Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ ЦАРЯ ЦАРЕЙ БАКАФФЫ

О боже, прежде мира сущий и после него будущий! Ты сокрыт ото всех, а тебе открыто все. Когда ты создавал мир, не было у тебя помогающего, ибо ты всемогущ; и не подобен ты человеку, который устает и отдыхает, но меч огненный исходит из уст твоих; что желаешь ты, исполняется тотчас, а что задумаешь, свершается в мгновение тебе. Ради нашего спасения ниспослал ты нам милость твою. Просвети светом ведения твоего душу мою и пролей свет в сердце мое, как просветил ты помышление Самуила, помазавшего царей, и Нафана и Гада, что писали историю царей (I Пар. 29, 29). Вложи в уста мои [287] горящий уголь, что вложил ты в уста Исайи (Исайя 6, 6-7), призови меня, как Ездру, которому ты сказал: «Раскрой уста твои, дабы испить чашу, цветом подобную огню!» 2. Подай мне красноречие, дабы поведать мне немногое из деяний сего великого царя Масих Сагада, сына Адьям Сагада, праведника и мученика, сына Аэлаф Сагада праведного, сына Алам Сагада; дай поведать слушающим все чудеса, что сотворил для него бог на земле, что было по благоволению бога еще до рождения его, как поднялся он на гору Вахни 3 и пребывал там в тихости, как сошел он с горы Вахни по воле бога, поминовению коего подобает поклонение, и дал ему бог престол Давида, отца его, как наказал он джави и сотворил над ними силу и чудеса, как помиловал их, чтобы больше так не делали, и как управил бог царствие его, ибо на него уповал он. Иисус Христос – опора, что явлена его царствию честному и боголюбивому.

Глава 1. Подобает мне писать с того, что было изначала. Когда пребывал в Йебаба отец его, Иясу, царь царей, омывший одежды свои кровью, как Георгий, и пронзенный копьем, как Клавдий, и приявший жжение огненное, как Кирик, и облачившийся в схиму, коя есть вид ангельский, как Антоний 4, пошел он в землю Цима, вотчину матери Бакаффы – Марьямавит, дочери абето Михаила, сына раса Вальда Гиоргиса, великого и грозного князя, слух о котором прошел по всему миру. А он был сыном азажа Василида, сына государева духовника Бахрея. И возлюбил [Иясу] эту Марьямавит за красу лика ее и чистоту помышления ее, за молитву ее и пост, ибо была она мудрой и богобоязненной, уста свои открывала с мудростью, и кроткое наставление на языке ее, крепость и красота – одежда ее (ср. Притч. 31, 25-26). Однажды познал он ее, когда она была девицей, и без того, чтобы приблизился он к ней снова, понесла она. И когда пришел день родить, родила она Бакаффу, и возрадовался царь, и возблагодарил бога, и пророчествовал, и говорил: «Сей младенец поставлен на падение и на восстание детей Израиля (ср. Лук. 2, 34). Вот будет он царствовать в царствии моем, и восседать на престоле моем, и ходить путем моим. И будет мир и милость во дни его, да неведомо время его». Мать же его восславила бога, ибо родила она сына видом и обликом в царя, и говорила: «Величит душа моя господа, что призрел он на смирение рабы своей; ибо отныне будут ублажать меня все роды; что сотворил мне величие сильный» (Лук. 1, 46-49).

Сего младенца Бакаффу любили родичи, и, когда многие пререкались о нем (ср. Лук. 2, 34), мать желала обнимать его и тянулась смотреть на него. А ежели кто нес его на руках, то не давал другому, коли его не вынуждали, и у всякого, обнимавшего младенца, оставалось на одеждах благовоние его. Девицы и вдовы, взглянув на него, ублажали родительницу; царь же всякий раз целовал его в губы, ибо был распален [288] любовью. И взрастал младенец Бакаффа в мудрости и благодати, а когда пошел отец его, Иясу, в землю Гибе и Эннарью, следовал он за ним, облачившись в леопардовую накидку и неся копье, и не посещал его страх, [хотя] был он отроком десяти .лет. И пророчество о царствии его не сходило с уст иереев и отшельников с рождения его и до воцарения. Не только они, но даже язычники знали о царствии его. Послушайте же меня, о блюстители царства, что поведаю вам я, писатель этой истории, ибо следовал я за царем, отцом его, в землю Гибе. Когда отправлялся царь из области, называемой Тулу Куба Луба, нашел меня один галлас, и беседовал со мною обо многом, и сказал мне: «Покажи мне сына царского, называемого Бакаффой», и я показал ему. А потом на 3-й день нашел меня этот галлас и сказал мне: «Знай же, человече, вот сей младенец, по имени Бакаффа, будет царствовать мощно, и будут служить ему вместе и меча и тулама». И сказал я: «Откуда ты знаешь, ведь ты язычник!». И сказал он мне: «По знамениям отца моего знаю я». И когда возвратились мы в столицу царскую [289] Гондар, поведал я царю об этом и сообщил многим людям, дабы были мне свидетелями, ибо я свидетельствую о том, что сам видел и слышал, и истинно свидетельство мое. И есть те, кто слышал это. Ныне же я говорю это царю царей Бакаффе, и да будут они мне свидетелями, что не лгу я.

Глава 2. А затем, пока не пришло время царствия его, возвели сего младенца Бакаффу на гору Вахни, и жил он там в тиши и посте, в молитве, и поклонении, и раздаче милостыни. На устах у него всегда было чтение Псалтири и псалмов Давида, и не ел он утром, а только вечером по закону отшельническому, и не наполнял он чрева едою и питьем, но вкушал немного [лишь] для поддержания плоти. И вместе с этим посылал он посланцев к отшельникам, и молились за него жившие по пустыням, и пещерам, и ямам земельным, в собраниях и монастырях, при дворе и в городе, ибо желал царствия его весь свет целиком, и ожидали царствия его мужи и жены, старцы и младенцы, девы и монахи, вдовы и сироты; как земля жаждущая надеется на дождь, так все надеялись на приход его; как лань желает к потокам воды, так желает душа всех царствия его (ср. Пс. 41, 2).

Глава 3. Ныне поведаю я немногое о том, как сжалился бог над юностью его, и услышал молитвы и прошения любящих его, и внял слезам матери его, Марьямавит, и вспомнил страдания и воздыхания ее, когда пребывала она в Джаникау. В 7213 году от сотворения мира, от новолуния 29, эпакта 1, в год Матфея-евангелиста 5, 12 генбота 6, в день праздника святого Михаила и перенесения мощей отца нашего Такла Хайманота 7 и упокоения Иоанна Златоуста, упокоился царь Давид, брат его 8. Бог да упокоит душу его в лоне Авраама, Исаака и Иакова! А на следующий день, в праздник святого Руфаила, вышел указ по повелению всего света, затрубил в трубы [глашатай] и сказал: «Вот упокоился царь наш Давид, и воцарился царь наш Бакаффа, да посрамятся враги наши и да возрадуются друзья!» 9. И была тогда радость великая, какой не бывало от сотворения мира и доныне; в тот день соединилась радость ангелов и людей (ср. Лук. 15, 10). Сей день подобен дню исхода Израиля от гнета Египетского, и еще подобен он дню рождества спаса нашего Христа, ибо [тогда] спустились к нему ангелы, говоря: «Слава в вышних богу, и на земле мир, в человеках благоволение» (Лук. 2, 14). Как благовестили ангелы пастухам, говоря: «Ныне родился вам в городе Давидовом спаситель» (Лук. 2, 11), так благовестил указ людям всего мира, говоря: «Ныне воцарился господин Бакаффа». А перед этим собрались в доме раса 10 Георгия все князья, и сказал он им: «Кого хотите, чтобы воцарили мы вам?». И сказали они, кого хотят по родам своим, а после всех сказал рас Георгий: «Воцарим Вальда Гиоргиса, сына Нагала Мамит!». Одни объединились с ним в этом, а другие сердцем не захотели, но устами сказали: «Да будет, как ты хочешь». И тогда приказал он [290] [провозгласить указ] под звуки рогов. Но осилили те, кто любил Бакаффу, и рабы дома его, и затрубили в трубы, и провозгласили: «Бакаффа наш царь», как говорил я прежде. Но было множество народа, стоявшего за его царствие.

