Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 6

[Джеймс Шилдз — Ричарду Апсалу]

/л. 168/ Desolation Bay Sept-r. 9th 1790

Dear Dick,

I have been considering this half hour, for a name proper to give our habitation, and I assure you I can't think of a fitter than Desolation Bay. Paint in your imagination a stoney beach of 50 or 60 miles covered with drift wood and the prospect ending with mountains covered with everlasting snow, a parcel of old houses, a half-starved wood, and four poor solitary Englishmen, cursing their hard fate; you will have a just picture of our house and domain. I assure you I never lived so lonesome in my life, and I heartily wish I was once more hawling of ropes in Old England, and getting my bread with the sweat of my brow. I have been for this week past living [in] the woods, till I am almost froze to death, for here tho’ but the beginning of Sept-r., yet all standing waters are already froze, and as I have no warm cloaths living in a tent is very disagreeable! Indeed I shall be forced to live here the winter without a tube, for I cannot buy the commonest for less than 40 or 50 rubles, which is a sum I can but ill spare at present, to mend /л. 168 об./ all our house is very large and without a peach, and I am in very bad health, owing to my lying all the spring and summer in marshes and woods in my tent. I am forced to walk 40 or 50 versts a day; and tomorrow I must ride to town, tho’ so bad with the piles I can hardly sit down. My situation here is every way uneasy, for I am obliged to dissemble with our ensign; who has behaved very ill and I wou'd wish to take the command from him, which I cannot possibly do at present as I am obliged to live in the woods. I wish the Coll. had sent Sidroff here in his room, who I believe is a very good young fellow and would do him more justice than this one. Be sure before you leave Irkutsky to buy everything you want, and as there is no milk here you must provide a little tea, etc., for mornings, sugar is here at the cheapest time 80 copeeks a fount and everything else in proportion. I have [written] to our Coll. to let you have money to buy for me the following things which I hope you won’t neglect. Never mind Mr. Shellekoff's saying there is plenty of such things in Okhotsky, he told me so, but I found everything here three times as dear as in Irkutsky, and as the greatest part of the /л. 169/ carriage is by water, the expense attending it will be but little, be so good as to buy for me 20 archines of blue velveret, it is here two rubles and a half the archine tho’ in Irkutsky but a ruble and ten or twenty copeeks, [168] a hundred archines of linen for common shirts, for all mine are worn out with riding thro’ the woods, three pounds of tea and two pounds of sugar. Ask the Coll. if we are to sail under English colours, and if we are to buy for me blue cloth, buttons and trimmings for a frock; 7 archines and a half of black jane for breeches, and white jane for two waistcoats, as I have no clothes but uniforms which you know won’t do to wear in any part of China or India. If you can get a good sheep skin tube fit for cowering buy it for me as I have seen a very bad one sold here for 50 rubles, and 8 or 10 pair of thread stockings. Get made for yourself a tent in Irkutsky and a hair net to keep off the muskitoes, a sadle and bridle as you have a thousand verst to ride and probably may not be able to get one in Yakutsky. There is but 3 posts for 7 hundred verst so be sure not to forget plenty of provisions at least sufficient for two months. I can give you but a poor account of Okhostky[!]as I liv’d there but a short time, it is about as big as Berezov, but not half so well built.

Desolation harbour or the River Urak is 25 verst to the westward of Okhostky. /л. 169 об./ I like it better than the Okhota, as the mouth is much better, as for the ladies I know but little about them but by hearsay, but hope by next spring to be able to give you a good account of them.

Excuse this long ill-wrote letter and believe me to be your sincere friend and well wisher,

J. Sheilds

P.S. Your countrymen sends their compliments to you, and give mine to Sidroff and the officers of our battalion. As you come down the Lena at some villages on the starboard [go ashore] and you can buy worsted stockings very cheep buy at least 3 or 4 dozen for me and the people.

P.P.S. Let all my things be packed in small boxes not exceeding 3 poud, buy a hide of the best soal leather, get a shoe maker to sew it so as to be watertight. The same you must do by your own.

Lay out all the money you can possibly get, for every [ruble] will turn you in four fold.

Tobacco is 70 cops, a found and I brought but 4 pounds with me.

Don’t forget soap it is here 40 cop. p. lb 54. [169]

Перевод 55

/л. 168/ Залив Несчастья 56 сент[ябрь] 9-е 1790 г.

Дорогой Дик 57!

Последние полчаса я раздумывал, какое название дать нашему поселению и уверяю тебя, что не могу придумать более подходящего, чем Залив Несчастья. Нарисуй в своем воображении галечный пляж в 50 или 60 миль, покрытый плавником и в перспективе упирающийся в горы с вечными снегами, кучку старых домов, лес и четверых бедных, одиноких англичан, проклинающих свою тяжкую судьбу — и вот тебе картина нашего жилья и угодий. Я уверяю тебя, что никогда в своей жизни не был столь одиноким и я всем сердцем жажду еще раз услышать свист ветра в снастях, добывая в доброй старой Англии хлеб в [170] поте лица своего. Прошедшую неделю я препроводил в лесу до того момента, пока чуть не замерз до смерти — ибо здесь, несмотря на всего лишь начало сентября, мороз почти сковал все реки, а поскольку у меня нет теплой одежды, то жить в палатке весьма неприятно.

