Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ ЦАРЯ ЦАРЕЙ АДЬЯМ САГАДА И ЦАРИЦЫ БЕРХАН МОГАСА

А наутро бежал дедж-азмач Айо из Машаламья и ночевал в Чачахо. А после Чачахо ночевал он в Гарагара, а после Гарагара ночевал он в Дэбко, а после Дэбко перешел он реку Такказе и прибыл в землю Ласта. И охватил страх и трепет войско Айо и князей Ласты, и расточились все пребывавшие с ним, ибо крепка сила мышцы дедж-азмача Гета паче скалы. И поднялись великий воевода дедж-азмач Гета и рас Вададже и преследовали быстро дедж-азмача Айо. И достигла весть о том, как встретились в битве дедж-азмач Гета и дедж-азмач Айо, до царя и царицы, и был провозглашен указ: «Все вы, князья и войско, и все вы, чада воинские и воины государевы многочисленные, следуйте за главою князей Вальда Леулем, военачальником и советником царя Адьям Сагада и брата царицы Берхан Могаса!» В тот же день вышел приказ от царя и царицы к дедж-азмачу Адару в Годжаме, гласивший: «Возьми всех людей Годжама и войско твое, поднимайся быстро и иди в Бегамедр воевать Айо». И сказал дедж-азмач Адару: «Добре». И поднялся быстро держ-азмач Адару со всеми людьми Годжама и перешел реку Абай у Гамад Бар. 3 тэра 385, в день воскресный, поднялся рас Вальда Леуль из Гондара по приказу царя, взяв многие полки, и пошел в Бегамедр. И прибыл он в Дэбко с ночевками по дороге, и сжег дом дедж-азмача Айо, и вел войну до пределов Ласты, и убил многих. Но были убиты копьями дружинники раса Вальда Леуля по именам: Тэбит, Бальда Магура, Мамо, Манассия и Фасиль, брат вейзаро Асакакшень. И, свершив это, возвратился рас Вальда Леуль в Гондар, а дедж-азмач Адару возвратился в Годжам, а дедж-азмач Гета устроил стан в Гарагара. [75]

На 10-й год царствования царя царей Адьям Сагада, в пятницу 11 тэра 386, в праздник крещения, поднялись царь Мясу и царица Ментевваб на вершину башни, то бишь Энкуляль гемб 387, и взирали на многочисленное войско, которое шло от Каха, следуя за таботом Иисуса 388, и, взирая, дивились многочисленности войска. И в это время задумал царь Иясу в сердце своем пойти на охоту и спросил у матери своей, царицы Ментевваб, говоря: «Отпусти меня пойти на охоту». И отказала она, и с великим трудом упросил он ее. 24 якатита 389, во вторник, пошел царь на охоту и возвратился, убив двух слонов и одного бегемота. И, видя подвиг его, дивились князья и поражались. И поднялся царь царей Иясу в этом месяце, и пошел по дороге на Баласа, и прибыл к Такказе — И послал он к ваг-шуму Феодору 390 из Ласты, говоря: «Пришли мне подать мою, а не то приду я воевать тебя». Этот же ваг-шум прислал много коров как подать царю, и возвратился тот в радости.

А в месяце генботе пошел царь Иясу в поход на шанкалла. Мать же его, царица Валата Гиоргис, отговаривала его, говоря: «Не ходи, сын мой, в этот поход». И по многой скорби ее возвратился он ее ради, [хотя] дошел [уже] до Алафа. 29 генбота 391 умер дедж-азмач Адару в Годжаме, а 23 сане 392 встретились у решетки покоев царь Иясу и царица Ментевваб и утвердили должность его за расом Вальда Леулем, а за бэлятен-гета Гераклидом — [должность] паши Чоле годжамского. А 9 хамле 393 встретились в покоях царь царей Иясу и царица в четверг и назначили раса Вададже в Бегамедр, Акиласа — в Амхару, Лантебейо — в Амбасаль, Целата Кэсоса Мамо — кень-азмачем, баджеронда Иясу — гра-азмачем, Гета — дедж-азма-чем Самена, Евсевия — баджерондом тронного зала, шалека Емане — баджерондом казны, лигабу Леуля Каля — баджерондом Йебаба. А 17 хамле назначили царь и царица пашу Такла Хайманота из Данказского замка азажем Каха. А 18-го умер баламбарас Начо и был погребен в Каха [в церкви] Иисуса. И перезимовали царь и царица в здравии.

На 11-й год царствования царя нашего Иясу начался маскарам в пятницу, год Матфея. И 14 тахсаса 394 умер цераг масаре Езекия и был погребен в Квескваме. 23 якатита 395, во вторник, вышел царь из Гондара на охоту и убил слона и носорога в стране Казамаказо, а 3-го [дня] месяца магабита 396 вошел в Гондар. 21 миязия 397, в понедельник, вышел царь Иясу из столицы своей Гондара, так что не знали люди 7 дней, куда он пошел, и ночевал в Чельга, а из Чельга — в Вальдеббу, а после Вальдеббы ночевал в стране Анэсте, а оттуда — в Гандава, а из Гандава — в Шенфа. А оттуда поднялся и убил жирафа, [сидя] на коне Сальда, и ночевал в Гедара, ибо сей царь Иясу мужествен сердцем и не боится смерти, и никто не сравнится с ним по силе и крепости ни среди царей Иудеи, ни среди царей Эфиопии. Когда садился он на коня, то подобен был ангелу божию, а не человеку. [76]

И вот начал он поход на балау, какого не делали отцы его, цари, от времени государя Сисинния 398 и доныне. И поднялся он из Гедары и ночевал в Хамре, а после Хамра — в Бурка Камалаку, а после Бурка прибыл в Дабайна на рассвете и отправил воинов в набег. И убил царь троих, и полонил много мужей и жен, верблюдов и вьючных животных, коров и овец, и посадил детей балау и женщин балау на верблюдов и вьючных животных по трое. И тогда убили [врагов] рас Вздадже и паша Мамо, азаж Люле и азаж Галасий. А еще убили [врагов] щитоносцы раса Вальда Леуля и дружинники его. Но из войска царского погибли в этот день от рук балау такие: Агало Бифту и его брат Койо, дети абето Боро, родом из Абора. И повернул царь назад, взяв полон, 5 миязия 399, в четверг. А потом сначала пришел царь, оставив весь полон с расом Вальда Леулем, и вошел в Гондар 13-го дня, в пятницу. А 16-го дня, в понедельник, пришел рас Вальда Леуль со всем войском царским, взяв всю добычу — 20 000 коров и 300 верблюдов, — и вошел в Гондар с князьями и войском. 17 генбота 400 встречали его все люди столицы с плясками, а иереи с гимнами, и заполнил он Макабабию добытыми верблюдами и вьючными животными. А вечером велел он их отогнать в Каха и отдал их аза-жу Такла Хайманоту, чтобы стерег тот ночью этих верблюдов и вьючных животных, дабы не съели их гиены 401. И тот провел ночь, сторожа их в лугах Каха со всеми людьми Каха. А женщин балау и детей балау возвратил царь в страну их, пожаловав одеяния и дав провизии и проводников, чтобы те отвели их. А 8 сане 402, во вторник, помрачилось солнце от полудня до 9-го часа.

Глава 35. В 7234 году [от сотворения] мира, на 12-й год царствования царя нашего Иясу, начался маскарам в день первой субботы, лунная эпакта 23, труб 7, тентейон 4, [год] евангелиста Марка. 7 якатита 403 пошел царь к балау, располагаясь на стоянках своих прежних, и прибыл в Асиб. Но балау Асиба не показали лица, а бежали далеко, и погибло у них много людей. И тогда убили [врагов] дедж-азмач Гета и баджеронд Евсевий, каждый по одному. И, возвращаясь, убил царь четырех буйволов в стране, называемой Галагу, и вошел в Гондар 7 магабита 404, во вторник. И снова пошел он на балау 2 генбота 405 и возвратился 15-го. И убили дедж-азмач Гета одного слона, паша Мамо одного слона и одного буйвола, баджеронд Евсевий одного слона. А проводником во всем этом походе на балау был Габра Иясуе. 18 генбота умер азаж Димитрий, [настоятель церкви] святого Руфаила. А 1 сане 406 упокоился ака-бэ-саат Вальда Хайманот и был погребен в церкви отца нашего Такла Хайманота. 21 сане, во вторник, умер азаж Леула Каль из Йебаба. 28 хамле 407 встретились у решетки царь Иясу и царица Ментевваб и назначили в четверг азажа Иова акабэ-саатом, раса Тасфа Иясуса — дедж-азмачем Годжама, абето Цахая Леда — кень-азмачем, дедж-азмача Айо — [77] гра-азмачем, абето Бакаффу — азажем Йебаба, а остальных наместников утвердили в должностях их. 29 нехасе 408, в воскресенье, назначили царь и царица во внутренних покоях 409 дедж-азмача Чоле фитаурари, а жан-церара Лантебейо — дедж-азмачем с [должностью] жан-церара.

Глава 36. В 7235 году [от сотворения] мира начался маскарам в воскресенье, год Луки, лунная эпакта 4, труб 26, тентейон 5. То был 13-й год царствования царя нашего Иясу с тех пор, как воцарился он. 14 хедара 410 умер гра-азмач Иясу и был погребен в Дабра Цахай. 10 тэра 411, в среду, встретились в покоях царь Иясу и царица Ментевваб и принимали подать из рук бабау. 6 якатита 412, во вторник, пошел на балау, то бишь [в] Галабат, царь царей Адьям Сагад с войском своим. И прибыл он туда, глядя на ямы многочисленные. И тогда был там в Сеннаре баджеронд по имени Наяль. Он бежал быстро, и погибло много людей; всадники царские упали в болото. Царь же выскочил и убил одного балау. А асалафи Эшете пропал с ночевки. А наутро пришел он, убив одного жирафа, и радовались тому родичи его. 21 якатита, во вторник, упокоился государев духовник Завальд и был погребен в церкви отца нашего Такла Хайманота. 2 мегабита 413, в день первой [субботы], вошел царь в Гондар, убив многих и с полоном без числа, с князьями и войском в мире.

8 миязия 414 была пасха. 25 миязия пошел царь по дороге на Баджен к балау, то бишь балау Дабайна, сыну Хамида. Этот же балау испугался и задрожал весьма, когда пришел на него царь внезапно с силою грозною, и лослал, говоря: «Помилуй меня; отныне буду я служить тебе и присылать подать мою. Возвращайся, господин мой, ибо гроза войны твоей устрашает меня». Царь же возвратился, заключив с ним союз. А возвращаясь, убил царь по дороге одного носорога. И тогда убил носорога и одного буйвола щитоносец царский по имени Бульбуля, а паша Мамо убил двух носорогов. И вошел царь в Гондар в здравии. 29 генбота 415, во вторник, упокоился дедж-азмач Гераклид в Карода и был погребен в церкви святого Иоанна.

16 хамле 416 встретились у решетки покоев царь царей Адьям Сагад и царица Берхан Могаса и назначили пашу Мамо в Бегамедр, а раса Вададже — в Годжам, а дедж-азмача Гета — тэкакэн бэлятен-гета, а шалека Ано — пашой, а Чоле — гра-азмачем, а Адара Крестоса — фитаурари, а авву Айенте — государевым духовником, а Сурахе Крестоса — дедж-азмачем Самена, а Абулидеса — дедж-азмачем Амхары, а остальных князей и сановников утвердили в должностях их.

Глава 37. В 7236 году [от сотворения] мира начался маска-рам во вторник, [год] евангелиста Иоанна, лунная эпакта 15, труб 15, тентейон 7, на 14-м году царствования царя царей Адьям Сагада. 12 тахсаса 417 умер рас Тасфа Иясус и был погребен в церкви отца нашего Евстафия. 29 тахсаса поссорился [78] рас Вададже с людьми Годжама, то бишь пашою Хабт Бавасаном и Энко Хаварьятом и многими другими вельможами и со всеми, малыми и великими. И сказали они ему: «Поди от нас, ибо не согласен ты с нами». Причина же ссоры раса Вададже и людей Годжама была то ли из-за большой сварливости, то ли из-за веры — бог весть. А после вышел рас Вададже из дома наместничества своего, и взошел на высокую амбу в Энабэсе, называемую Маркоревос, и послал в свою страну, Амхару, за помощью. И пришли к нему витязи — дружинники и родичи его — и начали сражаться. И одержал рас Вададже великую победу в 8 дней, и уничтожил людей Годжама, и погубил монахов многих, что пришли отлучать его из-за веры. Вельможи же годжамские — паша Хабт Бавасан и Энко Хаварьят — спаслись на конях и ушли в пустыню. И, совершив это, ушел рас Вададже и вошел в свою страну Амхару. И послал царь Чоле в Годжам, чтобы собрал тот и привел все полки годжамские.

Глава. 3 магабита 418, во вторник, поднялся царь Иясу из столицы своей Гондара и пошел в поход на балау по чину царскому со всеми князьями и войском и со многими полками, так что потрясалась земля от грозы царства его. И повелел царь царей Иясу дедж-азмачу Гета остаться и пребывать в Гондаре, охраняя город со всеми полками своими, то бишь Бурса, Ча-фанта, Касар, со щитоносцами и со всеми своими дружинниками. А матерь его, царица Берхан Могаса, пребывала в доме царства, охраняя столицу и [все] четыре угла мира со всеми дружинниками своими многочисленными, то бишь чадами воинскими и чадами знатных женщин, и не было такого, кто не служил бы ей. И приняла строгий канон [поста] сия царица Ментевваб по обычаю пустынников, пока не вернется сын ее, царь царей Иясу. А эти чада воинские охраняли дворец со многими ружьями и многими щитами и копьями. И была тишина в Гондаре и в стране.

И когда шел царь Иясу в этот поход, следовал за ним рас Вальда Леуль, а за расом Вальда Леулем следовали князья по степеням своим и чинам. И в таком порядке прибыл царь переходами в область Сеннар и приказал жечь дома балау и убивать всех, кого найдут, и захватывать верблюдов и коров. И так шел царь переходами 11 дней, сражаясь. И была великая победа, и не было не убившего [врага] из войска царского. А из князей убили такие: дедж-азмач Мамо, паша Евсевий, лигаба Асахель, дедж-азмач Айо, дедж-азмач Чоле, Илия, Гора Дане, Адго Айчеу, азаж Галасий. И дружинники раса Вальда Леуля убили многих. Вся эта победа была в страстную неделю. Джави же, меча и Басо пошли в далекую область балау, и возвратились все, убив многих. А 29 магабита 419 была пасха с воплощением. И устроил царь дневку, а князья и войско дневали по палаткам своим в радости и разговлялись, зарезая коров.

Глава. 30 магабита, в понедельник, то бишь светлый [79] понедельник, спозаранку выступил царь по чину с [конницей] Вафа, щитоносцами и [воинами] Тигрэ, а князьям и войску сказал: «Не выходите со мною и пребывайте здесь». И пошел на балау, и нашел он там стан балау, что собрались из тех, которые бежали и спаслись. И увидел царь балау, готовых к битве, облаченных в облачение воинское, то бишь лебд 420, изострив мечи. И тогда убили балау одного галласа, по имени Сабаро; и тогда же погиб дедж-азмач Абулидес из Бегамедра. И там был дедж-азмач царя Сеннара по имени Амис. И когда увидел царь нападение балау, возвратился он вспять на коне и прибыл туда, где были князья, и сказал им: «Вставайте и готовьтесь к битве: вот пришли на нас балау без счета!» И встали все и приготовились к битве. Царь же пошел по чину царскому с короною впереди и с образом в терновом венце и крестом Иисусовым позади. Многочисленные барабаны без счета били, было множество всадников. Не было ничего подобного строю битвы в этот день! И с подобным величием встретился царь царей Иясу с балау, и погибли многие из балау. Но была победа балау, и бежало войско царское. Царь же Иясу укрепился в сражении и стоял твердо, ибо не страшилось сердце «го смерти. И стояли с ним твердые князья и дружинники его. И с трудом подвели князья царю, коня, называемого Кальби 421, и воссел он на него. И в это время повернул царь и пошел, убивая балау каждый день по дороге ружьями и копьями. Рас Вальда Леуль пошел по другой дороге, также убивая балау ружьями, и с ним были князья: дедж-азмач Мамо и кень-азмач Цахая Леда.

Начался миязия во вторник. И бежали все, бросив снаряжение воинское, а еще крест Иисусов и образ в терновом венце остались в стране балау, и погибли все, кто нес иконы. И встретился царь с расом Вальда Леулем после разделения на 5-й день. Этот рас Вальда Леуль шел другою дорогой. А с царем пришли такие князья: дедж-азмач Варання, дедж-азмач Айо, дедж-азмач Беньям, дедж-азмач Мамо, дедж-азмач Чоле, азаж Клавдий из Алафа, баламбарас Вальда Гиоргис из Ала-фа, баджеронд Вальда Гиоргис, бэлятен-гета Ефрем, азаж Люле, баламбарас Зена Габриэль, азаж Бакаффа, баджеронд Емане, паша Евеевий, лигаба Асахель, шалека Энда Лебу, ша-лека Родас 422, шалека Мамойе, шалека Хабаль, шалека Дан-фа, шалека Амха и многие другие князья и воины, которые пришли с царем, спасшись от смерти от голода и жажды и от пленения от рук балау. А перед этим послал царь в Гондар баламваля 423 Хайла Микаэля и Габра Иясуса-проводника, чтобы рассказали они все, что случилось в Сеннаре. И вошли они [в Гондар] 10 миязия 424. А еще вошли [в Гондар] дедж-азмач Чоле и бэлятен-гета Вальда Селлаее 13 миязия. Царь же Иясу вошел вечером того же дня с расом Вальда Леулем и другими князьями. Матерь же его, царица Берхан Могаса, пребывала до того в посте с матерью своей, вейзаро Энкойе, неделю [80] страстную, молясь о сыне своем и плача горькими слезами. И в день пасхальный не ела она пищи скоромной, вот бог и вернул ей сына ее, царя царей Адьям Сагада, и брата ее, раса Вальда Леуля, в здравии.

