Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ ЦАРЯ ЦАРЕЙ ИОАСА

НАПИШЕМ ИСТОРИЮ РОЖДЕСТВА И ИСТОРИЮ ДЕЯНИЙ РАСА МИКАЭЛЯ

Во имя бога, в коем не меньше троицы и в коем нет четвертого 146, слово первобытное без начала и конца, коим отец сотворил весь мир во мгновение и коим извел людей и ангелов из небытия к бытию, и произвел всех тварей и виды их по порядку, и учредил день и ночь, лето и зиму, дабы дать пропитание всякой твари соответственно роду ее и виду и дабы исполнить все желания ее по разумению и воле своей, как сказала Анна-пророчица (ср. I Книга царств 1), и исполняет молитву молящегося.

Так поведаем же мы вам немногое из великой славы и крепости силы и их многих дарований и мудрости сего исполина [172] мужественного, раса Микаэля, начальника судей и князей, — никого не было превыше его из рожденных женщиной в земле Тигрэ, и никто не возвысился, подобно ему, изо всех людей Эфиопии. Обилен он дарованиями, исполнен разумения и сведущ в суде, сей мужественный исполин, которого весь мир называл Сэхуль Микаэль. И воистину изострен он 147, ибо коли не изострен меч или копье и нож, то что в нем проку? Да и все лезвия и клинки железные — нету в них проку для человека приобретшего, разве что выбросить. Сей же исполин был сосудом избранным для господ своих — царя небесного и царя земного, как сказал господь апостолу Павлу: «Он есть мой избранный сосуд, чтобы возвещать имя мое пред народами» (Деян. 9, 15). И сей сосуд избранный, исполина мужественного, раса Микаэля избрал бог и освятил от чрева матери его, как сказал Иеремия-пророк: «Я освятил тебя от чрева матери твоей» (ср. Иер. 1, 5). И от того избрания был он совершенен по силе и мудрости и стал исполином и исполненным ведения и совета, так что завидовали ему все родичи его и соседи, люди Тигрэ. С каждым днем прибавлялось ему силы, мудрости и богатства и умножались рабы, рабыни и дружинники, ибо он благ. А коли клялся, то не ложно, как люди мира, как сказал господь устами Давида: «Не изменю истины моей, не нарушу завета моего и не переменю того, что вышло из уст моих» ,(Пс. 88, 34—35). Сей исполин, изостренный сердцем Микаэль, не имел лжи ни на языке, ни в помышлении, ни в клятве во имя возлюбленного им святого Михаила-архангела. И склонились к его ногам все люди Тигрэ, великие и малые, назначенные и смещенные, ибо все пути его были по воле и желанию бога, как сказал пророк:

«Покорил нам народы и племена под ноги наши; избрал нам наследие наше» ,(Пс. 46, 4—5). Таков был сей исполин мужественный, рас Микаэль, без него не снискать бы даров и побед всем наместникам Тигрэ, ни податей. Сей же исполин был крепок и силен.

Как сказали мы прежде, напишем историю рождества раса Микаэля. Абето Робель, наместник Салава, родил абето Арама, а Арам родил абето Лабаси от своей жены Амата Абиб, абето Лабаси родил абето Вальда Хаварьята, абето Вальда Хаварьят родил абето Езскию, абето Езекия родил исполина изостренного, раса Микаэля. А рас Микаэль родил кень-азмача Вальда Хаварьята и дедж-азмача Вальда Кидана. И с материнской стороны поведаем немногое вам. История рождения его такова: абето Дельба Иясус из Лагомта родил азажа Иакова, а азаж Иаков родил госпожу Эсета Марьям, а госпожа Эсета Марьям родила раса Микаэля, у коего нет лжи на устах, а правдив он речью, и правы все пути его.

Еще возвратимся к прежнему, коли поведали мы историю рождества его, насколько знаем и можем, в мире божием. Аминь. Спустя несколько дней поднялся он из города своего с дружинниками своими многочисленными, взяв подарки, и [172] прибыл в столицу царскую. И встретил он и приветствовал царя нашего Иясу, по имени царскому — Адьям Сагада, и матерь его, царицу нашу Валата Гиоргис, по имени царскому — Берхан Могаса. И возлюбили его царь и царица за красноречие языка его, спокойствие и сладость уст его, и обрел он благодать пред ними. И скоро дали ему наместничество дедж-азмача средины Тигрэ, и украсили его одеяниями шелковыми, и дали ему пояс золотой и все украшения наидостойнейшие и наилучшие. И отослали его в область его, мэзэккэром которой был баламбарас Начо, сын дедж-азмача Латы. И обрел многую власть сей исполин .мужественный, рас Микаэль, и спустился в землю Тигрэ, и вошел в область свою с барабанами и с великим могуществом. И стали все ненавидящие как прах и рассеялись, как пыль пред лицом ветра. И пропало в стране его воровство, и разбой, и обман, и никто из людей не говорил ничего дурного. Да что люди! Гиена и та, когда видела осла, не кусала его и не трогала, и лев не задирал корову, волк боялся овцы и не трогал ее. Все эти чудеса творились во дни наместничества его от начала и доныне. Это творилось в пределах земли Тигрэ, ибо он наставил и управил всех людей. Суд и правда умножались во дни наместничества его, ибо слушался он слов пророка Давида, сказавшего в Псалтире: «Давайте суд бедному и сироте; угнетенному и нищему оказывайте справедливость, избавляйте бедного и нищего» (Пс. 81, 3—4). Сведущий помышлением и правый речью и хлебосольный, ему подчинилась страна, не подчинявшаяся прежде [никому], ему платили подати не платившие их прежде. И получал он многие подати и отсылал многие подати, коих не исчислить, царю и царице, так что дивились все люди. Ибо сказал господь наш в Евангелии: «Отдавайте кесарево кесарю, а божие богу» (Матф. 22, 21).

А после сего однажды возмутился он в сердце своем возмущением духовным и замыслил посетить заключенных и притесненных, как сказал пророк в Псалтире: «С небес призрел господь на землю, чтобы услышать стон узников, разрешить сынов смерти» (Пс. 101, 20—21). Сей исполин мужественный, рас Микаэль, поднялся из города своего, Адуа, и спустился ночью, и прибыл в город Эндерту, и сразился с дедж-азмачем Вальде. И когда сразился, то победил, и прогнал, и выгнал из дома его, чего не могли [сделать] многие люди, и разграбил все имение и достояние его. И нашел он много узников, [заточенных] долгое время, мужей и жен, стариков и младенцев, связанных по рукам и ногам, и отпустил всех узников. И были в этот день великая битва и великая .победа, и обогатились бедняки и возрадовались опечаленные и те, кто обрел много ружей, и ковров, и всякой утвари домашней. А оковы, крепкие и великие, послали, погрузив на многих мулов, к царю царей Иясу и к матери его, Валата Гиоргис, так что дивились и ужасались видевшие их люди города. Сей же исполин мужественный, изостренный сердцем рас Микаэль, исполнял волю господина [174]   своего, царя земного, и ходил путями и заповедями бога, царя земли и небес. Сей исполин мужественный не лгал противу клятвы, подобно людям мирским, и раздавал добро всем бескорыстно, памятуя сказанное в Писании: «Блаженнее давать, нежели принимать». (Деян. 20, 35) и сказанное пророком в Псалтире: «Он расточил, раздал нищим; правда его пребывает вовеки» (Пс. 111, 9). Сей исполин мужественный, изостренный очами сердечными, и острый языком, и праведный речью, и зоркий очами, исполняет желание всякого человека, богатого ли, бедного ли, царя ли и царицы, князей ли, и всякого из войска, [всем им] исполнял он желания и свершал всякое мечтание сердца их, как сказал Давид в Псалтире: «И желаемое ими дал им» (Пс. 77, 29) 148. Сей исполин мужественный, рас Микаэль, честной родом, порождение родителей честных, взял должность наместника Эндерты, то бишь бальгада, по воле царя и царицы. И склонились все люди Эндерты к ногам его и подчинились ему. И умножились суд и радость во всей земле Тигрэ. И устроил он стан свой в Эндерте и в земле Тамбен, то бишь в Абий Ад. Все стало в руках его, горы и долины, и принимал он всякие дары для царя и отсылал принятые дары царю и царице, так что дивились и поражались все видевшие и слышавшие той великой радости его, с какою давал он дары.

А затем однажды поднялся из стана своего в земле Адуа сей исполин мужественный, изостренный сердцем рас Микаэль, взяв подарки для царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса — много ружей и ковров и всякого золота и серебра, подобного коему не было прежде, — и прибыл в землю Вагара, то бишь Шембера Заган. И услышал он, что упокоился царь наш Иясу, и умножилась печаль его. И вошел он в город [Гондар] на следующий день в воскресенье 149 и встретился с людьми двора и матерью его, царицей Ментевваб, и со всеми князьями и сановниками. И умножил он рыдания и плач. И обнаружил он, что воцарился Иоас, сын царя, будучи ребенком малым, и успокоилась столица царская от крепости управителя опытного, раса Микаэля, православного верою и великого деяниями. А как прошли дни и месяцы, решили царица и князья женить сына его, абето Вальда Хаварьята, на дочери царицы Ментевваб по имени вейзаро Елена, сестре царя Иясу, и женили его, и дали ему в приданое землю Сирэ и другие селения. А перед этим назначили его баджерондом, а потом назначили кень-азмачем абето Вальда Хаварьята. Сей же исполин, отец его, изостренный сердцем рас Микаэль, прибавил ему должность дедж-азмача Самена.

И после того как назначили [расу Микаэлю наместничество] от Ангараба до Маркаба и Дехано, спустился он в Тигрэ с сыном своим, кень-азмачем Вальда Хаварьятом, и женой его, вейзаро Еленой, дочерью царицы. И склонились пред ним все люди Самена и люди Тигрэ, и признали его все люди Сараве и [175] выплатили ему подать неисчислимую: ружей и коров и одеяний — тьма и тьмы тем; как исчислить выданную подать и дары? Признали его и покорились ему даже те народы, что живут в пещерах и ямах земельных, как звери и змеи, и не ведают ни царя небесного, ни царя земного, и они подчинились сему исполину, великому дарованиями и многому мудростью расу Микаэлю. Сей исполин окружил Шемберит-амба, разорил ее и превратил в поле победы. И подчинились ему пребывавшие на амбе Сенейт и все бывшие ее стражами от [времени] государя Сайфа Арада, то бишь Амда Сиона 150. Он же разорил и разграбил ее, что не удавалось ни людям, ни царям могущественным. Этот же исполин мужественный, искушенный в наставлении и правдивый речью, рас Микаэль, прямой речью, что разрушил стены земли Самен, чьи люди крепки и сильны, и разрушил все амбы Самена и Тигрэ, как разрушил стены Иерихона Иисус, сын Навина. Сей исполин мужественный и искушенный в наставлении, рас Микаэль, прямой речью и хлебосольный, [у коего угощения] как песка морского, многий дарованиями, обошел все пределы Тигрэ, и покорил под ноги себе, и подчинил силою своею и многою мудростью людей Сараве и людей Маиса и Тадарара, от Тадарара до Бакла и от Бакла до всех пределов Тигрэ, от Маесауа до Дегса и Азабо, земли галласов. Не было такого, кто не подчинялся бы ему и не платил податей, и все покорились ему. Не было такого, кто солгал бы в области сего исполина мужественного, искушенного в наставлении раса Микаэля.