На самом деле я вынужден жить здесь в зимнее время без тулупа из-за того, что не могу купить необходимейшее менее чем за 40 или 50 рублей, что составляет сумму, без которой я не смогу сейчас обойтись. В /л. 168 об./ довершение ко всем бедам в нашем большом доме нет печи, [а] мое здоровье расстроено необходимостью всю весну и лето находиться в палатке, в болотах и в лесу.

Я [был] вынужден проходить 40 или 50 верст в день, завтра же я должен скакать в город 58, несмотря на то, что из-за моих геморроев мне трудно сидеть. Мое положение здесь затруднительно во всех смыслах, так как я вынужден подлаживаться под нашего прапорщика 59, который ведет себя очень дурно и от которого я не могу принять командование, так как не имею возможности сделать это, будучи вынужденным жить в лесу.

Я хотел бы, чтобы Пол[ковник] прислал сюда на его место Сидорова 60, коего я считаю весьма хорошим молодым человеком и который проявит большую преданность, чем вышеупомянутый [прапорщик Черепанов].

Обязательно перед тем как отправиться из Иркутска, купи там все, что тебе нужно; и так как здесь нет молока, ты должен запастись некоторым количеством чая и тому подобного для завтраков; сахар здесь в период падения цен стоит 80 копеек фунт, прочее — соответственно. Я [написал] нашему Пол[ковнику], чтобы тебе выделили деньги на покупку для меня следующих вещей, которыми, как я надеюсь, ты не станешь пренебрегать.

Не принимай во внимание слова г-на Шелихова о изобилии всего в Охотске; он говорил мне о таковом, но я нашел, что здесь все в три раза дороже, чем в Иркутске, а поскольку большая часть /л. 169/ транспортировки [путь] водою, то расходы возрастут не на много. Будь так добр — купи мне 20 аршин голубого бархата (?), здесь он [стоит] два с половиной рубля аршин, тогда как в Иркутске — 1 рубль десять или двадцать копеек, [купи] сотню аршин холста на повседневные сорочки, ибо все мои износились во время езды по лесам, [купи] три фунта чаю и два фунта [171] сахаpa; спроси полк[овника] — будем ли мы плавать под английским флагом, если да, то купи для меня голубой ткани, пуговицы и отделку для мундира, семь с половиной аршин черной хлопчатобумажной ткани для двух камзолов, поскольку у меня нет иной одежды, кроме формы, которую, как ты знаешь, не одеть ни в какой части Индии или Китая. Если тебе удастся найти хороший овчинный тулуп, годящийся для того, чтобы им укрываться, купи его для меня — я здесь видел, как плохой [тулуп] был продан за 50 рублей; [купи] и 8 или 10 пар нитяных носок. В Иркутске приобрети себе палатку и волосяную сетку от комаров, седло и уздечку, — так как тебе придется ехать верхом тысячу верст, а возможности купить таковые в Якутске, может статься, не будет. На протяжении семи сотен верст имеются всего лишь три поста, так что, конечно же, не позабудь о запасе продуктов из расчета, по крайней мере, на два месяца.

Об Охотске я могу привести лишь самое общее мнение, поскольку я жил там лишь короткое время; он такого же размера, как Березов, но отстроен наполовину хуже. Залив Несчастья или река Урак в 25 верстах к западу от Охотского (!). /л. 169 об./ Я предпочел его Охоте, так как устье [реки Урак] гораздо лучше. Что до барышень, о них я знаю совсем чуть-чуть по слухам, но надеюсь, что будущей весной смогу дать тебе полный отчет о них.

Извини за длинное дурно написанное письмо и поверь, что я остаюсь твоим искренним другом и доброжелателем.

Дж. Шилдз

P.S. Твои соотечественники 61 шлют тебе свои приветы; передай мои Сидорову и офицерам нашего батальона. Когда будешь спускаться по Лене, то в некоторых деревнях на правом по борту [берегу] ты сможешь купить очень дешево шерстяные чулки; купи, по меньшей мере 3 или 4 дюжины для меня и [наших] людей.

P.P.S. Пусть мои вещи будут упакованы в небольшие ящики вместимостью не превышающие 3-х пудов; купи наилучшей дубленой кожи, найди сапожника, чтобы он обшил их [ею] так, чтобы не проникала вода. Это же ты должен сделать и со своим ящиком.

Вложи все деньги, какие сможешь раздобыть, [в покупки], ибо каждый [рубль] вернется тебе учетверенным. [172]

Табак — 70 коп[еек] фунт, а я привез с собой только 4 фунта.

Не забудь мыло, оно здесь 40 коп. к[усок весом в] 1ф[унт]. 61a

BL., Add. Mss. 33 541.


