Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ ЦАРЯ ЦАРЕЙ АДЬЯМ САГАДА И ЦАРИЦЫ БЕРХАН МОГАСА

А в этот день в полночь пришел к шалека Иову один человек из родичей его, по имени Тэмэрте, и поведал ему, что пошли воевать Комбе люди Дамота и джави. И, услышав об этом, возвратились из Гумбели шалека Иов и азаж Такла Хайманот и [33] ночевали в Йебаба. В этот день пришли люди джави и Дамота в Йебаба, где пребывали посланные, и сказали им: «Поведайте нам, что приказали вам царь и царица!» Но сказали они это: «Поведайте нам, что вам приказали» — не взаправду, а из хитрости. И сказал им шалека Иов: «Завтра скажу вам, что приказано», ведая, что пришли они с лукавством, ибо знал слово Писания, гласящее: «С чистым — чисто, а с лукавым — по лукавству его» (II Книга царств 22, 27). И советовались шалека Иов и азаж Такла Хайманот в этот час. И сказал шалека Иов азажу Такла Хайманоту: «Я пойду в Гондар, чтобы поведать царю и царице обо всем, что случилось, а ты будь здесь, чтобы не разгадали они нас!» И в полночь поднялся шалека Иов из йебаба и ночевал в Фогара, а из Фогара вступил он в Гондар в 9-м часу на коне. И когда услышали о прибытии шалека Иова царица Ментевваб и царь Иясу, то призвали его, и поведал он, что сразились люди Дамота с дедж-азмачем Комбе и что пошел он по дороге на Дабра Цот и перешел реку Абай у Гамад Бар. И вошел в Гондар дедж-азмач Комбе. 28 хедара 226 встретились царь Иясу и царица Ментевваб у решетки покоев и назначили Алаватра дедж-азмачем Квары, а абето Дане-азажем Каха, а абето Бисореса — шалека [полка] Дагбаса. В это время вопросила царица Ментевваб дедж-азмача Комбе и сказала: «Что за вражда между тобою и людьми Дамота?» И сказал дедж-аз-мач Комбе: «Не притеснял я их и не враждовал с ними, но ненавидят они меня попусту вместо того, чтобы любить меня». И, услышав, промолчала царица, ибо не опешила принимать решение, пока не сдумает совет добрый.

Глава 21. Начался тахсас в пятницу. А 5-го [дня] этого месяца, во вторник, назначили царица Берхан Могаса и царь Адьям Сагад фитаурари Ефрема дедж-азмачем Дамота, а шалека Варання — фитаурари и пожаловали людям Габарма многие одеяния, ибо они — люди верные. А потом прислали люди Дамота и джави многих посредников к царю и царице, говоря так: «Рассуди нас, о царь и царица, с дедж-азмачем Комбе, ибо не без причины воюем мы, а дайте нам наместника из чад страны нашей, как людям всех стран — Годжама и Амхары, Бегамедра и Тигрэ». И, войдя в Гондар, послали эти посредники к царю и царице по одному доверенному ото всех [пославших]. И встретились они с царем и царицей и пересказали все речи, с которыми их послали. И сказала царица: «Подождите немного, покуда не скажу я вам, что решила». И сказала она князьям: «Что лучше для дела, которое вы слышали?» И сказали ей князья: «Это их право, и [началось это] не сегодня. И прежде царствовавшие давали им из чад их страны одного, чтобы судил он их по их деяниям, и не изменяли они этому обычаю, ибо это — обычай их страны». И, услышав это из уст всех князей, дала им царица Ментевваб ответ, гласивший: «Сделаю я это не ради вас, но сделаю потому, что посоветовали мне», ибо знала она слово Писания: «Все советуются с людьми; дело без совета — [34] безумие» 227. [Она сказала]: «Да будет это так, как вы сказали: назначу я Варання, ибо ждал он от меня [назначения] долгое время». И сказали все князья: «Да будет, как ты повелела!». 13 тахсаса 228 встретились у решетки царица Ментевваб и царь Иясу и назначили Варання дедж-азмачем Дамота, а Ефрема — фитаурари, а абето Манадлевоса назначили шалека [полка] воинов заве.

Начался тэр в воскресенье. А 10-го 229 был назначен Комбе азажем дворца. 23-го встал обвинитель на сына царя Юста, что возмутился он, желая царства, и свидетельствовали против него многие люди. 30 тэра 230 назначили царица и царь Сенье азажем Вахни, и забрал он этого сына [царя Юста] на гору Вахни, чтобы пребывал он там. В этом месяце был схвачен Сарца Кэсос руками Начо Сэлтане.

Начался якатит во вторник. 7-го дня 231 умер азаж Комбе и был погребен в Каха в [церкви] Иисуса. 15-го встретились царь и царица и назначили абето Клавдия азажем Алафа, то бишь эрак-масаре 232.

Начался месяц магабит и месяц миязия. В [эти] два месяца не было никаких необычных дел для занесения в книгу истории.

Начался месяц генбот. В первый [день] 233 упокоился в Цада акабэ-саат Диоскор 64 лет от роду. И когда услышали известие об упокоении его, собрались все иереи дома отца нашего Евстафия и сказали: «Для Цада Диоскор — основание опор!» Это говорили иереи Цада, а другие иереи — [иереи церкви] Александрийской и Дабра Ганат, то бишь Ацацаме 234, — говорили: «Авва, авва честной, Диоскор честной, человек божий! Весть о тебепо всей земле; свершения твои — превыше сил! Отче, молись о нас!» И погребли его там с честью великой. А 21-го был назначен бэлятен-гета Давид дедж-азмачем Годжама. А 30-го дня 235 встретились у решетки царица Ментевваб и царь Иясу и назначили асалафи Вальда Леуля тэкакэн бэлятен-гета 236.

Глава 22. Начался месяц сане. 16 сане 237, в четверг, встретились у решетки покоев царица Ментевваб и царь Иясу и назначили гра-азмача Феодора дедж-азмачем Бегамедра. А 18-го, в день первой субботы, назначили царь и царица Адару виночерпием 238. А 28 сане вошел в Гондар верный абето Клавдий, сын раса Вальда Гиоргиса, схватив изменника по имени Иеремия, заставив его нести камень тяжкий, препоясанного обрывком вретища. А 30-го, в первую субботу, встретились в покоях царица и царь и назначили азажа Гераклида гра-азмачем. 19 хамле встретились во дворце царица Ментевваб и царь Иясу и назначили дедж-азмача Николая расом вместе с [должностью] дедж-азмача Самена. 23 хамле, в день первой субботы, встретились царь и царица у решетки и назначили кень-азмача Петра шалека Энабасе. А 28-го, в четверг, спустились к [церкви] рождества [богородицы] по чину царскому царь царей Адь-ям Сагад и царица Берхан Могаса. Они облобызали табот [35] владычицы нашей Марии 239 и возвратились в радости. А за ними следовал рас Николай, блюститель их, и вошли они в дом свой с честью. А 30 хамле, в день первой субботы, встретились у решетки царица и царь и назначили азажа Сенье кень-азмачем.

Начался нехасе. 14-го 240, в день первой субботы, пришел из своей страны дедж-азмач Мамо, одетый в одеяния скорби, и ночевал в [церкви] рождества [богородицы]. А на следующий день, в воскресенье, устроил он плач на Аданагере, и рыдал дедж-азмач Мамо о смерти господина своего, царя царей Ба-каффы, ибо много любил его и был ему близким родичем по плоти. А 27-го дня, в пятницу, вышли царь и царица в Дабра Берхан со многими князьями и многим войском и облобызали [табот] господ своих — троицы святой, различной лицами и единой единением божества; им же подобает честь и слава, аминь. Закончена история первого года царствования царя царей Иясу и царицы Ментевваб.

Глава 23. В 7224 [год от сотворения мира], год Иоанна-евангелиста, лунная эпакта 3, труб 27, на 5-й день [лунного] месяца и 1-й день солнечного, в понедельник, начался месяц маскарам. 11-го дня 241, в четверг, встретились в тронном зале царица Ментевваб и царь Иясу и приняли подарки, то бишь дары новогодние, из рук всех князей.

Начался месяц тэкзмт в среду. 23-го дня 242, в четверг, встретились у решетки царь и царица и назначили дедж-азмача Мамо [на должность] азажа йебаба вместе с [должностью военачальника полков] Йельмана и Денса и всех людей Вамбар, и Гута, и агау Табля. И назначили азажа Георгия дедж-азмачем [36] Годжама, а эдуга 243 Баэда Марьяма — государевым духовником, а абето Манбара Крестоса — эдугом, а абето Павла — цехафе-тээзазом вместе с [должностью] настоятеля [церкви] святого Руфаила 244, а азажа Феодотия назначили настоятелем [церкви] отца нашего Евстафия. А 30 тэкэмта назначили лигабу Ленео шалекой двух отрядов Энабэсе, а асалафи Вальда Сэлуса назначили лигабой.

Начался месяц хедар в день пятничный. И с первого хедара до начала якатита не было дел необычных, пригодных для истории, кроме смерти Аяна Эгзиэ, который был дедж-азмачем Валькайта, 10 тэра 245.

Начался месяц якатит. И в этом месяце восстали враги — Кэсадо, Иона [и] Аядару, — схватив Варання в Цела Асфаре, и пожгли огнем Дакона, Хадисге [и] Бэцой. И встретился с ними в битве жан-церар 246 Айю, и победил их с родичами своими, возревновав о короне [царства], и покарал всю округу их страны Эмакина и людей Ласты. И сделал он все это из преданности царю и царице. А затем послал он дружинников своих к царю и царице, то бишь Тасфа Гиоргиса и Барья Эльфейоса. И вошли они к царю и царице, неся слово благовестия. И пожаловали им накидки царь царей Адьям Сагад и царица Верхам Могаса.

Начался месяц магабит в день первой субботы. И в этом месяце не случилось необычного, пригодного для истории.

Начался месяц миязия в понедельник. 15-го 247 схватились щитоносцы с дружинниками гра-азмача Гераклида, и погибли люди и с той, и с другой стороны. И прослышав, примирили их царь и царица, ибо были они миротворцами.

Начался месяц генбот в среду. 20-го 248 встретились у решетки царица и царь, а князья были на Ашава. И приветствовали царицу Ментевваб и царя Иясу люди балау с дарами своими: податью, [состоявшую] из коней.

Начался месяц сане в пятницу. 10-го 249 упокоилась вейзаро Юлиана, добродетельная и мягкосердечная к бедным и угнетенным, соблюдавшая царицу и царя в праведности и правде. И плакали по ней плачем великим люди стана, мужи и жены, все, ибо любима она была ото всех. А время упокоения ее было с вечера первой субботы на воскресенье, и погребена она была в Каха в [церкви] Иисуса, ибо таков конец человеческий. А 28 сане встретились в покоях царь и царица и назначили жан-церара Айю дедж-азмачем Бегамедра, а азажа Мамо — баджерондом казны, а Мельхиседека — жанцераром.

Начался месяц хамле. 14-го 250, в день первой субботы, встретились в тронном зале царица Ментевваб и царь Иясу и назначили раса Николая бехт-вададом вместе с [должностью] раса, а шалека Бисореса — дедж-азмачем Квары, а асалафи Адару — баламбарасом, а дедж-азмача Феодора — цедж-азажем с [должностью начальника] воинов Заве, и шалека Чанчо — шалекой [полка] Дагбаса с [должностью начальника полка] [37] Танкання. 29-го встретились в тронном зале царь и царица и назначили бехт-вадада Ляфто гра-азмачем, а гра-азмача Гераклида — дедж-азмачем Самена, а агафари Лабаси — шалекой двух отрядов Энабэсе, а шалека Ленсо — виночерпием. В этот день назначили они иереев по степеням их: и назначили азажа Завальда государевым духовником, а азажа Димитрия — настоятелем [церкви] «Ноева ковчега», а авву Танаш — настоятелем [церкви в] Цада. Закончена история второго года царствования царицы Ментевваб и царя Иясу.

Глава 24. В 7225 [год от сотворения мира], год Матфея-евангелиста, лунная эпакта 14, труб 16, на 17-й [день] лунный и 1-й солнечный начался маскарам во вторник. В это время задумала Ментевваб построить церковь во имя владычицы нашей Марии святой, то бишь пречестный табот Квесквамский 251. А задумала она построить сей табот Квесквамский потому, что прибегали к нему отцы ее и родичи ее издавна и сего сына своего Иясу зачала она 6 маскарама, в день [этого храмового] праздника известного. А Биядго Йоханнес, враг царства, сокрушил сей табот в том месте, где пребывал он, то бишь в Махадара Сэбхат. И после того как сдумала она сей совет добрый, поведала она его сыну своему, царю Иясу, установителю порядка. И когда услышал он это, то встал и сказал: «Да будет, да будет в сей же день», ибо разум верный у всех исполняющих, как сказал Давид (Пс. 110, 10). А после сего сказала она князьям: «Поищите мне иерея мудрого и ученого, чтобы поставить его надо всем священством [церкви этой]!» И поведали ей баламбарас Адару и Иов, акабэ-эбрет 252, что есть один иерей по имени Езекия, добродетельный и верующий. И сказала она: «Приведите мне его в мгновение ока!» И привели его из места, где тот пребывал, творя молитвы. И когда увидела она его, то возрадовалась и возлюбила его, ибо был он знатоком песнопений духовных, то бишь дэгуа, изо всех знатоков пения великих, искушенных в зэммаре и мавасэт 253, и умудренным в Писании и толковании. И тотчас назначили царица Ментевваб и царь Иясу многоодаренные цераг масаре Езекию настоятелем 254 церкви владычицы нашей Марии, пречестной и всевышней, и отвели ей место в верхнем Гондаре в доме царя Бакаффы по воле бога, производителя всех миров из ничего, ему же подобает честь и поклонение ото всех людей и ангелов. И благословили сие место абуна Христодул и зччеге Такла Хайманот благословением земли и небес. И сказали все иереи: «Да будет, да будет место сие для сей церкви честной!» И тотчас заложили основание ее царь и царица, взяв мастеров, искушенных в зодчестве, и начали [возведение] храма церкви прекрасной с помощью сына владычицы нашей Марии, святой и блаженной, коего благословляют все твари до прихода сына из рода человеческого во славе с тьмою тысяч ангелов благих.

Напишу я историю подвигов царицы Ментевваб, по имени царскому Берхан Могаса, и царя Иясу, по имени царскому [38] Адьям Сагад, ибо творит бог во времена их дела дивные и победы чудесные, коих не? верилось прежде во времена Езекии-царя, когда пришел Сеннахирим, царь Ассирийский, и осадил Иерусалим. Но да подаст мне бог силу и способность описать все чудеса царя Иясу и царицы Ментевваб. Аминь.

Начался месяц хедар в день первой субботы. 25-го 255 в ночь на вторник луна стала кровавой, как говорится в Писанин: «Покажу знамения на небе» (Иоиль 2, 30), и весьма долго оставалась кровавой. И когда увидели люди стана это знамение, то плакали плачем горьким, и вопили громким голосом, и говорили: «Господи Христе, помилуй нас!» А затем переменилась луна и из кровавой стала светлой. 27 хедара, в среду, вышел дедж-азмач Варання из Гондара, чтобы идти в страну свою, и прибыл в Самси в воскресенье. И во время сна напал на него Тасфа Мамо, чтобы воевать его со всеми людьми агау, то бишь Тикли Крестосом [и] квакварцем Аланго, сыном Варафа. И в ту ночь, когда сражались они, победил дедж-азмач Варання Тасфа Мамо и всех людей агау и отнял снаряжение воинское, то бишь 35 ружей. А 30 хедара, в день воскресный, упокоился Николай и был погребен в [церкви] рождества [богородицы].

Начался месяц тахсас в понедельник. И в этот день встал дедж-азмач Варання из земли Самси и ночевал в доме гум-бельца Мальке. А на следующий день прибыл он в Сакала и ночевал в доме Буйт Микаэля два дня, собирая свои полки. А в четверг поднялся дедж-азмач Варання, и ночевал в пещерах, и послал к фитаурари Тамбо, говоря: «Вот победил я врагов царицы Ментевваб и царя Иясу — присных Тасфа Мамо и всех людей агау!» А пришли присные Тансе Мамо к Гондару под предлогом плача о смерти раса Николая, но этот приход их был не из преданности, а чтобы воевать царицу и царя и воцарить другого царя, по имени Езекия-самозванец. А потом вошел дедж-азмач Варання в землю Гута в день первой субботы, а наутро заключил мир, то бишь союз, со всеми людьми Гуты за 2000 коров для царя и царицы и за 500 коров для дедж-азмача Варання. В понедельник повернул дедж-азмач Варання из земли Гута и вошел в Асава, и послал он к царю и царице сына своего брата и Бабеса. И вошли они в Гондар в четверг, неся послание, что заключил он союз со всеми людьми Гуты.

А 12 тахсаса 256, в пятницу, восстал на Гондар Тансе Мамо, то бишь глава мятежа, со всеми мятежниками: Тасфа Мамо, Габра Леулем, Матфеем, Агне, Вальда Гиоргисом из Алафа, Сандун Тасфа. И возмутился Илия, оставшись дома и пребывая в Гондаре. Он отказался повиноваться царице Ментевваб и царю Иясу, когда призывали его по приказу шалека Мамо, бэлятен-гета Ефрем, лике Гергис и цераг масаре Мамо. И собрал он всех мятежников, то бишь князей: Клавдия из Алафа, колення Феодора, цасарге 257 Марка, амхарца Давида, Абсади, Вальда Аба, Клавдия и многих чад военных [полков] Бурса и Чафанта и всех дружинников раса Николая. А в этот [39] день встретились у решетки царица Ментевваб и царь Иясу, и призвали эччеге Такла Хайманота и всех сановников и азажей, и приняли от них клятву и присягу и у остальных князей и всех чад военных. А преступили клятву чада Валата Каль — Вальда Гиоргис, Такла Хайманот [и] Завальд — и присоединились к мятежникам. А в 9-м часу в пятницу пошел мятежник Илия со своими мятежниками и встретился с мятежником Тансаэ Мамо в Каха, и вошли они в стан царицы и царя тремя дорогами, чтобы провозгласить указ на Адабабае, захватив барабаны, и войти в дворец царский, чтобы убить царицу Ментевваб и царя Иясу.

А фитаурари Ефрем оградил все врата царицы и царя по порядку, как гласит Писание: «Пойди, народ мой, войди в покои твои и запри за собой двери твои, укройся на мгновение, доколе не пройдет гнев» (Исайя, 26, 20).

А вот князья, которые пребывали с царем и царицей в крепости: дедж-азмач Гераклид, бэлятен-гета Вальда Леуль, бэля-тенгета Ефрем. Это тот фитаурари Ефрем, который поведал царице и царю из преданности, что возмутились эти Тансаэ Мамо и Илия, захватив дружинников Санди Гадле вечером в четверг. И [еще] пребывали там баламбарас Адару, кень-азмач Сэнде, азаж Беньям, азаж Дане, баджеронд Мамо, кантиба Пимен, азаж Гефому, асалафи Мамо, лигаба Вальда Сэлус, аса-лафи Ленсо, шалека Гета Хабта Васан, и Димитрий-египтянин, и ближний его — Димитрий, и все чада воинские. И оставались они в крепости 258, сражаясь с мятежниками ружьями и копьями, отнимая барабаны. И пришел шалека Чанчо туда, где были мятежники, с [воинами] Танкання, и щитоносцами, и тулама, и Заве, и сражались они битвой великой вплоть до Чафари Меда. И убил асалафи Ленсо [врага] в этот день, и погибло много людей у мятежников. И тогда сломилась сила мятежников, и осуждены они были на смерть первую, пока не приидет великая погибель последняя 259. И тогда же погиб шалека Чанчо, но смерть его была не погибелью, а жизнью, ибо умер он добровольно, ревнуя о царстве.