А то в обычае — победа и поражение. Прежде гнал Грань государя Лебна Денгеля из Шоа до Амхары, из Амхары до Дамбии, из Дамбии до Дамота. Так же и сын его, государь Мина, потерпел поражение от Зэмур-паши в Дахано, что близ Массауа. И в царствование государя Иясу (I) была победа галлаеам в [области] гудру, и погибли [воины] Бурса и Чафанта; и в Дубани погибло много людей. И в царствование государя Бакаффы погибли люди Ласты 425, ибо гласит Писание: «День тебе, а день — другому». Все это было в год Иоанна. А 19 нехасе 426 умер лике Георгий и был погребен в своей стране Арбамба. Царь же и царица назначили дедж-азмача Мамо в Самен.

Глава 38. В 7237 году [от сотворения] мира начался месяц маскарам в среду, [год] евангелиста Матфея, на 15-й год царствования царя царей Иясу. 12 тэкэмта 427, во вторник, прислал Сагид Мамо крест Иисусов и образ в терновом венце, что были оставлены в прошлом году в Сеннаре. И встречали их царь и царица, князья и войско, иереи и диаконы, мужи и жены с честью и славой, с гимнами и песнопениями и внесли на прежнее место. И в этом месяце встретились у решетки покоев царь Иясу и царица Ментевваб и назначили азажа Такла Хай-манота лика мацаном справа 428, Вальда Габриэля, сына лике Георгия, — таресамба азажем, а азажа Бахрея — азажем справа 429. 6 хедара 430, в пятницу, вышел царь облобызать [церковь] 431 Дабра Цахай, что возведена во имя Квесквама, почтить ее и прибегнуть к ней. И в это время шел он один по дороге на Косоге, и не следовали за ним ни родичи его, ни войско, ни князья, кроме щитоносцев и [воинов] Тигрэ. И встретился он дорогою с аввой Иоанном, митрополитом, которого привел авва Феодор, наставник Целало, что прежде отправился в Египет по повелению царя и царицы. Царь же Иясу проводил митрополита до Аксума, и почтили табот Сионский 432 царь и митрополит 21 хедара, в день [храмового] праздника его. И причастился царь св. тайн из рук митрополита аввы Иоанна. А затем обошел царь области Тигрэ от Бизана до Цагаде. Сэхуль Микаэль оставался и не сопровождал царя.

А затем пришел царь, взяв митрополита, по дороге на Цагаде, и прибыл в Каха 19 тэра 433, и ночевал в верхнем доме. [Предводитель] же балау со своими верблюдами и снаряжением ночевал в башне Манкит 434. И встретил его азаж Такла Хайманот в Каха и устроил ночевать с радостью по приказу царя. А наутро 20 тэра вошел царь царей Адьям Сагад в дом свой в радости. А 22 тэра, в четверг, в праздник аввы Антония, вошел [в Гондар] абуна Иоанн, митрополит. И встретили его все люди города с кликами и пением по дороге на Кайла Меда. [81]

22 сане 435 умер лике Мамо из Дабра Берхана, а имя его христианское — Пахомий. 24 нехасе 436 встретились в покоях царь Иясу и царица Ментевваб и назначили дедж-азмача Варання в Самен, а Чоле — в Дамот, а Вальда Абиба — в Годжам, а раса Вададже — в Амхару, а дедж-азмача Айо — в Бегамедр, а дедж-азмача Мамо — баламбарасом, кень-азмача Цахая Леда — кантибой, а Адара Иоханнеса-фитаурари, а авву Феодора — цехафе-тээзазом с [должностью] настоятеля [церкви] Ноева ковчега. 29 нехасе 437 назначили царь и царица аза-жа Такла Хайманота из Каха таресамба азажем, а кень-азмача Мамо — азажем Каха.

Напишем историю абуны Иоанна-митрополита. На 14-м году царствования своего советовался царь царей Адьям Сагад с родительницей своей Берхан Могаса добросоветной, всегда старавшейся и труждавшейея привести митрополита, и с князьями и сановниками о приглашении митрополита. И решили все единодушно и благословили царя Иясу, ибо были они в печали со времени смерти абуны Христодула и была страна Эфиопская без митрополита. И собрал он со всех областей царства своего 450 унций золота, и повелели царь и царица наставнику Феодору из Дабра Целало, который был тогда настоятелем монастыря отца нашего Евстафия, и авве Лукиану из Азазо, и египтянину Георгию, и трем мусульманам, то бишь Эмед-Али, Абдалле и Абд-Алькадеру, идти в страну Египетскую и привести им митрополита и дали им золота. И вышли они из столицы царской 6-го [дня] месяца магабита 438 в год Матфея, с тех пор как умер абуна Христодул-митрополит на 6-й год и 6-й месяц. И пошли они дорогою, и прибыли в область Амасен 4 генбота 439, и зимовали там, ибо не хотели мусульмане спускаться в Массауа. А в месяце маскараме спустились наставник Феодор и авва Лукиан в Массауа, ибо страшились они повеления царского, а мусульмане остались в Амасене. А в месяце тэкэмте спустились в Массауа [и] мусульмане. И встретились с ними и поссорились с аввой Феодором из-за спуска прежнего в область Массауа. Из-за той бывшей ссоры повелели царь Иясу и царица Ментевваб Сэхулю Микаэлю, и дедж-азмачу Василию, и бахр-нагашу 440 Соломону воевать Массауа. И когда услышали об этом наиб 441, диявол во плоти, и люди Массауа злые, схватили они пятерых посланцев царя, и заточили их, и запугивали многими ужасами: что усекут их мечом, что поднимут на копья. И жили они так 6 месяцев. А потом выпустили их из заточения и отдали половину имущества их, а половину имущества, что царь Иясу послал для получения митрополита, оставили себе.

А отпустили их так потому, что послал царь Иясу грамоту повеления своего к людям Массауа, говоря: «Прощаю вас, а вы отпустите посланцев моих идти, куда они посланы». И 12 магабита 442 взошли они на корабль. И плыли они средь пучины днем и ночью один месяц и семь дней, и прибыли в Джидду [82] 18 миязия 443, и пребывали в печали, ибо уплыли [уже] и ушли корабли страны Египетской. И спустя немного времени оставил Лукиан христианство и перешел в веру мусульманскую из-за ссоры, что была меж ним и меж Эмед-Али, и стал он много обвинять наставника Феодора и мусульман пред царем Джидды. Но победили они силою господа бога царя Иясу и царицы Ментевваб. А потом поссорились они с Абделькадером, ибо тот растратил имущество царское. И сказали они об этом деле шерифу, царю Джидды, и тот шериф присудил, чтобы вернул Абделькадер им то имущество царское, что растратил. Абделькадер отказался, и потому заточил шериф Абделькадера и посадил в темницу на один год и шесть месяцев. Эти же посланцы царя и царицы, авва Феодор, Абдалла и Эмед-Али, нашли корабль и отправились в Египет, пробыв в Джидде десять месяцев. И когда плыли они посреди моря, умер Абдалла, а на седьмой день умер Эмед-Али в Суэце, что на краю моря Эритрейского; и были они в пути морском три месяца и семь дней.

А 1 хамле 444 прибыли они в страну Египетскую, и встретились с патриархом, аввой Иоанном Александрийским, и отдали ему грамоту повеления царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса и золото, что послали они ему. И когда прочел грамоту послания царя и царицы, благословил патриарх их и войско их и пребывал три месяца, молясь господу, дабы открыл он ему человека, достойного сана митрополичьего. И открыл ему бог, и нашел он сего святого авву Иоанна из пустыни Скитской, и понудил он его прийти с великим трудом.

Глава 38. В 7237 году [от сотворения] мира начался маска-рам во вторник, год Иоанна. 22 маскарама 445 собрал патриарх митрополитов, архиереев, иереев и диаконов и рукоположил сего авву Иоанна митрополитом страны Эфиопской против его желания 446 и отдал его наставнику Феодору. Тот же вышел из страны Египетской, взяв митрополита, 1 тэкэмта 447 и прибыл в Джидду в месяце тахеасе. И отправился он из Джидды в месяце магабите, и взял Абделькадера со связанными руками, и прибыл в Массауа 12 миязия 448. И отправили известие о прибытии абуны Иоанна-митрополита и наставника Феодора царю царей Адьям Сагаду, и царице Берхан Могаса, и расу Вальда Леулю. И была радость в доме царя и царицы и в столице. И пребывали они в Массауа пять месяцев, ибо схватил их наиб и поместил на остров Массауа, чтобы не пришли они в столицу царскую. И не найти им было того, кто вывел бы их из страны Массауа и избавил бы от рук наиба. А спустя пять месяцев пришли наставник Евстафий и наставник Габра Марьям из Дабра Бизана в Массауа навестить абуну Иоанна-митрополита и наставника Феодора. И когда увидели, что пребывают они в бедствии великом, опечалились сугубо. И сказал им наставник Феодор: «Не поможет мне эта печаль. Вот если бы послушались вы меня и сделали для меня одно дело!» И сказали ему эти наставники: «Скажи нам, что на сердце у тебя, и исполним [83] мы желание твое». И сказал им наставник Феодор: «Вы видите, что митрополит в болести великой; умрет он в стране Массауа. Ныне же выведите его ночью и отведите в страну вашу». И понравилась им эта речь, и вывели они его ночью с мирром и одеяниями сана его и с книгою, по которой он освящает таботы и рукополагает священников и иереев. И было то по силе божией, и пребывал он в Дабра Бизане два месяца. Наставник же Феодор остался в Массауа, ибо сковал наиб ему ноги и заточил в темницу на два месяца за то, что вывел он ночью митрополита и отправил его в Дабра Бизан. И много раз помышлял убить его, но спас его бог от рук его. А спустя два месяца заключили мир с пашой и наибом 449 за 60 [унций] золота. И вышел он из страны Массауа по дороге на Дегса. А митрополит вышел из страны Бизана по дороге на Амасен и жил недолгое время в Амасене. 5 хедара 450 встретились абуна Иоанн-митрополит и наставник Феодор в стране Сараве, и плакали о бедствиях своих прошлых, и радовались о встрече своей в здравии. И там приняли их Атанбаса приемом прекрасным. А оттуда приняли их Эмхаба Аб приемом прекрасным и проводили до Адьяб. 18 хедара встретились они с царем в Сирэ.

Глава 39. В 7238 году [от сотворения] мира начался маскарам в четверг, год Марка, лунная эпакта 7, труб 23, тентейон 2 451. На 17-м году царствования царя нашего от воцарения его прислал князь балау к царю царей Адьям Сагаду трех дружинников своих с дарами, подобающими царству, прося и говоря: «Смилуйся и помилуй меня, господин мой царь! Тебе поклоняются все цари земли, и служат тебе все народы, и содрогаются все пределы земли, заслышав слух о тебе, ибо ты — господин, а я — раб и сын рабыни твоей 452, ибо ты могуч, а я слаб, ибо ты лев, а я корова, ибо ты леопард, а я телка, ибо ты огонь, а я трава. Я не переставал [давать] подать твою, что приносили отцы мои твоим отцам, и тем служил тебе, а ты пришел в страну мою четыре года [тому назад], и убил всех мужей сильных, и угнал в полон слабых, мужчин и женщин, с чадами их и младенцами, и угнал всех коров и овец, коней и мулов, ослов и верблюдов и все имущество, вне дома и внутри, в стране моей без числа и без меры. Но коли я говорю "в стране моей", то управляется она не моею силою, а силой твоей, и не беззаконно нахожусь я в ней, но по волей твоей. Когда же услышал я об этом [походе твоем], испугался я за себя, и нашел на меня страх смертельный. Страх и трепет охватили меня, и покрыла меня тьма, и сказал я: "Да будет искуплением мне разорение страны моей, разве это не кожа за кожу"?» (ср. Иов, 2, 4). А затем пришел ты в страну мою, покрывая землю множеством войска, как туча покрывает свод небесный и как покрывает горы и скрывает их на месяц. И пришел ты на берег реки, то бишь Абая, и, если бы не помешала тебе река, не возвратился бы ты, не войдя в стан мой. И по воле божией, приведшей тебя, возвратился ты в страну твою. Но осталось много людей из [84] войска твоего, и осталось имущество твое, ибо умерли от дальней дороги и от сильной жары их кони, и мулы, и ослы, что везли их. Я же сохранил их доныне, и не погиб ни один из них. Ныне же пошли человека верного, что привел бы их к тебе. Я же пришлю тебе всех и не оставлю ни одного, но воззри на меня оком милостивым и охлади гнев свой на меня и на страну мою. Коли же погрешил я против тебя, прости мне грех мой, ибо нет раба без провинности, а господина без милости» 453.

И когда услышал он весть о том, что пришли с таким посланием в столицу царскую те три дружинника князя балау, о которых упоминали мы прежде, призвал их к себе, и вошли они в дом царский и встали пред ним, трепеща и содрогаясь, ибо смерть и жизнь в руке царской. Поклонились они ему и отдали дары, а еще отдали они ему грамоту послания господина своего, князя. И когда лежала она пред царем, промолчал царь Иясу и не ответил ни слова, ни хорошего, ни плохого, и медлил в молчании, как гласит Писание: «[Всякий человек] да будет скор на слышание, медлен на слова» (Иак. 1, 19). И когда увидела молчание царя царей Адьям Сагада, сказала Берхан Могаеа царю, сыну своему: «Помилуй их для меня, сын мой царь, и взгляни на трепет их сердечный и смирение их словесное, и отврати от них гнев свой, ибо знаешь ты, сын мой царь, что взглянул бог на трепет Ахава и отвратил от него гнев свой и что взглянул он на страх людей Ниневийских и охладил огонь, распалившийся от грехов их, ибо не смерти грешника желает он, а обращения. Ты же уподобься богу, сотворившему тебя по образу и подобию своему и сделавшему тебя царем надо всем миром, раз раскаялся и обратился к тебе князь балау». И еще склонился пред ликом царя Иясу глава советников рас Вальда Леуль и сказал: «Помилуй меня ради и охлади гнев свой, ибо гласит Писание: "Солнце да не зайдет во гневе вашем"» (Ефес. 4, 26). И еще сказал господину своему, царю Адьям Са-гаду, глава советников рас Вальда Леуль: «Что хочешь, о царь, от князя балау, раз принес он тебе подать государственную? Что хочешь, о царь, от князя балау, раз покорился он и склонился к ногам твоим? Что хочешь, о царь, от князя балау, раз принес он имущество твое и отставших от войска твоего?» И по прошениям этих двух светочей мира — царицы Берхан Могаса и главы советников раса Вальда Леуля, что просят о милости ко всему миру и управляют миром добротою, подобно владычице нашей Марии-богородице и подобно архангелу Михаилу, что молит о милости у бога ко всем людям, — смягчилось тогда сердце царское, и помиловал он князя балау на третий месяц после того, как пришли дружинники князя балау и приветствовали царя и царицу 21 тэра 454, в четверг.

А 24 якатита 455 упокоилась Валата Иясус, жена дедж-азмача Гета, и была погребена в Дабра Цахай. А 24 магабита 456, в понедельник, поднялся царь Иясу из столицы своей, Гондара, [и направился] к Атбаре по дороге на Жанфакара, оставив [85] трех дружинников князя балау в руках главы советников раса Вальда Леуля, ибо тот остался по причине болезни охранять столицу с сестрою своею, царицею нашей Берхан Могаса, и матерью своею, вейзаро Энкойе. И когда шел царь в поход, не стал призывать он наместников своих и войска свои из областей Годжама и Дамота, из областей Йельмана и Денса, из областей меча и Дагбаса, а следовали за ним из родичей его и князей его такие: дедж-азмач Гета, дедж-азмач Мамо, дедж-азмач Евсевий, гра-азмач Емане, тарасамба азаж Такла Хайманот, азаж Асахель, азаж Сену, а еще рас Вададже, дедж-азмач Варання, дедж-азмач Айо, азаж Мамо «тысяча мер» 457, бэлятен-гета Ефрем, азаж Люле, лигаба Иосиф, кень-азмач Энда Лебу, фитаурари йоханнес Адара, баджеронд Хабаль, шалека Данфа, шалека Амха, шалека Вальда Ханна, шалека Бору, шалека Родас, шалека Мамойе, асалафи Кенфу Йехуллю Гета.

И ночевал царь в Варк Медер в понедельник, что есть праздник Марии, и вторник провел там. И затеяли ссору тигрейцы с амхарцами, и погиб у тигрейцев один, а у амхарцев двое. И провело ночь войско царское в великом смятении. А в среду призвал их царь и наставлял, говоря: «Вы что, пошли со мною, чтобы ссориться меж собою или воевать с врагами моими?» И после того как помирил их и заключил меж ними мир, поднялся царь Иясу и пошел своей дорогой. И в этот день ночевал царь в Гамфа, то бишь на базаре. А в четверг остановился он у реки Ангараб и ночевал там. И в пятницу принял царя дедж-азмач Начо в земле Гамбало, и в этот день ночевал он у Дангель, то бишь у реки. А в день первой субботы ночевал он в Заласа у Сагид Мамо. А в воскресенье, которое было воскресеньем вербным, ночевал он в Дас, что близ Дабра Харая. А в понедельник ночевал царь в Саракуа. В среду прибыл царь в Казамаказо и ночевал там. И в этот день пришли к царю [люди] Дефаля, и там дал царь Иясу много коней [этим] такрурцам. И сделал царь смотр полкам стрельцов.

