Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИБН АРАБШАХ

ЧУДЕСА СУДЬБЫ ИСТОРИИ ТЕМУРА

АДЖАЙИБ АЛ-МАКДУР ФИ ТАРИХ-И ТАЙМУР

ИЗЛОЖЕНИЕ О ТОМ, ЧТО ДЕЛАЛ ТЕМУР, НАХОДЯСЬ В СТРАНЕ РУМ; ЕГО ЖЕЛАНИЕ [ИДТИ В ПОХОД] НА ЗЕМЛИ КИТАЯ; ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗЕМЕЛЬ РУМА И ЖАТО В СВОЮ ЕДИНУЮ [СТРАНУ]; НАХОДЯСЬ В ДЕЙСТВИЕ НА ЗАПАДЕ, ЗАДУМАЛ ПРИСОЕДИНИТЬ МОНГОЛИЮ И ДРУГИЕ ВОСТОЧНЫЕ ОБЛАСТИ; КАКИМ ОБРАЗОМ ПРИШЛА САМА ЗАСТАВЛЯВЩАЯ КОНЧИНА, И КАК ТЕМУР ПРОЯВИЛ СВОЕ УПРЯМСТВО, И КАК ОГОНЬ ВОСПЛАМЕНИЛА ЕГО ДУШУ, И КАК ВРЕМЯ, ИЗМЕНИВ ЕМУ, ПРОЯВИЛО ПРОТИВОПОЛОЖНОЕ ЕГО ЦЕЛИ. ОБ ЭТОМ ИЗЛОЖЕНИЕ [В НИЖЕСЛЕДУЮЩИХ] ВЫРАЖЕНИЯХ ДОКЛАДА

Как было сказано ранее, Темур вызвал к себе из Самарканда внука Мухаммад Султана и Эмир Сайфуддина с группой людей. У Мухаммад Султана явно проявлялась опора ученых, сам покровительствовал ученым, были видны ростки благочестия на ветвях лба, также явно чувствовалась на его лице чистоплотность.

А Сайфуддин и раньше сопровождал Темура и считался одним из самых доверенных лиц в государстве. Они оба воздвигли Ашпару и установили основание правилам прекращения грабежа. Ашпару находился у горла земель Монголии и Жато, самый край границы, куда доходила власть Темура, и было началом земель Китая. Они поставили правителем в Ашпара эмира по имени Аргуншах и в поддержку были посланы группа воинов, которые должны были охранять границы Монголии. Все это было сделано по указу Темура. Когда они оба приступили к этому делу, монголы не согласились к этому подозрительному действию. Потому что они знали, что если Темур будет им соседом, то он обязатель но начнет беспокоить их. Тогда они не будут свободны от бед Темура и не смогут потерпеть его соседства. По этой причине монголы попали в замешательство, в их душах стало темно; они приготовились оставить свои земли свободными и бежать. Потом чагатайцы увеличили свои притязания по отношению к ним. [193] Непослушные с обеих сторон, начали протягивать руки для причинения [друг другу] вреда и ночи беспорядков, превысили полномочия и не оставили свои желания и диету. Чагатайцы обрадовались такому состоянию и произошло между ними раздор. Одна сторона закрыла дорогу другой стороне. Чагатайцы послали на них свои отряды, насколько хватали руки, Они забирали у монголов необходимые предметы и принесли им множество бед. И монголы тоже стали поступать точно также к чагатайцам и по велению времени они узнали о желании Темура придти сюда [походом]. И они прилепились к темноте опасности. Когда это дошло до Темура, то он остался доволен этим. Потом они оба стали серьезно готовиться, укрепили Ашпару оружием и боевыми людьми. В том числе одна группа (отряд) из Арабского Ирака и Азербайджана, были также ряд людей называемых "жони ?урбон". Они присоединили тех бойцов с одним туманом (десять тысяч) Чагатайскими киргизами к эмиру Аргуншаху. [Потом] они [оба] прибыли в Ходженд, перешли Сайхун и вошли в Самарканд. Назначили правителем Самарканда эмира Хаджа Юсуфа, который был [крепко] связан от головы до ног послушничеством и преданностью. Потом они вышли из Самарканда и направились к этому [человеку] с каменной душой. Потом оба нашли смерть: Сайфуддин – в Хорасане, а Мухаммед - в стране Рум.

Темур тяжело скорбил по поводу смерти внука Мухаммад Султана. Войска Темура оделись в черное и скорбили по нем. Им не надо было делать черные знаки (повязка), так как они сами были черными. Потом Темур уложил его тело в гроб и с соответствующим почетом и уважением отправил в Самарканд, а также повелел, чтобы горожане встретили тело с громким плачем и исполнили траурный этикет, все население должно было быть одеты с головы до ног в черное одеяние. Когда привезли тело, то все население вышло ему навстречу. Они все, знатный, богатый и бедный народ, были одеты во всё черное и это казалось, будто бы лицо космоса, стало одним куском ночной тьмы. Потом его внесли в город и похоронили в знаменитом и крепком медресе, построенное самим Мухаммад Султаном.

Это произошло в 805 (1403) году. Когда всевышний Бог погубит его деда – об этом будет сказано попозже – то его тоже похоронят рядом с внуком. [194]

ИЗЛОЖЕНИЕ О ПАДЕНИИ ГНЕВА ЭТОГО ОХОТНИКА НА АЛЛАХДАДА И ССЫЛКА ЕГО НА САМУЮ ОКРАИНУ СТРАНЫ

Темур, который желал сделать Багдад единственно своим, разошелся с караваном сопровождаемый Аллахдадом, отошел от Мардина и повернулся лицом [в сторону Самарканда] - у Аллахдада были наподобие себя, ровесники, завистники, враги и соперники, а зависть наподобие крепкой цепи на шеи хозяина, а зависть между ровесниками похожа на неизлечимую рану. Враги Аллахдада нашли слова и возможность обвинения, и скомпрометировать его честь. В результате, они воспользовались его отсутствием и, съев его мясо, даже не посолив, закусили обвинением. Засплетничали о нем Темуру: донесли ему, что он зловредничал в Шаме, обманным путем овладел неисчислимым количеством драгоценного богатства и изящных предметов, а также овладел большей частью редких богатств Шама. А было на самом деле так, как они рассказали. Поистине то, что они не смогли узнать, было больше, чем они рассказали Темуру. В результате они вывели из строя дело Аллахдада и возбудили гнев и злобу Темура против него. Это, особенно произошло в то время, когда умер его брат Сайфуддин и было, тем самым, отрезано его крыло. Аллахдад был великим и доблестным [человеком], поэтому Темур опасался и [постоянно] просил у него справедливости, потому что у Аллахдада была известная заслуга в Мавераннахре и были у него перспективные мысли. Когда Аллахдад дошел до Самарканда, Темур послал по его следу свой указ, чтобы он отправился в Ашпару и готовился к походу. Это было для Аллахдада как бы ссылкой, отправление его на самую окраину страны, было равнозначно, бросившему в зубы людям, поступившим на путь упрямства и противоборства. А Аргуншах перешел из Ашпары в Самарканд и до тех пор, пока Темур не перешел в проклятие Аллаха, Аллахдад остался в Ашпаре. Воспользовавшись нахождением Темура в дали, монголы начали отправлять большие отряды в сторону Ашпары и стали грабить движимое и недвижимое. Аллахдад был очень осторожен от монголов и вместе с этим отправлял против них отдельные отряды войска, проявлял хитрость и организовывал западню. До кончины Темура и пока не узнал из Ашпары, он (Аллахдад) продолжал производить казни, пленение и ущерб [противнику]. Об этих делах будет сказано попозже. [195]

ОДИН ДОКАЗЫВАЮШИЙ ПРИМЕР, ПОКАЗЫВАЮЩИЙ ГЛУБИНУ МОРСКОЙ ОБСТАНОВКИ И О ЕГО ОСТРОЙ МЫСЛИ ВОДОЛАЗА, ДОШЕДШЕГО ДО МЕСТА

Когда Темур устанавливал шатер в землях Рума, послал Аллахдаду одно письмо, в котором были проблемы сокращения и комментарии, приказывал руководствоваться им и присылать [Темуру] сведения о положение дел и о его настроение. В том числе так описать характер состояния местностей, четко изложить о дорогах и путях тех земель, о городах и кишлаках, о низменностях и вершинах, крепостях и цитаделях, близких и далеких местах, о полях и извилистых дорогах, пустынях и степях, о водах и прудах, о племенах и коленях, об узких и широких дорогах, известных и неизвестных местах, о стоянках и привалах, об административных и разоренных местах, чтобы изложенное не утруждало [человека] при чтении, краткого рассказа, в частности, избегать от всего, что могло бы помешать цели; и [еще], по мере возможности, употребляя свои знания и ум, изложить расстояния между поселениями, настроение при гулянии (путеществии). Пусть будут изложены все эти [сведения] со стороны востока и земель Китая, с тех линий границы. Пусть охватит со стороны Самарканда и до тех мест, докуда охватит и дойдет до кондиции знания Темура. [Еще] пусть знает это Аллахдад, что в содержании этого ответа должен иметь место совершенства. Аллахдад должен, по мере возможности, использовать "дополнительные слова", "длинные предложения", [а также] "возвеличивания" и пусть придерживается при изложении чётче "дилала". Пусть избегает скрытности [при написании] в своем очерке. Комментарии на развалины [оставшихся от чужестранцев], границы следов памятников древности, а также собранные сведения и знаки, оставленные прежними жителями должны быть легче [понять], чем прожевать дарману и калсум.

В результате Аллахдад, придерживаясь этого указа, красиво и четко изобразил обо всем этом. Это было так: он взял несколько листов чистых бумаг, заклеил их клеем, укрепил и привел их в четырехугольный вид. На этом [плотном] листе разместил образцы того, [что просил Темур], нарисовал все местности и изобразил там все имеющиеся движимое и недвижимое. В этом изображении показал все предметы четко и понятно так, как приказал Темур, - восток и запад, дальние и близкие [расстояния], правые и левые [стороны] равнины и горы, высоту и ширину, низину и [196] холмы, поляну и рощу, небеса и земли, от родника к роднику и от местности к местности. Определив наименование каждой местности, четко показав дорогу, так начертил рисунок, что можно было узнать преимущества и недостатки этой местности. Были поставлены для мира размышления даже то, что могло ускользнуть от взора Темура, будто бы он был путеводителем мысли и доказательств размышления Темура.

Аллахдад отправил (Темуру) в таком виде, как рекомендовал ему сам Темур. Все это произошло в то время, когда Темур находился на землях Рума.

ИЗЛОЖЕНИЕ О ХИТРОСТИ ТЕМУРА ПО ОТНОШЕНИЮ К ТАТАРАМ ВО ВРЕМЯ ЗАВЕРШЕНИЯ РУМИЙСКИХ ДЕЛ

После того, как воды земель Рума стали чистой от мощи для Темура, удивление объяло действительность его [осуществленных] дел, население Рума закончило долг перед смертью, его войско удовлетворило свою жадность от разбоя, наполнилась бурлящим потоком долина от добычи Темура - [в это время] юность весны наступила и наступило время, когда шейх зимы утомился, счастливый султан, пожертвовавший собою на пути религии Йилдирим Баязид нашел [постоянное] место [жительства] и степенст во у величавого и благородного Аллаха. Он находился при Темуре закованным в железной клетке. Из-за того, что тот (Баязид) так поступил с упрямым Шапуром, Темур тоже в виде мести поступил таким же образом. Темур предполагал повезти его с собой в Мавераннахр. Он (Баязид), умер на глазах Темура в Акшахре находящемся в стране Рум. В этом же городе умер и внук Темура Мухаммад Султан.