А затем приказали царица и царь баламбарасу Вальде [идти] к дедж-азмачу Варання и сказать: «Вот осуждены мятежники, чтобы стала сила их слаба, как тростник морской; ты же приходи скорее нам на помощь, взяв всех людей джави и людей меча!» Эти же побежденные мятежники и рассеявшиеся, как прах, пошли ночью к Вахни, чтобы свести [оттуда] Езекию-самозванца. И когда шли они дорогою, то захватывали их добро и их уды дружинники царицы и царя. И это — первая победа царицы Ментевваб и царя Иясу, и об этом гласит Писание: «Надежда жизни ни в многочисленности, ни в малочисленности»; и еще гласит: «Не уразумели они во время свое, что будет! Как бы мог один преследовать тысячу и двое прогонять тьму» (Втор. 32, 30). Давид же сказал: «Исполина не защитит великая сила. Вот, око господне над боящимися его» (Пс. 32, [40] 16-18). И вся эта победа была соделана царице Ментевваб и царю Иясу по их богобоязненности.

А в пятницу принесли клятву иереи всех церквей, а в день первой [субботы], 13 тахсаса 260, встретились в покоях царь и царица, а князья — на Ашава, и держали совет о порядке битвы, и провозгласили указ, гласящий: «Все вы, чада воинские, дружинники знатных женщин, [воины] Танкання, Заве из Баджана, Заве из Вагара, Заве из Самена, воины Заве, тулама и все мусульманские щитоносцы и стрельцы, стройтесь по полкам!» И собрали царь и царица, и князья, и войско зерно, и муку, и мед, и масло, коров и овец, коней и мулов, дрова и траву, и начерпали воды, и наполнили кувшины и горшки, и наварили пива, и медовухи, и всего потребного для плоти. И была печаль великая в доме царском среди князей и войска. А сугубо печалилась царица Ментевваб, и печалилась она не о себе, но о сыне своем Иясу, ибо один он у нее. И печаль ее подобна печали, постигшей богоматерь, когда повелел Ирод убить единственного сына ее. И говорила она: «Неужто увижу я очами своими, как схватят тебя и убьют? Неужто я соделала тебя, о возлюбленный мой и царь мой? Разве я сотворила тебя, а не бог сотворил тебя во чреве моем? Как сказал Давид, отец твой 261: "От чрева матери моей ты-бог мой" (Пс. 21, 11)». И матерь ее, вейзаро Энкойе, рыдала вместе с нею, и возливала слезы к небу, и проливала на землю, как воду.

14 тахсаса, в воскресенье, встретились у решетки царь и царица, а князья были на Ашава. И держали они совет, говоря: «Идти ли абагазу 262 на мятежников или оставаться [здесь]?» Половина говорила: «Идти», а полошша говорила: «Не идти». И пришли на совет все князья к царице, и сказала она всем князьям: «Зачем выходить абагазу со многими полками на этих мятежников Тансаэ Мамо и Илию? Знаю я, что делать, но не пришло еще время для того дела, которое я явлю вам. А что до того, что пошли эти мятежники к Вахни, то, как вам кажется, что они сделают? Я — царица Ментевваб, так неужто я не знаю людей? Да не покажется вам, князья, что я [просто] женщина! Если я и стала женщиной от природы, то я — муж из мужей по дару своему, полученному от бога и внизу и вверху. Как сказал апостол Иаков, брат господен: "Всякое деяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше"!» (Иак. 1, 17). Это говорила она, покуда не придут на помощь верные царству люди меча с [полками] Йельмана и Денса, с [воинами] джави и Дамота, с [воинами] Мачакаля и Гафата и покуда не придут все люди Годжама, то бишь басо, либан, дарабе, энамай, даген, будана, шабаль, баранта, йенач, [полк] Сэлтан Айле, энасе и Энабэсе, ибо все они — родичи по плоти царице Ментевваб со стороны матери ее, государыни Сабла Вангель, матери государя Мины 263. На том и порешили.

В это время призвали они абуну и эччеге и повелели шале-ка Иову принести образ «в терновом венце» 264, и принес он [41] его. И оказали царица и царь всем князьям и войску, иереям и сановникам суда, щитоносцам и стрельцам, [воинам] тронного зала и «дома Льва» и всем полкам, что были в крепости: Заве из Баджана и Вагара, Заве из Самена, воинам Заве, Заве Танкання, и заложникам 265 меча: Санди Дима, Санди Гадле, Маки, Буная: «Поклонитесь нам, что не отложитесь от нас!», ибо всякое дело клятвой венчается 266. И встал шалека Иов посреди них, держа образ в терновом венце господа нашего Иисуса Христа, и принесли они клятву, говоря: «Коль отойдем мы от благословения царицы и царя, да уничтожит нас образ в терновом венце господа нашего. Иисуса Христа, ему же слава, дабы не уклониться нам от них ни вправо, ни влево, ни в смерти, ни в жизни!» И не только эту клятву приняли они, но были [еще] закляты отлучением от абуны и от эччеге. В этот день повелела царица Ментевваб Тамбо и Бабса 267, дав [послание с] печатью, идти к господину их, дедж-азмачу Варання, и сказать: «Приходи быстро без дневок и ночевок!» И когда шли; они дорогою, захватил их Гераклид в Вейра, и связал их, и забрал их коней и мулов. И спрятали они то [послание с] печатью, что несли, меж камней, чтобы не увидел он, что там. А потом отпустил он их, и пошли они к господину своему,

А в тот день, воскресенье, свели эти мятежники с Вахни Езекию-самозванца, соединившись в беззаконии с двумя изменниками: Кириллом, который был азажем Вахни, и Нэвая Селласе, которому поручили царица Ментевваб и царь Иясу, положившись на него, охранять гору Вахни с полком тулама. А этот Нэвая Селласе, придя в землю Вахни, изолгал свои речи и сказал: «Успокоился государь Иясу, и решили князья свести Езекию. Я же пришел с этим повелением». И такой ложью свел он Езекию с горы Вахни, чтобы воцарить его. Таков был грех великий этих беззаконников, Кирилла и Нэвая Селласе, что не изгладится он во веки веков. И присоединились к ним в измене Юст, Илия, Гераклий, что был назначен прежде расой, и тигреец Рэтуэ, что был назначен прежде пашой, [и] Вальваджо, назначенный лика маквасом.

15 тахсаса, в понедельник, собирали князья провизию, и призвали царица Ментевваб и царь Иясу сановников: лике Гергиса, лике Бета Кэсоса, лике За-Гиоргиса и четырех азажей: азажа Такла Хайманота, азажа Феодора, азажа Батре, азажа Вальда Гиоргиса, сына азажа Георгия, и ввели их в дабаль бет [дворца] Гемб. А 16-го на рассвете, во вторник, учинили грабеж дружинники дедж-азмача Гераклида всему добру: парче, коврам, мечам, и не оставили ничего, кроме самого [дворца] Гемб, [и то потому, что его] невозможно [унести], и ушли к мятежникам, Герма Сиону и Иоакиму, забрав всех людей Вагара. И в этот день ушли дружинники баламбараса Адару, что были в крепости. В это время призвали царица и царь эччеге Такла Хайманота, чтобы поведать ему о своем притеснении, что учинили над ними беззаконники. И расска [42] зала государыня Ментевваб о своем притеснении и сказала: «Прежде они воцарили сына моего, когда их не просили воцарять его, а ныне, когда дорос он и до коня, и до копья, вот [хотят] убить его в мятеже, когда не сделал он им никакого зла, но назначал [их на должности] и кормил их. Ныне же не забудь меня в молитве твоей, дабы не оставил бог суда своего, коим судил он Голиафа и Сеннахирима!» И, выслушав, опечалился весьма эччеге и ушел в дом свой в печали. И были заперты двери царя, чтобы не отворили их силою.

В этот день вошли мятежники в Каха, взяв с собою самозванца по имени Езекия. И изготовились князья к битве на Макабабия и выстроились по местам своим. И встали бэлятен-гета Ефрем и кень-азмач Сенье у ворот Жан Такаль, ворот Таресамба, ворот Мадаб бет и ворот царской ризницы 268 со всеми Заве из Баджана [и] присными агафари Такла Хайманота, агафари Вале, Юста, эдуга Гезань, Гераклия, Кэмкэм Мамо, сына Такла Хайманота, Батра Хайля, Байкеданя, Ио-акима. Одни держали кремневые ружья: Такаете, Вальда Селласе, Завальд Мошо, Тавальд, Давид Фанта. И были с ними воины Заве с агафари Исакором. И повелели царица Ментевваб и царь Иясу кень-азмачу Айя [отправиться] к дедж-азмачу Варання. И нашел он его идущим по дороге, и были [с ним] Танкання, и тулама, и все стрельцы со своими воеводами: шалека Гета, агафари Абали, За-Сэлусом, Вальда Киросом, Вальда Микаэлем, Набийя Леулем, Сион Тэхуном, Сисиннием, Сэну, Кень Ларасу, Сафиу, Акала Маскалем, Дока Сари Айеле, Фанта, сын Давида, стрельцы из кремневых ружей: Касо, За-Гиоргис, Клавдий, За-Микаэль. И был Целата Кэсос Мамо с 15 стрельцами-стражниками Аданагер, и были с ними Дач Кенфа Маскаль, Аболь Зого, Иоанн, За-Гиоргис, Вальда Гиоргис, Кидану, Цота, Сэле, Такле, Хэляве Малакот, Кидана Вальд, Завальда Марьям, Ацке Байнас, Малька Селласе, Сэдате, Анесте, Зэкро, Эльфейос, Исайя, Калеб. И были там дружинники баламбараса Адару — все чада воинские, [стражи] врат Таресамба. И встал бэлятен-гета Вальда Леуль у «голубиных ворот» и «ворот поминовения» со своими дружинниками могучими и тулама. И встал дедж-азмач Гераклид у ворот Куальхи и ворот [церкви] Ацацаме святого Михаила вместе с азажем Гефому и вместе с чадами воинскими: Гера, Вальда Гиоргисом, пашою Люле, Кенфа Габриэлем, сыном баджеронда Клавдия, Вальда Амлаком из Карода и всеми дружинниками своими и стрельцами. И встали фитаурари 269 и баламбарас Адару, и азаж Беньям, Хабт Бавасан у Адапа-гера и у [перехода] «радуга», [ведущему в церковь] Руфаила с дружинниками своими стрельцами. И встали щитоносцы с военачальником своим шалека Ленчо у «золотых палат» на Аданагере. Этими щитоносцами были присные Комбе Дамо, присные Эльфейоса Дама, Адара Гиоргиса, сына Нагаси. А на Шашана — тулама из Седа со своим военачальником Гунча. [43]

И встали у башни казначейской баджеронд Мамо и кантиба Пимен с египтянами Димитрием и Георгием 270. И пребывал с ними Кэсаде, и были с ними Заве из Самена. И встал абето Зена Габриэль, сын баджеронда Клавдия, у «дома Льва» с дружинниками баламбараса Адару, присными бальдераса 271 Исайи и многими его стрельцами. И встали у башни Айкаль баламбарас Айкаль, бальдерас Дане, бальдерас. Реда, бальдерас Ацме, бальдерас Адару, бальдерас Вальда Малакот, конюх царский Дари Хон, конюх мулов Адару. Там был Гарадо Мамо, которого поломал слон и которого внесли в царский замок на носилках.

А самих царя и царицу охраняли день и ночь абето Манбар и азаж Дане. Не отлучались от лика царя и царицы ни днем, ни ночью [и] шалека Иов, шалека Гета, заведующий мясниками 272 Мамо Кацала, Леула Какь, асалафи Геласий, Феодор, Филофей, Михаил, ибо были они на посылках по слову царицы Ментевваб и по слову царя Иясу и там и сям. И были в замке блюстители дома царя и царицы эльфинь азаж 273 Кддане, азаж Асбен, азаж тронного зала Такле, азаж Феса, азаж Феодор, азаж Валыду Сирак, начальники стольников Йенакандис [или] Иоанн. А из пребывавших в замке [блюстителей] престола были агафари Клавдий, агафари Абулидес, агафари Адару и все [блюстители] престола — присные Кенфу, Стефана и [воины] Заве, присные Петра, Йемарьям Барья Зэмэну. Пребывавшие там не только стояли на страже, но били в [барабан] медведь-лев и трубили в рога и держали знамя. Шалека «дома Льва» Такла Хайманот, Феофил из Расге-бет, Амадо йоханнес из Иеблань Лангате, агафари Михаил, агафари Дэхо, Энкуляль Асайю Паулос, агафари Иосия — [все] они чада дома царского, [и] Немане, которому перебили руку из ружья. И были там Асахель и Евсевий и меченосцы с военачальником своим Вальда Сэлусом, сыном эдуга Мамо, Вальда Сэлус, Ав-докий, амхарец Евеигний, Тарбинос, Вальда Микаэль, За-Маскаль Микаэль, Мазмуре из Була, Матаме из Квары, Мамо Ацку.

А вот имена чад военных, что пребывали в крепости, готовые к смерти: абето Начо, сын акабэ-саата За-Манфас Кеддуса, сына истинного азажа Вальда Тенсаэ 274, столпа и врат суда. Сначала он был возведен за верность в чин лика мата-ни 275, потом назначен лика мавдваеом, а в третий раз назначен кень-азмачем, ибо он — верен; и абето Бинор, сын бэлятен-гета Акала Кэсоса, с двумя своими детьми-Вальда Киросом и Мазмура Денгелем; абето Хайла Иясус, сын азажа Эгуса, дети шалека Донзе — Симеон, Петр, Павел; Начо Мамо — сын Марка, агафари [полка] Йельмана, а тот — родич царя через Арка Селласе из Вагда; дети азажа Евсевия; Мармехнам [и] Виктор-дети абето Василия; гондарец Вальда Руфаэль, Иов [и] Абукир — дети баджеронда Павла; абето Наод — сын баламбараса Агне; сын Кефле — Мамо; сын кень-азмача Такла [44] Хайманота — Микаэль; сын дедж-азмача Вальда Гиоргиса— Кирик; дети абето Асера — Асахель, Елисей, Бэца Гиоргис; сын абето Эдейе — Григорий; сын гра-азмача Клавдия — Ацме; сын дамотца Мазраэте—Сисинний; Экит Иосиф; сын кень-азмача Забане — Иосия. Из Бахр Аруса — Иосиф Така, Георгий, Самуил Эшач, Аксифор, Вальда Микаэль, Авессалом; Лагас из Даунта, Кеддус Кенфе Наод, Авессалом из Суфанкара; сын азажа Феодосия; Мамо, сын лике Бета Кэсоса; Кокаба Леба, сын бэлятен-гета Ефрема, и дети его сестры — Габра Абиб, Фасиль, Иябусте, Фарца, Исайя, Дури Мамо-стрелец, Завальд, сын агафари Заме. А из меча — Санди, Димитрий, Ацме, Буко.

17 тахсаса, в среду, вышел самозванец по имени Езекия из Каха и вошел в дом дедж-азмача Гераклида. И пришли все мятежники по полкам своим и окружили крепость царицы и царя, чтобы взять ее со всех сторон. И усилилась битва на Аданагере, где были князья — фитаурари Ефрем, верный от начала, и Амха Иясус с распаленным сердцем, как пардус бросающийся, и летела его мощь на врагов царицы и царя, как желчь на главу, .и дедж-азмач Гераклид с сердцем, пылающим как огонь, посреди врагов и супостатов, и как вихрь могучий, взметающий землю. И был там Киракос, сын брата дедж-азмача Гераклида, и кень-азмач Сенье, исполин, словно Давид. И сражались оил за царство, и ни в ком не было страха. И баламбарас Адару, могучий, словно Ионафан, и крепкий, как Адинон, чья нога не останавливается ни на каком месте: он то справа, то слева, и азаж Веньям; ревнующий о царстве, нож отточенный, как Ехуд, и грозный сроим ружьем, как гром, и Хабт Бавасан, испытующий силу вражью, могучий, как Гедеон, знаменитый и в городе, и ло границам 276. Эти витязи сражались с мятежниками от полудня до вечера, и победили мятежников, и убили среди них многих людей из ружей. И был ранен в голову Тэкуре, дружинник дедж-азмача Беньяма.

Возвратимся же к дивному и чудесному подвигу бэлятен-гета Вальда Леуля, уповающему сердцем, как лев, и сокрушающему кости витязей, как [лев сокрушает кости] скотины, и грозному силою, как Иоав и Ааисай, могучему, как Иефай, и крепкому, как сын Маноев, мудрому советом, как Иодай 277. Подошли к нему мятежники с ружьями и копьями, луками и огнем, когда был он в Тазкаро бет 278 с дружинниками своими могучими, и воевали его битвой великой, а он сражался с ними и победил, и не смогли они взять крепость царя и царицы. И тогда сломали кость ноги камнем из пращи Симеону, сыну Начет, и пролил он кровь за корону. Но и потом не перестал он стрелять из ружья.

Вернемся же снова на [площадь] Макабабия, где был бэлятен-гета Ефрем, сын дедж-азмача Махадара Крестоса, который верно сражался за царство, и где был шалека Гета, мудрый советом и ученый речью, сладкий словом и крепкий силой во время битвы, как Ависай и Асаель 279. Пришли к нему [44] эти мятежники и стреляли из ружей. Он же сражался с ними копьем и ружьем со стрельцами, присными агафари Аболи, и с Начо, братом бэлятен-гета Ефрема, и Чельфа Мамо, Вамбару Тембери Тедросом, Чиха, Айю, Вальда Малакотом, Давидом Фанта, Гольджа, Сире Мамасом и со всеми другими стрельцами и со всеми Заве, с агафари Такла Хайманотом, агафари Юстом, агафари йесакором Вале. И победили те витязи этих мятежников, и не смогли они взять крепость царя Иясу и царицы Ментевваб.

А на башне казначейской были баджеронд Мамо и кантиба Пимен, мудрый советом, и египтянин Димитрий, верный царству, что без отдыха днем и ночью сражался с ружьем против врага и супостата 280. И сражались с этими мятежниками и победили их лигаба Вальда Сэлус, и асалафи Ленсо, и шалека Такла Хайманот, которые были в Данказской башне 281, и азаж Гефому, крепкие и могучие, не боявшиеся смерти ни пред ружьем, ни пред копьем, пособляя царству 282. Они сражались с мятежниками вместе с князьями, которые сражались на Аданагере. Там сражался агафари Тури из тулама и Абадир, не отдыхавший нисколько и проводивший ночи в битве, поносивший мятежников и говоривший им: «Что вам пользы в Езекии-самозванце, когда он — самозванец!» И такими укоризнами сокрушал он силу мятежников, стоя на [башне] Саганет 283.

18 тахсаса, в четверг, завязалась битва со всех сторон, а сугубо усилилась сеча на Аданагере и у Тазкаро бет, где были бэдятен-гетй Вальда Леуль со многими полками и тулама, агафари Михей, Мачане Езекия, Азмачу Зоге, в которого попали из ружья, За-Манфас, Танса Мамо, Исайя и со своими дружинниками бэлятен-гета Тансе Иесамалю Ацме, фитаурари Такла Хайманот, шалека Мармехиам, шалека Вальда Селласе, шалека Завальда Марьям, шалека Гавриил, азаж Варсо, шалека Вулинта Кефлю Каса, сын Каба Кэсоса. И не разлучался с ними асалафи Мамо ни в совете, ни в битве жестокой, ибо был разумен в речах и силою — боец 284. И сражались они битвой великой и ружьями и копьями и победили мятежников.