И снова поведаем немногое из многих чудес, сотворенных крепостью силы и величия многочестного исполина сего, главы судей и князей, раса Микаэля. Однажды поднялся он из стана своего в земле Адуа и прибыл в землю Мараб. И поднялся он из Мараба и прибыл в Цаада Каляй земли Сараве; и поднялся из Цаада Каляй и прибыл в землю Дерко; и поднялся из Дерко и прибыл в Кесад Даэро, что есть предел Сараве. А из Кесад Даэро поднялся, и прибыл в Дабарву, и пребывал в Дабарве много дней, подчиняя не подчинившихся прежде витязей и мятежников и покоряя всех себе под ноги, заточая их и принимая подарки и всякую подать. И поднялся из Дабарвы, и расположился в земле Хенберт, и поднялся из Хенберта, и прибыл в землю Амба Дорхо, то бишь в землю Хамасен. И, поднявшись оттуда, прибыл в землю Данбаза, откуда был смещен дедж-азмач Лабаси. И обрел сей исполин мужественный, исполненный мудрости рас Микаэль много барабанов серебряных и людей, живших там по ямам и пещерам, как гиены и змеи, и подчинил их и сделал дружинниками [своими]. И пошел он в поход на страну сильную Асгаде Бакла, что у пределов Египта, и обрел там много коней и мулов, коров и овец, и коз, и сосудов стеклянных 151, и всякого добра без счета и меры; людей же без числа. И ходил он походом до Цена Дагле и Энгана, столицы Кайхора Афальба, и до Эндако. И поднялся [176] он оттуда и прибыл в Тора и селение асаурта Марата Сабане. И пошел он в поход на Эгала Хацин, чья столица — Саганти, что есть граница земли Бизан. И поднялся оттуда и прибыл в селение Дегем, дом Гузай из Кантабети. И пошел в поход на Даген, дом Самати, и Касиат, дом Зарамос. И поднялся оттуда, и прибыл в землю Дэхано и до земли Массауа, и прибыл в Дегса, столицу Дак Декна. А что обрел он в этих городах, мы не пишем и не указываем; сколь повествовать нам о скованных людях по рукам и ногам и подчинившихся ему и стазших дружинниками его! Сколь повествовать нам о полученных податях и дарах, тьмах тем и тьмах одеяний, добыче и всяком добре, каких не было у прежних наместников с сотворения мира! И поднялся он оттуда и прибыл в Галамахода; поднявшись оттуда, прибыл он в землю Агамья, а оттуда поднявшись, вошел он в Эндерту, столицу свою, в день Фоминой субботы 152, а исход его был в начале месяца тахсаса в понедельник, год Иоанна, в 7252 году от сотворения мира, на 5-й год царствования царя нашего Иоаса и царицы нашей Валата Гиоргис 153. Все эти труды сего исполина, что изострен весь, раса Микаэля, были на то, чтобы исправить мятежных и утомить сильных, [исполнить] волю царя и царицы. Правдива речь его, и правы все пути его!

А после сего задумал он воевать необрезанных 154, называемых Тальталь, которые живут в земле Бедем. И поднялся он из столицы своей, Адуа, и прибыл в Акбаца, а оттуда поднялся и прибыл в Даба Цехми; и поднялся оттуда и прибыл в Ангаба; и поднялся оттуда и прибыл в Варса. А оттуда поднялся и прибыл в землю Мараб; и поднялся оттуда и прибыл в землю Айба; и оттуда поднялся и прибыл в землю Цера; и поднялся оттуда и прибыл в землю Бедем. И пришли все необрезанные, называемые Тальталь, и убил он их и посек мечом. Сколько повествовать нам о захваченных коровах и людях? И когда услышали это царь наш Иоас и царица наша Валата Гиоргис, удивились они и изумились, и все люди города поражались сугубо. Сколько повествовать нам о чудесах сего исполина мужественного, искушенного в наставлении и исполненного мудрости раса Микаэля, [что были на то], чтобы исправить мятежных и утомить сильных, [исполнить] волю царя и царицы.

А после сего поднялся он из земли Адуа, взяв подарки — золото и серебро, ружья и ковры, одеяния парчовые, щиты, [отделанные] золотом и серебром, золотые кресты и серебряные и всякое имение, и пришел в город сей исполин, искушенный в наставлении и исполненный мудрости рас Микаэль, и расположился у [реки] Ангараб, на стоянке своей обычной 155. А наутро вошел он к государыне и встретился с царем нашим Иоасом, и царицей нашей Валата Гиоргис, и с судьями и князьями, и с людьми столицы, стариками и младенцами, великими и малыми. И была великая радость. И жил он [там] два месяца, и раздал подати и подарки, что были в руках его, [177] и устелил коврами [площадь] Ашава от [дворца] государыни до порога Таэкаро бет 156, и дивились все видевшие и слышавшие. И простились с ним царь и царица, чтобы шел он в область свою. И возвратился в город свой с войском своим и дружинниками своими сей исполин мужественный, глава князей и судей 157, рас Микаэль. Сколько повествовать нам о чудесах его? Правдив он речью, и правы все пути его.

 

Глава 13. В 7259 году [от сотворения] мира, без лунной эпакты и труб 158, а тентейон 7, [год] евангелиста Луки, начался маскарам во вторник. 13-го дня 159, в воскресенье, встретились царь Иоас и царица Валата Гиоргис у решетки покоев и утвердили должность раса Вальда Леуля, [назначив его] бехт-вададом и расом. 25-го дня, в пятницу, умер дедж-азмач Начо и был погребен в Дабра Цахай. А 29-го 160, во вторник, встретились снова царь и царица и утвердили должности: дедж-аз-мача Гета — бэлятен-гета, Евсевия — азажем, Иебаба с [должностью] старосты Ганжа, Йоди и Тигрэ 161, Эшете — дедж-аз-мачем Дамота [с должностью наместника] агау, Мамо — баламбараеом, Иова — акабэсаатом с [должностью] цехафе-тээзаза справа, Армаскоса-малака цахайем с [должностью] цехафе-тээзаза слева, Биреле — кень-азмачем с [должностью] шалека [полка] Ласты, Такла Абиба — азажем «замка любви», Аверкия — лика маквасом, Иезекииля — лика губаэ 162. Адару — цераг масари, Вальда Эвостатевоса — малака саламом 163, Фэса Гиоргиса — старостой [церкви] рождества [богородицы], Арку-старостой Цада, а остальных утвердили в должностях их.

15 хедара 164 решили царь и царица с князьями, чтобы была ярмарка в Дабра Цахай, и провозгласили [об этом] указ. 18 хедара, во вторник, была ярмарка в Дабра Цахай. 27-го умер азаж Фасиль и был погребен в [церкви] царской ризницы. 26 тахсаса 165, во вторник, призвали царь и царица раса Михаэля. И поднялся он из Адау, столицы своей, и ночевал в Май Даляйта. В среду он поднялся оттуда, и прибыл в Аксум, и четверг провел там. И вошел [к нему] агафари Кенфу, посланный, и сказал расу Микаэлю: «Прежде звали мы тебя, чтобы пришел ты к нам; ныне же оставайся и живи [здесь], покуда мы не позовем». И сказал рас Микаэль: «Ей», ибо он предан, и провел там субботу и воскресенье. 22 тахсаха умер наставник Вальда Иясус из Тана 166, а 25 тахсаса умер азаж Хайла Микаэль. И в это время задумал в сердце своем рас Микаэль направиться в Сараве. В пятницу поднялся он из Аксума и ночевал в Саух Мальке. В субботу поднялся он оттуда и ночевал в Валяль, и воскресенье, то бишь сочельник, провел он там. И пояедельник, то бишь праздник рождества, провел он там. Во вторник послал он жену свою, Валата Габриэль, в Адуа, ибо была она с ним, чтобы.идти в Гондар. Сам же он поднялся оттуда и ночевал в Май Сасала. В среду поднялся он оттуда и ночевал в Май Тамбух. В пятницу поднялся он оттуда и [178] расположился у [реки] Мараб. В день первой субботы поднялся он оттуда, и ночевал в Кульх Зеби, и прожил там до среды, заключив мир с двумя селениями за 1000 коров, и 1000 плащей, и 50 ружей. 8 тэра 167 умерла вейзаро Асакакшень и была погребена в Дабра Берхан.

В четверг поднялся рас Микаэль и почевал в Май Цабри. В пятницу, то бишь [день] богоявления, поднялся он оттуда и расположился в Цаада Каляй. И в это время пришли на него два врага: справа слоны, а слева изменники Сараве; и сразился он со всеми изменниками и со всеми слонами бесчисленными и ночевал [там] в этот день. А в день первой субботы, что есть праздник крещения, поднялся, и ночевал в Марагузе, и жил [там] один месяц или больше. И собрались все изменники во множестве и говорили: «О господин наш, рас Микаэль, не убивай нас и чад наших и не захватывай жен наших, и скот наш, и всякое достояние наше, но сжалься и помилуй нас! Мы же дадим тебе подати, как ты скажешь сам». И сказал им рас Микаэль слово ответное, говоря: «Принесите мне 20 000 динаров золотых, а без этого не будет мира». Им же понравилась эта речь, и сказали они: «Ей». И тотчас одни привели скот, другие принесли ковры, третьи принесли одеяния тонкие, то бишь шелк, четвертые принесли ружья, [отделанные] золотом и серебром, без числа. И помиловал он всех, кто выдал подать ему.

14 якатита 168, в четверг, поднялся он оттуда, и ночевал в Такала, и жил там один месяц и восемь дней. 26 якатита 169 умер акабэ-саат Иов и был погребен в Дабра Цахай. 20 мага-бита 170 умер рас Вальда Леуль и был погребен [в церкви] святого Иоанна. И в этот день поднялся рас Микаэль, и ночевал в Адзарна, и жил там до понедельника. А в понедельник поднялся оттуда, и ночевал в Тора Эмни, и жил там 29 дней. 13 мия-зия 171 была пасха. А 22 миязия, во вторник, поднялся он оттуда и ночевал в Аулэ Цору. На следующий день сделал он дневку, а в четверг поднялся оттуда и ночевал в Гураэ. В пятницу поднялся оттуда и ночевал в Маэраба. И той ночью пришли люди мятежные, как воры, и убили одного человека, и ушли посрамленными. В день первой субботы поднялся он оттуда. А когда шел он по дороге, пришли изменники, чтобы напасть на обоз. И увидел их рас Микаэль, стоя на горе высокой, и сказал дружинникам своим: «Идите, и да не ускользнут от вас эти изменники. Пойдите к ним и убейте их». И пошли они, и убили этих мятежников, и не оставили ни одного для известия [об этом]. И, свершив все это, ночевал он в субботу и воскресенье провел там, сжигая селения их и разоряя дома. И в этот день решил он с наместниками своими возвратиться в свою область.

29 миязия 172, в понедельник, поднялся он оттуда, и ночевал в Дегса, и вторник провел там. А в среду поднялся оттуда, и ночевал в Май Сарау, и четверг провел там. А в пятницу поднялся оттуда и ночевал в Раба Сане. В день первой субботы [179] ночевал он в Тадараре и услышал, что умерла одна женщина, у которой было много добра. И тотчас повернул он вход своего шатра 173, чтобы воевать людей Тадарара. И говорили ему люди той страны: «Помилуй нас за 1000 коров, а что до женщины, то не видывали мы ее и не знаем ни лица ее, ни следов ног ее». И принял он в дар 1000 коров 5 генбота 174, в понедельник, поднялся он оттуда и ночевал в Царана; во вторник поднялся он оттуда и ночевал в Баласе; в среду поднялся он оттуда и расположился в Эгала. В четверг поднялся он оттуда и ночевал в Забангула, в пятницу поднялся он оттуда и ночевал в Иеха; в день первой субботы поднялся он оттуда и возвратился в столицу свою, Адуа.