Тогда пошли, чтобы низвести Бакаффу с Вахни, и была распря на Вахни между родичами Бакаффы и между теми, кто хотел воцарить его, и говорили [родичи]: «Не дадим вам Бакаффу, но сами выберем вам и сами воцарим кого нам лучше». И говорили им пребывающие у подножия горы: «Не будет так, ибо за это стоит весь мир и выбрал Бакаффу». И говорили им родичи: «Коли отказываетесь вы, то вот убьем мы Бакаффу и разрежем члены его на куски». И когда взволновался весь мир из-за промедления с Бакаффой, пошел Вениамин в Гондар, благовествуя о нисхождении Бакаффы по дороге, и принес ему одеяния из дома царского, и укрепил весь мир, дабы не колебался он. И когда увидели родичи, что не будет по их желанию, оставили они это дело и сказали: «Пусть поклянется он не мстить нам!». Он же дал им клятву и не мстил, ибо ведал, что гласит Писание относительно Христа, которого обижали, а он не обижал, которому причиняли страдания, а он не мстил. И от этого волнения не дрогнуло сердце его, не отошло от упования на бога; стал царь Бакаффа молиться и говорить: «Помнит ли меня бог?». И еще говорил он: «Подними силу твою и приди спасти нас, боже сильных, обрати к нам, просияй ликом твоим на нас, и спасемся мы!». А другой раз говорил он: «На тебя, господи, уповаю, да не постыжусь вовек; по правде твоей избавь меня» (Пс. 30, 2) – до конца псалма. И еще говорил он: «Благоволи, господи, избавить меня; господи! поспеши на помощь мне. Да постыдятся и посрамятся все, ищущие погибели души моей! Да будут обращены назад и преданы посмеянию желающие мне зла!» (Пс. 39, 14-15). А еще раз говорил: «Доколе, господи, будешь забывать меня вконец?» (Пс. 12, 2), а другой раз говорил: «Господь – свет мой и спасение мое: кого мне бояться? Господь – крепость жизни моей: кого мне страшиться?» (Пс. 26, 1). Он выбирал псалмы, подходящие к случаю, ибо сказал святой Филоксен, епископ города Мабуга 11: «Выбирай псалмы укрепляющие». И еще прибег он к святой и пречистой приснодеве Марии-богородице и просил ее, говоря: «Что сказать мне тебе, ибо ведаешь ты все, что на сердце моем?», и принес обет выстроить церковь во имя ее.

16-го [дня] сего месяца 12, в праздник «завета милосердия» 13, услышал бог прошение ее, и как творил бог чудеса его отцам, когда вел их днем облаком, а всю ночь светом огня (ср. Исх. 40, 38), так сотворил он великое чудо, и покрыл облаком, и сокрыл царя Бакаффу. И вечером спустился он с Вахни и ночевал у подножия горы. А на следующий день ночевал он в Сарбакуса, и в первую субботу 14 18 генбота прибыл в столицу Гондар, и вошел в срединную башню 15, и воцарили его там иереи и князья, и помазали помазанием царским, и возложили [291] венец на главу его, говоря: «Ибо ты встретил его благословениями благости, возложил на голову его венец из чистого золота» (Пс. 20, 4). Остальное же, что случилось от сего времени и до года Луки-евангелиста, я не написал.

Глава 4. Отныне поведаю я многое о гневе сего царя Бакаффы, грозного и устрашающего, и о многой милости его, сотворенной для [племени] джави, ибо близ гнева его пребывает многая милость. Когда исполнилось царствию его 1 год и 8 месяцев, пришло к царю известие, что взбунтовались талата [племени] джави, которых привел отец его из земли Гибе и поселил на берегу Абая. Тогда повелел он битвададу 16 Ираклию охранять столицу, ибо там пребывал венец царства его, а баджеронду 17 Мамо стеречь все добро дома его, ибо был он верен ему и приял за него гонения, а митрополита авву Христодула и настоятеля Дабра-Либаносского эччеге 18 Такла Хайманота и акабэ-саата 19 Вальда Хаварьята оставил он в столице, дабы поминали его в молитвах своих. Он оставил из рабов своих [в столице] щитоносцев и [полк] Каниса и послал дедж-азмачу 20 Мамо, [наместнику] Дамота, 50 стрельцов. И повелел царь указом, чтобы следовали за ним [в поход] все воины либо родичи [их] и родичи родичей.

15 тэра 21, в четверг, год Луки-евангелиста, поднялся царь Бакаффа из Гондара и ночевал в Вайна Араб. А наутро поднялся оттуда и вошел на остров Мэцраха, дабы почтить [тамошнюю] церковь. А, выйдя оттуда, отдыхал в Агде, ибо то было время зноя, и ночевал в Карода. В первую субботу поднялся царь из Карода и, прибыв на равнину Рэба, воссел на скакуна быстроногого, что в ярости глотает землю (ср. Иов. 39, 24); князья же последовали за ним на конях, и прибыл он в Аринго. И в мгновение повелел он зарезать многих коров, и накормил все войско свое досыта, ибо проголодались они, и напоил вином, ибо мягкосердечен был сей Бакаффа и любил войско свое, будучи для него как чрево материнское, подобно тому как кормилица нежно обходится с детьми своими (I Фесс. 2, 7). А 29 тэра 22, кое есть праздник господен, провозгласил царь под звуки рогов и сказал: «Пусть соберется все войско, чтобы устроил я ему смотр, на равнине Аринго!». И когда собрались они, выступил царь на своем коне, называемом Йебса 23; в этот день дивился ему весь свет, ибо подобен был царь Бакаффа ангелу небесному, а не подобен [человеку], одетому плотью. И обозрел он войско свое, не слезая с коня. И когда увидел он малочисленность войска, то посетил его небольшой гнев. И до захода солнца охладел гнев его (ср. Ефес. 4, 26), и провозгласил он под звуки рогов и сказал: «На сегодня милую я войско мое, но все, кто останется и не придет завтра и послезавтра, пусть знают, что несдобровать ни вотчинам, ни житию их!». И пребывал царь в Аринго 17 дней и послал гонца к нему дедж-азмач Мамо дамотский, дабы воевать и уничтожить талата [племени] джави. [292]

