Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ ЦАРЯ ЦАРЕЙ АДЬЯМ САГАДА

Глава. Начался миязия. 23 миязия возвратился царь, и вошел в Аринго, и там справил праздник пасхи 25 миязия 328.

Глава. Начался сане. И 8 сане 329 умер акабэ-саат авва Acapa Крестос. И в этот месяц призвал [царь] азажа За-Манфас Кеддуса, и привел его из Годжама, и вернул и возвратил ему должность его прежнюю, [должность] рак-масара, ибо был он мудр и учен и был мужем, достойным управления дома царства. И [царь] назначил Вададже вместо него на должность годжамского нагаша.

Глава. 29 сане 330 поднялся царь, и отправился из Аринго, и расположился в Хамад Бар. И пошел по дороге на Карода, и Эмфраз, и Вайна Араб, и Цада и вошел в столицу свою Гондар 4 хамле 331 с помощью божией.

Глава. Начался нехасе. И в этот месяц принял царь правило поста по обыкновению своему, как упоминали мы прежде.

Глава. И в этот месяц печалились люди Дабра Либаноса из-за эччеге аввы Иоанна и поведали царю всю печаль свою. И, выслушав, вздумал царь помирить их, а когда не получилось, решил не отходить от решенья собрания [Дабра Либаноса], ибо обычаем его было никогда не отходить от решения собрания Дабра Либаноса, ибо был воспитан он сызмальства в любви к отцу нашему Такла Хайманоту и предпочитал любви к эччеге любовь к отцу нашему Такла Хайманоту. И оставил он дело [примирения], а эччеге авва Иоанн оставил должность свою, и ушел в Азазо, и жил там. И сказал царь людям дабралибаносским: «Решите и выберите человека, чтобы поставил я вам его [в эччеге]». [134]

Глава. Начался пагумен. И в эти дни решил царь идти в поход.

Глава. Начался маскарам без эпакты, и день Иоанна был во вторник. 17 маскарама 332 справил [царь] праздник креста.

Глава. Начался тэкэмт. 28 тэкэмта 333 приказал [царь] и послал бэлятеноч-гета Иоанна в Годжам с кень-азмачем Батра Хайлем и гpa-азмачем Абетейо и всем войском царским, ибо услышал царь, что напали галласы на Годжам.

Глава. Начался хедар. 3 хедара 334 схватили все люди дабралибаносские авву Сафани, и связали его, и привели к царю, чтобы поставить его в настоятели. И сказали они царю: «Поставь нам его пастырем, ибо мы выбрали его». И принял царь слова их и поставил его 6 хедара по обычаю закона и установлению настоятелей Дабра-Либаносских, как упоминали мы и писали прежде.

Глава. Начался тахсас. Одержал победу в земле Годжама, называемой Ацацамуа, и убил многих галласов из племени либан и чалиха 335 Иоанн, начальник войска царя царей и гордости юношеству Иясу, чье сердце – на правую сторону (Еккл. 10, 2). И потому следовал по стопам господина своего Иоанн, раб его, как сказано: «Раб не больше господина своего, и посланник не больше пославшего его» (Иоан. 13, 16); сей же раб могучий [последовал] туда, куда повелел и послал его господин его силою господа бога господина его, царя царей Иясу. И там убили [врагов] кень-азмач Батра Хайль, и гра-азмач Абетейо, и фитаурари Василий, и Дама Кэсос и Бачен, и все войско царское убило много галласов, без числа, и не осталось убежавших. И пришел с благовестием посланный от него в Гондар и поведал царю все, что было, как упоминали мы прежде. И была великая радость в стане царя из-за этого, и усугубилась многая любовь к Иоанну в сердце царя и в сердце всего войска стана царского, ибо дал ему бог силу и победу над врагами царя. А особенно потому, что подал бог дар свершения благого сему царелюбивому и любящему всякую душу, а к тому же смиренному, и скромному, и тихословному, и подателю советов прекрасных. А родом-племенем он из дома и рода аввы Гуале, который был назначен на должность цераг масаре и должность акабэ-саата во времена государя Малак Сагада 336.

И в это время вышел из стана, и ушел в Азазо эччеге авва Сафани, и жил там, и послал к царю, говоря: «Отпусти меня, о господин мой, царь, дабы упокоиться мне здесь, и не идти [к тебе], и не возвращаться, ибо не могу я нести бремя этого дома великого [Дабра-Либаносского] и не могу я быть пастырем, ибо слаб я и болен. Прежде связали меня насильно, и привели к тебе, и назначили меня, а я жил в обители 40 лет. Ныне же отпусти меня, о господин мой, царь, ибо окончательна и тверда речь моя, что посылаю к тебе, и ищи им другого пастыря, сведущего и благого. Я говорю это не из вражды к тебе, царю и господину моему, украшению веры православной, [135] и не из вражды ко всем людям собрания Дабра-Либаносского, но потому, что боюсь я спроса от господина моего, судьи небес и земли, как сказал сам господь наш в Евангелии своем относительно пастырей, учителей и настоятелей: «Кому много вверено, с того больше взыщут» (Лук. 12, 48), за рассеяние стада и за нехождение людей дома [Дабра-Либаносского] путем животворного устава». И, услышав эту речь, царь призвал всех людей собрания Дабра Либаноса и рассказал им о словах эччеге аввы Сафани, что прислал он к нему, говоря так и так, как упоминали мы прежде. И сказал им царь: «Решите ныне, что для вас лучше по этому делу, и выберите мужа прекрасного и мудрого, чтобы поставил я его вам». И решили люди собрания Дабра Либаноса, и все согласились на то, чтобы вернуть и возвратить на должность эччеге авву Иоанна, мужа чистого и мудрого, нелицеприятного и не отговаривающегося, блюдущего чистоту свою, учителя и наставника, управителя доброго, хвалимого от других людей, пастыря благого и примера для стада, да удостоится он венца славы непреходящей.

И сказали они царю, что решили, и ответил им царь и сказал: «Сами вы знаете, сколь много потрудился я прежде, чтобы установить мир меж вами и меж ним, да не удалось мне. И тогда разве не сказал я вам: «Да будет по желанию вашему»?. Ныне же хорошо вы решили: приведу я его вам». И тотчас призвал царь быстро азажа Амонию, [азажа] справа, и приказал ему царь, и послал в Азазо, и сказал ему: «Приведи к нам быстро эччеге авву Иоанна». И пошел азаж Амония, и прибыл к эччеге авве Иоанну, и рассказал ему все, что повелел царь. И, выслушав, разгневался эччеге авва Иоанн и отлучил азажа Амонию, чтобы тот не захватил его и не двинулся от него ни вправо, ни влево. И когда увидел азаж Амония, что переменился от гнева в лице эччеге авва Иоанн, связал он его, и отдал курання, и вывел его в жилище [курання], и ушел. А к вечеру исчез эччеге, и спасся от курання, и укрылся в обители, называемой Фантар. И сообщили об исчезновении эччеге царю. И приказал царь и послал многих людей искать эччеге. И искали его эти мужи, и нашли там эччеге, и сообщили царю, где обретается эччеге.

Глава. И 22 тахсаса 337 приказал царь привести эччеге и ввести в город. И пошли люди, которым было приказано, и привели эччеге, и ввели его в стан царский. И царь назначил его, и возвратил его на престол прежний, и справил там праздник рождества.

Глава. А наутро праздника рождества поднялся царь, и отправился из Гондара, и ночевал в [местности] Сарбакуаса, называемой Каб. И поднялся он оттуда, и отправился, и ночевал в Эмфразе, и провел там субботу и воскресенье. И отправился из Эмфраза, и ночевал в Карода, и вошел в стан Аринго 4 тэра 338, располагаясь на прежних стоянках своих, и жил там 14 дней. [136]

Глава. 18 тэра отправился [царь] из Аринго и ночевал в Аба Гуанда; и отправился из Аба Гуанда и ночевал в Ценджуте; и отправился из Ценджута и расположился в Джафджафа. И там царь провозгласил указ, чтобы не ездили на оседланных мулах местные девицы, ибо до этого ездили эти девицы верхом на оседланных мулах, препоясывая штаны на чреслах, покрывая голову плащом и держа дрот в руках. И ездили они по дорогам проезжим, подобно мужам, чтобы исполнилось над ними слово Исайи-пророка, сказанное в книге его о них: «Горе вам, дочери Сиона, что надменны и ходят, подняв шею, и волоча края одежд, и обольщая взорами, и выступают величавою поступью и пляшут» (ср. Исайя 3, 16). И еще апостол Павел говорит о них: «[Женщины их] заменили естественное употребление противоестественным» (Рим. 1, 26). И потому повелел царь и провозгласил указ, [повторяя] три дня, чтобы не делали они впредь всего того, что упоминали мы прежде.

И отправился [царь] из Джафджафа, и ночевал в Тамре, и отправился из Тамре, и вошел в стан свой в Йебаба 25 тэра 339. А наутро поднялся царь и пошел один, без чьего-либо ведома, и ночевал в Дара, а из Дара [пошел] в Абокса и там осмотрел всех коней, которые были в Фогара. А из Абокса [пошел] в Эмфраз, а из Эмфраза – в Гондар, а из Гондара – в Саламге, а из Саламге – в Дабарк.

Глава. Начался якатит. И тогда угладил он дорогу на Ламальмо рукою цабання 340 Амсале, и спустился царь по дороге на Ламальмо и ночевал в Дэб Бахр, а из Дэб Бахра [пошел] в Мэдмар, а из Мэдмара – в Энзо, а из Энзо – в Май Ломи. А из Май Ломи [области] Адаркай поднялся вечером, и содрогнулись все бывшие там, ибо показалось им, что будет поход на шанкалла, [живущих] в Дубани. И ночевал [царь] в Манта Сагла, а из Манта Сагла [пошел] в Цабалакуа, а из Цабалакуа – в Эда Агау, перейдя реку Такказе. А из Эда Агау – в Ад Манфито, а из Ад Манфито – в Кабанут, а из Кабанута прибыл в Аксум на рассвете 7 якатита 341 при тени в 15 ступней человеческих 342. И приняли его все иереи, которые были в Аксуме, с честью, и гимнами, и песнопениями. И воссел царь на коня, и все следовавшие за ним сели на коней и прибыли вместе с царем ко вратам мира, то бишь вратам ковчега Сиона 343. И вошел царь в святилище ковчега Сиона, и облобызал его, и воссел на трон по обычаю царей, отцов своих, которые восседали прежде на этом престоле, облаченный в одеяния парчовые, цвета переливчатого и восхищающие очи. Это одеяние царства честного, в кое прежде облачался Давид, отец его, когда получил ковчег Сиона от Аведдара (II Книга царств 6).

Возвратимся же к прежнему повествованию нашему. И принесли иереи книгу истории царей, отцов его, и читали ее пред ним до поры обедни. А во время обедни вошел царь в святая святых и получил причастие из рук иереев, то бишь плоть [137] святую и кровь пречестную господа нашего Иисуса Христа, бога небес и земли и спасителя мира. И после того как причастился царь в воскресенье 7 якатита, возвратился он в чертог, что находился весьма близко от святилища, и устроил вечерю для иереев, и была радость великая. А 8 якатита в понедельник, который есть начало великого поста, вошел царь во храм и велел иереям принести ковчег Сиона и показать ему. И принесли его в сундуке, закрытом на семь запоров. И семь запоров были каждый своего вида и образа, по одному для семи ключей, которыми открываюся каждый своим способом, один за другим. И принесли ему ключи, и начали иереи открывать каждый замок своим ключом. И открыли они эти замки, которые упоминали мы прежде в своем месте, взявшись за первый, и второй, и третий, и четвертый, и пятый, и шестой, и дошли до седьмого замка. И много трудились с открыванием и не могли открыть его. И когда не смогли [открыть], то принесли к царю, и открылся он сам. И содрогнулись и удивились все, видевшие это чудо. Случилось это по благоволению господа ковчега Сиона, обитавшего там, когда увидел он чистоту помышления его и красу православия, как сказал сам [господь]: «Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди» и если скажете сей смоковнице: «оторвись от корня твоего и расти в море», станет, как вы скажете» (ср. Матф. 17, 20). И тогда видел ковчег Сиона, и взирал на него царь лицом к лицу, и собеседовал с ним из уст в уста, как прежде читал [закон Моисеев] Ездра (Неем. 8) 344. И изрек там, и поведал [ковчег] Сиона, и подал царю прекрасные совет и мудрость, они же для управления миром земным, они же для наследования мира небесного. И царь определил [с ковчегом] и договорился [с ним] о дне, когда ему прийти к нему снова для [свершения] обряда [помазания] на царство, взяв все войско свое и всех законников по обычаю царей, отцов своих. И вверил ему душу свою и плоть, чтобы охранял он от всех бедствий, и простился с ним. А затем встал царь во вратах мира [собора Аксумского], и утвердил все уделы [соборные] прежние под барабанный бой 345, и наказал всем людям Сирэ из Эда Дегана возвратить все уделы [соборные], отнятые насильно. И поворотил с миром и ночевал у границы удела Сиона.

А потом ночевал он в Ад Манфито в куще высокой и просторной, и там принял он всех людей Сирэ со многими арфами 346, без числа, и людей монастырских с гимнами и песнопениями. И подал царь там суд праведный всем утесненным, а все подношения – ружья, ковры, покрывала, чаши и кубки – он отдал людям, которые следовали за ним, и не оставил себе ничего, ибо обычаем его было презрение к имению. А после Ад Манфито ночевал он Дабра Абае, а к вечеру пошел он пешком и прибег к монахам, которые там жили, и сказал им: «Не забудьте меня в молитвах ваших». И там печалился царь, видя разорение области и разграбление церквей Дабра [138] Абая рукою шанкалла. А после Дабра Абая перешел он реку Такказе, и охотился на зверей, и жил в Алело. А затем пошел он в Абартани и встретился с монахами, которые жили там. И монахи омыли ноги его и ноги всех дружинников, которые следовали за ним, и он прибег к ним. А после Алело ночевал он в Натакуа, и устроил там трехдневную дневку, и охотился там на зверей, и убил большого слона. И дал он коней всем дружинникам своим, которые следовали за ним, чтобы убивали они слонов, а сам убивал их, сойдя с коня своего. А из убивших тогда слонов были такие: Кабаро Арсе, и Кидане, и другие, им подобные. А после Натакуа ночевал он в Цаците, причастившись в Хабартанти в день благовещения, и ночевал в Натакуа. А из Натакуа [пошел] в Докма, а из Докма – в Зарима, а из Зарима – в Дэб Бахр, а из Дэб Бахра – в Дабарк и справил там [праздник] половины поста. А из Дабарка [пошел] в Аймашба, а из Аймашба вошел в Гондар, а из Гондара вошел на остров [озера] Тана и постился там постом сорокадневным по обычаю своему.

