено в ней во веки вечные. Слава, и хвала, и величие, и почитание, и мольбы да будут Святой Троице во веки вечные! Аминь. Вот то, что найдено (написанным) в Историях древних Отцов Коптской Церкви. Да будет хвала Подателю мудрости и понимания созданьям Его; да пребудет милость Его с нами всегда!

 

3. Легенды о Соломоне и Царице Шебы в Коране и мусульманской литературе.

Автор или редактор Корана посвятил существенную часть Суры XXVII переписке между Царицей Шебы и Царем Соломоном, и их беседам. Среди множества талантов, дарованных Богом Соломону, было также умение понимать речи птиц и всевозможные знания. Он был господином людей, джинов и птиц. Когда путешествовал он по воздуху на своем волшебном ковре из зеленого шелка, который держался налету при помощи ветра и направлялся Царем, люди стояли на нем по правую сторону, а духи по левую, и огромное войско птиц самых разных летело над этим ковром, защищая его обитателей от жара солнца. Однажды, когда проводил он смотр птиц, то заметил, что нет среди них пигалицы (т.е. чибиса) 19, и пригрозил он ее наказать за то, что она не явилась среди прочих птиц. Но, как только сказал он об этом, пигалица появилась, и стала оправдываться тем, что она осматривала страну, которую царь никогда не видел, а видела она страну под названием Саба, которой правила царица Балкис, которая была чрезвычайно богата и восседала на престоле из золота и серебра, украшенном драгоценными камнями, и имевшем 80 локтей в длину, 40 локтей в ширину и 30 локтей в высоту. Царица и народ ее были идолопоклонниками и поклонялись солнцу, и пребывали под влиянием сатаны, и он отвратил их от пути верного. Тогда Соломон написал Царице Шебы письмо следующего содержания: "От слуги Бога, Соломона, сына Давида, (к) Балкис Царице Шебы. Во Имя Бога всемилостивого. Мир да пребудет с тем, кто следует по пути истины. Не восставайте на меня, но придите и предайтесь мне." 20 И спрыснув мускусом ароматным и украсив печатью чудесной своей то письмо, Соломон передал его пигалице и велел птице лететь и доставить его (письмо) в Сабу, и подождать в стороне ответа Царицы. Полетела пигалица и доставила письмо, одни говорят, что влетела она в покои Царицы через окно, другие , что уронила письмо она прямо на грудь 21 Царице, когда та стояла в окружении своего войска. Прочтя письмо, Царица призвала знать свою, чтобы те дали совет, что ей делать, они же напомнили ей, что они воины и что готовы они выступить против царя Соломона, если она им прикажет, и что письмо адресовано ей, так что самой ей должно решить, что ей делать. Желая избегнуть нашествия военного и бедствий, неизбежно с ним связанных, Царица решила послать Соломону подарки, и снарядила по 500 рабов мужского и женского пола, а также 500 слитков золота, корону, усеянную камнями драгоценными, и большое количество мускуса, амбры, специй, дерева ценных пород и т.д. Пигалица вскоре вернулась к царю Соломону и рассказала ему о том, что случилось, и что посольство Царицы с дарами находится на подходе. Когда эти люди из Сабы явились, они были приняты Соломоном на большой площади, окруженной стеной, кирпичи для которой были из золота и серебра изготовлены. Соломон о подарках Царицы отозвался небрежно и отослал посольство обратно, велев им сказать госпоже их, что он пошлет войска свои непобедимые против города ее, и они захватят его и жителей его изгонят с позором. Когда Балкис получила это послание, то решила она отправиться к Соломону и предложить ему покорность свою, и заперев свой престол в некой надежной крепости, и приставив к нему стражу, она выступила в Иерусалим в сопровождении войска большого. И в то время, когда она шла, Соломон в один из дней сказал своим знатным людям: "Кто из вас доставит мне трон Царицы прежде, чем она и сопровожденье ее прибудут сюда?" И 'Ифрит, один из джиннов, чей облик был самым ужасным, и которого также еще называли DHAKWAN ### или ?AKHR, ### , сказал: "Я доставлю его тебе прежде чем ты закончишь собрание." 22 Соломон же имел обыкновение заседать ежедневно в суде до полудня. 23Некий знаток книг из присутствовавших там предположил что 'Ифрит запросил слишком много времени для исполнения воли Царя, и сказал он: "Я принесу тебе трон этот прежде, чем взор свой ты бросить успеешь на что-то и вновь отвернуть его." 24 Комментаторы (Корана) пребывают в сомнении относительно личности того, кто сделал это предложение Соломону, одни полагают, что это был Ахав (A?af) сын Бархии (Barkhiya), везиря Соломона, другие же - что это был Хизр (Khidhr - Elijah - Илия), или Джабраил, или какой-то другой ангел, или даже сам Соломон 25. Но основное предположение связано с Ахавом, поскольку он знал тайное Имя Бога. Как бы то ни было, Соломон принял это предложение, поднял свой взор к небесам и опустил его снова на землю, и когда его взор коснулся земли, то увидел он трон царицы Балкис стоящим перед ним. Тогда Соломон изменил облик этого трона, чтобы она не узнала его по прибытии. 26 Когда же Балкис явилась в присутствие его, он указал на тот трон и сказал: "Так ли выглядит трон твой?" И она ответила: "Такой же во всем он." Затем Балкис была приглашена пройти во дворец, который Соломон построил для нее. Стены его были построены из белого стекла, и пол также был из стекла, и текла по нему вода, и в течении водном плавали рыбы. Когда Балкис оказалась у входа и увидела воду, ей показалась глубокой она, и приподняла она юбки одеяния своего прежде чем пройти там. 27 Тем самым она приоткрыла голени свои, и Соломон убедился, что слух утвеждавший, будто стопы и голени ее покрыты шерстью подобно шкуре ослиной, был верен. Зрелище здания из стекла и со стеклянным полом изумило Балкис, и она сказала: "О Боже, воистину я поступала несправедливо с душою моей, и предаюсь ныне я вместе с Соломоном Богу, Господу всех созданий." Некоторые комментаторы полагают, что эти слова с одной стороны выражают ее раскаяние в поклонении солнцу, а с другой - ее страх утонуть в той воде, которую она увидела перед собой. Джалал ад-Дин утверждает, что Соломон намеревался жениться на Балкис, но не мог согласиться на это из-за шерсти на ее ногах. Демон, находившиеся в услужении у Соломона, удалили эти волосы неким дьявольским способом 28, но сомнительно чтобы даже после этого Соломон женился на ней. Аль-Бейдхави (Ali Beidhawi) утверждает, что неизвестно наверняка, кто стал мужем Балкис, но скорее всего им стал один из вождей племени Хамдан. 29