26 генбота 175 начал царь Иоас охотиться на зверей. А 16 сане 176 умер дедж-азмач За-Марьям. И в [год] этого евангелиста, когда ходил рас Микаэль в поход воевать людей Сараве, прибыл он в одно селение, где пахали на людях. И еще случилось диво в другой стране наместничества раса Микаэля, высокого дарованиями, изгоняющего зло из помышления своего праведного; шел для него дождь из хлеба, то бишь дагусы 177, пищи всякого творения, и шел для него дождь млечный, подобный млеку коров, то бишь молоку, что есть питие для жаждущих мужей и жен, детей и юношей, дев и монахов. Но да благословен бог, царь царей, соделавший все это для Сэхуля Микаэля, главы князей, по молитвам и прошениям возлюбленного им святого Михаила-архангела во веки веков. Аминь.

Глава 14. В 7260 году, году Иоанна-евангелиста, начался маскарам в четверг, лунная зпакта 11, труб 19, тентейон 2. 11-го 178, в воскресенье, встретились царь царей Иоас и царица Валата Гиоргис у решетки покоев и назначили дедж-азмача Микаэля расом 179, а наставника Беньяса — акабэ-саатом с [должностью] цехафе-тээзаза оправа, а дедж-азмача Гета — бехт-вададом 180. 18-го, в воскресенье, встретились они снова и назначили Евсевия дедж-азмачем Самена, Эшете — тэкакен бэлятен-гета, Мамо — пашой, Бору — дедж-азмачем Демота, Нэца Кэсоса — азажем Иебаба, Хабана Вальда — фитаурари, Буляда — эльфинь азажем, Энгеда — азажем «замка любви», Йебчу — баджерондом казны, Гошу — дедж-азмачем Амхары с [должностью] кантибы, Лубо — цедж асалафи Агамья 181, Се-ласе Барья — асалафи, остальных утвердили в должностях их.

Начался тэкэмт в день первой субботы. В этом месяце ничего не случилось необычного, годного для истории, кроме прихода дедж-азмача Лубо из Амхары в Гондар с удами необрезанных. И в [год] этого евангелиста повелели царь и царица Кенфу [идти] в Тигрэ, сказав: «Призови раса Микаэля, чтобы приходил он скоро в Гондар, ибо у нас есть к нему дело».

Напишем историю дел раса Микаэля, ибо сотворил бог во времена его дела дивные и победы удивительные. Не было такого прежде во времена Гедеона и Самсона, которые победили многих врагов, и не было такого, кто бы не склонился [180] предними и не покорился им. Но бог да подаст нам силу и способность поведать историю побед раса Микаэля, который весь — молния и пламя, и заставляет трепетать сердца мятежников воинственных, и подчиняет всех врагов крепостью силы своей. Ныне же да живет он, покуда сам не скажет «довольно» 182.

Начался хедар в понедельник. 28 хедара 183, в понедельник, поднялся рас Микаэль из Адуа, столицы своей, взяв жемчужину, то бишь корону, с податями и подношениями и со многими дарами, то бишь подарками, и пришел к Гондару, идя переходами, со многими стрельцами и со многими щитоносцами, со многими амхарцами и со многими людьми Тигрэ, коих было как звезд небесных и как песку в бездне [морской]. Из людей же Гондара одни встречали его у [реки] Такказе, другие встречали его у Адаркая, третьи встречали его у Дэб Бахр, четвертые встречали его у Вагара, пятые встречали его у Косоге, шестые встречали его у Ангараба с кликами, пением, плясками и играми. С одной стороны — иереи с гимнами, а с другой стороны — девы с плясками, ибо любили его все люди города. 23 тахсаса 184, в четверг, расположился рас Микаэль у Ангараба. В этот день поведали ему, что была распря меж уроженцами Квары и галласами 185. И когда услышал он об этом деле, то опечалился весьма, ибо любил обоих. И тотчас стрельцами и всадниками окружил он двор, как окружают пчелы мед и как окружают львы коров. А наутро в пятницу вошли галласы в крепость царскую и затворили врата дворца царского, чтобы не войти было уроженцам Квары к царю и царице. 25-го, в день первой субботы, вошел рас Микаэль во дворец царский, взяв подарки для царя и царицы, и отдал им драгоценность славную, то бишь жемчужину, что получил из рук Гуангуля за многую цену и великое богатство 186. И призвал царь Иоас золотых дел мастеров, и вделали они эту жемчужину в венец; призвали цераг масаре Адару, носителя рога помазания, подобного Самуилу, и возложил он на главу царя нашего Иоаса венец драгоценный, и обновилось царство Иоаса, как обновилось царство Саула в Галгале (I Книга царств 9-10). И было тогда ликование, и трубили в рога, и грохотали ружья, как молнии, и были клики и радость в стане.

И в этот день вышел дедж-азмач Гета из дома должности своей, то бишь [дома] бехт-вадада, ибо были с ним враги раса Микаэля, и решили они из окна замка убить его из ружья. А ведь это бог, который убивает и оживляет, как гласит Писание: «Я умерщвляю и оживляю, я поражаю, и я исцеляю; и никто не избавит от руки моей» (Втор. 32, 39). И эти окаянные враги раса Микаэля не избавились от руки его, хотя на время казалось им, что избавились. 29 тахсаса 187, в среду, в полночь, были великая битва и сражение меж уроженцами Квары и тинання, то бишь галласами. И когда услышал это рас Микаэль, послал он дедж-азмача Вальда Кидана со многими дружинниками своими охранять царя Иоасз и царицу Ментевваб. На [181] рассвете вошел рас Микаэль во дворец царский, и призвали всех галласов, и гневался на них гневом великим, ибо находились они на Адабабае, держа щиты и копья, чтобы воевать Эшете, и Евсевия, и Гета, и всех уроженцев Квары. И в это время настали тишина и спокойствие, и возвратился он в мире, и вошел в дом должности своей — бехт-вадада, и украсили его коврами тонкими и толстыми и покрывалами шелковыми разноцветными.

Начался тэр в пятницу. 9-го 188, в день первой субботы, умер дедж-азмач Энгеда и был погребен в Ацацаме святого Михаила. В этом месяце велел привезти рас Микаэль много ружей и много ковров в подарок, и преподнес их царю и царице, и устлал их от решетки до Тазкаро бет, ибо был он преданным издавна. Тогда дивились и поражались видевшие: все князья, и сановники, и все люди стана. Сколько повествовать нам об истории благости раса Микаэля, высокого дарованиями? Но будем повествовать понемногу, как сподобит нам бог Саваоф.

17 тэра, в воскресенье, призвали раса Микаэля царь и царица. И встретились они на Ашава и назначили его бехт-вададом 189, Эшете — дедж-азмачем Дамота, Евсевия — азажем Иебаба с [должностью] фитаурари, Лубо — тэкакен-белятенгета, Биреле — баламбарасом. И в том месяце 26-го [дня] 190, во вторник, вышли из стана дедж-азмач Евсевий и дедж-азмач Эшете и ушли в страны наместничества своего. В месяце якатите вышел из стана дагафи 191 Вальда Аб, не простившись, и ушел в свою область, ибо был связан с азажем Хабт Баваса-ном, и по этой причине исчезли оба. И еще вышли из стана Фасиль Варання, Лата Начо, Вале Юст в радости и веселии, ибо дали им земли отцов их царица и царь представительством раса Микаэля из любви к отцам их, то бишь дедж-азмачу Варання и баламбарасу Начо. И люди меча, после того как дал им рас Микаэль их прежнее состояние меча, вышли из стана с кликами и весельем и прибыли в землю Сэбсаба, место святилища святого Виктора. И был с ними Гобана, ибо дали ему эемлю, что была в руках Вальда Ава. И, услышав это, пришел на них поспешно дагафи Вальда Аб, и устроил нападение на рассвете, и убил Завальда Паулоса. Вальда Аба же убил Гобана, ибо зло погубляет бог злодеев, и послал голову его в Гондар, чтобы повесить на Адабабае. И погибло много людей с одной и с другой стороны. Но была победа Гобане и людям меча, и отправились они в набег до Дангель Бар. А жившие в Дангель Бар люди Квары, что приготовились к битве вместе с другими людьми страны, рассеялись и стали как струйка дыма. А после них вышел из стана фитаурари Хабана Вальд и вошел в страну наместничества своего.

И в этом месяце люди Дамота и люди джави сожгли столицу дедж-азмача Эшете-Асва. А сам дедж-азмач Эшете сжег дом Фасиля Варання [и все] до Мачакаля и до границ Годжа-ма. И потому затеяли заговор Фасиль Варання и фитаурари [182] Хабана Вальд с людьми Дамота и людьми меча и стали заодно по клятве. И, услышав это, что затеяли они заговор, поднялся дедж-азмач Евсевий из стана своего в Йебаба, чтобы помочь дедж-азмачу Эшете, и встретились они двое в земле Мачакаль. И поднялись они оттуда и прибыли в землю Гута. Эти же люди Дамота и люди меча, услышав, что расположились те в земле Гута, пришли воевать их и ночевали поблизости 11 магабита 192, в пятницу. 22 магабита, в день первой субботы, в праздния святого Михаила-архангела, на рассвете была битва меж людьми меча и Дамота и меж дедж-азмачем Эшете и дедж-азмачем Евсевием. И было великое сражение до 3-го часа 193, и была победа фитаурари Хабана Вальду и Фасилю Варання. В это время погибли 194 дедж-азмач Эшете, и бэлятен-гета Петр, и абето Тарбинос. А погибшим в этот день другим дружинникам его несть числа. И было там много добра и сокровищ. Дедж-азмач же Евсевий был поблизости, сражаясь с остальными галласами амору. Но не устоять ему было, и бежал он по дороге на Дара, и вошел в область Квара, и умер там от болезни тяжкой, и был погребен в Махадара Селласе.

4 миязия 195 была пасха. В этом месяце был назначен Фасиль Варання дедж-азмачем Дамота, а фитаурари Хабана Вальду дали еще [должность] азажа йебаба.