Глава. Начался миязия. И 14 миязия 347 вошел царь в Йебаба в страстной четверг, и справил там праздник пасхи, и жил там до 16-го [дня] месяца сане 348.

Глава. Начался сане. 16 сане поднялся царь из Йебаба и расположился в Тамре. И тогда он пошел по дороге в Амхару, а обоз пошел по дороге в Ценджут, и прибыл [обоз] в Кapoдa и там ожидал царя, пока он вернется из Амхары. И 29 сане 349 возвратился царь и встретился с обозом. И поднялся [царь] из Карода, и пошел по дороге на Эмфраз, останавливаясь на стоянках своих прежних, и вошел в Гондар в здравии и мире с помощью божией.

Глава. 30 хамле 350 упокоился кантиба Кирилл.

Глава. Начался нехасе. И в это время принял царь правило поста по обычаю своему.

Начался маскарам, лунная эпакта 15, а день Иоанна [пришелся] на воскресенье.

Глава. Начался тэкэмт. 22 тэкэмта 351 поднялся царь, и отправился из Гондара, и пошел по дороге на Цада, и Вайна Араб, и Эмфраз, и Карода, и Ход Габая, и Аба Гуанда, и Ценджут, и Джафджафа, и Тамре.

Глава. Начался хедар. 4 хедара 352 перешел царь реку Абай, и пошел по дороге на Нафаша, и расположился в Ванаба, ибо услышал, что пришли галласы из племени либан по дороге на Годжам. И отправился он из Ванаба и расположился в Колала, а из Колала [пошел] в Арафа и провел там субботу и воскресенье. 11 хедара пришли разведчики к царю, сказавшие: «Вот прибыли галласы и завтра пойдут в набег на всю землю Годжам целиком!». И тогда поднялся царь в 6-м часу в день воскресный и расположился в Бибуне посреди Чаке. А 12 хедара выступил он поспешно из Бибуня и расположился в Мэсле Аваш. И бежали галласы и исчезли, ибо услышали там [139] глас известия о приходе царя, после того как совершили они набег на Мэсле Аваш и Дарабан. И пребывал там царь восемь дней, и отправился из Мэсле Аваш, и расположился в одном селении. И отправился оттуда и расположился в Казказе. А 23 хедара 353 умер паша Тансе. И отправился [царь] из Казказа, и расположился в Йекандаче, и из Йекандача [пошел] в Арира. А 29 хедара умер Вайфан Вальде. И отправился [царь] из Арира и расположился в Дуке.

Глава. Начался тахсас. И справил [царь] праздник рождества там.

Глава. Начался тэр. 11 тэра 354 справил [царь] праздник крещения у реки Чат. И тогда пришли монахи, отвергнутые и отлученные из-за веры вместе с монахом, называемым Арка Денгель, настоятелем Дабра Цемуна, говоря: «Мы – посланцы от отлученных и отвергнутых, которые живут в пещерах и вертепах». И тогда призвал царь эччеге авву Иоанна, и всех сановников, и иереев, и князей и собрал всех людей Годжама, которые принимали их, и селили у себя, и давали приют в своих домах потаенно, и следовали учению этих отлученных. И тогда сказал им царь: «Скажите речь вашу, с которой пришли, ведь отвергнуты вы и отлучены от нас долгое время!». И отвечали они и говорили: «Дайте нам собор». И сказал им царь: «Ей, дам вам собор! Я приведу авву Синоду, митрополита, который пребывает в Дабра Марьям, ибо нездоров, и пусть придут ко мне все, кто вас послал». И сказали они: «Не хотим митрополита, да не будет он нам судьей. Ты один дай нам собор, ведь ты – царь и судья!». И ответил им царь и сказал: «Вот вы говорите: «Не хотим митрополита», а мне нельзя одному быть судьею к собирать собор без митрополита». И еще сказал им царь: «Есть ли среди вас муж, знающий Писание?». И ответили они: «Все мы знаем Писание, ведь мы – наставники!». И сказал им царь: «Тогда, коли знаете вы Писание и коли вы наставники, вопросите ныне всех иереев и иерархов, что здесь пред вами, чтобы сказали они вам и поведали, взяв свидетельства от слов святого Писания обо всех делах веры православной, из-за которых отвергнуты вы и отлучены от нас! Или же они вопросят вас сами, можете ли ответить и изложить слово веры, входя вратами Писания» 355. И тогда не нашлись они, что сказать и промолвить, и замерла речь на устах их, но стали они отговариваться [разными] отговорками и говорить: «Да не вопрошают нас иереи и да не требуют от нас ответа на свои вопросы, ибо мы – [лишь] посланцы!». И тогда решили князья схватить их и связать. И сказал царь князьям: «Посланцев ли связывать нам, когда они сами сказали: «Мы – посланцы»? Боже упаси! Но отпустим их идти к пославшим их». И отпустили их, и ушли они. И тогда вразумлял царь всех людей Годжама, которые были там, за то, что принимали они отлученных, и провозгласил указ, гласивший: «У всякого человека, кто отныне будет принимать отлученных, расхитится дом его, и будет [140] отнято имущество, и присудят его самого к смерти по свидетельству врагов его!».

И в это время пропали слухи об афачала, и галласах, и тулама, и меча из-за присутствия там царя, так что древосечцы и водоносы (Иис. Нав. 9, 21) ходили к Абаю и возвращались невредимыми.

25 тэра 356 поднялся царь, и отправился из Дуке, и расположился в Дабете. А из Дабета он [пошел] в Дабра Верк, а из Дабра Верк – в Зачана и там провозгласил указ, гласивший: «Для всякого наместника Годжама, то бишь нагаша годжамского, отныне довольно [этой] первой должности Анастасия, и нельзя [присоединять к ней] вторую и третью должности Анастасия, [бывшие у него] во времена государя Аэлаф Сагада». И из Зачана [вошел] он в удел в Саде, а из удела – в Аншераба.

Глава. Начался якатит. 1 якатита 357 перешел [царь] реку Абай и расположился в Колала, а из Колала [пошел] в Ванаба, а из Ванаба вошел в город свой Йебаба 3 якатита и справил там [праздник] половины поста. А 6 якатита вошел на остров [озера] Тана, чтобы поститься там постом сорокадневным по обычаю своему.

Глава. Начался магабит. 28 магабита 358 возвратился царь и вошел в Йебаба в страстной четверг.

Глава. Начался миязия. 1 миязия 359 справил там [царь] праздник пасхи и провозгласил указ о смотре всех чава. И 26 миязия 360 поднялся [царь] из Йебаба, и отправился по дороге с мостом через Абай, и расположился в Тамре, ибо шел в поход против Зигам за многие беззакония и измены со времен государя Алам Сагада и государя Аэлаф Сагада вплоть до дня тогдашнего, и потому отправился он по дороге на Бегамедр, чтобы ввести в заблуждение [людей] Зигам, чтобы подумали они, что идет царь походом на Амхару и Ласту. И отправился из Тамре и расположился в Джафджафа, а из Джафджафа [пошел] в Муй, а из Муя – в Леча.

Глава. Начался генбот. 2 генбота 361 отправился [царь] из Леча, и расположился в Эсте, и прожил там восемь дней. А затем провозгласил указ, чтобы отделился обоз с азажем Махадаро и с [воинами] майя из Колла и следовал сзади и чтобы взяли провизии все люди стана, поспешавшие с царем, на десять дней. А наутро выступил царь поспешно из Эсте, и повернул обратно, и расположился в Тамре. И [вышел] из Тамре, перешел реку Абай и расположился в земле [области] Сарка, называемой Габро Меда, а из Габро Меда [пошел] в Ханкаша, что в Косе. А наутро 11 генбота 362 пошел в набег на Зигам в 3 часа, и разграбил, и захватил все селение, и убил всех витязей его устами железа, и не осталось тогда убежавших. И пожег огнем все, и захватил всех женщин и скот, и пограбил хлеб, захватив его от пределов Азана до реки Дура, пограничной с шанкалла. И пребывал он в селении Зигам две недели, [141] убивая уцелевших и тех, что ушли в Сэкут и Фэркэта. И возвратился он по дороге на Азана и Ашфа. А 1 генбота упокоилась вейзаро Сабла Вангель, и встретился там [царь] с обозом, и пошел в Аскуна, и жил там до 12 сане 363.

Оставшиеся люди из Зигам, то бишь веладж, отцы лжи и породители беззакония, и присные их, идолопоклонники, продававшие души христианские язычеству, послали к царю, говоря: «Помилуй нас, господин, помилуй нас, ибо для рабов обычно заблуждение, а для господ – милосердие. Ныне же выдадим мы тебе подать нашу, как прежде, и пеню в 2000 коров». И, услышав [это], царь помиловал их, ибо милостив он был и милосерд, и возвратил им всех захваченных жен их и дочерей, забрав из рук захвативших их, и провозгласил [об этом] указ.

А затем собрал он всех людей Дамота, и обвинил их, и установил многими свидетельствами, что присягнули они и заключили завет с самозванцем и что во всякое время творили они преступления против царя, и там связал он и заточил всех и каждого из старейшин их.

Глава. 13 сане поднялся царь, и отправился из Аскуна, и повернул, и пошел по дороге на Ханкаша и Куакуара. И там отдал он всех коров, 2000, взятых как пеню от Зигам, эччеге, и всем иереям, и сановникам справа и слева, и азажам и 100 и по 50 каждому и не оставил себе ничего. И отправился из Куакуара, и пошел по дороге на Ачафар, и Алафа, и Денгель Бар, и Такуаса, и Жанда, и Азазо, и вошел в Гондар 1 хамле 364 с помощью божией.

Глава. Начался нехасе. И в этот месяц принял царь правило поста по обычаю своему.

Глава. Начался маскарам, лунная эпакта 22, день Иоанна, в понедельник.

Глава. Начался хедар. 18 хедара 365 провозгласил царь указ в Гондаре, что в Данказе будет смотр всем чава.

Глава. Начался тахсас. 5 тахсаса 366 поднялся царь из Гондара, и отправился, и расположился в Дэба, и провел там субботу и воскресенье. И отправился из Дэба и ночевал в Косоге, а из Косоге [пошел] в Тамаме, а из Тамаме – в Шембэра Заган, [в монастырь, называемый] «четыре животных» (ср. Откр. 4, 6), а из «четырех животных» – в Дабарк и провел там субботу и воскресенье. Обоз спустился с фитаурари по дороге на «врата Ламальмо». И отправился царь, и спустился пешком по дороге на «врата Ламальмо», и расположился в Дэб Бахре, и устроил дневку. И отправился обоз и спустился по дороге на Амбо, что слева от Вальдеббы, с фитаурари, и кень-азмачем, и гра-азмачем, и агафари Самена, и всем войском царским. А царь царей Иясу отправился из Дэб Бахра по дороге, что справа от монастыря Вальдеббского, и расположился в Зарима. А от Зарима [пришел] к реке Анзо, а от Анзо – в Май Ломи, а из Май Ломи – в Адаркай, а из [142] Адаркая – в Бэра и провел там субботу и воскресенье. А из Бэра – в Васая, а из Васая – в Цабалакуа, а из Цабалакуа перешел реку Такказе и расположился в Эда Агау. А из Эда Агау [пошел] в Алагуан и встретил там обоз. А из Алагуана – в Машабни, а из Машабни – в Ад Манфито и там справил праздник рождества. А из Ад Маскабата – в Май Таман, что ниже Адьябо, а из Май Таман – в Май Кольколь, в Хаяло, а из Хаяло – в Айсакэр. И отправился из Айсакэра, и спустился по дороге к реке Мараб, и расположился в Болабела на берегу реки Мараб. И отправился из Болабела, и спустился по дороге, что вдоль реки Мараб, и расположился в Маработи, а из Маработи расположился в Садаре. И там повелел царь, чтобы не зажигал огня никто из людей стана и не жег светильников в палатках. И отправился [царь] из Садаре и пошел поспешно по дороге вдоль реки Мараб. И вышел с дороги у реки Мараб и пошел по дороге на Куана. И там отправился в набег, и убил царь рукою своею двух старейшин шанкалла одного за другим, и все люди стана, которые следовали за царем, убили [врагов]. Были такие из них, что убили по одному, а были такие, что убили по два, и не осталось бежавших, и не погиб никто, ни один из войска царя в этот день 8 тэра 367, кроме одного чава, называемого Мазмуре. И повернул царь, и возвратился из Куана, и расположился в Хорете, и там справил праздник крещения на реке Мараб 11 тэра. И тогда принесли все бойцы и все войско царское, витязь за витязем, все уды вражеские и всю добычу шанкалла и бросали пред царем от 3-го часа до заката. И навалили кучи и кучи, каких не смогли бы вместить и для которых не хватило бы Адабабая и Макабабии царских 368, так что потряслась [земля от тяжести их].

А на следующий день рано утром пошел царь по дороге на Цаада амба, а там пошел поспешно, и напал, и убил всех шанкалла, которые были на амбах Кобо, и Фоде, и Кульку и Сэхуле, и не осталось убежавших. И повернул, и возвратился, и расположился в Цаада амба на берегу реки Мараб, и провел там субботу и воскресенье. И перехватил он [воду] реки Мараб, так что погибло большинство шанкалла от жажды, ибо перехватили у них [воду] на три дня, а не было у всех шанкалла из Цаада амба другой воды, кроме как из реки Мараб.

А перед этим повелел и послал царь Клавдия, который был тогда маконеном Тигрэ, и Адара, и Кокар За-Манфас Кеддуса, и Дама Кэсоса со всеми людьми Тигрэ, чьи владения были в 44 барабана 369, чтобы пошли они к Дубани и разведали состояние шанкалла, и достаточно ли воды для войска царского, и имеются ли хорошие дороги, проходимые для мулов и коней. И пошли они, и вернулись, разведав все входы и выходы страны Дубани, будучи посланы в разведку, и возвратились к царю, как повелел им царь. А потом отправился царь из Цаада амба и расположился в Хорете. И там сообщили царю эти люди, которым было приказано, все состояние шанкалла Дубани и что [143] есть много воды в Баткоме. И наутро провозгласил царь указ в 9-м часу, чтобы черпали воду и брали с собою все люди стана, ибо нет воды в Куана, где будет ночевать царь. И отправился царь в 9 часов из Хорета и ночевал в Куана. А когда рассвело, пошел царь поспешно по дороге на Дубани и расположился в Баткоме, где река Ляйда. И там послал он [воинов] в набег на Байгада, и Деда, и Катафе, и Кайкалада, и Матирага, и Магадарбе, и Гана, и Соли, и Хамта, и Шалада, и Альму, и Лельти. И пошел царь по дороге на Самаро и там убил двух юношей рукою своею, витязя за витязем, из племени шанкалла между селениями, то бишь Корада, и Марада, и Фарада. И тогда, когда он пришел туда, напали многие шанкалла на дедж-азмача Фэсха Кэсоса, который был дадженом. Встал Сафар, сын Касмо, и убил из ружья двоих. И содрогнулись они, и обратились в бегство, и были посрамлены, и показали тыл, и убили многих из этих шанкалла [воины], бывшие с дадженом, и не осталось убежавших.