А 1 миязия 458, в страстной четверг, пришел дедж-азмач Георгий, а в пятницу, когда распят был господь наш Иисус Христос, спаситель всего мира, ночевал царь в Гуангуе. А в первую субботу не нашли воды по дороге, и разошлось искать воду войско царское, да не нашло. И в этот день ночевал царь в Медма. А в воскресенье, то бишь праздник воскресения господа нашего Иисуса Христа, возвратились люди дома его, и дружинники его, и чада воинские и поведали царю [о рассеянии войска]. И когда услышал эту речь царь Иясу, распалилось сердце его, как огонь, и послал он всадников, то бишь шалека Такла Георгиса, шалека Данфа, шалека Ацму и Баруда и многих дружинников своих, и искали они их на [протяжении] одного поприща или больше. А когда не нашли их, то возвратились к господину своему царю, и шли князья и войско без провизии, а из тех, кто [искал] провизию для царя, из дружинников его не [86] вернулся ни один. И там восседал царь на месте возвышенном на великом престоле, то бишь троне, и смотрел на войска свои и воинов по родам их, что несли снаряжение воинское. Князья же показывали царю войска свои и дружинников, каждый свое по отдельности.

А вечером послал царь Иясу к Габо дедж-азмача Вададже с войском его и дружинниками из Амхары, и дедж-азмача Начо с людьми Цагаде, и дедж-азмача Георгия с людьми Валькайта, и фитаурари Иоханнеса Адара с немногими дружинниками его. На рассвете нашли они людей Габо, не готовых к битве, и убили многих людей, и полонили мужей и жен с чадами их и младенцами, с конями их и верблюдами, а все дома их и имущество в доме и вне дома пожгли огнем. И в этот день дедж-азмач Вададже одного убил, а одного полонил; дедж-аз-мач Начо одного убил, а одного полонил; фитаурари Йоханнес Адара убил двоих, агафари Тарбинос убил двоих. А в понедельник пошел царь к Габо и послал дедж-азмача Айо по дороге правой, а дедж-азмача Гета по дороге левой. И прибыл он туда после того, как закончилась битва, а оттуда пошел дорогою и ночевал у реки Габо. А во вторник дал он епанчи 459 такрурцам и сказал князьям и войску: «Знайте, что сильна та страна, куда идем мы!» И когда услышали эту речь от царя Иясу, зарычали они, как лев, и пошли пред ним, позади, справа и слева. И прибыл в Атбару царь царей Адьям Сагад и пребывал там. И вышли всадники, то бишь Вафа, и убили там шалека Бору — одного, шалека Ацме — двоих, а большинство дружинников царя убило по одному по способностям своим и вернулось к царю с удами, [еще] теплыми. А в среду поднялся царь по уставу царскому, и трубили пред ним в рога. И в этот день пожаловал он одеяния лигабе Иосифу, шалека Вальда Ханна, азажу Сену, фитаурари Иоанну, шалека Бору, шалека Хулю Гета, асалафи Габра Маскалю. А еще пожаловал он балау и такрурцев многими епанчами, без числа и меры.

И выступал царь Иясу меж ними смел, как лев (Притч. 28, 1) и возвышался над ними, как гора, ибо восседал на верблюде в этот день, и находилось все войско под ногами его, и звучал пред ним звук ружей, как гром, и мечи золотые и серебряные и копья блистали, как лучи солнечные, и трепетала земля от грозного вида его. И с таковым величием прибыл он в Дерки и не нашел множества людей, кроме людей немногих, ибо убоялись они его, и бежали, и убили всех, кого нашли. А бежавших преследовали всадники и убили, а иных полонили и пожгли огнем все дома, и дом начальника их, то бишь старосты. А оттуда пошел он в Атбару, и убил всех, кого нашел, и сжег дома их и дома их дедж-азмача. А оттуда послал он дедж-азмача Вададже, дедж-азмача Айо, дедж-азмача Гета, дедж-азмача Варання, шалека Данфа. И большое войско пошло с ними, и искало [врагов] до реки Такказе, и нашло немногих людей, и убило их. В этот день убил одного [врага] [87] шалека Данфа. И все это сотворил бог руками царя царей Адьям Сагада. А оттуда хотел пойти он в стан князя балау, и просили его князья и войско возвратиться в столицу. И послушал он просьбу их и возвратился против своего желания.

8 миязия 460, в четверг, поднялся царь из Атбара и ночевал у реки, над которой дом Юсуфа. А в пятницу поднялся оттуда и ночевал у реки, где тростник и камыш многочислен и высок. А в первую субботу поднялся он оттуда и ночевал в Гуангуе. В воскресенье ночевал он в Медмар, а вечером подул ветер сильный и пошел большой дождь, и ночевали все в смятении, и погибло много животных: ослов и мулов, то бишь [тех, которых называют] «саблями» 461. В понедельник ночевал он в Казамаказо. Во вторник отпустил царь Иясу дедж-азмача Георгия идти в свою страну Валькайт, а царь ночевал в Саракуа. В среду ночевал он в другой Саракуа, а в четверг ночевал он у подножия Дабра Харая. В пятницу ночевал он в Эмтерте. В первую субботу ночевал он у реки Гамбало. В воскресенье ночевал он в Гамфа. В понедельник ночевал он в Санджа Ваха. Во вторник вошел царь в Гондар, и встретил его рас Вальда Леуль со всеми людьми города. Священство же встретило его с гимнами и песнопениями по дороге на Кайла Меда.

22 миязия 462, в четверг, встретились у решетки царь Иясу и царица Ментевваб, и бросало пред ними уды все войско. 15 хамле 463 умер азаж Мамо «тысяча мер» и был погребен в стране своей Адардеха. А 19 хамле встретились у решетки покоев царь царей Адьям Сагад и царица Берхан Могаса и назначили дедж-азмача Варання в Дамот, Чоле [пожаловали чин] фитаурари, Иосифу — баджеронда тронного зала, Сену — баджеронда казначейства, нагадрасу 464 Завальду — азажа эракмасаре, Будана Асахелю — азажа Йебаба, Дара — азажа внутренних покоев, Бору — шалека щитоносцев, Ацму — лигабы, Галасию — азажа «башни любви», Ментесеноту — шалека амхарцев, Мамойе — начальника [полка] Гадиса, а Амха — асалафи. За остальными же утвердили они должности их. И зимовали они в столице своей в здравии и мире.

Глава 40. В 7239 году [от сотворения] мира, на 17-й год царствования царя Иясу, начался маскарам в пятницу, год Луки. 17 тэкэмта 465 опалила молния церковь святого Иоанна, что возвел рас Вальда Леуль. А 2 хедара 466, в среду, послал [царь] раса Вальда Леуля, главу советников, с дружинниками его и со всеми чадами воинскими, а были и люди столицы, что следовали за ним, ибо много любили его и не могли насытиться лицезрением его. И пошел он по дороге на Сарбакуса и Ба-ласа. 8 хедара, во вторник, поднялся царь Иясу из столицы своей Гондара по уставу царскому, так что дрожала земля от барабанов, что везли без числа, ружья сверкали, как молния, мечи и копья блистали, как солнце, а одеяний воинских, то бишь епанчей, было без числа, а войска ратного невозможно перечислить. А позади шествовал образ в терновом венце [88] господа нашего Иисуса Христа. И все князья следовали по степеням своим, и войско — по родам. Матерь же его, царица Берхан Могаса, охраняла столицу и соблюдала канон [поста] до возвращения сына своего, царя, в здравии. И в подобном величии прибыл он в Сарбакуаса и ночевал там. В среду поднялся царь, и пошел по дороге на Грань Бар, и ночевал в Манти. В четверг поднялся царь и ночевал в Зана. В пятницу ночевал он в Зэви. В день первой субботы встретился рас Вальда Леуль с царем, и ночевал он в стране, называемой Ломи. И следующий день, воскресенье, провел он там и сделал смотр тигрейцам, и амхарцам, и щитоносцам, и стрельцам, и всем чадам воинским, а еще дружинникам раса Вальда Леуля и ночевал там. А в понедельник ночевал он у реки Такказе. А во вторник перешел царь реку Такказе, и провело день войско его, сжигая дома, и грабя селения Вальда Зарая-мятежника, и убивая людей, кого найдут, и ночевало у реки Дахна. А ночью окружили по приказу царскому великую амбу Дахны стрельцы и амхарцы, а в среду взяли эту амбу, и поднялись на вершину ее, и убили людей без числа, и захватили много скота, и ночевал царь Иясу там. А в четверг снова взял Амда Варк, большую амбу Зарая, и жил там [царь] три дня. И каждый день отправлял в набеги войско царь во все селения Ласты, и убивало оно без числа.

В день первой субботы, то бишь 19 хедара 467, поднялся царь из дома Зарая и ночевал в другом селении Зарая. А в воскресенье прошел царь по дороге на Ваг и ночевал у предела Сокоты. В понедельник, то бишь 21 хедара, вошел царь царей Адьям Сагад в стан ваг-шума, то бишь в Сокоту. Тогда пришли дедж-азмач Варання с джави, и дедж-азмач Вальда Абиб с годжамцами, и дедж-азмач Айо с бегамедрцами, азаж Асахель с Йельмана, и Денса, и все меча и басо по верхней дороге, оставляя землю Ласта слева. Они свершали подвиги великие, и убивали людей, и пленяли многих, и жгли дома, и разоряли страну мятежников. И встретились они с царем в этот день. Царь же явился в величии царства своего, и жил в доме Наакуэто Лааба, ваг-шума, пять дней, и назначил указом Такла Хайманота на должность отца его, Феодора, ваг-шумом. А потом сказали князья царю царей Адьям Сагаду устами раса Вальда Леуля, главы советников: «О господин наш царь, вернемся ныне в страну нашу, раз покорились тебе все люди Ласты!» И снова сказал глава советников рас Вальда Леуль: «Вспомни, о господин мой царь, что сотворил тебе бог то, чего не делал он отцам твоим, царям, твоим предшественникам, ибо впала в руки твои страна Ласта, что отложилась со времен царя царей Сэлтан Сагада и доныне, то бишь 131 год [тому назад] 468. И вот смещаешь ты и назначаешь [в ней наместников] как хочешь». И снова сказал он ему: «Даю я тебе этот совет по воле князей и войска, но да будет воля твоя, ибо никто не видит, как ты!» И, сказав это, вышел рас Вальда Леуль, не сказав князьям ничего, ибо не получил от царя ответа. [89]

25 хедара 469, в пятницу, послал царь пред собою войско, то бишь войско тигрейцев, и амхарцев, и щитоносцев. Лигаба Ац-му убил двоих, и пришел вечером, и бросил уды пред царем. И это войско убило многих, и полонило без числа, и пожгло селения Наакуэто Лааба и сына его, Гигара. А в первую субботу поднялся царь Иясу из Сокота и ночевал в Чалако Маск, а в воскресенье поднялся царь и ночевал в Целаре, и там встретили много людей из мятежников, спрятавшихся в пещерах, и убили из них многих дружинники дедж-азмача Мамо и паши Евсевия, а иных полонили. В понедельник поднялся царь от реки Экма, и прибыл царь к подножию горы, называемой Зата. И там встретили войско царское с боем Наакуэто Лааб, Гигар [и] Шанко. И некоторые говорят, что были присные паши Илии в их строю. Поднялся крик, а царь приказал другим войскам, и сражались они битвой великой. И бежали эти мятежники и исчезли скоро. А вечером пришел дедж-азмач Айо оттуда, где был, взяв всех людей Вафла и старейшин их — Ильяса и Садика. А наутро заключили мир люди Вафла с царем Иясу, а царь их помиловал указом. И пришли все люди Вафла с плясками, мужи и жены, на смотр леших и конных. Царь же прибыл в Зата, страну Шанко. Тогда пришли [туда] шалека Данфа, шалека Фануэль с полками своими, амхарскими и тигрейскими. А их проводником был Мехерка, сын ваг-шума Феодора. И бросали они уды пред царем и ночевали в Зата.

В четверг, 1 тахсаса 470, поднялся царь, пожегши дом Шанко, и пошел по дороге на Цацара. Тогда поднялся сильный ветер и был холод большой, и трудно было всем держать узду и держаться в стременах 471 от сильной стужи. И потому заночевал [царь] там же, в Цацара. И в этот день пожгли дедж-азмач Варання и дедж-азмач Айо страну Цацара справа, а дедж-азмач Мамо, паша Евсевий и таресамба азаж Такла Хайманот пожгли страну Гарда слева. В пятницу поднялся царь по дороге на Зобль и прибыл в Вафла. И по дороге напали на них копейщики Зобля, и было тогда сражение, и одержали великую победу дедж-азмач Варання, дедж-азмач Вальда Абиб, бэлятет-гета Вальда Селласе, советник раса Вальда Леуля, который был в этот день дадженом 472. И ночевал [царь] в Вафла. А в день первой субботы поднялся царь, и пошел по дороге Вафла, и прибыл в Доба. Тогда пришел дедж-азмач Вальде и склонился пред ликом царя, покорился ему и показал строй [своих воинов], пеших и конных, не видавших лика царского со времени государя Феофила и доныне 473. Царь же пожаловал Вальде парчовую рубаху и парчовые штаны и ночевал в Доба. И есть там озеро на границе Вафла и Доба, широкое, как озеро Тана, разделенное на три заводи без островов, и не плавают по нему люди на тростниковых лодках. И там получил царь Иясу подать с людей Вафла и Дарайта: 200 мер овса и 500 бурдюков, из которых каждый вмещал кувшин. В воскресенье поднялся царь из Доба, а по дороге напали [90] копейщики Доба и набросились на Вальда Леуля, который был дадженом в тот день. И встали дружинники и воины раса Вальда Леуля, и сразились великой битвой с мусульманами Доба, и прогнали вспять. Сей рас Вальда Леуль — воевода дарованиями больший, нежели все воеводы Эфиопии.

Дивлюсь я и говорю: чудны деяния раса Вальда Леуля и удивительны подвиги его как даджена в земле Ласта, где пути извилисты и дороги тесны. Сколько царей и князей потерпели поражения там! Прежде в царствование государя Сисинния, когда спустились туда бехт-вадад Малька Крестос и За-Марьям, дедж-азмач [области] Адабо, потерпели они поражение тогда и бежали, бросив знамена и барабаны и все снаряжение воинское в странах, которые называются Адиби [и] Бабо. Сей же государь Сисинний не мог войти в Ласту, но провел лето в голоде и холоде в стране, называемой Талфатит, что напротив Эмакина. Так же и раса Сээла Крестоса воевали люди Ласты, прогнав его до Варахла, и государя Фасиля победил и обратил в бегство самозванец Малька Крестос в Либо 474. И во времена государя Иоанна пал на него мрак восьмидневный в Ласте 475, и в царствование государя Бакаффы погибли в Эмакина щитоносцы и Чафанта, и бежал начальник их, бэлятен-гета Мамойе, и погиб фитаурари Габра Медхин и много других. Сей же царь царей Адьям Сагад, обладатель благодати, прошел насквозь Ласту от края и до края. Раса же Вальда Леуля восхваляли по дороге, ибо укреплял он всех, говоря: «Ну же, ну!» [91]

А во дни, когда рас Вальда Леуль был дадженом [и охранял тыл], радовались все шедшие в обозе — дровосеки, косари и водоносы — и говорили один другому: «Кто нынче даджен?» И отвечали [им]: «Рас Вальда Леуль». И тогда бывали они предовольны и ублаготворены и говорили меж собою: «Так примемся же стирать одежды наши, молоть хлеб наш, есть и пить и отдыхать [без опаски], раз это день, когда рас Вальда Леуль наш даджен!»

Возвратимся же. И в этот день, 1 тахсаса 476, ночевал [царь] в Хайя, в земле Азабо. А вечером отправил царь войско в набег, и убили они и захватили [все] до [самого] Азабо. А в понедельник поднялся царь оттуда и ночевал в Дилуба. Шалека Такла Гиоргис и асалафи Тасфа Ледет пошли перед тем в набег, и убили их мусульмане Доба и других стрельцов, [стражников] «золотых палат». И тогда убил [врага] один стрелец царский, по имени Зэмэну. А во вторник, когда услышал царь о гибели присных Такла Гиоргиса, опечалился он весьма, и пошел в набег, нашел их тела, и приказал похоронить их, и возвратился в свой шатер. Тогда пришел дедж-азмач Такла Гергис из Ацми Дара и приветствовал царя. В среду поднялся он оттуда и ночевал в земле Тигрэ, что управляется Вальде. А в четверг поднялся царь и ночевал в Аладже. А до того дня, когда увидел Вальда Леуль вопль плененных жен и детей Доба и Азабо, смягчился сердцем и сказал царю: «Помилуй этих плененных». Царь же отправил их указом возвращаться по домам в радости. В пятницу ночевал царь в Бет Мари. А в день первой субботы поднялся оттуда и ночевал в Даджен Бельат три дня. И приносили подать вельможи Тигрэ, которые были прежде заодно с Сэхулем Микаэлем, и склонились пред царем, и стали его верными [людьми].

