Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АДЕМАР ШАБАННСКИЙ

ХРОНИКА

ADEMARI CABANNENSIS CHRONICON

«Хроника» Адемара Шабаннского: история Аквитании на рубеже тысячелетий

«В это время явилась с северной части неба комета, бывшая видной в течение многих ночей летом. Была она словно меч, но шире и длиннее, и сразу же в Галлии и Италии были сожжены огнем многие города, замки и монастыри; также и Сен-Шарру пал жертвой огня вместе с базиликой Спасителя; кроме этого, церковь Св. Креста при Орлеанском соборе и монастырь Св. Бенедикта во Флёри и много других церквей пожрал огонь» [III, 56], - пишет в 1029 г. о событиях трехлетней давности монах Адемар, глава скриптория аббатства Св. Епархия в Ангулеме. Для Адемара нет сомнений в том, что означает это устрашающее небесное знамение: комета предвещает Страшный Суд, когда в огне окажутся не отдельные церкви или города, а весь мир. Несложно рассчитать и дату: тысячелетие Страстей Христовых, которое должно наступить в течение пяти лет.

Милленаристские страхи пронизывают в той или иной степени все исторические сочинения, написанные во Франции около 1000 г.: сочинения современников Адемара (в особенности Радульфа Глабера) позволяют нам понять, насколько эти опасения были распространены среди народа и знати. В случае Адемара подобные страхи составляли важную черту его характера и отразились в его историческом труде: главное изменение, которое историк делает в тексте «Анналов королевства франков» (на которых основывается значительная часть его главного исторического сочинения) - аккуратно вычеркивает из текста все даты, надеясь таким образом защититься от приближающегося конца света. Значительное место в хронике Адемара занимают небесные знамения и видения самого автора, личность которого оказала, без сомнения, огромное влияние на композицию его исторического сочинения.

Адемар родился около 989 г. (в письме от 1029 г. он называет себя сорокалетним) в семье мелких сеньоров Шабанна (совр. Сен-Пьер-де-Фюрсак), домена к северу от Лиможа. Род Адемара, не обладавший богатствами или большими земельными наделами, был связан с церковной иерархией: двоюродным прадедом Адемара был епископ Лиможа и аббат монастыря Св. Марциала в этом городе Турпион [905-944]; дядя АдемараАдальберт был деканом и настоятелем монастыря Св. Марциала [III, 46], а другой его дядя, Ротгерий - песнопевцем [III, 61] здесь же. Сам же Адемар, по своим собственным словам, «с нежнейшего детства» стал монахом в монастыре Св. Епархия (в современном французском: Сен-Сибар) в Ангулеме, в 100 км к западу от Лиможа. С помощью своего дяди Ротгерия Адемар смог получить превосходное образование: он был прекрасным копиистом и блестяще владел каллиграфией (по этой причине он не пользовался услугами писцов; до нас дошел ряд его автографов), был знаком с грамматикой и риторикой, сочинял поэзию (в том числе двойные и тройные акростихи), неплохо рисовал (в одном из инициалов он изобразил самого себя, стоящего поодаль от остальных монахов рядом со Св. Епархием) и был одним из самых талантливых литургистов своего времени. Кроме образованности и разнообразных талантов, он обладал также интересом к истории; вероятно, этот интерес был обусловлен тем, что в юности, около 1003 г. Адемар встретился с Аймоином из Флёри, одним из самых значительных историков флёрийской школы (III, 39).