А там, на левом крыле, где был дедж-азмач Клавдий, сын Мустафы, со всеми людьми Тигрэ, встретились люди Тигрэ с шанкалла, сразились с ними, разграбили и подрубили корень селений их, то бишь Каракада, и Бишака, и Альгума, и Амоли. И тогда, когда сражались они с шанкалла битвой жестокой, затрубил в рог об отходе дедж-азмач Клавдий, и бросил их, и возвратился, и повернул вспять, забрав стяг и барабаны. И там убили [врагов] немногие люди из Тигрэ. Остальные же люди Тигрз остались, и сражались, и победили всех людей шанкалла, и не осталось бежавших. Ибо помощь господа бога царского пребывала с ними и он пребывал пред ними в это время, сражаясь, когда покинул их Клавдий, как упоминали мы прежде. И тогда, когда сообщили царю, который был в битве, сражаясь справа, ибо сердце его – на правую сторону (Еккл. 10, 2), все, что сделал Клавдий, то, услышав, разгневался царь, и переменился в лице, и зарычал, как лев. И здесь оставляем мы историю Клавдия, пока не напишем ее в свое время.

Возвратимся же к прежнему повествованию нашему о победах царя надо всеми людьми шанкалла. И из врагов он убил рукою своею двух юношей, витязя за витязем, из племени шанкалла; и тогда убило войско его, что следовало за царем, витязей шанкалла без числа. Как песку на берегу морском было добычи рабов, и рабынь, и верблюдов, и коров, и ослов, и коз. И возвратился царь в дом свой в здравии и мире с помощью божией, совершив подвиги, как упоминали мы прежде, так что не погиб никто, ни один человек из войска его, которое было с ним тогда в этой битве. А наутро послал он раса Фареса со многим войском к селениям, уцелевшим вчера, то бишь Табара, и Тагада, и Дэбинтана, и Шадерда, и Хэндитага, и Тамада, и Афило, Дэбатара. И прибыл туда рас Фарес, как повелел ему царь, и убил всех юношей устами копья в этих селениях, и захватил многих рабов, и рабынь, и верблюдов, и коров, и коз, [144] и овец, и возвратился к царю, господину своему, со многими удами вражескими и добычей, как упоминали мы прежде.

Прослышали про победу царя и пограбление всех селений шанкалла Дубани во всех областях балау 370. И когда увидели люди балау дым огня издалека от селений Дубани, охватил их страх и трепет, и вошел трепет в кости их, так что просили они землю, чтобы поглотила она их и разверзлась (Числ. 16, 32), и стали говорить они горам: «Падите на нас» – и холмам: «Сокройте нас от лица царя царей и удальца из удальцов Иясу, восседающего на престоле своем» (ср. Ос. 10, 8). А затем провозгласил царь указ, гласивший: «Пусть все люди стана черпают воду в Баткоме из реки, называемой Ляйда, и берут с собой, ибо будем мы ночевать в Куана, где нет воды». И потом поднялся царь, и рано утром пошел поспешно, и отправился из Баткома, и отправил вперед весь обоз и всех чава, у которых жены обриты 371, а с собою оставил все [остальное] войско, витязь к витязю, юноша крепкий к юноше крепкому, а сам царь встал дадженом вместо царага 372. И пошел он по дороге на Куана, и ночевал в Куана, и приказал всем людям Тигрэ исправить дорогу, что ведет от Куана до реки Мараб. И сделали эти люди Тигрэ, как приказал им царь, и исправили дорогу царскую. И тогда 19 тэра 373 вечером приказал oн захватывать перец для всех людей стана и для всех иереев и сановников, как прежде приказывал он захватывать хлеб многочисленный по неисчислимой доброте своей, чтобы не болели они животами от сырого мяса и от воды мутной из реки Мараб. И отправился царь из Куана и расположился близ Хорета, где располагался прежде. И пришли шанкалла, уцелевшие от копья царского, ибо позвал их день их погибели, и последовали они за обозом, чтобы похищать одного за другим утомленных людей обоза. И не ведали шанкалла, что поставил царь в засаду на них полк Гадиса, словно поток, из войска царского, витязь к витязю и молодец к молодцу, подобного морю Чермному, на дороге из Куана охранять тыл. И тотчас поднялись они и обрушились разом на шанкалла, и поглотили их эти воды моря воинского, которое упоминали мы прежде. А эти шанкалла возмечтали, да не сбылось мечтание их, и уподобились фараону и воинству его, которое преследовало Израиль и потопло в море Чермном. И больше не преследовали шанкалла обоза, ибо исчезла память о них в этот день.

И не будем мы отныне описывать пути похода и места стоянок, как делали прежде, но оставим это в этой главе, ибо шел царь дорогою вдоль реки Мараб и располагался близ стоянок прежних, пока не прибыл в Адьябо. И 26 тэра расположился царь у подножия близ амбы Цева. И пошел обоз самовольно, покинув дорогу царя, путем, верхним, нарушая указ, провозглашенный царем и гласивший: «У всякого человека стана, который не пойдет по дороге вслед за войском, расхитится добро, а сам он будет приговорен к смерти!». И потому [145] поднялся степной пожар и сжег из всего обоза несколько человек, ибо нарушили они приказ царя, как сожжен был прежде стан Израиля во времена Моисея, когда преступили они повеление бога (ср. Числ. 16, 35). Ибо приказ царя – приказ божий и слушающий царя бога слушается, как сказано: «Слушающий вас меня слушает, а отвергающийся вас меня отвергается» (Лук. 10, 16). Ежели кто скажет: «Разве сказано это господом нашим в Евангелии не об апостолах?», ответим мы ему в словах немногих, как сказал сам Петр, где говорит он: «Бога бойтесь, царя чтите» (I Петр. 2, 17), и скажем: что есть почитать царя православного, ходящего путем апостольским, как не слушаться приказа царского? Возвратимся же к прежнему повествованию нашему. А затем поднялся царь от амбы Цева, и отправился, и расположился в Адьябо, а из Адьябо [пошел] в Сирэ, близ Ад Манфито, и там умер цасаргуэ Арсе.

Глава. Начался якатит. И отправился царь из Ад Манфито, и пошел по дороге земли Сирэ, и направил свой путь в Аксум, и прибыл, и расположился в граде Аксуме 5 якатита 374. А наутро воссел царь на коня, и все люди стана сели на коней по обычаю закона царства. На рассвете вошел он в храм ковчега Сиона с аввой Синодой, митрополитом Эфиопским, и с эччеге аввой Иоанном, наставником Дабра Либаноса, и со всеми князьями и войском, которое, как упоминали мы прежде, восседало на конях. И тогда встретили его все иереи Аксума и дочери Сиона 375 с радостью, и честью, и пением, и со скрипками 376, флейтами, с кликами и пением, как [положено] по обычаю царей, отцов его. И жил он там, устанавливая закон ковчега Сиона со всеми сановниками и иереями, которые были тогда с ним, и обеспечивая прожиток Сиону, учрежденный давным-давно от [времен] царя Эбна Хакима 377, и доныне, и прося мира ради дома господа бога нашего и желая блага ему (ср. Пс. 121, 6-9). А затем возвратился царь в дом свой. 10 якатита пошел царь в дом аввы Гаримы 378, чтобы прибегнуть ко всем святым, которые жили там, и возвратился по дороге на Адуа, и вернулся в дом свой.

Глава. 12 якатита пришел наиб 379 Муса, сын Эмара Куну из Массауа, к царю со многими дарами. И все воины [его] из племени турецкого пришли с ним, неся всякое добро и взяв многие одеяния из парчи и сукон египетских, страшась царя и прослышав, что дал ему бог силу и победу над шанкалла из Дубани и что пребывал с ним бог, воюя врагов его, заодно с ним за веру православную, шествуя с ним повсюду, где ходил он. Страшились они и трепетали, слыша эти вести. А помимо этой главной причины [другая причина] прихода к царю в землю Аксумскую из земли Массауа наиба Мусы, сына Эмара Куну, со всеми воинами турецкими, которых упоминали мы прежде, такова: был один человек, купец египетский, много лет торговавший по морю в стране египетской, и сирийской, и индийской, по имени Мурад 380. И привозил он много различных [146] прекрасных одеяний и добра со всеми купцами, начиная со времени государя Алам Сагада и государя Аэлаф Сагада и до сего времени. И в то время, когда вез Мурад товары по дороге через Массауа, забрал наиб Муса [часть] товаров из добра царского, что было в руках Мурада, под предлогом пошлины. И послал Мурад к царю, говоря: «Вот взял пошлину наиб Муса с добра царского». И, услышав это дело от посланцев Мурада, разгневался царь весьма, и переменился в лице, и послал к Аб Сэлусу, и Зара Буруку, и Габра Кэсосу, и ко всем людям Хамасена, и повелел им, говоря: «Провозгласите указ во всех областях ваших, чтобы не шел никто в Массауа и не нес ни меда, ни масла, ни хлеба, ничего из потребного для жизни телесной, пока не приду я в Массауа воевать его, когда вернусь из Дубани. Если кто нарушит это слово приказа моего, будет разграблен дом его и расхищено имущество, а сам он приговорен будет к смерти!». И, услышав этот приказ слова царского, стали перехватывать присные Аб Сэлуса все потребное для жизни телесной наиба Мусы. И когда увидел наиб Муса это дело, что перехватывают у него провизию по приказу царя и что идет царь скоро туда воевать, содрогнулся, и вострепетал, и не знал, что делать, и стал ему простор Массауа с игольное ушко, и объяла его мука, как у женщин в родах (ср. Пс. 47, 7), и решил он и подумал в сердце своем, что ничто не спасет его, если не возвратить добра царского и не заключить с ним мира. И потому поспешил наиб Муса взять добро царское, отобранное прежде у Мурада, и прибавил к нему много [другого] добра, в тысячу раз противу прежнего, и отдал царю. И повстречался с царем в Аксуме и пал ниц наиб Муса, и склонился пред царем, и сказал: «Помилуй меня, господин мой, царь, и прости мне все, что сотворил я непотребного против царя!». И все князья царские просили его помиловать наиба Мусу, ибо обычай его – милосердие. И укорил царь, и попенял наибу Мусе за все, что натворил он, и явил ему величие свое царское, и помиловал его, ибо милостив он и далек от гнева, как и бог его, и принял все добро, что принесли ему.

Глава. Возвратимся же к прежнему повествованию нашему, то бишь о турке Клавдии, сыне Мустафы, которое мы оставили прежде кратким до написания его во время свое в этой главе. Тогда повелел царь азажам, и сановникам слева и справа, и всем князьям, которые были в стане, идти в дом Фареса и выслушать речи всех людей Тигрэ и обвинения против Клавдия. И пошли они в дом Фареса, и обвиняли там Клавдия, и приводили много свидетельств, что бросил он во время битвы стяг и барабаны, и бежал, и погубил всех людей Тигрэ и что пришел он в Аксум, и воевал против людей Аксума, и убил из ружья многих из иереев Сиона, ибо был буесерден. И судили его и приговорили к смертной казни. И доложили заседатели решение царю, и царь приговорил его к смерти, но помиловал его [147] от смерти и сместил с должности его. И прежде, во времена государя Аэлаф Сагада, [бывало такое]: приговорили к смерти [человека] все судьи в области Эмфраз и повесили его на древе. А царь Аэлаф Сагад сжалился над ним, и приказал снять быстро с древа, и оживил этого сына погибели (Иоан. 17, 12), ибо не пришло [еще] его время.

И там обвиняли всех людей Сирэ из Ад Дегана, и присудили к смерти, ибо разорили они всю область Сирэ, и сделали пустыней, и превратили в обиталище зверям и львам, в пастбище слонам и буйволам, путь вольный для шанкалла для нападения на обитель Вальдеббу. И за это связали, и заточили всех людей Сирэ, то бишь Завальда, и Адара, и Эсета, и чад вейзаро Кедеста Кэсос, и сослали на [остров] Дак и в Шоа. А остальным людям Сирэ провозгласил царь указ, что отбираются вотчины их, и будет наместником над ними дружинник, поставленный маконеном Тигрэ, который будет управлять ими, и не будут они назначаться на должность [наместника] области Сирэ с барабанами, как [назначались] прежде отцы их 381.

Глава. И в эти восемь дней умножились болезни в Аксуме. И поэтому поднялся царь из Аксума, и отправился в путь 15 якатита 382, и поворотил обратно, и пошел по дороге на Сирэ, располагаясь на прежних стоянках своих. И прибыл он в Ад Манфито, и ночевал там, и назначил раса Фареса на должность маконена Тигрэ с 44 барабанами, и распрощался там с ним. И отправился из Ад Манфито, и пошел по дороге на Дабра Абай, и ночевал там; и отправился из Дабра Абая и расположился, перейдя реку Такказе; и отправился оттуда и пошел по дороге на Хабартанти. И отделился царь от обоза, и устроил охоту, и убил много слонов и много буйволов, ибо пожалел он людей обоза, чтобы не напали на них слоны и буйволы и не поубивали бы людей обоза.

И пошел, и расположился царь в Дэб Бахре, и встретился с обозом, и там справил [праздник] начала поста 26 якатита 383. И отправился из Дэб Бахра, и пошел по дороге на Ламальмо, и расположился у [монастыря] «четыре животных»; и отправился из «четырех животных» и расположился в Дара; и отправился из Дара, и отделился царь от обоза, и пошел, и вошел в Гондар 30 якатита. А обоз пошел по дороге через Анчакуа, и Дэбрасо, и Марьям Ваха, и Чехра, и Эмфраз, и Карода и встретился с царем в Хамад Баре. И вошел царь в Аринго 8 магабита 384. И там приготовил Димитрий, цахафалам Амхары, многую добычу [удов] галласов тулама, ибо помогла ему сила бога царского.

Глава. И в этот месяц пошел царь один, перейдя реку Такказе, в область Дара, и посетил ее один, и обошел пределы страны Ласта, и посетил ее один, и обошел пределы страны Ласта, и узнал входы ее и выходы. И возвратился, и вошел в Аринго, и завершил там пост, и справил праздник пасхи 21 миязия 385. [148]

И в эти восемь дней пасхальных пришли многие посланцы из селений Буляд, отправленные к царю, говоря: «Вот послужили мы тебе, и стали все мы слугами тебе. И вот прогнали мы для тебя из страны твоей все племена тулама и либан, и убивали мы тулама от Халька до Гэнд Барата и Килёле силою господа бога. Отныне будем мы тебе слугами и будем радеть обо всех странах твоих, разоренных рукою тулама, и либан, и всех меча, и ты там, где ты, а мы – здесь». И возрадовался царь, услышав эту речь, и понравилась она ему, и повелел он [отправить] им в землю Амхара 10000 шамм 386, и 10000 чанов 387 хлеба и отослал их в страну их в здравии и мире.