Глава. И когда услышал дедж-азмач Йе-Марьям Барья, что погиб дедж-азмач Эшете, то смутился духом и сказал дружинникам своим: «Идите и стерегите от реки Абая до реки Рэб и всех людей, что найдете по дороге, приводите ко мне, чтобы расспросил я их и разузнал про дела их». И окружил он страну меж этими двумя реками. А еще послал Йе-Марьям Барья к Лубо слово, гласящее: «Зачем дал ты расу Микаэлю [должность] раса с [должностью] бехт-вадада, зная, что я с ним воюю? Ныне же возьми эту должность [себе], эта должность пристала тебе, как пристала она расу Вальда Леулю, ибо ты — отец царю! 196. А если не сделаешь этого, не будет у меня встречи с тобою!» И когда услышал рас Микаэль эту речь, сказал он царю и царице: «Вы знаете, что прежде задолжали мне Роме и Гигар 3000 сиклей золота, присоединившись к нему. Ныне же призовите меня и дайте мне суд правый!» И тотчас отправили они гра-азмача Авессалома к Йе-Марьям Барья сказать: «Выходи скоро без дневок и ночевок», и отказался он прийти. Сам же посланный остался в его области, так что говорили царь и царица: «Стал посланец вороном [Ноя]» (ср. Быт. 8). И снова отправили они азажа Авессалома справа, и азажа Авессалома слева, и Мардакия-щитоносца. И пошли они и передали ему, что приказано, и отказался он снова. И возвратились посланные и поведали им, что не согласился он. И в третий раз повелели они им привести его. И, придя, передали они, что приказано им. Он же сказал: «Не пойду и не войду туда, где пребывает рас Микаэль». И возвратились снова посланные и поведали царю Иоасу и царице Валата Гиоргис, что [183] сказал он, что не войдет и не поднимется в Гондар. И это сказал он, [подобно словам Давида]: «Не войду в шатер дома моего, не взойду на ложе мое; не дам сна очам моим и веждам моим дремания» (Пс. 131, 3-4) не из страха, но дабы увидеть падение раса Микаэля, светоча мира, а лишь бог знает, кто падет!

А после этого дела назначили царь Иоае и царица Валата Гиоргис раса Микаэля мэзэккэром агау, а Биреле — дедж-азмачем Бегамедра, Вальда Кидана — дедж-азмачем Годжама с [должностью] баламбараса, а Асрата Кироса — баджерондом казны.

Начался генбот в день первой [субботы]. 4-го 197, во вторник, вышел дедж-азмач Вальда Кидан и пошел в страну наместничества своего. 5-го, в среду, умер дедж-азмач Беньям и был погребен в [церкви] рождества [богородицы]. 8-го, в день первой [субботы], провозгласили указ, что будет поход на Бегамедр. 18-го, во вторник, вышел из столицы дедж-азмач Биреле в чине абагаза, и следовали за ним все князья назначенные и смещенные, и войско многое, и все старые бойцы, которые служили царю. А раса Микаэля отставили от похода царь и царица, чтобы охранял он царство их, ибо без него нет [другого] пастыря. И в то время, когда отставили его на совете от похода на Бегамедр, сказал им рас Микаэль: «Почему отставили меня, ведь это дело — дело мое, и из-за меня эта война!» И ответили ему царь и царица, сказав: «На кого ты нас покидаешь и куда ты пойдешь?»

И это войско царское прибыло в Карода и провело субботу и воскресенье там. А Йе-Марьям Барья-мятежник поднялся из Гарагара и расположился в Аринго. И в эту неделю покинули его дружинники многие, ревнуя о царстве, и пришли, и переметнулись к дедж-азмачу Биреле, ибо прежде посылал он к ним одного человека, по имени Вальта. А пришли такие: Габра Медхин, Ашкер Иясу, Йе-Микаэль Барья, Вальда Яред, Вальда Кайель, Вальда Hep, Вальда Самаэт, Дэхо Васе, а были и другие, чьи имена неизвестны. И поднялись оттуда присные дедж-азмача Биреле и расположились в земле Бэра. 11 сане 198, в четверг, поднялся этот мятежник из Аринго и прошел по дороге на Гэбуна. И в этот день поднялось оттуда войско царское и пошло по дороге на Мадаб, ибо показалось им, что бежал он, и расположились они там. А обозники пошли косить траву, рубить дрова и пасти животных, то бишь мулов и ослов. И тогда пустился в набег этот мятежник на обоз, а эти верные [царству] приготовились к битве, поняв, что пришел он на них сражаться. И встретились рать на рать лешие и конные, с ружьями, копьями, лебдами и саблями. И в это время погиб Фатуля Эшете, дружинник мятежника, от руки Тапа Вальда Габриэля, и погибли многие другие люди из мятежников, и поломали строй все дружинники мятежника, и побежали в тыл, и никого не убили из войска царского, ни малого, ни великого. [184]

И, увидев это, восстал во гневе этот мятежник и сошелся с ними в битве жестокой. И поломали строй эти верные, ибо в то время им было не устоять. И в это время погиб дедж-азмач Биреле. И Батре из Ласты, [и] Габру из Адаркая, и другие люди были убиты тогда. А дедж-азмач Кенфу был пронзен большим копьем после долгого сопротивления с дружинниками своими и с бэлятен-гета Сэну и родичами его на конях с леб-дами и без них, целясь и стреляя из ружей, нападая и копья отражая. И были с ним в сражении [полки] Чеу бет и Варк сакала из тигрейцев Меда, щитоносцы охраны, Чафанта, щитоносцы Каниса и Бурса. И были захвачены в то время дедж-азмач Кенфу, гра-азмач Айядар, кень-азмач Йе-Марьям Барья, бэлятен-гета Кабту, абето Ванд Бавасан, асалафи Ляфто, шалека Мердокий, Шеме Иаков, Гераклид, Иаков, шалека Ионафан, Маскале Лагаш. И умер дедж-азмач Кенфу на второй день и был погребен в Машаламья [в церкви] Або 199. В этом месяце пришла ветрянка в столицу, и погибло много людей от Гондара до пределов земли. А кроме этого, не случилось ничего необычного. И зимовали царь Иоас и царица Мен-тевваб в здравии и мире с Сэхулем Микаэлем, главою глав. И далее да пребудет с ними мир божий во веки веков. Аминь.

Глава 15. В 7261 году [от сотворения] мира, на 14-й год царствования царя нашего Иоаса и царицы нашей Валата Ги-оргис, начался маскарам в пятницу, [год] евангелиста Матфея, лунная эпакта 22, труб 8, а тентейон 3. 5-го 200 умер Джебо, а 11-го умер Джале, а еще умер Тэкур Джале.

Начался тэкэмт в воскресенье. 10-го 201, во вторник, встретились царь царей Иоас и царица Валата Гиоргис и утвердили должность раса Микаэля. 21-го, в день первой [субботы], вновь [встретились они и] назначили Вальда Селласе в Дабра Берхан, наставника Арка Леуля — в Ацацаме святого Михаила, эконома Такле — в [церковь] «Ноева ковчега», Кидана Вальда — в [церковь] святого Руфаила, Иоанна — в [церковь] рождества [богородицы], Гергиса — цераг масаре, а остальных утвердили в должностях их. 30-го 202, в понедельник, провозгласили указ: «Одевайте слуг и служанок, кормите коней и мулов!» 203.

Начался хедар во вторник. 1-го 204 назначили авву Саламу акабэ-саатом. 2-го, в среду, умер асалафи Хирут. 25-го 205, в пятницу, вошел в Гондар дедж-азмач Зара Бурук.

Начался тахсас в четверг, 5-го 206, в понедельник, умер дедж-азмач Зара Бурук от ветрянки. В этот день вошел дедж-азмач Сэну в столицу. 6-го, во вторник, вошли дедж-азмач Фасиль и фитаурари Хабана Вальд в Гондар и устроили смотр своим полкам на Ашава. 10-го, в день первой [субботы], назначили Асрата Кироса эдугом, Кенфу — азажем Каха, Хайлю — дедж-азмачем Цагаде. В этот день провозгласили указ, что будет поход. 11-го вышел обоз из столицы. 13-го, во вторник, вышел царь царей Иоас в полдень с тьмою тысяч, я [185] следовали за ним тьмы: тьмы пред ним, тьмы позади него, тьмы справа и тьмы слева. Корона шествовала пред ним на муле с блюстителем ее, и образ в терновом венце был с нею вместе. Барабанов было множество, без числа, и множество ружей и коней. А сзади следовал рас Микаэль, наказание врагам, покрывая землю, и следовали за ним дружинники его конные и пешие, с ружьями и копьями, спереди и сзади. А за расом Микаэлем следовали князья и вельможи смещенные и назначенные по степеням своим и чинам. И повелел царь царей Иоас кантибе Кабте, и дедж-азмачу Хайлю, и азажу Кенфу оставаться в Гондаре для охраны столицы.

И по такому чину царскому шел он и ночевал в Цада. Матерь же его, царица Берхан Могаса, пребывала во дворце, блюдя столицу и все четыре угла мира с дружинниками своими многочисленными, и не было такого, кто не служил бы ей, ибо она раздавала имение и обогащала бедных. И с этого дня приняла царица Ментевваб канон [поста] строгого по обычаю жен- пустынножительниц, покуда не возвратится сын ее Иоас, царь царей. И творила она суд и расправу, и никто не забирал имения другого силою насильственно, и было спокойствие в Гондаре и в стране.

14 тахсаса 207 поднялся [царь] из Цада и ночевал в Мензе-ро [в замке] по имени «жемчужный замок» 208. 15-го, в четверг, поднялся он оттуда, и прибыл в Вайнараб, и ночевал там. 16-го, в пятницу, поднялся из Вайнараба, и ночевал в Эмфра-зе, и устроил там дневку на субботу и воскресенье. В этот день пришел Амесай из Бегамедра, ревнуя о царстве, и приветствовал [царя]. 19-го, в понедельник, поднялся он оттуда и ночевал в Карода. 20-го, во вторник, поднялся из Карода и расположился в Амад Баре. 21-го, в среду, поднялся оттуда и прибыл в Аринго. И в этот день нашло войско царское много коров и захватило их. 22-го, в четверг, была дневка, и снова нашло войско царское много коров и захватило их. 23-го, в пятницу, поднялся он из Аринго и ночевал в Жан Меда. 24-го, в день первой [субботы], поднялся он оттуда и ночевал в Фарца. 25-го, в воскресенье, была дневка. И в этот день пришел дедж-азмач Вальда Кидан со многими стрельцами, и со многими всадниками, и со многими щитоносцами, и со многими амхарцами и тигрейцами. И пришли за ним следом люди Годжама по полкам своим: тысяча конных и тысяча пеших, ибо они верны и издавна помогают царям. И встретились с царем эти люди Годжама и приветствовали царя. И пришел Афйе, сын Кироса, с [полками] Йельмана и Денса. 26-го 209, в понедельник, поднялся он из Фарца, и ночевал в Айб Баэнкоб, и пожаловал одеяния прекрасные Амонию из Керхаха, ибо тот оказался верен. 27-го, во вторник, поднялся оттуда и ночевал в Машаламья [у церкви]. Або. 28-го, в среду, пришла вейзаро Валата Эсраэль с сыном своим, дедж-азмачем Хайлю, и ночевала в Нафас Мауча. В этот день смотрел царь Иоас в [186] подзорную трубу на шатер Йе-Марьям Барья-изменника, и встретило его священство Зорамба с гимнами и песнопениями. 29-го, в четверг, устроил он дневку, ибо в этот день родился от владычицы нашей святой девы обоюду естеством Марии во плоти господь бог наш и спаситель Иисус Христос, ему же слава во веки веков, аминь. И тогда пришел Саад на помощь царству, разбив узы свои и убив стражей своих, из страны этого изменника.