Глава 5. 3 якатита 24, в понедельник, провозгласил царь под звуки рогов и сказал: «Все да следуют за гра-азмачем 25 Хэляве Крестосом, ибо он идет в строю как фитаурари! 26». И поднялся он из Аринго с трубачами на мулах и повелел, дабы никто не трубил в трубы, кроме фитаурари, который должен протрубить один раз в знак отправления. Над главою его был растянут зонтик, а рабы его, которые несли щиты, шли перед ним. Рабы же, которые несли ружья, шли между щитоносцами и между ним, отгоняя людей, чтобы не касались те белизны одеяний царских. Лика маквас 27 Габра Леуль шел перед ним по чину, а старшие рабы удаляли людей от лица царя. В этот день прибыл он в Зэмаха и ночевал в доме паши 28 Иакова, а во вторник ночевал он в Зугара. В этот день была внезапная драка в стане, и погиб один [воин] из [полка] Ванята. В среду ночевал он в Бакло Феляга, а в четверг ночевал в Ганта. Будучи в пути, приказал он паше Гераклиду, юноше могучему, охранять спуск в Гамад Бар и не пускать людей, пока не пройдет царь, ибо узок тот перевал. Тот повиновался, и пошел, и разбил шатер на холме, что над этой дорогой. И отправился царь из Ганта в пятницу и ночевал в Анадбете; а в первую субботу прибыл царь в Данкор со двором своим. И мгновенно вскочил он на коня, и отправился с немногими рабами своими, и прибыл туда, где был разбит шатер паши Гераклида, и спешился с коня, и вошел в шатер, а с ним были гра-азмач Эльфийос Туча и паша Вальда Гиоргис-колення 29. А немного погодя прибыли бэлятен-гета 30 Мамойе, и лика маквас Габра Леуль, и лигаба 31 Симеон. И, немного отдохнув, вышел царь из шатра в полдень, и прыгал вниз пешком по этой дороге могучий царь Бакаффа и сын молодой (Пс. 126, 4), ибо он сын бронзы. Это растолковал нам Сутуэль Эздра, свидетель сокровенного, в книге своей [Апокалипсис Ездры] 32, говоря: «Второй родился с силою бронзы, и другой, рожденный от чрева ветхого; а ты сам знаешь, что скуднее вы силою тех, кто был раньше вас, а те, кто будет после вас, будут скуднее вас». А затем приказал он паше Гераклиду идти и оставить охрану этой дороги: пусть идет кто хочет. Сам же царь перешел реку Абай и ночевал в Агам Ваха, а в воскресенье отправился оттуда, и, когда был он в пути, встретили его воины [полков] Бельма, Гадиса, Ленча и Вареза с плясками, и следовал меж ними их военачальник, юноша приятный, Абулидес, на гнедом коне в леопардовой накидке. И тогда прибыл царь в Дабра Цот.

Глава 6. Ныне скажу я немногое о благости, любви и кротости сего великого Бакаффы. Войдя в дом, приказал он зарезать тучных коров без числа, и призвал он князей, и посадил пред собою, и тогда велел он принести столы 33. И, услышав об этом, встали князья, чтобы отойти ко входу, пока устанавливают столы по обычаю. Царь же сказал им не выходить, и установили столы перед ними. И потчевал их пищей и питием по [293] чинам их, сидевших и стоявших, передних и задних, ибо был мудр сердцем и остер на язык сей Бакаффа. Сему научил его учитель его – Христос, поминовению его поклонение, когда напитал по чинам пятью хлебами и двумя рыбами 5000 человек, не считая женщин и детей, когда увидел голодных и сказал ученикам своим рассадить всех отделениями (ср. Марк. 6, 39). Когда бы захотел я свершить свое повествование об этом царе Бакаффе подробно, одно за другим, не закончил бы его и за много месяцев, но оставлю я многословие и будут повествовать кратко.

Понедельник, который есть начало поста ниневийского 34, провел царь там, собирая людей. Туда пришли дедж-азмач Мамо дамотский и азаж 35 Вениамин из Йебаба и, встретившись с царем, возвратились в свои области. Во вторник отправился царь из Дабра Цот, и, воссев на коня, отправился с немногими воинами, и дошел до церкви святого Георгия. Он ночевал в Чаку, в среду он ночевал в Джанэсе, а в четверг, который есть, пасха ниневийская, ночевал в Арафа, в пятницу – в Дарак Ванз, а в первую субботу прибыл в Ванда. Туда пришли немногие из джави, которые называются куцр, и передали царю слова джави: «Помилуй нас, о царь, ибо мы – рабы твои и рабы отца твоего. Коли же согрешили мы, господин, то ведь мы – грешны, а ты – милостив!». И сказал им царь: «Ладно, идите, милую я вас, но приведите Роге и Начо Эмэйо. Коли не приведете их, то будете есть помет свой и пить мочу свою (Исайя 36, 12) и не спасется от меня ни один, до мочащегося к стене (III Книга царств 14, 10), и отдам плоть вашу птицам небесным (ср. Откр. 19, 21), если не придете вы до среды туда, где буду я!». А вечером в воскресенье спустился царь с этого холма с немногим войском и прибыл в Вадан, [в место], называемое Аба Гера. А в понедельник поднялось оттуда и войско и прибыло в Вадан, где был царь.

А во вторник повелел царь, чтобы не грабили дома и хлеб той области. А когда пренебрегали словом его и грабили, посылал он рабов своих хватать тех и приводить. И когда приводили грабивших, приказывал он отрезать им уши. Но сжалился он над писателем сей истории ради сирости его, чтобы не резали ушей его присным, и сказал: «Оставьте, отпустите их и не отрезайте ушей!». Бог да покорит врагов его и подаст ему милость вечную! Когда был он там, пришел дедж-азмач Мамо один, и фитаурари Игнатий, который прошел прежде в Денгель Бар, пришел с войском, над которым его поставили. А в среду, когда узнал царь, что не пришел никто из джави, собрал он князей, назначенных и смещенных 36, и сказал им: «Посоветуйте относительно джави». Большинство сказало: «Убьем джави!», и послал он гонца к дедж-азмачу Тасфа Иясусу, говоря: «Напади и сразись с джави, [взяв] полки Годжама, и либан, и басо». И сразились битвой жестокой либан и басо, и убили многих среди джави, и пожгли огнем их дома, и захватили [294] добро их и достояние, женщин и детей, коров и овец без числа.

Царь же поднялся из Вадана в четверг с фитаурари Игнатием, а до того фитаурари был гра-азмач Хэляве Крестос, и ночевал в Дагамо. В пятницу прибыл царь в [землю] Энамора, называемую Габро амба, и там встретили его люди Дамота и агау Аболе Бута, гарцуя на конях своих и прославляя молодечество его. И повелел царь дедж-азмачу Мамо и азажу Вениамину воевать джави, взяв [полки] агау и меча. Выступили они в субботу и не нашли галласов, агау же возвратились вспять, ибо тот день был не их. И когда так случилось, сошли с коней дедж-азмач Мамо и азаж Вениамин и стояли пешими, а когда не оказалось стоявших с ними, сели они на коней и вернулись. В этот день первой субботы разнесся слух, что спрятан скот джави в земле Дамота. Отправились все юноши стана и все воины [полков] Танкання и Баленса и захватили всех коров и овец и коз. Одни зарезали по 10 или по 5, все же число [зарезанного скота] 10 или 20 тысяч. Да пусть считают дома их [владельцев]!