Возвратимся же к князьям, которые были на Аданагере, то бишь фитаурари Ефрему, дедж-азмачу Гераклиду, баламбарасу Адару, кень-азмачу Сенье, азажу Беньяму и Хабт Бавасану. В это время ожесточилось на них войско изменное с ружьями и копьями и со стороны «радуги» [церкви Руфаила], и со стороны Аданагера и убило из них троих человек. В это время погиб дружинник бэлятен-гета Ефрема то имени Моле от ружейного выстрела, и погиб слуга кень-азмача Сенье, и погиб один щитоносец. И скрыл, [что это] их тела, фитаурари Ефрем и сказал: «Вот тела мятежников, а это — [тело] слуги [мятежника] Тасфа Мамо!» И сказал он это, чтобы не дрогнула сила витязей. И, пнув тела, [продолжал] сражаться с мятежниками. И продолжали сражаться на Аданагере вместе со своими присными дедж-азмач Гераклид и баламбарас Адару, кень-азмач [45] Сенье, азаж Беньям с детьми брата своего и сестры и верный Хабт Бавасан. И был тогда дедж-азмач Гераклид силою и крепостью витязей и не страшился никого, как сказал Давид в Псалтире: «Господь — свет мой и спасение мое: кого мне бояться? Господь—крепость жизни моей: кого мне страшиться. Если ополчится против меня полк, не убоится сердце мое; если восстанет на меня воина, и тогда буду надеяться» (Пс. 26, 1, 3). Это та молитва, которая помогла Езекии во времена Сеннахирима, царя Ассирийского. Свечерело посреди сражения, и тогда накормил князей дедж-азмач Гераклид и всех бойцов, зарезав много коров, а тех, кто соблюдал Филиппов пост, вроде азажа Беньяма, тех накормил он пищей постной, ибо ублажал он всякого по желанию его. Однажды, когда все чада воинские, проголодавшись и возжаждав, возмечтали в мечтаниях своих о всякой пище и всяком питье, возмечтал Симеон и сказал: «Мечтаю о помощнике, который бы помог нам!»

А хуже всего изо всех злодейств мятежников в этот день было то, что призвали они абуну, и эччеге, и акабэ-саата, и настоятелей обители Магвинской, и Заварк Лабухе, и всех сановников дабра-либаносских и дома отца нашего Евстафия туда, где был самозванец по имени Езекия, насильно против их воли и сказали им: «Пошлите к царю и царице и ко всем князьям, чтобы выдали они нам Димитрия и Георгия, ибо они — франки, дабы испытали мы веру их и осмотрели наготу» 285. И повелели абуна и эччеге двум священникам расспросить царицу Берхан Могаса и царя Адьям Сагада об этом деле. И не ответили на это царь и царица, ибо то было не время речей, а время битвы. Все это было злодейством мятежников, чтобы привлечь всех людей к мятежу под предлогом франков.

119 тахсаса, в пятницу, была битва, как и прежде, на Аданагере, где были князья, которых мы упоминали прежде. И когда увидели князья, что приблизились мятежники, присные Илии, к дому фитаурари Ефрема, стало им из-за этого тяжко. Сей же фитаурари Ефрем сам поджег дом свой стрелами из лука. И тотчас рассеялись все мятежники, присные Илии, и пошли в другое место, и погибли многие люди из мятежников от ружей. И тогда зажгли огнем дворец царский по имени Адагагер эти мятежники.

Возвратимся же к подвигам Вальда Леуля, который был в Тазкаро бет. В этот день, .пятницу, собрались туда все мятежники и пошли на него, собравшись вместе по народам своим, и учинили такую битву, что и не пересказать, и сражались ружьями и копьями. Тогда перебили пулей ногу кантибе Пимену. И принялись они ломать Тазкаро бет. А после того как сломали и вошли, вышел бэлятен-гета Вальда Леуль па .мятежников и сражался ружьем и копьем с дружинниками своими могучими — Йесмалю Ацме и Тансе и со всеми тулама, и сражались с ними витязи Чоле [и] Эмбарак. И провели они ночь на этой «радуге», которая была взята, обороняясь днем и [46] ночью с мечами в руках. Этот день, пятница, был горше полыни, ибо примешалась к нему чаша смертная, но благословен бог, спасший нас от этого дня злого.

20 тахсаса, день первой субботы, провели князья, сражаясь с мятежниками, по обычаю своему. И в эту ночь к рассвету на воскресенье принесли эти мятежники ко вратам [башни] Жан Такаль дров и серы, то бишь пороху, чтобы сжечь огнем врата Жан Такаль. И, увидев это, схватил бэлятен-гета Ефрем порох и внес в крепость. А сотворила для него сей великий подвиг в день праздника своего владычица наша Мария, ибо любил он ее. А человека, который нес порох, убил из ружья дружинник баламбараса Адару.

21 тахсаса, день воскресный, провели они, сражаясь с мятежниками, по обычаю своему. В этот день сожгли огнем эти мятежники царскую трапезную, возведенную у «голубиных ворот». А вечером, в воскресенье, они сожгли огнем великий дворец, то бишь тронный зал, и вытащили великий трон вместе с золотым престолом и вместе с коврами служители тронного зала агафари Абулидес, агафари Клавдий, агафари Адару со всеми служителями зала и внесли в башню. И в этот день сожгли огнем церковь святого Руфаила.

22 тахсаса, в понедельник, сражались князья с мятежниками по обычаю своему. И вышли щитоносцы из врат крепости, и совершили подвиг великий в этот день, понедельник, и внезапно перебили мятежников, и опустились к Энсат амба, и начерпали воды, и напились, а с начерпанной водой возвратились в стан, пробившись. Эти щитоносцы были подобны троим храбрым Давида .(ср. II Книга царств 23, 16).

Напишу я еще историю верности князей, родичей царя Иясу и царицы Ментевваб, как труждались они 14 дней царства ради. Подобную верность выказал дедж-азмач Гераклид, пребывая в битве жестокой, не давая роздыха ногам своим ни на миг, поспешая во всякое место, где ожесточалась битва, и укрепляя сердца сражавшихся с ним. И, возвращаясь назад, кормил он всех бойцов своих, зарезая им коров, и поил медом. И так укреплял он бойцов, как сказано: «Хлеб укрепляет сердце человека» (Пс. 103, 15). Подобную верность выказал и бэлятен-гета Вальда Леуль, пребывая в битве жестокой, не давая роздыха ногам своим ни на миг, поспешая во всякое место, где ожесточалась битва, и укрепляя сердца сражавшихся с ним, ибо распалялось сердце его, как огонь, и крепок он был, как лук медный, и глотал он пули, как галушки, и, как вино, выпивал копья острые, и на всякую беду смотрел как ни на что, и ничуть не бывало в сердце его страха из любви к сыну своему Иясу, царю царей, и из любви к сестре своей, царице Ментевваб. Сила его была подобна силе Гедеона, а крепость силы — как у Самсона, сердце его было полно в битве привычной, как у Ехуда, и падал он на мятежников внезапно, как град 286.

И не только тогда совершал подвиги Вальда Леуль, но и [48] прежде, когда началась битва. Когда приблизились мятежники к Макабабия, встал бэлятен-гета Вальда Леуль посреди всего войска с мечами в руках и искушенных в сражении и воссел на коня своего, держа щит и копья отточенные, быстрый, как орел, и крепкий, как лев, чтобы идти на Макабабия и встретиться с мятежниками в сече. И тогда пришли азаж Беньям и баламбарас Адару, схватились за узду коня и говорили ему: «Не делай сего и не выходи не посоветовавшись. Ведь ты — начальник тех, кто находится на Макабабия и на Ашава. Если ты выйдешь, то выйдут все и рассеются, как стадо без пастыря!» И таким образом охладили они гнев бэлятен-гета Вальда Леуля и с трудом заставили его спешиться с коня. А потом, когда сломали эти мятежники врата Тазкаро бет и вошли в эти врата сломанные, содрогнулись все люди верные и зашатались, как пьяные, и вся мудрость их исчезла, и воззвали они к богу в скорби своей (ср. Пс. 106, 27) эти люди верные. И когда усидел, что смутились люди верные, сказал бэлятен-гета Вальда Леуль: «Стой, стой, молодцы! Разве я не Вальда Леуль, муж из мужей, и город не знает меня?» И когда услышали это, то укрепились все и встали по местам своим. А сам Вальда Леуль ринулся вперед с Эмбараком и Чоле, витязями из [полка] Басо, и с другими дружинниками своими и восстал на мятежников. И сказал он земле: «Вот тебе мое слово: как ты не убежишь, так и я не побегу!» И, сказав это, схватился с ними Вальда Леуль, щит против щита и ружье против ружья, и следовали за ним те, кого упомянули мы прежде. И выгнал он этих мятежников, разбрасывая их и расшвыривая и причиняя им многие беды, ибо был он предан царству, бешено стремителен, сокрушая всех врагов царя и царицы и приводя их в такой трепет, что припадали они к ногам царя, склонялись пред ним и приносили подати дорогою долгой. А во всех вратах царя и царицы пребывали дружинники его благоверные, держа ружья длинные и кремневые в каждом окне, грохотавшие, как молния, и попалявшие мятежников. А когда отдыхал бэлятен-гета Вальда Леуль в месте тесном ли, широком ли, то кормил он всех, кто сражался вместе с ним, стоя в битве, подобно столпу, зарезая коров, ибо был он щедр рукою, и налояя их медом цеженым и вином желанным. И тем укреплял он бойцов, оголодавших от глада и мора и утомившихся от бедствий тяжких, пока не подоспела и не пришла от бога подмога дедж-азмача Варання против мятежников, злобных нравом и обычаем, когда тот собрал волею и неволею джави и людей Дамота, и не отделился ни один иноплеменник 287.

И не разлучались с бэлятен-гета Вальда Леулем во время битвы Симеон, Петр, Павел, сын Кефле, Мамо, и стреляли они из ружей, стоя наверху трапезной. А у казны стояли и сражались, стреляя из ружей, Григорий, сын Дейе, Экит Иосиф [и] Кирик. А баламбарас Адару пребывал в битве, сражась с мятежниками и не отдыхая ни в одном месте, но обходя все врата [49] царя и царицы, где ожесточилась битва, и стоял он, укрепляя бойцов в каждом месте. Он расставил своих дружинников-стрельцов по восьми вратам, а сам встал у девятых врат «радуги», [ведущей к церкви] Руфаила, со многими ружьями. И в первый день битвы взял он из дома своего 40 коров и 100 горшков меда, и принес во дворец царский, и таким образом снабдил его провизией, и кормил в тронном зале царского дворца три дня, а один день в царском дворце на Ашава всех чад воинских и воинов знатных женщин, а из полков кормил многих и поил их медом и аракой, соблюдая устав царский. И во все дни кормил он их и поил по возможнасти, ибо голодало и жаждало войско царя Иясу и царицы Ментевваб, что стояло во вратах, потому что перехватили у них мятежники хлеб и воду и ужесточилась осада из-за этого перехвата хлеба и воды, как гласит Писание: «Первое в осаде перехватить воду».

И однажды в эти дни послали мятежники к царице Берхан Могаса и к царю Адьям Сагаду, говоря: «Заключим союз и мир», когда разгорелась жестокая битва. И в этой битве на Макабабия был бэлятен-гета Вальда Леуль, призывавший джа-ви словом и сокрушавший Илию-дьявола силой. И там был дедж-азмач Гераклид, питавший всех советом своим. И там был бэлятен-гета Ефрем Аласлесей 288, муж мудрый, как Хусий, каждый день подававший совет. И там был фитаурари Голам Ефрем, сызмальства наученный уставу воинскому. И там был Беньям, молодец силою, чью руку отвратить не могли [другие] молодцы. И там был баламбарас Адару на коне, что рыл землю ногою. И там был кень-азмач Сенье, слава молодцов, ибо не было страха в помышлении его. И там был Хабт Бавасан, у которого обе руки были как правая, а сила его была силою Атнана 289. И были там все князья и сановники, кроме лике Мехрека, и все чада воинские. И все они услышали, что послали эти мятежники, говоря: «Заключим мир». И когда услышали это послание царь Иясу и царица Ментевваб, то приказали шалека Иову, ибо послушен он был днем и ночью, призвать бэлятен-гета Ефрема и азажа Беньяма, умудренных в совете, и пришли те быстро. И сказала им государыня Ментевваб: «Дайте же совет, что нам делать, ибо послали к нам мятежники, говоря: "Заключим союз и мир"». Эти же бэлятен-гета Ефрем и азаж Беньям сказали единогласно: «Какой союз [у них может быть] с царством? Разве разделились эти двое [предводителей мятежников] меж собою? Эта речь «е о союзе, но покров это заговора. Ныне же да царствует тот, кому дал бог!» И, услышав совет двух князей, сказали царь и царица: «Это совет наилучший, нисшедший от бога Саваофа!»

23 тахсаса, во вторник, вывели эти мятежники на Чафари Меда абуну Хриетодула, и эччеге Такла Хайманота, и акабэ-саата Вальда Хаварьята, и всех сановников церквей и иереев. И сказали им эти мятежники: «Отлучите царя и царицу и все войско, что на Макабабия!» И отлучили они, говоря: «Всяк, кто [50] рубит дрова, и черпает воду, и повинуется царю и царице, да будет на тебе слово апостольское!» И когда услышали люди верные, что отлучили их устами митрополита и эччеге и устами всех иереев, то дали им такой ответ: «Отрекаемся от вас; мы умрем с ним и будем помогать царю, ибо как царю не помочь, как море вычерпать? Об этом гласит слово Писания: Не поднимай руку на помазанника господня" (ср. I Книга царств 26, 9), и еще гласит оно: "Не прикасайтесь к помазанным моим" (Пе. 104, 15). И еще гласит Писание: "Незаслуженное проклятие не сбудется" (Притч. 26, 2)». И после того как выслушали эту речь, возвратились отлучившие по домам.

Возвратимся же к прежнему нашему повествованию, как отправился бальдерас Вальде в пятницу, получив приказание от царя Иясу и царицы Ментевваб. И на 4-й день после того, как вышел он из Гондара, прибыл в Асава в понедельник, где был господин его, дедж-азмач Варання, и поведал ему всю ту речь, что передавали ему царь и царица. И тотчас поднялся дедж-азмач Варання, погрузив барабаны на плечи 12 человек, так как спешил он выступить [в поход и не мог ждать], пока придут мулы для барабанов. А выступая, провозгласил он указ, гласивший: «Иду я походом на Гондар на помощь царю Иясу и царице Ментевваб, ибо восстали на них мятежники, присные Тансе Мамо. Следуйте же за мной, все вы, люди джави, и люди Дарабе, и люди Дамота, и все люди меча, чтобы помочь царю и царице, на конях и со снаряжением воинским!» И когда выходил он, встретил он Набза, то бишь колдуна. И сказал ему: «Ты зачем пришел сюда?» И поведал Набз дедж-азмачу Варання, как послал его Тансе Мамо злодейски, чтобы наговорил он против него заговор и чтобы ослабел от заговора дедж-азмач Варання и не пришел на помощь царю и царице. И, услышав обо всем этом злодействе, приказал дедж-азмач Варання убить Набза копьями вместе с двумя [другими] колдунами. А затем поднялся он из Асава и ночевал в доме Бэсэля.

И в этот же день пришли к азажу Георгию посланные от царицы и царя — Вальде Буче, Сату [и] Бабо, и сломали печать пред лицом его, и поведали все, что приказали царь и царица: что назначили они его азажем Йебаба вместе с [должностью военачальника полков] Иельмана и Денса. И в этот же день поднялся азаж Георгий, провозгласив указ: «Следуйте же за мной все люди меча, Иельмана и Денса на помощь царице Ментевваб и царю Иясу!»

Во вторник встал дедж-азмач Варання из дома Бэсэля и ночевал в Гумбели в доме Зет Йевусте. В среду встал дедж-азмач Варання из Гумбели и ночевал в Цима в доме шалека Таамани. В четверг встал дедж-азмач Варання из земли Цима и ночевал в Йебаба, и встретил он там своих дружинников, фи-таурари Тамбо [и] шалека Бабса, и дали они ему печать царскую. И была сломана пред ликом его печать послания, гласившего: «Вот даем мы джави землю Габарма; ты же приходи [51] быстро без дневок и ночевок». И поведали они ему, как связал их Гераклид в Вейра. А до того пришло к дедж-азмачу Варан-ня слово указа, провозглашенного дружинником мятежника Тансе Мамо в Йебаба во вратах царских, которое гласило: «Вот упокоился государь Иясу и воцарился Езекия. И утвердил он за дедж-азмачем Варання должность его. Пусть он не приходит к нам, но пребывает в стране наместничества своего!» И, услышав это, посмеялся тому дедж-азмач Варання, и показалось ему это игрушками детскими, и искал он этого глашатая указа, чтобы повесить его в Йебаба, но не нашел.

А в пятницу поднялся дедж-азмач Варання из йебаба и встретил азажа Георгия на мосту со всеми людьми меча, Йельмана и Денеа. И в этот день ночевал он в Вейра, а в день первой субботы поднялся дедж-азмач Варання из Вейра с азажем Георгием, и со всеми людьми меча, и с [воинами] Йельмана и Денса и ночевал в Гальда. И в этот день послал он лазутчиков в Гондар разведать мятежников: стоят ли по дорогам заставы [мятежников] или нет. И сказал он им: «Осмотрите и расскажите мне». А этими лазутчиками были Варе, Босане, Вале [и] Чаро и шли они долгой дорогой, и не нашли ни одного человека, и возвратились к господину своему, и поведали ему, что нет на дороге ни одного [вражеского] лазутчика. И понял дедж-азмач Варання, что пребывают эти мятежники в расстройстве. А в воскресенье поднялся дедж-азмач Варання из Гальда и ночевал в Теза-амба. А в понедельник поднялся дедж-азмач Варання из Теза-амба и ночевал в Вайнарабе. А во вторник поднялся дедж-азмач Варання из Вайнараба и, будучи в дороге, послал мужей зажечь дома в Цада, и зажгли они их. И по этому дыму огня догадались о приходе дедж-азмача Варання пребывавшие в крепости царской и поняли, что помогает им бог, как гласит Писание: «Возвожу очи мои к горам, откуда придет помощь моя. Помощь моя от господа, сотворившего небо и землю» (Пс. 120, 1-2). Вот кто зажег дома в. Цада: Гальмо, Житу Гаджау, Мебо, Аби, Саййо, Абру, Гарби Гало, Само, Аба Дальчу- [и] Барбо. А до этого, в воскресенье, пришел один юноша, воин Заве, которого послал дедж-азмач Варання, и поведал царю Иясу и царице Ментевваб благовестие о приходе дедж-азмача Варання. И наутро, в понедельник, послал дедж-азмач Гераклид одного дружинника своего с этим воином Заве, чтобы увидеть, правда это или ложь. И увидел он, что пришел дедж-азмач Варання, возвратился и вошел в, Гондар и поведал дедж-азмачу Гераклиду, что видел. А наутро, во вторник, послал баламбарас Адару дружинника своего, Габра Гиоргиса, и нашел тот дедж-азмача Варання в Вайнарабе. И, увидев, что пришел он, возвратился и рассказал господину своему, и то было начало первой радости.

В этот день, вторник, ночевал дедж-азмач Варання в Цада. А вечером послал он людей знающих разведать город, то бишь Гондар. И прибыли эти мужи в Эсламбет 290, и пожгли [52] огнем дома мусульман, и убили многих мусульман, а убив, возвратились к дедж-азмачу Варання. Этими мужами были Вальде Бучо, Варе, Гермо, Тамбо Гальме, Вато [и] Авади. И в этот день прослышали мятежники, что пришел дедж-азмач Варання, и, услышав, содрогнулись и бежали, взяв с собою Езекию-самозванца, и ночевали в Абора. И тогда вышли щитоносцы из ворот крепости, и захватили, что нашли в домах всех людей, и вошли в крепость царскую, ибо голодали они и жаждали много дней, служа верно ца.рю и царице.