А вечером того дня сказал рас Микаэль дедж-азмачу Лубо и дедж-азмачу Фасилю: «Ступайте на рассвете и сразитесь с Ле-Марьям Барья-мятежником». И препирались дедж-азмач Фасиль с дедж-азмач Лубо и ссорились о том, кто из них нападет первым и завяжет сражение. И спорили об этом потому, что боялись оба быть первыми. И после того как увидел рас Микаэль, что боятся и не хотят быть первым ни дедж-азмач Фасиль, ни дедж-азмач Лубо, сказал он обоим дедж-азмачам: «Я буду первым по обычаю моему. Вы же охраняйте царя Иоаса и будьте дадженамй 210, как я [был прежде]». И в полночь, призвал рас Микаэль отроков дома своего, возросших в битвах и подвигах; они пожирали врагов, как будто ели хлеб, и поглощали мятежников, как цеженое вино, то бишь детей братьев своих и детей сестер своих. И сказал он им: «Ступайте быстро с первыми петухами и окружите Чачахо». И сказали все: «Ей». А после этого поднялись они, и пошли, и окружили Чачахо, так что не знал никто из войска царского. А на рассвете поднялся рас Микаэль, господин мятежникам и гроза надменных, а за ним его дружинники многочисленные справа и слева, с барабанами духовными, под звуки рогов и барабанов светских, оглушающих уши. А множество войска его было не объять разумением и не осознать помышлением. И прибыл он скоро, спеша сразиться с этим мятежником Йе-Марьям Барья, и обнаружил, что сражаются отроки дома его битвою жестокой и совершают многие подвиги. Одни убили двоих, другие убили троих. Эти отроки все делали разом: пал на колено, увидел, прицелился, выстрелил, вскочил, выставил щит, метнул дрот, пронзил! А войско этого мятежника крепилось, и сражалось много, и держалось стойко. А близ этих отроков стоял и сражался с дружинниками своими фитау-рари Хабана Вальд, помогающий царству и не оставляющий преданности, быстрый ногами на пролитие крови (ср. Рим. 3, 15), не устающий противостоять.

В этой битве пал и был сокрушен авва Тэкуре, кумир мятежников. И тогда осилили, и укрепились дружинники раса Микаэля, и сломали Чачахо, как трость, и попрали ее ногами. И бежал этот мятежник с дружинниками своими, и рассыпался их строй, и пленен был Роме руками одного галласа и приведен к расу Микаэлю. И сказал тот: «Зачем привели мужа окаянного, ныне убейте его и отрубите голову!» И убил тогда гал-лас Роме и оставил голову расу Микаэлю. Тот же послал [187] голову к царю, и сказал царь царей Иоас Вендем Сэтэню: «Ступай в столицу, взяв голову Роме». Этот же Вендем Сэтэнь пришел в город, взяв голову, и повесили ее на Адабабае, и были тогда радость и веселье. А сей рас Микаэль не оставил преследования мятежника Йе-Марьям Барья. А прежде всех принес добычу Вальда Самаэт и бросил пред царем. В этот день прислал дедж-азмач Гошу благовестие, гласившее: «Нашел я самозванца и схватил его». Поднялся царь царей Иоас и ночевал у подножия Чачахо.

Начался тэр в день первой [субботы]. 1-го 211 поднялся [царь] оттуда и ночевал в Забит Меда. 2-го, в воскресенье, поднялся оттуда, и расположился в Шоляге, и осмотрел мертвенные тела павших от подножия Чачахо до Шоляге, ибо сорвали мятежников дружинники раса Микаэля, как листья, и были пред ним как трава, как пали мертвенные тела филистимлян по дороге на Геф до врат Аскалона и до Аккарона (ср. 1 Книга царств 17, 52). И когда был царь в Шоляге, пристал один дружинник царский добычу многую, то бишь копья, барабан, превосходных мулов и много ружей. И сказал царь царей Иоас: «Не убивайте людей Бегамедра и не жгите домов их» и помиловал абагаза Музу. 3-го, в понедельник, поднялся [царь] оттуда и ночевал в Куар Анбаса. 4-го, во вторник, поднялся оттуда и ночевал в Маляе. 5-го, в среду, поднялся оттуда и ночевал в Вадла. И провозгласили указ в этот день, гласивший: «Приходите ко мне вы, абагаз Музу с людьми Ласты и жан-церар Ленчо с людьми Амбаеаля. А вы, люди вучале и люди йеджу, да не ускользнут мятежники из рук ваших!»

На этой неделе пришли туда, где был рас Микаэль, люди Дамота и люди Годжама и сказали: «Мы не пойдем отселе, и у отцов наших не было обычая переходить этот предел. Ныне же возвращайтесь нас ради, ты, глава наша, и Иоас, царь наш. А что до мятежников, то кто погиб-погиб, а кто бежал — бежал, зачем труждаться нам попусту? А нас отпустите, и пойдем мы по областям нашим». И сказал им мужественный рас Микаэль, изостренный сердцем, как копье, и изостренный языком, как нож, что зарезает врагов и мятежников каждый день: «Как возвращаться мне, когда становятся дети Айо царями Бегамедра? И как царь Иоас будет царем других стран, коли не пропали эти враги? Я буду преследовать врагов моих и погублять их и не возвращусь, покуда не истреблю и не сокрушу их, и не поднимутся они, но падут в ноги царю. Бог укрепит меня силою для войны, и низлагает под ноги мои восставших на меня, и обращает ко мне тыл врагов моих, и истребляет ненавидящих меня. Они вопиют, но нет спасающего; ко господу, — но он не внемлет им» (ср. Пс. 17, 40-42). И сказал рас Микаэль: «Я рассеиваю их, как прах пред л идем ветра, как уличную грязь попираю их» (Пс. 17, 43). И сказал Сэхуль Микаэль: «Я изглажу их из книги живых» (ср. Пс. 68, 29). И исказал исполин рас Микаэль: «Бог, отец мой, избавил меня [188] от мятежа народа, поставил меня главою иноплеменников» (ср. Пс. 17, 44). И сказал мужественный рас Микаэль: «Народ, которого я не знал, служит мне (Пс. 17, 44), то бишь Таль-таль». И сказал воинственный рас Микаэль: «По одному слуху обо мне повинуются мне» (Пс. 17, 45). И сказал гроза врагов рас Микаэль: «Иноплеменники ласкательствуют предо мною» (Пс. 17, 45), то бишь дети Айо мятежные. «Иноплеменники бледнеют и трепещут в укреплениях своих» (Пс. 17, 46). И сказал мудрый сердцем рас Микаэль сладкоречивый и добродетельный: «Жив господь и благословен бог мой!» (ср. Пс. 17, 47). И сказал рас Микаэль: «Благословен защитник мой!» (Пс. 17, 47). И сказал рас Микаэль: «Господь бог мой крепкий, мстящий за меня» (ср. Пс. 17, 48). И сказал рас Микаэль: «Покоряющий мне народы» (Пс. 17, 48). И сказал рас Микаэль: «И избавляющий меня от врагов моих (Пс. 17, 49) мятежных». И сказал рас Микаэль: «Да вознесет меня бог над восстающими против меня» (ср. Пс. 17, 49). И сказал рас Микаэль: «И от человека жестокого да избавит меня бог. За то буду славить его между иноплеменниками и буду петь имени его, величественно спасающий царя и творящий милость помазаннику его Давиду и потомству его вовеки» (ср. Пс. 17, 49-51). И после того как сказал он все это тихим голосом, раздал он все имение народу Амбасаля и людям галлаеким, чтобы окружили они этих мятежников.

6-го, в четверг, поднялся царь оттуда и ночевал в Чана. И 7-го, пятницу, провел он там. 8-го, в день первой [субботы], возвратились Анбаса Мамо, и абагаз Музу, и все люди Ласты к царю. А в воскресенье устроили дневку. 10-го, в понедельник, поднялся оттуда и спустился по дороге на Жета царь царей Иоас пешком без сандалий и мула, ибо крута была дорога, и расположился в Цардат. 11-го, во вторник, в праздник епифании, то бишь крещения, была дневка. И среду провели они так же. И пришел Гуангуль со многими галласами. А еще пришел один дружинник мятежника Йе-Марьям Барья, взяв 32 ружья и 24 барабана. 13-го, в четверг, поднялся царь оттуда и ночевал в Тэкшень. И в этот день пришел дедж-азмач Гошу, взяв самозванца, который жил в доме галласов. Этот самозванец заключил клятву с изменником Йе-Марьям Барья, что тот сделает его царем, а он сделает его главою надо всеми князьями. И снова послал этот самозванец к дедж-азмачу Гошу, говоря: «Помиритесь меня ради, ты и Йе-Марьям Барья, ибо враждуете вы. Я же сделаю вам по желанию вашему». И дал ему дедж-азмач Гошу такой ответ: «Нет у меня мира с изменником». И, услышав об этом, поставил дедж-азмач Гошу стражей сильных у входов и выходов, и по этой причине был схвачен этот самозванец, когда шел он к мятежнику Йе-Марьям Барья, руками дружинников дедж-азмача Гошу, мужа верного, как отцы его — рас Емана Крестос и рас Вададже, и представил он этого самозванца царю. И пришли князья и сановники [189] и опрашивали его, говоря: «Кто ты и зачем пришел сюда?» И сказал он: «Пришел я воцариться, ибо я — потомок государя Иакова». И присудили сановники, говоря: «Пусть отрубят ему руку». И тогда отрубили ему руку, и умер он.

14-го 212, в пятницу, поднялся [царь] оттуда и ночевал в Даланта, и была там дневка в субботу и воскресенье и в понедельник также. 18-го, во вторник, он ночевал в Кэсате, и следующий день провел он там и отдыхал. 21-го, в пятницу, принес Бэтуль жемчужину драгоценную 213 и отдал расу Микаэлю. А 24-го, в понедельник, поднялся [царь] оттуда и расположился в Макалате. И в этот, день присудили к смерти сановники Алло Фасиля и отдали его кровникам, и убили [те] его, ибо прежде убил он предательски Ялеу Айкара, который пришел добровольно 214. И царь расположился там. 28-го, в пятницу, когда пребывал в Макалате царь царей Иоас, пришел благой вестник и поведал, что схвачен этот мятежник Йе-Марьям Барья. И в этот день привели его туда, где был рас Микаэль, те, кого мы упоминали прежде, и были осыпаны золотом и одеяниями за то, что схватили его [и привели] из страны вучале и из других стран язычников. И когда услышал рас Микаэль о приходе его, то отказался взирать на лицо его, ибо сжалился над ним после того, как вверг его суд божий в руки его, памятуя слово Писания, гласящее: «Не радуйся, когда упадет враг твой» (Притч. 24, 17). И тотчас послал он к царю, говоря: «Сделай, как тебе заблагорассудится». Царь же собрал князей и сановников своих, но рас Микаэль остался и сказал: «Не пристало мне приговаривать его к смерти, ибо мы — враги». И в это время встал дедж-азмач Лубо пред царем во гневе и сказал: «Приговорите его к смерти, ибо погиб брат мой, дедж.-азмач Биреле, без суда». И тогда присудили его к смерти и вывели вон из шатра, и взял копье дедж-азмач Лубо и пронзил его первым. А затем пронзали его все галласы и резали, как корову, и отрубили ему голову, и принесли к расу Микаэлю, и бросили пред ним по обычаю добычи. Он же не возрадовался этому и сказал: «Уберите с глаз моих».