И справил там царь канун поста, а в понедельник, коей есть начало поста, поднялся царь из Энамора со многим величием, грозою и трясением, ибо приказал он трубить в трубы и дуть в рога, и ночевал в земле Гафата, называемой Абола. А во вторник прибыл царь в Фэцэбадинь, заставив потрястись землю. И когда услышали галласы звук труб и увидели множество войска, то содрогнулись, сошел на них страх и трепет, и оставили они дома свои, добро и хлеб, бежали с женами своими, детьми и скотом и спрятались по горам, пещерам и ямам земельным. И когда силен стал солнечный зной, и звериный рык, и змеиный и скорпионий шип, тесен мир стал для джави, и охватили их страдания, как у женщины в родах (Исайя 47, 7), и проливали они слезы, как зимние дожди, с чадами своими и женами, когда поняли и уразумели, что грабят дома их люди стана. И не осталось им ни серпа, ни сошника, вплоть до иголки и всякой утвари домашней и железок разных. И нашли много хлеба в домах и вне их, и меда, и масла, и сыра. И радовались все люди стана множеству хлеба; не только люди, но даже кони, ослы и мулы не ели травы, а только хлеб; а из снопов теффа и дагусы 37 делали подстилки и ими крыли кровлю шалашей и хижин, как из травы, и пекли на них хлеб, как будто это солома. И за великую тучность хлеба называли его караваем, а грабеж называли обжорством. И пожгли дома огнем, чтобы не осталось ни хлеба, ни улья, ни дерева.

И, услышав об этом, говорили все талата джави меж собою: «Увы нам, горе нам! Куда бежать нам от этого царя? Если взойдем мы на небо или сойдем в бездну (ср. Рим. 10, 6-7), не спастись нам от рук его. Коли взвесить [хотя бы] одно из наказаний, постигших нас, то тяжелее оно песка морского!». И тогда выбрали они мужей и послали их, говоря: «Помилуй [295] нас, о царь, и прости нам грехи и беззакония наши! Ты, милостивец, отврати свой гнев от нас и во веки не гневайся на нас. Да не продлится гнев твой на поколениях джави! Разве мы не рабы отца твоего, который избавил нас от гнета языческого, вывел нас, и освободил, и дал нам крещение и причастие? Ты же привел нас с ним вместе еще при молочных твоих зубах!». И когда услышали это те мужи, то бишь куцр, пошли к царю, прося о милости, и говорили ему, дрожа, и капал пот их, как капли крови (ср. Лук. 22, 44). Роге же и Начо Эмэйо пришли туда же в страхе и смирении, и каждый каялся покаянием ниневийским (Иона 3, 5-9) и говорил: «Согрешил я, господи, согрешил; признаю грех мой; заклинаю, и прошу тебя, и не повторю более прегрешения моего!». Князья же согласились с этим, и просили о милости к ним у царя, и говорили: «Помилуй рабов твоих, господи, не отмщай им и оставь им грехи, ибо всяк человек нечист пред тобою. Ты же – милостивец добрый, далекий от гнева и многомилостивый, как отец твой!». И сжалился царь, и прислушался к просьбам князей и молениям талата джави, и помиловал их, и отпустил им вины их, и была великая радость в земле джави. Слава богу, подавшему силу и победу сему царю Бакаффе, который отворил Годжам, обошел все области его и дошел до середины Дамота без того, чтобы страх вошел в сердце его, когда слышал он речи волхвов вражеских, которые заставляют дрожать людей и сбивают с толку изрыганием сердца своего и кипением совета своего!

27 якатита 38, в четверг, устроили большое побоище [полки] Заве и Вамбар с дружинниками паши Гераклида из-за добычи. И пронзили [воины] Заве дружинников копьями, и умерли двое: один – юноша могучий, муж дочери сестры паши Гераклида, а второй – отрок малый – умер много дней спустя. Но осилили, и победили дружинники и войско паши Гераклида, и убили многих князей Заве из ружей, ибо ружья – вооружение паши 39. И, услышав, повелел царь дедж-азмачу Мамо дамотскому остановить побоище, и вошел он меж ними и разделил их. И сказал царь бэлятен-гета Мамойе и дедж-азмачу Тасфа из Квары: «Пойдите и найдите, кто начал побоище!». И, пойдя, нашли они двух мужей из Заве, которые начали побоище, привели их и связали. Впоследствии помиловал их царь, ибо он – милостивец.

Глава 7. 29 якатита, в праздник господен, в первую субботу, после того как излил милосердие на джави, обратил царь свой лик вспять. Он поднялся из Фэцэбадиня и ночевал в Гудла, а азаж Вениамин был цараг джеданом 40 вместе с [полками] Эльмана, Денса и меча. В воскресенье прибыл он в Дальма и вошел в дом держать совет с князьями, то бишь с гра-азмачем Хэляве Крестосом, пашой Гераклидом, баджерондом Вальда Гиоргисом, дедж-азмачем Иоанном, дедж-азмачем Амонией, банжерондом Павлом, баджерондом Вальда Леулем, эдугом 41 Петром и другими из назначенных и смещенных. [296] И сказал им царь: «Вениамин сказал мне, что лучше идти в Йебаба, а Тасфа Иясус сказал мне, [что лучше], придя в Годжам и перейдя [реку] у Гамад Бара, идти в Аринго. Вы же [скажите], что лучше из двух?». Князья же разделились: половина говорила «Аринго», а половина – «Йебаба». А царь сказал: «Мы прибудем в Робит и все узнаем».

В понедельник, который был началом [месяца] магабита, отправился царь из Дальма и ночевал в Годебе, что на границе между Дамотом и Годжамом, а во вторник прибыл он в Абазаж, [в место], называемое Гальтема. А когда не понравился ему дом для ночевки, вышел царь с немногими рабами своими и ночевал в Дангуле. Люди же стана ночевали там. В среду отправились князья и ночевали в Дангуле. А царь поднялся оттуда с немногим войском, ибо там путь пролегал по местам холодным, с градом, и ночевал в Карнавари, не встречаясь с князьями до Йебаба. В четверг поднялись князья и ночевали в Карнавари, а в пятницу – в Текель Денгия, а в первую субботу – в Яце Эцанат. И там украсил царь [воинов] басо и либан и людей Годжама. В воскресенье устроил царь дневку, а в понедельник отправились князья и ночевали в Колала, во вторник – в Йезате, в среду – в Шена. В этот день ночевал царь в Цима, земле рождения своего, в доме бэлятен-гета Васан Сагада. И обошел он всю Цима и возлюбил ее, ибо там он возрос. В четверг 11 магабита 42 прежде вошел в Йебаба царь, а потом вошли князья. Слава богу, доведшему нас до сей области! А вечером призвал царь князей, накормил их и напоил по обычаю, а в воскресенье устроил большой пир, где не было недостатка ни в чем для всех людей города.