[Потом] Темур решил отправиться и стал собирать свой груз. Он собрал предводителей татар - Темур тайно задумал для них смерть и разорение - и сказал: "Наступило время, чтобы наградить вас за ваши услуги и за выполненную работу выдать вам дань. Однако нам стоять здесь не выгодно и вредно, нас утруждает жить в этом тесном месте Рума. Давайте побыстрее выберемся из этих мест современности на бесконечное пространство, на благоденствующие степные просторы, окрестности Сиваса, в места отдыха людей и места проживания умных мужей. Давайте, судьбу этой процветающей страны решим там, по воле судьбы нашего славного желания воздадим каждому из вас по заслугам, потому что каждое желание надо конкретно решать и необходимо [197] поразмыслить каждое мероприятие независимо от настроения; необходимо определить его (Рума) города и крепости, деревни (кишлаки) и аулы, районы и округа, его людей и общества. Когда станет для нас окончательно ясным неопределенные вопросы, будут чётко понятны запутанные дела, мы проверим ваши головы и разум, скрупулезно изучим сведения о вас и ваши биографии, соберем ваших предводителей, сосчитаем ваших руководителей, сосчитав ваше количество, глубоко изучим ваших предков и потомство, примем во внимание ваших друзей, братьев, внуков и зависимых вам людей. А также, определив состояние (богатство) румийцев, их земли и край, передадим вам [все это] в наследство. Потом эти вопросы возложим на [ваших] руководителей и распределим эти земли и изящные товары (предметы) согласно численности. Потом с почетом и уважением вас возвратим в те места. Освободим вас и ваших детей от забот, потому что вы опирались (надеялись) на нас. По крайней мере, мы сделаем такие дела, которые будут достойны каждому по заслуге. От дел, которые мы сделаем для вас, останутся вечные рассказы, написанные в тетрадях и на страницах истории".

Татары, обрадовавшись от каждой из этих слов и, опираясь на несоответствии дел, не почуяли, что во всем этом есть неправдивость. Когда они, [без каких либо сопротивлений], стали свободно дышать, хотя численность по головам была одинаковой, никто среди них не сделал противное всему этому. В результате Темур был вместе [с этими] людьми до тех пор, пока они не дошли до Сиваса.

РАЗДЕЛ

Когда облака конной толпы Темура засверкали [как молнии] и загремели [как гром] в небе Сиваса, пришло время выполнить свое обещание данное татарам. Он организовал общее собрание и выбрал специальную группу из служилого войска. Потом он пригласил на это собрание татарских руководителей и потомственных [вельмож], верных и озлобленных людей, людей осторожных, чувствующих и боящихся от причинения вреда, похожих на чертей их возмутителей и состоящих опорами упрямых людей. Темур встретил их с приветливым лицом, с приятными словами, усадил каждого из них с почестями на достойные иx места и более того, что им было положено. Потом он сказал: "Я определил страну Рум и его районы, и мне стали ясны все его кишлаки (деревни) и их окрестности. В одном деле, Бог уничтожил ваших [198] врагов и определил вас халифами тех мест. Я тоже отдам те земли вам, и сам уйду от вас и оставлю халифом над вами Бога. Однако потомки Баязида вас так [просто] не оставят и не будут согласны делиться с вами. Ваши поступки по отношению к их отцу перекрыли дорогу согласия с ними. По правде говоря, вам нет пути-дороги там, где проходил их отец. Нет сомнения, что они поправят ошибки и направят свое общество против вас. Оседлают и направят против вас оседлое и кочевое [население]. Куда бы ни дошло их требование, каждый им ответит я готов, потому что, по их мнению, для них вы являетесь "людьми коварства и хитрости". В результате, они наденут на вас шкуру тигра, Находя повод в каждом издаваемом вами указе, будут бросать на вас раскаленные угли. Потом они начнут вас грызть со всех сторон, особенно окружат вас с четырех сторон. В их руках большинство, крепости и цитадели, под их ведомством находятся (уцелевшие) войска. Если вы будете в таком состоянии [как сейчас] и разбредетесь среди людей, они в вашу кровь нырнут будто бы в бассейн. Однако я уже не буду близко к вам и не будет у меня возможности защитить вас. По этой причине, чтобы привести ваши дела в порядок, нужны устав вашего общества и для намаза (моления) нужно определить имама, нужны некоторые условия и положения, сначала надо иx осуществить в жизнь и на этом все [определится].

Для этого необходим в первую очередь имам (руководитель) и все без исключения, предводители и народ, должны следовать его делу. Потом, после этого организовать порядок в обществе, чтобы каждый подчинялся и знал свое место в строю, после чего поста вить каждый предмет на свое место, передать все должности и обязанности в руки народа, возвеличить каждого человека, согласно его личных заслуг, собрать мысли народа воедино, объединить в один единый союз. Если найдет [путь] к объединению ваши мысли, соединятся ваши мечты, дети ваши вырастут, а враг будет разбит; если объединитесь в одно целое против тех, кто враждует с вами, вы одержите победу над своими недругами и противника ми. Это было бы очень достойным делом, чтобы никто не протягивал бы свои мерзкие руки, чтобы со стороны противников не проявили обман и затруднения. Это возможно будет определить после того, как мы посмотрим ваше действительное состояние и проверим положение ваших людей, состояние ваших оружий. Потому что это оружие победы и успеха. Ладно, пусть каждый из вас просмотрит свой народ, пусть приведет своего коня и своего человека, пускай придет со своим оружием и количеством [199] [людей], войском и детьми. А также, если у кого-то имеется нужда, не утруждаясь, пусть скажет об этом, мы облегчим его [нужду]. Если кто-либо нуждается в совершенстве, мы доведем его до совершенства; если же кто-то остался без двери (дома), мы поможем ему достигнуть этого, если что-то надо добавить, то мы добавим. Тогда у человека появится вера и исчезнет испуг. Прежде всего, вы покажите нам свое оружие, мы их дополним в вашу пользу".

Тогда каждый татарин принес свое оружие, показал Темуру и вручил его организованной группе. Оружия были сгруппированы, которые стали как одна великая гора. (Коран, намек на с. 26, о. 63.) По отношении к татарам был применен метод, как было сделано раньше с населением Сажистана, тогда были вырваны когти и зубы львов, и непоколебимые мужественные [люди] были зацеплены за морды и запястье. Своим острым разумом Темур поместил их (татар) внутрь ума, часть татар была унижена, как после разоружения самостина Саммак ур-Рамиха, Саммаку, Рамиха обокрал Саъд уз-Забих, всех татар прибывших к нему, кем бы они ни были, приказал задержать и надеть ярмо пленника. Потом он приказал все отобранное оружие отнести в арсенал. Темур сжег жаром катастрофы татарских племен и поднял дым до ал-Аййука (звезда Капелла). Этим обессилил татар, разорвал на куски души и печень их и согнул их спины: воспламенил их горе и потушил их луч [надежды]. Потом Темур ложными обещаниями привел в порядок их память и успокоил их души безнадежными договорами. Разукрашенными словами и обманными действиями сделал их своим спутником. Положение их изменилось, и сразу же Темур вышел в дорогу и повелел отправиться [в путь].

Как говорят, султан Баязид сказал упрямому [Темуру] следующее: "Теперь я попал в твои когти. Знаю, что я не найду спасения от гибели. А ты не вечен в этом мире. Всетаки, есть у меня три совета для тебя. Они являются программой для обоих миров. Один из них таков: ты ни в коем случае не убивай людей Рума, потому что они столпы ислама. Ты должен быть хорошим защитником религии, потому что ты утверждаешь и считаешь себя мусульманином.

Сегодня ты стал обладателем заботы населения, стал головой для тела небес (космоса). Если же достанется ущерб или вред от твоих рук дружбе и согласии населения, то "будет смута на земле и великая порча" (Коран, с. 8, о. 73.).

Второй совет таков: не оставляй в этих краях татар, потому [200] что они являются очагом безнравственности и беспорядков, а также ты не будь беспечным на их дела и не верь их интригам. Хотя, их хорошие дела не равны их уму. "Не уходи не оставляй из них ни одного в землях Рума". (Коран, намек на с. 71, о. 27.) Ясли же ты оставишь там хоть одного, то они наполнят эти земли пламенем своей племени и потекут слезы и кровь населения этой страны. Потому что они, по отношению к мусульманам и их землям, принесут больше зла, чем иноверцы. Когда же ты отвратил их от меня, ты утверждал, что они потомством: братьев, дядей и [близкие] родственники. Самое основное то, чтобы последовали за тобой общество и люди и чтобы каждый из детей братьев (татар) сказали бы тебе: - "Дядя"! Меня тоже возьми с собой". Если так, то чтобы вывести иx, используй свой попадающий в цель разум. Если ты их арестуешь, то сделай так, чтобы ни осталось [у них] никакой возможности для спасения.

Третий совет таков: никогда не протягивай свои разрушительные руки на мусульманские крепости и цитадели и не беспокой их от насиженной Родины, потому что те места крепости веры, это укрытие тех, которые на пути [религии] идут на священную войну.

Эти [советы] являются такими сбережениями, которых я возложил на тебя и это такое временное ношение, что я надел тебе на шею».

Эти советы Темур воспринял от всей души [с благодарностью]. Этот злой человек разместил эти сбережения (советы) в свою душу и был предан им и претворял их своим умом больше, чем даже сам Ибн Усман.

ИЗЛОЖЕНИЕ О ТОМ, КАК ЭТИ БЕДСТВЕННЫЕ МОЛНИИ ВМЕСТЕ С ЭТИМИ ТУЧАМИ ПОДНЯЛИСЬ С ЗЕМЕЛЬ РУМА

Темур вышел на дорогу; от его [войска] ходьбы поднялась такая пыль, что она затмила солнце. Вскипело море татар, будто бы всевышний бог увеличил это море семью морями. В какой бы кишлак не вошел он [Темур], обязательно разрушал его; в каком бы городе он не останавливался, обязательно разрушал и уничтожал [с лица земли]; в каком бы месте он не прошел, обязательно превращал их в развалину, каждую шею, которая уходила в сторону от кольца подчинения, уничтожал, каждую проявившую препятствие цитадель крушил [до основания]. [201]

Когда Темур дошел до Арзинджана, надел халат Усман Карайлуку, утвердил его в [подвластных] областях, придал ему еще некоторые полномочия и земли. Подарил также ему крепость Камах, куда был назначен управителем Шамсуддин, и посоветовал им быть друг другу опорой.

ИЗЛОЖЕНИЕ О ПРЕВРАЩЕНИИ ЭТОГО МУЧЕНИЯ В ВОДУ И ПЛАМЯ И О ВЛИВАНИИ ИХ В ЗЕМЛИ ГРУЗИИ И НА ГОРОДА ХРИСТИАН

Потом Темур, пока не бросил якорь на города Грузии, продолжал бурлить и бушевать своим бездонным морем (войском). Грузины являлись племенем, которые молились Масиху (Иисусу), хотя их земли не были просторными, однако они оборонялись посредством своих крепостей и цитаделей, ложбин и пещер, гор и скал, вершин и гребней [гор]. Каждый из этих обиталищ стал более мятежнее, чем уговоры человека с хорошим характером стать скрягой.