№ 7

[Джеймс Шилдз — Сэмуелу Бентаму]

/л. 166/ Urack, September 9th 1790

Sir,

I am very sorry to inform you that everything has fell out as I expected. Cherepanoff arrived here the 20th of August with but fifty two men leaving twenty three on the road sick, his people looked as if they had been just discharged out of a Spanish prison, halfhaked and halfstarved. He certainly has behaved very ill in ordering the people to sell all their warm cloaths in Yakutsky, which we are now forced to replace at the rate of eight and ten rubles a head. He made his people carry their muskets and equipage; altho’ I hear he paid for one hundred and thirty five horses which he lett out to different merchants on the road. We are settled on the river Urack 25 verst from Okhotstky in houses, belonging to Mr. Shellekoff, which I found all in ruins. I prefer the Urack to the Okhota as off the mouth of the Okhota lies a very bad bar. It was the first of Sept. before I was able to begin cutting off wood, which I am sorry to inform you is very bad and very small, and without plenty of Rain, I shan’t be able to float a single tree here this year. Mr. Shellekoff has informed me he has received a letter from you, ordering me to build a vessel of 60 foot keel, and I wou’d be very glad to know for what trade you design her, for if under English Colours, you must send me yellow, red, black and white paint to make her look as like an Englishman as possible.

In the spring I mean to send about 50 or 60 verst up to the river to a place where there is large wood; and in the mean time I shall begin /л. 166 об./ building of one or two vessels of 40 or 50 keel, for our timber won’t allow me to build larger. И am very sorry I can’t write you good news, but in short there is nothing good here, for I believe this is the last place God made. I hope, Sir, you will excuse my offering to advise you, but I think it wou’d be cheaper for you to send here your own provisions etc., for I assure you Mr. Shellekoff bears here, but a very poor [173] character, and this I know from experience that I can buy everything cheaper from other merchants, than from him. What you send here be so good as to order strait to the Urack, for it is very difficult and attended with great expense having provisions etc. send from Town. As Raven-Duck will be too light for Canvases for us, you must endeavour to obtain 2 or 3000 archines of canvas and 4 or 5 poud of twine. I have received of Government 300 poud of rope yarns, and if you can obtain an order from the General Governer for the anchors etc. left by Coll. Billings, it will onsiderably lessen the expense attending our expedition which otherwise will be exceeding great, for you have no idea of the dearness of everything here. There was a Mr. Main an English surgeon here when I first arrived, he bears an exceeding good character and wishes much to be employed by you, either as a surgeon or in any other capacity that he is fit for. Mr. Shellekoff promises to recommend /л. 167/ him to you and as this is a very unhealthy place, I think he wou’d be of great service to us. Be as good as to send here as soon as possible the following things: 200 or 300 archines of canvas, another compass, anchors, if we can’t obtain them from government, half a dozen lanthornes or tin and horn to make them of, sheet iron for our fire-place and chimney, 50 or 60 head of cattle and flour for a year, linen, stockings and blue cloath for the englishmen, cloath etc. for the soldiers, for at present we are obliged to buy shirts for the soldiers at 25 and 30 copecks the archine. Please be so good as to let Dick have money for me, to buy what things I have wrote to him about, and if he is not with you, I hope you will order to be bought for me as directed in my letter to him, which be so good as to open for that purpose. I have been but once in town since my arrival here, but I mean to go there tomorrow in order to see Mr. Shellekoff, who is I hear to sett out on his return to Irkutsky on the 10th of this month, I should be exceeding glad to hear of an order arriving here from the Prince or General-Governor (but I believe an order from the last wou’d be most regarded) for I then wou’d be able to receive provisions etc. without the least trouble.

I hope you will excuse the unreasonable length of this letter and my offering to advise /л. 167 об./ you, but as I hope to have the honour of seeing you here the next year, then you yourself will be best able to judge and not depend upon storys, which may be false. The Commandant is exceeding civil is exceeding civil to me, lending me his boat or anything I stand in need of, but like me he wishes much either to see you or receive an order from Government. I believe there might be a very profitable trade opened between here and Batavia, or some of the French settlements in India, which must be carried on either [174] in Dutch Ducets or Spanish Dollars. Mr. Shellekoff has very fine chart of the coast of America, which I wish you cou’d obtain a copy of as he wou’d not lend it to me, with the best directions about the trade winds and monsoons on the coast of China, which I believe you will find in Ansons or Cooks Voyages.

I am Sir your most obliged most obedient, very humble servant

James Sheilds

Перевод

/л. 166/ Урак, 9 сентября 1790

Сэр,

Мне крайне неприятно сообщить Вам, что все оборачивается, как я и ожидал. Черепанов прибыл сюда 20-го августа всего лишь с пятьюдесятью двумя людьми; он оставил двадцать три человека больными по дороге; люди его выглядят так, словно только что вышли из испанской тюрьмы — полуголые и полуживые. Он поступил, вне всяких сомнений, крайне дурно, приказав людям распродать в Якутске всю их теплую одежду, которую мы теперь вынуждены заменять новой, тратя по восемь, а то и по десять рублей на человека. Он заставил людей нести их мушкеты и экипировку, хотя, как я слышал, он купил сто тридцать пять лошадей, которых по пути сдавал в наем различным купцам.