Глава 8. В понедельник повелел царь князьям идти в Тамре с трубами своими и ружьями. Сам же он поднялся из Йебаба и ночевал в Кебране, во вторник – в Заге, в среду – в Сакалате и четверг провел там. В пятницу [ночевал царь] в Леджоме и там украсил азажа Вениамина украшениями прекрасными. В первую субботу ночевал он в Вандге, в воскресенье – в Денгель Баре, в понедельник – в Такуса, во вторник – в Джаджаба, в среду – в Балагабе. Князья же отправились в понедельник из Йебаба и ночевали в Эма Мэхэрэт, во вторник– в Тамре, в среду – в Джафджафа, в четверг – в Ценджуте, в пятницу – в Аба Гунда, в первую субботу – в Ход Габая, в воскресенье – в Кошешла, в понедельник – в Эмфразе, во вторник – в Вайна Араб, в среду – в Цада. В четверг отправился царь из Балагаба и вошел в Гондар; князья же вошли в тот же день. Коли сочтем мы дни от дня выступления из Гондара до дня возвращения в Гондар, то будет 70 дней. Какое благодарение можем мы вознести богу, ибо возвратил он нас в радости и даже шип не оцарапал нас? Царю нашему не было и часа ни горя, ни печали. До сего места довел я писание истории царя Бакаффы, когда приказал мне [царь], прежде чем дал мне должность цехафе-тээзаза 43, как писал я [297] историю царя Иясу, отца его, что произошла в земле Гибе, когда был я юн возрастом, ибо следовал я за ним [тогда в походе] от начала до конца. А потом назначил меня царь цехафе-тээзазом. Вот опишу я остальные события, что случились со времени прихода царя Бакаффы из похода на джави до времени, когда назначили меня цехафе-тээзазом. О времени же назначения своего я напишу в свой черед. И когда пришел царь Бакаффа в Гондар после похода на джави 25 магабита 44, была радость великая во всем мире.

Глава 9. Начался [месяц] миязия в среду, а праздник пасхи был 19-го 45.

Глава 10. Начался [месяц] генбот в пятницу. В этом месяце приказал царь [полкам] Веладж и Каниса расходиться по землям своим и не выходить из страны своей без приказа. И когда презрели Веладж слово царское, провозгласил он указ и сказал: «Пусть все люди [города], у кого будет найден [воин полка] Веладж в доме его, пеняют на себя и на жизнь свою!». Тогда вышли они из столицы, и пошли старшие рабы [Веладж], в Гажге, а Каниса – в Анцо. А причина всего этого дела в том, что они – рабы злые и свирепые, и нет различия между Веладж и бесами, и не щадили они никого, совершая притеснения. Одни из них совершали душегубство ради хлебца единого, другие забирали жен замужних, третьи похищали девство девиц, плачущих и рыдающих, на глазах матерей их. Сколько повествовать мне об этом? Злодейство их явно и ведомо всему миру. Даже на царя единожды взирали они с гордыней и превозношением сердца, а единожды покушались на него с мечами, и копьями, и палицами. И тогда советовались эти Веладж в Гажге и говорили меж собою: «Давайте пойдем в столицу царскую, и прольем кровь их, и сделаем что пожелаем!». И затем пошли они, как задумали.

Глава 11. Начался [месяц] сане в воскресенье. Когда услышал царь, что обнаглели Веладж и готовы войти в столицу, послал он Ляхена Мамо с войском его – [полком] Танкання, и нашел тот Веладж в Барча, одних конными, других пешими. Тогда 2 сане 46 погубил их бог, да возвысится память его, рукою Танкання; и убили они их и уничтожили без остатка, а Каниса, которые были в Анцо, уничтожил азаж Вениамин с [полками] Эльмана и Денса по приказу царя; некоторых он привел связанными. А паша Адара, когда нашел в Такуса этих рабов, связал их и привел. И когда увидел царь связанных, то одних отправил в ссылку, а другим велел идти куда хотят, а некоторых помиловал, ибо он – милостивец. И в этом деле некого благодарить, кроме бога, да возвеличится имя его. Царя же славили мужи и жены, старцы и младенцы, вдовы и сироты, монахи островов и отшельники пустыней, иереи монастырей, слепцы и хромцы, ибо не было среди них никого, кто не был бы притеснен рукою Веладж. Слава богу, воздающему каждому по деяниям его, и подавшему царю могучему Бакаффе силу [298] и победу, и исполнившему его даром праведности и благодати. 11 сане 47 упокоилась вейзаро Ацка Денгель.

Глава 12. Начался [месяц] хамле во вторник. 2 хамле 48 умер паша Вальда Гиоргис-колення и был погребен в Дабра Берхане. В этом месяце был смещен паша Гераклид и назначен паша Адара.

Глава 13. Начался [месяц] нехасе в четверг. С этого дня принял царь правило поста и не встречался с людьми до праздника успения [богородицы]. 23 нехасе 49 упокоилась матерь царская Марьямавит, госпожа честная, искушенная в Писании, надежда священства и пристанище бедным, и была погребена в Дабра Берхане. И была печаль великая в столице, а сугубо тяжкой была печаль по матери для царя, ибо любил он ее сызмальства; и носил он одежду печали, то бишь каль 50, до дня сороковин.

Глава 14. Начался [месяц] пагумен в первую субботу. И назначил [царь] пашу Гераклида азмачем Бегамедра и простился с ним. Царь пошел на остров, называемый Бергида, чтобы оплакивать матерь свою и себя самого.

Начался [месяц] маскарам в пятницу, год Иоанна-евангелиста, эпакта 4, от новолуния 26-й [день]. Пришел царь с Бергида и устроил по матери поминки дивные и удивительные, большие, нежели поминки всех цариц. 25 маскарама 51, то бишь в сороковины по матери, украсил золотым обручьем 52 благой царь-сердцевед Бакаффа писателя сей истории Синоду, когда преподнес тот ему свое сочинение «Забвение печалей» 53.

Глава 15. Начался [месяц] тэкэмт в воскресенье. 12 тэкэмта 54 упокоился государев духовник Кавстос, великий иерей; и когда прошло 9 часов, призвал царь авву Завальда Марьяма, настоятеля Магвинского, и воссел на престол царский в срединной башне, и поведал ему, что желает сочетаться [браком] по закону. И собрались иереи, священники и диаконы со свечами, кадильницами и крестами. А затем привел царь Авальда Негест, прекрасную видом и сияющую ликом; крепость и сила – одежда ее (Притч. 31, 25); и посадил ее царь на престол царства, что близ него напротив. И когда свершили иереи весь чин брачный и прочли «Книгу венчальную» 55, облекли одним одеянием белым царя и царицу и заставили взяться за руки. И затем сказал царь иереям: «Кто возложит венец на главу ее?». И сказали иереи: «Царь возложит, как возлагает он всегда венец царства на главу эччеге». Тогда окружил ее царь кисеей, когда они вдвоем сидели на двух престолах, и возложил на главу ее венец из каменьев драгоценных. И тогда встала она с престола с венцом, то бишь короной, на главе и пошла пешком до дома государыни под звуки труб и рогов; и не упустили ничего из чина царского. И, войдя, воссела она на престол по чину для царицы. И принесли всякие кушанья из дома царского, и вечеряла она, угощаясь до полуночи. А в полночь захворала она болезнью тяжкой, и упокоилась 30 тэкэмта 56, и [299] была погребена в Дабра Берхане близ матери его святой. И устроил царь по ней поминки, как поминки по всем царицам.