А еще опишем историю мужества дедж-азмача Варання, острого сердцем, как меч, и быстрого ногами, как птица. Вот прилетел он на крыльях, заполнил землю от предела до предела 291. А наутро, в среду, поднялся дедж-азмач Варання из Цада и пришел вместе с азажем Георгием, верным издавна и крепким, как лук медный 292, и со всеми чадами его: Веладж Иоханнесом и Георгием, и со всеми чадами брата своего: Илией Гора, Михаилом Гора, Амде [и] Самбу, и со всем.и порожденными фитаурари Кура. И пришел к Гондару дедж-азмач Варання со всеми родичами своими: асалафи Начо, Аве, Лофисом, детьми дедж-азмача Латы 293, и с шалека Дагаго, и со всеми людьми джави, и людьми меча, и людьми Дамота, следовавшими за ним на войну. А те мятежники, что ночевали в Адора, поднялись на рассвете в среду и пребывали в Фантаре с самозванцем Езекией. И в это время повелели царица Ментевваб и царь Иясу азажу Беньяму следить за войною, ибо он известен среди джави и людей меча. И отправился он с Санди Гадле и Комбе верхом. И, осмотрев [все], возвратился, [увидев], что готовы к битве и та и другая сторона, и поведал царице и царю, что видел.

И когда был он в дороге, послал дедж-азмач Варання всадников, то бишь Вафа. И когда приблизился дедж-азмач Варання к [месту] битвы, сошел с коня и построил полки свои пешими, всем повелев сойти с коней. А толки он построил так: с одной стороны, то бишь линии, построил он всех людей меча по домам их и племенам со всеми [воинами] Йельмана и Денса; а с другой стороны, то бишь линии, стояли люди Дамота, и люди Дарабе, и люди джави. А эти мятежники построили свои полки на три стороны. И схватился дедж-азмач Варання пеший со знаменами и барабанами с этими мятежниками, и азаж Георгий пеший сражался с ними в Фантаре. И потерпели поражение эти мятежники в мгновение ока и рассеялись как дым. И в это время убил дедж-азмач Варання двух мужей могучих, а двоих полонил. И был схвачен самозванец по имени Езекия, и схватил его Илия Гора. И был пронзен в грудь копьем Гарби Гало во время сражения. И пришли заседатели 294 с дедж-азмачем Варання, когда возмутился начальник их, Тансе Мамо, и сражались в Фантаре против этих мятежников. Вот их имена: агафари Бет Адар, мачане 295 Тансен, Гальмо, Сиро, Лагас [и] Абтен. И была великая победа в этот день, и погибло много [53] людей у этих мятежников, так что и не счесть. И в этот день погиб акабэ-саат Вальда Хаварьят с ними. И пошел с благовестием Амде Самбу, взяв уды [убитых], к царю Иясу .и царице Ментевваб и поведал царю и царице, что потерпели поражение мятежники и что схвачен Езекия-самозванец. И была великая радость в доме царском, и говорили все: «Благословен господь бог, бог Израилев, един творящий чудеса (Пс, 71, 18) для царя царей Адьям Сагада!» И этот подвиг был сотворен по молитвам и прошениям государыни Ментевваб, ибо она всегда пребывала в печали в царствии своем п бытии. И внял бог прошениям вейзаро Энкойе, ибо прибегала она ко всем церквам каждый день. И за все это новая честь и слава подобает отцу и сыну и святому духу; и слава Марии-богоматери и древу креста благословенному. Аминь.

А после сего поднялся дедж-азмач Варання из Фантара со знаменами и барабанами, взяв Езекию-самозванца. И вместе с ним поднялся азаж Георгий. И прибыли они в Гондар и вошли к господам своим, царю Иясу и царице Ментевваб, с барабанным боем и знаменами и со всяким ликованием. А потом приветствовали царя и царицу дедж-азмач Варання и азаж Георгий, взяв Езекию-самозванца и поставив его пред царем и царицей. И пришли сановники и азажи, и обвиняли царь Адьям Сагад и царица Берхан Могаса Езекию-самозванца в мятеже его. И присудили его к смерти сановники и азажи. И повелели связать его царь и царица и заключили его в место заключения. И было это в среду, день праздника отца нашего Такла Хайманота. Ведь это отец наш Такла Хайманот забрал царство от загвеев и отдал его Иекуно Амлаку, и потому получил он треть царства ото всех царей Эфиопии 296. И всегда помогает он сему царству; сначала при жизни своей плотской, а ныне при жизни духовной просит он и заступается [за него] вместе с ангелами, и эта молитва его многое может (ср. Иак. 5, 16).

25 тахсаса 297, в четверг, встретились у решетки царь Иясу и царица Ментевваб, и бросил дедж-азмач Варання пред царем и царицей два уда и двух мужей живых. И бросали уды люди меча, и люди джави, и люди Дамота, и люди Дарабе, Денса и Йельмана и все, кто убил мятежников. И в этот день вошел дедж-азмач Георгий в Гондар со знаменами и барабанами на помощь царю Иясу и царице Ментевваб со всеми людьми Годжама, и со всеми Энамай и Дарабе, и со всеми Басо. И вошли с ним князья смещенные и пребывавшие [в должности]: бехт-вадад Тасфа Иясус, и дедж-азмач Давид, и кень-азмач Кага, азаж Хэляве Крестос, баламбарас Дель Сабар, баджеронд Авраам, шалека Энко Хаварьят, шалека Дагаго, шалека Асрат, шалека Маран, шалека Йесата Яук, шалека Талясес, асалафи Габра Леуль, шалека Фэкре; и вошли два шалека Энабэсе: шалека Вальда Абиб [и] шалека Лабаси с четырьмя отрядами своих полков: Лека, Васара, Адамса [и] Марава. И пришел с ними шалека Димитрий. Все они пришли с дедж-азмачем [54] Георгием на помощь царю и царице. И, войдя, приветствовал дедж-азмач Георгин царя и царицу, и все, кто [пришел с ним], приветствовали царя и царицу. А вечером, в четверг, пришел гонец с благовестием из земли Вагара и поведал царице и царю, что схвачен мятежник Тансе Мамо руками Суре. И тотчас повелели царь Иясу и царица Ментевваб баламбарасу Адару привести его. Тот пошел и нашел в Вагара Тансе Мамо.

26 тахсаса, в пятницу, привел Тансе Мамо баламбарас Адару и ввел в Гондар, заставив нести камень тяжкий, препоясанного вретищем. И обвинили царь и царица в мятеже Тансе Мамо вместе с двумя мятежниками, схваченными с ним. И присудили их к смерти все сановники и азажи, и был повешен Тансе Мамо с этими двумя мятежниками. И пожаловал.и царица и царь накидку Суре.

А 28 тахсаса, в воскресенье, пришел в Гондар дедж-азмач Айо со знаменами и барабанами и со всеми людьми Бегамедра. И пришли с ним дедж-азмач Абулидес и шалека Такла Хайманот, сын шалека Донзе, на помощь царю Иясу и царице Ментевваб. И в этот день приветствовал дедж-азмач Айо царя и царицу, и приветствовали все люди Бегамедра царя и царицу. 30 тахсаса, во вторник, призвали царь Иясу и царица Ментевваб абуну, и эччеге, и князей, и сановников, и азажей. И пришли абуна и эччеге к царице и царю, и спросили их царица и царь, говоря: «Почему отлучали вы?» И сказали царю и царице абуна и эччеге: «Потому что сказали нам эти мятежники, что пребывают двое франков в доме царском». И ответили им царица и царь и сказали: «Зачем поступили так, не спросивши нас?» И привели царь и царица Димитрия и Георгия, поставили их пред абуной и эччеге и вопросили об их вере, и оказалась их вера верою александрийскою. И обнажили они свою наготу пред всем народом и показали срам свой, что они обрезанные 298. И сказали царю и царице абуна и эччеге: «Согрешили мы и совершили беззаконие (ср. Пс. 105, 6); да помилуют нас царь и царица!» И помиловали их царица и царь, ибо они — милостивцы. И вышли абуна и эччеге из дома царя и царицы, и встали на Адабабае, и провозгласили указ ко всем людям, говоря: «Снимаем мы слово отлучения нашего, ибо то была ложь, что сказали нам мятежники!» А затем пошли по домам.

Начался месяц тэр в среду. 2 тэра 299, в четверг, увели Езекию на Вахни кень-азмач Сенье и балабарас Адару и привели туда, чтобы жил он [там]. И в этот четверг встретились в покоях царица Ментевваб и царь Иясу и дали назначения князьям, которые не отложились от них во время бедствий. И назначили они бэлятен-гета Ефрема расом вместе с [наместничеством] Эбната, а бэлятен-гета Вальда Леуля — бехт-вададом, а фитаурари Ефрема — тэкакэн бэлятен-гета, а азажа беньяма — гра-азмачем, а Хабт Бавасана — пашой, а асалафи Начо—фитаурари, а Зона Габриэля—баджерондом престола. Написал бы я книгу истории царя царей Адьям Сагада и [55] царицы Берхан Могаса, -ибо совершил в их времена бог подвиги тогдашние и битвы дивные, но не могу свершить по множеству событий, что были каждый день. Отныне ломаю я перо и разливаю чернила, ибо не кончить мне написание истории подвигов царицы и царя. Но буду я писать другими чернилами, то бишь удивлением и изумлением, ибо все [это] постигается с трудом. 12 якатита 300, во вторник, держал совет рас Вададже с царицею Ментевваб и царем Иясу о беззакониях людей Вагара, ибо был он мужем мудрым и словом разумным, и сей рас Вададже управил во время свое всю землю Амхару, и стала она как Дамбия 301. А потом был он у пределов тулама, и вырвал корни галласов из земли Амхара, и оградил людей Бегамедра, как щитом желанным, поставив стражу на [перевалах] Жеб Энк. И был он верен издавна, и оба его предка были верными: рас Емана Кэсос и Нагаш Абрако из Валака. Этот Нагаш Абрако из Валака, когда воевал с дедж-азмачем Эда Кэсосом из Амхары, скрылся от него, и сказали царю: «Ушел к галласам Нагаш Абрако из Валака». И опечалился царь великой печалью. Этот же верный Нагаш Абрако из Валака пришел из Валака в Гондар добровольно к царю Алам Сагаду, связав себе руки рукою своею 302. И радовался царь приходу его. И это — верность великая! И сей сын его, рас Вададже-верный, в этот час по мудрости своей всегдашней дал великий совет, полезный для царства. Он сказал так: «Не известно ли, что речь не отвращает войны, ибо это не лекарство [от войны]. Речь отвращается речью, а война — войною. И как же лечит знахарь больного? Разве не готовит он ему лекарство соответственно болезни? Сему примеру уподобим дело наше и пойдем к людям Вагара, чтобы исследовать дело, которое приключилось там: если хотят они союза, никто не станет им мешать, а если не хотят союза, то достойны они смерти!» Так и советовал рас Вададже в этот день. И был тот совет хорош в глазах царя Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса. И сия матерь его, царица, сведуща была во всяком совете военном, и задолго знала отдаленное, и грядущее видела издалека, ибо дал ей бог мудрость и ведение, и всякая речь ее не кончалась разговорами, но завершалась чудом и дивом.

Глава 25. А затем отправился великий воевода рас Вададже в ночь на среду в путь на Вагара со знаменами и барабанами. И пошли вместе с ним дедж-азмач Абулидес со всеми людьми Амхары, и паша Хабт Бавасан, [и] баджеронд Дагаго с Заве Самена, шалека Вальда Амлак с Танкання, шалека Гета со стрельцами, шалека Йесакор с воинами Заве, лигаба Вальда Сэлус, [и] шалека Чоле с Кала Гонда, и тулама, шалека Тури из Валака, асалафи Габра Леуль—без должности 303. И прибыли они в Энкаш и, прибыв, разослали [воинов] в набег. И тогда убил дружинник великого воеводы раса Вададже по имени Ехуаля Эшат [врага], и полонили они людей и коров мятежников и сожгли дом мятежника Иоакима. В этот день ночевали [56] они на горе Энкаш. А на рассвете, в четверг, послали князья к мятежникам двух священников и одного дружинника царского, говоря: «Царь и царица милуют вас; вы же приходите с миром, ибо не мстят царь и царица, коли простили». А эти мятежники, выслушав это послание, отправили к князьям этих священников, говоря слова превозношения: «И мы прощаем вас: идите к царю вашему, оставив коров, что угнали, и одежды, что награбили». А пока еще не возвратились посланные священники, пришли мятежники, Иоаким и Набуте, выстроив полки со всех четырех сторон и окружив обоз сзади. И когда сказали князья: «Оставим для обоза полк», сказал паша Хабт Бавасан: «Пусть не отделяется от нас [обоз], и будем мы грозными в глазах мятежников», ибо был он искушен в войне сызмальства и один верхом шел на полк. И тогда построили князья полки свои по родам, как подобает для битвы: копейщиков и стрельцов всех выстроил со всех сторон великий воевода рас Вададже, сердцем смелый, как лев (ср. Притч. 28, I), и издалека чующий битву (ср. Иов. 39, 25); при трубном звуке он издает голос: «Гу! Гу!» (ср. Иов. 39, 25) 304.

И встретились два [войска] в битве, а вперед вышел Вафа Набуте, глава мятежа дьявольского, новый второй Голиаф, с одним пехотинцем и одним всадником. И когда увидел поношение от людей Вагара один ученый, по имени Цахая Леда, то возревновал о царстве, и распалилось сердце его, как огонь, и сказал он: «Убивайте людей Вагара, ибо разрешаю я вам, и не говорите: "Они христиане", ибо не христиане они, раз презрели царя. И всякий, кто убивает людей Вагара, будет как приносящий жертву богу. Разве не гласит Писание: "Удали неправедного от царя, и престол его утвердится правдою"?» (Притч. 25, 5). И после того как разрешил ученый Цахая Леда, завязалась битва. И искал Набуте-Голиаф великого воеводу расу Вададже, чтобы убить его, ибо говорил в сердце своем: «Если умрет воевода, рассеются князья и войско». И тогда вышел шалека Йесакор-исполин и пронзил Набуте копьем, и умер тот в превозношении своем. А одного пехотинца, что пришел с ним, убил Феофил, дружинник раса Вададже. А после этого, когда отступали вышедшие было всадники из людей Вафа, выставил быстро вперед пехотинцев рас Вададже, искушенный в битве, и некуда было уйти всадникам. И когда стало им тесно, повернули они навстречу мятежникам. И от этого хитроумия раса Вададже бежали мятежники, и убивали людей Вагара князья и войско до самого края пропасти. И когда сражался с мятежниками рас Вададже, вышел он один на двух братьев и пронзил одного. И после этого дерзнул подняться, пронзенный, к много боролись с ним два брата. Но осилил их рас Вададже и убил обоих, ибо был он мужем могучим и подобно мышце львиной была рука его. В этот час помогали ему два его дружинника-щитоносца по именам Самуил [и] Анко.

Тогда убили [врагов] и князья: дедж-адмач Абулидес, паша [57] Хабт Бавасан, баджеронд Дагаго; и убили [врагов] лигаба Вальда Сэлус, шалека Вальда Амлак, шалека Чоле. А изо всех крепче и сильнее [бился] шалека Гета, ибо он — близкий родич и преданный в любви царице Берхан Могаса и царю Адь-ям Сагаду, и сражался он с мятежниками ради их царства правого, как Ависай и Иоав, которые сражались за царство Давидово. И из всех мятежников вышел один силач-исполин, самый известный силою изо всех людей Вагара, говоря: «Кто даст мне щит?» И когда услышал это шалека Гета, распалилось его сердце, как огонь, и взял он щит свой и копье, и пошел к нему во гневе, и сказал ему: «Коли можешь устоять ты пред ликом моим, то вот я пришел к тебе!» И тогда сошлись они щит на щит, и пригвоздил вместе с его щитом этого мятежника шалека Гета., и убил его, и взял уды его. И когда увидели люди Вагара мятежные, что пал этот мятежник, сила их и крепость, то содрогнулись они, и рассеялись и стали подобны дыму. И тогда преследовали их и убивали все полки царские: Танкання, Заве Самена, воины Заве и все стрельцы. Новые же полки [из народов] Кала Ганда и тулама, называемые Тома и Дара, упреждали всех в убийстве. Тома, сын Горде, [убил] двоих, а отец его был аба гада 305 [племени] тулама и был верен царю. Он погиб в Гаме, охраняя врата царя при государе Такла Хайманоте, в день единый семь раз облачившись [в одеяние мученика] 306. В это время убили [врагов] все люди Амхары, дружинники раса Вададже: Год Гиоргис, сын кень-азмача Такла Хайманота, восседая на муле, фитаурари Дагат, Таш, Гашо, Мамойе, сын Культу, Мамо Софоньяс; убил [врага] стрелец Йехуаля Эшет [и] Кенфа Маскаль. И все остальные дружинники убивали и уничтожали мятежных людей Вагара, ибо покусились те на помазанника [божия] в мятеже своем и послужили они свидетельством слову божию, гласящему: «Не прикасайтесь к помазанным моим и пророкам моим не делайте зла» (Пс. 104, 15), ибо пророки цари Израиля 307. И еще сказал он Савлу в столпе облачном: «Савл, Савл! что ты гонишь меня? Трудно тебе идти против рожна» (Деян. 9, 4, 5). И, не уразумев сего слова наставления, погибли люди Вагара попусту.

А после этого велел великий воевода рас Вададже трубить в рога, то бишь рожки, и возвратился с князьями с великим торжеством и многою победою, и ночевали они в Энкаш. А затем послали они с благовестием к царице Ментевваб и царю Иясу, и пожаловали царь царей и царица накидку вестнику благому. А день пятничный провели они, заключая союз с теми мятежниками, которые уцелели от погибели. А в день субботний поднялись они из земли Энкаш и ночевали в Ангарабе. В день воскресный вошли они в Гондар со знаменами и барабанами и со многим ликованием, блистая ружьями своими, как молнией. И встретили их в покоях царь и царица и матерь ее, вейзаро Энкойе, ибо бдела она о царстве день и ночь. И пришли все князья, и сановники, и азажи, и расселись по степеням [58] своим, и трубили в трубы радости. И прибыл рас Вададже на коне, облаченный в леопардовую накидку, и бросил три уда пред царицей и царем, и бросали уды князья могучие и войско многочисленное, которое сражалось в Вагара и выказало великую преданность царству. И бросил голову Набуте-Голиафа шалека Иесакор. В этот день была радость великая пред царем и царицей. Слава богу, троичному и единому, хранящему царя царей Ияеу и царицу Ментевваб и любящему, как отец [любит] сына; ему же подобает честь и поклонение. Аминь.

И этой зимой 308 послал Тасфа Мамо к дедж-азмачу Варан-ня, говоря: «Испроси мне у царя и царицы прощение, ибо согрешил я и совершил беззаконие против царя и царицы!» И сказал дедж-азмач Варання Тасфа Мамо: «Коли не будешь ты грешить больше, то помилуют тебя царица и царь, ибо они — милостивцы». И пришел дедж-азмач к царю и царице, дабы испросить ему прощение, ибо [всегда] готов он благотворить людям.

Глава 26. В 7226 году [от сотворения] мира, год Марка-евангелиста, лунная эпакта 5, труб 25, на 7-й [день] лунный и 1-й солнечный начался маскарам в среду. В это время возмутился Тасфа Мамо in о обыкновению своему, обманул дедж-азмача Варання и объединился с Гинда в мятеже. И, услышав об этом деле, поднялся дедж-азмач Варання из Гондара и пошел к этим мятежникам, чтобы сокрушить круг собрания их. И когда услышали весть о приходе его, рассеялись как дым эти мятежники. И пребывал [там] дедж-азмач Варання, разведывая страну с тысячами джави каждый день, чтобы [узнать] место, где находится Тасфа Мамо. И однажды нашел он и схватил Тасфа Мамо. И обманула того клятва его, ибо тот говорил: «Ты не перейдешь ко мне за этот холм и за этот памятник, для зла» (Быт. 31, 52). И связал он ему руки и отослал к царице Ментевваб и царю Иясу с дружинниками своими могучими. И вошел в Гондар Тасфа Мамо и предстал перед царем и царицей. И присудили его к смерти князья, сановники и аза-жи. Царица же и царь избавили его от смерти. А затем призвали царь и царица Такла Хайманота, шалека [стражи] Данказского замка, и сказали ему: «Возьми этого Тасфа Мамо и стереги его крепко, ибо зол он и может убежать. Мы же говорим это тебе не потому, что не хватает у нас людей для второго стражника 309, а потому, что верим тебе». А затем приказали они выколоть глаза Тасфа Мамо, и пребывал он в Данказском замке много времени. Дали они ему место для покаяния, ибо они — милостивцы, как и бог их, и не хотели смерти грешника, но чтобы обратился он к покаянию (ср. Иезек. 33, 11). Такова сила царицы Берхан Могаса и царя царей Адьям Сагада! И вошли царь и царица, не двигаясь с места своего (ср. Исайя 46, 7), в уши [всех людей] по четырем сторонам земли, и, входя, возвеличивались, и бог, что правит всем, был с ними.