А затем повернул царь царей Иоас 29-го, в день первой [субботы], и ночевал в земле Иедадж. И в это время пришел авва Каве, брат матери царской, и дал ему рас Микаэль много бархата и одеяний шелковых из любви к царю. А вечером привел Эмаре азажа Нэца Кэсоса и кантибу Авессалома, фитау-рари Вальда Гиоргиса и Асрата, Ябо Барья, и Фэкаре Герма, и Иоиля. И присудили их к смерти, и погибли они от копья. А 20-го 215, в воскресенье, послал царь Иоас благовестие в столицу. И поднялся оттуда шалека Тасфа, взяв головы, и вошел в Гондар 9 якатита 216, во вторник. И повесили их на Адабабае. И была радость и веселье в доме царском, и люди города устроили ликование от [квартала] Дарагенда до мусульманского квартала и говорили все: «Не видывали мы подобных подвигов!» [190]

Подвиги же были совершены не только дарованиями одного царя, но все подвиги были совершены дарованиями раса Микаэля. А если кто-нибудь скажет: «Что за подвиги и что за дарования раса Микаэля?», то ответим мы и скажем: «Никто не совершал подобного у перевала Чачахо. У этой дороги на Чачахо пропасть справа и пропасть слева и тесна тропа, и не уместиться на ней многому, а только одной ступне человеческой. А если не пройти эту теснину, невозможно и выйти на равнину». Равнина же, о которой говорим мы, [простирается] от пределов Забит Меда до пределов Набаля, как сказал Ездра-пророк. А до сего времени с большим трудом прошел перевал Чачахо царь царей Иоанн, по имени царскому Аэлаф Сагад, и прибыл в Мазала, и была тогда тьма семидневная 217. И еще царь царей Бакаффа проходил перевал Чачахо дважды с великими бедствиями и многим посрамлением, когда возмутился Амха Иясус, и прибыл в землю Гош Маугия, и там погиб баламбарас Габра Медхин с братом своим, Ябо Барья. И многое войско царское было убито тогда 218. И все это было совершено дедж-азмачем Айо. И возвратился царь в столицу свою.

И в царствование Иясу, царя царей, когда бежал дедж-азмач Айо из столицы по малому поводу, затворив перевал Чачахо, был назначен тогда дедж-азмач Гета дедж-азмачем Бега-медра, и пошли с ним, чтобы помочь ему, рас Вададже, и дедж-азмач Акилас, и все полки Бегамедра. И пришел этот мятежник, и побоялись они сразиться с ним и залезли на Зорамба в день рождества господа бога нашего и спасителя Иисуса Христа, ему же слава. И когда услышал царь, что побоялись они сразиться с ним, послал раса Вальда Леуля им в помощь со всем войском и князьями. И прибыл он к подножию Чачахо и послал вперед лазутчиков. И поведали они ему, что бежал он и оставил Мокара. И прошли они по дороге на Чачахо с большим трудом и прибыли в Адаребар. И ждал этот мятежник посредине [этой страны], чтобы напасть, и убил он Тэбита, и Фасиля, и многих чад воинских 219. Но если будем мы повествовать историю тех, кто укрепился на этом перевале, бунтуя против царей, то не закончить ее и за много дней, но оставив повествование о мятежниках и возвратимся к прежней истории. Начался якатит в понедельник. 1-го 220 была дневка в земле Йедадж. 2-го, во вторник, поднялся царь оттуда и ночевал в Нубете. 3-го, в среду, устроил он дневку. И в этот день умер фитаурари Хабана Вальд и был погребен в [церкви] аввы Ара-гай. 4-го, в четверг, поднялся [царь] из Нубета и ночевал в Тач Талете, а 5-го, в пятницу, ночевал в Квара Анбаса. 6-го, в день первой [субботы], расположился он в Гарагара и жил четыре дня. И возник заговор против раса Микаэля. 11-го, в четверг, поднялся царь, и шел поспешно до вечера, и ночевал в Ганбочате. 13-го, в день первой [субботы], поднялся он оттуда и ночевал в Айб Баэнкэб. 14-го, в воскресенье, была дневка. И в этот день отдал рас Микаэль царю царей Иоасу жемчужину [191] драгоценную пред сановниками и князьями. 15-го, в понедельник, поднялся царь оттуда и ночевал в земле Цагур, и вошел Фарака Бет 221 в стан в этот день. 16-го, во вторник, поднялся [царь] из Цагура и ночевал в Амад Баре. 17-го, в среду, поднялся он оттуда и расположился у реки Рэб. 18-го, в четверг, поднялся царь оттуда и ночевал в земле Мэцраха. 19-го, в пятницу, поднялся он оттуда и ночевал в Цада. 20-го, в день первой [субботы], вошел в Гондар царь царей Иоас, и встретили его все иереи и люди стана, девы и юноши, миряне и монахи с кликами, гимнами, песнопениями и радостью.

Но рас Микаэль остался в Фарца и отделился от царя, ибо сказали ему родичи матери [царской], галласы: «Не входи в столицу, а иди в землю Тигрэ». И царь прислал к нему с этим одного дружинника своего, по имени Вачака, говоря: «Иди в область свою и не показывайся мне на глаза!» И, услышав эти слова, сказал царю Микаэль: «Воздали они мне злом вместо добра и ненавидят меня в воздаяние за то, что любил я их!» А этим посланным сановникам сказал он: «Что я сделал такого? Я принес венец царский, и я отдал его. Я взял перевал Чачахо, и я убил мятежника против царя. Разве мятеж все это? Да рассудите сами и посмотрите в "Суд царей"! 222. Если мне скажут: "Иди", я пойду; а если мне скажут: "Оставайся", я останусь; если скажут мне: "Отруби руку свою рукою своею", отрублю и из повиновения своего не выйду!» И, собеседуя так, прибыл он в землю Цада в понедельник 22 якатита 223. И в этот день пришли к нему эччеге, и акабэ-саат, и сановники, посланные от царя, и сказали расу Микаэлю: «Не пей воды [из реки] Ангараб и не входи в столицу царскую, но уходи в страну отца твоего!» И сказал он посланным: «По суду ли идти мне или без суда?» И сказали ему посланники: «Что до суда, то суда не было, но так повелели нам сказать тебе». И снова сказал рас Микаэль эччеге, и акабэ-саату, и сановникам суда: «Не посылал ли я вчера к вам и ко всем сановникам церкви и не спрашивал ли, в чем прегрешение мое и вина моя? Ныне же прибегаю я к вам: помирите меня с царем и родичами его!» И возвратились они и рассказали царю. И сказал царь: «Нет у меня ссоры с ним, но препятствуют мне родичи мои». И, услышав это, возопили родичи царские громким голосом: «Пойдем, убьем праведника, ибо тягостен он нам; да будет кровь его на нас и на детях наших» (ср. Матф. 27, 24-25). И после того как услышал это рас Микаэль, поднялся он во вторник из Цада, и расположился в Дафача, и разбил свои палатки от края Дафача до реки Ангараб, а цветом напоминали они цвет града белого. И говорили все видевшие люди города: «Что за град выпал на гору Дафача?» И было тогда смятение во всей стране, и все люди вошли в крепость царскую, и оказалась пуста земля гондарская.

24-го, в среду, в полночь, был совет во дворце государевом, и порешили галласы убить раса Микаэля, как обрекли иудеи [192] на смерть господа нашего Иисуса Христа в этот день. И окружило его все войско царское и все галласы: Фасиль Варання с половиною [войска] внизу у моста через Ангараб, а половина с Ахмойе — на Коб Астель до Хаце Саэр. И с третьими петухами поднялся оттуда сей привычный к битве, изостренный сердцем мужественный исполин, воинственный, оглушающий уши и поражающий очи, твердый помышлением, необъятный разумением, мощный мышцею при напряжении лука, великий воевода, глава князей рас Микаэль с немногими отроками своего дома внутреннего. И когда увидели окружившие, что идет он на них, когда и не помышляли они, обратились вспять до Коб Астель те, кто были наверху, а кто были внизу, рассеялись как струйка дыма. И гнали их витязи его до старой [церкви] рождества [богородицы], как пастух гонит коров. А еще, когда поднялся на склон Коб Астель сей рас Микаэль, нашли [его воины] бежавших к воротам азажа Кабте, и убили их отроки, что шли пред ним, а уцелевшие от убиения бежали до «золотых палат» 224. Рас Микаэль же вошел в свой дом в здравии. В этот день сгорел дом Аладо, а кто его сжег, никто не знает, кроме бога одного. И от пламени его сгорело много домов при дворе: и из домов царских, и две церкви. И враги его стали как пепел. И в это время пришли к нему союзники и любимцы раса Ми-каэля и сказали ему: «Славно, господин наш, давай, давай! Ты здрав и победил врагов своих, что окружили себя!» И сказал он любимцам своим: «Обступили меня, окружили меня; но именем господним я низложил их. Окружили меня, как пчелы, и угасли, как огонь в терне» (Пс. 117, 11-12).

Глава. И еще немного поведаем мы об истории притеснений раса Микаэля. А притеснение, о котором говорим мы, в том, что изменили для него обычай царей: победившим врагов, и убившим пред ними, и покорившим под ноги их дают они цепь златую на шею, и кольца златые на ноги и руки, и области для [193] детей детей их, и должность к должности, дабы исполнить желания их. А эти совратители, родичи царские, присоветовали убить его и сотворили ему великое притеснение вместо награды, как сотворил великое притеснение царь Рима 40 мужам сильным, которых прислал царь Армении по имени Тертаг. Они прибыли к царю Рима на помощь ему, когда восстали на него люди Варварии и победили его. И когда увидел их царь Рима, то презрел их за малочисленность и сказал им: «Идите в свою страну». Они же отказались идти в свою страну, а пошли: твердостью в стан врагов-варваров, и убили многих, и царя их убили, и отрубили ему голову, и бросили пред царем Рима. И в ту же ночь посоветовался он с князьями своими, и убили их. И спасся Саркис по совету одной женщины 225. И притеснение этих 40 мужей сравнимо с притеснением раса Микаэля.

А на следующий день, в четверг, заключил он мир с родичами царскими, он — по кротости, а они — по коварству. 27-го, в день первой [субботы], вышли с Ахмойе семь галласов в страны наместничества своего. А 11 магабита 226 вышел Лубо из стана, забрав две должности, и вышли другие галласы из дворца царского. А он пребывал во граде мира 227 без [награды] заслуженной. И с этого дня начал Лубо [рассылать] послания мятежные и посылал во все четыре угла мира, говоря: «Придем, убьем раса Микаэля и получим должность его». И клялся он всем ложно и присягал по слову священников 228, что исполнит все желания [своих союзников]. И такими клятвами собрал он и расставил людей Квары в селение Алафа, людей меча, и людей Дамота, и людей Йельмана и Денса в селение йебаба, людей Дара и Бегамедра — в селение Фогара, людей же Вагара — в Энджеба Меде и объявил им [там] сбор. И, услышав об этом, послал рас Микаэль к царю и царице, говоря: «Вот пришли родичи ваши, взяв людей и язычников 229, чтобы убить меня, хотя я повинуюсь вам. Ныне же, коли обратятся они, пусть возвращаются по областям своим, а коли не обратятся, то я встречу приходящего на меня, насколько сподобит меня бог!» И сказали царь и царица: «Прежде станем заодно по клятве — ты и мы, — что мы не оставим тебя и что ты не оставишь нас, а затем мы возвратим их по местам их». И понравилась эта речь расу Микаэлю, ибо не было вражды в сердце к царю и царице. И поклялись они во имя господа, ибо завершается раздор клятвою, и еще подкрепили они речи свои отлучением по словам наставников-пустынножителей [тому, кто нарушит клятву], дабы была меж ними любовь.