Одним из тех городов был Тифлис, которого завладел Темур, а города Тарабзун и Абхос были достойны быть столицей. Эти места оказали сопротивление Темуру и не отдали ему свои бразды правления. Тогда Темур окружил и стал проявлять с ними ссоры и конфликты. Одним из тех мест была пещера, двери которой были посредине высокой гребне горы. Эта пещера была вне опасности и спокойна от бед. Её потолок (поверхность) спокойна от молний камнеметов (манджанака), а подол (низ) был выше закрепления крючка (зацепки с верёвкой) для влезания. Место для входа в неё было более тайно, чем "лалайт-ул-кадр", невозможность достичь его было яснее, чем четырнадцати ночная луна. Темур с увлечением занялся его обороной и взял на себя обузу его окружения. Он употребил свою инженерную мысль, продумал различные версии и предположения, но не пришёл к единому решению. Потом, употребив своё стальное желание и зрелую мысль, сделал выводы. Решил он сверху этой пещеры направить мучение и охотиться на горлышко вспорхнувшего в небеса голубя. С этой целью он приказал подготовить ящики на подобие даббаба (шахматной фигуры), как будто бы они (ящики) были бы похожи на женщин, которые превосходили бы мужчин своими чертовскими чарами; крепко закрепить эти ящики цепями и посадил в эти ящики крепких мужчин. Эти ящики спустили с края тех гор и они полетели вниз с горных вершин. Они наполнили естественное пространство, будто бы заставляющий долг неумолимая [202] смерть. Затряслась низина гор и людей. Каждый, кто видел состояние тех орлов и соколов, со стоном говорил: "Не видишь ли тех парящих птиц, завладевших пустое пространство неба? Никто, кроме Бога не может их так удерживать!" Когда они (в ящике) приблизились к входу в пещеру, напали на грузин со своими волшебными стрелами, дали отпор летящими копьями, встретили их разнообразными доспехами и стали сражаться широкими лёсами (сиртмо?) и крючками. Эти орлы и соколы выстроились на воздухе, распрямили свои когти и стремились к этому гнезду, они парили вокруг неё (пещеры) и не отдалялись от неё. Они своими винтовыми клювами клевали в лоб тех жителей [пещеры], опускали в их внутрь свои когти наподобие крючка. Упрямые и непорочные горные девушки проявляли желание войти в их объятия и как бы просили у крепких иноверцев помощи. Ни один из тех хищников, хотя и бросали свои наносящие рану когти во вход пещеры, не смогли закрепиться в ней. Потом захват поколебался (для них) и победа стала постепенно подниматься. Он положился на всевышнего Бога и, при помощи одного из своих людей, находящегося в даббабе, одержал победу и вошёл в это гнездо. В результате иноверцы повернули свои зады к ним. Он один без остановки стал их губить и, наконец, он перебил всех их богатырей. Потом он помог войти в пещеру своих спутников и раскрыл тайну находящейся в ней (в пещере). Имя того человека было Л(у)храсб (состоящее) из шести (арабских) букв. В нём кроме двух харакатов больше нет, с заммой "лом", "хо" и "ро" с фатхой и "алиф", "син" и "бо". Три [буквы] с сукуном в персидском языке одновременно вместе встречается часто, в тюркском языке тоже встречается. Однако, такое положение очень мало.

Из таких крепостей была ещё одна крепость, полностью соответствующая своему назначению и имени. В связи с её расположением на высоте, при её взятии нельзя употреблять связывающие слова "айт" и "лаалла" ("возможно", "если бы"). Потому что, как утверждают люди, её имя "приди, посмотри, возвращайся", то есть "таол", "унзур" и "иржаъ", смысл этих слов, люди, пришедшие сюда, кроме обозрения ничего не смогут добиться. Его три стороны были воздвигнуты на горных вершинах окружающих эту крепость, как будто флаг над горами. В четвёртой стороне была узкая труднопроходимая дорога. Эта дорога, после разнообразных труднопроходимых извилин, соединяется со скалами и приводит к воротам той крепости. [Дорога] соединяется [с крепостью] посредством моста [над пропастью]. Если поднять этот мост, то про [203] ход закрывается полностью и никакого доступа [больше нет] к крепости. Если кто-то, нуждаясь, бежит от детей и каждый поднявшийся на него находит укрытие. Поэтому правильнее назвать её Маоз ибн Джабал (горное укрытие).

Когда Темур понял правду об этой крепости и когда стала тайна явью, то он отказался вернуться назад, пока не овладеет ею. Поблизости не было местности, где можно было остановиться [большому числу войск], не было суши, которая бы могла удержать морское водохранилище, напротив, вокруг были отвесные скалы и возвышенности, на лбу, которого были мученические морщины, наподобие безобразного лица женщины, которая не может согласиться с мужем, любящим мучить. Темур, испробовав несъедобное, поставил свой шатёр на таком месте, откуда можно было наблюдать и слышать происходящее. Его войска, наподобие львов, установив западню, периодически окружали приходящих и уходящих из крепости. Они (грузины) днём поднимали мост и были спокойны от сражений и хитростей противника, потому что, как было раньше сказано, не было возле крепости местности и даже птичьего гнезда, где можно было бы сражаться. Люди Темура днём смотрели издали на неё и могли метать только стрелами взгляда и, как окрылённые влюблённые, удовлетворяялись взором издали. Только тогда, когда их одолевала ночь и обвораживала в свои объятия, они сворачивали подол и уходили в свои шатры. Потому что ни днём ни ночью они не отдыхали (не спали). Тогда иноверцы опускали мост и искали дорогу для удовлетворения своей нужды.

Когда же Темуру было ясно изложено о невозможности овладеть крепостью, то стало понятно о бесполезности мечты и колебания о взятии крепости. Он окончательно решил уйти отсюда, однако побоялся о возможности потери крепости. Поэтому он стал искать причины и факты [для оправдания].

ИЗЛОЖЕНИЕ О ПРИЧИНЕ ВЗЯТИЯ ЭТОЙ НЕПРИСТУПНОЙ КРЕПОСТИ И СМЫСЛ ОБ ОДНОМ ИНТЕРЕСНОМ ДЕЛЕ, ПРОИСШЕДШЕМ В ЭТОМ ПРОМЕЖУТКЕ [ВРЕМЕНИ]

Среди войск Темура были две молодые юноши-сверстники, которые были [наподобие] разъярённых львов. Они видом и станом были похожи друг на друга, в мужестве и отваге между ними не было почти разницы. Постоянно они активно и азартно участвовали в состязаниях в борьбе, и они были похожими на чаши [204] весов, а во время конных состязаний они были похожи как бы на одинаковых коней. Случайно один из них натолкнулся на здоровенного тучного грузина, который был наподобие сильного льва, убив его, отрезал его голову и принёс Темуру. В результате этого Темур возвеличил его имя и повысил его сан выше сверстников. Это [дело] задело за самолюбие того (второго) сверстника, как будто бы отрезали его вену на шее. Поэтому он стал думать о таком деле, что его сверстник должен был унизиться, а самого возвеличить. Его звали Пирмухаммад, а по прозвище Канбар. Он не нашёл другого более великого и лучшего дела, кроме как следить эа мостом [о котором было сказано выше]. В результате этого он один, надеясь только на единственного бога, снарядился необходимыми вещами и предметами, и в один из ночей, наблюдая за своей божьей звездой, спрятался в укромном месте и стал продолжать наблюдение за грузинами, чтобы в удобное время напасть на них. Он измерил каждую пядь тех вершин и до тех пор, пока темнота не сбросила своё покрывало, пока существо не вырезал кожу, он то на животе, то ползком продолжил свой путь. Иноверцы стали помогать друг другу разобрать мост и поднять его.

Пирмухаммад выскочил на мост, отрезал его узел и, стоя на повороте, стал метко стрелять грузин, которым стало невозможно поднять и сдвинуть его с места. Тогда грузины стали стрелять в него дождём камней и стрел. Пирмухаммад не отступился от своего замысла и цели и не обращал внимания на возможную смерть и принимал на себя выражением "пожалуеста" посылаемые грузинами град камней и стрел. [В это время] окружившие крепость остановили сражение, а Темур, как было сказано выше, готовился к уходу отсюда. Его шатёр был установлен на одном из высоких мест. В этот момент язык захвата (инстинктивно) обратился к нему, глашатаи победы, упрекая его, сказали: "Человек, всё равно надейся даже на то, хотя и отрезали причину достижения. Если они закрывают на замок двери, то бог открывает их двери".

Потом Темуру показалось издали, что возле ворот крепости прыгают какието люди, призраки гоняются друг за другом и сражаются. Тогда он сказал рядом стоящим: "Эй, владыка помощи и старания! То, что вы не видите, то вижу я. Посмотрите внимательно как я, потом стремительно отправьтесь туда и донесите мне правду происходящего". Они, внимательно вглядываясь вдаль, поспешили туда, чтобы открыть занавес тайны и принести какое-нибудь известие. Они были бегунами быстрее, чем тигры, бежали в это время быстрее львов. Каждый из них своими бегами и [205] враждебностью были похожи на "Тааббата шаран" ("несущие подмышкой вред"). Они один за другим и группами, как набрасывающиеся в этот момент, прыгунами и бегунами, стали стекаться туда и, наконец, первые дошли до Пирмухаммада. В это время Пирмухаммад находился в водовороте смерти и сгорал в своём огне. Он стал мишенью для стрел грузинов, и оставалось немного его жемчужины (жизни). Когда же Пирмухаммад увидел издали приближения своих, он оживился, воспрянул духом и перестал трястись (опасаться за свою жизнь). Темуровцам прибавилась смелость и ушла от них боязнь и беспомощность. Когда грузины поняли, что не смогут поднять мост, то они решили обратить свой зад и, войдя в крепость, запереть ворота. Тогда Пирмухаммад смешался с ними (грузинами) и, войдя в крепость, не дал возможности закрыть ворота. В результате они нанесли ему рану мечами и смертоносными камнями. Он же отверг всё, кроме обороны, оказывал упорное сопротивление и проявлял упорство и не замечал разорванное (своё) тело от ударов камней и нанесённые ему мечёвые порезы, как будто он молится Богу, увлёкся единым (Богом) и остался голым от всех других вещей. Наконец, те львы окружили грузин и с небес напорства, полил на них селевыми потоками молнии гнева. Потом те львы уцепились за их воротники и, вырвав с их когтей, освободили Пирмухаммада. После этого они, захватив иноверцев, сделали своей добычей принадлежащие им имущество и богатство, пленили их жён и детей. Привели Пирмухаммада на приём к Темуру и информировали об этом деле, рассказали Темуру его цель поступка, чему он верил. Они показали ему нанесённые ему (Пирмухаммаду) кровавые раны: у него было восемнадцать ранений, и каждый из них были тяжёлыми. Темур, выразив Пирмухаммаду благодарность за этот поступок, дал ему большие обещания. Возвеличив его сан, отправил его в Табриз. После того как он дал (необходимые) рекомендации о нём, приказал наместникам и руководителям эмиров собрать и привести самых опытных и способных лекарей, чтобы они приложили все возможности и умения в лечении Пирмухаммада и применили все методы лечения и магии. В результате они, в соответствии с указом, применили все возможности и вылечили Пирмухаммада. Все раны Пирмухаммада зарубцевали и его болячки вылечились, и стал он здоровее, чем раньше.

После того как он вылечился и явился к нему, Темур назначил его одним из командующих, определил его начальником группы своего войска. Находившегося позади Пирмухаммада [206] выдвинул его вперёд многих и назначил его эмиром над сто, руководителем над тысячью [воинов].

КОНЕЦ РАСПРИ МЕЖДУ ГРУЗИНАМИ И ШЕЙХОМ ХРОМЫХ ТЕМУРОМ

Эта крепость и пещера были двумя глазам грузинских крепостей, они были яркими факелами над их горами, а остальные считались обыкновенными лампами. После того как вырвали два глаза с их лица, они поняли, что на них ниспослана беда и горе окружало их. Наконец, ослабели их силы, оборвались узлы, их хитрость не дала результатов, и наступил для них конец света. Инициаторы ада, хмуро смотря на них, здоровыми и невредимыми привели и вручили их в ад. Надеясь на победу, Темур решил полностью овладеть землями Грузии. Войска Темура частями разошлись по Грузии и, потрясая его, разделили по частям одежду жизни и разрезали по кусочкам. Оружием сшили кафтаны (белая материя для мертвецов) смерти и, бороздя их сшитыми строчками, увеличили за счёт рукавов. Языком мести они прочитали: "Разве ты не видел, что мы послали дьяволов против неверных, чтобы они их усиленно подстрекали". (Коран, с. 19, о. 83.)