Глава. 29 миязия 388 умер бэлятеноч-гета Габра Леуль.

Глава. Начался генбот. 13 [генбота] 389 умер баала хамбаль рас 390 Донзе.

Глава. Начался сане. 27 сане 391 умер абето Келадж, и похоронили его на острове Мэцраха. 28 сане поднялся царь из Аринго и отправился в Гондар, располагаясь на прежних стоянках своих.

Глава. Начался хамле. 7 хамле 392 вошел царь в Гондар с помощью божией. А затем послал он во все монастыри Вальдеббы, и Магвины, и Кантафа, и Кораца, говоря: «Быстро приходите к нам, чтобы выслушать речь патриарха аввы Марка, ибо отправил он и прислал нам письмо послания с печатью через Мазмуре и Диоскора, которых посылали мы к нему, чтобы принесли они нам его решение относительно должности аввы Синоды и аввы Марка, [митрополитов]». И приказал он и послал человека в Сарка, чтобы привел он в Гондар авву Марка.

И пришли все люди собраний монастырских, которые упоминали мы прежде, в Гондар, и встретились с царем, и авву Марка привели в Гондар. И затем 26 хамле 393, в день праздника аввы Саламы 394, собрались в доме царя все князья, и сановники, и азажи, и иереи церкви христианской, и все люди собрания обителей, и сломали печать патриаршую пред царем, и прочли это письмо послания, гласившее: «Назначаем мы авву Марка и смещаем авву Синоду». И, услышав сей приказ, запечатленный печатью патриаршей, со всеми людьми стана и [со всеми людьми] всех монастырей и обителей, сказал царь: «Да будет, как повелел патриарх». И приказал царь всем сановникам и наставникам вопросить авву Марка о вере православной относительно святой троицы, и относительно соединения, и относительно помазания, и чина литургии, и всех канонов церкви апостольской. И эти сановники вопросили авву Марка по приказу царскому, и совпали слова аввы Марка со словами единой святой церкви, что над собранием апостольским, относительно всего чина и всей веры православной, установленной на соборе по свидетельству Писания святого. И тогда возвели его на престол, и облачили в одеяния [149] архипастырские, и поставили по чину сана митрополичьего. И провожали его все люди стана и ввели в митрополичьи палаты.

Глава. Начался нехасе. И в этот месяц принял царь правило поста по обычаю своему, и не показывался никому до начала месяца маскарама.

Глава. Начался пагумен. 3 пагумена 395 порушен был базар из-за бесчинства базарных девок 396 ибо вычерпали [всю] воду ночью девки [из царского водоема] 397 из-за отсутствия царя. 4 пагумена вышел царь из дома покаяния и вошел во дворец тронного зала, и была радость в домах всех людей стана и посрамление домам всех базарных девок и всякого сброда 398, что порушили базар, пользуясь отсутствием царя.

Начался маскарам [года] Марка-евангелиста, день Иоанна [пришелся] на вторник, лунная эпакта 3. 17 маскарама 399 справил царь праздник честного креста.

Глава. Начался тэкэмт.

Глава. Начался хедар. 10-го 400 умер дедж-азмач Иов. И в этом месяце восстали люди Дабра Либаноса на эччеге авву Иоанна и сместили его с должности.

Глава. Начался тахсас. И в этом месяце сказали царю все люди дабралибаносские: «Приведи нам в эччеге авву Цага Крестоса и поставь нам его пастырем и настоятелем». И царь, услышав эту речь, повелел и послал азажа Мамо, сына азажа Асрата, в Вифлеем 401, чтобы привел он в эччеге авву Цага Крестоса. И привел его [царь] в Гондар и назначил им его. 29 тахсаса 402 справил [царь] там праздник рождества.

Глава. Начался тэр. 11 тэра 403 справил [царь] праздник крещения на реке Каха. 26 тэра освятил царь табот [для церкви] Святой Троицы и сопровождал его до Дабра Либаноса, воссев на коня и держа в руке копье, со всеми князьями, и сановниками, и иереями, и аввой Марком, митрополитом страны Эфиопской, и аввой Цага Крестосом, настоятелем Дабра-Либаносским, и [трубами] каны галилейской, и барабанами, [шествуя] пред таботом с кликами, песнопениями и гимнами в день воскресный. И прибыл царь ко вратам храма церкви христианской, и сошел с коня, и водрузил табот на главу свою, и внес в ограду [церкви]. И там освятил табот авва Марк, митрополит Эфиопский. И тогда составил азаж Хаварья Крестос 404 хваление 405 и произнес:

Дабы ввести племя Симово в наследие Симово,

во время исхода с тобою из Сеира

От лика величия твоего бежало море; тебя завидев

(ср. Иис. Нав. 3, 16).

И прыгали, как агнцы, пред тобою холмы (ср. Пс. 113, 4).

О [ковчег] приснопамятный!

Полученный Иисусом [Навином] от Моисея с честью.

Мало время мое, и дни сочтены,

Так сколько же повествовать мне и что сказать?

Разве не достигнет собирание винограда посева

(ср. Левит 26, 5)? [150]

 

Ковчег завета божьего, ковчег завета божьего!

И дни твои – дни мира и любви,

Ковчег завета божьего, ковчег завета божьего! 406

Глава. После окончания литургии возвратился царь в свой дворец и приказал послать многие яства в Дабра Берхан иереям этой церкви. А наутро поднялся царь из Гондара и отправился в Аринго, располагаясь на стоянках своих обычных.

Глава. Начался якатит. 2 якатита 407 вошел царь в Аринго и там провел лето.

Глава. Начался магабит. В этом месяце призвал [царь] многих иереев, и выбрали из них немногих ученых, как говорится: «Много званых, а мало избранных» (Матф. 22, 14), знающих Новый и Ветхий [завет], Псалтирь и службы, потребные для церкви Дабра Берхан для отправления богослужения. И дал им в удел всю землю Кобла, возвышенности ее и долины, и Камкамба, и Сарако, что были в руках иту; и всю землю Дабло, что была в руках абетохуна Исидора, из которой дал им две трети, а одну треть оставил бедным; и землю Сараба и Боч и землю Вальвадж, что была в руках галласов эдо.

Глава. Начался миязия. В этом месяце пришли гонцы из Годжама, говоря: «Вышли галласы отовсюду, чтобы погубить страну Годжам». И, услышав это известие, поведал царь и послал гра-азмача Амонию идти в Годжам и охранять там перевалы, взяв все его полки. И повелел и послал вместе с ним все полки Бахр Арусе, и Эльман, и Денса. И справил праздник пасхи 16 миязия 408, а 26 миязия умерли сразу двое: азаж Хаварья Крестос, [заведующий] медушней 409, и азаж Гавриил – лика маквас.

Глава. Начался генбот. 19 генбота 410 упокоилась Валата Сион, супруга царя, от трудов сего мира, честная именем и высокая памятью. И погребли ее на острове Мэцраха. И в этот месяц связал царь чад преступления, то бишь Адара, сына Талая, сына Оф Адаро, и Аноре, сына Шума из агауского племени Гиси, и Веладж Адго. И обвиняли их князья, и азажи, и сановники и выяснили все преступления их, что решили они убить царя потаенно чародейством на заячьей печени. И еще установили, приведя много свидетельств, что приготовили они провизию, чтобы уйти в страну галласов и, живя там, губить всех христиан, как губил прежде брат их, Энчекуни, сын Шума, сына Гиси. И за все это приговорили их к смерти.

Глава. Начался сане. 27 сане 411 поднялся царь из Аринго и отправился в Гондар, располагаясь на прежних стоянках своих.

Глава. Начался хамле. 4 хамле 412 расположился [царь], и ночевал в Цада, и устроил там дневку ради праздника Петра и Павла, светочей мира. А 6 хамле вошел царь в Гондар в здравии и мире с помощью божией. А 7 хамле справил он праздник святой троицы. И в этом месяце назначил он Иоанна на должность цахафалама Дамота и назначил на должность [151] бэлятеноч-гета мудрого и ученого, правосудного и знатного родом Василия, сына Буная, из рода галласов и адья, и сына сестры дедж-азмача Лоренса.

Глава. Начался нехасе. В этот месяц принял царь правило поста, как обычно. А 16 нехасе 413 справил царь праздник успения владычицы нашей Марии-богородицы.

Глава. Начался пагумен. Провел царь эти пять дней 414, верша суд и творя молитвы многие.

Начался маскарам [года] Луки-евангелиста, день Иоанна [пришелся] на среду, лунная эпакта 14. 17 маскарама 415 справил царь праздник честного креста.

Глава. Два месяца, то бишь месяцы тэкэмт и хедар, жил царь, советуясь относительно похода.

Глава. Начался тахсас. 17 тахсаса поднялся царь из Гондара и отправился в Сарка, располагаясь на своих стоянках обычных. А 26 тахсаса расположился царь в Джафджафа и справил там праздник рождества 29 тахсаса 416. И отправился оттуда, и расположился в Тамре, и отправился оттуда, перешел реку Абай через мост и расположился в Кабаро Меда.

Глава. Начался тэр. 6 тэра 417 [царь] поднялся из Кабаро Меда, и расположился в Фэца, и отправился из Фэца, и расположился в Куаджа [области] Кудми, близ реки Вагада. И отправился из Куаджа, и перешел реку Абай, и расположился в Дабкуане [области] Эбодан, близ реки Ашар. [И отправился] из Дабкуана, и расположился в Дэкули, и провел там субботу и воскресенье, и справил праздник крещения на реке Армуки. И отправился из Дэкули, и расположился в Данкуте [области] Эмбитам, и отправился из Данкута, и спустился царь по дороге по склону Агура. А обоз спустился по склону Данкута и встретился с царем там, где расположился он, – в Шемала Вабо. А до этого, когда был царь в Дэкули, повелел он гра-азмачу Амонии и отправил его идти вперед, взяв все войско левого крыла, и спускаться по склону Данкута, как упоминали мы прежде. И отправился [царь] из Балас и расположился в Зэгум. И там повелел потушить огни. 17 тэра пошел он поспешно на рассвете из Зэгума и прибыл в Зэлеу. И восседал царь на престоле под сенью смоковницы и в 3 часа разослал воинов в набег. И повстречали все воины шанкалла, которые забрались на амбу с женами и детьми своими. И бросали камни шанкалла на войско царское с амбы, а войско царское не ужасалось этим камням, что падали на них, как град, с вершины амбы, но взобралось на амбу и убивало шанкалла из ружей и копьями. И не осталось убежавших, и захватило в полон войско царское рабов и рабынь из этих шанкалла, и угнали много коров и других животных. А потом пошел [царь] и проследовал из Зэлеу к амбе, называемой Васи, и убил всех, кто там был, и нашел богатую добычу. А потом вечером, когда сообщили ему вестники и лазутчики, что пребывают шанкалла в Манзо, повернул он, и пошел к амбе Манзо от амбы Васи, и нашел там [152] множество шанкалла, устроив засаду. И убил он всех, и не осталось убежавших.

И повернул он, и расположился в Кай Ваха, и провел там субботу и воскресенье, и устроил дневку. И послал он кень-азмача Арсе, приказав выступать, взяв все войско правого крыла, чтобы разграбить и поубивать всех шанкалла, что были в пещерах [местности] Хачави у реки Кокаль. И, повинуясь царю, пошел кень-азмач Арсе в пещеры Хачави со всем войском царским правого крыла, и пограбил, и убил много, и захватил богатую добычу, и возвратился, и вернулся к господину своему, царю, пребывавшему в Кай Ваха. А 19 тэра 418 отправился царь из Кай Ваха и расположился в Хачави у реки Кокаль, где за день до того был кень-азмач Арсе, о чем мы упоминали прежде. И устроил там царь трехдневную дневку, рассылая [воинов] в набеги на шанкалла, что были поблизости от стоянки по одну и другую сторону, убивая всех спрятавшихся по лесам и пещерам, совершая подвиги и захватывая богатую добычу. 23 тэра отправился царь из Хачави, и расположился в Якахе у реки Гульбак, и провел там субботу и воскресенье, рассылая [воинов] в набег, и убивая, и одерживая победы над врагом, и захватывая у него богатую добычу.

И в этом месте бросало уды шанкалла [пред царем] все войско царское, которое убивало их, начиная с первого дня, дня битвы, и до дня бросания удов пред царем. И было этой добычи многой кучи и кучи во многих местах. Царь же Адьям Сагад, мудрец из мудрецов, и ученый из ученых, и удалец из удальцов, и силач из силачей, и советник из советников, и пред ним что капля росы пред кувшином [воды] вся мудрость премудрых, и ученость ученых, и удальство удалых, и сила сильных, и совет советчиков, оттого-то и приказал он сжечь огнем всю эту добычу, брошенную пред ликом царским, чтобы не брал ее никто из людей стана и не бросал бы эту добычу пред ликом царя второй раз, говоря: «Вот я убил!». И сказал это царь потому, что убили шанкалла все люди стана из ружья и говорили тогда между собою: «Эта добыча – моя добыча!», и много было ссор пред царем. И потому повелел царь сжечь огнем уды, брошенные пред ним, как упоминали мы прежде.

А затем 25 тэра 419 отправился царь из Якаха и расположился в Бэткасия у реки Дэмахур. И там приказал царь потушить огни всем людям стана. А наутро отправился царь оттуда, и пошел поспешно на рассвете, и проследовал по дороге через Тамо и Гагар, ибо помиловал царь эти селения, так как платили они ему подать 420, и пошел через Силала, и прибыл один в Даш с немногими людьми. И нашел там царь много всадников из людей балау, витязя к витязю. И столкнулись они с царем конный на конного, и убивал он их рукою своею, держа щит и копье, ибо он удалец из удальцов, и крепкий из крепких, и силач из силачей, искушенный в бою конном и пешем, и витязи служат ему посмешищем (ср. Авв. 1, 10). А [153] из следовавших за господином своим, помазанником и царем царей Адьям Сагадом, там убили [врагов] бэлятеноч-гета Василий и тысяченачальник За-Такла Ханманот из Ленча.