4. Современные (1932) легенды о Соломоне и Царице Шебы.

Весьма любопытная легенда о том, как царь Соломон стал отцом Меньелика встречается (с рядом незначительных вариаций) у многих племен Северной Абиссинии 30. Согласно ей матерью Меньелика была девушка из Тигре по имени Этейе Азеб (т.е. Царица Юга), и народ ее поклонялся дракону или змею, которому каждый из этих людей поочередно должен был принести в жертву старшую дочь, и большое количество сладкого пива и молока. Когда настала очередь родителей этой девушки, они привязали ее к дереву, к которому дракон обычно приходил за пищей, но вскоре после того там проходили семеро святых, и они сели под этим деревом чтобы воспользоваться его тенью. Когда же они так сидели, слезинка девушки капнула на них сверху, и взглянув туда они увидели ее, привязанную к дереву. Они спросили ее, кто она есть: существо человеческое или дух. И она ответила им, что она - существо человеческое, и отвечая дальше на их вопросы она рассказала им, что она привязана к дереву, чтобы стань пищей дракона. Когда же семеро святых увидели самого дракона, один из них Абба (Авва - Отец - Abba) Тчехама (Tche?ama), дернул себя за бороду, другой, Абба Гарима (Garima) воскликнул: "Он напугал меня", и третий, Абба Меньелит (Men?elit), закричал: "Давайте поймаем его"; а четвертый напал на чудище, и с помощью своих спутников убил его, разя его крестом. И, когда они расправлялись с ним, кровь его брызнула и попала на пятку Этейе Азеб, и с этой поры ее пятка стала подобна копыту осла. Святые распутали ее узы и отправили ее в деревню, но люди прогнали ее, полагая, что она убежала от дракона, и взобралась она на дерево и провела на нем ночь. На следующий день она привела нескольких людей из деревни и показала им мертвого дракона, и тогда они сделали ее своей предводительницей, и избрала она себе главным советником также девушку. Вскоре после того, Этейе Азеб услыхала о врачебном искусстве Царя Соломона, и решилась она пойти к нему, чтобы он восстановил изначальную форму ее изуродованной пятки. Она и главный советник ее убрали свои волосы по образу мужскому, опоясали себя мечами, и отправились ко Двору Соломона в Иерусалим. О ее прибытии было доложено Соломону, тот приказал своим слугам доставить Царя Абиссинии в его присутствие, и как только ее изуродованная нога коснулась порога, к ней вернулась ее естественная форма. Соломон велел нести хлеб, мясо и пиво, и предоставил их женщинам, переодетым мужчинами, но они ели и пили так мало, что Соломон заподозрил, что гости его - женщины. Когда наступила ночь, он приказал постелить для гостей два ложа в спальне своей, и повесил в той комнате мех с медом, и проколол он тот мех и мед из него капал в чашу, под ним установленную, а Соломон и гости его отправились спать. Ночью же царь имел обыкновение бодрствовать с закрытыми глазами и дремать с глазами наполовину открытыми, и потому, когда женщины захотели покинуть ложа свои и отведать меду из чаши, но увидели, что глаза его полуоткрыты, обуздали они желанье свое и остались спокойно лежать. Через какое-то время проснулся царь и закрыл глаза свои, а женщины, думая что он спит, встали с постелей своих и пошли к чаше с медом и начали есть. По этому Соломон и узнал, что эти два гостя его были женщины, и встал он и пошел вместе с ними к постелям их и возлег с ними обеими. Когда покидал он их, каждой из женщин он дал по жезлу из серебра и по кольцу, и сказал: "Если родится девочка, то пусть возьмет этот жезл и придет ко мне, а если мальчик, то пусть он возьмет кольцо и придет ко мне"; и женщины обе с ребенком под сердцем вернулись в страну свою. В положенный срок они обе родили по сыну, и каждая своему ребенку поведала, что отец его Соломон. Когда мальчики подросли, матери их направили в Иерусалим, и Царица Шебы дала своему сыну, который во всем был похож на Соломона, зеркало, бывшее с ней, когда посещала она Соломона, и наказала ему пойти с ним к царю, который будет скрываться от него, и не говорить