ИЗЛОЖЕНИЕ О ПРОСЬБЕ ГРУЗИН ЧЕРЕЗ СВОЕГО СОСЕДА ШИРВАНСКОГО ХFКИМА ШЕЙХ ИБРАГИМА ПОЩАДЫ У ТЕМУРА

Потом грузины, исправив свою безнадёжность, восстановив свою предприимчивость, чтобы не расширилась дыра, сначала заштопали и, чтобы не оборвалась жизнедеятельность, связали. Потом они, восклицая "пощады", "пощады!", обратились с просьбой о помощи своему спасителю хакиму Ширвана Шейх Ибрагиму и бросили в его предприимчивые руки свои пожелания. Хотя он был и иноверцем, они согласились, чтобы он стал имамом для их общества. В этом важном деле они сочли целесообразным, чтобы тот стал для них хатибом (представителем). Его посредничество, независимо от сухости или влажности его посредничества, для себя они сочли это сладким.

В это время войска лета, как и толпы грузин, повернули зад, а войска осени и зимы, как и войска Темура, приблизились. Поздняя осень отшлифовала поверхность воды, поднял ветви как знамёна султанов, разложил на горных вершинах свои хрустальные зонты, на поверхность руки надел музыкальные перчатки из ткани [207] ветерка. В результате высохшие и растущие естественные существа были в виде войск Темура, были они защищающимися или защитниками его.

В результате, Шейх Ибрагим явился на приём к Темуру, поцеловал землю возле него и отдал почести, как и при великих хисравских падишахах, поздравив его, держал себя как в положении маленького мамлюка. Потом, вежливо попросив к обращению, очень любезно стал ожидать. После одобрительного знака Темура, он сказал: "Общее помилование Мавлана Амира, неимоверное милосердие к бедным и неимущим, благодарностям заботливой владыки, осмелился твой раб высказать некоторые слова, накопившиеся в душе. Да будет слава всевышнему Богу - согласно цели распоряжения желания достигается непрерывность. Друг удивляется, а враг разоряется. Авторитет Мавлана Амира на Востоке и Севере таков, что он освобождён от подготовки к войне и сражению. Также, при помощи Бога число войск в большой степени, среди них пленные, количество людей в тяжёлом состоянии бесчисленное множество, в частности, общество татар, которым счастье показало им спину и это общество обрело место в аду. Им принёс холод и урон, рисунок [их] счастья, приготовившись, стоит между "тард" ("неуверенность") и "акс" ("обратно", "противоположность"). Если дело будет так продолжаться, то толстая [вещь] становится тонким, а тонкая [вещь] уничтожается, великая [вещь] становится хрупким, а хрупкая [вещь] превращается в муку (порошок). Не только это государство, но и другие страны континента не могут быть крепкими без твоего повеления; ихние аморальные начальники увидели у Мавлана Амира, как можно быть милосердным и благородным по отношению к своим мамлюкам. В результате, по обычаю соседа, ваши рабы бросили себя [предо мною]. Как будто беспомощный бедняк перед всевышним и богачом просит подаяние, они стали надеяться на славную милостыню мавланы (Амира Темура). В любое время, когда Мавлана издаст указ о покорности, все ваши рабы и каждый из этого общества примет его к исполнению. Они примут с большой почестью и достойно его высокопоставленных эмиров. Если же желание (Амира Темура) собрать имущество и богатство, то ваш раб готов исполнить его. Кроме милостыни Мавлана Амира может ли быть имущество и богатство у раба? Целью высказанных слов вашего раба - поднять тяжесть беды обоих сторон и облегчить тяжёлое дело и защищать интересы своего войска и исполнить высказывание пророка алайхиссалама "Постоянно [208] Джабраил рекомендует мне быть в (хорошем) отношении". Неужели высокие и великие, уважаемые и прекрасные подвластные мавланы оставят без надежды планы этого раба!"

Темур согласился на его просьбу и потребовал принести большое количество имущества и богатства, ему было безразлично, откуда возьмут их, у них ли или же у него самого (Шейх Ибрагима).

Шейх Ибрагим сказал: "Я гарант на это" и доставил в казну Темура требуемое количество богатства вполне. Потом Темур отбыл оттуда и прозимовал в Карабахе. Это произошло в 806 (июль,1403 - июнь,1404) году.

ИЗЛОЖЕНИЕ О ТОМ, КАК ТЕМУР ПОВЕРНУЛ СВОИ ВОЖЖИ В СТОРОНУ РОДИНЫ И, ДОВЕДЯ БЕСПОРЯДОК ДО КОНДИЦИИ, ПОВЕРНУЛСЯ ЛИЦОМ В СВОЮ СТРАНУ

Когда косметолог космоса, приукрасив невесту небес, построив основы эпохи, берущие из земли, когда пришли в движение произрастающие, раскрыли свои закрытые вуалью лица высокие вершины (гор), поднялись тёплые пары и стали ползать твари, то и Темур пришёл в движение, чтобы уйти (отсюда).

Его войска, как будто бы какой-то оживляющий, вдохнул жизнь холодным мёртвым вредителям, "и вот - эта змея, которая ползет". (Коран, с. 20, о. 20.) В результате, загремели барабаны, его эхо возвратилось сильным громом, из него извергались, как стрелы, яркие молнии, отражались и показывали себя в горных грядах. Его горные толпы окружили солнечные стрелы, он проскакал своими конями, в покрове стада группами завораживались между цветами и райханами (базелик) тех [небесных] пустырей. Верблюда прошли возле гор, будто бы проплыли облака, так прошли сплошные толпы, что туман пыли стали похожи на облака, так поднялись копья, что они были похожи на удобно гнущиеся веетви, задрожали мечи, в результате на теле ржи появились водяные ручьи. Языки кинжалов и ножей задрожали как ветви деревьев и задвигались в разные стороны; так развернулись знамёна отрядов, будто бы разбросали на тела горных вершин знаменитые цветы. Короче говоря, весна своими молниями и (чёрными) тучами, громами и грозным звуком, густыми заросшими рощами, холмы как бы застеленные постелью и подушками, своей густой пылью и листьями, покрытые красными цветами (тюльпанами) горы, расцветающими деревьями и шатрами, ветви с луками, запретные чёрные толпы ветров, толпы зелёных песков, блестящими [209] красными цветами поясов, уносящие селевыми потоками и идущими войсками, когда дует сильный ветер шелест бурлящих деревьев, мучение море его войска рассказали обо всём этом. В результате, Темур, находясь между "ранд" и "арор" спокойно продолжал путь в Самарканд.

Благополучие – его близкие слуги, весёлость - его спутник жизни, величавость – его собственность, хорошее настроение - его собеседник, [вот с этими] он продолжил путь. До тех пор, пока он не прошёл область Азербайджана и не положил вожжи на земли Хорасана, все его дела проходили без потери, и все падишахи тронов этого континента служили ему.

ИЗЛОЖЕНИЕ, КАК ПАДИШАХИ ЭТИХ ОКРУГОВ ВЫШЛИ ВСТРЕЧАТЬ ТЕМУРА И, ПОЗДРАВЛЯЯ ПРЕВОСХОДСТВО БУДУЩЕГО СОСТОЯНИЯ, ПРИШЛИ К НЕМУ НА ПРИЁМ

Когда узнали окрестные страны друг от друга о возвращении Темура к себе на родину, падишахи окрестных стран и правители их окрестностей вышли на встречу Темуру и поспешили к нему начальники племён и благородные саиды; направились в его сторону уважаемые и почтенные люди Мавераннахра и других мест. Прилетели столпы континентов, падишахи и султаны областей и окраин. Если же кто-то из них был занят своими границами или же другими важными делами, то они послали (вместо себя) своих наместников или послов, хаджиба или другого представителя. Как только нога Темура ступила на землю (Родины), дали друг другу знать об этом и поздравили его с победами в Индии, Иране, Руме, Грузии и Шаме. Они преподнесли [ему] подарки и богатства, организовали в его честь пир и угощение. После них поздравили Темура саиды, учёные, шейхи, высокопоставленные и руководители кохинов (волшебников) и другие начальники. Темур каждому из них давал соответствующие указания и приказы, а они проявляли покорность и исполнительность, с уважением и почтением склоняли свои головы, а также он так рекомендовал для них подготовленный им самим правила и положения, что не увидишь у них ни сгибов, ни кривизны. Потом к каждому из них относился, в соответствие его сана и положения. Таким образом, он дошёл до Джейхуна. Здесь для них были приготовлены лодки и паромы, при помощи которых он переправился через реку. Тогда население Самарканда вышло ему навстречу, душа каждого из [210] них была весела и счастлива.

В начале 807 (июль-август 1404) года Темур вошёл в Самарканд. Вместе с ним были семьдесят две группы представителей племён и народностей, большинство из них были кадырийцы и муржианы. Потом он пожелал своим войскам свободу и они расформировались, (а также) среди них была группа войск из Мавераннахра, после разрешения, они тоже разбрелись в разные стороны.

ИЗЛОЖЕНИЕ О ТОМ, КАК ТЕМУР, [РАЗДЕЛИВ] ПО ГРУППАМ ТАТАР, РАССЕЛИЛ ИХ НА ВОСТОК И ЗАПАД, НАЛЕВО И НАПРАВО

После того, как Темур утвердился в столице, решил начать расселение татар. Они (татары) были многочисленными и мужественными людьми. Хотя Темур отобрал у них оружие и подавил их славу и гордость, однако бог сохранил их численность. Поэтому Темур опасался их смелости. Он расформировал их сборище, освободил земли от занявших там толпы. Разбросал их в пустыни и ручьи, степи и просторы, разослал их в окраины, бросил их в заброшенные и неурожайные места, раскидал их в смертельно плачевные места. Потом он закрыл их головами рты границы, их поясами перекрыл ворота дороги. Одну из их групп отправил в Кашгар, это один из промежуточных мест между Китаем и Индией; ещё одну группу направил в Дувайру, расположенный посредине местности, называемая Иссык-куль (Горячее озеро). Она (местность Иссык-куль) является границей земли Темура и монголов.

Этой группе случайно улыбнулось счастье. Потом как только Темур расстанется с людьми, присоединившихся к нему, они (татары) расстались с людьми, которые должны были присоединиться к ним. В результате они (татары), сбежав, соединились (с соплеменниками) и больше не вернулись к Темуру. Они шли, нацеливаясь северной стороны и, пройдя Дашти [Кипчак], пришли к Идику. Потом Темур каждого оставшегося несчастного, унывающего (татарина) с их племенами и семьями соединил к Аргуншаху и с крепким наставлением оседлал и отправил их в земли Дашта и границы Хорезма. Это было обычаем Темура, основой его указов и дел была такая структура, потому что он был постоянно переселяющимся чёртом, был похож на хитрого обманщика Далла. Каждый раз, когда в какой-то области воздвигал крепость или же занимал какую-нибудь часть пограничной земли своего противника, сюда он передислоцировывал свои войска, находящиеся в [211] других самых отдалённых крепостях и цитаделях, а также переселял туда имеющихся людей таким образом: если они находились на левой стороне, то переселял на правую сторону, если же находились на юге или западе, то переселял их на север. Тем не менее, когда Темур занял земли Табриза и подвластные ему области, назначил туда наместником своего родного сына Амираншаха и дал ему в помощь грубых и смелых чагатайцев. Одним [из них] был Худайдад - брат Аллахдада. А вокруг Китая и Туркестана переселил из Ирана и Индии, а также различные группы войск из Хорасана и, как было сказано [ранее], приведённой из Шама Самака ибн ат-Тикрийтийя сделал наместником в город Сайрам. А в город Янги Талас, находящегося сзади Сайрама на четырёхдневном пути, назначил наместником Ялбуга Мажнуна. Эти оба города являются маленькими районами, расположенными за Сайхуном и подчиняются Туркестану. Эти оба наместника не были достойными быть хокимом (правителем) и эмиром, даже не стоило бы произносить их имена. Это он сделал для того, чтобы показать, что у Темура в услужении и подчинение имеются руководители и видные представители различных народностей – правители арабов и других зарубежных стран и что он в тех странах побывал, и что завладел страны между Китаем и Шамом и распространял их вокруг своих земель.