13 тахсаса, во вторник, поднялся царь царей Адьям Сагад Иясу по уставу царскому, вошел в Антало и жил [там] пять дней, и был голод в Антало. А в воскресенье, 18 тахсаса 477, поднялся царь из Антало и таковым порядком прибыл в Магаб в среду. И там просили князья царя и говорили: «Помилуй раба твоего, Сэхуля Михаэля!» Царь же смягчился и сказал: «Милую его вас ради». И тогда повелел царь дедж-азмачу Ефрему и шалека Кефлю пойти и привести Сэхуля Микаэля. И прибыли они к нему и передали ему приказ царский. Он же отказался прийти и убоялся гнева царского, ведая прегрешения свои и превозношение свое: когда призывал его царь прежде, то не пришел он в Гондар. И возвратились посланные и поведали царю, что отказался он прийти. А в четверг поднялся [царь] оттуда и ночевал у реки Вар. А в пятницу пошел рас Вальда Леуль пред царем, чтобы встретить Сэхуля Микаэля, ибо просил тот его о милости у царя. И сказал Сэхуль Ми-каэль: «Не доверяю я никакому другому посреднику, кроме раса Вальда Леуля, и лишь чрез руки его войду к царю». Однако не пришел, и была та весть ложной. И в пятницу [92] поднялся царь Иясу оттуда и ночевал в Гольголе, встретившись с расой Вальда Леулем. И тогда покинул Сэхуля Микаэля брат его, Вальда Самуэль, и брат жены его, Исайя, ибо знали они, что укрепился тот в мятеже. И пришли они к царю, и поклонились ему, и дали много коров. А в день первой субботы ночевал царь близ Самаята. В воскресенье ночевал он у Самаята.

И приказал царь окружить Самаята дедж-азмачу Вальде с людьми Эндерты, и Абаргале с людьми Ваджрата, и дедж-азмачу Такла Гиоргису с людьми Ацми Дара справа и слева, а чадам Сэмура с людьми Арамата сбоку от горы слева и ша-лека Данфа со стрельцами, [стражами] «золотых палат». И во вторник повелел царь дедж-азмачу Варання с людьми Дамота и джави и дедж-азмачу Вальда Абибу с людьми Годжама и Басо [встать] спереди и позади горы. А в среду повелел царь Иясу дедж-азмачу Айо с людьми Бегамедра идти на Самаята. И в этот день послал рас Вальда Леуль бэлятен-гета Вальда Селласе с меча, и шалека Кэбту с галласами Дара, и шалека Кенфу с дружинниками его, и шалека Алядо со стрельцами, шалека Габру с [воинами] Мельмель, Вамбар и Йельман-дуло, и шалека Джавара с [воинами] Кала Ганда, и шалека Музо со щитоносцами и всеми дружинниками своими могучими, которых зовут [просто] по именам, без должности, окружить гору по склону. И в этот день пошли на Самаята азаж Асахель с йельмана и Денса и шалека Руфаэль со стрельцами и [воинами] Гажге. И повелел царь сразиться с Сэхулем Микаэлем, и устроили они битву великую и взяли Самаята, амбу Сэхуля Микаэля-мятежника. И перехватили они воду, что на склоне горы, и многих людей полонили, и захватили ружья, и убили многих из дружинников Сэхуля Микаэля, которые сражались с войском царским, и бросили уды, и привели пленных и ружья пред ликом царя. И когда увидел эту битву, задрожал и убоялся, и стала тесна земля для Сэхуля Микаэля-мятежника, и глядел он туда-сюда, ища выход, и не находил его, ибо осаждена была Самаята войсками царя Иясу и стала как остров, что посреди моря. А вокруг сверкали копья, как лучи солнечные, и грохотали ружья, как гром и молния, а дым, что исходил из ружей, покрывал гору, как туча.

В четверг, который есть праздник рождества господа нашего Иисуса Христа, послал царь стрельцов Каниса и Амасена и два полка амхарских с тремя начальниками их — Хабту, Ментесенотом и Мамойе. И лика маквас, что идет в битву пред лицом царя, пошел в битву. А с царем остались и охраняли его паша Евсевий, и кень-азмач Энда Лебу, и гра-азмач Емане, шалека Вальда Ханна, шалека Бору, баджеронд Асахель, асалафи Габра Маскаль, шалека Ацму, шалека Родас, а из вельмож набольших — дедж-азмач Мамо, дедж-азмач Чоле, дедж-азмач Ефрем, дедж-азмач Сену, дедж-азмач Вальда Кирос, кень-азмач Начо, дедж-азмач Сурахе Крестос — у них не было полков, и пребывали они с царем царей Адьям Сагадом. И в [93] пятницу, когда ожесточилась против них битва и жажда воды, рассеялись люди дома Сэхуля Микаэля-мятежника и спустились с горы, катясь, как камни. А Сэхуль Микаэль послал к расу Вальда Леулю, говоря: «О господин мой, спаси меня от смерти и опусти с горы, ибо объяли меня муки смертные (Пс. 17, 5), ка, к у беременной женщины при наступлении родов» (Исайя 26, 17).

И еще сказал он: «Пусть не губят имение мое попусту, ибо то имение царя, и пришли человека, чтобы счел он имение мое и сохранил». Рас Вальда Леуль рассказал царю послание Сэхуля Микаэля, царь же Иясу приказал Вальда Леулю пойти, и привести Сэхуля Микаэля, и забрать имение его в руки свои. И пошел рас Вальда Леуль на Самаята и послал пред собою бэлятен-гета Вальда Селласе и шалека Кефлю, чтобы спустили они с горы и стерегли имение. И в этот день ночевал рас Вальда Леуль у подножия горы. И был и эту ночь ветер сильный и дождь многий, ибо то знамения иожии, что сотворил он для царя.

И в первую субботу начался [месяц] тэр, и привел рас Вальда Леуль Сэхуля Микаэля, облаченного во вретище и несущего камень тяжелый, и князья шли за ним. А все, кто был в сражении, шли справа и слева, а впереди — знамена и барабаны со стрельцами и щитоносцами. И прибыл он к царю царей Адьям Сагалу. И, увидев Сэхуля Микаэля, царь подивился в сердце своем и возблагодарил бога, сотворившего ему победу в стране Ласта и в области Тигрэ. А затем пали ниц наземь рас Вальда Леуль и все князья и просили милости у царя. Царь же молчал долгое время и не отвечал ни слова. И когда умножили они моления свои, помиловал он его, ибо он — милостивец, и спас от смерти, и облачил в одежды белые, но заточил его и отдал в руки раса Вальда Леуля Сэхуля Микаэля, чтобы [стерег он его руками] дружинника своего на Эунат-амба. И в этот день отдал он должность Сэхуля Микаэля Таклю. А вечером отправил царь указом князей и войско, говоря: «Следуйте за расом Вальда Леулем и идите в Гондар». А в воскресенье отправил [царь] дедж-азмача Вальде и дедж-аз-мача Такла Гиоргиса, и утвердил за ними должности их, и дал им по коню.

И поднялся царь оттуда и пошел по дороге на Сирэ, и следовали за ним щитоносцы, амхарцы и тигрейцы, и ночевал он в доме Иоанна. Рас Вальда Леуль же поднялся оттуда и пошел по дороге в Гондар, как приказал царь, и следовали за ним князья и войско.

18 тэра 478 вошел он в Гондар по уставу воеводы, когда дули в рога и несли перед ним знамена. И встретило его священство по степеням своим с гимнами и песнопениями. А люди столичные встречали его в Йебаба с плясками и насмехались над Сэхулем Микаэлем-мятежником, которого вели в оковах перед расом Вальда Леулем. И вошел он в дом царский и встретился [94] с сестрою своею и госпожою своею царицею Берхан Могаса. И была радость и печаль в этот день у царицы Берхан Могаса: радость — потому что пришел в здравии рас Вальда Леуль, а печаль — потому что остался сын ее, царь-царей Адьям Сагад, единственный ее, в земле Сирэ. Ибо пребывала она с тех пор, как вышел сын ее, царь Иясу, в [соблюдении] многого канона, в посте и молитве, плача день и ночь, и спала на [голой] земле на пепелище, и не сладок был ей хлеб, и не давала она сна очам своим и веждам дремания (Пс. 131, 4). И в подобных трудах сохраняла она столицу в тишине и мире, и не слышно было ни гласа, ни вопля, ибо управляла она миром с мудростью с тех пор, как вышел сын ее, царь Иясу, и покуда не возвратился он в здравии.

Возвратимся же к повествованию прежнему. 3 тэра, в понедельник, поднялся царь, и прибыл в область Аксума, и почтил [собор] Сионский, и ночевал в Дэбану. А во вторник вошел он в Адгедад, столицу князя Сирэ. И оттуда послал царь одного из дружинников своих в область Аксума, чтобы привести монаха лживого, что объявил себя митрополитом в земле Адуа. А история появления этого монаха лживого такова: был один купец, по имени Вахасмон, и пошел он в страну Джидда, и нашел этого монаха лживого, и вопросил его, и сказал: «Откуда ты пришел и из какой страны?» И ответил ему этот монах лживый, говоря: «Пришел я из страны Сирийской, а иду я в страну Индийскую, чтобы стать там митрополитом». И сказал ему купец, лживый Вахасмон 479: «Что ты дашь мне, если я сделаю тебя митрополитом страны Эфиопской и буду тебе свидетелем, что пришел ты из страны Египетской?» И сказал монах лживый: «Дам я тебе половину имущества, что получу в Эфиопии». И порешили они на том. И привел его Хаемой и довел до области Аксума. И принял его Сэхуль Микаэль с сияющим ликом и сделал митрополитом. И жил он там, рукополагая священников и диаконов и благословляя таботы один год и шесть месяцев, ибо была распря меж Сзхулем Микаэлем и меж абуной Иоанном-митрополитом из-за области митрополичьей, которую захватил Сэхуль Микаэль. А под конец этого одного года и шести месяцев вывел его из области Аксума этот дружинник царский, которого мы упоминали прежде, и привел к царю. И вопросил его царь Иясу и сказал: «Откуда ты пришел?» И сказал тот: «Я пришел из страны Сирийской, а послал меня патриарх Игнатий Сирийский, чтобы был я митрополитом в стране Эфиопской». И сказал царь: «Как же пришел ты против обычая, ибо мы не принимаем других митрополитов, которые приходят не из Египта?» И из Гондара прислали к царю царей Адьям Сагаду царица Берхан Могаса и Иоанн-митрополит, чтобы привел он к ним монаха лживого и чтобы судили его судом правым в столице.

И пребывал царь в Адгедаде 23 дня и убил одного человека, убийцу Адара Гиоргиса. А 27 тэра 480, в четверг, поднялся [95] царь из Адгедада и ночевал в Дагашха. А в пятницу ночевал в Анбаре. А в первую субботу ночевал он в Адаркае, а в воскресенье ночевал в Зарима. В понедельник ночевал он в Вакене, а во вторник ночевал в Чарбита. В четверг, 4 якатита 481, вошел царь в столицу свою, и встретил его рас Вальда Леуль с людьми столицы; священство же встретило его с гимнами и песнопениями. И монаха лживого привел он с собою в столицу. 10 якатита встретились у решетки покоев царь царей Адьям Сагад и царица Берхан Могаса и призвали абуну Иоанна-митрополита, и эччеге Евстафия, и всех князей и сановников. И собрались люди столицы, великие и малые. И еще призвали они монаха лживого и поставили его меж ними. И вопросили его царь Иясу и царица Ментевваб, ибо ревновали они о вере, как царь Константин и как царица Елена, которые отворили церкви и затворили капища идольские, и сказали: «Из какой страны пришел ты и кто тебя послал?» И ответил этот монах лживый и сказал: «Я пришел из страны Сирийской, а послал меня патриарх Ромейский Игнатий» 482. И сказали они: «Как же пришел ты против обычая, ибо мы не принимаем других митрополитов, кроме митрополитов, приходящих из Египта, где престол Марка?» И ответил этот монах лживый и сказал: «Когда услышал патриарх Игнатий Ромейский, что умер митрополит Эфиопский, послал он меня насильно против моей воли». И когда услышали эту речь, подивились князья, и сановники, и люди столицы наглости сего монаха лживого и уверовали в речи абуны Иоанна и наставника Феодора, что привел его из Египта, ибо прежде колебались люди столицы и принимали вести ложные, что привел его наставник Феодор из другой страны, а [сам] не ходил в Египет. Из-за этого дела одни радовались, а другие печалились, ибо два сердца было у столицы. И повелели царь Иясу и царица Ментевваб князьям и сановникам судить этого монаха лживого, и присудили они отрубить ему руку правую, коей осквернял он таботы, и священников, и диаконов, и народ области Тигрэ, но смягчились царь и царица, и спасли его от отрубания руки, и отправили его в страну его. И в этот день провозгласили указ царь и царица, гласивший: «Все таботы, освященные рукою этого монаха лживого, и рукоположенные [им] священники и диаконы да прибудут к абуне Иоанну, митрополиту истинному, чей сан митрополичий подтвержден». И в этот день была радость великая в столице, а митрополит ушел в дом свой с великой честью при кликах людей столицы, [шедших] перед ним и за ним.

В этот год 30 якатита 483, во вторник, упокоился Феодосии Мамо, то бишь цераг масаре и цехафе-тээзаз, и был погребен в Дабра Цахай, и умер дедж-азмач Таклю из области Адуа и жан-церар Лентебейо из области Амбасаль. И пришла саранча и покрыла землю, как туча, и были болезни многие в столице и по всей стране, и умерли многие люди, так что некому было хоронить их. А многие умерли внезапно, не проболев и дня [96] единого. И не было такого, кто не заболел бы этой болезнью, то бишь горячкой 484. И в этот год, после того как вошел царь в столицу свою, услышал он, что возвратился Наакуэто Лааб в область свою Ваг, и сразился с наместником Вага, и победил. Разгневался царь гневом великим, и распалилось сердце его, как огонь, и желал он снова идти в область Ласта. И просили его князья и вельможи царства и говорили: «Как пойдешь ты в область Ласта второй раз в один год? Но пошли человека призвать его, а если не придет он к тебе и не подчинится слову твоему, иди в область Ласта и исполни желание твое». И когда услышал [это царь], понравился царю их совет и показался хорош. И послал он человека в область Ваг, который призвал Наакуэто Лааба, говоря: «Быстро приходи ко мне и не говори: завтра или послезавтра!» И когда прибыло послание царя, принял тот его со страхом и трепетом и послал сына своего, по имени Гигар, со многими дарами, подобающими царству; прибыл он к царю и царице и отдал дары. И сказал царю и царице: «Я и отец мой — рабы ваши, и не выйдем мы из воли вашей, хоть смещайте нас, хоть назначайте!» И когда услышали речь его царь и царица, то возлюбили его, и приняли с сияющим ликом, и поселили в доме своем на недолгое время. А потом призвали царь Иясу и царица Ментевваб Гигара и назначили его в область Ласту, куда назначен был он прежде. И помиловали царь и царица Наакуэто Лааба и назначили с области их подать в 500 мулов. И пожаловали царь и царица Гигара одеянием шелковым и отправили в область его с миром.

15 магабита 485 поднялась Валата Гиоргис-царица из Гондара по уставу царскому, и следовали за нею князья по родам своим, и знать по степеням своим, и служанки государынины спереди и сзади. И встретила ее мать ее, вейзаро Энкойе, в Чамара с радостью и многим удовольствием, как в Кане Галилейской, с пищей и питьем, и не было недостатка ни в чем, чего ни пожелаешь. А затем пошла она с ночевками по дороге и вошла на [остров] Дак, чтобы посмотреть дом свой, что выстроил для нее дедж-азмач Беньям, дивный [дом] и удивительный, а еще чтобы осмотреть место для закладки церкви. А оттуда вошла она на [остров] Дага, обитель [святого] Стефана, и встретили ее иереи с гимнами и песнопениями, с венцами, крестами и зонтиками. И возвратилась она в мире, ночуя по дороге, как и прежде, и вошла в Гондар 14 миязия 486, и встретили ее иереи гондарекие с гимнами и песнопениями. 24 миязия была пасха.

9 сане 487 умер лика табабт 488 Бааль и был погребен в Дабра Цахай. А 28 сане умер дедж-азмач Вальда Кирос и был погребен в [церкви] рождества [богородицы]. И в этот день умер Георгий из Адаркая и был погребен в стране своей Ба-ранкура. А 6 хамле 489 умерла вейзаро Вададжте, мать раса Фареса, и была погребена в церкви отца нашего Такла Хайма-нота. А 23 хамле 490 умер дедж-азмач Алаватр из Квары и был погребен в Каха. А 22 нехасе 491, в день первой субботы, [97] поднялось сражение в «правом доме» 492 между дружинниками Буко Басле и дружинниками абето Вальда Леуля, сына сестры дедж-азмача Гета. Тогда вышел Будана Асахель, азаж Йебаба, на помощь Буко Басле [еще] до битва конной, облаченный в одеяние воинское, то бишь лебд, и тьма покрыла и тех и других. А наутро 23 нехасе, в воскресенье, встретились они в битве с присными родичей этого Вальда Леуля, которые пришли [ему] на помощь, облачившись в одеяния воинские, то бишь лебд, когда услышали брань и поношения Будана Асахеля, который сказал: «Что до меня, то я когда бы не страшился государыни, то перебил бы этих уроженцев Квары, не оставив ни одного из них!» И была сеча великая, и пронзен был Будана Асахель, и пал с коня, и, [едва] войдя в свой дом, умер. Убийца же его то ли [из воинов] Йельмана и Денса, то ли из горожан — никто не знает, кроме бога, ведающего тайное. Дружинник же Будана Асахеля погиб с ним.

А 30 нехасе, в воскресенье, встретились у решетки покоев царь царей Адьям Сагад и царица Берхан Могаса и утвердили должность за расом Вальда Леулем.