За время 4-го года царствования царицы Ментевваб и царя [59] Иясу был назначен бехт-вадад Вальда Леуль расом с [должностью] бехт-вадада, а рас Вададже — дедж-азмачем Амха-ры, а дедж-азмач Гераклид — тэкакэн бэлятен-гета.

Глава 27. В 7227 году [от сотворения] мира, год Луки, лунная эпакта 6, труб 24, на 8-й день лунный и 1-й солнечный начался месяц маскарам в четверг. В это время упокоился отец наш Христодул, митрополит Эфиопский, 9 нехасе 310, в день первой субботы, вечером и был погребен в Дабра Цахай. А кроме того, не было ничего годного для истории.

Глава 28. В 7228 году [от сотворения] мира, год Иоанна, лунная эпакта 17, труб 13, на 19-й день лунный и 1-й солнечный начался месяц маскарам в день первой субботы. На 6-й год царствования царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса сразился Сагид с Сурахе Креетосом, и победил Сурахе Крестоса, и убил многих, и отнял снаряжение воинское, то бишь ружья и мечи, коней и мулов, щиты и копья и луки. И вся эта победа была сотворена для царя царей Иясу и царицы Ментевваб, ибо господь бог был с ними. А в Бегамедре поднялся великий воевода дедж-азмач Айо, гроза врагов царских, и воевал человека по имени Айкар, который сделался лжепомазанником в земле Ласта, и победил его силою бога, ему же слава, и отнял все снаряжение воинское, то бишь коней и мулов вместе с барабанами. Он одержал победу и отослал к царю и царице этих супостатов вместе с дружинниками Даматиана и Тасфа Гиоргиса. И прибыли эти супостаты в столицу царя и царицы, сидя на мулах, и раздавался звук их, как зимний гром, и было великое трясение в этот день. Царь же и царица встретили их у решетки, а иереи пели хвалу господу, говоря: «Пою господу, ибо он высоко превознесся» (Исх. 15, 1), ибо он покорил царице Ментевваб и царю Иясу всех врагов их. Как сказал Давид, отец их: «Ты покорил мне народы и низложил под ноги мои восставших на меня» (ср. Пс. 17, 48, 40).

А затем пришел дедж-азмач Айо к царю и царице, и привел человека по имени Ялеу Айкар, и просил для него милости у царя и царицы. Царица же и царь помиловали его, ибо они — милостивцы, и отпустили его жить в его области. А затем заключили мир между дедж-азмачем Айо и Ялеу Айкаром, и покорились все люди Ласты царю и царице руками дедж-азмача Айо. Иные — колесницами, иные — конями, а эти царица и царь именем господа хвалятся; иные поколебались и пали, а они встали (ср. Пс. 19, 8-9) и управили царство свое силою господа, ему же слава. Аминь.

Глава 29. В 7229 году [от сотворения] мира, год Матфея, лунная эпакта 28, труб 2, на 30-й день лунный и 1-й солнечный начался месяц маскарам в воскресенье. В это время повелели царь царей Адьям Сагад и царица Берхан Могаса дедж-азмачу Гераклиду возвести церковь отца нашего Евстафия, апостола страны геэзской 311, который открыл ей свет святой троицы. И принялся он строить в этом же месяце с усердием, не [60] останавливаясь ни днем, ни ночью, без отдыха, всячески труждаясь над возведением храма в скорби и молитве. И был ему помощником отец наш Евстафий в возведении этой церкви. Он украсил весьма здание ее, поспешая и улучшая, и закончил все здание церкви в 10 месяцев, ибо бог (помогал и исполнял желания быстро начавшим дело доброе. И 21 хамле 312, в день праздника владычицы нашей святой девы обоюду естеством Марии-богородицы, в который родился отец наш Евстафий, учитель мирный, внес табот дедж-азмач Гераклид в эту церковь, что выстроил рвением духовным и мудростью божественной. И пришел эччеге Евстафий, наставник дабралибаносский, и акабэ-саат Вальда Хайманот, и все сановники церкви и исполняли гимны и песнопения. И было тогда единое стадо единого пастыря, то бишь отца нашего Евстафия, как сказал Давид в Псалтире: «Милость и истина сретятся, правда и мир облобызаются» (Пс. 84, 11) 313. В это время слепые стали видеть, хромые — ходить прямо, немые — говорить, глухие — слышать, расслабленные излечились от болезней своих. И видевшие это князья и все войско восславили господа и дивились чудесам отца нашего Евстафия. И было великое ликование, и было то ликование от бога. И впряглись в одно ярмо, то бишь любовь духовную, чада двух праведников: отца нашего Такла Хайманота н отца нашего Евстафия. Но бог да уделит нам от благословения этих двух праведников. Аминь.

А после того как закончился чин [освящения] церкви, устроили великий пир царь и царица сановникам и иереям в Молале Гемб 314. Дедж-азмач Гераклид же устроил пир для всех пришедших, и никому не было отказа, как сказал Иов: «Двери мои, я отворял прохожему» (Иов. 31, 32). В это время умер азаж Дане и был погребен в Каха [в церкви] Иисуса 17-го [дня] месяца якатита 315, в пятницу.

Глава 30. В 7230 году [от сотворения] мира, год Марка, лунная эпакта 9, труб 21, на 11-й [день] лунный и 1-й солнечный начался месяц маскарам в понедельник. В этом месяце заболел царь болезнью оспою, то бишь оспою ветряною. И, прослышав про болезнь его, горевали все люди столицы о младости его, доброте и благости, но вернул ему бог здоровье без ущерба, ибо молитва матери его быстро достигла господа, как гласит Писание: «Молитва праведного из уст в уши ему» (Сирах. 21, 6). И пришли наместники пограничные, чтобы видеть царя, то бишь дедж-азмач Варання, дедж-азмач Адару [и] дедж-азмач Айо. 14 тэкэмта 316 показался царь у ограды дома, называемого «покоями». И когда увидели его князья и войско, иереи и сановники, то возрадовались радостью великой. Одни плясали со щитами и копьями, а другие — женщины — плясали, хлопая в ладоши и притоптывая ногами. Иереи же пели песнь господу, говоря: «Поем господу, ибо он высоко превознесся и сотворил спасение народу своему. Ибо он воздвиг нам рог спасения нашего с одра болезни и отвратил болезнь от [61] постели его!» О радость, подобная радости тогдашней! Страдания временные ничего не стоят в сравнении с тою радостью (ср. Рим. 8, 18)! Что сказать нам и что поведать о величии ее и славе? Та радость была от бога, ему же слава. Аминь.

А в это время восстал самозванец пустой, говоря: «Я — царь Бакаффа. Прежде не умирал я, но скрывался, наблюдая за поступками сего мира, а ныне пришел царствовать!» 317. И, услышав про такое дело, приказали царица Ментевваб и царь Иясу схватить этого самозванца, и отрубили ему ногу. В [год] этого евангелиста [Марка] умер асалафи Кацала и был погребен: в Каха [в церкви] Иисуса. И в этот год умерла вейзаро Хетнора и была погребена в церкви отца нашего Евстафия. И в этот год умер кантиба Пимен и был погребен в Дабра Берхане.

Напишу я историю побед царя царей Адьям Сагада, кою повествовать дивно, и деяний его удивительных. И стал он вторым по деяниям среди всех царей Эфиопии, которые царствовали до него 318. По мудрости он подобен Соломону, что был наимудрейшим среди всех людей Востока, и ведал нрав всякой твари божией, ему же слава; аминь. По силе он подобен Давиду, царю Израиля, что убил великана Голиафа, когда тот поносил воинство божие, и отвел поругание от чад Израиля. Он был научен многой премудрости, подобающей бойцам, то бишь верховой езде и стрельбе из лука. И направлялся его взор по прицелу ружья к птицам, и убивал он птиц взором своим. И были все искушенные в битве, прежние и новые, как капля росы пред ним. Когда шел он ногою своею, страшилось его утомление и не приближалось к нему. И исполнились на нем слова Давида, сказавшего: «Ты расширяешь шаг мой подо мною, и не колеблются ноги мои. Я преследую врагов моих и настигаю их, и не возвращаюсь, доколе не истреблю их» (Пс. 17, 37-38). Силою своею он смеялся над ходоками, а когда охотился он на зверей, то прыгал по горам, как молодой олень в горах Вефиля.

Возвратимся же снова к описанию чудес и дел дивных царя царей Адьям Сагада. На 8-й год царствования его от воцарения в год Марка-евангелиста 28 якатита 319, в среду, вышел царь из столицы своей охотиться на зверей по обычаю своему, и нашел по дороге большую стаю обезьян. И привел он их, погоняя, как пастух погоняет овец, и привел их в столицу, и поставил на Ашава, как овец кротких, молчащих пред стригущим их. И, увидев это чудо, дивились и поражались все люди столицы и говорили: «Не слыхивали мы и не видывали, и не рассказывали нам отцы наши про этакое чудо и диво!» Все это было силою божественной. И в этот год Марка в месяце миязия умер дедж-азмач Манбар и был погребен в земле Квара.

Глава 31. В 7231 году [от сотворения] мира, год Луки, лунная эпакта 20, труб 10, на 22-й [день] лунный и 1-й солнечный начался месяц маскарам во вторник. И в этот год Луки-евангелиста 29 тахсаса 320, во вторник, в канун праздника отца [62] нашего Такла Хайманота, пастыря благого, пастыря государства царей эфиопских, пришел в Гондар дедж-азмач Варання, схватив великого самозванца, по имени Бакаффа, ибо был он верен и издавна ревновал о царстве. Этот же самозванец был бунтовщиком, и долго бунтовал он то в земле либан, то в земле амору, да в несчастливый день стал домогаться он царства, выйдя [оттуда] и перейдя Тихон, [то бишь] Аббай 321. И в этот день, вторник, встретились у ограды дома, называемого «покоями», царица Ментевваб и царь Иясу, и пришли все князья, и сановники, и азажи, вершащие суд, и поставили на Ашава, и привели этого самозванца мятежного. И спросили его, говоря: «Откуда ты и чей родом?» И ответил он им, говоря: «Я из рода царского, а отец мой — государь Иаков. Государь Иаков родил Феодора, а Феодор родил Арзо, а Арзо родил Исаака, а Исаак же родил меня» 322. И сказали ему князья: «Как же осмелился ты прийти и царствовать над помазанником божиим?» И сказал им этот самозванец: «Потому что сказали мне, что умер, царь». Они же сказали ему: «Какой дедж-азмач говорил тебе [это] и какой воевода призывал тебя? Тьфу, недостоин ты!» И присудили его к смерти. И заточили его царь и царица в доме раса Вальда Леуля, и ввели его в закон христианский, и дали ему жизнь души, коль должен он умереть плотью 323, ибо мягкосердечны они, как Константин, царь праведный и зерцало равночестия святой троицы, затвор на уста Ария, Савелия и Македония 324. Таков был подвиг царицы Берхан Могаса и царя Иясу, сотворенный ими во имя отца и сына и святого духа, им же слава. Аминь.

Глава 32. В 7232 году [от сотворения] мира, год Иоанна, лунная эпакта 1, труб 29, на 3-й [день] лунный и 1-й солнечный начался месяц маскарам в четверг. 27-го [дня] месяца маскарама, в день праздника спасителя мира, во вторник, умерла вейзаро Валата Эсраэль и была погребена в церкви бога отца вседержителя, что выстроила она в земле Цада.

Перекрещу лоб мой, встану во имя отца и сына и святого духа, единого бога, и скажу: благословен господь бог отцов наших, славный и вышний вовек, и благословенно имя славы его святое, давшего нам уста и язык, дабы вещать и не быть немым. Кабы не дал он сих орудий, какими устами и каким языком повествовать нам о величии царства царя царей Иясу и царицы Ментевваб? Но да возвеличится имя божие. Аминь.

Вот начинаю я писать историю царствования царя царей Адьям Сагада, по благодати божией названного Иясу, и добродетелей матери его, царицы нашей Берхан Могаса, по благодати божией названной Валата Гиоргие, ибо она учила сына своего с малолетства до возмужания закону божественному и чину духовному и сеяла в помышлении его семя доброе, начало [всякой] премудрости, то бишь страх божий, и насаждала там три отрасли от корня единого; те три отрасли суть троица, а корень же единый есть единство троицы по божеству. И [63] взращивала она его в мудрости и ведении, как матерь царская Елена сына своего Константина, царя великого, столпа и врат веры, и всегда напоминала она сыну своему о благости господа нашего и спасителя Иисуса Христа, нас ради сошедшего с высоких небес и воплотившегося от духа святого и девы Марии, святой и пречистой, и по своей воле страдавшего и умершего, и воскресшего в третий день, и вознесшегося на небеса, и сидящего одесную отца, о втором пришествии его во славе. Такова вера православная, коей учили нас отцы наши от Писания и кою принимаем мы с прославлением и благодарением. Аминь.

И дабы на веру сию он уповал твердо и на деяния ее, то бишь к богу любовь всем помышлением своим и всею силою, — такова была первая заповедь ее великая. А вторая заповедь, дабы любить ближнего как себя, ибо на этих двух заповедях зиждется закон [Моисеев] и пророки. И этим заповедям учила она, и сама соблюдала, а не делала, как книжники и фарисеи, ибо те учили, а сами не делали, и навязывали бремя великое и тяжкое и возлагали его на плечи других, а сами и пальцем не касались до бремени того и всякое дело делали лишь для глаз людских. Сия же царица Берхан Могаса, после того как сделает всякие дела, делала вид, что и не делала ничего, ибо ведала, что сказал господь наш Иисус Христос в Евангелии святом: «Когда исполните все поведенное вам, говорите: "мы рабы ничего не стоющие"» (Лук. 17, 10). И того ради творила она всякое дело втайне, ибо не любила похвал пустых, но желала праведности.

Возвратимся же. А затем, после того как победили царь царей Адьям Сагад и царица Берхан Могаса всех мятежников с помощью владычицы нашей Марии, изгнанной в Квесквам от лица Ирода, беззаконного и проклятого, быстрого ногами на пролитие крови (ср. Рим. 3, 15), посетила их мысль духовная и ревность божественная, как гласит Писание: «Ревнуйте о дарах больших» (I Кор. 12, 31), на 2-й год и 8-й месяц как воцарились они 325, в год евангелиста Матфея. В [год] этого евангелиста совпала пасха с воплощением.

Начался миязия во вторник. 3-го 326, в четверг, был назначен акабэ-саатом Вальда Хайманот. И советовались они и говорили: «Что воздадим господу за все, что он сделал нам?» (ср. Пс. 115, 3). И сказала матерь его, царица наша Ментевваб: «Возведем храм, что начали до войны мятежников». И когда услышал это сын ее, царь царей Иясу, возрадовался весьма, и понравилась ему эта речь. И сказал он: «Да будет, как ты сказала». И когда сказал он ей это, сказала она сыну своему: «Благословение отца и сына и святого духа и благословение владычицы нашей Марии-богородицы да почиет на тебе!» И еще сказала она: «Да будет благословен сей день, когда задумала я почтить память изгнания владычицы нашей Марии, что было на горе Квесквамской, ибо я прежде давала обет об этом. А ныне да будешь ты благословен благословением [64] грудей и чрева, о сын мой и царь мой, ибо твое желание — мое желание, и бог да исполнит тебе желание твое, аминь!».

Глава 33. А 5 миязия, в день первой субботы, призвали царица Ментевваб и царь Иясу цераг масаре Езекию и повелели ему [идти] к абуне Христодулу, митрополиту Эфиопскому. И пошел цераг масаре Езекия, взяв табот. И благословил абуна Христодул этот табот владычицы нашей Марии, то бишь табот Квесквамский, по обычаю отцов наших, митрополитов Египта. А 6-го [дня] месяца мармуда, то бишь миязия, в день воскресный, собрали царь Адьям Сагад и царица Берхан Могаса князей и все войско и призвали абуну и эччеге со всеми сановниками церкви и со всеми сановниками и азажами, вершащими суд дома государева. И пошел царь в верхний Гондар с матерью своей, царицей, следуя по чину царскому со знаменами и барабанами. И прибыл он к тому месту, что упоминали мы прежде. И принесли табот владычицы нашей Марии из дома абуны Христодула иереи и диаконы с начальником своим, цераг масаре Езекией, украшенным одеянием сана своего, что пожаловали ему царь и царица, то бишь бурнусом с оторочкою. А то священство было украшено одеяниями священническими разноцветными, одни из парчи, другие из шелка: зеленого, переливчатого, тафты белой и тафты красной многоразличной. Их цвет словами не опишешь, разве что своими глазами увидишь. И держали эти священники кресты золотые и серебряные, и кадильницы серебряные и золотые, и венцы золотые и серебряные. И приготовили царь и царица всякую утварь священную для церкви в этот день: дискос серебряный, дароносицы золотые и серебряные и чаши золотые и серебряные.

И прибыл сей табот на место, и встали все иереи и сановники с абуной и эччеге Такла Хайманотом и акабэ-саатом Вальда Хайманотом. И взял крест эччеге Такла Хайманот и запел гимн, то бишь мельтан 327, подобающий сему таботу: «Сие свершилось по воле божисй, все, что свершилось! Ты же, табот, откуда бы ни пришел и куда бы ни шел, будь нам спасением, табот, закон царя великого!» И внимали все этому гимну, и восклицали под барабан и сестру, и дули в рога, и была радость великая в этот день. И тогда возложил на царя табот владычицы нашей Марии эччеге Такла Хайманот, и понес его царь и внес этот табот в церковь малую, то бишь часовню. И тотчас вошло жертвоприношение в церковь, и отслужил литургию абуна Христодул с иереями, а после окончания литургии причастился царь св. тайн сего жертвоприношения святого, ибо был он весь чист, как гласит Писание: «Святое — святым». И матерь его, царица, причастилась, стоя в месте, отведенном для женщин. А она не была подобна [простым] женщинам, ибо весьма далека была от нрава природы женской.

И с этого дня труждалась над возведением сей церкви царица Валата Гиоргис и не давала сна очам своим, а веждам дремания (ср. Пс. 131, 4). И повелела она тогдашним [65] стольникам 328, азажу Такла Хайманоту, азажу Кириаку, азажу Ма-мо, азажу Набуте и начальнику плотников баджеронду Исайе не отлучаться от строительства сего здания. И заложили эти мастера основание церкви, прокопав землю глубоко. Длина святилища была 12 локтей, а длина алтаря 10 локтей, а размеры длины места для песнопений священников 8 локтей. И начали возводить ее всю из кирпичей, что с известкою. И велела она собрать всякого дерева, большого и красивого, на потребу здания.

И сия царица труждалась одна со рвением сердечным и с верою, и никто не помогал ей в этом деле, как помогал Хирам, царь Тира, Соломону, царю Израиля, с деревьями кедровыми, и с деревьями кипарисовыми, и с людьми Сидоны, которые знали, как тесать дерево. Еще у Соломона было 70 000 носящих тяжести и 80 000 каменосеков в горах кроме 307 начальников, доставленных Соломоном (ср. III Книга царств 5, 15-16). Он заготовлял дерево и камни 3 года, а сия же царица Берхан Могаса с немногими людьми принялась строить церковь владычицы нашей Марии-богородицы 'пречистой.