Собирать материал для «Хроники» («Chronicon» ; иногда называется также «Историей») Адемар начинает около 1024 г., когда он делает копии «Ангулемских Анналов» и «Аквитанской Хроники» . Вероятно, именно работа с этими текстами побуждает его серьезно заняться историей: в 1026/1027 г. он готовит первую рецензию («Альфа») «Хроники», а за два следующих года значительно расширяет ее еще в двух рецензиях. Во вторую рецензию («Бета»), написанную вскоре после того, как Адемар потерпел поражение в своих планах стать аббатом монастыря Св. Епархия, вошли сведения от происхождения франков до эпохи Каролингов (одна из рукописей этой рецензии хранится в настоящее время в Российской Национальной Библиотеке в Санкт-Петербурге). Около 1028 г. Адемар отправляется в Лимож, где он имел обширные связи благодаря своей семье. Здесь, в 1029 г., он пишет заключительную рецензию своей «Хроники» («Гамма»). Но главная задача, которую Адемар ставил перед собой в этот период - утвердить в качестве апостольского культ Св. Марциала, покровителя Лиможа. Ряд ранних прецедентов позволял Адемару уверенно рассчитывать на то, что с должным усердием он смог бы добиться апостольства для Марциала, а для самого себя - гораздо более высокого статуса в церковной иерархии. Ради этой цели Адемар, превосходный каллиграф, не остановился перед тем, чтобы написать несколько поддельных документов, по которым Марциал Лиможский должен был быть современником Христа и одним из апостолов из семидесяти. Однако честолюбивые намерения Адемара были разоблачены странствующим монахом Бенедиктом из Кьюзы, который отметил массу заблуждений в той версии легенды, которую предлагал Адемар (например, по жизнеописанию, написанному Адемаром, выходило, что Св. Марциал происходил из Иудеи - и это с именем «Марциал» !). Историк, покинутый своими сторонниками, возвращается в аббатство Св. Епархия в Ангулеме и начинает проводить все больше времени в скриптории, где создает только новые поддельные письма 1 и пишет около полусотни проповедей, которые так и не произносит. Истощенный и разбитый одиночеством и крушением своих надежд,около 1032 г. он покидает ангулемский скрипторий, выкрав практически всю свою богатую библиотеку, и оставляет все в лиможском аббатстве Св. Марциала, откуда отбывает паломником в Иерусалим, где и умирает в 1034 г.

Окончательная рецензия «Хроники» Адемара состоит из трех книг. В первой из них (от легендарного происхождения франков до Карла Великого) историк компилирует текст Liberhistoriae Francorum (VIII в.) и главы 10-24 Продолжателя Фредегара. Вторая книга (посвященная Карлу Великому) практически дословно (за исключением, как говорилось выше, дат) скопированный текст Анналов Королевства Франков. Наконец, третья книга (перевод которой приведен здесь) опирается на Анналы Королевства Франков лишь в главах 1-15; в главе 16 Адемар пользуется Жизнеописанием Людовика Благочестивого Астронома. В последующих главах мы имеем дело уже с оригинальным текстом Адемара. В своем описании он опирается на «Ангулемские Анналы», «Аквитанскую Хронику», а также на текст о чудесах Св. Генульфа, содержавший большое количество важных исторических сведений. Однако вместе с тем в III книге виден четкий авторский замысел, а значительная часть событий изложена Адемаром как очевидцем или со слов очевидцев, что делает «Хронику» важнейшим историческим источником по истории Аквитании XI в.

Аквитания в изложении Адемара предстает областью, которая, начиная со смерти Людовика Благочестивого, имеет лишь весьма опосредованное отношение к государству Каролингов, а затем - Капетингов. Несмотря на формальное включение Аквитании во владения Каролингов во Франкии, реальная власть в регионе переходит к графам Пуатье, которые борются с в X в. за титул герцога Аквитании с графами Оверни. Наиболее могущественный герцог Аквитании этого периода - Гийом V Великий, получает в «Хронике» панегирик (III, 41): Гийом V, по словам Адемара, «скорее король, а не герцог», дружен с многими королями и императором, им восхищаются римские сенаторы, а ломбардские князья предлагают корону Империи: в основном, можно сказать, именно этому пассажу из «Хроники» Адемара герцог Аквитании и обязан своим прозвищем «Великий» . Но несмотря на все лаудации историка (чьи намерения описать правящую знать в благоприятном свете довольно прозрачны), Аквитания ни при самом Гийоме V, ни при его предшественниках не приобретает окончательной внутренней стабильности. Перед постоянными ссорами и войнами между мелкими сеньорами вынуждены отступать герцоги и короли: ок. 996 г. Бозон II, граф Марки, захватил замок Беллак, и Гийому пришлось призвать на помочь короля Роберта Благочестивого, «вся воинская мощь Франкии и Аквитании собралась там, но не смогли они взять замок и через долгое время отступили вместе с королем» (III, 34). В это же время, когда Альдеберт, граф Перигора, осаждал Тур, король Роберт, чтобы урезонить графа, спросил его: «Кто сделал тебя графом?», на что тот немедленно ответил: «Кто сделал тебя королем?» (III, 34). В такой обстановке относительной слабости центральной власти (разумеется, с волей герцога Аквитании к началу XI в. местные графы начинают считаться, в отличие, впрочем, от воли короля из новой династии Капетингов) особое значение принимают региональные события и отношения графов, которые и формируют политический климат Аквитании. Лучше всего Адемару известны события в Лимузене и Ангумуа (именно с двумя столицами этих графств - Лиможем и Ангулемом - связаны основные события в жизни Адемара), в меньшей степени - в Пуату, Сентонже и Перигоре. Особое внимание историк уделяет личности Гийома IV, графа Ангулема (998-1028), который представлен как ближайший сподвижник Гийома Аквитанского, и в изложении Адемара граф немногим уступает герцогу. Но и внутри Ангулема графам не удается прекратить междоусобицы своих вассалов: Адемар приводит ряд историй, где мелкие сеньоры спорят из-за своих замков, и даже авторитет графа не в состоянии их примирить. Под этим знаком политической нестабильности проходит у Адемара вся современная ему история Аквитании.