РАЗДЕЛ

Потом Темур начал внимательно изучать и расспрашивать состояние дел, происшедших в его отсутствии, в его стране и с подвластными ему народом, и давал необходимые распоряжения и советы правителям; предпринимал меры по укреплению своих границ и округов, заботился о взрослых и детях, занялся делами богатых и бедных. Своим умом и мышлением все вещи поставил на свои места, вожжи всех должностей и званий вручил в руки достойных людей.

Он был очень внимателен и уважил сейидов, владетелей чудес святых (авлиё), поднял авторитет учёным и их поклонников, раскрыл для них свои щедрости, возвеличил их достоинство; он нейтрализовал вредных, осушил корни безбожников, задушил аморальных, охотился за ворами и, наконец, по его мнению, укрепилась политика, стали дела соответствовать основным руководящим правилам Чингизхана. [212]

ИЗЛОЖЕНИЕ О НОВЫХ ПРОДЕЛКАХ ТЕМУРА И ПОСЛЕДСТВИЯ ЕГО ПОСТУПКОВ, ЗАВЕРЕННЫХ ИМ САМИМ ПЕЧАТЬЮ, А ТАКЖЕ ПРИХОД СМЕРТИ, ТРЕБУЮЩЕГО ЕГО КОНЧИНЫ

Потом он занялся приготовлением свадьбы сына своего дитя Шахруха, то есть внука Улугбека. В те дни, то есть 840 (1436-1437) году он был от имени отца правителем Самарканда.

Темур повелел, чтобы население Самарканда оделись в наряды, поднять (то есть прекратить) жестокость и несправедливость, освободить от налогов и повинностей, раскрыть перед ними казну пощады, быть справедливым и благородным ко всем: старцу и младенцу, независимо от его общественного положения, чтобы никто на своей земле не обнажал мечи, не применять несправедливость и притеснения и чтобы все [население Самарканда] со своими украшениями собрались на подоле [т.е. недалеко от] Самарканда, так называемой местности Конигил, находящаяся на расстоянии одного миля. Воздух той местности был чище мушка (вещество с очень приятным ароматом), вода слаще конфеты, как будто бы эта местность была одной [частью] континента из райского сада, даже был удивлён инициатор рая Ризван.

Прохлада той местности приятнее ветерка при утренней зари, а вода слаще райской воды и, будучи чистым, нет даже примеси от насилия. Пение птиц аккомпанирует, как кларнет звуку струн и приятнее слуху.

Мысленная воля [легендарного] художника свои узоры могла бы позаимствовать из разноцветных и знаменитых цветов того сада, косметологи красивых невест могли бы сопоставить совершенством украшения того сада.

Этот сад мог помечтать со степенью уважаемого и благородного богача, более шире мечты завистника, открытое лицо, совершенный нрав, долголетие и обилием средств имущества в глазах сопутствующих ему людей, были похожи на расцветающие взгляды беспорочного юнца. Это было началом необходимым высказать и один из завоёвывающих знаменитостей из мест отдыха, все четыре стороны были наполнены нежными яствами и родником счастья и процветания. Я сказал: "Тюльпаны в нём были расцветающими красавчиками, отделившиеся от глазного янтаря".

Хотя войско Темура являлось бурлящим морем, однако здесь в райском саду себя вели, как заблудшие Бану Израиля.

Потом Темур повелел падишахам, султанам, хозяевам короны [213] и трона, являющимися столпами, всем выйти в сад и разойтись в нём.

В этом прекрасном саду для каждого выделили обиталище, справа и слева, спереди и сзади их поставили стройно, а также повелел каждому показать свои способности поставить свои чадры, украсив их узорами и выставить свои украшения и драгоценности. Потом, после них, в этом бесконечном саду, в длинном и широком цветнике порядочно поставил великих, знаменитых государственных деятелей, руководителей эмиров и их помощников. Тогда каждый из них постарался побольше показать свои украшения (драгоценности), похвалялись своими богатствами среди сверстников. Наклонные к похвалам, проявили величие, вспорхнули высоко в похвалах и гордостях. В результате, проявлением (показом) этих предметов (украшений), они как бы стали списком преступлений, вывезенных из разных континентов и стран, они были подарками из морских драгоценностей, нежными и редкими богатствами, для приобретения их требовалась жизнь людская, зажигали они зависть, [также] ещё были красавицы невесты, ради которых пили над ними вино и опустошались карманы. Цветы этого зелёного сада не могли унизить даже яркие звёзды, а также прекрасные газоны этого сада своей весёлостью тянули (вдыхали) внутрь души. Таким образом, восхваления об этом обиталище стало множество и более этого. Гордость красоты этого сада распространилась по всему свету.

Потом Темур повелел поставить его шатёр посередине цветущего обиталища таким образом, чтобы он стал как бы центральной точкой вращающегося небосвода. Эти построенные шатры были ограждены и представляли возвышенность. Туда могли войти через большие ворота, а в обиталище можно было войти через длинный и просторный коридор. На воротах были установлены два рога, и каждый входящий склонял голову перед ними (чтобы не задеть) и теряли память, комментируя их. Из-за этих двух рогов люди дали ему прозвище "Зу-л-карнай" ("Двухрогий"). Внутри этой местности (сада) для Темура были установлены несколько шатров. Среди них был один шатёр, который был обрамлён золотом, а внешние и внутренние стороны были разукрашены нежными перьями и пухом. Ещё один из шатров был сшит из харира (тонкого, изящного материала) и разукрашен пламенными, яркими красками разнообразными орнаментальными узорами; ещё на одном от начала до конца навешаны были крупные жемчуга, цены которым, кроме Всевышнего Мудреца (т. е. Бога), [214] никто не знал; и ещё один был так украшен золотыми кусками, нанизанные разнообразными драгоценностями, которые удивляли глаза "приводили в ужас разум человека. Между ними и построены крыши из серебра и для влезания туда были воздвигнуты лестницы, а для своих комнат поставлены ворота и трон для восседания". Между ними были орнаментальные раваки (перекладины), шатры и постройки покрыты позолотом, проходные и коридоры удивляли каждого человека. Среди них были также вееры, приносящие приятную прохладу, полезные и необходимые вещи, открывающиеся и закрывающиеся, запирающиеся и открывающиеся предметы. Они сами раскрыли (открыли) удивительное, и на ценные вещи бросили увлекательные звёзды. Одна из этих звёзд была [сделана] из мавута, её Темур взял из казны Султан Баязида. Она была сделана из одного куска, её ширина была равна железной меркой (темир газ) десяти шинам (газ). Звезда была разукрашена разнообразными узорами, были рисунки здания, неба, различные насекомые, птицы, диких зверей, старых и молодых людей, женщины, дети, книжные узоры, необычайно удивительные страны, музыкальные инструменты, а также необычные животные, которые были разукрашены пламенными (яркими) красками, они без преувеличения были сверх совершенстве. (Они так искусно были нарисованы), будто бы эти рисунки придут в движение, начнут беседовать с тобою, а наклонившиеся фруктовые деревья приглашали тебя сорвать с них плод. Эта звезда является одним из удивительных вещей и не воспринимается на слух, необходимо увидеть её своими глазами.

Перед царской палаткой Темура, на некотором расстоянии, воздвигли украшенный зонт, там собирались мубаширы и деятели дивана. Он был строен и похож на большое солнце в виде шатра и как бы вытянувшееся в небо. У него было около сорока столбов, подставок и на них был поставлен зонт со столбами и укрепили это сооружение. Как будто бы черти и безбожники "похитители слов" строители взбирались, как обезъяны наверх, поднимали всех с лежащих мест, а после поднятия они бегали на нём.

РАЗДЕЛ

Население города вынесло свои сокровенные украшения и поставило на видное место, напротив шатра Темура. Каждый житель города постарался выглядеть, по мере возможности (состояния), красивым. Каждый ремесленник приложил усилие для показа своего мастерства, каждый деятель искусства сделал всё возможное и [215] более, чтобы показать свой талант, даже один плетёнщик [из камыша] сплёл всадника, и он был похож в совершенстве, даже были сделаны ногти и ресницы. Для него (всадника) были сдела ны в совершенстве похожие боевые доспехи, лук, сабля и другие необходимые вещи, каждый из которых были сделаны в совершенстве едиными. Все эти вещи были сделаны из камыша и поставлены без труда и без мучения на свои соответствующие места. Расчесщики ваты сделали из ваты "мезану", которая была красива по внешности, нежна и стройна, соответствовали своему имени назначению, по своей красоте и белизне превосходила даже райским периям, по росту была совершенна, чем крепость. Вот в таком виде была восстановлена эта "мезана". Она своей красотой поражала воображение людей и превосходным стройным станом показывала дорогу проходящим, даже она стала одним из знаков для планет и осталась минарой соборных зданий. Также показали свои искусства заргары, чеканщики (кузнецы), сапожники, лучники и другие ремесленники, музыканты, шутники, острословы и красноречивые анекдотчики. На самом деле, Самарканд являлся местом скопления учёных и местом оседания талантливых людей. Каждая группа в отведённом для них месте возле шатра Темура и зонта его канцелярии выставила в соответствующем порядке свои (изящные) вещи. Сзади всего этого был построен базар, где глашатаи среди людей играли в карнаи (длинный духовой музыкальный инструмент), отборные слоны и кони были украшены красивыми попонами. Для населения были организованы разнообразные игры и веселья, а также дали возможность испробовать блаженство, и ослабили возможность использовать обман. В результате каждый человек не мог проявить несправедливость или враждебность по отношению к другому человеку или же вышестоящее лицо нижестоящему (по рангу и социальному положению) - пусть он будет горожанином или в составе войска - ни на йоту не мог сделать вредное дело, каждый в соответствии своего стремления к своему желаемому, каждый влюблённый стремился к своей любимой на беседу.

РАЗДЕЛ

Когда всё это было сделано согласно желанию Темура, "площадь земли окуталась в свои украшения". Темур, нарядившись для горожан и войска, он со своим своеобразием гордо и беспечно направился в сторону этого сада и вышел к своим соплеменникам в своих нарядах. Потом повелел позолотить поверхность [216] забаржад (драгоценный камень, хризолит) этого темноватого сада. Он посвятил всё это каждому надзирателю и простолюдину, в результате чего каждый плавал по своему желанию, потом в той местности, ради весёлости и радости, кружилось небо и на ось земли пришли с приятными вестями феи. Жители города [как будто бы] были оленями в загоне, а теперь они превратились львами, лежащим в своём доме. Они с адского сражения попали в рай смеха и веселья. Существовавшие в них грубость и склочность сменились на приятность и весёлость. После вражды и вреда они стали любезны друг другу.

В результате, кроме меча острого взгляда, другая [мечь] не показывала своего стана. Кроме того, та мечь могла сломаться (вернуться). Кроме копья тонкой талии, никакое другое копьё не плясало. Вместе с этим эта [талия] была в объятиях. Если бы ты был здесь, то увидел бы только играющие звуки уда (музыкальный инструмент) или благоухающий дым сгорающего полена уда, или чащу с очищенным вином, поющего певца, поднимающего суматоху выпившего вина, служанку, разливающую вино, тамаду протягивающего чашу вина на ходу, благоухающую красавицу, наподобие розы любовницу, губы пьющие чашу (вина), обвивающую шею с тонкой талией, ценящих время увеселения людей или же рассказывающего о состоянии и торжественно провозглашающего языка (голоса).