ни с кем другим, сидящим на троне его. Когда двое юношей прибыли в Иерусалим и Соломону стало известно, что объявляют они себя его сыновьями, велел он им подождать беседы с ним, и заставил их ждать 3 года. По завершении третьего года он нарядил одного из друзей в свои царские одеянья и усадил его на троне своем, сам же оделся в лохмотья и пошел и уселся в конюшне, тогда он позволил двух юношей допустить в свое присутствие. Когда вошли юноши в тронный зал, то сын советника Царицы Шебы пожал руку мужа, на троне сидевшего изображая царя Соломона, ибо он подумал, что это и есть царь, а сын Царицы Шебы, которого звали Меньелик, оставался стоять прямо, не кланяясь, и когда он взглянул в зеркало, данное ему матерью, и увидел, что чертами своими человек, занимающий трон совсем не похож на него, то понял, что он стоит вовсе не перед Соломоном. Тогда огляделся вокруг он и осмотрел лица всех, находившихся там, ни не нашел никого похожего на себя; через какое-то время он вновь посмотрел и увидел, как Соломон внимательно смотрит на него из конюшни, и тут же узнал он его, и пошел в ту конюшню, и выразил он почтение ему как царю. И сказал Соломон: "Вот мой истинный сын! Тот другой тоже мой сын, но он глупец." Меньелик же тогда поселился в Иерусалиме и помогал Соломону в управлении царством, но вскоре люди заметили, что сын и отец не всегда единодушны в судебных решениях, и это вызвало их недовольство. В одном из дел по нарушенью пределов земельных скотом царь порешил, что владелец поля может забрать себе скот, перешедший к нему на угодья, а Меньелик приказал ему выдать шесть мер пшеницы вместо скота. Поэтому люди сказали царю, что не желают они быть управляемы сразу двумя вождями, и что должен он сына отправить обратно в родную страну его. Когда Соломон рассказал своему сыну о жалобе народа, Менельик посоветовал отцу своему ответить так: "Разве не есть Меньелик мой сын первородный? Я его прочь отошлю, только если вы вместе с ним отошлете своих сыновей первородных." И люди его согласились отправить своих сыновей первородных в Абиссинию с Меньеликом. Когда Соломон подготавливал отъезд Меньелика, он разрешил ему взять с собою Ковчег Михаила, но Меньелик полагал, что Ковчег Марии является более ценным, и поменял местами покровы этих ковчегов, и взял с собой Ковчег Марии. Через несколько дней после отъезда Меньелика буря наша на Иерусалим, и Соломон приказал своим слугам проверить, на месте ли Ковчег Марии, вероятно с той мыслью, чтобы защититься от бури с его помощью. Слуги его пошли, и посмотрели, и увидели некий Ковчег под покровом Ковчега Марии, решили они, что это и есть Ковчег Марии и доложили Соломону, что Ковчег Марии пребывает на своем месте. Тогда он велел им снять покров, и когда они сделали так, то обнаружили, что это был Ковчег Михаила, и хотя Соломон направил гонца вслед Меньелику, чтобы доставить обратно Ковчег Марии, сын его отказался его уступить. Тем временем Меньелик и его спутники следовали по пути своему, и когда они прибыли в ?aye? Kor, диакон, который нес Ковчег Марии скончался, и был похоронен там. Совершив похороны, они решили продолжить свое путешествие, но Ковчег Марии отказался двигаться дальше, и, когда Меньелик приказал откопать тело диакона, то оказалось, что палец диакона выступал наружу из гроба. Когда же они поместили палец диакона в гроб вместе со всем его телом, Ковчег Марии позволил нести себя, и Меньелик и его спутники путь свой продолжили. В положенный срок пришли они в Теграй (Tegray) и прибыли в Аксум, где обнаружили, что сатана там возводит здание, дом для борьбы против Бога. Когда сказали они ему, что с ними прибыл Ковчег Марии, строительство он прекратил, и разрушил, то что построил, и ушел прочь; и камни, которые он подготовил, использовал Меньелик для строительства церкви Ковчега Марии. А один камень, очень большой, тот, что нес Сатана, когда новость дошла до него о прибытии Ковчега Марии, и который тогда уронил он, так по сей день и лежит на том месте.