И повернул царь от Даша к амбе Жур у реки Буджар в 9-м часу, и обнаружил там, что сражаются люди стана с людьми шанкалла, пребывающими на амбе Буджара, и обнаружил, что много убитых среди людей стана, ибо бежал дедж-азмач Аноре и удалился от них, забрав стяг и барабаны. И сражались они там до вечера, и приказал царь и послал людей в Кемам, чтобы принесли они корону, бывшую в Кемаме, ибо вечерело. И эти люди, находившиеся при короне, принесли корону к царю на амбу Жур. А царь спустился с амбы Жур и расположился у подножия амбы, ибо закатилось солнце во время битвы. И там приказал он гра-азмачу Амонию и Чехваю окружить со всех сторон, и стеречь со своими полками эту амбу, и не дать ускользнуть ни одному из шанкалла до рассвета. А в полночь спустились шанкалла с амбы с женами своими и детьми и проскользнули меж этими стражами спящими. И в полночь очень рано отправился царь, и на рассвете прибыл к этой амбе, и, услышав, что ускользнули шанкалла, разгневался царь, и переменился в лице, [рассердившись] на гра-азмача Амонию и Чехвая. А они препирались меж собою: «Ускользнули шанкалла по твоей дороге». – «Нет, по твоей». И тогда из-за этого повернул царь в гневе к стану своему и устроил там дневку. А наутро повернул царь, и расположился в Гунанзо, и устроил там дневку, и разослал [воинов] в набег, и убил, и захватил много в селениях Матави и Куанди и на всех амбах.

Глава. Начался якатит. 1 якатита 421 отправился царь из Гунанзо и расположился в Кокале. И 2 якатита отправился из Кокаля, и расположился в Кульбаке, и справил там начало поста. И отправился из Кульбака и расположился в Баласе; и отправился из Баласа и расположился в Шемала Вабо; и отправился из Шемала Вабо и ночевал у обрыва Ачафара; и отправился оттуда и перешел реку Абай. И пошел, располагаясь на прежних своих стоянках, которые упоминали мы прежде. И прибыл в Курц Бахр и ночевал там. И отправился из Курц Бахра, и расположился в Фэца Меда, и отправился из Фэца Меда, и вошел в стан свой в Йебаба 15 якатита с помощью божией, и там провел лето.

Глава. Начался магабит. 28 магабита 422 справил там [царь] праздник пасхи.

Глава. Начался сане. 23 сане 423 поднялся царь, и отправился из Йебаба, и расположился в Тамре, и отправился из Тамре, и пошел, располагаясь на прежних стоянках своих, и прибыл в Эмфраз 30 сане.

Глава. Начался хамле. 1 хамле 424 отправился [царь] из Эмфраза, и пошел, и вошел в Гондар 3 хамле в здравии и мире с божией помощью. А 12 хамле вошел в Гондар рас Фарес из Тигрэ. [154]

Глава. Начался нехасе. И в этот месяц принял царь правило поста, как обычно.

Начался маскарам. День Иоанна Крестителя [пришелся] на пятницу, [год] Иоанна-евангелиста, эпакта 25.

Глава. Начался тэкэмт. И в этом месяце пришли вестники из Годжама и Дамота, и сообщили царю, и сказали: «Вот вышли галласы в этом месяце по дорогам всего Годжама, и Дамота, и Буре, и Вабарма и по всем дорогам земли агау, то бишь Залабаса, и Азана, и Чебачебаса, и Ханкаша, и Зигам. И потому реши добрый совет, что лучше для стран твоих». И тогда решил царь, ибо мудр он и искушен в совете по милости господа бога его, подателя мудрости и совета, сказав: «Я оставлю весь двор мой в Гондаре и пойду один поспешно, взяв небольшое войско, и немногие полки чава и даль чэфра 425, и всех чава, что по ту сторону реки Абай 426, устрою им вдруг смотр втайне, и пошлю ко всем сотникам, и скажу: «Приходите в такой-то день и такое-то время туда, где буду я, будь то в Дамоте, будь то в земле агау». Там буду я искать галласов и воевать их, когда пойдут они в набег, не зная о моем приходе и думая, что пребывает царь в стане своем в Гондаре». И потому призвал царь всех князей и всех тысяченачальников, которые были в стане, и ввел их в дом свой, и поставил пред собою, и поведал им свое решение прекрасное. И сказал им: «Так и так решил я, вы же дайте совет и изберите, что лучше сделать и какое решение принять». И ответили все единогласно и сказали: «Хорош совет твой, о царь, что подал и открыл тебе господь бог твой». И там повелел он им привести быстро всех коней и мулов и созвать все полки тайно, и следовать за ним, куда пойдет он, половина по дороге на Денгель Бар, а половина по дороге на Дарха, чтобы перейти реку Абай вместе с ним по дороге на Канфаро. И тогда не стал царь провозглашать указа, ибо готовился поход втайне, но слышавшие приказ царя скоро выполняли то, что повелел им царь. А расу Фаресу приказал он и сказал: «Ты охраняй стан и оставайся здесь, пока не вернусь я и не приду из похода. Вот оставлю я тебе полк Кокаб и всех галласов Баджана и оставляю тебе всех стрельцов, живущих в Вагара, чтобы не одному тебе охранять стан».

18 тэкэмта 427 вышел царь один из Гондара, стана своего, и не знал никто о часе выхода его меж людей города. Он же пошел один, словно один из воинов его, и не знал никто, что это царь, и ночевал в Була. А после Була ночевал в Энабага, а после Энабага – в Занзальма, а после Занзальма пришел в Кебран и прибег к жившим там святым, дабы управил бог путь его. И вышел из Кебрана и ночевал в доме Начо Адаво из Варамита. А из Варамита пошел по дороге на Йебаба и Ачабэр, ночуя в доме некоего баляге, имени которого мы не знаем. И пошел он и прибыл в Дангуя, и последовали за царем все князья и все полки и воины, которых упоминали мы прежде. [155] Половина пошла по дороге на Денгель Бар, а половина пошла и перешла реку Абай по дороге на Канфаро. И прибыли они и встретились с царем в Дагуя. И там запросили они вестей о галласах и сведений о набеге галласком: на какую область из областей Годжама будет он и когда будет он, в какое время этого месяца. И ожидали там [вестей] некоторое время. И когда не было слуху о галласах, повернуло все войско царское, и вошло в Йебаба, и пребывало там, покуда не призовет его царь, днем ли, ночью ли, когда будет набег галлаский, по какой бы дороге [он ни был] из дорог областей Годжама, и Дамота, и всей земли агау, как упоминали мы прежде. И остался царь один, чтобы разузнать, и обойти, и увидеть, и разведать все дороги, по которым [могут] прийти галласы. То ходил он в Анкаша, то ходил в Куакуара и Вамбарма, то ходил в Мачакаль, и Фэцебадинь, и Вамбарма, и Шанкит, и по всему берегу по ту сторону реки Абай, где переходят реку Абай галласы, и ко всем амбам, откуда царь взял всех местных коров, свел вниз [под своей охраной] и напоил. Ибо говорил царь в сердце своем: «Когда придут галласы по обычаю своему в Амбо, сделаю я засаду один, встречу их и убью», ибо сердце царя – на правую сторону (Еккл. 10, 2). И в подобных деяниях, когда устраивал царь засады и охотился [за галласами], исчезли галласы и бежали из своей страны в другую, ибо прослышали о приходе туда царя.

Глава. А затем вернулся царь оттуда и призвал все войско свое, которое пребывало в Йебаба, и пошел по дороге, которой пришел и вошел на остров Кебран.

Глава. Начался хедар. А затем вышел царь с Кебрана и ночевал в Фогара, а после Фогара ночевал в Мэцраха и после Мэцраха ночевал в Була, а после Була вошел в Гондар 25 хедара 428 с помощью божией.

Глава. Начался тахсас. 29 тахсаса 429 справил [царь] там праздник рождества.

Глава. Начался тэр. 11 тэра 430 справил там праздник крещения на реке Каха.

Глава. Начался якатит. 1 якатита поднялся царь, и отправился из Гондара, и расположился в Цада. И отправился из Цада и пошел, располагаясь на прежних стоянках своих, которые мы упоминали прежде, и вошел в Аринго 6 якатита. А 12 якатита снова приказал царь расу Фаресу и сказал ему: «Я пойду охотиться на зверей в землю Годжам, а ты охраняй весь стан и корону, пока я не приду». И затем вышел царь из стана в Аринго один и ночевал в стране Эсте, а после Эсте в [монастыре] Макана Самаэт, а после Макана Самаэт ночевал в Йебаба, а после Йебаба – в Кэлядже, а после Кэляджа – в Дангуя в доме Гора Дэфча, а после Дангуя – в Ваджете, а после Ваджета – в Фэцебадине. Он охотился там за галласами и афачала, так как он царь, с 30 всадниками. А когда не стало галласов в Фэцебадине, поднялся он и пошел из [156] Фэцебадиня в Цехнан, а из Цехнана – в Аскуна, а из Аскуна – в Ханкаша в дом Генача, а из Ханкаша – в Матакаль в дом Чехвая. И там устроил смотр всем чава, что по ту сторону Абая, то бишь Эльмана, и Денса, и Бахр Арусе, и Дагбаса, и Аболе, и Гута, и Чалиха, и Дэнсэр, и джави, и тулама, и всем агау. А затем поднялся царь, и отправился из Матакаля, и расположился в Барбаре. И сделал он тогда Чехвая фитаурари на время этого похода, но не навсегда. И отправился из Барбара, и пошел поспешно, и прибыл в селение Верки. И там разослал [воинов] в набег, и убил всех шанкалла, и захватил много рабов, и рабынь, и коров, и овец, и коз без числа. А удов было тогда тьма и тьма, без числа; и расположился он там, и жил два дня, и отправился из Верки 28 якатита 431, и расположился в Гиса. А 29 якатита поднялся из Гиса и расположился в Дамбари, и там убивал царь рукою своею и старейшин, и витязей молодых из витязей шанкалла. И там убили [врагов] следовавшие за господином своим Васан Арад и Абре. И [царь] расположился там и жил два дня.

Глава. Начался магабит. 1 магабита 432 поднялся и отправился царь, и повернул из Дамбари, и расположился в Сахи. И отправился из Сахи, и ночевал, и расположился в Барбаре, и отправился из Барбара, и расположился в Матакале в доме Чехвая, и там устроил стан свой. И обозрел многие уды, брошенные пред ним руками убивших, и увидел, что им несть числа. А затем пошел по дороге на Ханкаша и по дороге на Самси, и прибыл, и вошел на остров Кебран один, ибо простился он со всеми полками, что были с ним в походе, и отправил всех людей в землю Матакаль. И вышел [царь] из Кебрана, и расположился в Дарха, и ночевал в доме Георгия. А наутро вышел из дома Георгия, и пошел, и прибыл, и вошел в стан свой в Аринго 16 магабита, и там провел лето.

Глава. Начался миязия. 11 миязия 433, наутро после вербного воскресенья, поднялся пожар от дома непотребной девки и пожег все дома стана, что в правом конце Гондара. 17 миязня справил [царь] там праздник пасхи. А 22 миязия вышел царь из Аринго, и ночевал в селении Эсте, и встретился с Димитрием, поставленным цахафаламом Амхары, и держал с ним совет относительно путей в Амхару, и договорился с ним о дне и времени своего прибытия в Амхару, и возвратился в Аринго, и поведал князьям, каким путем идти в Амхару. И повелел расу Фаресу охранять стан и корону. Это третий раз, когда велел царь расу Фаресу охранять стан к корону, ибо от всей души и во всяком деле доверял царь расу Фаресу, так, как был рас Фарес человеком знающим и мудрым, воином сызмальства и искушенным в битве, правосудным и нелицеприятным, хорош он был пред богом и пред царем, совершенными деяниями, и все деяния его были прекрасны по смирению его и скромности, по всяческому благожелательству его ко всему стану, и был добросовестным во всяком деле государственном, обладателем [157] дара совершенного от бога, подателя всех даров совершенных (ср. Иак. 1, 17). Подобного ему не находилось прежде и не найдется потом, могучего и совершенного деяниями, человека правдивого, который бы в его времена был столь благоусерден и многолюбив к царю царей и гордости юношества и украшению веры Иясу. Как гласит Писание: «Правдивого человека кто находит?» (Притч. 20, 6). И еще сказано: «Ученик не выше учителя, и слуга не выше господина своего» (Матф. 10, 24). И еще говорится о верности: «Верный раб! В малом ты был верен, над многим тебя поставлю» (Матф. 25, 21). И потому назначил его главою, то бишь бехт-вададом надо всем войском и надо всем станом царь царей Иясу.

Глава. Начался генбот. 12 генбота 434 вышел царь из Аринго, и ночевал в селении Эсте, и направил свой путь в Амхару. А сей же рас Фарес принялся вершить суд каждый день и заслушивать дела, как повелел ему царь и наказал: «Не вкушай каждый день хлеба, пока не заслушаешь дел и не вынесешь решения. И во всяком деле судебном и не давай сна очам твоим и веждам дремания (Пс. 131, 4), пока не вернусь я». И сей исполнил царский приказ и пребывал многие дни, творя суд и заслушивая дела с утра до вечера с азажами и сановниками правыми и левыми, пока не возвратился царь в стан свой.

Возвратимся же к прежнему повествованию нашему о походе, когда отправился в Шоа один царь царей Иясу. И отправился царь из Эсте, и прибыл, и ночевал в Энгудадаре в доме Такла Хайманота, сына дедж-азмача Хэляве Кэсоса. И отправился из Энгудадара и ночевал в Геамба; и отправился из Геамба, и ночевал в Малак Санка; и отправился из Малак Санка, и прибыл, и вошел в [храм] Тадбаба Эгзиэтна Марьям по царскому чину. И была тогда радость великая, и приняли его там все иереи с гимнами, и пением, и кликами, и ночевал он там. А наутро отдал царь все одеяния царские, восхищающие очи, [храму] Тадбаба Эгзиэтна Марьям.

А затем отправился он оттуда и ночевал в Йедара в доме Муча Мамо. И отправился из Йедара, и ночевал в Гандаба, и отправился из Гандаба. И был тогда сильный ветер, когда прибыл он в Бушо Колала, и встретился он там, в Вадала Меда, с людьми из Амхары и Шоа 19 генбота 435. И отправился он из Вадала Меда и ночевал в Мэнйечере. И тогда-то услышали галласы, что вышли прежде [в набег], о том, что пришел туда царь, и задрожали дрожью великой. И отправился [царь] из Мэнйечера и ночевал в Вульчо; и отправился из Вульчо; и ночевал в доме Бэргана, и отправился из дома Бэргана, что у реки Бачо, и ночевал посреди [области] Мальза на вершине Амбаге. И отправился из Амбаге и ночевал в земле Марабете между двух рек, которые называются Ванчет и Шоталь Мацабья. И отправился от реки Ванчет 25 генбота в среду, и поднялся со своими дружинниками на вершину амбы и горы великой, называемой Дайр, и жил там два дня. И отправился [158] из Дайра, и прибыл в землю Шоа, и ночевал в селении Йедур; и отправился из Йедура и ночевал в Ваха Нафасе; и отправился из Ваха Нафаса и ночевал в [местности] Матат, называемой «водой государевой». И отправился из Матата, и ночевал в Мале, и отправился из Маля, и ночевал в Зарате.