И в это время послал царь Иоас дедж-азмача Бэркэяноса и кантибу Кабте к Лубо, говоря: «Иди в свою область и пребывай там с родичами твоими». И передали ему посланные, когда был он во граде мира. И сказал Лубо: «Нет у меня другого царя, кроме того, которого сведу я с горы Вахни; пусть оставит он [говорить] об уходе моем в область мою; через неделю увидит он, что я сделаю!» А еще послал царь к Фасилю [194]

Варання Кенфу из Зугара и Аклиля, говоря: «Не трогайся с места твоего и не выходи из области твоей!» Тот же отказался, памятуя клятву свою, и задержал посланных у себя. И царица Валата Гиоргис послала к родичам своим из Квары Вальда Нагодгуада и Валаджа Мамо, говоря: «Ступайте с миром и любовью и возвращайтесь по домам вашим. И этот совет мой лучше вашего совета. А еще знайте, что рас Микаэль — любимец мой, и сей рас Микаэль издавна и доныне был не только моим любимцем, но и любимцем вашим!» Они же отказались, ибо простили кровь брата своего, дедж-азмача Эшете, по клятве 230.

И в месяце миязия пришли эти враги тремя дорогами, разделившись на трое. Одна часть пошла по дороге на гору Вахни, чтобы свести [оттуда нового] царя, другая часть пришла по дороге на Хараба и расположилась в Цада, а третья часть пришла по дороге на Дамбию и расположилась у старой [церкви] рождества [богородицы]. А числом они были в каждом из мест своих как звезд небесных и как песку на берегу морском. И решили эти враги затворить две реки, то бишь Ангараб и Каху, чтобы не пил никто от людей до скота, ибо первое для осаждающего — перехватить воду. И когда услышал об этом совете рас Микаэль, призвал он витязей своих и любимцев своих, наместников Тигрэ, и рассказал им обо всем. И сказали витязи его: «Чтобы не пожгли они стана нашего и чтобы не перехватили [воду] двух рек, мы пойдем и обороним Ангараб и Каху с ружьями и копьями, конные и пешие, от слияния двух рек, правой и левой, до вершины Атанакэра». Тогда согласился рас Микаэль, и была в сердце его мысль, что делать дальше. А эти витязи его делали, как решили, с рассвета четверга до вечера первой субботы, в которую празднуется праздник святого Георгия, солнца Лидды, звезды Персии. Как помог он в тот день, годину нужды, бедствий, возлюбленному своему Армаскосу 231, так да поможет он возлюбленному своему Микаэлю, его плоти и душе, во веки веков. Аминь.

24 миязия 232 была пасха. Пасха же эта была не как пасха обычная, а как великий пост. И никто не резал ни коров, ни овец, ни коз, ни кур от дома великого до дома малого и от дома князей до дома царя, ибо праздник пасхи обратился в сетование и плач (ср. Амос. 8, 10). И 25-го, в понедельник, еще до петухов поднялся и пошел по дороге на Фантар великий воевода рас Микаэль, чудный речью и дивный деяниями, и был он выдающимся по всякой силе своей среди сильных Эфиопии, что жили до него, и среди тех, кто воспоследует за ним, не будет ему подобных. По суду и по мудрости он подобен Соломону, что был наимудрейшим среди всех людей Востока; по мужеству он подобен Давиду, что убил великана Голиафа, когда тот поносил рать господню и изрыгал хулу на чад Израилевых. Был он искушен во всяком искусстве, подобающем вомну, то бишь в верховой езде, стрельбе из лука, метанию копья. Око [195] его устремлялось через прицел ружья к птицам-мятежникам и убивало их оком. И все привычные к бою и наученные сражению, прошлые и будущие, были пред ним как капля пред кувшином и как весы [колеблющиеся].

А из витязей раса Микаэля одни пошли по дороге на Аира против уроженцев Квары, а другие пошли по дороге на Сарамне против галласов. Сам же рас Микаэль с немногими людьми встретился с врагами в земле Фантар, то бишь в Саэра Хаце, и тотчас бежали враги пред ликом его, и преследовали их дружинники его до моста [через] Магач. И остался один великий воевода рас Микаэль, и повернули эти враги и прибыли туда, где он был. А утром объединились уроженцы Квары с Фасилем Варання и Лубо, пришли другою дорогой, встретились с витязями его и победили их. И полонен был лика маквас Асрата Ки>рос, когда сражался он из верности и из любви к расу Ми-каэлю, ревнующему о царстве, рукою одного галласа, по имени Баренто. И привел тот его к ним. И в это время расспрашивал их воевода врагов, говоря: «Где этот Микаэль, в столице или в другом [месте]?» И сказал им один человек плененный, Вад Грум Гебру, скоморох раса Микаэля: «Ну, коли можете, то нате вам!» — и показал им пальцем [на него], издеваясь.

И тогда повернул он, и окружили его эти враги с четырех сторон. И, увидев это, один оруженосец дал ему одно копье, по имени Мардайти 233, ибо не было прежде в руке его ничего, кроме плети. И когда взял он это копье, то, куда бы он ни поворачивал — на восток ли, на запад, на север ли, на юг, — рассеивались эти враги, как прах пред ликом ветра, что были с четырех сторон, а рас Микаэль опрокидывал их мордой мула своего, по имени Табасе. И тотчас возник трепет среди всех уроженцев Квары и среди всех галласов валло, и галласов джави, и людей меча, и Дамота, и людей йельмана и Денса, и людей Дара и Бегамедра, и людей всех стран. И не смогли они противостоять ему, и сокрушал он их, как колесница сокрушает тростник и камыш; и не мог бегун ускользнуть, и сильному было не удержаться силою своею, и воинственному было не спасти себя, и стрелку не устоять, и всаднику не унести себя. И сильные, что имели разум, бежали нагими и не стояли в этот день — день битвы. И распространилась битва по всей земле, и погибших в воде и в пропастях было больше, чем убитых копьем и ружьем в то время... 234. И гнали их пред собою далекой дорогой. Один преследовал тысячу, и двое прогоняли тьму (ср. Втор. 32, 30). И когда возвращались витязи раса Микаэля, то сорвали палатки их и нашли много коней и много мулов, и не было такого, кто бы не обрел добра. В это время протрубили в рог отступление и полдень. И возвратился по дороге на Ванзаге великий воевода рас Микаэль и вошел в столицу в здравии и мире. Аминь.

И в эту пасхальную неделю задумал в сердце своем рас Микаэль и держал совет с друзьями своими, говоря: «Что [196] лучше в этом деле? Если оставим мы сего царя восседать на престоле царства, не сможет он спасти мир и спасти нас судом правым. А родичи его не успокоятся отныне, пока не убьют нас, и не может он помешать родичам своим. А если не оставим мы его, то будет на нас цареубийство, ибо гласит Писание: "Не прикасайтесь к помазанным моим и не поднимайте руку на помазанника божия" (ср. Пс. 104, 15)». И сказали советники расу Микаэлю: «Разве прежде не говорили мы тебе, когда мы были в пути и начали родичи его воевать тебя, что нет пользы от сего царя? Но когда мы говорили тебе: "Воцарим [другого]", ты отказывался, пока все это дело не обратилось против тебя. Ныне же воцарим другого, кто управит нас и управит мир по суду и правде!» 29-го 235, в пятницу, послал он дружинников своих к Вахни. 30 миязия, в день первой [субботы], свели государя Иоанна.

Начался генбот в воскресенье. 3-го вошел он в Гондар, и встретили его князья, и сановники, и иереи монастырей с гимнами и песнопениями, кликами и радостью. А на следующий день, в среду, воцарился Иоанн и короновался по обычаю царей. Повествование же истории его напишем мы, как вразумит нас дух святой. А царь низложенный, когда пребывал во дворце, был удавлен по воле [нового] царя и по воле раса Микаэля. 8-го 236, в воскресенье, в полночь, упокоился царь царей Иоас.

Вот закончили мы повествование истории царя нашего Иясу, и царя нашего Иоаса, и царицы нашей Валата Гиоргис с помощью божией. Аминь и аминь. Да будет, да будет.

Комментарии

146 Это типично монофизитский выпад против православных, которых они называли диофизитами. Обычное обвинение в адрес диофизитов, признававших во Христе два естества — божественное и человеческое, заключалось в том, что они таким образом «четверят троицу». Вполне характерно, что этот выпад встречается именно в «Истории» тигрейца раса Микаэля, так как именно в Тигрэ в то время утвердилось наиболее крайнее монофизитское учение.

147 См. коммент. 507 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

148 Эта цитата из Псалтири звучит весьма двусмысленно, потому что целиком она выглядит так: «И они ели и пресытились; и желаемое ими дал им. Но еще не прошла прихоть их, еще пища была в устах их, гнев божий пришел на них, убил тучных их, юношей Израилевых низложил» (Пс. 77, 29-31). Вряд ли эта двусмысленность случайна и происходит от недостаточной начитанности автора, потому что эфиопские книжники знали Псалтирь наизусть.

149 29 июня 1755 г.

150 Амда Сион — эфиопский царь, царствовавший с 1314 по 1344 гг., а Сайфа Арад — его сын, царствовавший с 1344 по 1372 г. На первый взгляд не понятно, кто же учредил стражей на амбе Сенейт, которые были не из мест ного населения, а из пришлых царских воинов. «Книга Аксума», изданная: К. Конти Россини (откуда, вероятно, эти сведения и почерпнуты хронистом)" дает ясный ответ на этот вопрос: стражи на амбе Сенейт были учреждены: царем Амда Сионом в 1322 г. Упоминание же Сайфа Арада вызвано тем, что Амда Сион назначил его в 1328 г. наместником Тигрэ [41, с. 30-31]. Можно было бы удивляться тому, что память о чуждом происхождении стражей сохранялась в стране спустя более 400 лет после происшедших событий, но этому мы обязаны, вероятно, не столько местным историческим преданиям, сколько все той же «Книге Аксума», с которой в Тигрэ книжники должны были быть хорошо знакомы.

151 Такие стеклянные графинчики (бэрэлле), вероятно венецианского производства, очень ценились в Эфиопии.

152 12 апреля 1760 г.

153 9 декабря 1759 г.

154 См. коммент. 285 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса». Слово «необрезанный» до сих пор остается наиболее сильным ругательством у эфиопов, и именно в этом смысле оно употреблено здесь. Жители Тальталя, против которых задумал поход Микаэль, были мусульманами, т.е. вполне обрезанными в техническом смысле этого слова: Для эфиопов, однако, они оставались неверными и соответственно «необрезанными».

155 См. коммент. 107.

156 См. коммент. 278 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

157 Следует заметить, что официально Микаэль Сэхуль был признан в Гондаре лишь как дедж-азмач, а «главою князей» и «расом» называли Вальда Леуля, брата царицы. Все эти высшие титулы приписываются Микаэлю автором его собственной «Истории», произведения явно тигрейского происхождения. Тем не менее с ростом действительного могущества и влияния Микаэля все чаще его стали называть расом и в Гондаре, задолго до официального утверждения.

158 Это ошибка (если только не понимать эту фразу как простое нежелание автора указывать число эпакты и труб), потому что если лунная эпакта равна нулю, то трубы должны равняться 30.

159 21 сентября 1766 г.

160 7 октября 1766 г.

161 Очевидно, имеются в виду определенные церкви в этих областях.

162 Как мы видим, лика губаэ («глава собрания») превратилось в должность, которая утверждается царем и царицей.

163 малака салам (букв, «ангел мира») — почетный эпитет настоятеля собора св. Евстафия в Гондаре.

164 22 ноября 1766 г.