Глава 41. В 7240 году от сотворения мира, в год Иоанна, на 18-й год царствования царя царей Адьям Сагада, начался ма-скарам в воскресенье. В этот день умер баджеронд Зена Габриэль и был погребен в стране своей Гандава. А 8 маскарама 493, в воскресенье, встретились у решетки покоев царь Иясу и царица Ментевваб, и сместили дедж-азмача Гета, и назначили дедж-азмача Чоле бэлятен-гета; сместили дедж-азмача Мамо и назначили Ментесенота баламбарасом; сместили дедж-азмача Евсевия и назначили бэлятен-гета Ефрема пашой; сместили гра-азмача Емане и назначили Айдара гра-азмачем амхарцев. А еще назначили они азажа Завальда нагадрасом, а азмача Георгия — азажем эра, к масаре, а кень-азмача Мамо — дедж-азмачем Самена, Бору — азажем Йебаба, Дармэна — баджерондом казны, Айдара из Ласты — фитаурари вместе с [должностью военачальника] Бурса. Был смещен здуг Манбаре и назначен авва Феодор эдугом. А еще был назначен лика маэмэран 494 Нэвай цехафе-тээзазом, и азаж Галасий — цехафе-тээзазом, а Хабта Денгель — цераг масаре. А еще назначили они малака берханата Вальда Хаварьята [настоятелем церкви] рождества [богородицы], а азажа Исайю — [настоятелем] Дебра Берхана, а эконома Арка Селуса — [настоятелем церкви] святого Руфаила. И всех утвердили в должностях их.

18 тэкэмта 495 умерла от ветрянки вейзаро Эсета Хэг и была погребена в [церкви] рождества [богородицы]. А 7 хедара 496 умер баджеронд Вальда Гиоргис и был погребен в Махадара Эгзиэтна Марьям в Герарье. А 13 хедара умер азаж Феодосии и был погребен в церкви святого Иоанна. А 17 хедара умер баламбарас Вальда Гиоргис в Алафа. А 6 тахсаса 497 указом дали царь царей Адьям Сагад и царица Берхан Могаса священству Дабра Цахай землю Манти, что была в руках [98] майя. А 14 якатита 498 умерла вейзаро Саломея и была погребена в стране своей Горгоре. А 25 магабита 499 вошел дедж-аз-мач Айо в Гондар по дороге на Гала и Вагара, обретя многие победы, и разорив все селения Ласты вплоть до Вафла и Доба, и покорив всех людей Ласты, назначая верных и смещая мятежных. А абето Мехерка, сына ваг-шума Феодора, ввел он в страну наместничества его по приказу царя и царицы. И, свершив все это, пришел дедж-азмач Айо и бросил уды на Ашава пред царем Иясу и царицею Валата Гиоргис. А на другой день пожаловали царь и царица дедж-азмача Айо накидкой, обручьем и поясом, а верных людей Ласты, которые пришли с ним, украсили одеяниями прекрасными и отослали в область их. 5 миязия 500 упокоился государев духовник Эльфейос [и был погребен] в Дабра Берхане. А 10 миязия, на страстной неделе, умерла вейзаро Вальд Сахля, дочь царя Бакаффы, и была погребена в [церкви] рождества [богородицы]. 15 миязия была пасха. В этот год Иоанна и в предыдущий год, год Луки, пришла саранча и съела весь хлеб, и был великий мор, и погибли все люди в горах и долинах. А 25 сане 501 пришел рас Вададже из Амхары в Гондар, захватив с собою многую добычу галласкую и многие уды, так что сотрясалась земля, со знаменами я барабанами. 29 сане встретились в покоях царь царей Адьям Сагад и царица Берхан Могаса, и пришел рас Вададже и бросил уды пред царем и царицею.

9 хамле 502, в воскресенье, встретились у решетки покоев царь Иясу и царица Ментевваб и утвердили должность раса Вальда Леуля. А 30 хамле умерла Валата Йоханнее, дочь дедж-азмача Иосифа, и была погребена в [церкви] Иисуса на Адабабае.

Напишу я историю царствования царя царей Адьям Сагада, властвующего над властителями и господина господ, царя грозного надо всеми царями, кои покорились к подножию власти его. А ежели кто не покорился, то разграблен будет дом его и расточено имение его. Аминь. Кто избегнет рук сего царя могучего, не принеся подати государственной, и в каком месте сокроется? Разве не гласит Писание: «Куда пойду от духа твоего и от лица твоего куда убегу? Взойду ли на небо, ты там; сойду ли в преисподнюю, и там ты. Возьму ли крылья зари и переселюсь на край моря: И там рука твоя 'поведет меня и удержит меня десница твоя» (Пс. 138, 7-10). Все это сказано о боге, а сущность власти его распространяется на сущность [власти] царя царей Адьям Сагада, ибо покорил ему благодатию бог, податель благодати, и восток, и запад, и север, и юг. Но да святится имя божие! Аминь.

Глава 42. В 7241 году от сотворения мира, на 19-й год царствования царя царей Адьям Сагада, начался маскарам в понедельник, [год] евангелиста Матфея, лунная эпакта 21, труб 19, тентейон 6. 13 маскарама 503, в день первой субботы, встретились у решетки покоев царь Иясу и царица Ментевваб и [99] назначили раса Вададже тэкакэн бэлятен-гета вместе с [наместничеством] Гванджа и Иевади, а Бору — дедж-азмачем Амхары. Был смещен дедж-азмач Мамо и назначен дедж-азмач Гета в Самен; был смещен азаж Георгий и назначен Черкин Начо азажем эрак-масара; был смещен паша Ефрем и назначен Чоле пашою. А еще был назначен Родас жан-цераром. Был смещен кантиба Цахая Леда и назначен нагадрас Завальд кантибою с [должностью] азажа Каха. А еще был смещен Дангеш и назначен Сэхуль Микаэль дедж-азмачем Тигрэ; был смещен Киракос и назначен дедж-азмач Мамо в Эбнат. И за всеми утвердили должности их.

25 тэкэмта 504 умерла вейзаро Валата Кирос, жена бэлятен-гета Кидане и дочь вейзаро Валата Негест, дочери государя Фасиля, и была погребена в Габа. 7 хедара 505 умер баджеронд Асахель и был погребен в Ацацаме, [в церкви] святого Михаила. 23 тахсаса 506 умер в Сирэ абето Бакаффа, сын вейзаро Вубит, дочери государя Бакаффы. А 26 тахсаса умерла вейзаро Валата Гиоргис, жена баламбараса Масмаре, и была погребена в [церкви] Иисуса на Адабабае. 30 тахсаса были поминки по абето Бакаффе, и была великая печаль в доме царском. В этот день был назначен Абукир эдугом.

Возвратимся же к прежней истории событий о победах дивных, сотворенных рукою Сэхуля Микаэля, ибо весь он отточен 507 по воле царя обоюдоостро. Одною стороною собирает он подати царские и приносит царю ежегодно и золотые таланты полновесные, и подать золотом многую, и подать ружьями, отделанными золотом и серебром, и коврами, достойными дома царского, и одеяниями, тканными золотом и серебром, восхищающими очи, разноцветными, что преподносил он в дар царю. А другою стороною пожирает он плоть врага своего и поглощает, как лев, плоть врагов царских, а остальных покоряет под ноги ему.

1 пагумена 508, в пятницу, в год Марка началась битва меж дедж-азмачем Микаэлем и меж дедж-азмачем Вальде. И поднялся Сэхуль Микаэль из Адуа во вторник, и прибыл в Акба-ца, и пребывал там до конца пагумена.

Начался маскарам года Луки. И поднялся Микаэль из Акба-ца и ночевал в Гольголо, а на следующий день ночевал в Тамбене. На 4-й день 509 ночевал он в Шехоте, на 9-й день ночевал он в Габа, на 10-й день ночевал в Габале, на 11-й день ночевал в Шебата. А на 13-й день, в пятницу, во время 3-го часа прибыл он в Энтало и сразился с дедж-азмачем Вальде. И победил Сэхуль Микаэль Вальде силою царя и силою бога и убил из людей дедж-азмача Вальде 55 юношей, и нашел он 130 заключенных и освободил их. И ускользнул дедж-азмач Вальде, войдя на амбу, по имени Шефадж. И поднялся дедж-азмач Микаэль из земли Энтало и ночевал в Даджен Бельат.

Начался тэкэмт. 3-го дня 510 он ночевал в Шафите, а 10-го дня, в четверг, в Габазья погиб Тасфайе, сын дедж-азмача [100] Вальде, и погибло 300 юношей. 11-го дня, в пятницу, прибыл он в Хабат, и убил 66 юношей, и захватил 10 500 коров и 300 коней и мулов. 13-го дня, в воскресенье, прибыл он в Джан Амора. 15-го дня, во вторник, прибыл он в Аладжа, и сразился с дружинниками дедж-азмача Вальде, окружив эту амбу, и пребывал в этом месте один месяц и пять дней, перехватив у них хлеб, и траву, и дрова, а вода была на этой амбе. И когда усилилась у них нужда, рассеялись все дружинники дедж-азмача Вальде. И вошел дедж-азмач Микаэль на эту амбу, как гласит Писание: «Мудрый входит в город сильных». (Притч. 21).

И поднялся он из Аладжа 16 хедара 511, и прибыл в Каран, и пожег огнем это селение. 18 хедара, в день первой субботы, прибыл он в Сэфахо, и сражался три дня, и победил людей этого селения. И, будучи в земле Сэфахо, принялся он воевать в земле Араран с дедж-азмачем Вальде, и была битва великая в этот день и [длилась] три дня. 21 хедара, в праздник владычицы нашей Марии, потерпел поражение дедж-азмач Вальде и ускользнул, как малый ребенок Адер (III Книга царств 11, 17), на быстром коне. И было найдено в этом месте 310 ружей, а стрельцов рассеялось без числа. И было найдено в этом месте 297 заключенных. И, совершив все эти подвиги силою царя и силою бога, ему же слава, возвратился дедж-азмач Микаэль и вошел в Энтало. А 15 тэра 512, когда был Микаэль в Архо, напал на него Вальде, взяв галласов, и сразились оба. И победил дедж-азмач Микаэль, как и прежде, ибо бог был с ним. И 23 тэра вошел он в Элават. И когда был он в этом месте, были тучи и град три дня. А когда был он в Энбихалите, сразился он с дедж-азмачем Вальде, и победил его, и прогнал к галласам. А лотом вошел дедж-азмач Микаэль в Каран Годба. И в день прощеного воскресенья вошел в Азабо, ища Вальде, и сразился с галласами, и захватил 230 галласов, и убил из галласов 160 [человек], а из Доба убил 150 и захватил 133. А потом вошел дедж-азмач Микаэль, идя переходами, в столицу свою, Адуа, 12 сане 513, в день праздника святого Михаила, ибо сей ангел сотворил ему победы богатырские, и не было у него [другого] хранителя истинного, ему подобного. И сей Микаэль изострен с одной стороны верностью, а с другой — богатырством. Из писателей истории при сравнении одни говорили, что дедж-азмач Микаэль — Самсон, другие говорили — что Гидеон, третьи говорили: «Один он, как Моисей среди судий [Израилевых]» 514. Ибо им он подобен по силе своей, мудрости своей и по мощи мышцы своей, ибо он избран от бога, ему же слава. Аминь и аминь.

29 тэра 515, во вторник, поднялся царь царей Адьям Сагад по уставу царскому со всеми князьями и войском из столицы своей Гондара и обратил лик к походу на Атбару второму. По пути своему прежнему прибыл он в Атбару и, прибыв туда, пожег все дома балау Атбары, когда исчезли все балау [101] Атбары. А еще совершил царь великие подвиги, так что признали его и покорились все люди балау из Дабайна. И, совершив это, возвратился царь Иясу, ночуя на остановках [прежних], и вошел в дом свой в мире 10 магабита 516, и встретило его священство с гимнами. 30 магабита была пасха. И зимовали царь и царица в здравии. А 29 нехасе 517, во вторник, встретились у решетки покоев царь Иясу и царица Валата Гиоргис и прибавили расу Вададже [должность] дедж-азмача агау; и сместили дедж-азмача Бору и назначили Энда Лебу дедж-азмачем Амхары; и сместили дедж-азмача Вальда Абиба и назначили пашу Чоле дедж-азмачем Годжама. И был назначен гра-азмач Айядар пашой, а азаж Ано — гра-азмачем. Был назначен баджеронд Иосиф кень-азмачем, а азаж Галасий — баджерондом тронного зала. Был назначен бэлятен-гета Вальда Селласе баламбарасом, а бэлятен-гета Кидане — азажем эрак-масара. Был назначен баламбарас Ментесенот фитаурари с [должностью] азажа Йебаба. А еще назначили царь и царица азажа Феодосия и лике Кокаба Леда цехафе-тээзазами. А еще был назначен Мехерка, сын ваг-шума Феодора, на должность [наместника] страны Ласта, а еще был назначен Йебис Хунань жан-цераром, и все утверждены в должностях своих. Завершился 19-й год царствования царя нашего Иясу.

Глава 43. В 7242 году от сотворения мира, в год Марка-евангелиста, на 20-й год царствования Иясу, царя царей, начался маскарам во вторник, лунная эпакта 22, труб 8. И тогда призвали царь царей Адьям Сагад и царица Берхан Могаса Сэхуля Микаэля. Тот поднялся из Адуа, и пришел в Гондар, и вошел в месяце тэкэмте со многими дарами, как прежде. И приветствовал он царя и царицу и пребывал [в столице] недолгое время. И простились с ним царь Иясу и царица Ментев-ваб с любовью и миром, чтобы шел он в свою область, и пожаловали его парчовым плащом с отделкою, и украсили обе руки его обручьями, ибо то — оковы для верных. Но да будет благословенно имя божие, явившего нам мужество царя царей Адьям Сагада, и слава Марии-богородице, взрастившей его в мудрости и ведении. Поклонение кресту Христову, подавшему благодать царю нашему, как подал он Константину, царю праведному. Аминь. Ныне же восхвалим матерь его, царицу нашу Берхан Могаса, что взрастила сына своего воспитанием прекрасным в страхе божием, памяти же его поклонение. Аминь и аминь.

И не единственная то верность дедж-азмача Микаэля, но и до того как стал он дедж-азмачем средины Тигрэ и не имел другой должности, был он верен царю. Собрались в средине Тигрэ душегубы и разбойники и вышли из закона божия и повиновения царю, и убивали они вдов и сирот, объединившись с дедж-азмачем Вальде в мятеже и разбое. И сказал дедж-азмач Микаэль этим мятежникам из Гольголе и Алава и из других селений Тигрэ: «Почему вы бунтуете как [102] пожелаете и говорите: нет у нас другого царя, кроме Вальде, повелителя нашего?» И сказали эти мятежники дедж-азмачу Микаэлю: «Кто ты такой, чтобы приказывать нам и препятствовать нам разбойничать и воровать? Речей твоих мы не принимаем и царя твоего не ведаем!» И, сказав это, сразились с ним эти мятежники, и победил их дедж-азмач Микаэль и убил многих людей, и возрадовались притесненные. И, услышав об этом, пришел дедж-азмач Вальде сражаться с дедж-азмачем Микаэлем, взяв галласов, и людей Тальталя, и людей Доба, и всех людей своей области на конях и с ружьями. Он пожег огнем область Акбаца и окружил Самаята, где был дедж-азмач Микаэль. И принялись они воевать меж собою, и побеждал дедж-азмач Микаэль каждый день. Ружья Вальде сверкали, как молнии, и не поражали никого из людей дедж-азмача Ми-каэля. И бросали витязи копья и не убили ни одного [человека]. А люди же дедж-азмача Микаэля убивали многих людей, коим несть числа. И так делали они три месяца и три недели. И когда потерпел поражение дедж-азмач Вальде и не смог сражаться, ускользнул он ночью в страхе и трепете. И помог [дедж-азмачу Микаэлю] святой Михаил, как помог он Езекии во времена Сеннахирима.

И это не единственное беззаконие дедж-азмача Вальде, но возвратимся ко временам государя Давида, когда взбунтовался он так же 518. Послал царь князей Самена, и Цагаде, и Валь-кайта, и наместников Тигрэ, [обладателей] 44 барабанов, и сказал им: «Спросите Вальде и скажите ему: зачем ты изменил и возмутился?» И когда шли эти князья со словом царским, убил он этих князей и войско, взяв галласов, и людей Тальталя, и людей Доба, и не оставил ни одного из них, кроме немногих людей, которых сохранил бог, чтобы принесли они весть [об этом]. И терпел бог этого изменника и мятежника дедж-азмача Вальде до всего этогс, как гласит Писание: «Ибо мера беззаконий Амореев доселе еще не наполнилась» (Быт. 15, 16). Ныне же бросил его бог в руки дедж-азмача Микаэля, как бросил он филистимлян в руки Самсона и как бросил Голиафа в руки Давида. И дали должность его царь царей Адьям Сагад и царица Берхан Могаса дедж-азмачу Микаэлю, ибо он верен, после того как убил он пашу Рэтуэ, когда послал того царь и дал ему должность дедж-азмача Вальде, а он сказал: «Не подчиняюсь я никакому царю, а сам себя я назначил по желанию своему».

И поднялся дедж-азмач Микаэль 2 маскарама 519 из Адуа к дедж-азмачу Вальде. И, услышав известие о приходе дедж-азмача Микаэля, пожег огнем дедж-азмач Вальде Энтало. И унесли на носилках дедж-азмача Вальде люди дома его в Ласту. А потом пошел дедж-азмач Микаэль и справил праздник креста в Энтало, и покорились ему люди Тигрэ, и люди галла, и люди Тальталя, и люди Доба. Все эти победы были сотворены ему силою бога, и силою святого Михаила, и крепостью [103] силы царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса. Слава богу, богу богов и господу господ, первого без начала и последнего без скончания, во веки веков. Аминь и аминь. Да будет, да будет.