А число врат в сей церкви восемь и окон восемь; и велела она сделать семь крылец из дерева прекрасного к восьми вратам и восьми окнам. А еще велела она сделать 12 маковок по углам семи крылец, что подводили к каждому входу. Таково было устройство семи врат и восьми окон: посреди четырех ворот установила она четыре столпа четыреугольных, соединенных между собою балками изогнутыми деревянными, цветом подобными радуге; и каждая дверь с двумя створками на петлях двух. Таково было устройство семи врат и восьми окон и трех врат святилища: сделали для трех врат [по крыльцу] с шестью ступенями в каждом, и для одних врат святилища [по двери] с двумя створками на двух петлях, и так же для двух [других] врат святилища. И для косяков святилища наверху сделали подвески из золота, и серебра, и фарфора, и тканей красных. А свод потолка дома изнутри облекли облачениями разноцветными многими: были шелка красного, были шелка белого, были шелка темного, подобного небесному. А снаружи кровлю святилища, чтобы не видно было травы [кровли], облекли облачениями красными, пылающими как огонь, так что говорили все взиравшие издалека: «Уж не горит ли Дабра Цахай? Что случилось?» А поверх этого красного облачения велела она приделать 380 зерцал, и от блеска тех зерцал заболевали многие из людей столицы болезнью сильной, называемой горячкой, ибо сияли они и сверкали, как сияние луны зимней 329. А по краям этого облачения велела она приделать 600 крюков, чтобы удерживали они его от духовения восьми ветров, что дуют днем и ночью без отдыха.

А по четырем углам святилища велела она изобразить образа владычицы нашей Марии-богородицы и возлюбленного сына ее, господа нашего Иисуса Христа, от рождения его до дня [66] смерти и от дня смерти до вознесения его на набеса в славе великой. А еще велела она изобразить [второе] пришествие господа нашего Иисуса Христа в славе великой с тьмою ангелов, дабы судить живых и мертвых судом праведным, беспристрастным и неложным. Царствию же его несть конца! А над этими иконами велела она изобразить образ отца и сына и святого духа, троичных лицами и единых божеством. А по внутренней поверхности стен велела она изобразить образы пророков и апостолов, праведников и мучеников, девственниц и монахов. А на внешней поверхности этих стен велела она изобразить образы тысяч ангелов и на сторонах — четырех евангелистов — Матфея и Марка, Луки и Иоанна, изъяенителя божества и свидетеля сокровенного, орла полетающего, провозвестника возвышенного. А еще изображения на четырех сторонах херувимов, подобных плектру 330, и изображения 72 учеников и 318 православных верою 331. И не было такого, кто не был бы нарисован изо всех [святых], что [упоминаются] в книге Синаксарь 332. А под этими изображениями велела она нарисовать знаки пришествия Зверя, то бишь Антихриста, и всю войну с ним вплоть до положения начертания на рабов божиих (ср. Откр. 13). Этот зверь подобен барсу; ноги у него — как у медведя, а пасть — как у льва; и дал ему дракон силу свою, и престол свой, и великую власть (Откр. 13, 2). И две маслины, как были они срублены до трех дней с половиною и как произросли, как прежде (ср. Откр. 11, 4-11). Все это велела изобразить царица Берхан Могаса, ибо она многомудра, как гласит Писание: «Многоразличная премудрость» (Ефес. 3, 10).

И сын ее, царь царей Адьям Сагад, когда увидел вое это, подивился, и возрадовался, и сказал: «Чудны дела твои, господи, подавшего мудрость матери моей, что превыше мудрости мудрых!» А внутри сего святилища велела она поместить алтарь, сиявший, как солнце, и блиставший, как жемчуг, приятный для взора, ибо весь покрыт он был золотом червонным. По четырем углам сего алтаря велела она установить четыре креста золотых, а посреди этих крестов велела она установить крест, что выше этих четырех крестов. А сделан тот алтарь был не из дерева, но сооружен из кости слоновой, а внутри украшен камнями-сапфирами. И после того как приготовила она этот алтарь, велела поместить [туда] табот владычицы нашей Марии-богородицы. А напротив сего алтаря было три окна, закрывающихся тремя ставнями и украшенных разноцветными [тканями], то бишь тканями красными и тканями голубыми, а меж этими двумя тканями была [ткань] фарфорово-белая, сияющая, и изображены на ней были дерево, и птицы, и корабль, и все звери пустыни, и были расшиты золотом червонным эти ткани. И открывались эти три окна во время молитвы и каждения, в начале и в середине псалмопения и во время литургии и причастия, как открывал Даниил три окна дома [67] своего во время славословия и во время молитвы (ср. Дан. 6, 10) 333, дабы тем разумели мы три лица тройственные.

А по бокам врат восточных выстроила она две гробницы, одну для сына своего, а другую для себя, ибо помнила о смерти каждый день и слышала, что сказал Давид, отец ее: «Кто из людей жил и не видел смерти?» (Пс. 88, 49). А наверху той гробницы были икона образа в терновом венце господа нашего Иисуса Христа, и икона владычицы нашей Марии с сыном ее возлюбленным, и икона двух ангелов, Михаила и Гавриила. А над этой гробницею сделала она помост из дерева негниющего, то бишь навес, и устлала его сверху и снизу коврами прекрасными, то бишь бэсат 334. А вокруг этого святилища возвела она три ступени, как Соломон установил столпы многие, подобно радуге. А на вершине кровли этого святилища велела она сделать шар 335 шириною в 3 локтя и такой же высоты, и украсила его мелатроном, то бишь шпилем медным, сделав его в 4 локтя над кровлею. Вокруг этого шара велела она сделать 24 креста медных в память о 24 священниках небесных (ср. Откр. 4, 4), а выше этих крестов велела она сделать четыре креста малых в память о четырех животных (ср. Откр. 4, 6), а надо всеми этими крестами велела она сделать большой крест, большой ширины и большой высоты. А вокруг этого большого креста велела она сделать семь крестов. А потом позолотила она весь шар.

Вот число утвари, что дали царица Ментевваб и царь Иясу таботу Квесквамскому этой [церкви] Дабра Цахай: одна красная мантия с клобуком, две синие с клобуком 336... Все это дала церкви Дабра Цахай, выстроенной во имя владычицы нашей девы Марии-богородицы, царица наша Ментевваб, по имени царскому Берхан Могаса, а по благодати крещения называемая Валата Гиоргис, ибо взирает она на стяжание этого мира бренного как ни на что. Она говорит: «Милостыня лучше стяжания золота» (ср. Тов. 12, 8); и еще говорит она: «Мудрость лучше многих сокровищ», ибо знала она, что сказал господь наш: «Приобретайте себе друзей богатством неправедным» (Лук. 16, 9). И светильник велела она сделать из красной меди, подобный халколивану раскаленному (Откр. 1, 15), как светильник, что видел Захария (Зах. 4, 2-3), чтобы светил он днем и ночью, с фитилем и маслом, пред иконою владычицы нашем Марии, породительницы жизни, нарисованной красками многоразличными. Эта икона сугубо прекрасна и лучше всех икон, что пришли из Иерусалима и Египта благодаря благим царям и что пребывают в Дабра Цемуна, Дабра Варк, Гефсимании, в Мартула Марьям, в Тадбаба Марьям. Была она окружена величием, и казалось, что заговорит, когда смотришь на нее.

И сказала царица Ментевваб живописцу сей иконы: «Не пиши одеяния ее красками, но сделай из шелка, расшитого золотом и серебром, цвета небесного», то бишь голубого, а на [68] плечи рук и на шею велела она сделать [одеяние] из красной парчи, называемой сини 337, расшитой золотом вместе с воротником из золота червонного, и обручьями золотыми прекрасными, и застежками, что сделала она из золота. А икону сына ее возлюбленного велела она облачить в ту красную парчу, что упоминали мы прежде, а на шею приделала она цепочку из золота червонного по обычаю детей царских. И были изображены с нею два ангела милости, святой Михаил справа и святой Гавриил слева, держащие покровы светлые. А под нею была изображена царица Валата Гиоргис, как прибегает она к иконе [этой] спасительной и приводит сына своего, царя царей Иясу, под икону распятия господа нашего и спасителя Иисуса Христа, ему же слава. И это сделала она по многим канонам, со многим терпением, со многим молчанием и многою молитвою, со многим смирением и многою кротостью. Но да воздаст бог воздаяние за труды сей царицы вместе с сыном ее, царем царей! Аминь.

Глава 34. А еще дала царица Берхан Могаса этой церкви две ризы из [ткани] белой и сини, сшитых вместе, 36 покровов на алтарь, 59 ковров бэсат и 25 ковров бэет 338, расшитых иглою.

А здесь перечислим мы книги, что дала она: одно Восьми-книжие, три малые книги царств [и] Ездры, переплетенные вместе; [книгу] Исайи, малых пророков, Иеремии, Иезекииля, Даниила, три [книги] Ездры, Товита, Юдифи, Есфири, Маккавеев, переплетенные вместе; один Псалтирь, два Евангелия, одну [книгу] франкскую 339, четыре [толкования] на Новый завет, три «Веры отцов» 340, одну книгу Завета [Иисуса Христа] 341, Дидаекалии 342, Синод 343, переплетенные вместе; книгу [Синаксарь] за месяц хедар 344, Златоуста, святого Кирилла [Александрийского] 345, переплетенные вместе; одну [книгу] «Чудес Иисуса», три [книги] «Чудес Марии» 346, одну «Историю Марии» 347, 2 «Повествования Марии» 348, два Синаксаря за весь год, два погребальных требника, три служебника, один трактат Михаила лицевой 349, одно житие Георгия лицевое, три Дэгуа 350, один Мээраф Мавасзт 351, три сборника «образов» 352, одну книгу праздников 353, два часослова, одно «Деяния страстей» 354 из двух частей, два трактата Руфаила 355, одну [книгу] «Суд царей» 356, один «Ученик Антония» 357, одно Житие апостолов 358, одну книгу, [где] «Старец [духовный], Map Исаак и Филоксен 359, одну книгу из 15 книг, начиная со «Славы царей» 360 и кончая Иаковом Нисибинским 361, одну книгу, [где] Исайя, Иеремия, Даниил, три книги Ездры [и] Иезекииль, одну книгу, [где] Енох, Юбилеев, Иов, Соломон, Сирах [и] книгу Маккавеев, одну книгу Севира Эшмунейского 362, одну книгу, [где] Енох, Иов, царств, Соломон, Сирах, Исайя, малые пророки, Иеремия, Даниил, одну книгу «Бахрей» 363, одну книгу, [где] 35 проповедей Симеона Столпника 364, Мара Исаака [и] «Книгу света», написанную Петром 365, одну «Широкую книгу», [69] одну книгу царств и Соломона, одну Восьмикнижия, одну книгу святого Кирилла и Епифания 366, переплетенных вместе, одну книгу, что начинается с Иова и кончается Даниилом, один Апокалипсис лицевой, икону Елены, один «Образ в терновом венце», одну [икону богородицы] «с сыном своим возлюбленным», один образок железный, один «с сыном своим возлюбленным», «Арке» 367, один престол [работы] франкской, одну книгу, [где] мавасэт, зэммаре и маэраф 368, одно житие мученичества Варлаама, одну книгу Абу Шакира 369.

А затем собрала она 200 иереев изо всех монастырей по числу 200 митрополитов, которые собрались в Ефесе 370. И когда увидели они красоту здания и постройки Дабра Цахай, что лучше и превыше построек Соломона, Зоровавеля и Ирода, сына Антипатра, а у собранных иереев мудрость и разумение Писания ветхого и нового и всего учения церкви, зависть взяла народ безумный. И из собранных иереев в Дабра Цахай отыскали они и нашли одного человека, называемого авва Фасиль, соблазнителя, злого деяниями и лживого речью, как Иуда, который продал учителя своего, и как Исав, который продал первородство свое из-за любви своей к пище. И тогда заключили завет и клятву эти завистники с тем завистником, чтобы затеять смуту: дескать, невежественны эти иереи. И поведали о них царице Ментевваб и царю Ияеу. И, услышав это, призвали они всех князей, и сановников суда и церквей, и иереев Дабра Цахай вместе с настоятелем их. И встретились у решетки царь и царица, а на Ашава были призванные. И сказала царица этому обвинителю: «Говори, что ты говорил мне». И сказал он иереям: «Не обучены вы учению церкви». И ответили они, говоря: «Так пусть испытают нас иереи ученые и наставники знающие». И сказала она дедж-азмачу Гераклиду и азажу Иову, государеву духовнику Завальду и цераг масаре Мамо: «Идите и испытайте их на Ашава». И испытали их, достойны ли они, и дали им ключевые буквы строк, чтобы составили они духовные стихи 371. И тотчас составили они быстро стихи и прочитали стихи, как «отче наш». И еще испытывали священников и диаконов по литургии с утреней и часословом, с молитвами и литанией. И нашли их всех достойными сана своего и красноречивыми, как сказал апостол Петр: «Будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета» (I Петр, 3, 15).

И когда услышали, как вещают они о величии господа, то удивились, и поразились, и сказали: «Они напились сладкого вина» (Деян. 2, 13). И сказали им испытывавшие, которых упоминали мы прежде, и другие князья и сановники суда и церкви, говоря: «Они не пьяны, как вы думаете, ибо теперь еще утро, но это есть предреченное — пророком Иоилем: излию от духа моего на всякую плоть» (ср. Деян. 2, 16-17). И тогда назвали иереев Дабра Цахай испытывавшие «перлами мудрости». А потом те сказали: «Но это не все учение наше, а знаем мы еще [70] Писание с толкованием [и] различные виды дэгуа с зэммаре». И когда увидели эту тонкость понимания их и многую мудрость, удивились весьма и поразились сугубо царь и царица и сказали: «Не видывали мы и не слыхивали о подобные иереях ни среди бывших прежде, ни среди ныне живущих». Князья же и сановники возрадовались весьма. А эти иереи были много хвалимы хвалою заслуженной за ведение и разумение божие. А потом сказали они: «Пою господу, ибо он высоко превознесся» (Исх. 15, 1) и пропели псалом: «Да посрамится ненавидящий и да не найдет слова поношения, чтобы вымолвить на нас; сила наша и прибежище» [и далее весь псалом] до конца.

А потом испытывали этого обвинителя, называемого авва Фасиль, испытанием строгим те, кого прозвали «перлами мудрости», и сказали ему: «А ты учен, подобно нам, или нет?» И сказал авва Фасиль-обвинитель: «А на кого удивляться, что не учен я в Писании и многой мудрости, подобно вам? Ведь иереем Дабра Цахай сделал меня ваш настоятель!» И когда услышали это царица Ментевваб, и царь Иясу, и все князья, то удивились злобе деяний его и сказали единогласно: «Да будет он изгнан из церкви и отлучен от священства, ибо обвинил он ложно братьев своих пред царицею». И затем был он отлучен от собрания, как был отлучен Иуда от апостолов и как отлучен был Арий от отцов [никейских]. А те иереи, что прозваны были «перлами мудрости», были украшены и пожалованы» одеяниями драгоценными от настоятеля их до мельника и привратника. И была радость великая среди царя и царицы и среди этих иереев. И сказала им царица Ментевваб: «Раз закончилось это дело и раз пришлись вы мне по сердцу, то затем, чтобы моя радость о вас была совершенной, скажите мне, какова ваша вера?» И заговорили они единогласно, как 318 православных верою, и сказали: «Веруем во единого бога отца, вседержителя, и во сына его единородного, господа нашего Иисуса Христа, и в духа святого, утешителя. И из этих трех лиц вочеловечилось одно лицо, слово божие, и, воплотившись, было помазано, и сим помазанием стало сыном существенным». И за эту веру свою привели они свидетельства из святого Писания, ибо учены они, просвещены и умудрены в Писании, а именно: «Воцарил плоть Адама духом святым и сделал ее святой и животворной. Я — отец его, а он — сын мой». И еще: «Ты сын мой; я ныне родил тебя» (Пс. 2, 7). И: «Силою совершено помазание духа святого, и обновлено было рождение его плотское».

И когда услышала это со слов их царица Берхан Могаса, возрадовалась весьма и сказала: «Не постыжусь назвать вас братьями своими, ибо едины вы верою со мною; и пусть не зовут вас отныне рабами моими, но союзники вы мои!» И заключила она с ними клятву крепкую, что гласила: «Как расточились уды Ария силою господа, да расточатся уды наши, [если [71] преступим мы клятву]!» И еще были закляты отлучением слова абуны Христодула, митрополита православного, и властью 12 апостолов. А затем дала она им место каждому для постройки домов по желанию сына своего, царя царей Адьям Са-гада. А горожанам дала она землю, называемую «землекопы», в обмен на то место, [что отдала она иереям] 372; а еще дала она им много золота. А этим иереям Дабра Цахай дала она много земель; сначала дала она землю прекрасную, называемую Баджана, что была прежде в руках галласов, искорененных царем царей Бакаффой в воздаяние за злодеяния их 373, и отдана она была родичам их, то бишь [воинам] Заве. А этим [воинам] Заве сказал царь: «Выбирайте себе землю, какую хотите изо всех земель моего царства, ибо та земля, что была в руках ваших, отдается нами иереям Дабра Цахай». И выбрали они себе землю прекрасную что зовется Дабр Ганта, ибо близка она к их стране Годжаму. И был провозглашен указ в один день; «Для иереев — Баджана, для Заве — Дабр Ганта». И говорили горожане: «Добре». А потом спустились в землю Баджана малака цахай 374 Езекия и баджеронд Зена Габриэль, и лике Георгий, чтобы быть свидетелями. И описали они всю землю Баджана и возвратились скоро через малое время.

А затем встретились у решетки царица и царь, и призвали они иереев с настоятелем их и дали каждому надел. И искоренили они оставшихся галласов, как искоренил Иисус [Навин] 375 Сигона, царя Аморрейского, и Ога, царя Васанского, и всех царей Ханаанских, и дал земли их в наследие [Израилю]. Для [нужд] жертвоприношения дали царица и царь землю, называемую Гунтар. Для панихид по царям дали землю [72] Гурамба. А еще дали они землю, называемую Челя, чтобы была она в воздаяние приносящим воду из далекой области для поливки сада в ограде Дабра Цахай, как гласит Писание: «Напояешь горы с высот твоих» (Пс. 103, 13), и чтобы поливали они сады вне ограды. Ибо ничто не отсутствовало [там] изо всех дерев Галаада и Васана. И по ту и по другую сторону этой обители Дабра Цахай — реки, древо жизни, двенадцать раз приносящее плоды, дающие на каждый месяц плод свой; и листья дерева — для исцеления народов (ср. Откр. 22, 2). А по четырем углам этого Дабра Цахай были воды многие, напояющие его, как напояют рай четыре реки, то бишь Тихон, Фисон, Тигр и Евфрат. И дали иереям воду салихон 376, что в переводе — «апостол», дабы строили они дома и насаждали растения вокруг каждого. А потом насадили они виноград, и засевали поля, и собирали урожай хлеба; и благословил их бог и умножил сугубо. И виноградник их был как виноградник земли Серек (Исайя б, 2), а вокруг выстроили они ограду великую из кирпичей с известкою и построили крепость посредине из девяти башен великих. Из них одну башню сделали они кладовою (IV Книга царств 20, 13), то бишь ризницею 377; а вторую башню — просфорною, в двух башнях, восточной и западной, повесили внутри два колокола. А в остальных башнях жили монахи сокровенные 378, что молились днем и ночью, ибо приняли они слова господа своего, гласящие: «Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись отцу твоему, который втайне; и отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Матф. 6, 6). А еще выстроили они две стены глинобитные позади той [стены] крепости великой. И меж этими двумя стенами жили многие монахи, которые молились за царей и князей. За царя — ибо все в нем, а за князей — ибо он посылает их судить тех, кто творит зло, и хвалить тех, кто творит добро, ибо на то воля божия. А для воды, потребной для совершения жертвоприношения, устроили они, приготовили и воздвигли ограду, затворяемую дверью, и никто не мог войти туда, кроме двух стражей. А еще дали они землю иереям, что держали сами в руках своих на потребу дома царского [землю], называемую Эбнат Таресамба.