165 2 января 1767 г.

166 Имеется в виду основной монастырь на оз. Тана, так называемый Тана-Киркос, т.е. монастырь св. Кирика, один из наиболее древних островных монастырей в Эфиопии.

167 12 января 1767 г.

168 19 февраля 1767 г.

169 3 марта 1767 г.

170 27 марта 1767 г.

171 19 апреля 1767 г.

172 5 мая 1767 г.

173 «Повернул вход своего шатра» — выражение, означающее «направился». Вызвано оно тем, что и в походе, и на стоянке все воинские отряды занимали строго определенное положение относительно шатра предводителя. Такой порядок был весьма удобен, потому что не требовалось никаких приказов отрядам: все следили за этим шатром и действовали соответственно. Поворот шатра означал поворот в движении всего войска. Если разбивался шатер, то все понимали, что нужно становиться лагерем, и каждый разбивал свою палатку в строго определенном относительно шатра месте.

174 11 мая 1767 г.

175 1 июня 1767 г.

176 21 июня 1767 г.

177 Дагуса (Eleusine coracana) — разновидность проса.

178 20 сентября 1767 г.

179 Таким образом, Микаэля назначили расом только после смерти раса Вальда Леуля, и при назначении Микаэля он еще именуется своим прежним официальным титулом — дедж-азмач.

180 Покойный Вальда Леуль совмещал две высшие должности в государстве раса и бехт-вадада. После его смерти было уже невозможно игнорировать возвышение богатого и могущественного Микаэля, поэтому этот чужак из Тигрэ получил титул раса. Однако титул бехт-вадада царица Ментевваб присвоила все-таки своему родственнику дедж-азмачу Гета.

181 Это новый титул в эфиопских официальных анналах.

182 Эти славословия расу Микаэлю рифмованы.

183 6 декабря 1767 г.

184 31 декабря 1767 г.

185 Т. е. между родичами царицы Ментевваб и оромскими родичами царя Иоаса со стороны матери.

186 Вероятно, в руки Гуангуля попала не царская корона целиком, а большая жемчужина, бывшая главным украшением этой короны. Эта жемчужина и была возвращена в Гондар расом Микаэлем.

187 6 января 1768 г.

188 16 января 1768 г.

189 Стоит отметить, что назначение Микаэля бехт-вададом было, собственно, официальным закреплением уже совершившегося факта, поскольку Микаэль уже занял дом бехт-вадада.

190 2 февраля 1768 г.

191 Дагафи (букв, «поддерживающий») — это вообще слуга, сопровождающий знатную даму, которая едет верхом. В его обязанности входило бежать рядом и следить, чтобы дама не упала с мула. Знати мужского пола дагафи не полагался, ибо мужчина должен был хорошо держаться в седле, однако заботливый хозяин после хорошего угощения в своем доме обычно провожал гостя до ворот, помогал подняться в седло и отдавал приказание одному или двум слугам сопровождать его в качестве дагафи до его дома, что иногда оказывалось нелишним. Здесь же дагафи — придворный титул слуги царицы.

192 18 марта 1768 г.

193 Эфиопы делят сутки на 12 дневных часов и 12 ночных, что довольно точно соответствует в Эфиопии светлому и темному времени суток. Счет дневным часам они начинают с рассвета, т.е. с 6 часов утра, а счет ночным часам — с заката, т.е. с 6 часов вечера. Таким образом, 3 часа дня — это 9 часов утра.

194 В другой редакции «Истории» говорится: «Погиб дедж-азмач Эшете со многим войском своим и витязями дома своего. Погиб дедж-азмач Эшете, кроткий с великими и малыми, как гласит Писание: "Блаженны кроткие духом, ибо их есть царствие небесное" (ср. Матф. 5, 3-5). Погиб дедж-азмач Эшете, плакавший и рыдавший о праведности всегда, как гласит Писание: "Блаженны плачущие, ибо они утешатся" (Матф. 5, 4). Погиб дедж-азмач Эшете, кроткий и сострадательный сердцем, как гласит Писание: "Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю" (Матф. 5, 5); воистину он унаследует землю! Погиб дедж-азмач Эшете, алчущий и жаждущий человеколюбия, как гласит Писание: "Блаженны алчущие и жаждущие правды" (Матф. 5, 6). Погиб дедж-азмач Эшете, милостивый и милосердный, как гласит Писание: "Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут" (Матф. 5, 7). Погиб милостивый к бедным и убогим, не превозносившийся именем дома своего. Погиб дедж-азмач Эшете, чистый от всякой мести и отмщения, как гласит Писание: "Блаженны чистые сердцем, ибо они бога узрят" (Матф. 5, 8). Погиб дедж-азмач Эшете, любящий мир и любовь, как гласит Писание: "Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами божиими" (Матф. 5, 9). Воистину примирил он многих людей с богом, раздавая имение. Воистину подобает ему быть среди всех этих блаженных, ибо великий он человек и боголюбивый. Погиб дедж-азмач Эшете, и смерть его насильственна. И горевал я, услышав известие это, и страдало сердце мое. Ах, кабы не знать мне об этом! Ах, кабы не видать мне этого! И донеслось известие о смерти его до Гондара, и были великая печаль и воздыхание в Гондаре, и не хотела утешиться царица, как сказано в Писании: "Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться" (Матф. 2, 18). Возвратимся же к повествованию прежнему...» [19, с. 229-230].

195 10 апреля 1768 г.

196 Рас Вальда Леуль, который занял положение первого министра государства в царствование Иясу II, приходился царю дядей со стороны матери (или «отцом», как называет его Йе-Марьям Барья). Точно так же и Лубо приходился Иоасу дядей со стороны матери. Лубо был оромо, Йе-Марьям Барья — амхарцем, а рас Микаэль Сэхуль — тигрейцем. Сам Йе-Марьям Барья не питал добрых чувств ни к Лубо, ни к Микаэлю, считая и того и другого выскочками, однако в данный момент Микаэль был для него опаснее, и он решил спровоцировать столкновение между ними, играя на честолюбии Лубо. Таким образом, положение при дворе заметно изменилось: прежняя правящая группировка уроженцев Квары, во главе которых стояла сама царица Ментевваб, явно утратила прежнюю власть и влияние. Теперь борьба велась уже между Лубо, Йе-Марьям Барья и Микаэлем. Уроженцы Квары все больше оказывались не у дел.

197 10 мая 1768 г.

198 16 июня 1768 г.

199 Або — весьма древнее и непонятно как закрепившееся за ним прозвище популярного эфиопского святого Габра Манфас Кеддуса. Это прозвище вошло в некоторые эфиопские эпонимы, такие, например, как Ябо Барья, т.е. «раб [святого] Або». Подробнее о Габра Манфас Кеддусе см. [8, с. 76-81].

200 13 сентября 1768 г.

201 18 октября 1768 г..

202 7 ноября 1768 г.

203 Это традиционная указная формула, предписывающая воинам готовиться к будущему походу и ждать нового указа о всеобщем сборе. Подробнее об эфиопских указных формулах см. специальную работу Байру Тафля [23].

204 8 ноября 1768 г.

205 2 декабря 1768 г.

206 12 декабря 1768 г.

207 21 декабря 1768 г.

208 Развалины этого замка сохранились и поныне, однако носят иное название «Мензоро Такла Хайманот», т.е. «[церковь] Такла Хайманота в Мензоро». Эти развалины подробно описаны Ф. Анфреем [21, с. 7-9].

209 2 января 1769 г.

210 См. коммент. 472 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

211 7 января 1769 г.

212 20 января 1769 г.

213 Имеется в виду корона.

214 О предательском убийстве Ялеу Айкара Алло Фасилем рассказывает и Дж. Брюс [27, т. VI, с. 322-329]. Дж. Брюс утверждает, что Алло Фасиль был убит Хагосом, старшим сыном Ялеу Айкара.

215 5 февраля 1769 г.

216 14 февраля 1769 г.

217 Об этом повествуется и в «Истории царя царей Аэлаф Сагаза» [17, с. 37].

218 Об этом повествуется и в «Истории царя царей Бакаффы» (в конце 9-й главы [17, с. 309] ), и в «Краткой хронике» [33, с. 120].

219 См. коммент. 194 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

220 6 февраля 1769 г.

221 Фарака Бет — это царский обоз, сопровождавший царя в походе.

222 См. коммент. 356 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

223 27 февраля 1769 г.

224 В гондарском дворцовом комплексе было два дворца, которые назывались «золотыми палатами». Первый был построен еще царем Иясу I и часто назывался также «замком любви»: там, по преданию, жили царские наложницы. Вторые «золотые палаты» — иначе называемые «срединная золотая палата» — были построены царем Бакаффой. Видимо, именно они и имеются здесь в виду.

225 Здесь автор ссылается на широко распространенную в Эфиопии агиологическую легенду о Тертаге. Содержание ее таково: Тертаг — сын армянского царя. На царя нападают враги, и кормилица Тертага бежит с ним в Рим (т. е. Византию), где Тертаг и вырастает. Когда на римского императора нападают варвары, Тертаг убивает их предводителя и в награду получает 5000 всадников, с которыми возвращается в Армению, разбивает врагов и садится на отцовский престол. Когда на римского императора снова нападают варвары, он посылает за помощью к Тертагу. Тертаг посылает 40 отборных воинов во главе с Саркисом. Император, оскорбленный малочисленностью помощи, отсылает воинов обратно, но те дружно идут на варваров и разбивают их. Император пугается их силы, устраивает им пир, а своим вельможам приказывает пригласить их по одному в свои дома и умертвить. В живых остался только Саркис, предупрежденный женщиной. Вернувшись в Армению, он рассказывает обо всем Тертагу, и тот решает отомстить римскому императору. Саркис с войском отправляется против императора и убивает его. По возвращении Саркису снится сон о том, что он погружен в море крови. По совету духовенства он выстраивает 40 храмов ради отпущения своих грехов, раздает имущество нищим и умирает. Легенда эта опубликована И. Бахманом [22, с. 1-7].

226 18 марта 1769 г.

227 Град мира — это эпитет Гондара.

228 Эфиопская торжественная клятва, соответствующая русскому крестному целованию, приносилась договаривающимися сторонами перед священниками. При этом имелось в виду, что нарушивший клятву будет отлучен от церкви и подвергнут анафеме.

229 В тексте буквально сказано: «Взяв народ и народы», где под «народом» имеется в виду богоизбранный народ, т.е. эфиопские христиане, а под «народами» — «язычники», т.е. галласы.

230 Таким образом, автор здесь упрекает уроженцев Квары за то, что те не стали мстить за своего родича, дедж-азмача Эшете, который погиб в бит ее с Фасилем Варання, а простили ему эту смерть и объединились с Фасилем и Лубо против Микаэля Сэхуля.

231 Имеется в виду чудо, сотворенное Георгием Победоносцем для некоего Армаскоса, с которым эфиопы были знакомы по коптским сборникам чудес великомученика Георгия. Об этих сборниках Б. А. Тураев писал как о «пользующихся в Абиссинии в переводе широким распространением» [8, с. 29].

232 30 апреля 1769 г.

233 Мардайти на языке тигринья, родном языке раса Микаэля и его воинов, означает «помощница».

234 Далее текст в 11 слов явно неисправен и смысл его непонятен.

235 5 мая 1769 г.

236 14 мая 1769 г.

Текст воспроизведен по изданиям: Эфиопские хроники XVIII века. М. Наука. 1991

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.