10 маскарама пришел Зарай, наместник Дахны, из Ласты и вошел в Гондар, покоряясь и поклоняясь царю и царице, а доселе не видывал он лика царя и царицы. Царь же Иясу и царица Ментевваб назначили его на должность страны его Дахны. 10 тэкэмта 520 повелели царь царей Адьям Сагад и царица Берхан Могаса дедж-азмачу Гета, и асалафи Эшете, и всем людям Квары идти в Валькайт, ибо там стал воевать один человек, по имени Кэсаде, и сразился с ним дедж-азмач Сурахе Крестос, и была меж ними битва великая. 12 тэкэмта умерла в Дабра Берхане вейзаро Валата Амлак. А 17 тэкэмта был смещен кантиба Завальд и назначен кантибою Цахая Леда, а азаж Хэляве Крестос [был назначен] азажем Каха. И назначили они Армаскоеа малактення тайяки. 29 тэкэмта вошли в [Гондар] присные дедж-азмача Гета, схватив этого Кэсаде. А 30 хедара 521, в четверг, поднялся царь Иясу по уставу царства из столицы своей Гондара, и ночевал в Сарбакуса, и пошел но дороге на Баласа, и перешел реку Такказе, и переходами прибыл в Энтало. И туда пришли дедж-азмач Вальде и дедж-азмач Дангеш и подчинились и покорились царю. А затем пришел дедж-азмач Микаэль и поклонился царю. И пребывал царь в Энтало много дней, выслушивая речи этих дедж-азмачей и пеняя им, ибо драчливы они и много раз воевали меж собою. И заковал царь каждого из этих вельмож Тигрэ и вошел в Адуа. А оттуда пошел в Аксум, и повелел отстроить Сион [ский собор], и возвратился, забрав этих князей, то бишь Вальде, Сэхуля Миказля и Дангеша. И вошел он в Гондар 16 якатита 522, в день первой субботы, и встретили его иереи с гимнами. И дивились все люди города этим подвигам царским, а особливо приведению дедж-азмача Вальде в Гондар, ибо со времени государя Иясу и до времени государя Иясу 523 не входил Вальде в Гондар, и бежали горожане все посмотреть на лик Вальде. А в месяце миязия простились царь Иясу и царица Ментевваб с Вальде и с Сэхулем Микаэлем и [отпустили] с миром в страны их.

Возвратимся же. 29 якатита 524 умер эдуг Манбаре и был погребен в Дабра Цахай. А 30 миязия 525 была пасха. А 8 генбота 526 умер малака цахай Авессалом и был погребен в Квескваме. А 21 хамле 527 упокоился малака берханат Цахая Леда и был погребен в Дабра Бархан. А 16 нехасе 528 затеяли сражение уроженцы Квары и амхарцы по малому поводу, то бишь из-за мяса с «золотого стола» 529, и погибло много и с одной и с другой стороны. И погиб шалека Родас у амхарцев и абето Аболи у уроженцев Квары. 3 пагумена 530 встретились у решетки покоев царь Иясу и царица Ментевваб, и прибавили дедж-азмачу Варання должность дедж-азмача Годжама, и [104] назначили Дангеша пашой, а Чоле — фитаурари, а пашу Айядара — гра-азмачем, а баламбарасу Вальда Селласе прибавили [должность] кантибы и азажа Каха. Эдуга Феодора назначили они [настоятелем] в Дабра Цахай, а Вальда Руфаэля — в «Ноев ковчег» и всех утвердили в должностях их. Закончился 20-й год царствования царя нашего Иясу и царицы нашей Валата Гиоргис.

Глава 44. В 7243 году от сотворения мира, в год Луки-евангелиста, на 21-й год царствования царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса, начался месяц маскарам в среду, лунная эпакта 3, труб 27. 29 маскарама 531 умерла вейзаро Еклесия, дочь вейзаро Эмайя, и была погребена в Ацацаме святого Михаила при знаменах и барабанах. 27 тахсаса 532 вошел Черкин Начо в Гондар, взяв добычу балау и верблюдов балау. Царь же и царица назначили его в Цагаде и Валькайт. 10 магабита 533 умер кень-азмач Иосиф и был погребен в Дабра Берхане.

И в этом месяце повелели царь Иясу и царица Ментев-ваб баламбарасу Вальда Селласе идти в страну балау, то бишь в Сарку. И, прибыв туда, снабдил он источником амбу, устроил [там] дом и возвратился в радости. А 12 миязия 534 была пасха. И снова пошел баламбарас Вальда Селласе в месяце сане в страну балау прежнюю, и возвратился, и вошел в Гондар 1 хамле 535, взяв вельможу балау называемого Джабаль Моса, с верблюдами его, детьми и женами. И покорился этот балау и поклонился царю и царице. Царь же Иясу и царица Ментевваб украсили этого балау украшениями прекрасными и всех чад его украсили также. И зимовали царь и царица в здравии. 15 нехасе 536 упокоилась вейзаро Вубит, сестра царя нашего Иясу, по имени христианскому — Бэерата Денгель, и была погребена в церкви отца нашего Такла Хайманота. И была сильная печаль в доме царском. Закончился 21-й год царствования царя Иясу и царицы Ментевваб.

Глава 45. В 7244 году от сотворения мира, в год Иоанна-евангелиста, на 22-й год царствования царя Иясу и царицы Валата Гиоргис, начался маскарам в пятницу, лунная эпакта 14, труб 16. 3 маскарама 537, в воскресенье, встретились у решетки покоев царь и царица и утвердили должность за расом Вальда Леулем. А 9 маскарама встретились снова в покоях царь царей Адьям Сагад и царица Берхан Могаса и назначили Дане Мамо кень-азмачем, а Дармэна — гра-азмачем. Был смещен баджеронд Галасий и назначен Йебис Худай баджерондом тронного зала. А один египтянин, по имени Ани, был назначен баджерондом казны, а Чоле — азажем Йебаба, а расу Вададже прибавили [должность] дедж-азмача Амхары. Нагадраса Георгия [назначили] азажем агау, а абето Иоседека — дедж-азмачем Годжама, а Адару — фитаурари, а пашу Ано — дедж-азмачем. Был смещен цабати Вальда Хаварьят с [должности] настоятеля [церкви] рождества [богородицы] и [105] назначен лика табабт Феодор в Ацацаме святого Михаила, а остальным утвердили должности их.

25 маскарама 538 умерла вейзаро Валата Фэкэр, дочь государя Иясу, и была погребена в Ангвадже. 12 тахсаса 539 бежал паша Дангеш вместе с асалафи Амха, и пошел ночью по дороге на Вагара, и прибыл в Ацала, и встретился с шалека Фануэлем. Они объединились в мятеже, клятвою заклялись, и заключили завет, и пошли втроем в страну свою Тигрэ. 14 тахсаса преследовали их по приказу царя и царицы дедж-азмач Гета, и асалафи Эшете, и шалека Вальда Ханна до Такказе и не нашли их. А затем приказали царь Иясу и царица Ментев-ваб сделать сбор всем полкам. 28 тахсаса вошли в Гондар дедж-азмач Айо с [воинами] Бегамедра, дедж-азмач Варання с джави, дедж-азмач Иоседек с Басо, дедж-азмач Чоле с Йельмана и Денса. А 3 тэра 540 поднялись все и пошли в Тигрэ. И дедж-азмач Гета пошел с ними, взяв все полки Самена. А до того как дошли они дотуда, была битва меж дедж-азмачем Вальде и меж дедж-азмачем Микаэлем. 19 тэра погиб дедж-азмач Вальде в битве. А затем пришли те воеводы и окружили: селение Дангеша. И пребывал он там с братьями своими, и родичами своими, и всеми людьми области своей, которые прозываются арематами, которые сражались ружьями и сбрасыванием [камней]. И много труждались те, да не обрели [победы]. Пробыли они у подножия горы много дней, окружив ее, и возвратились все и вошли в Гондар 25 магабита 541, в первый день вербной недели. А дедж-азмач Айо ушел в страну наместничества своего, Бегамедр, по дороге на Ласту.

Возвратимся же. 18 якатита 542 умерла вейзаро Люлит из Дамбии и была погребена на острове Рема, а имя ее христианское — Сабана Эвостатевос. А 3 миязия 543 была пасха. В этот день повелели царь Иясу и царица Ментевваб баламбарасу Вальда Селласе и дедж-азмачу Дури идти в страну балау, взяв много полков. Они пошли и возвратились, обретя победу. 14 сане 544 умер баламбарас Вальда Селласе и был погребен в [церкви] рождества [богородицы]. А 21 сане умерла вейзаро Энджоре и была погребена в Дабра Берхане. 27 сане умер гра-азмач Дармэн в Вальдеббе. И в ту зиму был великий мор, и погибли люди. А до того послал паша Дангеш к царю и царице, говоря: «Помилуйте меня, о царь и царица! Прежде не участвовал я в мятеже, но, когда усилился у меня голод, ушел я в область мою». Царь же Иясу и царица Ментевваб приказали паше Ано и азажу Бахрею идти в Тигрэ и привести пашу Дангеша с миром. Они привели его, и пришел он с асалафи Амха. 11 хамле 545 приветствовали они царя и царицу. А 18 хамле встретились у решетки покоев царь Адьям Сагад и царица Валата Гиоргис и утвердили должность раса Вальда Леуля. 24 хамле назначили они дедж-азмача Гета пашой, а Дури — баламбарасом, а Айядара — гра-азмачем, а Емане — баджерондом тронного зала, Чоле — фитаурари, Буляда — азажем [106] эракмасара, Кидане — эльфинь азажем, акабэ-саата Иова и Галасия — цехафе-тээзазами, Армаскора — «устами паря» 546 с [должностью] мэзэккэра Самена 547. Был смещен малака берханат Исайя и назначен малака берханатом Вальда Хаварьят в Дабра Берхан. А еще был назначен Вальда Руфаэль в [церковь] святого Руфаила и малака ганат Анастасий в [церковь] «Ноева ковчега». А до того дали царь Иясу и царица Ментевваб иереям [церкви] Иисусовой в Каха землю Мензеро и назначили абето Габра Сэлуса настоятелем над ними. Остальных утвердили они в должностях их. А на второй день назначили они азажа Хэляве Крестоса кантибой, а Абадира — азажем Каха, Зугра Фасиля — дедж-азмачем Самена. Закончился 22-й год царствования царя Иясу и царицы Валата Гиоргис.

Глава 46. В 7245 году от сотворения мира, на 23-й год царствования царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса, в [год] евангелиста Матфея, начался маскарам в день первой субботы, лунная эпакта 25, труб 5, тентейон 4. 2 хедара 548 умер кантиба Хэляве Крестос и был назначен Абулидес кантибою. 23 тэра 549 умер азаж Абадир и был назначен асалафи Галасий в Каха. 27 тэра, в четверг, поднялся царь Иясу из столицы своей Гондара, а с ним все князья и войско и все полки по созыву, и пошел в поход на балау, называемых асим 550. 1 якатита умерла вейзаро Кедеста Кэсос из Марау. 22 якатита, на второй день великого поста, обрел великую победу царь Иясу, и убили [врагов] все князья и войско, и не было не убившего. И возвратился царь в радости и вошел в Гондар 10 мегабита 551, в день первой субботы. И встретили его иереи с гимнами и песнопениями. 16 миязия была пасха. 30 генбота 552 умер дедж-азмач Мамо, сын абето Целата Кэсоса, и был погребен в Ацацаме святого Михаила. 16 нехасе 553 умерла вейзаро Айкаль, дочь вейзаро Энкуляль, и была погребена в [церкви] святого Иоанна при знаменах и барабанах. 28 нехасе встретились у решетки покоев царь Иясу и царица Ментевваб и утвердили должность раса Вальда Леуля. 5 пагумена 554, в день первой субботы, встретились снова в покоях царь и царица и назначили дедж-азмача Гета фитаурари с [должностью азажа] Йебаба. Смещен был дедж-азмач Мамо и назначен Энда Лебу кень-азмачем, лика табабт Иоанн [назначен] в Ацацаме святого Михаила, азаж Дара — баджерондом казны, паша Ано — баджерондом тронного зала, лике Кокаба Леда — таресамба азажем вместе с [должностью] цехафе-тээзаза. За остальными утвердили должности их. Закончился 23-й год царствования царя Иясу и царицы Ментевваб.

Глава 47. В 7246 году от сотворения мира, на 24-й год царствования царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса, в год Марка-евангелиста, начался маскарам в воскресенье, лунная эпакта 6, труб 24, тентейон 5. 9 маскарама 555 встретились у решетки покоев царь Иясу и царица Ментевваб, и утвердили должность Сэхуля Микаэля, и назначили бальгада 556 [107] За-Марьяма дедж-азмачем Самена, [а] Дангеша — пашой. 12 маскарама умер шалека Йехулю Гета, сын вейзаро Эмайя, и был погребен в Ацацаме святого Михаила. 14 тэкэмта 557 умер азаж Дара и был погребен в Ацацаме. Царь наш и царица назначили в месяце хедаре Чоле баджерондом казны. И провел лето [царь] в Гондаре в здравии. 8 миязия 558 была пасха. А 8 сане 559 умер цабати Вальда Хаварьят и был погребен в Азазо. Закончился 24-й год царствования царя нашего Иясу и царицы нашей Валата Гиоргис.

Позабытое: на 23-м году царствования их в год Матфея, 26-го хедара 560, поднялся царь из столицы, ведомый ангелами божиими, и встретил на дороге большого леопарда, и убил его рукою дружинника своего Васана, начальника щитоносцев, ибо всех побеждает царь и никому не устоять перед ним в гордыне. И, идя по дороге, наставлял он войско свое указом, чтобы не входили они в дома бедняков и не отбирали имущества вдов, ибо человеколюбив он был, как творец его. И, поднявшись из столицы, ночевал он в Буча в доме сестры своей, вейзаро Валата Такла Хайманот 561. И, поднявшись оттуда, направил царь свой лик к Чамара и ночевал в доме своей бабки, вейзаро Энкойе, что сохраняла царство его многою мудростью и советом и любила веру Христову всем сердцем. И, поднявшись оттуда, ночевал он в Бамба в доме наместника, раса Вальда Леу-ля. И тогда провозгласил он указ, гласивший: «У всякого, кто будет ночевать в доме, отрублена будет рука и нога!» 562 А на следующий день ночевал он в Дабуб и ночевал в Дахне у реки Гали. Тогда встретило его войско Чоле с начальником своим, бэлятен-гета Кабту, подчиненным военачальника Вальда Леуля, великого советом и крепкого силою, ибо нет подобного ему среди всех наместников, от Авенира до Иоава (I Книга царств) и доныне. А 1 якатита 563, поднявшись оттуда, ночевал он в Ачафаре на берегу реки, называемой Кильти. Он не ночевал в доме, а ночевал в шатре, ибо не подобает самому [делать то, что запретил другим]. А затем 2-го ночевал он у реки Тумха. И пришли щитоносцы и приветствовали на дороге царя Иясу, а за ними пришел дедж-азмач Айо со многим войском и приветствовал царя. И ночевал он там. А наутро поднялся и ночевал в Чара 3 якатита. А потом пришли из Годжама три полка и приветствовали царя, ибо сила божия с ним. А затем спустился он по склону Чара по великой пропасти пешком, ибо крепок он силою, как отцы его — Давид и Самсон, а тот спуск по склону узок и тесен. А после спуска оттуда ночевал он близ Амбо. И следующий день провел он в том месте. И в ту ночь пришел Нана Гергис, начальник агау, со многими дарами и приветствовал царя царей Адьям Сагада, и отослал его [царь] в страну его за податью. И заболел военачальник Вальда Леуль, и печалился царь о болезни его, ибо велика была любовь к нему, и отослал его [назад] со многим войском. И, поднявшись оттуда, обратил царь лик свой на запад и ночевал в Баласе [108] Малом. А потом ночевал он в Баласе Великом. И в полдень появился лев и заломал одного человека, но тот не умер. А потом убил его один из дружинников царских из ружья. Тот лев был велик и грозен, от хвоста до головы в 7 локтей. И, видя это, дивилось войско и говорило: «Вот что за милости творятся помазаннику божию!» А еще убил из ружья буйвола один дружинник его.

И, поднявшись оттуда, ночевал он в Бадеу у истока реки. А когда поднялся оттуда, возникла драка в стане его, и сразились люди Годжама и люди Ласты, и погибло четыре человека. И разгневался царь и запретил драться, помирил их и ночевал в стране Феген. А пока еще не прибыл в Феген и был царь Иясу в покоях внутренних [шатра], прибыл к нему дедж-азмач Варання со многими всадниками, пеших же было, как песку, без счета. А еще прибыл дедж-азмач Чоле и азаж Бакаффа. И поднялся он из страны Феген и ночевал в Зенджерисе, стане шанкалла. И встретили его те с кликами и с дарами. А после того как поднялся он, прибыл дедж-азмач Начо и приветствовал царя: И ночевал он между двух рек, то бишь Адальбук и Айме. А потом пошел царь царей Адьям Сагад вдоль Айма четыре дня, а потом послал пятерых лазутчиков к балау. И сказал царь: «Не трубите в рога и не жгите травы, чтобы не услышали они о приходе нашем». А потом шел царь вдоль Айма три дня. А вечером убежал его проводник на коне, а из пятерых лазутчиков возвратились трое, а двое ушли к балау с проводником. 19 якатита 564, в день первой субботы, держал царь со своими советниками военный совет и расставил войско по сообществам: одним идти впереди, другим — позади, третьим — справа, четвертым — слева, ибо то обычай отцов его, царей, когда идут они в битву. Он же был мудр в совете, и крепок силою, и исполнен разумения, сокрушающего врага, как солому пред лицом огня и как прах пред лицом ветра. А 21-го, в праздник владычицы нашей Марии, который есть начало поста господа нашего, и бога нашего, и спасителя нашего Иисуса Христа, памяти коего — поклонение, тогда встретили шестерых балау, что вышли из страны своей искать мед в пустыне. И убили троих и схватили двоих, а один ускользнул. А на следующий день прибыл [царь] в селение [народа] асиб в 3-м часу и пребывал в одном месте по уставу царскому.