Глава 16. Начался хедар во вторник. Послал дедж азмач Гераклид к царю, говоря: «Пришли мне, о царь, полк в помощь, ибо вышли галласы без числа». И тогда приказал царь битвададу Ираклию идти в Бегамедр с опытными воинами 8 хедара 57. И пошли все туда, где был дедж-азмач Гераклид, а когда нашли галласов, то возвратились скоро в этом же месяце. А паша Адара оставался там, где болел, и, придя в Гондар, умер 27 хедара 58 и был погребен в Каха.

Глава 17. Начался тахсас в четверг, а четверг был праздником рождества.

Глава 18. Начался тэр в первую субботу. 7 тэра 59 умер азаж Арсе и был погребен в Азазо. 21 тэра 60 был назначен магаби 61 Вальда Хаварьят цехафе-тээзазом совместно с должностью главы [церкви] святого Руфаила. И в этот день сказал царь Синоде: «Пришли мне надежного человека [на твое место], чтобы дал я тебе [другую] должность, какую пожелаешь?». И сказал [Синода]: «Прекрасно слово царское, но нет у меня другого [человека]; надежный – это я: суди сам!» 62. И тогда сказал царь: «Даю тебе должность [главы церкви] святого Михаила в чертоге царском; завтра примешь присягу!». И не дошла эта тайна ни до кого, пока не была открыта во время свое, ибо разяща речь царская, как пламя огненное.

Глава 19. Начался якатит в понедельник. 13 якатита 63 назначил царь Амха Иясуса главою стана и азмачем Бегамедра и рассмотрел тяжбу меж битвададом Ираклием и бэлятен-гета Мамойе и помирил их.

Глава 20. Начался магабит в среду. 10-го 64 упокоилась вейзаро Сабане, сестра царская. А 12 магабита в праздник Горы Масличной и праздник Михаила-архангела 65 назначил [царь] Синоду малака ганнатом 66 на 50-й день после того, как обещал. И в этом месяце простился царь с Амха Иясусом, [велев] идти в Бегамедр. В этом месяце упокоилась вейзаро Беслантия, сестра царская. 26 магабита 67 смещен был эччеге Такла Хайманот, когда пожаловались на него люди монастырские; и прежде не хотел его царь, а когда пришло время, было смещение его по воле царской.

Глава 21. Начался миязия в пятницу. 10-го 68 был праздник пасхи. А 22 миязия приказал царь лика маквасу Габра Леулю привести эччеге Иоанна из Азазо, а 27 миязия назначили эччеге Иоанна по обычаю отцов.

Глава 22. Начался генбот в воскресенье. В этом месяце вошла тоска в сердца всех людей из-за беззаконий Амха Иясуса.

Глава 23. Начался сане во вторник. В этом месяце свершилась для великого царя Бакаффы великая сила от великого, бога, силою великого. А причина в том, что разнесся в городе такой слух, что гласил: «Пойдет царь в Валькайт». С этой [300] надеждою вошел в столицу самозванец, и спрятался в доме азажа Зара Сиона, и начал соблазнять людей, говоря: «Вот воцарюсь я, ибо пришло время моего царствия, и дам вам должности, и должность такого-то дам такому-то». И так собралось у него много людей, в особенности же дружинников Мамойе, и они договорились с дружинниками дома царского, что отопрут те двери сокровищницы, где находится царский венец, вечером. Ибо не было тогда [там] царя и ночевал он в Цада. И призвал этот самозванец Курфада Мамо и сказал ему: «Присоединяйся к царствию моему, ибо весь город за меня и со мною все князья, и я тебе дам должность великую!». И сказал Курфад Мамо: «Как возможно такое трудное дело?». И сказал самозванец: «Знаю я, что возможно мне царствовать». И вышел Курфад Мамо, когда тот думал, что согласился он, и поведал все бэлятен-гета Мамойе. Тогда поспешил Мамойе, выбрал людей крепких и сказал Курфаду Мамо: «Иди с этими мужами и схвати самозванца!». И пошли эти мужи и нашли его там, где он прятался. А этот самозванец противостоял им с палками и топорами, но отдал его бог в руки их. Схватили они его, и привели, а вместе с ним Кэмоне Хэзкияса, и ввели в дом Мамойе 12-го сане 69, в праздник святого Михаила. О могучий царь Бакаффа! Какое благодарение воздать богу за все, что сотворил он тебе? То послал он тебе ангела светлого Михаила, который помог тебе, то посетил тебя сам господь, как посещает он святых своих. Отныне подобает тебе сказать: «Господь – свет мой и спасение мое: кого мне бояться? (Пс. 26, 1). Лучше уповать на господа, нежели надеяться на человека (Пс. 117, 8). Все народы окружили меня, но именем господним я низложил их (Пс. 117, 10). Сильно толкнули меня, чтоб я упал, но господь поддержал меня. Господь – сила моя и песнь (Пс. 117, 13-14)».

Глава 24. Возвращусь же я к повествованию моему. Тогда было великое ликование в доме Мамойе, многие клики и пляски на всей городской площади, и была великая радость, как в день воцарения царя Бакаффы. А наутро пришел царь из Цада во дворец свой, и тогда призвал он самозванца, и сказал ему царь: «Кто ты и каково твое имя?». И сказал он: «Я сын государя Иакова 70, а имя мне – Езекия». И сказал ему царь: «Как ты пришел сюда?». И сказал самозванец: «Я пришел воцариться по своей воле». И расспросил его [царь] обо всем: как жил он и как воспитывался. Этот же самозванец не скрывал всех своих тайн и назвал имена тех, кто за него, от великих до малых. И привел он свидетельства против себя, заслуживающие смерти. И тогда связали, кого нашли, от преступников до тех, чьи имена я упомянул в свое время. И нашли грамотку в руках самозванца, где были перечислены имена дружинников, что служили ему. И в день единый собрал царь четырех заседателей 71, и четырех азажей справа и слева 72, и всех князей поставленных и смещенных. И судили они и обвиняли те, кто [301] всегда обвиняет связанных беззаконников. И признали они все грехи свои без свидетелей, и говорили все: «Да, присягнули мы и были заодно с этим самозванцем». Тогда расспрашивали самозванца и говорили: «Правда ли пришел ты сюда, чтобы царствовать?». И сказал он им: «Да, я пришел, чтобы воцариться и взять царство отца моего, ибо отец царя, Сисинний 73, забрал царство отца моего, государя Иакова. Что на солнце входит, на дожде выходит 74 – не так ли?». И выслушав, и рассудив его дело, присудили его к смерти и сказали: «Подобает, подобает ему смерть позорная! И те беззаконники, что присоединились к нему, да умрут смертью жестокой!». И этот приговор принесли царю. И выслушал царь этот приговор им смертный, но сжалился над ними мягкосердечный Бакаффа и сказал: «Да не умрет самозванец, но пусть отрубят ему руки!» 75. И когда отрубили ему руки, умер этот самозванец 21 сане 76, ибо не помиловал его царь небесный, когда помиловал царь земной 77.