Таким образом, было достигнуто спокойствие и беспечность, обилие и обеспеченность, дешевизна цен, исполнение мечты, равновесие времени (эпохи) справедливость султана, здоровье тела, весёлость состояния, исчезновение презрения, достижения цели и удовлетворение любви.

На этом (торжественном) пиру Темур достиг такого степенства и величия, роскоши и пышности, что, я думаю, до такой степени никому из предшествующих халифов не повезло и будущим после него тоже ни одному не придётся достичь, хотя на свободе ал-Маъмуна под него подстелили золотую постель, а на голову расыпали отборные жемчуга, он (ал-Маъмун) не стал смотреть на эти драгоценности и не стал собирать лежащих спереди и сзади и до тех пор, пока он не сказал - да проклянет Бог Абу Нуваса - продолжал так.

Хотя на пиру могущественного Темура принцессы служили, как наложницы (рабыни), а принцы как рабы, каждый из них стоял на правах пленённого. На приём к Темуру прибыли представители Египта и Шама ал-Малик ан-Насир Фараджа, которые [217] преподнесли множество подарков, среди которых были жирафы, страусы; также прибыли послы из Китая, Индии, Ирака, Дашта, Синда, Европы и кроме них из ближних и дальних стран прибыли представители, здесь были собраны представители друзей и врагов. Прибывшие были свидетелями его величия, на этом пиру, чтобы каждый увидел своими глазами мощь и великолепие, Темур вышел самым последним, и он не побоялся, что может быть наказан (покушение на его жизнь), не испугался последствий и тут же сам возглавил [пиршество].

Он съел осквернённые яства, он считал для себя это возможным, ел он разнообразные неприятные кушанья. Здесь, что бы он ни повелевал обществу, они непременно исполняли, они не останавливались в этом неприглядном деле.

Потом Темур пригласил своих падишахов и эмиров, султанов и великих, старост (аксакалов) районов, старых воинов и военачальников и стал раздавать каждому своими руками кубки (для вина) и оставил каждому из них в положение брата или сына; он надел каждому из них самые дорогие халаты, каждому проявил внимание и [вручил] подарки, каждого из них посадил по правую сторону от себя. А левая сторона была определена для девушек и женщин. Кстати, в массовых мероприятиях и торжественных увеселениях женщины не прятали лицо от мужчины. Темура восхищали най (свирель, музыкальный инструмент), заставляющий танцовщиц плясать, интересные и необыкновенные песни, любимое число, прибыльная эпоха, слушаемый указ в приятном воздухе (на лоне природы), солнце, вращающееся над звёздами и полнолуньем, кубок, наполненный вином, опустошённые карманы, исполнимая работа, продолжаясь исполняться между мечтами и, наконец, игры и веселья, а также радость взволновала его. Он, прося у Всевышнего помощи, поднял руки, и чтобы встать протянул руку [людям]. Люди помогли ему, когда он встал с места, несмотря на свою старость и хромоту, стал, пошатываясь плясать среди них. Я сказал: "Хлопанье руками человека с параличем, много говорящий глухо[немой] и пляска хромого человека являются удивительной диковинкой мира".

Тогда жёны падишахов и великих, султанов и эмиров рассыпали над головой Темура драгоценности и жемчуга, серебро и золото, разнообразные дорогие изящные вещи. Пока все не получили свою долю от игры и увеселения, пока жених не увёл невесту в свой шатёр, пока не осуществилась мечта и не разошлось это общество, Темур был в таком состоянии. [218]

РАЗДЕЛ

Когда Темур достиг всего, чего хотел в своём мире, получив своё необходимое, поднялся на высокую степень, поднялся на высочайшую ступеньку вершины развития - его месяц жизни приблизился к своему закату, когда остался немного до заката солнца жизни, эпоха повалила его выстрелом такой стрелою, что Темур потом не смог встать на ноги. Эпоха сказала ему хорошим языком: "Эй, раскалённый дом!" и так завыл, что если бы этот голос услышала бы беременная женщина, то она родила бы.

Потом Темур отрезвел и пришёл в прежнее состояние и пожалел, что перешёл границы (величия) и понял, что он спутал своё племя и повёл неправильной дорогой. Он почувствовал, что в делах председателя (руководителя) показал неудовлетворённость, а в руководстве унизился. По отношению к мюлькам, показал несправедливость, а по отношению к султанству нашлось сотни неточностей. Он начал исправлять вышедшие из колеи, попавшие в тяжёлое состояние дела.

ИЗЛОЖЕНИЕ О ПРОИСШЕСТВИЯХ, ПРОИСШЕДШИХ РАНЬШЕ, НО ОТНОСЯЩИХСЯ К ТЕМУРУ

Темур построил в Индии одну соборную мечеть, которая радовала душу и искрили глаза. Вершины той соборной мечети очень красиво построенной, узоры были расстелены наподобие постели, белым мрамором. Вид этой соборной мечети понравился Темуру и решил построить такой же в Самарканде. В результате, с этой целью выделил место для постройки, для этой соборной мечети издал указ разрезать и принести крепкие мраморные камни. Вести дела строительства соборной мечети поручил своим помощникам и одному из руководителей канцелярии Мухаммад Жалду. Для строительства данной соборной мечети Мухаммад Жалд приложил все усилия, чтобы внешность была красивой.

На соборную мечеть подняли четыре мезану и, соревнуясь между собою, в её строительстве приняли участие ведущие строители и мастера.

Мухаммад Жалд возомнил себя, что кроме него никто другой не сможет так справиться и не сможет пройти по этой дороге и что Темур обязательно похвалит его и поднимет его в степени. Темур после возвращения из похода решил проверить самые ответственные дела, выполненные в его отсутствии, и с этой целью направился в сторону соборной мечети. Как только взгляд Темура [219] увидел соборную мечеть, тут же привели к нему Мухаммад Жалда, бросили его лицом к земле и, связав за ноги, поволокли его и, наконец, его в таком положении разорвали на куски и овладели его женами, детьми и состоянием.

Причины этой казни несколько. Из них самая большая такова: в это время его главная жена Катта Малика тоже поручила построить медресе. Архитекторы и строители местом для этой медресе выбрали напротив строившегося по указу Темура соборной мечети. Потом они построили стены и здание медресе высоко и крепко. По отношении к соборной мечети двери и стены медресе тоже подняли выше. В результате основа медресе оказалась более прочнее и выше соборной мечети. Темур был характером леопарда, в состоянии льва, если кто-нибудь оказывал ему внимание не по достоинству, обязательно он растаптывал его, если какая-нибудь поясница подумывала показывать ему своё высокомерие, обязательно она попадала под пресс. Также если кто-либо хотел поставить себя наравне с ним или же при сопоставлении опирался на него, то тоже попадал в то [тяжёлое] положение.

Когда же Темур увидел вытянувшийся стан медресе и выше его соборной мечети, усилилось его презрение, душа наполнилась гневом, воспламенилась она, и поступил с надзирателем (Мухам мад Жалдом) так, как пожелал. Из мечты Мухаммад Жалда ни одно счастье ему не досталось. Этот рассказ является предисловием того, что хочу рассказать в дальнейшем.

НУКТА (АНЕКДОТ)

Эта соборная мечеть была как сам владетель (Темур), её окружность наполнена виновными камнями, эти камни стали тяжёлым бременем на шеи и плечах соборной мечети, шея терпения её (соборной мечети) стала тонкой и нежной от тяжести этих камней, крыша своим языком повторяла (оят): "Когда небо раскололось". (Коран, с. 82, о. 1.)

Для Темура не хватила возможности разрушить эту соборную мечеть, заново её восстановить и, разломав её здание, заново построить крепко и основательно. Тогда он оставил разорванной одежду здания соборной мечети, а также поломанной и хрупкими палочками её столбов. Однако Темур собрал подчинённых и приближённых людей и повелел пятничные намазы (молитвы) читать в той соборной мечети. Это положение (повеление) сохранилось при жизни Темура и после его смерти. Каждый раз, когда люди собирались читать молитву в этой соборной мечети, они [220] ожидали, что её камни "от страха пред Аллахом» (Коран, с. 2, о. 74.) и упадут (на них) и ангелы гор этих мест читали оят (из Корана): - "знай же, мы поставили зонтом эту гору на её поверхность" (Коран, намек на с. 7, о. 171.). В один из дней, когда в этом месте собралось и переполнилось людьми, и каждый был на чеку для спасения, один или два камня упали на землю. Тогда, каждый сидящий без движения, стал убегать, "оставив одного имама в стоячем положении, бросились в двери". (Коран, намек на с. 62, о. 11.) Среди них был один из сверстников и похожих на них Аллахдад. Когда им стало известно об этой правде, все вернулись [на свои места] и ушло от них колебание. Когда они закончили молитву и разошлись, Аллахдад - он был одним из гениев манипуляторов (фирибгар) и внимательным и опрятным блюстителем, прошедший сто раз место преклонения позорников, тысячу раз повторивший таваф (прошедший вокруг святого места преклонения) - "Надо дать прозвище этой соборной мечети "Масжид ул-Харом", а Читаемому намазу (молитве) - "Салот ул-Хавф" ("Осквернённая мечеть" и "Опасная молитва")". Аллахдад сказал ещё мне - он, оказывается, понял смысл содержания нижеследующих стихов: "Сочиняемые на имя этой преклоняемой (молитвенной) месте и украшающая цифра, а также её начало и чекан её аллегории (метафоры) должны быть словами одного из поэтов":

Слышал, что строишь мечеть за счёт налоговых денег.
Слава Богу, ты не удостоишься его. Будто-бы женщина,
Кормящая сирот за счёт проституции; эй, будь проклята женщина!
Не занимайся прелюбодеянием и не давай милостыню.

РАЗДЕЛ

Когда Темур ходил с величием в городах Рума, у него зародилась озорная мысль о приобретении земель Востока. О посланном им письме Аллахдаду и о требовании подробных и точных сведений о (восточных) странах, было сказано выше. Когда стало известно о состоянии тех стран, стало ему ясно сведения о кишлаках, областях и районах, как будто он всё увидел своими ясными глазами и когда настроение этих государств влились в душу Темура, оседлал он своих военачальников этих окрестностей для отправления их в те (восточные) страны. Среди них были Бердибек, Тангриберди, Саодат, Иляс Хаджа, Давлат Темур и ещё несколько других. Он дал им несколько частей войска и отправил их вместе [221] к Аллахдаду, чтобы Аллахдад привёл в порядок свои дела и отправиться в путь, а также восстановить крепость по названию Баш Хумра.

Эта [крепость] находилась в десятидневной пути от Ашпары, который был подведомственен монгольской группе и являлась конфликтом между двумя государствами, что привело к падению и разрушению.

Бесчисленное количество войска [Темура] направилось в ту сторону и, против обычая, они занялись [строительством] здания. Выступление этой группы [войска] приходится к концу 806 (июнь, 1404) года и в начало 707 (июль, 1404) года. Этим они намеривались построить для себя крепкую цитадель и местом для начала похода на Китай и местом жительства для возвращения и убежищем. Когда они укрепили основу крепости и, устроив разнообразные [здания], воздвигнув стены и поставили на них необходимые знаки [для крыши и потолка], Темур направил им один указ о прекращении строительных работ крепости, как бы забыть об этом и возвращаться, чтобы все занялись у себя сельхозработой. Потому что населению городов и кишлаков необходимы были специалисты умеющие пахать и размалывать, сеять и орошать откосы и холмы; специалисты и труженики селения начиная от Самарканда и до Ашпары, отвергнув вопросы отношения и торговли, стали давать уроки орошения и сеяния на словах и практически, они, дискуссируя и повторяя, каждый [человек] общества проявили желание подготовить необходимые сельхоз орудия. Он сказал, если кто-то хочет отвергнуть молитву, также пусть отвергнет нежелание заниматься сельским хозяйством. Тем самым Темур хотел, чтобы перед походом (в Китай) все были бы подготовлены, чтобы в этой трудной дороге каждый позаботился о себе, если не хватало продуктов питания, чтобы он сделал их достаточным.