А в земле Баласа жили полки, называемые майя 379, и не давали они ни утомленному отдохнуть, ни сильному пройти [через свою землю]. И это не единственное их злодеяние, но прежде убили они царя царей Александра и преступили слово Писания, гласящее: «Не убивай и не поднимай руку на помазанника господня» (ср. Исх. 20, 13; I Книга царств 26, 9). И еще сказано: «Не прикасайтесь к помазанным моим» (Пс. 104, 15). И все это беззаконие их терпел господь от [времени] царя Александра до [времени] царя царей Иясу и царицы Ментев-ваб и ждал, что обратятся они, да отказались они обратиться 380. И ропот людской дошел до господа и был услышан царем царей Адьям Сагадом и царицей Ментевваб. И когда [73] услышали они о злодействах их, собрали они всех майя указом и вопросили их, говоря: «Зачем поступаете так?» И не нашли они что ответить, ибо они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия. Они знают праведный суд божий, что делающие такие дела достойны смерти (ср. Рим. 1, 29-32). И присудили их к смерти князья и сановники суда, но царь и царица, ибо милосердны они, долготерпеливы и мягкосердечны, присудили, говоря: «Смертью они да не умрут, но пусть уходят из области своей Баласа и присоединяются к родичам своим, майя б Вудо». А затем вышли все майя по указу с женами своими и детьми и отдали землю Баласа иереям Дабра Цахай. И радовались те и пели гимны. А эти люди майя [тоже] радовались, ибо спаслись от смерти, к которой были приговорены, и дали им землю Вудо.

А еще дали царь Иясу и царица Ментевваб на потребу святилища Дабра Цахай из областей Тигрэ [область], называемую Дамбала, что платит ежегодную подать в 20 динаров золотых. Кабы описать нам все здание и постройку Дабра Цахай страница за страницей, но оставим мы [это], ибо кратки дни наши.

В [год] этого евангелиста вошел в Гондар рас Вададже из Амхары, а дедж-азмач Айо из Бегамедра в месяце тэкэмте, и приветствовали они царя и царицу у решетки покоев. И дал дедж-азмач Айо двух коней царю Иясу, а царице Ментевваб двух мулов. И простились они со всеми князьями и возвратились по домам. 4 тэкэмта 381 умер дедж-азмач Сэлтане от чародейства. 10 хедара 382 дал царь Иясу расу Вададже одного коня и одного мула из тех, что дал ему дедж-азмач Айо. И, услышав об этом, возмутился дедж-азмач Айо и опечалился сугубо, ибо были они врагами. 17 тахсаса 383, в пятницу, во время сна исчез дедж-азмач Айо из Гондара, в тот же день прибыл в Фарца и ночевал там. А наутро поднялся из Фарца и ночевал в Чачахо. В этот день встретились царь Иясу и царица Ментевваб у решетки покоев, и призвали всех князей, и сказали им: «Что лучше здесь сделать? Дайте совет» И сказали все князья: «Пусть дадут должность дедж-азмача Айо какому-нибудь могучему, искушенному в битве и привычному к войне». И, услышав это, назначил царь царей Адьям Сагад гра-азмача Гета дедж-азмачем Бегамедра, ибо верен он царству и исполнен всяческой преданности. И вечером того же дня вышел из Гондара дедж-азмач Гета, следуя быстро [за Айо] без обоза, и ночевал в Гораба. А в день первой субботы поднялся обоз с расом Вададже, и встретились дедж-азмач Гета и рас Вададже: в Энфразе. После Энфраза ночевали они в Карода, а после Карода ночевали в земле Цагура, называемой «мать и дитя». А оттуда поднялись и ночевали в Машаламья, и было их войско многочисленно, как многочисленно войско царя. И в этот день услышал дедж-азмач Айо, что пришли дедж-азмач Гета [74] и рас Вададже воевать его. Этот же дедж-азмач Айо вышел с перевала Чачахо воевать с ними. Он прибыл так, что не слыхали они, и пустился в набег туда, где был рас Вададже, — у подножия Зурамба в доме азажа Феодосия.

А в это время великий воевода дедж-азмач Гета был посреди реки и мыл ноги. И когда увидел дедж-азмач Гета, что пустился в набег дедж-азмач Айо, не перестал он мыть ноги, ибо не было страха в помышлении его и тверд был он духом. В это время пошло войско дедж-азмача Гета к дедж-азмачу Айо, чтобы сразиться с ним. И, увидев эту твердость духа дедж-азмача Гета, спросил дедж-азмач Айо и сказал: «Кто сей гордый, что вышел из стана и, видя великую битву, не перестал мыть ноги? Кто сей, что не берет щита? Кто сей, что взирает на врагов как на друзей? Кто сей, что презирает могучих бойцов, [стоящих] перед ним, и взирает на них очами своими как ни на что?» 384. И сказал дедж-азмачу Айо один из бывших с ним: «Это дедж-азмач Гета, что подчинен самому царю и выбран по слову царя царей Иясу и царицы Ментевваб изо всех князей других». И, услышав это, поворотил дедж-азмач Айо свое войско и бойцов, говоря: «Негоже сражаться с братом царя и царицы», и провел тот день без сражения.

Комментарии

226 6 декабря 1730 г.

227 Видимо, здесь не столько цитата из Библии, сколько перифраза Притч. 15, 22: «Без совета предприятия расстроятся». Этот афоризм «дело без совета — безумие» настолько вошел в обиход, что стал народной поговоркой и упоминается еще в «Сказании о походе царя Амда Сиона» [13, с. 43].

228 20 декабря 1730 г.

229 16 января 1731 г.

230 5 февраля 1731 г.

231 12 февраля 1731 г.

232 Этот титул, который в разных текстах встречается в различных написаниях (эрак-масаре, рак-масаре, рак-масар), начиная с XVI в. был просто почетным придворным титулом. Он традиционно жаловался азажам Алафа, которые назывались поэтому азажами рак-масаре.

233 7 мая 1731 г.

234 Здесь имеется в виду церковь архангела Михаила в Гондаре.

235 5 июня 1731 г.

236 Хэкакэн бэлятен-гета — начальник младших пажей, прислуживавших царю. Здесь любопытна та скорость, с которой царица Ментевваб начала продвигать по придворной лестнице своего брата Вальда Леуля. Он был асалафи, т.е. виночерпием; слугою, подчиненным цедж-азажу, т.е. кравчему. Между виночерпием и кравчим была та существенная разница, что виночерпий не принимал участия в государственном совете, а кравчий принимал, стоя на третьем месте снизу. И Вальда Леуль стал начальником младших пажей, который в совете занимал положение на девять степеней выше кравчего.

237 21 июня 1731 г.

238 В тексте стоит не слово «асалафи» — виночерпий, а «цедж-асалафи» разливатель теджа, что, впрочем, одно и то же.

239 «Облобызать табот», или «облобызать церковь», — эфиопское выражение, означающее просто посетить церковь. В Эфиопии человека, регулярно и часто посещающего церковь, называют «лобзателем церкви». Выражение это происходит, по-видимому, оттого, что посетители церкви действительно целуют ее врата или двери.

240 18 августа 1731 г.

241 20 сентября 1731 г.

242 2 ноября 1731 г.

243 Эдуг (букв, «заместитель») — викарий, исполнявший роль заместителя митрополита.

244 Должность настоятеля придворной церкви св. Руфаила была традиционной синекурой, предоставляемой цехафе-тээзазу в качестве платы за труды. Впервые подобная синекура была пожалована царем Бакаффой цехафетээзазу Вальда Хаварьяту 14 января 1724 г.

245 17 января 1732 г.

246 Жан-церар — титул, который носили наместники области Вадалз (Вадла).

247 21 апреля 1732 г.

248 26 мая 1732 г.

249 15 июня 1732 г.

250 19 июля 1732 г.

251 О Таботе Квесквамском см. коммент. 207. Здесь стоит отметить, что царица Ментевваб продолжила традицию своих предшественников — гондарских царей, которые, сделав Гондар столицей и политическим центром царства, прилагали немало усилий, чтобы превратить его также и в главный духовный центр. Мало того, что Гондар сделался резиденцией митрополита и эччеге, гондарские цари усиленно занимались храмовым строительством, давая вновь построенным церквам имена древних и знаменитых храмов, явно желая собрать вокруг себя если не их самих, то по крайней мере их соименников. При этом делалось все, чтобы новопостроенные храмы затмили размахом и роскошью своих знаменитых предшественников.

252 Акабэ-эбрст — это просто перевод на геэз амхарского титула «эбрст табаки» (букв, «страж череды») — титул начальника царской стражи.

253 Дэгуа — эфиопский гимнографический сборник церковных гимнов на весь год, кроме тех, которые содержатся в «Книге литургии» (Кеддасе) и в часослове. Зэммаре — это гимны, исполняемые после окончания обедни. Мавасэт — это сборник праздничных антифонов, своеобразных припевов к богослужебным псалмам.

254 В тексте стоит слово «эпископос», однако это не епископ, а настоятель. Царица Ментевваб и царь Иясу как лица светские не могли рукоположить Езекию во епископы, однако назначить его настоятелем выстроенной ими церкви могли вполне.

255 3 декабря 1732 г.

256 19 декабря 1732 г.

257 Цасарге, или цасаргуэ, — древний придворный титул, который в XVIII в. носили члены верховного суда. В том, что среди мятежников оказался член верховного суда, нет ничего удивительного, ибо сам предводитель мятежников Тансаэ Мамо был членом верховного суда. Мятеж Тансаэ (или Тансе) Мамо отнюдь не был народным восстанием, это был придворный заговор, что и определяло состав мятежников: это были придворные и представители военного сословия, от высокопоставленных князей до рядовых воинов сто личных полков.

258 Имеется в виду дворцовый комплекс в Гондаре, обнесенный стеною, подобно старорусскому кремлю.

259 Имеется в виду гибель душ мятежников, которые будут осуждены на Страшном суде за свой мятеж.

260 20 декабря 1732 г.

261 Имеется в виду ветхозаветный Давид.

262 Абагаз — временное звание военачальника, посылаемого для выполнения отдельной самостоятельной боевой задачи. По выполнении ее и присоединении к остальному войску этот военачальник переставал называться абагазом. Примерную аналогию абагазу можно видеть в старорусском воеводе. Когда в поход посылались многочисленные полки, то их начальник назывался «великим абагазом». В русском переводе здесь это передается словами «великий воевода».

263 Имеется в виду эфиопский царь Мина (1559-1563).

264 Эта икона Христа в терновом венце, называемая эфиопами «образ ударения по главе его», — самая почитаемая в Эфиопии. По поверью, она была написана самим евангелистом Лукою в Иерусалиме, откуда была привезена в Аксум, а затем в Гондар. На самом деле это икона европейской (предположительно венецианской) работы. Ее история и влияние ее на развитие эфиопской иконописи подробно разобраны в работах С. Хойнацкого.

265 Это мссто в тексте буквально означает: «меча, связанные рукою его». И. Гвиди переводит это как «меча, приглашенные им» и ставит знак вопроса. Мне представляется, что здесь имеются в виду заложники, взятые у оромского племени меча, союзников царских, и жившие в Гондаре.

266 Это еще один пример того, как библейская цитата [«Люди клянутся высшим, и клятва во удостоверение оканчивает всякий спор их» (Евр. 6, 16)] превращается в народную пословицу. Эта пословица не как цитата, а именно как пословица встречается и в «Истории» царя Сарца Денгеля [16, с. 87].

267 Имя Бабса встречается в тексте и в ином варианте: Бабес.

268 Царская ризница — особое строение при царском дворе или особый шатер в походном царском стане к северу от царского шатра. Там находилась походная церковь богоматери, там же хранились и парадные одеяния царя, отчего эта церковь и называлась царской ризницей. Это смешение двух разных функций, видимо, чувствовали и сами эфиопы. Во всяком случае, в одной из редакций «Краткой хроники», изданной И. Гвиди, имеется одно явно легендарное объяснение этому обстоятельству: когда царь Амда Сион (1314-1344) в гневе велел бичевать одного монаха, обличавшего его, «когда бичевали его, то там, где пролилась его кровь, вспыхнул огонь и сжег царски» шатер и весь стан. Сжег и все церкви, кроме одной... И так как уцелела эта церковь, то поместили в ней все имущество и все одеяния царя: плащи, ризы и рубашки. Поэтому и называется она царской ризницей» [37, с. 359]. И в гондарском дворцовом комплексе церковь царской ризницы (уже не шатер, а каменный храм) располагалась в северной части, и северные ворота получили от нее свое название.

269. В тексте имя этого фитаурари отсутствует.

270. Это те самые египетские мастера Димитрий и Георгий, которые построили в 1726 г. барку на о-ве Бергида для царя Бакаффы. Описание этого события имеется в «Истории царя Бакаффы» [17, с. 322-324].

271 Бальдерас — титул обер-шталмейстера эфиопского двора.

272 Заведующий мясниками — еэга малькання — особая должность при дворе как царя, так и любого крупного феодала. Он ведал разделкой туш и за свою службу получал одну десятую мяса и две трети всех шкур зарезанных животных. Эта доля может показаться чрезмерной, но нужно учесть, что этим же мясом заведующий должен был расплачиваться и с рядовыми мясниками. Кроме того, в долю заведующего входили вполне определенные (и отнюдь не самые лучшие) части туши, которые в любом случае не подавались ни, упаси боже, самому царю, ни его гостям. Подробнее об этом см. интереснейший доклад Р. Панкхерста «Иерархия пира: разделка быка в традиционной Эфиопии» [43].

273 Эльфинь азаж — титул постельничего, заведующего внутренними покоями царского дворца, которые назывались эльфинь.

274 Этот Вальда Тансаэ упоминается на страницах «Истории» царя Иясу I, где говорится о «Книге устава», «которую написал азаж Вальда Тансаэ, мудрый и ученый, относительно устава, записанного отцами прежними, жившими во времена государя Малак Сагада» [17, с. 131]. В настоящее время критическое издание «Книги устава», этого интереснейшего памятника, до мелочей регламентирующего придворную и военную жизнь царя, подготавливает западногерманский ученый Манфред Кропп. Что же до За-Манфас Кеддуса, ставшего акабэ-саатом в 1699 г., то он назван «сыном истинным» азажа Вальда Тансаэ, видимо, не потому, что действительно являлся его сыном, а по тому, что по должности своей акабэ-саат был блюстителем старых традиций и церемониала. В этом отношении он являлся преемником Вальда Тансаэ.

275 Лика матани (или лика мацани) — царский судья, который является «заседателем», т.е. членом верховного суда.

276 Эти славословия дедж-азмачу Гераклиду, Киракосу, баламбарасу Адару, азажу Беньяму и Хабт Бавасану рифмованы.

277 Славословия Вальда Леулю также рифмованы.

278 Тазкаро бет, или Бета Тазкаро (букв, «дом поминок»), — один из дворцов, построенных царем Иясу I, где устраивались поминальные пиры для уз кого круга придворных. Для больших пиров использовался другой дом — Дабаль бет.

279 Это славословие шалека Гета рифмовано.

280 Эти славословия Пимену и Димитрию рифмованы.

281 Во времена царя Сисинния (1604-1632) в его столице Данказе с помощью португальцев был выстроен дворец для царя. Это было невиданное новшество для Эфиопии — каменное здание. Дворец скоро стал знаменит по всей стране. Впоследствии царем Иясу I в Гондаре был построен аналогичный дворец, получивший название «Данказская башня».

282 Эти славословия рифмованы.

283 На крыше своего дворца в Данказе царь Сисинний велел построить башенку, которую он назвал «Саганет», по имени одной из горных вершин в горах Самена. Когда в Гондаре была построена новая Данказская башня,  башенка наверху также получила название «Саганет». Именно она и имеется здесь в виду.

284 Эти славословия рифмованы.

285 Эфиопы, подобно иудеям, практикуют обрезание «в память об обрезании господа нашего Иисуса Христа». Точно такой же народный обычай, строго говоря с церковными догматами не связанный, существует и у коптских христиан. Поэтому обрезание могло служить техническим доказательством, что люди являются коптами, а не «франками».

286 Это славословие рифмовано.

287 Эти славословия Вальда Леулю рифмованы.

288 Аласлесей (букв, «умягчитель») — прозвище бэлятен-гета Ефрема.

289 Эти славословия Хабт Бавасану рифмованы.

290 Эслам бет (букв, «мусульманский квартал») — квартал в Гондаре, населенный мусульманами. Мусульмане и эфиопские иудеи (фалаша) селились отдельными кварталами начиная со времени основания Гондара царем Василидом. Впоследствии его сын, царь Иоанн, указом закрепил обособленное проживание христиан, мусульман и иудеев в столице.

291 Эти славословия дедж-азмачу Варання рифмованы.

292 Эти похвалы азажу Георгию рифмованы.

293 Этот дедж-азмач Лата упоминается в «Истории» царя Иясу I [17, с. 212].

294 Имеются в виду судьи верховного суда.

295 Мачане — сокращенная амхаризированная форма титула лика матани, или лика мацани. См. коммент. 275.

296 Имеется в виду церковная легенда, изложенная в специальном трактате «Богатство царей», о том, как св. Такла Хайманот способствовал рестав рации «Соломоновой династии» в Эфиопии, когда престол был отобран у последнего царя загвейской династии и был передан «соломониду» Иекуно Амлаку. В благодарность за это царь отдал в пользование эфиопской церкви треть всех земель царства. Хотя эта легенда и повествует о событиях XIII в., сложилась она в церковных кругах не ранее XVII в.

297 2 января 1733 г.

298 См. коммент. 285.

299 8 января 1733 г.

300 17 февраля 1733 г.

301 Дамбия — столичная область, и авторитет царской власти был там сильнее, чем где бы то ни было. Эфиопские историографы XVIII в. часто упоминали область Дамбию как образец упорядоченной, законопослушной и безопасной области.

302 Т. е. сдавшись добровольно на милость царя.

303 И при эфиопском дворе, и в эфиопском войске было немало смещенных придворных и военачальников, еще не получивших новой должности, но прежний титул за ними сохранялся. Поэтому и оказавшись без должности Габра Леуль по-прежнему называется асалафи.

304 В библейской книге Иова речь идет о боевом коне, но здесь эфиопский историограф считает уместным применить эти слова к расу Вададже.

305 Аба гада — оромский титул, означающий старейшину, который руководит ритуалом инициации, когда членов одной возрастной группы племени торжественно посвящают в следующую степень. Аба гада — влиятельная фигура в племенной верхушке.

306 Из этой фразы трудно понять обстоятельства гибели Горде. Можно предположить, что он был убит вместе с царем Такла Хайманотом 30 июня 1708 г., получив семь ран.

307 Под «царями Израиля» здесь имеются в виду эфиопские цари, потомки царя Соломона.

308 Т. е. летом 1735 г. См. коммент. 145.

309 В тексте стоит слово «курання», которое означает стража заключенного или арестованного, с которым он неразлучен, потому что левая рука стража скована цепью с правой рукой арестованного. Иногда за отсутствием цепи арестованного просто привязывали веревкой к его стражу. Так нередко поступали эфиопские воины и с захваченными пленниками.

310 13 августа 1735 г.

311 «Страной геэзской» эфиопы обычно называли северные области, тертории древнего Аксумского царства. Насколько можно судить по его «Житию», Евстафий действительно подвизался на севере Эфиопии. Однако он был не столько миссионером, сколько реформатором церкви, и называть его «апостолом страны... который открыл ей свет троицы» нет оснований: Евстафий жил в XIV в., а «страна геэзская» была крещена за 1000 лет до него.