Глава. Начался сане. 1 сане 436 отправился [царь] из Зарата и жил в Кури амба три дня, обозревая селения, то бишь Гозе, и Кунди, и Аваш, и Азало, и Гань. И когда разведал царь там и сям, что есть поблизости галласы и живут там, одни справа, другие слева от этих селений, разгневался гневом великим и зарычал, как лев, ибо сердце его – на правую сторону (Еккл. 10, 2), и сказал: «Почему это живут и находятся подле селений моих эти жалкие скоты? Вот пойду я ныне, нападу на них, и прогоню от селений моих, и выгоню за Аваш! Разве не слыхали они, что я пришел воевать их, так чего же дожидаются они и пребывают предо мною?». И тогда ответили царю и сказали все люди Амхары и Шоа: «Оставь на этот раз этих жалких скотов, ибо на другой год нападешь на них, и сразишься с ними, и сделаешь, как пожелает сердце твое, о господин наш, царь, лев и львенок, и от гласа твоего и рыкания (ср. Притч. 19, 12) твоего трепещут все звери, и тесен им становится простор мира, и не находят они места, куда бежать и скрыться, так что говорят горам: «Падите на нас», – и холмам: «Сокройте нас» (ср. Лук. 23, 30) от лика твоего, восседающего в логовище [львином], кое есть престол Давида и Соломона». И послушал царь этого совета рабов своих, людей Амхары и Шоа, и оставил это дело, ибо обычаем его было слушать совета рабов своих и прислушиваться к слову присных своих. Эти же скоты жалкие, то бишь карайю, содрогнулись и вострепетали и не знали, что делать, когда услышали о царе и когда увидели приход царский и вступление его в Шоа.

И [обуял] страх не только этих жалких скотов карайю, но весьма сильный ужас [обуял] всех витязей страны Адаль и всех юношей из людей Кала Ганда, и бежали они из стран своих в другую страну от лика грозного известия о приходе царя к пределам Шоа.

И отправился царь из Курц амба 5 сане и ночевал в Афтанате; и отправился из Афтаната и ночевал в Аганча; и отправился из Аганча и ночевал в Мэсале Марьям; и отправился из Мэсале Марьям и ночевал в Габрээле; и отправился из Габрээля, и сошел с мула, и шел пешком, пока не прибыл в долины Сабона, называемые Жама, и жил два дня в Дабэбе. И отправился из Дабэба и пошел к Морату, что посреди страны галласов, называемых аботе. И, находясь посреди страны галласов, устроил он смотр [как тогда], когда устраивал смотр, находясь посреди равнины Шоа, то бишь перекличку в окрестностях селения, называемого Кусайе, для всех полков стана, что из Амхары и Шоа. А затем приказал царь сжечь Кусайе и сжег его. [159]

А затем, когда шли к царю все люди Мората и Марабете, чтобы принимать царя, встретили их галласы на дороге и сразились с ними. И когда услышал о сражении царь, разгневался, и воссел на коня, и пошел туда, где они сражались. А галласы, когда услышали о приходе царя к ним, задрожали дрожью великой, и пали, и бросились в пропасть великую, оставив всех коней своих и все доспехи воинские. А царь, забрав всех коней и все доспехи воинские галласов, ночевал в Морате, [в местности], называемой Асбат. И повернул царь от Асбата, и ночевал в Масобите, и пожег огнем Чача, где пребывал один беззаконник и изменник царю, по имени, коего недостоин он, – Такла Хайманот, сын Мазамэра. И это насаждение беззакония 437 бежало в Тэкур Мэдр до разорения селения его и расхищения дома его рукою царя. А затем отправился царь из Масобита и ночевал в Икафаро; и отправился из Икафаро и ночевал в Рэгэб Йекота; и отправился из Рэгэб Йекота и ночевал в земле Гэль. И отправился из Гэль и ночевал в монастыре Гэль; и отправился из монастыря Гэль и ночевал в Сэмэнт Айн; и отправился из Сэмэнт Айна и жил в Ганата Гиоргис два дня. И отправился из Ганата Гиоргис, и ночевал в Макана Селласе, и отправился из Макана Селласе, и ночевал в Шэрафите. И отправился из Шэрафита и ночевал в Вадала Меда; и отправился из Вадала Меда и ночевал в Бушо Колала; и отправился из Бушо Колала и ночевал в Сагара. И отправился из Сагара, и ночевал в земле Дамбэля, и отправился из Дамбэля, и ночевал в доме Юлия из Сэмада, и отправился из Сэмада, и ночевал в доме Такла Хайманота из Энгудадара. И отправился из Энгудадара и ночевал в Эсте.

Глава. Начался хамле. И отправился [царь] из Эсте и вошел в стан свой в Аринго 1 хамле 438. А 5 хамле отправился царь из Аринго и расположился в Хамад Баре. И отправился из Хамад Бара, и пошел, и проследовал по дороге на Карода и Эмфраз, располагаясь на прежних стоянках своих, и вошел в стан свой в Гондаре 10 хамле в здравии и мире с помощью господа бога.

Глава. Начался нехасе. И в этот месяц принял царь правило поста, как обычно.

Начался маскарам [года] Матфея-евангелиста, лунная эпакта 6, а день Иоанна [пришелся] на субботу. И в этом месяце 2-го дня 439 был смещен азаж Кирилл и заточен бэлятеноч-гета Иоанн по обвинению дедж-азмача Езекии, что принял тот как взятку меч стоимостью в 5 унций золота, когда препирались они пред ликом царским. И там привел он много свидетельств его преступления пред князьями, и сановниками, и азажами справа и слева в доме паши Иакова. Этот Иоанн, по прозвищу Шамат, что означает «убегающий гнева» 440, был сыном одного баляге, и не известно ни имя отца его, ни матери, и неведом род его, и не говорили про него: «Он такого-то рода». Все советы его были злыми, уклоняющими от пути совета, благого для [160] исполняющих его, ибо сей человек был братом, подражателем и последователем Ахитофела 441 во всех советах своих. Но не принимал тогда речь его царь царей Иясу, великий советом и любящий благое и доброе, как отец его, сердце господне – Давид (Пс. 88, 21) 442, – начало царству. Этот же Шамат притеснял многими притеснениями Иясу, царя царей и украшение веры и гордость юношества, ибо он поднял сего изменника из праха и возвысил над землей (ср. Пс. 112, 7). Разные же беды многие, что навел этот изменник на страну, и на стан, и на князей, и на войско, и на порубежные [области], не перечислить. Что сказать нам? Оставим же кратким описание сего сына мелкого баляге, пока не напишем во время свое.

Глава. Начался тэкэмт. И в этот месяц сместили люди собрания Дабра-Либаносского зччеге авву Цага Крестоса и поставили авву За-Микаэля. А 6-го тэкэмта 443 пропал, и убежал дедж-азмач Георгий из дома своего, и вошел в дом эччеге аввы За-Микаэля, и прибег к алтарю отца нашего Такла Хайманота. А эччеге задрожал дрожью великой и послал к царю, что пребывает тот в доме его и прибег к нему. Царь же, услышав, повелел дружинникам своим и послал такой ответ эччеге авве За-Микаэлю и собранию Дабра-Либаносскому: «Пусть он пребывает там до времени, мы же рассмотрим все дело его».

И в этом месяце исчез колення Вальда Гиоргис, и ушел из дома земли наместничества своего в Эбнате под предлогом охоты, и бежал, и перешел реку Такказе, и ушел, и вошел в область Ласта. И жил он в доме одного баляге, называемого Арайю, то бишь образ дьявольский 444. А причина ухода колення Вальда Гиоргиса, сына Гергесинского 445, сына одного баляге мелкого, которого звали Зайо, такова: когда услышал он, что прибег к дому эччеге дедж-азмач Георгий, и когда известны стали все беззакония его, что затевал он с этим Георгием, и с этим Шаматом, то тесен стал ему весь простор земли. А затем пришел к царю гонец 13 тэкэмта из земли Эбнат и поведал ему все, что случилось: что ушел тот, взяв барабаны, когда рассказал ему сын сестры его, живший в стане, что прибег Георгий к дому эччеге, как упоминали мы прежде.

И, услышав все это дело, царь царей, полагающийся на силу божию, почел его за росинку, словно каплю пред кувшином [воды], не почел ни во что, ибо ведал, что не повредить ему этим двум головешкам коптящим, [что словно] мушка, сидящая на ухе слона 446. Только приказал царь [послать] к эччеге и людям собрания Дабра Либаноса и сказал им: «Знайте, что был завет меж нами и любовь к вам прочная от времен Иекуно Амлака и доныне. Ныне же решите, что лучше для вас и полезнее, и подумайте, чтобы не ускользнул от вас [Георгий], раз он в доме вашем, [а не то] знайте, что будет вражда меж нами и меж вами!». И тогда испугались и решили эччеге и люди собрания Дабра Либаноса не дать ускользнуть от них этому [161] изменнику, чтобы не было вражды меж царем и меж их домом, [что связаны] заветом и любовью. И тотчас выдали его царю связанным и вывели из дома своего этого изменника царю. А царь взял его и отдал его цабання 447 Амсале, который был тогда на должности агафари Самена.

Возвратимся же к прежнему повествованию нашему о деле этого сына Гергесинского. В это время послал царь человека к Арайо, говоря: «Что за вражда у тебя к нам, что приютил ты раба нашего в доме твоем? Разве ты ищешь вражды нашей и беды? Сам знаешь, не искали мы сего прежде, с тех пор как возвел нас бог на престол Давида и Соломона, отцов наших, и доныне, когда воевали мы людей карайю, и валло, и тулама, проходя от Аваша и достигая Адаля и Гэнд Барата, близ тулама, чтобы воевать меча, начиная с гудру, и либан, и аболе, и джави, и вабо [и до] всей земли шанкалла, что в Гиса, и [162] Вамбарья, и Гагар, и Тамо, и Дубани, и Атбара. Не трогали мы тебя и оставляли [в покое], говоря: «Не воевать же нам баляге, что пребывал под рукою нашей и под рукою отцов наших, царей!». Не по бессилию своему не воевали мы тебя – силою божией мощь наша в руке нашей, – но оставляли тебя [в покое], как упоминали мы прежде. Ныне же, схватив, пришли к нам этого раба изменного. Если же откажешься, знай, буду скоро воевать тебя!».

И когда услышал Арайо все повеление, что прислал ему царь, то вошла вода страха во внутренности его, и вошел трепет в кости его, и растаяли все члены его, как воск пред лицом огня, и присох язык к гортани его (ср. Пс. 21, 15-16). И взволновалась тогда вся страна Ласта из-за приказа слова царского, произнесенного тогда. А на следующий день того дня, когда вострепетал он, держал Арайо совет с другими, и ответил людям, посланным от царя, и сказал им: «Идите, и возвращайтесь к господину вашему и моему господину, царю, и, представ пред царем, скажите ему: «Говорит Арайо, раб царя: пусть придет человек от царя к реке Такказе, и я выдам, связав руки, этого раба, изменившего царю, то бишь колення, сына Гергесинского». И, услышав это от Арайо, возвратились, к царю те, кому приказал царь, и поведали царю все, что сказал Арайо. И повелел царь и послал гра-азмача Арсе к реке Такказе, чтобы привел он этого раба изменного.

Глава. Начался хедар. 12 хедара 448 умер абетохун Иаков из Бораз. 25 хедара спустился царь к [реке] Каха, и разбил шатер, и устраивал угощение два дня князьям, и вельможам, и всем людям стана, и всем пришлым, большее и лучшее и превосходящее угощение Соломоново, упоминаемое в книге царств (III Книга царств 4). А по скончании двух дней к вечеру повелел царь подъять посохи всем князьям и чава. Были тогда такие люди, что не смогли, а были такие, что смогли подъять посохи на высоту коня пред царем. Из тех, кто лучше всех поднимал посохи на высоту коня пред царем (среди тех, кто смог поднять), был паша Лесана Кэсос.

Глава. А наутро вошел царь в стан свой, воссев на коня, и все князья, которые были с ним, сидели на конях и следовали за ним. А один человек из них, сидевший на кобылице, упал и разбился, хотя ехал по дороге шагом среди других князей, когда вспомнил и увидел во сне, сидя на кобылице, вчерашнее подъятие посохов и испугался. И исполнилось над ним сказанное в поговорке мирской: «Если трус увидит сон, то упадет с ложа». И дивились и смеялись над ним все князья.

Глава. Начался тахсас. 29 тахсаса 449 справил [царь] праздник рождества там же, в Гондаре.

Глава. Начался тэр. 11 тэра 450 справил [царь] праздник крещения на [реке] Каха. А на следующий день провозгласил царь указ, чтобы следовали все люди стана и все чава за бэлятеноч-гета Василием туда, куда пойдет он, ибо приказал ему [163] царь привести Амира. Этот Амир из племени балау прежде, поссорившись со старейшинами балау, пришел к царю со многими людьми, взяв жену свою и детей, со многими коровами и верблюдами. Царь же дал ему землю для проживания с людьми и их женами, с верблюдами и скотом в низменных долинах Чанка. Но оставим мы здесь историю Амира до написания ее во время свое.

18 тэра вышел царь один из Гондара и ночевал в Косоге. И отправился из Косоге и ночевал в Аймашба; и отправился из Аймашба и ночевал в Дакуа; и отправился из Дакуа и ночевал в Дабарке; и отправился из Дабарка и ночевал в Дэб Бахре; и отправился из Дэб Бахра и ночевал в Зарема; и отправился из Зарема и ночевал в Аси; и отправился из Аси и ночевал у реки Дэкуко; и отправился из Дэкуко, и ночевал в Маййяке, и собрал там людей мадабайских 451. И отправился из Маййяка и ночевал в Май Амбари; и отправился из Май Амбари и ночевал в Биатона; и отправился из Биатона и ночевал в Таулямби; и отправился из Таулямби и ночевал в Май Сабай. И отправился из Май Сабай и установил царский зонтик на [реке] Такказе. Там устроил он пир, да был он скудным, и пошел ночью поспешно к Толя, и прибыл туда в 3-м часу.