В результате, они бросили строительство и каждый эмир отправился в свои родные края. Они занялись выставлением своих быков и зёрен и, как повелевал Темур, они стали активно оживлять мёртвые земли. Они удовлетворились лишь тогда, когда лето собрал своё имущество и глашатай осени расстелил миру свои знамёна и щедроты. [222]

ИЗЛОЖЕНИЕ О ТОМ, КАК И РАНЬШЕ ТЕМУР РЕШИЛ ИДТИ НА КИТАЙ И КАК "ПРАВЕДНАЯ СМЕРТЬ ПРИШЛА" И ОТКРЫЛА УКРЫТЫЙ ЗАНАВЕС, ПОТОМ ИЗ ПОХОДА ОН ПЕРЕШЁЛ В АД

Когда Темур пришёл в себя, он стал приготовляться в сторону необходимости оседлать коня для отправления в даль; он сделал себе целью овладеть отдельные страны. Он по-своему обыкновению повернул вожжи похода в сторону Китая. Он сообщил своему войску, чтобы они подготовились необходимыми к четырехлетнему или даже большему сроку похода. Тогда каждый единомыш ленник, ответив своему повелителю "лаббай" ("я готов"), приняли своими ушами повеление Темура, и надели их, разукрасив, как серьги. И каждый Асад (созвездие Лев) поднял свой Жавзо (созвездие Близнецы) и, по повелению Темура, оседлали свой Жадий (горный козёл, орхар, созвездие Козерог), каждый Савр (созвездие Бык) заготовил свой корм, зерно и Сунбулу (созвездие), Далв (созвездие Ковша орошения) и поползли как Саратон (созвездие Рак) без меры и, надеясь на авось и угнетая, поплыли в море раздора, как большой Хут (созвездие Рыба). В это время Кавс (созвездие Стрела) своим полумесяцем выпустил свои холодные стрелы, оповещая уши, что в этом мире обосновалось войско зимы. Значить каждый должен позаботиться и приготовиться к зиме, каждый босоногий и нагыш должен одеться. Чтобы избавиться от этой зимы, недостаточны поэтические слова "кофы" и нельзя ими удовлетворяться, потому что никакой "коф" не сможет с ним сравниться. Так как на этот раз это такой божий предвестник, чтобы вы "не насмехайтесь над божьим символом". На самом деле, целью прихода зимы являются обморозить дыхание, сжечь морозом ноздри и уши, спотыкнуть ноги и оторвать голову.

Осень предвестник и начальник зимы, главнокомандующий группы войск (зимы), один пример из её вида, зеркало настоящего желания, чин каллиграфов (секретаршей), предисловие группы. Потом зима страшно закричала своими холодными ветрами, и приплывающие облака закрыли своими шатрами поверхность мира. В результате его рёва всё тело (людей) потрясло (от испуга), каждое присмыкающее испугалось её мороза и стало искать спасения у подножия крепости. Погасло пламя, замёрзли руки, затряслись листья, упавшие с деревьев, остановились на месте речки, текущие из высот, львы убежали в свои кустарники, олени спрятались в своих стойбищах, существо стало просить у Бога [223] убежище от этой зимней беды, от её испуга поверхность земли пожелтела, красивые сады приуныли, завяли тела пастбищ, ушли от них красота и нежность, "смешались с нею растения земли, и стала она сухим сором, который развевают ветры". (Коран, с. 18, о. 45.)

Темур, посчитав, что этот нежный ветер является произнесённым выбросом, плохим предвестником холодного дуновения, приказал подготовить наряды шатров, конские попоны и тёплые шубы. Против осколков мороза и холодных стрел (града) подготовил из "мубаттана" (вид одежды) "дарак" (чехол для щита) и из "тивита" приготовил "зарад" (кальчуг). Потом, чтобы противостоять зиме, он удвоил одежды, после этого он приспособил к своему острому телу желание и, соответственно своей способности, укрепил щитами. Он не стал прислушиваться к советам и молвам людей, противопоставляя им подготовленные к зимним делам наряды и, считая, что каждый "коф" и "лом", то есть "все вещи" достаточны, сказал своему войску: "Вы не беспокойтесь о зиме, она только "холодна и здорова".

Когда войска собрались, дела и указы стали едины, Темур приказал приготовить пятьсот арб (телег) и покрыть их железными листами, так как они должны были нагрузиться [тяжёлым] грузом. Как только наступила зима, Темур стал усиленно готовиться, а зима начала прерывать его процесс жизни, чтобы он достиг потустороннего девана (канцелярии). В результате, он начал поход в месяце ражаб (январь, 1405). В это время был такой мороз, что остаёшься в недоумении! Темур шёл ни разу не жалея несчастного, не сожалея ни одному обожжённому от мороза трупу. В своём походе он дошёл до реки Сайхун, которая была покрыта (толстым) льдом, на ней были построены "чистый ветерок" и "ровная крепость".

Темур прошёл реку и продолжил свой путь, а также, прилипнувшись к своему упрямству, делал свои капризы. А зима отправила на Темура свои беды, "бури, наполненные пламенными вьюгами", падали со всех сторон на его голову. Его войска (бури) так ударили барабанами, своими холодными пургами, так что зима всё более усилила свои ветры. А он (Темур), двигаясь с этой многочисленной толпою, был беспощаден ко всем пленным, не стал лечить раны и изломы. Он решил победить зимние морозы своими одеждами, не смотря на свою молодёжь и пожилых, соперничал с пустыней. Потом зима своими холодами свободно гулял среди них, распространил между ними сильные бури; поставив на [224] них вьющиеся сильные ветры, поставил сильную бурю властелином над ними. [Зима], устроившись среди толпы Темура, так завыла: "Не спеши, эй несчастный! Успокой себя, эй твёрдорукий угнетатель!? До каких пор ты будешь сжигать своим пламенем души людей? До каких пор ты будешь жечь печёнки и души своим пламенем и жаждой? Если ты являешься одним из двух дыханий пропасти (ада), я являюсь её вторым (дыханием). Мы оба постарели в деле опрокидывания и в уничтожении людей. Будь ты проклят встречей двух звёзд Марса! Если ты своим дыханием охладил (убил) жизнь людей, веяние моего холодного дыхания сильнее твоего. Если твои всадники, мучая, сдирали шкуру мусульан, уничтожали и терзали, оглушая их, а в моей казне при помощи Всевышнего имеется более мощнее сила сдирания кожи. Бог свидетель, я не оставлю тебя в стороне (от этих слов). На, возьми то, что тебя не защитит от неверной судьбы холода, даже не спасёт тебя огонь на жаровне, ни пламя в очаге".

Потом навлёк зима на них снежный вихрь, способный разрезать железо, разорвать кольчугу на Темура и его войско разверзнулся сильный холод и бесчисленное множество гор, в них находился град, а за ними были посланы пыльные бури, которыми были наполнены глаза и ноздри людей Темура; незаметно натолкали в их носы. В связи с этим их жизнь подперлась к горле. Каждому, кому задавал "Этот упрямый (бесполезный) ветер; переставал расти, а наоборот разрушался. Восток и запад земли из-за этих снегов превратились в подобие степных простор в день светопреставления или похожим на разлитое Богом серебряное море. Если бы [в это время] взошло солнце, засверкал бы лёд и от него можно было бы увидеть интересные виды: небо казалось бы багровым, земля биллуром, а между ними сверкали бы куски золота. Если в это время - пусть Бог сохранит от этого - на что-нибудь живое попало бы дуновение ветра, то потухло бы дыхание, а его самого, коня, а также верблюда и пастухи были бы заморожены, умертвило бы каждого слабого человека. Наконец, стало так, что пламя загорелось, как роза (алый цветок) и приход его (пламени) помог появлению здоровья и приятного (мгновения). Однако, солнце затрепетало, и его глаза замёрзли от холода и высохли, будто бы, как сказано следующее: "Стал такой день, что из-за мороза солнце помечтало зажечь пламя в нём".

Если же выдыхал человек, то его дыхание замерзало вместе с бородою и усами и стало бы похожей его борода, как бы украшенной бородой фиръавна (фараона). Если бы человек густо плюнул, [225] несмотря на то, что слюна имела тепло, тем не менее, не падало на землю, а падало, превратившись в замороженную стрелу. Таким образом, их (людей Темура) граница сердца раскрылась и состояние каждого из них начала подходить к языку.

В результате этого погибла часть войска Темура, зима уничтожила [без разбора] и старого и молодого. Их уши и носы попадали из-за мороза. А зима на них выпала ветром, разлилась морем и, наконец, утопила их. А они, будучи беспомощны в этом, остались в недоумении и "от прегрешений их были они потоплены и введены в огонь, но не нашли для себя, кроме Аллаха, помощников". (Коран, с. 71, о. 25.) Не смотря на это, Темур не обращал внимания на умершие и не сожалел над свершившимся делом.

О ТОМ, КАК ТЕМУР НАПРАВИЛ ОДИН УКАЗ АЛЛАХДАДУ, И ОН РАСПОРОЛ НА КУСКИ ПЕЧЕНЬ И ДУШУ И ЗАСТАВИЛ БОЛЕТЬ. И ИЗЛОЖЕНИЕ О ТОМ, КАК НА ГОЛОВУ АЛЛАХДАДА ПОСЫПАЛИСЬ ТРУДНОСТИ НОВЫХ БЕД И УВЕЛИЧИЛАСЬ НОВАЯ ТРУДНОСТЬ

Когда Темур выходил из Самарканда [в сторону Китая], послал он один указ Аллахдаду, который находился в Ашпаре, который (указ) привёл его в состояние беспокойства, нахмурились глаза, испугав птицу сна. Содержанием этого указа Аллахдад понял смысл, что Темур его разверзнёт, детей превратит в сирот, разорит его край, приведёт в сильное поднатуживание, и закроются перед ним все дороги и переулки. Своим повелением Темур дал ему такое поручение, что чем его выполнить, легче было бы разрезать горы, выкорчевать скалы и из самых лёгких дел, можно было бы выпить всю воду моря. Одним из самых маленьких поручений было то, чтобы он приготовил муку и провианты для войска Темура только на одну ночь, когда они прибудут в Ашпару; кроме этого были ещё и другие поручения. Когда Аллахдад узнал об этом письме (указе), понял смысл и сердцевину того намёка, он понял, что пришло ему мучение и забота: прервалось его спокойствие, приложив все силы и усилия, приступил к приготовлению [указанного количества] муки и приложил усилия завести стоявшие мельницы. В это время эти мельницы были более стояче, чем любой прилежный человек, воды их арыков были более суше, чем ладони человека-скряги. Время безводия раздули ветром остатки муки, ручьи кровавых (водяных) гор высохли в [226] венах гор, а слёзы утонули в глубинах углов глаз. Аллахдад истратил все затаённые средства на чёрные дни своего, не пожалел даже изящные вещи и, чтобы потекла вода, он опирался на своё состояние и богатства. Позвав на помощь смелых людей, использовал каждую текущую воду и стоячие лужи. Попросив совет своих друзей, при помощи их он решил избавиться от пришедшей беды. Он стучался к каждой двери и даже к захлопывающим перед его лицом. В результате они послушались к его призыву и откликнулись к его просьбе, а от больной зависти стоная, стали искать лекаря от его болезни. Собрали всех львоподобных и пантероподобных умельцев и ремесленников. Были произведены ряд работ в приведении в порядок каналов с достаточным количеством воды, чтобы завести эти мельницы. Проявив упрямство холоду, начали раскалывать льды на пути воды. [В этом деле] они были похожи на кузнецов, ударяющими молот в холодное железо и стали, как бы людьми, которые хотели бы смочить своими мощными усилиями сердце безбожного человека. Наконец, горе и забота Аллахдада облегчилась, из-за причинённых тяжестей душа ослабла, и появились слёзы на его глазах. Потом на его гневное лицо пришёл прохладный ветер, они не смогли разломать железом даже локоть льда. Если дул холодный ветерок, вода встречала его с улыбкой. Душа воды замерзала от пламени людей и от их старания застывало сердце. В результате, все, что было на поверхности (воды) замерзало. Таким образом, для них дорога суживалась, они отходили назад и, как околдованные, они шли обратно. Не смотря на это, Аллахдад не жалея состояние и богатство, умолял и просил, говоря: "Эй, вода! Эй, люди!".