25 сане приказал царь пронзить копьем этих беззаконников, и к вечеру пронзили их на Адабабае 78; и вот имена тех, что был убит в этот день: Вальда Гиоргис, сын Дабра Сиона; Иосиф, агафари 79 Вагде; Вальда Габриэль, служитель сокровищницы; Кэмоне Хэзкияс; Марьям Вадад; Завальда Марьям. А из дружинников Мамойе – Кефле, За-Манфас Кеддус, Амония, Фэса Гиоргис, Синту, Клавдий. Были такие из тех, кто присоединился к самозванцу, что бежали и спаслись; это Таботе, брат Вальда Гиоргиса, Комит Мадаре, Илия, Цафи Демьянос и многие, чьих имен мы не упоминаем. А Курфаду Мамо дал царь должность асалафи 80 и пожаловал ему золотые обручья на ногу и на руку, ибо тот был предан. 27 сане сместил царь битвадада Ираклия и повелел ему не жить в городе, но уйти и жить в деревне. И назначил он Тасфа Иясуса начальником своего войска и ввел его в дом и во владение имуществом Ираклия. Лигабу же Давида и фитаурари Начо заточили и послали туда, где плач и скрежет зубов (Матф. 8, 12). А одному из чародеев, по имени Фантаре Паулос, и обольстителю Йемане царь приказал отрезать руки и языки 12 хамле 81. Йемане умер тотчас, а Фантаре Паулоса продержали зиму на Адабабае без крова, а потом смилостивился царь и отпустил домой. Притеснения же Бакаффы не кончаются.

Глава 25. 25 хамле 82 пошел царь на остров, называемый Бергида, и туда пришел дружинник Амха Иясуса и отрицал [слова] Мамойе, [говоря], что нет вины на господине его. И говорил он: «Пусть свяжет меня царь здесь и пошлет другого гонца к нему и, если он не придет, пусть зарубят меня мечом!». И сказал царь: «Не буду я связывать тебя, иди и скажи господину твоему: приходи скоро, а если не придешь, будет явно преступление твое!» – и установил ему день прихода. И пошел дружинник его, а тот утвердился в беззаконии своем. И когда пришел день [назначенный], связал [царь] Яреда, сына [Амха Иясуса]: если все это дело окажется ложным, чтобы [302] освободить его, а если будет доказано беззаконие отца его, чтобы снова заточить его. И сместил царь Амха Иясуса и назначил Ефрема азмачем Бегамедра после того, как пришел с Бергида и завершил успенский пост по большому правилу [поста]. 27 нехасе 83 послал царь в Аринго дедж-азмача Ефрема, бэлятен-гета Мамойе, пашу Мээнама и фитаурари Габра Медхина.

Глава 26. Начался маскарам в первую субботу, [год] евангелиста Матфея, эпакта 15, от новолуния день 15-й. Когда услышал царь о волнении в Аринго из-за прихода Амха Иясуса, то поднялся царь из Гондара 7 маскарама 84 в пятницу и обычными переходами прибыл в Аринго, куда прежде послал дедж-азмача Ефрема и бэлятен-гета Мамойе. А дедж-азмач Дагас из Годжама вместе с басо шел другой дорогой.

Комментарии

2. Это цитата из ветхозаветной книги «Апокалипсис Ездры», которая входит в число канонических книг эфиопской Библии, а среди остальных христиан считается книгой апокрифической. «Апокалипсис Ездры» был издан А. Дильманом [34].

3. См. коммент. 30 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

4. Здесь имеются в виду великомученики: Георгий Победоносец, который за свою приверженность христианству был обезглавлен при Диоклетиане; Клавдий Антиохийский, убитый копьем; младенец Кирик, сожженный заживо вместе со своей матерью Иулитой, и Антоний Фивский – родоначальник монашества.

5. См. коммент. 6 и 8 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада». Каждый год в четырехгодичном цикле эфиопы называли по именам четырех евангелистов, и четвертый (високосный) год, где последний, тринадцатый месяц пагумен состоял не из пяти, а из шести дней, назывался «годом Луки». Год Матфея-евангелиста, таким образом, является первым годом четырехгодичного цикла.

6. 17 мая 1721 г.

7. См. коммент. 626 к «Истории царя царей Адьям Сагада». Архангел же Михаил имеет в эфиопской церкви свои ежемесячные праздники, отмечаемые 12-го числа каждого эфиопского месяца.

8. Имеется в виду эфиопский царь Давид (1716-1721), один из сыновей царя Иясу.

9. Обычная формула извещения о смерти царя и воцарении его преемника в Эфиопии.

10. Рас (букв. «глава») – титул, имевший различное содержание в разные периоды эфиопской истории. Однако к XVIII в. он уже окончательно стал означать высшую придворную должность главы царской курии. Ко времени смерти царя Давида рас Георгий, сделавший большую карьеру в его царствование, был самым могущественным вельможей при дворе и попытался употребить это свое влияние себе на пользу. «Краткая хроника» показывает подоплеку тех событий: «И в этот день, день воскресный, упокоился царь Давид в 6-м часу. А наутро в понедельник 13 генбота собрал рас Георгий в своем доме дедж-азмача Бахрея, и дедж-азмача Михаила, и Нагаде Мамо, который был дедж-азмачем Самена, и дедж-азмача Такла Гиоргиса, мужа вейзаро Валата Фэкэр, сестры царя Давида, и дедж-азмача Сандуна, и дедж-азмача Юста, сын Вале, и пашу Вальда Гиоргиса, сына азажа Зэкро, и Габра Медхина, сына раса Езекии, и Аксенафер Ацме, и многих других князей, назначенных и смещенных, и четырех азажей и четырех начальников слева и справа. Только баджеронд Кучо охранял башню царскую с [воинами] веладжоч, закрыв врата Жан Такаль и врата Тарасемба и заперев и заложив на засов все врата. Они охраняли корону, изготовившись с копьями и ружьями, луками и стрелами. И сказал рас Георгий всем князьям: «Воцарите мне абето Вальда Гиоргиса, сына царя нашего Иясу, которого родил он от вейзаро Мамит из Нагала, ибо он – брат жены моей!». И сказали все расу Георгию: «Да будет так, как ты сказал». И сказали они это, боясь его. И поднялся начальник Ионафан по приказу раса Георгия, и встал, и провозгласил указ без барабанного [боя] внутри [дворца], и сказал: «Да царствует Вальда Гиоргис». И еще приказал рас Георгий, чтобы вышли многие полки на Адабабай и провозгласили этот указ там. Веладжоч же, что стояли по всей [площади] Макабабия, воспротивились слову указа, говоря: «Да царствует царь наш Бакаффа, сын царя нашего Иясу!». И была радость во всей столице Гондаре. И пришли все князья и весь народ ко дворцу царскому, и оставили они раса Георгия, и благоволили царствованию царя Бакаффы. И держали они совет и избрали мужей крепких и воинственных и полки многие, чтобы свели они Бакаффу с Вахни» [36, с. 108-110].

11. Имеется в виду Филоксен, бывший с 485 по 518 г. епископом Иераполиса, или Мабуга, что близ Антиохии. Яростный поборник монофизитской доктрины, не признавший постановлений Халкидонского собора, в 518 г. он был сослан императором Юстином, а в 522 г. казнен в Ганграх. Эфиопская церковь чтит Филоксена как святого мученика.