Мы обосновались на реке Урак в 25 верстах от Охотска, в домах, принадлежащих господину Шелихову, найденных мною в развалинах. Я предпочитаю Урак Охоте, поскольку в устье Охоты имеется довольно нехороший бар 62.

Было уже первое сентября, когда я смог начать валку леса, который — мне неприятно Вам об этом сообщить — очень плохой и маломерный; в отсутствии хороших дождей я не смогу сплавить здесь ни одного ствола в этом году.

Господин Шелихов сообщил мне, что получил от Вас письмо с указанием для меня — строить судно 60 футов по килю, и мне очень хотелось бы знать для какой торговли Вы его предназначаете; если для торговли под флагом английской короны, то тогда Вы должны прислать мне желтой, красной, черной и белой краски, чтобы придать судну вид по возможности такой же, как у английского. Весной я намереваюсь отправиться верст эдак на 50-60 вверх по реке, где есть более крупный лес. А до этого времени я начну /л. 166 об./ строить одно или два судна 40 или 50 [175] футов по килю, ибо наши лесоматериалы не позволяют мне строить более крупные корабли.

Весьма сожалею, что не могу Вам писать о хороших новостях, но, по сути, здесь нет ничего хорошего. Что до меня, то я полагаю, что это последнее Богом созданное место. Надеюсь, сэр, Вы извините мою попытку советовать Вам, но думаю, что Вам было бы дешевле отправить сюда Вашу собственную провизию и пр., ибо — заверяю Вас — господин Шелихов ее сюда доставляет, но очень плохого качества, — я убедился в этом на своем собственном опыте, так как у других купцов могу купить все, что угодно, дешевле, чем у него.

Будьте добры дать указания, чтобы посылаемое сюда судно отправлялось прямо на Урак, поскольку посылка провианта и т. п. из города 63 затруднительна и связана с громадными расходами.

Так как равентух 64 будет слишком легким для нижних прямых парусов, Вы должны постараться доставить 2 или 3 тысячи аршин парусины и 4 или 5 пудов линя. От властей я получил 300 пудов каболки 65, и если Вы сумеете добиться от генерал-губернатора распоряжения относительно якорей и пр. — того, что оставлено пол[ковником] Биллингсом, то расходы на нашу экспедицию будут значительно меньше тех, которые обещают быть чрезвычайно велики — Вы даже не можете представить себе дороговизну любой вещи здесь.

Когда я впервые прибыл сюда, здесь был господин Мэйн, английский хирург, он имеет весьма хорошую репутацию и очень хотел бы служить у Вас — как хирург или в любом ином качестве, в котором смог бы приносить пользу. Господин Шелихов обещал рекомендовать /л. 167/ его Вам, а так как здесь очень нездоровые места, я думаю, что он сослужил бы нам великую службу.

Будьте так добры, пришлите сюда, по возможности скорее, следующее: две или три сотни аршинов парусины, новый компас, якоря — если мы не сможем получить их от местных властей, полдюжины фонарей или жесть и рог[-форму] для их изготовления, листовое железо для нашего очага и трубу, 50 или 60 голов скота и годовой запас муки, белье, чулки и голубые одежды для англичан, одежду и пр. для солдат, поскольку в настоящее время мы вынуждены покупать рубахи для солдат по 25 и 30 копеек за аршин. [176]

Пожалуйста, будьте так добры, разрешите Дику получить деньги для меня, чтобы купить те вещи, о которых я написал ему, а если он не с Вами, то, я надеюсь, что Вы распорядитесь о приобретении для меня того, о чем указано в моем письме к нему, в которое, будьте так любезны заглянуть по такому случаю.

Я ни разу не был в городе с тех пор, как приехал сюда, но намереваюсь отправиться туда завтра с целью повидать г-на Шелихова, который, как я слышал, намеревается 10 числа сего месяца отправиться назад в Иркутск. Я буду безмерно счастлив услышать об указе, присланном сюда князем или генерал-губернатором (но уверен, что указ за подписью последнего был бы наиболее предпочтителен), ведь иначе я не смогу получить провиант и пр. без серьезных затруднений.

Надеюсь, Вы извините столь необычную пространность этого письма и столь же необычное стремление советовать /л. 167 об./ Вам, но раз я надеюсь иметь честь видеть Вас здесь на будущий год, то Вы сами сможете наилучшим образом судить обо всем, а не полагаться на россказни, которые могут ввести в заблуждение.

Комендант, чрезвычайно ко мне расположенный, одалживает мне свою лодку, равно как и что бы то ни было, в чем я нуждаюсь.

Но, по-моему, ему более всего желательно увидеть Вас или получить указ от губернских властей.

Я уверен, что торговля, открытая между здешними местами и Батавией или же какими-нибудь французскими владениями в Индии, должна оказаться прибыльной и приносящей либо голландские дукаты, либо испанские доллары.

У г-на Шелихова имеется весьма прекрасная карта побережья Америки, с которой мне хотелось бы, чтобы Вы получили копию, так как мне пользоваться ею он не дает; это карта с обозначенными на ней наиболее подходящими пассатами и муссонами у берегов Китая, сведения о которых, я полагаю, Вы найдете в Путешествии Ансона или в Путешествии Кука 66.