Наконец, [Аллахдад] среди друзей признался и пришли к единому мнению, что не хватает силы выполнить [повеление Темура]. Когда [Аллахдаду] стало известно их положение, стало ясно, что они не нужны при нём. Аллахдад убедился, что к нему приближается грустная участь и, безусловно, может погибнуть. Он узнал, что попал в бесконечную беду и его повелитель потребовал от него для одного великого дела тонкое лезвие. До него дошло и то, как его враги донесли о нём до Темура, сплетничали и как завистники преподнесли Темуру. Когда он узнал об изменении мнения Темура о нём, вспомнил, как Темур мученически казнил своего мастера строителя соборной мечети Мухаммад Жалда, разграбив его богатство и состояние, и взяв в плен его детей и семью. Аллахдад, ожидая и по отношению к себе более большую расправу (от Темура), стал беспокоиться днём и ночью, и у него не было [227] конкретного решения. Он умыл руки из этого мира и попрощался со своей жизнью, семьёй, детьми богатством и состоянием. До встречи с Темуром оставалось всего десять дней. Хотя дороги были оборваны, "слаб и просящий (Темур) и просимый (Аллахдад)". (Коран, с. 22, о. 73.)

ИЗЛОЖЕНИЕ О ПРИЧИНАХ ПОРАЖЕНИЯ ВЕЛИКОГО, ПЕРЕСЕЛЕНИЕ ЕГО В АД И РЕШИТЕЛЬНОГО УТВЕРЖДЕНИЯ ЕГО ПАДЕНИЯ

Всё равно Темур продолжал свой поход до местности, называемый Утрар. Он открыто признал холод, а внутренне он желал отвергнуть свою болезнь. По этой причине он повелел приготовить из продуктов, имеющие в своём составе горячие компоненты, пахучие, безвредные и из обработанных полезных сельхозпродуктов выделить (очищенную) водку (спирт). Потому что эту мощную силу изобрёл сам Темур и пожелал, чтобы вышла обыкновенная основа гнёта. Потом Темур стал употреблять эту водку, стал без застенья и безмерно пить её. Он не спрашивал о состоянии своего войска, он не обращал на них внимания и не желал слышать их мольбу. Наконец руки смерти протянули ему чашу "поящей водой, а она рассекает их внутренности". (Коран, с. 47, о. 15.)

Кстати, сопротивляясь божественной смерти, Темур продолжал войну с эпохой, отвергал яства всевышнего Бога. Без подозрения он пришёл с недостатками и ушёл с [множеством] гнётом.

Эта водка подействовала на кишки и печень Темура, начало трястись всё его тело, руки и ноги ослабли. Тогда привели лекарей и показали его болезнь. В этот [трескучий] мороз они положили на его живот и лоб лёд и стали его лечить. В результате, после прошествия трёх ночей Темур завязал узел переселения и стал готовиться в дом унижения и наказания. Его печень разорвалась на куски, "в тот день, когда не поможет богатство и сыны". (Коран, с. 26, о. 88.) Он стал кровь плевать, начал кусать руки от недомогания и невозможности.

Тамада смерти дал Темуру выпить самую горячую чашу, в это время он начал молиться тому (Богу) кого сам отвергал. Однако "не помогла им их вера, когда они увидели Нашу мощь ". (Коран, с. 40, о. 85.) Прося помощь он кричал и рыдал, однако не нашёл подмогу.

Пришёл призыв (возглас), сказавший ему в лицо: "Эй, грязная душа, выйди из брезгливого тела! [Эй, жизнь], выйди из [228] обезображенного, гнетущего и грешного состояния и поздравляем тебя тем, что ты стала соседом горячей воды, вонючего места и аморальников в аду".

Если бы ты увидел хрипящего, как будто бы удушающегося жеребёнка, посушившийся цвет лица и обвисшие обе щёки, как с текущими пенами отвисшихся [губ] верблюда! Если бы ты увидел ангелов, мучающих и разрушителей стран угнетателей, гасившие их пламя и предвещающие явное разрушение их крепости! "Если бы ты видел, как завершают жизнь тех, которые не веровали, ангелы - они бьют их по лицу и по спинам". (Коран, с. 8, о. 50.) Если бы ты увидел его (Темура) жён и наложниц, которые навзрыд рыдали вокруг него, а также его помощников и войско "которые теряющие человека, к которому (лживо) стремились". Если бы ты увидел людей, которым говорили: "отпустите души, в этот день вы будите наказаны мученическим унижением, и это для того, что вы над всевышнем Богом сказали против правды, вы поставили себя выше способностей Бога и (тем самым) стали грешными!

Потом ангелы принесли из (адской) пропасти гнетущую и испорченную одежду, и как бы вытянувшие шомпол из мокрой шерсти, вытянули эту душу. Таким образом, Темур утвердился проклятию Аллаха и переселился в наказуемое, мученическое [место].

Это случилось в окрестностях Утрара 807 году, лучезарный месяц шаъбон семнадцатого (дня) в среду ночью (18 февраля 1405 года). Всевышний Бог своей милостью поднял над своими рабами унижавшего мученье, в результате "усечен был последний из тех людей, которые были неправедны. И хвала Аллаху, Господину миров!". (Коран, с. 6, о. 45.)

ИЗЛОЖЕНИЕ СОБЫТИЙ И ДЕЛ, РАДОСТЕЙ И ГОРЕСТЕЙ, ПРОИСШЕДШИХ И СТАВШИХ ЯВНЫМИ ПОСЛЕ СМЕРТИ ТЕМУРА

У Аллахдада был верный друг по имени Саодат, он был наместником города Андижана. Саодат был из известных и знаменитых людей, одним из эмиров, способствовавших восстановлению крепости Бош Хумра. Он послал гонца к Аллахдаду и известил его о том, что правитель покинул свою основу (своё тело с этого мира), что Темур оставил свои земли и подчинённых и со своими грехами повернулся в сторону высшего разума. Гонец с этой радостной вестью прибыл в Ашпару четырнадцатого числа месяца рамазана данного года (16 март, 1405 г.), облегчил печаль и муки [229] Аллахдада, развеял его горесть и обиду. Гонец как-бы подарил ему новую жизнь, как бы вернул ему верблюда, нагруженного пищей и водой, которого он потерял в безбрежной пустыне.

ИЗЛОЖЕНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ, КОТОРОМУ УЛЫБНУЛОСЬ СЧАСТЬЕ И КОТОРЫЙ ЗАНЯЛ ТРОН ПОСЛЕ ТЕМУРА

В то время, когда Темур умер и всевышний унёс его печаль с бренного мира, у него в войске и среди близких и детей не было никого кроме внука Темура, сына Амираншаха Халил Султана и сына сестры Султана Хусайна, который перебежал к Султану Египта, когда Темур вошёл в [город] Шам. Они решили держать в тайне это дело (его смерть) и договорились, чтобы ни один из граждан не догадался об этом. Но, несмотря на их старание, эта весть разошлась и получила огласку повсюду. В результате чего они испытали страдания, ужас, забегали в разные стороны, заволновались. Тогда все люди поведали об этом деле, осознали и поняли, что "обрезаны концы рода, творившего зло (насилие)".

В результате среди войска поднялось волнение, воины испугались и, погрузив тело Темура, вернулись в Самарканд. Счастье улыбнулось Халил Султану и, когда действительность стала явью, он занял трон. Его отец Амираншах был мутаваллием (наместником, управляющим) Азербайджана и подведомственных ему земель, а его сыновья Умар и Абу Бакр находились при нём.

Между ними и Мавераннахром находятся сотни (множество) препятствий: горы и скалы, леса и тысячи заграждений. Этот Абу Бакр среди чагатайцев был одним из воинов-богатырей и хорошо наносящий удар на вражью голову. Как говорят, он, остановив быка или посадив на колени верблюда, не двумя ударами, а одним ударом рассекал (мечом) их на две части.

Кара Юсуф, после смерти Темура, казнил Амираншаха и присвоил себе земли Азербайджана; а его сына Умара убил его брат Абу Бакр. А Абу Бакра убил правитель Кермана Идику. О их сражении много сказано [в историях], рассказы [об этом] знамениты.

Шахрух находился в землях Хирата и Хорасана, а Пир Умар находился в областях Ирана и в тех странах. (Поэтому, еще при жизни) Темур назначил преемником себе Мухаммад Султана. Хотя он был одним из внуков, однако, когда стали известны Темуру о его счастье, уме-разуме и чуткости, поставил его впереди (выше) своих сыновей. Однако, упрямая смерть против воли Темура, как было сказано [раньше] Мухаммад Султан умер в Акшахре, находящегося в странах Рума. У Мухаммад Султана был брат [230] Пирмухаммад, после Темур назначил себе преемником. Когда же напал на Темура глашатай смерти и заботливым голосом позвал к себе его душу, он, утопая в море беспечности, просил о продлении себе жизни. Однако смерть, не думая и не размышляя, зарезала его, а войско его расстроилось и обезумело.

Когда Темур находился в таком состоянии, его дети и внуки были вдалеке от него, устойчиво властвовали, были вне опасности, безопасны от разрушений и они тоже остались, как и Темур, в затруднительном положении. (А) Пирмухаммад находился в Кандахаре, который был расположен между землями Хорасана и Индии. Между ним и Мавераннахром находились (бескрайние) степи и пустыни. А в воздвигнутом Темуром столице, то есть в Самарканде, кроме сына Амираншаха Халил Султана больше из близких [родственников] никого другого не было. Вместе с этим, зима настелила землю своей ватной (снежной) постелью и трескучим морозом, на поверхность которой набросала столько снега, что покрывало всё лицо мира, его окрестности, спереди и сзади. Ни один из этих людей (потомков Темура) не были готовы к путешествию, они не были даже в состоянии не только поднять руки для повеления идти в поход и сделать одно движение ногою, но даже не были в состоянии высунуть голову из постели или показать зубы с улыбкой или же показать даже ногти пальцев из рукавы. Потому что они боялись, что преступное морозное дуновение могло охватить их. В результате, без спора и тяжбы Халил Султан стал обладателем этой добычи, возможно, это состояние (мюльк), богатство были переданы из пропасти в руки Кавсар Салсабийю (райская река и родник). Султанат (государство) своим языком промолвил: "Какой хороший обмен пришёл". Нелюбимый обменялся любезностью, враг стал другом; Халил Султан, став властелином над воинами и эмирами, отборным войском и столпами государства, надел кольцо подчинения тем нациям, арабами и другими иностранцами и на базаре преданности раскрыл ларьки для светлой молитвы напутствия. В результате, они составили с ним договор о мирной торговле. И не осталось возможности ни одному из них выйти из подчинения и ничего не осталось, кроме как в этот же день, чтобы не опоздать, поспешить для торговли к нему. [Потом] Халил Султан немного отпустил [узды] веселья и остался доволен их беседою.

Халил Султан был красив как Юсуф, прилежен как Мухаммад, предан как Исмаил, воплотил в себе все признаки благородства, обладал разнообразными манерами приличия.

(пер. Х. Н. Бабабекова)
Текст воспроизведен по изданию: Ибн Арабшах. История амира Темура. Ташкент. Институт истории народов Средней Азии имени Махпират. 2007

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.