Комментарии

1 Издано в 1533.

2 Французский перевод с испанской версии этой работы появился в Париже в 1558 году, folio.

3 De Abassinorum rebus deque AEthiopiae Patriarchis, Libri I-III, Leyden, 1615, 8vo, p. 35.

4 Travels to Discover the Source of the Nile in the years 1768-1773, containing a Journey through Egypt, the three Arabias and Ethiopia. Первое издание в 5 томах, 1790; второе издание в 6 томах, 1805; третье издание в 7 томах., 1813.

5 Cat. Codd. MSS. Bibliothecae Bodleianae, Oxford, 1848, No. xxvi, p. 68.

6 Ibid., p. 74 (No. xxvii).

7 Fabula de Regina Sabaea apud AEthiopes. Dissertatio inauguralis. Halle (без даты).

8 Описание очень древней копии KEBRA NAGAST из Bibliotheque Nationale, которую Зотенберг датировал XIII-ым веком, было опубликовано им в его Catalogue des MSS. Ethiopiens, Paris, 1877, No. 5, p. 6.

9 Chez la Reine de Saba, Paris, 1914, pp. 110-121.

10 Ibid., pp. 125-227; см. также перевод с французского на английский мистера Й. Ван Форста (J. Van Vorst), озаглавленный Magda, Queen of Sheba, New York and London, 1907, 8vo.