Крайне обязанный Вам, сэр, покорнейший и очень скромный Ваш слуга

Джеймс Шилдз

BL. Add. Mss., 33 541. [177]


№ 8

[Джеймс Шилдз — Сэмуелу Бентаму]

/л. 182/ Urak, Octabre 12th 1790

Sir,

I am very sorry to inform you that the rain I expected sett in before I was prepared and the weather was so exceeding severe and our people being almost naked, I was able to raft but 100 trees here. I have however made shift to lay two keels of 45 foot, altho’ the timber is so small that I am obliged to scarf, both keels. The Commandant has let me have the master builder and promises me two ship carpenters, which will be of very great service as our people are very ignorant of ship building. Be sure to send here pitch and tar as soon as possible. As I can obtain but 16 poud and there is no more in the town, either private property nor in the Empress’s magazine. Our plank will be all sawed in the wood and drawn here by dogs, this will be very tedious work, and is all owing to the misconduct of our ensign, by delaying in Yakutsky 10 days — because an acquaintance was going to be married.

Inclosed I sent you an account of what things he ordered the people to sell; threatning them severely if they brought above one shirt with them.

I likewise send an account of what the people lost through his misconduct owing to his letting merchants above /л. 182 об./ 500 of his horses, though he left behind him 300 pound of iron, which I am in the greatest want off and he received 45 podwod, i.e. 535 horses on your account, paying at the rate of 10 rubles for 3 horses. These horses he let out to different merchants at 15 and 20 rubles a horse. Mr. Shellekoff owes him two hundred rubles for horses, which you had best order him not to pay, as it will be so much out of your pocket. He made the soldiers carry their muskets, putting their provisions and equipage in parcels of 15 and 20 lb. on the horses, which he let the merchants have. This occasioned them to lose one half of their things, as there was nobody to take care of them, and some of the merchants not arriving for above a month after our people. When I find fault with him, he laughs at me, telling me he is sure you won’t come here yourself, but send captain Lilengrene (who is his particular friend), but I hope Sr., you will neither depend on (Lilengrene nor Shellekoff), but come here yourself or it will be 2 or 3 000 rubles loss to you. If the canvas, pitch, tar etc. arrives on time, I hope to have both vessels ready for Sea by the month of July or August, and I beg of you to consider about the trade to Batavia and if you approve of it, [178] endeavour to obtain as many dutch ducats as possible. The trade from here to the Islands is at present but very poor and carryed on by so many different merchants that the profits are very small. And I wou’d prefer the Batavia trade, either to China or the Islands, as it is a free port. I hope Sr., you won’t forget to send me the things I wrote to Dick about, and I beg of you to send me orders about the vessel of 60 foot keel, as I must remove one half of the command to the Okhota to cut wood in the Spring. If you mean to build so large a vessel, as this is the last post that leaves Okhotsky this Winter makes me so particular, and I hope you won’t take amiss my offering to advise you in what manner to send things here. Be sure order every thing to be packed in bundles not exceeding 2 poud and a half, covered with good soal leather. So as to be water tight; soal leather is better then green hides, though the first cost is little more as green hides are thrown away here and we are forced to buy tanned leather at an advanced price for the command. Be sure obtain from the G.-Governor a paterosny for as many horses as you want allowing 15 poud for each podwod as a paterosny from him counts for 3 horses in Yakutsky. Don’t depend on Mr. Shellekoff nor believe a word that he says, for he bears here an infamous character.

I can’t help once more begging of you to come here yourself, as I can’t possible go to Sea without seeing you, nor will they englishmen go to Sea without your settling with them; as the Ship-Builder lives with me this winter, I shall be free to be a little expensive, which I hope you will consider on settling my account.

I remain Sir, your most obliged, most obedient humble servant

James Sheilds

P.S. The river has been froze ever since the 4th of Octabre, so you may judge what a fine warm climate Okhotsky lies in.

Перевод

/л. 182/ Урак, 12 октября 1790

Сэр,

Мне, к сожалению, придется сообщить Вам, что дожди, мною ожидаемые, выпали прежде, чем я был готов, и погода была из ряда вон выходящая, и люди наши были почти раздеты — я оказался в состоянии сплавить сюда в плотах не более ста стволов. Все-таки я ухитрился заложить два судна 45 футов по килю, хотя и был вынужден из-за маломерности леса делать сращивание на обоих [179] судах. Комендант позволил мне использовать здешнего корабела и обещает мне двух корабельных плотников, которые сослужат большую службу, поскольку наши люди (т. е. солдаты. — Авт.) крайне несведущи в кораблестроении.

Непременно высылайте смолу и деготь, по возможности скорее, так как я достал только 16 пудов, а в городе больше нет — ни у частных лиц, ни в императорском магазине.

Вся наша обшивка будет напилена в лесу и привезена сюда на собаках. Это будет крайне утомительный труд. А все это — из-за дурного распорядительства нашего прапорщика — задержка в Якутске на 10 дней объясняется намерением его (?) знакомого жениться.