Глава. Начался якатит. 3 якатита 452 отправил царь [воинов] в набег в 3-м часу, как упоминали мы прежде. И тогда бежали люди Толя, а все войско царское захватило в полон рабов, и всех рабынь, и всех коров, и весь скот, что был в земле Толя, – добычу неисчислимую. И пребывал [царь] в Бире, пока не вернулись [воины] из набега. А когда все вернулись из набега, поднялся царь оттуда, и отправился из Вира, и ночевал в Асмэка. И отправился, и повернул от Асмэка, и ночевал у [реки] Такказе; и отправился от Такказе и ночевал в Расэльфиле; и отправился из Расэльфиля и ночевал в Май Сабай; и отправился из Май Сабай, и на полпути от Май Сабай ушел царь один в пустыню, и охотился на многих зверей, и убил средь них зверя сильного, называемого носорогом, и ночевал в Таусэмби. И отправился из Таусэмби, и пошел не спеша, и пришел к Дабарку, а из Дабарка – в землю Косоге.

Глава. Возвратимся же к прежнему повествованию об Амире. Прибыл тогда бэлятеноч-гета Василий, созвав многое войско царское, которого было больше и было многочисленнее оно песка на берегу морском и звезд небесных. Столь велико было число всадников и стрельцов! И когда увидел все это Амир, то содрогнулся и убоялся. Послал к нему бэлятеноч-гета Василий, говоря: «Приходи!». И пришел Амир со всеми людьми, которые были с ним, и прибыл, и вошел в стан бэлятеноч-гета. В это время услышал Амир пальбу многих ружей и содрогнулся весьма, и показалось ему, что погиб он со всеми своими людьми. И тогда держали совет люди стана, разделившись надвое: одни из них говорили: «Давайте сразимся с Амиром и уничтожим его здесь», а другие говорили: «Давайте свяжем Амира со [164] всеми его людьми, и отведем, и представим царю». И отверг бэлятеноч-гета советы всех людей стана и сказал: «Не так, ни воевать его не будем, ни связывать, но отведем его с собою под надзором курання и представим царю Амира и людей его». И замолчали люди стана и прекратили свои речи, когда отверг их совет бэлятеноч-гета Василий, как сказано устами Ионафана: «Отец мой отверг совет», и еще сказал пророк и царь царей Давид: «Господь разрушает советы посланцев» (ср. Пс. 32, 10). И сказал Амиру бэлятеноч-гета: «Знай, что завтра ты пойдешь с нами дорогой походной с людьми твоими, и женщинами твоими, и коровами твоими, и верблюдами твоими». И сказал Амир: «Ей». А наутро поднялся бэлятеноч-гета от реки области Амира и отправился в путь. А Амир поднялся, и вышел из дома своего, и шел два дня в отдалении от обоза и от стоянок войска царского со всеми людьми своими, женщинами, коровами и верблюдами. А затем сказал Амир бэлятеноч-гета: «Не веди меня дорогой, по которой пришел ты, ибо узка она для прохода моим верблюдам и коровам, но веди меня путем широким, который я покажу тебе». И поддался бэлятеноч-гета на обман и сказал: «Хорошо, иди той дорогой, которая тебе лучше». И пошел Амир по дороге, о которой мы упоминали прежде, и располагался, и ночевал вдали от ночевок войска царского. И там ускользнул он и ушел со всеми людьми своими, и коровами, и верблюдами в час ночного сна. И пришли вестники и поведали бэлятеноч-гета, что ушел Амир и скрылся. И, услышав, весьма печалился бэлятеноч-гета великой печалью, в коей не было прибыли. А затем возвратился он, забрав много коров и верблюдов, оставленных Амиром, и вошел в Гондар. В городе же его сочли дураком, и молодежь смеялась над ним. В этом месяце умерла Ляхья Денгель, жена раса Фареса.

Глава. Начался якатит. 21 якатита 453 пришел царь в Гондар из похода на Толя и устроил там летнее пребывание свое. А затем привел Кабаро Арсе этого колення, сына Гергесинского, и ввел в Гондар. И отпустил царь дедж-азмача Георгия и отослал в дом эччеге и ко всему собранию Дабра-Либаносскому, говоря: «Помиловал я его ради вас и отпустил к вам из заточения, но вашим судом пусть судят его азажи и приведут многие свидетельства преступления его!». И отвечали они царю и говорили: «О господин наш, царь! Обычай твой – благость и милосердие, но где же твое милосердие к нам, когда обвиняют его азажи и приводят свидетельства в преступлении. Не было такого доныне при твоих отцах, царях, когда с одной стороны – обвинение, а с другой – милосердие. Но, господин наш, царь, да будет твое милосердие полным!». И когда услышал царь эти речи, сжалился над ними, памятуя завет их и прочную любовь, и сказал: «Милую я его ради вас и упраздняю обвинение, но пусть он живет в Сэмано в доме своей тещи с женою своею и не входит в город!». И возрадовались они этой речи, ибо то было великой милостью для него, чтобы жил он в стране не в узах. [165] И потому благословили они руку царскую и его заставили благословить руку царскую, и ушел он и жил в Сэмано, как упоминали мы прежде.

Глава. Начался магабит. И в этот месяц решил царь зимовать в Йебаба и, будучи там, охранять страны Дамот и Годжам от галласов, которые разоряли их, переходя реку Абай к ним в месяц зимний и называя [такие набеги] гамабахи 454. И сказали людям стана, что будет зимовать царь в Йебаба, чтобы приготовили они там себе провизию. И, услышав этот приказ, весьма тужили люди стана, и тяжко им было устраивать себе дома и заготовлять провизию в Йебаба, ибо непривычно зимовать в другой стране, а не в Гондаре. И увидел царь печаль их, и отменил прежнее решение, и оставил свой совет, ибо не хотел он печалить никого из людей. И вышел царь из Гондара один, и пошел, чтобы прибегнуть ко всем монахам, что живут по островам и пещерам, и разломал свою корону, и раздал золото, [из которого она была сделана], бедным и всем нуждающимся.

Глава. Начался миязия. 6 миязия 455 возвратился царь, и вошел в Гондар, и справил там праздник пасхи 9 миязия. И в пасхальную неделю собрал царь всех монахов и всех иереев и сановников, которые были в стане, и призвал их в дом свой держать речь о вере, ибо сердит был на Вальда Тенсаэ, который учил присных своих такой вере: «Соединение через помазание». И спросил он его и сказал: «Где нашел ты такую веру? Разве учитель твой не Евстафий, который такой вере не учил?». И просили тогда его все сановники отказаться и оставить речь эту. Он же не согласился и не обратился. И когда увидели сановники, что отказывается он обратиться, отдали его на суд царю, и приводили много свидетельств от слов святого Писания, и наставляли его. И там отлучили его наставники святой церкви христианской и эччеге, его и брата его, Тээмэрте, и отослали, связав, в Жанда к митрополиту авве Марку, [митрополиту] Эфиопскому, ибо тогда пребывал там, чтобы обратил он его своим советом прекрасным, коли послушает он, а коли откажется, чтобы отлучил их митрополит и чтобы отвели их в долины [заключенных] царские посланцы, которым приказал царь, и сослали туда. И когда прибыли Вальда Тенсаэ и Тээмэрте к митрополиту, то убоялись они приказа слова царского, что приказал им окончательно и твердо, как упоминали мы прежде, и поспешили послушаться слова митрополичьего, и обратились от [прежнего] своего мнения. И, услышав, что обратились они, сказал царь: «Пусть пребывают они там с митрополитом, пока не призовем мы их во время свое».

Глава. Начался генбот. И в этот месяц приказал царь бэлятеноч-гета Василию идти, и следовать по дороге на Денгель Бар, созвав всех чава и все войско царское, и ожидать его в стране Ханкаша. И пошел тогда бэлятеноч-гета Василий, как приказал ему царь. И 12 генбота 456 поднялся царь из Гондара [166] один по дороге на Фэрка, и шел, и следовал до Ханкаша. И повстречался с бэлятеноч-гета Василием и со всем войском. И там начал он поход на галласов, перейдя реку Абай по дороге на Рода, чтобы принять всех галласов из [племени] талага. Ибо они сразились со всеми галласами из [племени] валаданя и посылали к царю прежде, когда он был в Гондаре, говоря: «Приходи скорее и прими нас». И тогда принесли они ему там присягу крепкую и заключили с ним завет, ибо обычай царский издревле – не преступать клятвы и не нарушать завета. Не то у людей беззаконных, которые в подобных важных делах преступают клятву и нарушают завет, а в делах весьма малых клятвы не преступают и завета не нарушают. И потому потщился царь заключить клятву и завет.

Глава. Начался сане. В этот месяц возвел царь весь обоз на крепкую амбу и провозгласил указ, гласивший: «Пусть все чава, которые не могут перейти реку Абай, остаются и взойдут на крепкую амбу, а все чава, которые могут перейти Абай, переходят его со мною». И большинство осталось, говоря: «Не будем мы переходить из-за любви к земле нашей. Чего бояться нам оставить службу нашу из-за земли, за которую служим до смерти? Разве не свободные мы люди? Как говорится в пословице мирской: человек свободен, а подати – с земли». И первым, сказавшим это, задумавшим и положившим основание того, чтобы остаться и не ходить, был Михаил, воин [полка] Гадиса, как говорится: «Один трус перепугал все войско». Ныне что говорить? Оставим мы повествование кратким, ибо рядом палатка царской ризницы, где страх в обычае 457.

Глава. Возвратимся же к прежней истории нашей. После этого перешел царь реку Абай по дороге на Рода, как упоминали мы прежде, с божией помощью и расположился у загона для скота галласов валаданя. А до этого услышали галласы валаданя, что пришел царь принять талата, договорились с талата, и, взяв талата с собою, бежали, и ушли в страну отдаленную, забрав женщин своих, и детей, и весь скот, и утварь домашнюю, и исчезли. И тогда печалился царь весьма и послал к талата, говоря: «Вот пришли мы, ибо заклинали вы нас: приходите же к нам скорее!». А они, услышав речь послания царского, остались и обманули царя, ибо обычай гафатцев – обман. А царь, прождав там три дня, перешел реку Абай, и вернулся, и возвратился в свою область в здравии той дорогой, которой шел прежде. 12 сане 458 умер Чар Дамо.

Глава. Начался хамле. В этот месяц вошел царь в Гондар с помощью божией.

Глава. Начался нехасе. В этот месяц принял царь правило поста, как обычно.

Начался маскарам [года] Марка-евангелиста, лунная эпакта 6, день Иоанна [пришелся] на воскресенье. 17 маскарама 459 справил [царь] праздник честного креста.

Глава. Начался тэкэмт. В этом месяце пришел царь из [167] Гондара один охотиться за галласами. Он дошел до Бибуня, и задержался там, разузнавая о галласких набегах по дорогам Годжама и Дамота, и не нашел их.

Глава. Начался хедар. 2 хедара 460 умер абетохун Александр в Гондаре, ибо пребывал он [там] с царем и зимовал [там], спустившись с Вахни. И отнесли его люди города на остров Мэцраха и погребли там. 21 хедара умер Георгий из Макдала. И возвратился царь из Бибуня и вернулся в Гондар.

Глава. Начался тахсас. 29 тахсаса 461 справил там [царь] праздник рождества.

Глава. Начался тэр. 11 тэра 462 справил там [царь] праздник крещения, а 18 тэра поднялся царь из Гондара и отправился походным порядком по дороге на Цада, располагаясь на прежних стоянках своих, и вошел в Аринго 25 тэра.

Глава. Начался якатит. В этом месяце вышел царь из Аринго и пошел по дороге в долины Вагара охотиться на зверей.

Глава. Начался магабит. 4 магабита 463 справил [царь] праздник начала поста там, куда пошел.

Глава. Начался миязия. 14 миязия 464 приказал царь и послал Абре в Аринго провозгласить указ, чтобы устроили смотр скорый всем чава в Аринго. И 17 миязия вошел царь в Аринго, а 23 миязия, на следующий день после вербного воскресенья, поднялся царь из Аринго, и отправился, и пошел по дороге на Вахит, и расположился в Жан Меда. И отправился из Жан Меда, и расположился в Малятите, и отправился из Малятита, и расположился в Галягай. И там повелел князьям подсчитать по родам их всех чава, что пришли на смотр, ибо бывало так прежде, что всякий раз когда сзывали быстро на смотр всех чава по родам их и полкам. И когда подсчитали князья всех чава, то обнаружили лишь каждого пятого и каждого десятого чава по родам их и полкам. И содрогнулись все князья, когда увидели [это], ибо знали они, что собрался царь в большой поход и назначил встречу точную с человеком, который приведет их в область задуманную в страстную неделю. И поведали царю, что нет чава по родам и полкам их, кроме каждого пятого и десятого, как упоминали мы прежде. И царь, услышав это, разгневался и изменился в лице. А на следующий день на рассвете призвал он всех князей и сказал им оставить поход и возвращаться в тот же день, день страстного четверга, из Галягая. И повернул [царь], и отправился из Галягая, и пошел походным порядком, и расположился в Кетама. И там призвал он в дом свой всех князей и всех тысяченачальников и корил их словами, ибо из-за них не пришли чава; и клял царь свет и плакал плачем горьким, и текли слезы из очей его, ибо горело и пылало сердце его огнем из-за возвращения с пути походного и разрушения здания замысла его. И дрожали все князья и не отвечали ни словом, но расходились все по домам в трепете. А на следующий день устроил царь там дневку, ибо то был день распятия. И отправился он из Кетама и вошел в Аринго 28 [168] миязия 465, а 29 миязия справил там праздник пасхи. И тогда просил царя дедж-азмач Фэса Кэсос простить всех князей и всех чава. И простил их царь по обычаю своему, благой и претерпевающий, как бог его.

Глава. Начался генбот. И в этот месяц приказал царь бэлятеноч-гета Василию и послал его по дороге на Дамот охранять перевалы Дамота, взяв всех галласов меча и тулама. А перед этим призвал царь князей, и азажей, и сановников в дом свой – Расге бет 466 – и приказал привести Павла Сатуни и сына Сет, которая была служанкой вейзаро Валата Денгель, и поставил их пред князьями. И свел он их вместе и допрашивал о преступлении, что было меж ними. И привел он против Павла Сатуни свидетельство сына Сет, что давно они подбивали его, говоря: «Давай уйдем в область галласов и там воцарим тебя, сказав, что ты – царевич», и что отказался этот сын Сет, говоря: «Не пристало мне, ибо я – сын раба и сын рабыни вейзаро Валата Денгель, и не пойду я с тобой». И еще свидетельствовал против него Габа Давит, родич его, и Дэхо-арфист, что сидел он на Адабабае в час ночной и сговаривался с Шэгут Айенте, и Иясусом Моа, и За-Манфас Кеддусом, мужем вейзаро Елены, и что видели они их в лунном свете, и поведали [об этом] царю. И выслушал царь свидетельства против Павла, данные людьми, которых видели с этими беззаконниками, так-то, мол, и так, и что ремеслом его было колдовство и чародейство, и тогда связал царь этого Павла-изменника и отдал его цабання Амсале.