11. Напоминаю, что это вступления написал к изданию 1932 года английский переводчик сэр E. A. Wallis Budge.

12. Yodit (Gudit) - воинственная царица фалашей (эфиопских иудеев) в конце X в. силой захватила власть в Аксуме, изгнав последнего императора Соломоновой династии (Дель Не'ад - Del Ne'ad) и правила затем в течении 40 лет (затем умерла или, по другим источникам, добровольно отказалась от власти); разрушила немало памятников: крепостей и церквей (включая знаменитый собор св. Марии Сионской (St.Mary of Sion) в Аксуме), уничтожила множество книг. После ее смерти Дель Не'ад, пребывавший в изгнании в области Шева (Шоа), ненадолго вернулся к власти, но в 1030 году его вновь сверг собственный слуга Мера Текле-Хайманот, представитель народа Agew.

13. Цари Загве (Zagwe) (1030 - 1270) - христианская династия эфиопских царей, начатая Текле-Хайманотом, который провозгласил себя потомком Соломона. Перенесли столицу из Аксума в Адафа (Adafa), а затем в Роха (Roha). Наиболее значительными правителями этой династии считаются: Йемрахана Крестос, Лалибела, На'аквето Ла'аб. В связи с тем, что последующая династия Неосоломонидов рассматривала царей Загве как узурпаторов, сведения источников о периоде правления Загве немногочисленны и сильно искажены.

14. В переводе с арамейского - "пребывание вблизи" - богословский термин, означающий пребывание Бога в мире, понятие Ш., возникло в в иудаизме в I в.н.э. (А.Мень. "Сын человеческий")

15. Переведено с арабского текста, опубликованного Безольдом, op. cit., p. xliv ff. Французский пересказ с арабского опубликовал Amelineau в Contes et Romans, Paris, 1888, tom. I, pp. 144 ff.

16. От Луки 11.31: "Царица Савская, услышав о славе Соломона во имя Господа, пришла испытать его загадками."; см. также 1 Kings x. 1; 2 Паралипоменон 9. 1 "Царица Савская, услышав о славе Соломона, пришла испытать Соломона загадками в Иерусалим, с весьма большим богатством, и с верблюдами, навьюченными благовониями и множеством золота и драгоценных камней. И пришла к Соломону и беседовала с ним обо всем, что было на сердце у нее."

17. Псалом 132.11.

18. Псалом 95.10: "Скажите народам: Господь царствует! потому что тверда вселенная, не поколеблется." См. the Douay Version, vol. ii, p. 176, и Swete, Old Test. in Greek, vol. ii, p. 342.

19. "Удода" - в переводе Корана И.Ю.Крачковского.

20. В переводе И.Ю.Крачковского - 31 "Чтобы вы не превозносились надо мною, и приходите придавшимися."

21. Комментарии на Коран Аль-Бейдхави Ali Beidhawi (ed. Fleischer, pt. 3, p. 67).

22. В переводе И.Ю.Крачковского - 39. "прежде чем ты встанешь со своего места."

23. Al-Beidhawi, op. cit., p. 68.

24. В переводе И.Ю.Крачковского - 40. "прежде чем вернется к тебе твой взор."

25 Al-Beidhawi, op. cit., p. 69.

26. В переводе И.Ю.Крачковского - 41. Он сказал: "Измените для нее трон ее; посмотрим, найдет ли она прямой путь или будет из тех, кто не идет прямым путем."

27. В переводе И.Ю.Крачковского - воды не было, за воду царица приняла хрусталь/стекло.

28. Комментарии Джалал ад-Дина Мухаммада бен Ахмада (Jalal ad-Din Mu?ammad bin A?mad), Cairo edit. A.H. 1311, pt. 2, p. 60.

29. Ibid., p. 70.

30. См. Littmann, Dr. E., The Legend of the Queen of Sheba in the Tradition of Axum, Leyden, 1904; Conti Rossini, Ricordi di un Soggiorno in Eritrea, Asmara, 1903.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.