А затем разослал он войско свое по племенам их и по числу их, чтобы убивали они врагов царских. За четыре дня убило войско его врагов без числа: одного убил шалека Вальда Ханна, азаж Бору убил двоих, шалека Гарби убил одного, абе-то Нэца Кэсос убил тоже [одного]. Дедж-азмач Варання убил со своими людьми 500, дедж-азмач Чоле убил одного, а войско его убило многих. И дедж-азмач Айо с воинами своими многих убил, а войско меча убило многих, и рас Вададже убил многих с воинами своими. И все убившие принесли уды и бросили их пред царем царей Адьям Сагадом. И возрадовался царь того [109] ради, что сотворил ему бог победу и облек стыдом врагов его, как сказал Давид: «Поставлю светильник помазаннику моему, врагов его облеку стыдом» (Пс. 131, 17-18). 25 якатита в 6-м часу, В пятницу, обратил царь Иясу лик свой на восток, и возвратился в область свою, и ночевал у реки Айма. На следующий день ночевал он у Айма, в понедельник ночевал в Шахо, во вторник, то бишь праздник рождества господа нашего бога нашего и спасителя нашего Иисуса Христа, высокого памятью, на закате того дня убил дедж-азмач Варання с войском своим 90 буйволов и оставил их царю. И сказал [царь]: «Иди в область свою». А затем убил дедж-азмач Айо с войском своим 14 слонов, и убил баламбарас Дури носорога, буйвола [и] слона. Гра-азмач Айя Дару убил буйвола, дедж-азмач Ментееенот убил слона, и убило войско много буйволов и слонов без числа. А однажды встретились царю буйвол и носорог и, подойдя, встали пред ним; и, узрев силу божию, пребывающую на нем, убоялись они и бежали. И много воинов погибло от буйволов. А один дружинник царя Иясу, по имени Чекань, убил леопарда, и еще один убил леопарда. А однажды убил змея длиною в 20 локтей дружинник царский. Все враги были побеждены, ибо праведен был он на всех путях своих, в походах и выходах и пребывании и восставании.

1 магабита 565 послал он благовестие с одним человеком по имени шалека Мамойе к матери своей, царице Берхан Могаса, что пребывала в столице его государства. А обычаем этой матери его было каждый раз, как отправлялся сын ее, царь царей Адьям Сагад, на войну, принимать канон строгий; и ела [110] она не сладкое, но горькое, и не вкушала подливы, и не пила ни вина, ни меду, и не спала на ложе, но на [голой] земле, и молилась днем и ночью. И, услышав о приходе сына своего в здравии, возрадовалась она радостью великой, коей нет подобия. И так всегда внимал бог молитвам ее и исполнял ей все желания ее, ибо тверда она в вере, как царица Елена.

А затем шел [царь] шесть дней вдоль [реки] Шенфа, а на седьмой день ночевал в Гандава. 8-го ночевал он в Вальдеббе, а 9-го ночевал в Барча. 10 магабита, что есть праздник креста честного, вошел царь Иясу в столицу свою, именем Гондар. И когда входил, то встречали его иереи с гимнами и песнопениями ло родам и степеням своим. А после иереев встретили его блюстители столицы: паша Евсевий, асалафи Эшете, шалека Кенфу со многим войском. И [встречали] его кликами все люди Гондара.

Глава 48. В 7247 году от сотворения мира, на 25-й год царствования царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса, в год Луки-евангелиста, начался маскарам в понедельник, лунная эпакта 17, труб 13, тентейон 6. 7 маскарама 566 встретились у решетки покоев царь Иясу и царица Ментевваб и утвердили должность раса Вальда Леуля. 21 маскарама встретились царь и царица и назначили дедж-азмача Мамо баджерондом казны, а Черкина Начо — баджерондом тронного зала, Чоле — азажем Йебаба вместе с [должностью] фитаурари, азажа Люле — лика маквасом, Дуло — амхарским дедж-азмачем, Гольджа — кень-азмачем, дедж-азмача Гета — в Самен, Сурахе Кэсоса — в Валькайт. Был смещен азаж Кидане и назначен Самуил эльфинь азажем. Дедж-азмач Беньям [был назначен] в Каха. А из иереев Вальда Руфаэль — в Дабра Берхан, авва Луке — в [церковь] святого Руфаила, Нахуда — в [церковь] «завета милосердия» в Дафача. А остальных утвердили в должностях их.

.21 маскарама умер лика мазамран 567 Григорий в Дабра Берхане и был назначен абето Талафинос лика мазамраном. 14 якатита 568 умер гра-азмач Емане, будучи наместником Вахни, и принесли его оттуда и похоронили в Ацацаме святого Михаила при знаменах и барабанах. 3 магабита 569, в [день] начала поста, умер кень-азмач Энда Лебу и был погребен в Дабра Берхане при знаменах и барабанах. А сей царь царей Адьям Сагад пребывал в Каха долгое время, творя суд и расправу. А затем 16 магабита вышел из Каха и вошел в Гондар по причине болезни. 21 миязия. 570, в день вербного воскресенья, умер кантиба Цахая Леда, потому что перекусил его бегемот, когда плыл он по озеру Тана в Дабаза, и был он погребен там. 28 миязия была пасха. В этом месяце призвали царь Иясу и царица Ментевваб наместников пограничных, то бишь дедж-азмача Микаэля и дедж-азмача Варання. 18 генбота 571 упокоился эччеге Такла Хайманот и был погребен в Азазо. В этом месяце заболел царь царей Иясу, и, пребывая в сей [111] болезни, не переставал он выслушивать дела бедных и убогих. И когда услышал царь Иясу, что печалятся и горюют все горожане, призвал он Армаскоса, ибо он — «уста царя», и послал его к расу Вальда Леулю, брату царицы Ментевваб, говоря: «Всякого, кто домогается от тебя должности или вотчины, присылай ко мне; не буду я выслушивать дела из уст другого, кроме тебя!» И сказал рас Вальда Леуль: «Да будет, как повелел царь». А затем пошел шалека Армаское на [башню] «провозглашения указов» 572, и вынес барабаны, и провозгласил указ, о котором поведали мы прежде. И когда услышали [его] все люди города, то сказали: «Добре».

Начался сане в пятницу. 21 сане 573, в четверг, в день праздника владычицы нашей святой девы обоюду естеством Марии-богородицы, упокоился царь царей Адьям Сагад 574. И тогда причитала мать его, Берхан Могаса, и плакала, и говорила: «Горе мне, о сын мой и возлюбленный мой! Горе мне, о свет очей моих! Горе мне, о радость сердца моего!» И, говоря это, била она себя в грудь и рвала волосы на главе своей, и падала наземь, и говорила:

О взошедший и поднявшийся на вершины Ласты без коня и мула!
Как же связали ноги твои вервиями и нитями? 575.
О пошедший в землю Ваг, дабы уничтожить врага свирепого!
О пошедший в землю Доба, дабы собрать подать с народа!
О пошедший в землю Вафла, дабы воевать мусульман и галласов, и устроивший стан посреди нее!

И еще говорила она:

Чем видеть тебя так, распростертым на ложе,
Лучше бы мне умереть
И сойти в землю!

И с большим трудом заставили ее родичи прекратить плач. И сказали ей: «Отныне будем держать совет, что лучше для нас и для пределов мира!» И затем сказала царица Ментевваб асалафи Эшете: «Призови раса Вальда Леуля», и призвал он его. И пришел рас Вальда Леуль со многим величием, и вошел в дом царский, то бишь «крестовый замок» 576, и обнаружил, что упокоился царь Иясу. А еще призвала она дедж-азмача Ге-та, и дедж-азмача Евсевия, и дедж-азмача Мамо. И вошли они, и увидели, и поняли, что умер он. И были великие рыдания и стенания у матери его и у родичей его, как стенали Иоанн и владычица наша Мария в день распятия господа нашего и бога нашего и спасителя нашего Иисуса Христа во плоти. И в это время сказал рас Вальда Леуль сестре своей, царице Берхан Могаса: «Что говорил тебе [Иясу] еще при жизни своей о том, кто унаследует престол царства его из трех его сыновей: абето Ацку, абето Хайлю и абето Вайю, то бишь Иоаса, рожденного от госпожи 577 Ваби, дочери Амито, галласа валло, и сестры Лубо и Дуло?» И сказала царица Вальда Леулю слово [112] ответное: «[Он говорил]: коль раньше тебя умру я, как умерли отцы мои и родичи мои, цари, от Давида и доныне, воцари сына моего Иоаса, ибо возлюбил я его паче двоих сынов моих, как возлюбил Иаков Иосифа, сына своего, и как возлюбил Давид Ионафана лаче Ависая и Иоава». И сказали ей рас Вальда Леуль и родичи ее: «Да будет, как сказал царь царей Иясу!», и понравилась им эта речь. Он был не только царем, но и любимцем их, как любило Соломона войско его.

А затем призвала она раса Вададже и баламбараеа Дури. А во дворце были люди излюбленные, то бишь шалека Вальда Ханна, шалека Армаскос, шалека Гарби, нагадрас Гергис, которые заперли на засовы железные врата дома царского, чтобы не входили и не выходили люди, покуда не сделает то, что сделает царица Валата Гиоргис. И в это время приказала она асалафи Эшете [пойти] к расу Вададже в «дом мулов» 578, где были люди излюбленные, которых упоминали мы прежде, и сказать так: «Вот упокоился царь ваш и возлюбленный ваш Иясу Адьям Сагад, чей звук звучал, как гром и молния, для народов и племен, обитающих по четырем углам земли. Ныне дайте совет, кому царствовать над вами и кто управит вас по обычаям вашим, как сын мой Иясу. Такого, как сын мой, не сыскать, но говорю так по обычаю человеческому!» И ответили они царице, говоря: «Что до нас, то возвещал нам царь, будучи в Каха и говоря: коли будете вы служить, когда умру я, ибо кто из людей жил и не видел смерти (Пс. 88, 49),мы же сказали единогласно слово ответное: коль ты умрешь, мы рассеемся, как овцы без пастыря, как гласит Писание: "Поражу пастыря, и рассеются овцы стада" (Матф. 26, 31). И, услышав это, сказал нам царь Иясу: нехорошо это, но воцарите сына моего Иоаса, как воцарил Иодай Иоаеа, отрока 7 лет (IV Книга царств 11)». И услышав это, пошел асалафи Эшете к царице Берхан Могаса и поведал ей все, что сказали ему рас Вададже и баламбарас Дури, шалека Вальда Ханна, шалека Армаскос [и] шалека Гарби.

И когда поведал ей это, сказала она: «Тем, кто говорит мне это, скажи и возвести: повелела [царица] асалафи Эшете [передать вам]: делайте, что приказал вам [царь Иясу]! Однако не ищу я царствия земного преходящего, а ищу царствия небесного». И пойдя, поведал он тем, кто посылал его 'Прежде. И, услышав, опечалились они тому, что сказала она: «Оставляю я царство и не хочу оставаться в этом мире», и возрадовались тому, что единогласна речь ее с их речью о воцарении Иоаса, о котором говорил им прежде царь царей Иясу. И поклялись все пред образом в терновом венце не отпускать царицу Валата Гиоргис, ибо без нее не устоит царство, и воцарить абето Иоаса. А затем призвали они всех князей и сановников суда и заставили их поклясться каждого поголовно. А эти князья и сановники заставили поклясться родичей ее, то бишь раса Вальда Леуля, дедж-азмача Гета, дедж-азмача Евсевия, [113] дедж-азмача Мамо, асалафи Эшете, шалека Мамо, шалека Кенфу, абето Йе-Марьям Барья, абето Вальда Микаэля и всех приближенных, живших с нею во дворце, и заклинали их удержать ее, чтобы не уходила в пустынь царица Берхан Могаса. И после того как объединились в клятве все князья и родичи ее, послали они баламбараса Дури и Ябо Барья, сына Зоге, в Дабра Цахай, который есть табот Квесквамский, где родился и воспитывался [Иоас] молитвами всех иереев, чтобы привели они быстро с поспешностью младенца Иоаса с матерью его и воспитательницей его. И ввели его в покои. А потом вывели его из покоев, и возвели на башню воцарительную, и усадили на золотой престол высокий, и облачили в одеяния царские, восхищающие очи. И пришел нагадрас Гергис, держа корону, ибо он — хранитель короны. И воцарили его по закону и уставу. А потом призвал асалафи Эшете всех князей, и сановников, и азажей, и сановников церкви, и всех чад воинских для присяги. И присягали они и говорили: «Да живет отец царствующий!» И вышел дедж-азмач Гета с князьями и сановниками и встал посреди [площади] «провозглашения указов». И вышли чиновники, и был провозглашен указ, гласивший: «Вот упокоился царь царей Иясу и воцарился вместо него сын его, царь царей Иоас, в смерти нашей ли, в жизни ли нашей мы — [подданные его]!» И тогда была среди всех людей столицы и радость и печаль. И были великий плач, рыдания и стенания во дворце, где пребывала матерь его, царица Ментевваб. И все родичи его умножали плач и стенания. И в это время вошли туда, где пребывало тело царские, асалафи Эшете, шалека Ар-маскос, шалека Гарби, шалека Вальда Ханна и авва Сэна Малакот и запеленали его, как подобает царям. И вынесли его, так что не знала мать его, через врата, что ведут на Ашава, что напротив Мэдр гемб 579, и снесли по «радуге», и внесли в церковь отца нашего Такла Хайманота. И пришли эччеге Евстафий и иереи Дабра Либаноса и отца нашего Евстафия, и прочли над ним разрешительную молитву, и погребли там у гробницы отца его, царя царей Бакаффы. И когда увидел рас Вададже, что погребены тела двух царей в одной гробнице, то сказал: «Как же сокрылись в гробнице единой вы, правившие простором страны?» И еще сказал: «О расточитель золота! Ныне тебя уложили в ларец!» 580.

Комментарии

385 10 января 1740 г.

386 18 января 1740 г.

387 Энкуляль гемб (букв, «замок-яйцо») — один из дворцов, который эфиопы прозвали так за характерную форму куполов.

388 Царь и царица наблюдали за возвращением войска с богоявленского водоосвящения на р. Каха. Дело в том, что в ночь на праздник крещения на естественных и искусственных водоемах в Эфиопии совершается чин водосвятия, после чего утром весь народ погружается в освященную воду. Сто личное войско участвовало в этом обряде на ближайшей р. Каха, после чего возвращалось, следуя за крестным ходом с таботом церкви Иисусовой, что. в Каха, в Гондар.

389 1 марта 1740 г.

390 Ваг-шум — традиционный и весьма старинный титул не только наместников Вага, но и Ласты.

391 4 июня 1740 г.

392 28 июня 1740 г.

393 14 июля 1740 г.

394 20 декабря 1740 г.

395 28 февраля 1741 г.

396 10 марта 1741 г.

397 27 апреля 1741 г.

398 В 1619 г. царь Сисинний послал в большой поход на балау своих военачальников Малька Крестоса, Йонаэля и Вальда Хаварьята. Поход был успешным для воинов царя.

399 11 апреля 1741 г.

400 23 мая 1741 г.

401 По ночам мало кто рисковал ходить по темным и небезопасным улицам Гондара, и, пользуясь безлюдьем, с окрестных холмов спускались гиены и свободно рыскали по ночному городу. Поэтому оставить животных на ночь на площади было невозможно.

402 15 июня 1741 г.

403 12 февраля 1742 г.

404 14 марта 1742 г.

405 8 мая 1742 г.

406 6 июня 1742 г.

407 2 августа 1742 г.

408 2 сентября 1742 г.

409 Имеется в виду эльфинь, куда вообще посторонние люди не допускались. См. коммент. 142. Такого рода частные аудиенции были обычной практикой при царских дворах многих стран. И в Московской Руси «ближние бояре» иногда созывались для совещаний в узком кругу, «у постели» царя, т.е. во внутренних покоях.

410 21 ноября 1742 г.

411 16 января 1743 г.

412 11 февраля 1743 г.

413 9 марта 1743 г.

414 14 апреля 1743 г.

415 4 июня 1743 г.

416 21 июля 1743 г.

417 20 декабря 1743 г.

418 10 марта 1744 г.

419 5 апреля 1744 г.

420 Лебд — И. Гвиди объясняет это слово как железный нагрудник, кирасу — вещь дорогую и редкую в Эфиопии. Однако по тому, как часто это слово употребляется в нашем тексте, можно предположить, что это не что иное, как лемд — воинское одеяние, род епанчи, являющееся одновременно и украшением, и знаком отличия. Вот как описывал лемд в начале XX в. русский офицер К. Арнольди, побывавший в Эфиопии: «Лемд — боевая накидка, которая делается обыкновенно из шелка или бархата и расшивается разноцветными фантастическими узорами. Но лучшие лемды делаются из львиной шкуры. Они украшаются золотыми пуговицами и застежками филигранной работы. Львиный лемд жалуется только высшим чинам» [1, с. 42].

421 Боевые кони (весьма дорогие в Эфиопии) всегда имели свои имена собственные. Конь с именем — это всегда боевой конь.

422 Родас — имя, восходящее к известной латинской палиндромии Сатор, Арепо, Тенет, Опера, Ротас. Подробнее об этом см. [14, с. 130].

423 Баламваль (букв, «любимец») — название царского уполномоченного или приближенного советника.

424 16 апреля 1744 г.