К письму я приложил для Вас перечень вещей, которые он велел людям продать, пригрозив каждому в отдельности, чтобы не было оставлено ничего, кроме одной рубахи на теле.

Кроме того, я отправлю перечень того, что люди утратили из-за его дурного распорядительства. С его легкой руки купцам было сдано в пользование более /л. 182 об./ 500 лошадей, хотя он из-за возникшей вследствие этого нехватки транспортных средств, оставил 300 пудов крайне мне необходимого железа и т. п. Он получил 45 подвод, т. е. 535 лошадей по Вашему счету, заплатив по 10 рублей за 3 головы. Этих лошадей он сдавал в наем разным купцам по 15 и по 20 рублей за лошадь.

Г-н Шелихов должен ему за лошадей 200 рублей — Вам следует приказать не оплачивать этот долг — ибо это было бы слишком накладно для Вашего кармана. Он заставил солдат нести их мушкеты, а провиант и экипировку, упакованные в тюки по 15 и 20 фунтов, поместить на лошадей, которых он сдал в наем купцам. Это привело к потере половины вещей, так как некому было следить за их сохранностью, причем некоторые купцы не прибыли даже и через месяц после того, как прибыли все наши люди и когда я по этому поводу сцепился с ним. Он смеется надо мной, говоря, что уверен в том, что Вы сами сюда не приедете, а пошлете капитана Лилингрена (который — его ближайший друг); но я надеюсь, сэр, Вы ни на кого не станете полагаться (ни на Лилингрена, ни на Шелихова), а приедете сюда сами — иначе Вы понесете убытки в 2 или 3 тысячи рублей.

Если парусина, смола, деготь и пр. прибудут вовремя, тогда, я надеюсь, оба судна будут готовы к выходу в море где-то к июлю или к августу. Я умоляю Вас подумать о торговле с Батавией, и если Вы одобрите эту идею, [180] то постарайтесь добыть как можно больше голландских дукатов. /л. 183/ Здешняя торговля с островами сейчас весьма ограничена и ведется таким сонмом различных купцов, что доходы слишком малы, и я бы предпочел Батавию для торговли вместо Китая или островов, поскольку это открытый порт.

Надеюсь, сэр, Вы не забудете прислать мне вещи, о которых я писал Дику. И умоляю — направьте мне распоряжения насчет судна в 60 футов по килю, ибо в том случае, если Вы решите строить такое большое судно, мне необходимо будет отправить половину отряда к Охоте, чтобы по весне валить лес.

Так как эта почта — последняя, отправляемая из Охотского (!) настоящей зимой, то сие заставляет меня быть столь подробным, и я надеюсь, Вы не истолкуете превратно мою попытку советовать Вам, каким образом отправлять Ваши вещи сюда. Непременно распорядитесь, чтобы все было упаковано в узлы не тяжелее 2-х с половиной пудов, завернуто в хорошо продубленную кожу, поскольку, будучи водонепроницаемой, дубленая кожа лучше, чем простые шкуры. Хотя цена первой несколько выше, по причине того, что люди выбросили все шкуры (пришедшую в негодность упаковку из недубленой кожи солдаты были вынуждены выбросить. — Авт.) мы должны были покупать дубленую кожу по повышенной цене.

Для Вашего отряда непременно раздобудьте у Г[енерал].-губернатора подорожные, поскольку для того, чтобы перевозить на каждой подводе, как вы желаете, по 15 пудов, потребуется много лошадей, а подорожная, полученная от него, означает выделение на нее трех лошадей в Якутске. Не полагайтесь на г-на Шелихова и не верьте ни единому его слову — здесь он пользуется дурной репутацией. /л. 183 об./

Не могу не попросить Вас еще раз — прибыть сюда самому, поскольку я не в состоянии выйти в море, не повидав Вас, равно как и англичане не выйдут в море, если Вы с ними не договоритесь.

Поскольку этой зимой со мной живет корабел, то мое содержание обойдется Вам несколько дороже. Надеюсь, по прибытии сюда, Вы рассмотрите мои счета.

Я остаюсь, сэр, весьма обязанный Вам, покорнейший Ваш слуга

Джеймс Шилдз

P.S. Река встала 4 октября, так что можете судить, в сколь приятном, теплом климате расположен Охотск.

BL. Add. Mss., 33 541. [181]


№ 9

/л. 190/ Ваше Высокоблагородие
Милостивой Государь,
Самойла Иванович!

К сожалению моему, что я от Вас ни черты от самаго Тобольска получить не удостаиваюсь, а потому и не знаю, где Вы находитесь, да и в каких благоприятных по намерениям Вашим к ползе общей успехах Вы есть, ничего о том ни от кого не слышу, но только на парусы полотно получил, да от прикащика извещон, что Вы изволили быть в Москве, отдали ему посылки — тюк и лисицы, и сами отправились в Ясы. Более сего ничего не знаю. Нетерпеливо ожидаю писма от Вас, по коему судя, располагатца я мог.