312 26 июля 1737 г.

313 В Эфиопии существовали две монашеские конгрегации: одна, основанная св. Такла Хайманотом, с центром в Дабра Либаносе, и вторая, основанная св. Евстафием. Отношения между этими конгрегациями были далеко не дружелюбными и чаще всего характеризовались взаимным соперничеством и враждою. Поэтому вполне понятна радость историографа, описывающего чествование св. Евстафия, в котором принимали участие и дабрали-баносцы, т.е. представители соперничающей конгрегации.

314 Молале Гемб — дворец для пиров, выстроенный еще царем Бакаффой.

315 22 февраля 1737 г.

316 22 октября 1737 г.

317 Возможно, что именно этот случай дал повод Джеймсу Брюсу поведать совершенно фантастическую историю о том, как царь Бакаффа распустил слух о собственной смерти, а потом в назначенный день похорон появился к ужасу придворных и народа, искренне радовавшихся смерти жестокого монарха. Бакаффа, впрочем (по рассказу Брюса), всех простил [27, т. VI, с. 194-199].

318 Имеется в виду вторым после библейского царя Давида. Здесь царскому историографу явно изменяет чувство меры. Все официальные дееписатсли эфиопских царей не брезгали лестью, но так безбожно не льстил, пожалуй, никто.

319 6 марта 1738 г.

320 5 января 1739 г.

321 Эфиопские историографы довольно часто называют р. Абай именем райской реки Тихон, или Геон.

322 Государь Иаков погиб в битве с царем Сисиннием 10 марта 1607 г.; о его сыне Феодоре не известно ничего определенного; Арзо был казнен Сисиннием в 1609 г., войско некоего самозванца Исаака было разбито войском царя Иясу I в 1686 г. Можно сказать, что этот самозванец Бакаффа был самозванцем наследственным, с давними семейными традициями. Здесь стоит отметить, что и 132 года спустя после династического переворота 1607 г., когда верховная власть в стране перешла от потомка царя Сарца Денгеля к Сисиннию и его прямым потомкам, этот переворот все же почитался некоторыми узурпацией прав потомков царя Иакова, которые время от времени находили себе достаточно сторонников, чтобы претендовать на престол.

323 Т. е. позволили священнику причастить осужденного к св. тайн.

324 Имеются в виду известные ересиархи Арий, Савелий и Македонии, с последователями которых боролся Константин Великий.

325 Здесь историограф возвращается к событиям 1733 г., предшествовавшим мятежу Тансаэ Мамо.

326 9 апреля 1733 г.

327 Мельтан — это особый гимн, где один и тот же текст повторяется несколько раз с различным мелодическим рисунком.

328 Как «стольники» здесь переведено выражение «заведующие пирами». Кстати, подобные строительные поручения были не в новинку для стольников: когда в 1726 г. царь Бакаффа решил соорудить для себя барку, то строительством занимались два египетских мастера, Димитрий и Георгий, под присмотром стольника Ираклия, заведующего «медушней, а также яствами и питием» [17, с. 322].

329 См. коммент. 145. В Эфиопии существует поверье, что человек, долгое время смотревший на блики от яркого солнца или луны, рискует заболеть горячкой. Видимо, цель этого сомнительного утверждения царского историографа, что «заболевали многие из людей столицы», одна — подчеркнуть блеск построенного храма.

330 Это «илектр» из книги пророка Иезекииля 1, 5.

331 См. коммент. 106 и 107 к «Истории похода раса Микаэля Сэхуля».

332 Синаксарь — так назывались внебогослужебные собрания христиан для благочестивого чтения и псалмопения. Однако на эфиопской почве это слово стало названием кратких описаний (или даже просто упоминаний) подвигов святых, чтимых эфиопской церковью. Синаксарь составлен в календарной последовательности и представляет собой полный годовой круг кратких житий, предназначенных для чтения в церкви в день памяти того или иного святого. Арабский Синаксарь коптской церкви был составлен в середине XIII в., а к концу XIV в. был переведен на язык геэз для нужд эфиопской церкви. Впоследствии он пополнялся житиями эфиопских святых, которых, естественно, не было в арабском оригинале.

333 Здесь хронист не вполне точно понял библейский текст: дело не в том, что Даниил открывал окна в своем доме во время молитвы, а в том, что его открытые окна были направлены в сторону Иерусалима, и, таким обра зом, находясь в столице Дария, Даниил во время молитвы мысленно пре бывал в Иерусалимском храме.

334 Слово «бэсат» встречается и в предшествующих памятниках эфиопской историографии, но там оно означает отнюдь не «ковер прекрасный», а, напротив, довольно простой и дешевый ковер наподобие кошмы.

335 В тексте употреблено слово «гулелят» — навершие конической травяной кровли эфиопского дома: это навершие обычно бывает керамическим. И. Гвиди превел его как «тумба», «подставка».

336 Далее следует длинный перечень в несколько сотен предметов утвари церковной и одеяний священнических, перечисление которых в русском переводе опущено.

337 Ткань «сини» часто встречается и в предшествующих памятниках эфиопской историографии, однако только здесь прямо сказано, что это — парча.

338 Ковер бэст — это тканый ковер в отличие от валяного бэсата.

339 «Франкские» (т. е. католические) книги эфиопские цари, начиная с Василида (1632-1667), сжигали беспощадно, поэтому трудно представить себе, чтобы «франкская» книга была подарена в церковь. Видимо, здесь какое-то недоразумение.

340 «Вера отцов» — обширный (и, разумеется, тенденциозный) свод свято отеческих свидетельств (от апостолов до коптского патриарха Христодула, 1050-1078) в пользу монофизитской доктрины, переведенный с арабского языка на геэз в середине XVI в. Эта книга — один из важнейших и распространенных богословских трудов в Эфиопии.

341 Имеется в виду «Завет господа нашего Иисуса Христа», где в уста Христа вкладывается объяснение, адресованное его ученикам, основ христиан ского вероучения, а также приметы будущего светопреставления. Считается, что это сочинение возникло во второй половине V в. в сирийских монашеских кругах. Первоначальный греческий текст не сохранился, однако существуют сирийская, коптская, арабская и эфиопская редакции этого произведения. На геэз «Завет» был переведен в XIV в.

342 Дидаскалии (греч. «правила») — изложение «постановлений апостольских», выведенных из евангельского текста. Считается, что греческий оригинал этого произведения появился в III в. в Северной Сирии. Греческий текст не сохранился; существуют сирийская, латинская, коптская, арабская и эфиопская версии. Эфиопский перевод был сделан с арабского в XIV в.

343 Синод — обширный богословский свод, который содержит 71 постановление апостольское, 57 канонов апостольских, 81 апостольский канон, 25 постановлений и 30 постановлений апостольских, переданных Климентом Римским. Затем следуют постановления вселенских соборов, изложение Никейского символа веры, толкование 10 заповедей Иоанна Златоуста, проповедь Григория Армянского против иудеев. На эфиопский язык «Синод» был переведн в начале XIV в. В Эфиопии авторитет «Синода» столь высок, что он причисляется к библейскому канону.

344 Имеется в виду Синаксарь за один месяц хедар.

345 Так называемый «Кирилл» представляет собою сборник патристического характера и содержит собрание христологических и тринитологических трактатов, направленных против несторианства и составленных вскоре после Эфесского собора (431 г.), среди которых центральное место занимает трактат «О вере православной» Кирилла Александрийского, именем которого назван весь сборник. На эфиопский язык этот сборник был переведен около V- VI ее.

346 С XV в. в эфиопской церковной литературе появился новый жанр — жанр «чудес», которые читались в качестве проповеди при богослужении, а извлечения из них читались во время всенощного бдения в дни праздников соответствующих святых. Так как собор Квесквамский был тесно связан сразу с двумя святыми — Иисусом и Марией (так как на горе Квесквамской они вдвоем скрывались от гонений Ирода), то эта церковь должна была иметь и «Чудеса Иисуса», и «Чудеса Марии». Последнее произведение представляет особый интерес. Первоначальный текст его был составлен во Франции в XIII в. В эпоху Крестовых походов сборник богородичных чудес был переведен в Палестине на арабский язык, откуда распространился в Сирию и Египет, по дороге обогащаясь местными преданиями и легендами. В XV в. он был переведен с арабского на геэз и стал пополняться уже эфиопским материалом.

347 «История Марии» — апокрифическое сказание о богородице.

348 «Повествование Марии» — сборник чтений на каждый из 12 ежемесячных богородичных праздников о жизни и чудесах богородицы, называемый также «Малым Евангелием».

349 Лицевой, т.е. с иллюстрациями в тексте. «Трактат Михаила» — это сборник чтений на ежемесячные и ежегодные праздники этого архангела.

350 См. коммент. 253.

351 Мавасэт — это сборник праздничных антифонов, которые вошли в особый богослужебный устав, называемый «Мээраф» («Глава»). Этот устав включает в себя общий порядок всенощного бдения (Вазема), общий порядок воскресной службы (Маваддэс), порядок праздничной службы (Кэстат за-Арьям), утренние молитвы (Сэбхата Нэгх), порядок великопостной службы (Мээраф зацом) и заклинательные молитвы (Мэхалля).

352 См. коммент. 109.

353 «Книга праздников» — перечень эфиопских церковных праздников за весь год; эфиопские святцы.

354 «Деяния страстей» — сборник проповедей на страстную неделю, содержащий проповеди Иоанна Златоуста, Шенути, Иакова Серугского и других отцов церкви. Сборник был составлен и переведен с арабского на геэз знаменитым коптским митрополитом Эфиопии аввой Саламой (1348-1388), который также, наново перевел на геэз и всю Библию с арабской ее версии.

355 В XVIII в. архангел Руфаил стал считаться покровителем гондарской династии, и в 1722 г. царь Бакаффа выстроил внутри гондарского дворцового комплекса церковь св. Руфаила. Ввиду такого особого положения этого святого церковь нуждалась в особом «трактате» для чтения его в день праздника св. Руфаила.

356 «Суд царей» — сборник канонического права, который, однако, в Эфиопии вплоть до начала XX в. считался единственным авторитетным юридическим кодексом при любых судебных разбирательствах. Источником для него послужил Номоканон Ибн ал-Ассаля (XIII в.), переведенный на геэз эфиоп ским диаконом Петросом Габра Эгзиабхером с помощью египтянина Ибрагима во второй половине XVI в.

357 «Ученик Антония», или «Талмид», — богословское сочинение против различных ересей, приписываемое монаху Георгию, ученику (по-арабски «талмид») знаменитого Антония Сирина. Его перевод на геэз был сделан в царствование Сарца Денгеля (1567-1597).

358 «Житие апостолов» представляет собою перевод с арабского известного коптского апокрифа, сделанный во второй половине XIV в. Книга состоит из 30 кратких рассказов о проповеди и смерти 12 апостолов и их учеников, за которыми следуют более пространные истории («жития») апостолов Фомы, Петра и Павла. Это особое внимание к Петру и Павлу понятно, ибо они — главы апостолов. Фома же удостоился этой чести потому, что считается первым, кто начал проповедовать христианство в Эфиопии.

359 Здесь имеются в виду три святоотеческих писания: Обширный свод аскетических правил сирийского монаха Иоанна Сабы (VI в.), известный под названием «Старец духовный», который состоит из 36 проповедей о монашеской жизни, 48 посланий на ту же тему, 3 проповеди «о высших степенях познания» и послание старца своему брату. На геэз эта книга была переведена в царствование Лебна Денгеля (1508-1540).

Трактат на ту же тему другого сирийского автора VI в. — Исаака Ниневийского, известного в Эфиопии под именем «Map Исаак». Видимо, этот сборник был переведен тоже около XVI в.

Труд, построенный в виде вопросов и ответов относительно норм и правил монашеской жизни, приписываемый сирийскому монаху Филоксену Маббугскому (VI в.) и названный его именем — «Филоксен».

То, что эти три книги на одну тему были переплетены вместе, вполне понятно. А то, что они были подарены в Квссквамский собор, который не был монастырем и поэтому мог и не нуждаться в подобной сугубо монашеской литературе, говорит о следующем: все эти три произведения входили в курс изучения высшей богословской школы комментаторов Писания, а именно в последнее, четвертое отделение школы, называемой «Книги монашеские». Таким образом, царь и царица, очевидно, сразу же замыслили сделать собор Квесквамский не только пышным столичным храмом, но и центром богословской учености, своеобразным богословским университетом. Об этом говорит набор подаренных книг.

360 «Слава царей» занимает особое место в эфиопской литературе, и исследователи справедливо называют ее национальным эпосом по тому влиянию, которое она оказала на формирование эфиопского самознания. Это большое произведение, состоящее из 117 глав, включает в себя самые разнообразные литературные источники и аллюзии на них, от библейских книг и апокрифов до сказочных циклов и от святоотеческих сочинений до заимствований из Корана. Однако при всей пестроте используемого материала основная идея «Славы царей» проводится весьма последовательно и сводится к доказательству того положения, что Эфиопия есть Новый Израиль, а народ эфиопский — богом избранный народ; цари же Эфиопии превосходят славою всех царей земных, и им уготована грядущая власть над миром. Это произведение в глазах эфиопов являлось надежным залогом великой будущности их страны — хорошо знакомая русскому читателю идея «третьего Рима». Колофон произведения говорит о том, что оно было переведено на геэз в XIII в., однако есть все основания предполагать, что это случилось не ранее XIV в. Критический текст «Славы царей» был издан К. Бецольдом [25].

361 Иаков, епископ Нисибина (IV в.). Ему приписываются проповеди, принадлежащие на самом деле ученому персу, христианину Афраату (тоже IV в.). «В крещении или монашестве Афраат получил имя Иакова, что по служило причиной того, что составленные им проповеди часто приписывались Иакову Нисибинскому» [6, с. 128]. Именно эти проповеди и имеются здесь в виду.

362 Севир, епископ Эшмунайна, что в Среднем Египте, жил в X в. и более известен под своим арабским именем Абу-ль Башар ибн ал-Мукаффа. Он известный автор истории александрийских патриархов, однако в Эфиопии он был известен более как автор трактата о Никейском соборе, называемый эфиопами «Мацхафа хедар» и предназначенный для чтения в церкви ежегодно 7 хедара, и сборника из 12 проповедей о христианском вероучении. Трудно сказать, какое именно произведение Севира Эшмунейского имеется здесь в виду.

363 Мацхафа Бахрей (букв. «Книга существа») — это эфиопский чин елеосвящения.

364 Симеон Столпник (356-459) сам никаких проповедей не писал, хотя и проповедовал народу, приходившему к его столпу. Здесь имеется в виду эфиопский перевод сборника молитв Симеона Столпника.

365 Единственно, что можно сказать об этой книге, что это не «Книга света», составленная эфиопским царем Зара Якобом. По И. Гвиди, это может быть произведение Петра ал-Джамиля [20, с. 107, примеч. 9].

366 В Эфиопии было известно несколько произведений Епифания, епископа Кипрского (367-403): это «Шестоднев», содержащий историю сотворения мира в шесть дней, «Якорь», раскрывающий учение о св. троице, воплощении и воскресении мертвых, и комментарий к «Шестодневу», озаглавленный «Начало веры». Так как тут упоминается и «Книга святого Кирилла» (вероятно, его трактат «О вере православной»), то можно предположить, что в одном переплете с ним был помещен либо «Якорь», либо «Начало веры».

367 «Арке» — это сборник гимнов в честь святых за весь год. Причем в эту книгу входили гимны отнюдь не всех жанров и не целиком. Туда помещались заключительные строфы «образов» (см. коммент. 109) в честь святого, те самые строфы, которые носят специальное название «мэргэф» («бахрома»), потому что они, подобно бахроме, завершают весь гимн.

368 См. коммент. 253 и 351.

369 Ан-Нушу Абу Шакир ибн Бутрос ар-Рахиб (вторая половина XIII в.) был диаконом церкви св. Марии в старом Каире. Его перу приписывают самые разные труды: исторические, богословские и др. Здесь же, безусловно, имеются в виду его «Вычисления», книга, посвященная хронологическим и календарным выкладкам, широко распространенная в Эфиопии и использовавшаяся для определения даты пасхи, церковных праздников и разных систем летосчисления.

370 Имеется в виду третий вселенский собор, собравшийся в 431 г. в Эфесе по поводу ереси Нестория, полагавшего, что деву Марию следует называть не богородицей, а только христородицей. Традиционно эфиопской церковью считается, что на этом соборе присутствовало ровно 200 участников, хотя на самом деле их было больше.

371 В эфиопских духовных стихах, как и в классической арабской поэзии, рифма едина для всего произведения. Таким образом, испытуемым священно служителям задали рифму, на которую нужно было сочинить стихи.

372 Хотя Гондар стал довольно крупным центром, в том числе и торговым, в вотчинных хозяйствах и в церковных вотчинах господствовало натуральное хозяйство. Имея крайне мало свободных денег, всякий собор или церковь нуждались в том, чтобы иметь поблизости хотя бы часть своих земель на ежедневную потребу. Свободных земель в Гондаре уже не было, и царица отдала собору земли горожан, потери которых она компенсировала тем, что дала горожанам участок «землекопы», а также денег на переселение.

373 Очевидно, здесь имеются в виду события мая 1723 г., описанные в 10-й главе «Истории» царя Бакаффы, когда два гвардейских полка, набранные из оромо, Веладж и Каниса, отказались повиноваться приказу новоис печенного царя и покинуть страну. Царь эти полки разгромил, а их полковые земли отобрал. В «Истории» поводом к конфликту, как и в нашем тексте, выставляются «злодеяния» гвардейцев и их бесчинства по отношению к жителям, в общем-то вполне обычные для царской солдатни, однако истинной причиной всего явилось их нежелание повиноваться царю.

374 Настоятели крупных эфиопских соборов носили традиционные титулы в зависимости от названия собора. Титулы эти строились по единой схеме: так, настоятель собора Дабра Берхан («Гора света») назывался малака берханат («ангел светов»), настоятель собора св. Михаила (Ацацаме) назывался малака ганнат («ангел рая»), а настоятель вновь учрежденного собора Дабра Цахай («Гора солнца») получил аналогичный эпитет малака цахай («ангел солнца»). Эти титулы их сохранялись за ними лишь на время их настоятельства.

375 Здесь автор обыгрывает имя царя Иясу, тезки Иисуса Навина. См. коммент. 115.

376 Салихон — арабизированное название Силоамского источника в юговосточной части Иерусалима, часто упоминаемого в Библии. Эфиопские традиционные словари сообщают, что этимология еврейского слова «силоам» такова же, что и у греческого слова «апостол», и означает «посланник», «по сланный».

377 См. коммент. 268. Видимо, в этой башне размещалась «церковь царской ризницы».

378 «Сокровенные» — обычный эпитет эфиопских отшельников.

379 Эфиопские цари до широкого распространения в Эфиопии огнестрельного оружия высоко ценили воинов из народа скотоводов-кочевников майя и часто набирали из них особые полки, потому что лучники майя славились как своей меткостью, так и тем, что их попадания были смертоносны, поскольку они стреляли отравленными стрелами.

380 Это один из наиболее вопиющих примеров лицемерия хрониста, который ставит майя в вину преступление, совершенное их предками 8 мая 1495 г., за которое, кстати, они были наказаны тогда же [13, с. 108].

381 13 октября 1739 г.

382 18 ноября 1739 г.

383 25 декабря 1739 г.

384 Эти слова дедж-азмача Айо рифмованы в обычном стиле эфиопских восхвалений, что заставляет видеть в них не столько реальные слова, сказанные дедж-азмачем Айо, сколько литературный прием автора «Истории».


Текст воспроизведен по изданиям: Эфиопские хроники XVIII века. М. Наука. 1991

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.