Глава. Начался сане. 14 сане 467 вышел царь из Аринго один, и пошел по дороге, направляясь к Ханкаша, и пребывал там недолгое время. А затем пошел в набег на страну Дангаш, ибо [люди] Дангаша победили абето Бээла Крестоса и убили Зага и Батро, и не осталось тогда никого из войска царя, то бишь государя Алам Сагада. Сему же Иясу (ибо пребывала с ним сила бога его) удалось убить [людей] Дангаша, и не осталось убежавших от него, и захватил он много рабов, и рабынь, и коров и пожег селения их огнем, как города Содом и Гоморру, которые были сожжены во времена Лота. А затем возвратился он в Ханкаша и послал к расу Фаресу, чтобы тот взял обоз из Аринго и поджидал его в Цада.

Комментарии

328. 30 апреля 1690 г.

329. 12 июня 1690 г.

330. 3 июля 1690 г.

331. 8 июля 1690 г.

332. 24 сентября 1690 г.

333. 4 ноября 1690 г.

334. 9 ноября 1690 г.

335. Оромское племя чалиха в «Истории Сисинния, царя эфиопского» упоминается в несколько ином написании – челеха.

336. В «Истории Сисинния, царя эфиопского» акабэ-саат авва Эгуале (или Гуале) упоминается дважды: первый раз в 22-й главе как один из сановников, присутствовавших при воцарении в 1604 г., и второй раз в 51-й главе в числе людей, умерших от эпидемии в октябре 1618 г.

337. 28 декабря 1690 г.

338. 9 января 1691 г.

339. 30 января 1691 г.

340. Цабання – прозвище упоминаемого военачальника Амсале. И. Гвиди в своем словаре амхарского языка переводит его как «вражеский» [40, с. 816], однако Ф.А. Домбровский, как кажется, с полным основанием сомневается в точности подобного перевода [36, с. 219, примеч. 456]. Этот военачальник играл немаловажную роль при эфиопском дворе в царствование царей Иясу, Такла Хайманота и Феофила и умер в царствование этого последнего в 1710 г.

341. 11 февраля 1691 г.

342. Измерять дневные часы длиной отбрасываемой тени вполне удобно в Эфиопии, расположенной близ экватора, так как сезонные колебания высоты солнца там незначительны.

343. Т.е. к вратам Аксумского кафедрального собора. См. коммент. 201 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

344. Здесь можно видеть как аллюзию на 8-ю главу ветхозаветной книги Неемии, так и аллюзию на эфиопский апокриф Апокалипсис Ездры или IV книга Ездры, входящий в состав эфиопской Библии.

345. Т.е. утвердил их, провозгласив официальный указ по этому поводу.

346. Бэгэна – десятиструнная эфиопская арфа. Игра на подобной арфе, которую эфиопы отождествляют с псалтирью Давида, всегда являлась прерогативой знати.

347. 19 апреля 1691 г.

348. 20 июля 1691 г.

349. 3 июля 1691 г.

350. 3 августа 1691 г.

351. 30 октября 1691 г.

352. 11 ноября 1691 г.

353. 30 ноября 1691 г.

354. 17 января 1692 г.

355. Т.е. подкрепляя свои догматические положения ссылками на Писание.

356. 31 января 1692 г.

357. 6 февраля 1692 г.

358. 3 апреля 1692 г.

359. 6 апреля 1692 г.

360. 1 мая 1692 г.

361. 7 мая 1692 г.

362. 16 мая 1692 г.

363. 16 июня 1692 г.

364. 5 июля 1692 г.

365. 24 ноября 1692 г.

366. 11 декабря 1692 г.

367. 13 января 1693 г.

368. Т.е. двух больших площадей в столичном Гондаре. Относительно площади Адабабай см. коммент. 25 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада». Макабабия же – большая площадь перед дворцовой церковью св. Георгия (Эльфинь Гиоргис) в Гондаре.

369. Светские барабаны «нэгарит» (см. коммент. 75 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада»), связанные попарно, были атрибутом светской власти царских наместников, причем их ранг, а также величина наместничества находились в прямой зависимости от количества пожалованных барабанов. Владения в 44 барабана охватывали практически всю провинцию Тигрэ.

370. Балау, согласно М. Альмейде, – это эфиопское название народа фундж [21, кн. I, гл. VIII].

371. Царские воины, совершившие воинский подвиг, обычно состоявший в убиении одного или нескольких врагов, имели право на пышную шевелюру. Их жены также имели право не брить голову, а отпускать волосы. Жены молодых воинов, ничем себя не проявивших, должны были брить волосы на голове.

372. Цараг – название арьергарда эфиопской армии, который возглавляется дадженом. См. коммент. 113 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада». То, что царь со своими телохранителями прикрывал войско с тыла на марше, ставится ему в особую заслугу, так как обычно противник старался напасть на войско на марше именно с тыла, отчего роль даджена была не только важной, но и опасной.

373. 24 января 1693 г.

374. 9 февраля 1693 г.

375. Под «дочерьми Сиона» имеются в виду девушки Аксума, которые вместе со священством должны были встречать царя по особому ритуалу, подробно описанному в 7-й главе «Истории царя Сарца Денгеля» [20, с. 75-76].

376. Мэсэнко – однострунная эфиопская скрипка.

377. Эбна Хаким, что в переводе с арабского означает «сын мудрого» – постоянный эпитет Менелика I, сына царя Соломона и царицы Савской, легенда о происхождении которого изложена в эфиопском трактате XIV в. «Слава царей». Арабизированная форма этого эпитета вполне характерна для «Славы царей», вообще переполненного арабизмами.

378. Под «домом Гаримы» имеется в виду Мадарский монастырь, основанный, по преданию, в IV в. св. Исааком Гаримой.

379. Наиб – титул турецкого наместника небольшой области. В Эфиопии, на которую Оттоманская Порта распространяла свои теоретические притязания и которую именовала «пашалыком Хабашистан», турки располагали лишь маленьким гарнизоном на о-ве Массауа, который насчитывал несколько десятков турецких солдат. Титул «наиб» они жаловали представителям местных правящих родов мусульман баляу в прибрежном селении Аркико. Извлекая основные свои доходы от контроля над торговым путем через Аркико, «наибы» старались поддерживать хорошие отношения как с турками, господствовавшими на Красном море, так и с эфиопскими царями, во власти которых находились внутренние области.

380. См. коммент. 238 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

381. Области Сирэ – одна из древнейших христианских провинций Северной Эфиопии. Хотя она расположена рядом с несравненно большей по площади и населенности провинцией Тигрэ, Сирэ в силу своей древности не была подчинена маконену Тигрэ, пользовалась по отношению к нему автономией и рядом привилегий. Теперь царь в наказание упразднил и эту автономию, и привилегии местной знати.

382. 19 февраля 1693 г.

383. 2 марта 1693 г.

384. 14 марта 1693 г.

385. 26 апреля 1693 г.

386. См. коммент. 93 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

387. См. коммент. 94 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

388. 4 мая 1693 г.

389. 18 мая 1693 г.

390. См. коммент. 315.

391. 1 июля 1693 г.

392. 11 июля 1693 г.

393. 31 июля 1693 г.

394. Имеется в виду св. Фрументий, креститель Эфиопии, получивший постоянный эпитет «авва Салама кэсате берхан» (отец мира, открыватель света), память которого празднуется эфиопской церковью 26 хамле.

395. 5 сентября 1693 г.

396. В эфиопском тексте употреблено слово «атари», которое И. Гвиди переводит как «бродячий торговец», однако современный эфиопский историк Мэрид Вольде Арегай склонен трактовать его как «непотребная девка». Впрочем, может быть, здесь нет противоречия, потому что эти профессии могли совмещаться на эфиопском базаре.

397. Эфиопские цари, возводившие свои дворцы, начиная с Сисинния [20, с. 309-310], любили устраивать перед ними искусственные водоемы. В этом отношении они брали себе примером дом своего мифического предка – царя Соломона, описанный в 7-й главе III Книги царств.

398. В эфиопском тексте употреблено слово «вадала». Первоначально оно выло этнонимом, означавшим одну из этнических групп народа агау. К середине XVI в. (см. 8-ю главу «Истории царя Сарца Денгеля») оно стало словом нарицательным для обозначения людей глупых и грубых, а в XVII в. стало означать людей низкого происхождения и социального положения, «подлых» в старорусском значении этого слова.

399. 24 сентября 1693 г.

400. 16 ноября 1693 г.

401. См. коммент. 172.

402. 4 января 1694 г.

403. 16 января 1694 г.

404. Азаж Хаварья Крестос – автор «Истории царя царей Аэлаф Сагада» и первой части «Истории царя царей Адьям Сагада», которую он довел до мая 1700 г. В мае Хаварья Крестос погиб в сражении с оромским племенем гудру, и его преемник, азаж Завальд, упоминает его в числе убитых. Несколько подробнее этот эпизод изложен в «Краткой хронике»: «Погибли... и азаж Хаварья Крестос, который писал историю царя Иясу до того времени. Когда упал азаж Хаварья Крестос, то перстень с царской печатью был у него на пальце. Тогда пошел подчиненный ему писец, имя которого авва Кефле, и пришел на место, где пал азаж Хаварья Крестос, и принес перстень, сняв его с пальца. Авва же Завальд был ранен в грудь, и назначил царь авву Завальда на должность цехафе-тээзаза – [должность] азажа Хаварья Крестоса, и с тех пор назывался он азаж Завальд» [25, с. 366].

405. «Хваление» (маввадес) – один из жанров духовных стихов, исполнявшихся после воскресной службы.

406. Здесь азаж Хаварья Крестос пользуется случаем перенесения царем Иясу табота (т.е. букв. «ковчега завета») для того, чтобы уподобить царя его тезке, Иисусу Навину (см. Иис. Нав.), так что «хваление» в честь табота святой троицы превращается в восхваление царя. Владение подобной «тонкой» лестью весьма высоко ценилось среди эфиопских книжников.

407. 6 февраля 1694 г.

408. 21 апреля 1694 г.

409. Этот азаж Хаварья Крестос, заведовавший царской медоварней, – просто тезка историографа Хаварья Крестоса, также носившего титул азажа.

410. 24 мая 1694 г.

411. 1 июля 1694 г.

412. 8 июля 1694 г.

413. 19 августа 1694 г.

414. Тринадцатый эфиопский месяц пагумен в невисокосный год составляет 5 дней, а в високосный – 6 дней.

415. 24 сентября 1694 г.

416. 4 января 1695 г.

417. 11 января 1695 г.

418. 24 января 1695 г.

419. 30 января 1695 г.

420. Эфиопские цари из вполне понятных соображений старались не грабить и не разорять те селения, которые регулярно платили подати.

421. 5 февраля 1695 г.

422. 3 апреля 1695 г.

423. 27 июня 1695 г.

424. 5 июля 1695 г.

425. И. Гвиди объясняет даль чэфра как полк воинов, каждый из которых получал в виде месячного содержания 1 даль зерна [24, с. 183]. Даль равняется приблизительно 140 литрам.

426. Т.е. в Годжаме.

427. 26 октября 1695 г.

428. 2 декабря 1695 г.

429. 5 января 1696 г.

430. 17 января 1696 г.

431. 4 марта 1696 г.

432. 7 марта 1696 г.

433. 16 апреля 1696 г.

434. 17 мая 1696 г.

435. 24 мая 1696 г.

436. 5 июня 1696 г.

437. Здесь автор обыгрывает имя Такла Хайманота, которое буквально означает «насаждение веры». Автор же именует его «насаждением беззакония». Следует сказать, что подобное переименовывание – давняя традиция эфиопской историографии и восходит еще к «Истории царя Зара Якоба (XV в. [16, с. 59]).

438. 5 июля 1696 г.

439. 9 сентября 1696 г.

440. Это толкование прозвища Шамат представляется несколько натянутым.

441. Имеется в виду ветхозаветный Ахитофель, который давал Авессалому злой совет против отца его, Давида. Когда же совет его не был исполнен, Ахитофель со злобы удавился (II Книга царств 16-17).

442. Под «отцом» здесь понимается предок – ветхозаветный царь Давид, согласно династическому мифу о происхождении эфиопских царей от царицы Савской и царя Соломона, сына Давида.

443. 13 октября 1696 г.

444. Полное имя этого Арайю было, по-видимому, Арайя Крестос (т.е. «образ Христов»), отчего автор тут же переименовал его в «образ дьявольский». См. коммент. 437.

445. Здесь также своеобразное переименование: Вальда Гиоргис («сын Георгия») переименовывается в Вальда Гергесевон («сына Гергесинского»), что представляет собою аллюзию на Матф. 8, 28, когда Христу в стране Гергесинской встретились два бесноватых, вышедших из гробов.

446. И. Гвиди видит в этом выражении аллюзию на басню Эзопа «Комар и бык». Трудно сказать, имеем ли мы здесь дело с заимствованием или просто встречаем достаточно распространенный мировой сюжет. Стоит отметить, пожалуй, что в сборнике амхарских сказок, переведенных Э.Б. Ганкиным, имеется сказка «Бык и комар», в точности передающая содержание Эзоповой басни [1, с. 64].

447. См. коммент. 340.

448. 18 ноября 1696 г.

449. 4 января 1697 г.

450. 16 января 1697 г.

451. См. коммент. 4 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада». Здесь имеются в виду представители военно-служилой верхушки, происходившие из старинного полка Мадабай.

452. 7 февраля 1697 г.

453. 25 февраля 1697 г.

454. Гамабахи – неизвестное, возможно оромское, слово.

455. 11 апреля 1697 г.

456. 17 мая 1697 г.

457. Трудно сказать, чем вызван этот неожиданный выпад автора по адресу клира придворной походной церкви царской ризницы. Традиционно эфиопская мораль и не требовала от священнослужителей воинской доблести и отваги, однако не менее традиционными были и заявления царских историографов о том, что придворное духовенство сопровождало царя даже в битвы, подобно верным и отважным вассалам, готовых умереть с царем. Здесь же мы видим нечто прямо противоположное.

458. 16 июня 1697 г.

459. 24 сентября 1697 г.

460. 8 ноября 1697 г.

461. 4 января 1698 г.

462. 16 января 1698 г.

463. 10 марта 1698 г.

464. 19 апреля 1698 г.

465. 3 мая 1698 г.

466. Расге бет (букв. «головной дом») – один из домов, входивший в дворцовый комплекс, построенный для себя царем Иясу, и выполнявший роль малого приемного зала. Большим приемным залом был Аддараш.

467. 18 июня 1698 г.

Текст воспроизведен по изданиям: Эфиопские хроники XVII-XVIII веков. М. Наука. 1989

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.