Я ж честь имею Вам донесть, команда Ваша со афицерами вся в Охотско (!) пришла благополучно, которую я одеваю, кормлю и всеми надобными для строения судов снабдеваю. Жалею только, что медлително поворачиваютца /л. 190 об./ афицеры с командою в работах, однако ж кое-как на одно судно осинью лес вырубили и к морю сплавили и судно заложили. На другое судно лес будут возить зимою к штапелю на сабаках и думаю, по обнадеживанию охотскаго добраго начальника, его расторопностию два судна в июле будут готовы.

Впротчем, пребываю и есмь Ваш дображелатель и слуга готовой

Григорей Шелихов

Ч. 27-го ноября
1790 года г. Иркутск

BL. Add. Mss., 33 541.


№ 10

/л. 191/ Милостивый Государь.
Самойло Иванович!

Честь имею донесть Вам от 7-го Ч. октября из Охотска получил я писмо от управляющего областию, которой в постройке судов наших по положению с Вами споспешествует. Пишет, что около десятаго числа два наши судна по 45 фут. заложутся. Следователно, к весне те и будут толко в готовности. Третьему ж уже судну в постройке кажется быть сумнително. Что делать, когда третьяго не зделают [?] То и на двух можно, куда надобно, [182] перевозится. И так таперь отправление оных судов в море в наступающее лето состоит от успехов Вашего приезда и потому нетерпеливо приезда Вашего или на первой случай писем сюда сожидаю.

В заключение пребываю и есмь
Милостивой Государь
Ваш покорнейший слуга

Григорий Шелихов

Ч. 13 декабря
1790 года
Иркутск.

BL. Add. Mss., 33 541.


№ 11

/л. 3/ 67Получено от рук г-на Шарыпова марта 28 ч. 1791 в Иркутске 67

Милостивейшей Государь,
Григорей Иванович,

За приписки Ваши в писмах Самойлы Ивановича покорнейше благодарю. Я приехал в Москву, произведен маиором в Екатеринбурской полевой баталион и тороплюсь к Вам, а потому многова и не пишу, но естли есть какое помешательство в нашем деле или что-нибуть необходимое, покорно Вас прошу прислать ко мне писмо на имя ль Самойлы Ивановича или [на] мое разсудите — в крепость Петропавловскую, куда я неминуемо заехат и недели две пробыть должен, почему б я, не доехав еще до Вас, мог послать к Самойле Ивановичу.

Дело наше Его Светлость изволил одобрить, строение судов, не останавливая, продолжать, и я имею пашпорт до Охоцка, с тем, чтоб /л. 3 об./ те суда, естли недостроены, мне приводить их ко окончанию.

Черепанов произведен подпорутчиком, Шилс порутчиком, и всем дано по чину, хто там находитца от Его Светлости, 68но резолюцию должно 68 [дождаться] и приказал Его Светлость дожидать 69о експедиции повеления 69 70по тех пор, пока он изволит быть в Петербурге 70; 71ис [183] Питирa 71, во ожидании чего, Самойла Иванович изволил, меня отправя к Вам, 72а сам 72 остатца 73до время вздумал 73.

Надежда есть великая, 74но нужно терпение во ожидании, потому что и все дела идут, по многоделию, не скоро 74.

Не прогневайтесь, что пишу мало, зато стараюсь сам скорея Вас увидеть. И естли есть нужда, то Вы можите и понудить меня Вашим писмом, которое можно мне получить и через Табольскова губернатора, потому что мне нужда есть быть и в Тобольске.

Прошу засвидетельствовать мое усерднейшее почтение Ивану Лукьяновичу 75 и пребыть имею к Вам усерднейшим слугою

Гаврила Лилингрен

13-го февраля
1791 году
Москва 76

РГАДА, ф. 1605, oп. 1, д. 310.


№ 12

/л. 5/ 77В Екуцке получено ч. 19-го сентября 77

Милостивой государь,
Григорей Иванович,

Я в Иркуцк приехал 5-го августа и писмо Ваше получил от Ивана Лукьяновича, на которое, по малой моей еще здесь бытности, ничево больше предприять не мог, как просил Андрея Сидоровича 78 о даче правианта заимообразно. И он о сем обещаит зделать помощь, и что зделаитца, особо Вас уведомить не премину. А об отправлении амуниции и протчаго для салдат, пожалуйте, не оставте меня Вашим наставлением — каким образом способнее бы доставить туда, да и мне ехать во ожидании [184] онаго. Мое намерение — ехать в баталион и отправить на подъемных лошадях на устье Ильги, чтоб до Якуцка, купя судно, отправить вещи и самому со всем тем ехать до Якуцка. /л. 5 об./

Я очень сожалею о чувствуемых Вами неудовольствиях в разсуждении сей экспедиции, видимых мною из писма Вашева. Но что делать — дела много и на таком разстоянии, что поторопитца невозможно.

От Черепанова отберите — что ему угоднее: в отставку ли или в баталионе остатца хочет подпорутчиком, да и будет ли он там [?]

Жаль очень, что берутца люди и переменяют намерении, наводя одну разстройку 79. Не знаю, ково и на место ево взять, а думаю, не лутче ли взять сержантов, которыя то же будут делать с большим подобострастием, естли абмиция не действуит.