Кроме того, Адемар открыт для известий со всего мира: в его «Хронике» есть место для описаний событий в Византии, Италии, Скандинавии и даже Руси (III, 31). Качество его сведений во многом оставляет желать лучшего, но по рассказам Адемара о событиях в далеких странах можно сделать ряд весьма важных заключений о том, как именно распространялись вести в Средние века, и какие особенности средневекового мышления приводили к подчас комичным контаминациям.

Большое место в «Хронике» занимает и описание событий, связанных с религией и суевериями. Помимо сохранивших весьма подробные детали рассказов о деяниях аквитанских епископов (в первую очередь - Лиможа), Адемар приводит несколько рассказов о почитании реликвий, которые показывают, что его подход к подлинности мощей был довольно критическим (что крайне редко для XI в.). Сохранились у Адемара и одни из первых повествований о преследовании иудеев и манихеев (III, 47; 49). Уже по самому этому изложению видно, какой ужас вызывают у Адемара обе эти группы еретиков: разрушение Гроба Господня, которое, по мнению Адемара, было инспирировано иудеями, и появление «слуг дьявола» - манихеев - в Лиможе являются для историка верным предзнаменованием скорого конца света. Особый интерес представляет собой рассказ Адемара о процессе над ведьмой, которая обвинялась в гибели Гийома Ангулемского; кроме того, что хронологически это один из первых средневековых процессов над ведьмами, важно то, что, по мнению некоторых исследователей, в «Хронике» Адемар сделал ряд намеков на то, что истинной виновницей смерти графа была вовсе не ведьма, а невестка Гийома Алозия (подробнее см. комм.к III, 66-68). В этих пассажах ярче всего проявляется одна из важнейших черт средневековой культуры: суеверие и здравый смысл идут у Адемара рука об руку, и историк зачастую не видит между ними никаких противоречий.

Наследие, оставленное Адемаром, огромно (и уникально то, что практически все оно дошло до нас в автографах). Среди всего, написанного им, Адемар не придавал большого значения своему историческому труду. Тем не менее, написанная в очень сжатые сроки (и, по-видимому, с сугубо практическими целями) «Хроника» стала главным произведением Адемара и одним из важнейших исторических источников XI в. Несмотря на серьезные недостатки, на которые справедливо указывали издатели XIX в., современные исследователи (в первую очередь Р. Ландес) по достоинству оценили труд Адемара и отдали должное его яркой, пусть и мятущейся, индивидуальности.


Комментарии

1. Подделки Адемара были, впрочем, настолько качественными, что еще через много веков после смерти Адемара на них ссылались как на подлинные документы. Еще в 1854 г. епископ Лиможа обращался к папе Пию IX с просьбой утвердить Св. Марциала как современника Христа и одного из апостолов. Только в 20-х гг. XX в. Л. Сальте показал, что папские письма и декреты соборов, утверждавшие в этом статусе Св. Марциала, были блестяще исполненными подделками Адемара.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.