Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ ЦАРЯ ЦАРЕЙ АДЬЯМ САГАДА И ЦАРИЦЫ БЕРХАН МОГАСА

ПРЕДИСЛОВИЕ

Эта «История» даже по форме своей несколько необычна для произведений официальной царской историографии, которые к XVIII в. сложились во вполне устойчивый жанр пространных «царских хроник» со своей определенной традицией и канонами. Необычным является прежде всего то, что «История царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса» посвящена не исключительно царю Иясу II, принявшему царское имя своего деда, царя Иясу I, — Адьям Сагад, но посвящена одновременно и царствованию его матери, Ментевваб, ставшей по воцарении своего сына при нем регентшей и принявшей царское имя Берхан Могаса. Сам по себе случай, когда мать-царица становилась регентшей при малолетнем царе, не был исключением в эфиопской истории. Так, в начале царствования Лебна Денгеля (1508-1540) регентшей при нем была старая и опытная царица Елена, хотя она не приходилась Лебна Денгелю даже родственницей. Историограф Лебна Денгеля не собирался скрывать того обстоятельства, что Елена была регентшей, и прямо сказал об этом в своем произведении, однако назвал он его все же «Историей царя Лебна Денгеля», и назвал справедливо, ибо именно Лебна Денгель явился главным и, собственно, единственным героем его повествования. Здесь же историограф царя Иясу II всячески подчеркивает ведущую роль царицы Ментевваб, что нашло отражение и в самом названии его сочинения. Далее, историограф после краткого вступления приводит полную генеалогию царя от Адама, а это характерно вовсе не для пространных «царских хроник», а для произведений совсем другого историографического жанра — жанра летописи, к XVIII в. уже вполне развившегося в Эфиопии. Более того, после генеалогии Иясу II автор специально приводит и отдельное родословие царицы Ментевваб, которую он также возводит к эфиопскому царскому роду, а затем излагает родословную и всех родичей Ментевваб, которые, как и она сама, были родом из небольшой области Квара.

[5] Все эти особенности «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса» были вызваны обстоятельствами не столько литературного или историографического характера, сколько сугубо исторического. Все эфиопские цари XIV- XVIII вв. (за примечательным исключением Юста, правившего с 1711 по 1716 г.) возводили свое происхождение к Иекуно Амлаку, а через него к аксумским царям и библейскому царю Соломону и царице Савской. Считалось, что все они принадлежат к одной династии. Практически же на эфиопском престоле одна ветвь династии сменяла другую, и отношения между представителями различных ветвей характеризовались ожесточенным соперничеством из-за частых внутридинастических переворотов. Последний такой внутридинастический переворот произошел в 1604 г., когда царем объявил себя Сисинний (1604-1632), и все гондарские цари (за исключением Юста) были его прямыми потомками. Следует сказать, что многие в Эфиопии воспринимали воцарение Сисинния, который пришел к власти, убив в битве царя Иакова, как узурпацию престола. Это мнение держалось долго, и спустя 120 лет один схваченный претендент на престол заявил на допросе царю Бакаффе, праправнуку Сисинния: «Да, я пришел, чтобы воцариться и взять царство отца моего, ибо отец царя, Сисинний, забрал царство отца моего, государя Иакова» [17, с. 301].

Положение же гондарской династии стало к XVIII в. довольно непрочным. Об этом говорят и многочисленные цареубийства в первой половине XVIII в., и воцарение в 1711 г. Юста, и слишком частое появление в стране разнообразных самозванцев и претендентов на престол. Такое ослабление верховной власти проистекало из развивающегося регионализма, политического, экономического и даже религиозного, когда для провинциального властителя его провинциальная база и местная поддержка оказывались важнее благоволения царя. Это был процесс, ведущий к феодальной раздробленности. В этих условиях, когда 19 сентября 1730 г. царь Бакаффа умер и придворные решили возвести на престол его сына, малолетнего Иясу II, мать Иясу, Ментевваб, оказалась в трудном положении. Полагаться ей на своевольных и постоянно враждующих между собою придворных было опасно, потому что они явно выбрали Иясу именно за его малолетство и несамостоятельность, надеясь править самим. При неудаче можно было потерять в худшем случае жизнь, а в лучшем — свободу и оказаться в вечном заключении в царской тюрьме на горе Вахни. Поэтому новоиспеченная царица Ментевваб (не имевшая этого титула при жизни царя Бакаффы, у которого было много наложниц) решила поступить вполне в духе времени и обратилась за помощью и поддержкой к своим родичам из Квары, и в первую очередь к своему брату Вальда Леулю, которого она усиленно выдвигала при дворе. Можно предположить, что из-за кулис управляла всем этим кланом кварасцев, обеспечивая его сплоченность и процветание, старая [6] мудрая вейзаро Энкойе, мать Ментевваб и Вальда Леуля. Поэтому так называемое царствование Иясу II было, по сути дела, временем правления и засилья при дворе клана кварасцев. Это обстоятельство следует постоянно иметь в виду, читая «Историю царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса». Перевод «Истории» сделан по изданию [19, с. 3-168].

Текст воспроизведен по изданиям: Эфиопские хроники XVIII века. М. Наука. 1991

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.