12. 21 мая 1722 г.

13. Имеется в виду эфиопский церковный праздник «завет милосердия», введенный, по-видимому, царем Зара Якобом (XV в.) и основанный на цикле апокрифических легенд греческого происхождения, восходящих к IV в. и получивших затем довольно широкое распространение, в частности и в Палестине, откуда они, вероятно, и проникли в Эфиопию. Суть этих легенд сводится к тому, что Христос после своего распятия, смерти и погребения явился к Деве Марии, оплакивавшей его у гроба, и дал ей обещание («завет») миловать грешников по ее предстательству.

Подробно этот эфиопский праздник и связанный с ним цикл легенд разобраны в специальной работе Э. Черулли [31].

14. См. коммент. 159 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

15. Начиная со времени царствования Такла Хайманота (1706-1708) в так называемой «срединной башне» стал проводиться обряд помазания на царство.

16. Битвадад – амхаризированная форма титула бехт-вадад; см. коммент. 67 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

17. См. коммент. 103 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

18. См. коммент. 64 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

19. См. коммент. 19 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

20. См. коммент. 68 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

21. 21 января 1723 г.

22. 4 февраля 1723 г.

23. См. коммент. 190 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

24. 8 февраля 1723 г.

25. См. коммент. 68 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

26. См. коммент. 112 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

27. См. коммент. 314 к «Истории царя царей Адьям Сагада».

28. См. коммент. 167 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

29. См. коммент. 297 к «Истории царя царей Адьям Сагада».

30. См. коммент. 12 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

31. См. коммент. 172 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

32. См. коммент. 2.

33. См. коммент. 154 к «Истории царя царей Адьям Сагада».

34. «Постом ниневийским» эфиопы называют сретенский пост, а предпразднество сретенья господня – «пасхой ниневийской».

35. См. коммент. 22 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

36. См. коммент. 61 к «Истории царя царей Адьям Сагада».

37. Относительно теффа см. коммент. 95 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада». Дагуса (Eleusine coracana) – разновидность проса.

38. 4 марта 1723 г.

39. Паша командовал отрядами, воины которых поголовно были вооружены огнестрельным оружием. В других полках огнестрельное оружие у воинов встречалось относительно редко.

40. См. коммент. 372 к «Истории царя царей Адьям Сагада».

41. См. коммент. 226 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

42. 18 марта 1723 г.

43. См. коммент. 18 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

44. 1 апреля 1723 г.

45. 25 апреля 1723 г.

46. 7 июня 1723 г.

47. 16 июня 1723 г.

48. 7 июля 1723 г.

49. 27 августа 1723 г.

50. См. коммент. 43 к «Истории царя царей Адьям Сагада».

51. 4 октября 1723 г.

52. См. коммент. 261 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

53. Имеется в виду утешительная элегия Синоды, составленная им на сороковины матери царя.

54. 20 октября 1723 г.

55. См. коммент. 44 к «Истории царя царей Адьям Сагада».

56. 8 ноября 1723 г. В описании происшедшего «Краткая хроника» по сравнению с нашим текстом излагает события несколько иначе: «В этот день возвел царь в государыни Авальда Негест из Габарма. И вошла она в дом государыни и вечеряла, не вкушая и не пия [ничего]. Не видела она довольства, и заболела болезнью сильной, и 30 тэкэмта упокоилась в Дабра Берхане» [36, с. 116-117]. Издатель этого текста «Краткой хроники» Ф.А. Домбровский указывает на еще одну странность текста «Истории царя царей Масих Сагада»: почему-то Бакаффа спрашивает иереев о чине венчания царицы на царство, хотя этот чин должен быть ему известен. Более того, тот обряд, который ему советуется, резко отличается от того самого «Устава царства», на который ссылается царский историограф. Здесь можно лишь согласиться с Ф. А. Домбровским, что вся эта история «выглядит весьма таинственной» [36, с. 277. примеч. 860].

57. 16 ноября 1723 г.

58. 5 декабря 1723 г.

59. 14 января 1724 г.

60. 28 января 1724 г.

61. Магаби (букв. «управляющий») – титул эконома, управляющего движимым и недвижимым имуществом того или иного церковного учреждения. Очень часто светские властители старались захватить эту доходную должность для себя, своего вассала или приближенного, для которого она превращалась просто в выгодную синекуру.

62. Это выражение – перифраз ходячего амхарского выражения [24, с. 306], которое в переводе на геэз звучит несколько неуклюже. Смысл царского разговора с Синодой заключался в том, что царь по каким-то причинам хотел освободить Синоду от обязанностей придворного историографа, дав ему взамен синекуру – должность эконома дворцовой церкви св. Михаила. Однако Синода не пожелал расставаться с этими своими обязанностями и, сославшись на отсутствие для него подходящей замены, убедил царя.

63. 19 февраля 1724 г.

64. 17 марта 1724 г.

65. См. коммент. 158 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

66. Малака ганнат (букв. «ангел рая») – почетный эпитет настоятеля дворцовой церкви св. Михаила. См. коммент. 650 к «Истории царя царей Адьям Сагада». Видимо, Синода получил не должность эконома, а должность настоятеля собора св. Михаила, а возможно, что и обе эти должности сразу.

67. 2 апреля 1724 г.

68. 16 апреля 1724 г.

69. 17 июня 1724 г.

70. Имеется в виду эфиопский царь Иаков (1597-1604), сын царя Сарца Денгеля.

71. Имеются в виду лика вамбары. См. коммент. 23 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

72. См. коммент. 22 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада». Азажей при дворе было немало, но особо высокое положение среди них занимали четыре азажа – члены верховного суда: два «азажа справа» и два «азажа слева».

73. Имеется в виду прапрадед Бакаффы царь Сисинний (1604-1632), который разгромил царя Иакова в битве, где тот был убит, и захватил престол. С точки зрения потомков царя Иакова, династия потомков царя Сисинния была узурпаторской, отнявшей престол у их предка.

74. Это перевод на геэз амхарской пословицы, которая по смыслу своему соответствует русской: «Сколько веревочке ни виться, а конец найдется». Имеется в виду, что вещь, потерянная в сухой сезон, затерявшись в пыли («что на солнце входит»), обнаруживается в сезон дождей, когда пыль смывается дождем («на дожде выходит»).

75. См. коммент. 286 к «Истории царя царей Адьям Сагада». Здесь, правда, речь идет не об отрубании ноги и руки, а об отрубании двух рук, но операция эта проводилась аналогичным образом.

76. 26 июня 1724 г.

77. Здесь мы встречаем довольно типичный пример лицемерия царского дееписателя, который выставляет своего героя даже более милосердным, чем «царь небесный». После такой казни вообще редко кто выживал, тем более что по желанию царя опытный палач мог привести приговор в исполнение таким образом, что смерть жертвы была бы гарантирована.

78. См. коммент. 25 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

79. См. коммент. 51 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

80. Асалафи – титул царского кравчего.

81. 17 июля 1724 г.

82. 30 июля 1724 г.

83. 1 августа 1724 г.

84. 15 сентября 1724 г.

Текст воспроизведен по изданиям: Эфиопские хроники XVII-XVIII веков. М. Наука. 1989

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.