425 История побед Граня и поражений царя Лебна Денгеля изложена в «Краткой хронике» [24, с. 326-332]. Официальная же «История» царя ограничивается словами: «Истории этого неверного и изрядства сего царя христианского мы не описали подробно до конца, ибо это уже существует написанным в одном монастыре в Эмфразе, как сказал один учитель: "Нежелательно повторять слова"» [13, с. 124]. О поражении царя Мины его «История» также сообщает кратко: «Но победа осталась за Эсдемуром в этот день, ибо у сражающихся обычно, чтобы побеждал то один, то другой» [13, с. 185]. О поражении войск царя Иясу от гудру его «История» сообщает довольно подробно [17, с. 182-185], зато «История» царя Бакаффы лишь вскользь упоминает о поражении его войск в Ласте. Об этом нам известно лишь из «Краткой хроники»: «18 тэкэмта (26 октября 1724 г.) перешел царь р. Такказе и прибыл в Вера Бар, то бишь в землю Ласта, и рассылал царь [воинов] в набег каждый день. И 22 тэкэмта сожгли они селения вплоть до столицы Губалы Эмакина, и была великая битва в Гош Маугия. И осилили витязи Ласты и убили фитаурари Габра Медхина, и брата его, Ябо Барья, и мадабая Агне с сыновьями его, и жан-церара Иясу, и троих братьев из Вальваджа, детей вейзаро Буси, то бишь Эусте, Мамо Либаноса и их брата Эльфейоса, сына абето Иакова из Валь[ва]джа. И в этот день погибло много щитоносцев Вальда Селласе, их агафари; и из Бурса и Чафанта погибли многие. И погибли Аэзане, брат бэлятен-гета Кирубеля из Баласа, и дагафе-гета Мамо, и Мина, сын абето Ацме из Дабари, и Атне, сын Кок Аданя Мамо. А Сандаку йоханнесу отрезали голову витязи Ласты, ибо показался он им похожим на Мамойе. Сам же Мамойе бежал, переменив мула своего и [заменив] одеяние свое овечьей шкурой» [33, с. 120-121].

426 23 августа 1744 г.

427 20 октября 1744 г.

428 Азаж Такла Хайманот был младшим братом лике Гергиса (или Георгия) и после смерти Гергиса унаследовал его должность. М. Кропп полагает, что именно азаж Такла Хайманот, сын азажа Кефла Марьяма и Эскендеравит, явился автором одной из частей «Краткой хроники» [38].

429 Таким образом, Такла Хайманот, получив должность покойного брата, уступил свою прежнюю должность таресамба азажа племяннику, сыну лике Гергиса Вальда Габриэлю. Стоит также отметить известную симметрию в титулах членов верховного совета: два лика мацани справа и два лика мацани слева, а также два азажа справа и два слева. Возможно, здесь отразилось реальное расположение престолов этих сановников в помещении суда относительно центрального престола царя, обычно пустовавшего.

430 13 ноября 1744 г.

431 См. коммент. 239.

432 Т. с. посетили кафедральный собор Сионской божьей матери в Аксуме.

433 25 января 1745 г.

434 Башня Манкит была, по сути дела, купальным павильоном эфиопских царей на берегу р. Каха. Собственно, этот павильон был выстроен не ради купания для царского удовольствия, а для ритуального погружения в освященную воду наутро после водосвятия, когда простые смертные погружались в воды р. Каха. Несмотря на такое вполне мирное предназначение, павильон был выстроен в виде небольшой крепости, в случае необходимости вполне удобной и для обороны.

435 27 июня 1745 г.

436 28 августа 1745 г.

437 2 сентября 1745 г.

438 13 марта 1745 г.

439 10 мая 1745 г.

440 Бахр-нагаш (букв, «правитель моря») — титул наместника северной приморской провинции Эфиопии, должность которого имела особое значение, потому что именно через его наместничество Эфиопия имела единственный доступ к морю, внешним сношениям и заморским товарам, в том числе и от нестрельному оружию.

441 Наиб — титул турецкого наместника небольшой области. Официально Турция претендовала на номинальное господство над Эфиопией, которую именовала своим «пашалыком Хабашистан», однако сами эфиопы жили в благополучном неведении об этих притязаниях. Турецкий паша жил по ту сторону Красного моря в Забиде и на эфиопские дела не имел никакого влияния. Турки считали местного правителя Массауа своим «наибом», т.е. наместником, ими назначенным, однако и сами прекрасно знали, что не имеют большого влияния и в Массауа, и утверждали наибом того местного вождя, который оказывался в состоянии захватить там власть фактически. Эти местные вожди, жившие главным образом за счет таможенных пошлин, разумеется, зависели от турок, господствовавших на Красном море, но все же это было скорее сосуществование, нежели отношения господства и подчинения.

442 19 марта 1746 г.

443 24 апреля 1746 г.

444 6 июля 1746 г.

445 Здесь какая-то ошибка в календарных выкладках. Дело в том, что 7237 год от сотворения мира был годом не Иоанна, а Матфея, и начался он не во вторник, а в среду. Годом Иоанна был 7240 год, однако и он начинался не во вторник, а в воскресенье. Поэтому трудно сказать, как следует понимать первую фразу 38-й главы. Думается, что патриарх рукоположил Иоанна во митрополиты Эфиопии 30 сентября 1746 г.

446 Египетские монахи отнюдь не стремились к почетному сану митрополита Эфиопии, так как для них это означало пожизненное пребывание в далекой и чуждой им стране.

447 9 октября 1746 г.

448 18 апреля 1747 г.

449 Имеются в виду паша Забида и наиб в Массауа, каждый из которых хотел попользоваться случаем и поживиться за счет христиан. На многое рас считывать здесь им не приходилось, потому что митрополит — эта действительно насущная потребность христиан, без которого им было не обойтись и ради которого они были готовы на любые жертвы, — уже ускользнул из их рук, а выкуп за наставника Феодора не мог идти ни в какое сравнение с тем выкупом, который можно было получить за митрополита.

450 13 ноября 1747 г.

451 Здесь также какая-то ошибка в календарных выкладках. 1-м годом царствования Иясу II был 7223 год от сотворения мира. Таким образом, 7238 год был 16-м годом царствования его, а не 17-м, как в тексте.

452 «Я — раб твой и сын рабыни твоей» — обычная формула признания вассальной зависимости от царя в Эфиопии.

453 Мысль о том, что рабу свойственны ошибки и прегрешения, а господину — милость и снисхождение к рабу, не раз встречается в эфиопской историографии в речах кающихся и просящих прощения. Видимо, в основе лежит какая-то народная пословица.

454 27 января 1746 г.

455 1 марта 1746 г.

456 31 марта 1746 г.

457 «Тысяча мер» — это прозвище азажа Мамо.

458 7 апреля 1746 г.

459 В тексте стоит слово «лебд» (см. коммент. 420), которое И. Гвиди переводит как «кираса» или «броня для коня», однако это скорее всего боевые накидки, так как маловероятно, чтобы царь одаривал такрурцев столь дорогим и редким в Эфиопии вооружением. Накидки же жаловались воинам довольно часто.

460 14 апреля 1746 г.

461 Вьючных животных обоза почему-то называли «саблями». С таким своим прозвищем они упоминаются и в 6-й главе «Истории» царя Бакаффы.

462 28 апреля 1746 г.

463 20 июля 1746 г.

464 Нагадрас (букв, «глава купцов») — заведующий торговлей, базаром и купцами, в чьи обязанности входило следить за порядком на базаре и взимать торговые пошлины. Однако здесь, вероятно, имеется в виду другая должность — должность так называемого «нагадраса тронного зала», который ее дал в отличие от баджеронда тронного зала не церемониальной частью, а украшением зала и парадными одеяниями царя. Так как предметы роскоши в Эфиопии были, как правило, заморского происхождения, то и «нагадрасу тронного зала» регулярно приходилось иметь дело с купцами, но не как таможеннику, а как покупателю и заказчику.

465 25 октября 1746 г.

466 9 ноября 1746 г.

467 26 ноября 1746 г.

468 Область Ласта действительно с XVII в. была практически независима от царской власти. Хронист приурочивает начало независимости Ласты к 1615 г., вероятно, потому, что именно тогда там появился самозванец, выдававший себя за покойного царя Иакова. Подробно эти события описаны в 43-й главе «Истории Сисинния, царя эфиопского» [16, с. 228-230].

469 2 декабря 1746 г.

470 8 декабря 1746 г.

471 Эфиопское стремя представляет собою металлическое кольцо или ременную петлю, в которую вставляется большой палец ноги. Если пальцы окоченели, то держаться в подобных стременах действительно трудно.

472 Даджен — командующий арьергардом эфиопской армии на марше. В его обязанности входило охранять армию от внезапных нападений с тыла, а также оказывать помощь больным и отставшим. Функции даджена были весьма важны, потому что противник редко мог противостоять царской армии в открытом бою и предпочитал нападать на нее на марше, когда растянувшаяся по узким горным дорогам, а нередко еще и отягощенная добычей и захваченным скотом армия в значительной степени теряла свою боеспособность.

473 Т. е. с начала XVIII в., потому что Феофил царствовал с 1708 по 1711 г.

474 Об этом сообщает «Краткая хроника»: «На 3-й год [царствования Василида] сразился царь в земле Либо с самозванцем Малька Крестосом. Сначала бежал царь, схватив корону, с немногими воинами конными. А этот самозванец вошел в дом царя, и воссел на престол его, и возложил поликандило на главу свою, думая, что это корона» [24, с. 343].

475 Здесь, вероятно, имеется в виду солнечное затмение 26 декабря 1679 г.: «В этот день была великая печаль в стане, ибо покрыла мгла просторы этого места и не видно было солнечного света. От столь великой беды всяк господин спрашивал дружинников своих и всяк ближний ближних своих, говоря: "Где шатер царский?" Тот же, кто вышел из стана, не мог быстро возвратиться в шатер свой и шалаш свой и блуждал близ чужих шатров и звал других, чтобы те сказали ему: "Иди к нам"» [17, с. 37].

476 8 декабоя 1746 г.

477 25 декабря 1746 г.

478 24 января, 1747

479 Этот купец в нашем тексте называется по-разному: Вахасмой, Вахасмон, Хаемой.

480 2 февраля 1747 г-

481 9 февраля 1747г.

482 Имеется в виду патриарх Антиохийский, которого эфиопы называют «Ромеиским» (т.е. Византийским) так как он был православным. По традиции все патриархи Антиохии носили имя Игнатий

483 7 марта 1747 г.

484 По-амхарски болезнь называется «гунфан». В настоящее время эфиопы называют так грипп. Вероятно, и здесь имеется в виду эпидемия гриппа.

485 22 марта 1747 г.

486 20 апреля 1747 г.

487 14 июня 1747 г.

488 Лика табабт (букв. «глава мудрых») — по-видимому, это почетный эпитет протоиерея собора Дабра Цахай

489 11 июля 1747 г.

490 28 июля 1747 г.

491 26 августа 1747 г.

492 «Правым Домом» традиционно называли место в походном лагере справа от царского полисада, где располагались гвардейские полки царских телохранителей. Это название сохранилось и в гондарском дворцовом комплексе где «правым дом» назывались гвардейские казармы.

493 17 сентября 1747 г.

494 Лика маэмэран (букв, «глава ученых») — титул главы придворных богословов, настоятель церкви царской ризницы. В настоящее время этот термин означает одну из 11 степеней богословской учености высшего эфиопского духовенства.

495 27 октября 1747

496 15 ноября 1747 Г.

497 14 декабря 1747 г-

498 20 февраля 174» г-

499 1 апреля 1748 г.

500 11 апреля 1748 г.

501 30 июня 1748 г.

502 14 июля 1748 г

503 21 сентября 1748 г.

504 2 ноября 1748 г.

505 14 ноября 1748 г

506 30 декабря 1748 г.

507 Прозвище Микаэля — Сэхуль буквально означает «отточенный», «изостренный».

508 4 сентября 1746 г.

509 12 сентября 1746 г.

510 11 октября 1746 г.

511 23 ноября 1746 г.

512 21 января 1747 г.

513 20 июня 1747 г.

514 Возвышение Микаэля Сэхуля оказалось в эфиопской истории провозестником новой эпохи — эпохи ослабления царской власти и возвышения феодальных родов, которая получила впоследствии в эфиопской историографии, характерное название «время князей» (собственно говоря, даже не князей, а судей — по аналогии с ветхозаветной книгой Судей). Любопытно, что наш хронист как бы предувствуя дальнейшее развитие событий, первый уподобляет Сэхуля одному из судей Израилевых.

515 4 февраля 1749 г.

516 17 марта 1749 г.

517 2 сентября 1749 г.

518 Имеется в виду эфиопский царь Давид, царствовавший с 1716 по 1721 г.

519 10 сентября 1749 г.

520 18 октября 1749 г.

521 7 декабря 1749 г.

522 21 февраля 1750 г.

523 Т. е. от времени Иясу I (1682-1706) и до нынешнего царя Иясу II.

524 6 марта 1750 г.

525 6 мая 1750 г.

526 14 мая 1750 г.

527 26 июля 1750 г.

528 20 августа 1750 г.

529 Очевидно, имеются в виду остатки царской трапезы, на которые имели традиционные права определенные отряды воинов. Вероятно, уроженцы Квары, вообще чувствовавшие себя весьма уверенно при дворе благодаря своему род ству с царицей Ментевваб, попытались это право узурпировать, а амхарцы, давно ненавидевшие этих выскочек из Квары, взялись за оружие.

530 6 сентября 1750 г.

531 7 октября 1750 г.

532 3 января 1751 г.

533 17 марта 1751 г.

534 18 апреля 1751 г.

535 6 июля 1751 г.

536 19 августа 1751 г.

537 2 сентября 1751 г.

538 4 октября 1751 г.

539 20 декабря 1751 г.

540 10 января 1752 г.

541 1 апреля 1752 г.

542 24 февраля 1752 г.

543 9 апреля 1752 г.

544 19 июня 1752 г.

545 16 июля 1752 г.

546 См. коммент. 158.

547 Мэзэккэр Самена — это новая должность при эфиопском дворе. Мэзэккэр Самена, по-видимому, ведал получением податей с этой области. Судя по тому, что эта должность была дана вдобавок к ответственной и утомительной должности «уст царя», она, видимо, должна была быть просто выгодной синекурой, своеобразной платой за выполнение первой должности.

548 9 ноября 1752 г.

549 29 января 1753 г.

550 Асим (или, как прежде упомянуто в нашем тексте, асиб) — так называли народ балау арабоязычные обитатели Южного Судана.

551 17 марта 1753 г.

552 5 июня 1753 г.

553 20 августа 1753 г.

554 8 сентября 1753 г.

555 17 сентября 1753 г.

556 Бальгада — титул начальника вооруженного каравана, ежегодно отправляемого за солью к побережью в область Архо во впадине Тальталь. В обязанности этого начальника входила охрана каравана и регулярное обеспечение страны солью.

557 22 октября 1753 г.

558 14 апреля 1754 г.

559 13 июня 1757 г.

560 3 декабря 1752 г.

561 Человеколюбие царя, запретившего воинам грабить местное население, объяснялось просто: они проходили по землям вотчины царской сестры Валата Такла Хайманот и царь, естественно, не хотел наносить ей ущерб.

562 Разрешить воину зайти в крестьянский дом и удержать его при этом от грабежа и насилий было невозможно. Поэтому царь запретил воинам входить в дома, пока они находятся в пределах вотчины его дяди — раса Вальда Леуля.

563 6 февраля 1753 г.

564 24 февраля 1753 г.

565 8 марта 1753 г.

566 15 сентября 1754 г.

567 Лика мезамран (букв, «глава певчих») — титул главы придворных певчих.

568 19 февраля 1755 г.

569 10 марта 1755 г.

570 27 апреля 1755 г.

571 24 мая 1755 г.

572 Указы в Гондаре провозглашали во многих местах, выбирая наиболее людные площади, но важные указы первый раз провозглашались под бой царских барабанов на центральной площади дворцового комплекса — Адабабай с вершины правой башни дворца Василида, которая так и называлась — «Авадж Мангария», т.е. «[башня] провозглашения указов».

573 26 июня 1755 г.

574 Дж. Брюс, посетивший Эфиопию в конце XVIII в. и бывший в весьма близких отношениях с Микаэлем Сэхулем, высказал в своем труде предположение, что царь был отравлен присными царицы Ментевваб, когда он вырос и пожелал править самостоятельно [27, т. VI, с. 281]. Это мнение Дж. Брюса, перекликающееся с утверждением хрониста раса Микаэля (с. 145), перекочевало и в работу современных польских исследователей [2, с. 223] уже в качестве исторического факта с прибавлением романтической истории, явно легендарного происхождения. Тем не менее ни утверждение хрониста раса Микаэля, ни мнение Дж. Брюса, ни поздняя романтическая легенда не могут считаться доказанными. Пока у нас нет никаких оснований не верить в то, что царь Иясу II умер от эпидемии, свирепствовавшей в то время в Гондаре.

575 Имеется в виду эфиопский обычай связывать ноги покойникам.

576 Так назывался царский дворец, стоявший на площади Ашава.

577 См. коммент. 58.

578 Т. е. туда, где располагались амхарские полки. В поддержке своих родственников из Квары царице Ментевваб сомневаться не приходилось, и здесь ей было крайне важно заручиться поддержкой амхарцев во главе с расом Вададже, потому что отношения между уроженцами Амхары и Квары всегда были натянутыми и отличались взаимной ревностью и враждой. Царице же для сохранения своей власти важно было посадить на престол малолетнего и несамостоятельного царя.

579 Мэдр гемб («земляной замок») и «крестовый замок» — это разные на звания одного и того же здания.

580 Согласно легенде об Александре Македонском, широко известной в Эфиопии, эти слова были сказаны приближенными над гробом великого полководца.

Текст воспроизведен по изданиям: Эфиопские хроники XVIII века. М. Наука. 1991

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.