Покорнейше Вас прошу, взять, сколько можно, терпение и наставить меня Вашими писмами, что мне делать. Я уже больше теперь ничем не буду занят, как сей экспедицией и устремлю все мое внимание на сие.

Пребывая к Вам, милостивейшему государю, покорнейшим слугою

Гаврила Лилингрен

7-е августа
1791 году
Иркуцк 80

РГАДА, ф. 1605, oп. 1, д. 310.


№ 13

/л. 280/ Государь мой,
Самойла Иванович,

Я писмо Ваше, пущенное из Вены февраля 21/4 дня, получил в Иркуцке августа 6-го [числа], и хотя потому я должен был писать всякой месяц, но не получая онаго до сих пор и, не имев очень нужнаго, не писал. А теперь начинаю от линии сибирской, которую я проехал до Усть-Каменогорской [крепости], в разсуждениях некоторых обстоятельств. Да и так как от Ямышева уже оставалось [185] немного, где я непременно быть должен по Вашему повелению, то, что мог заметить, при сем особую записку подношу, естли что нужным изволите найти, удостойте Вашего принятия.

А баталионные обстоятельствы очень худы. В прошедшем и в нынешнем лете лошадям был упадок, о которых я знаю по время бытности моей в баталионе и чрез полученной рапорт от Логинова — 231 лошади. Нынешнее лето 3-й баталион ходил в поход до Долонскаго фарпоста, 200 верст от Ямышева. Думаю — не без упадку же — равно и обоз — не без повреждения. Нужды же таковая диверса, как слышно, никакой не имела.

От генерала Штрандмана я просил позволения Упсалю и Томасу, чтоб отправить со мной, которыя охотно хотели ехать, но он, не имея /л. 280 об./ от Вас писма о том отозвался, а хотел к Вам писать, хотя я и отзывался, что того мне дождатца не можно.

Извините меня, что в Ыркутск приехал я поздо, обстоятелствы мои так меня задержали. А что в Ыркуцке узнал, значит ниже.

Суда в Охоцке производили настилку в генваре и думаю, что теперь готовы.

Г. Шелехов в Охоцк уехал и сказывают, хочет одно судно отправить в Японию, но из наших ли — того не известно. Писмом же мне жалуитца очень в разсуждении содержания команды, почему я принужден просить вице-губернатора Андрея Сидоровича 81 и [он] изволил обещать взять с меня обязательство, что взетой ими на команду в Охоцке провиант и впреть забираемой доставить в Охоцк обратно к осени будущаго 792 году, не назначая числа.

Мне кажетца, что такая отсрочка поможет в том, что Вы можите х тому времени прибыть с резелюцией о сей экспедиции, а потому и можем поквитатца в провианте или как Вам угодно будет.

О заготовлении баталионам провианта и фуража /л. 281/ хотя Северюкова в Тобольске не было, но я изходатайствовал денги в отпуск, чтобы получить в Иркуцке. Но наместник, по произходящим ссорам по батал[и]ону у Дегариги с Казачковским, отказал. А от того чувствуем убытку тысеч до двух, аднако я ищу случаю в наместнике, не могу ли то поправить.

Гордничей Иван Лукьянович Долгополов мне помогаит очинь. Бухарской хорошей халат наместник от меня принял и обходитца со мною очень хорошо. Пожалуйте, постарайтесь о городничем, он очень много для нас [186] стараитца и теперь уже в отставке, хочет ехать в Петербурх и там Вас видеть он желаит и при казаках быть, естли они будут у Вас.

А 3-го баталиону провиант нельзя взять, но только просил за овес деньгами, что и обещали; прошедшей же год получен был натурою. Илья Иванович 82 при 3-м баталионе и командует в Ямышеве пограничностию.

Билингс прошедшую зиму зимовал в Петропавловской гавани и нашел остров, называл Новым, о котором давно уже известно, но только не положен на карту. /л. 281 об./ Был он на Шелеховских островах и брал в провожатыя ево прикащиков. Нынешнее лето опять поехал в море.

Здесь носитца слух, что по Амуру-реке хотят зделать такую же экспедицию против Билинсовой. О сем постарайтеся в Петербурге узнать. Я сие нужным щитаю Вас уведомить, не будет ли для Вас какого случаю то взять на себя, естли найдете выгодным.

Японцы 83 отсюда уехали в Петербург и думают, что будут отправлены в Японию.

Известныя Вам Смирновские писмы ею взяты и далеко к знанию не дошли.

Я сейчас еду в Кудару и буду искать средства в доставлении к команде мундиров, жалования и что им следует. Да и сам постараюсь немедленно отправитца, но возвратясь из Кудары, не промену Вам еще писать, что найду нужнаго.

Пребываю к Вам с искренностию моею покорнейшим слугою

Гаврила Лилингрен

9 августа
1791 году
Иркуцк

BL. Add. Mss., 33 541.


№ 14

/л. 299/ Милостивой Государь,
Самойла Иванович,

Я очень сожалею и сумневаюсь в Вашем здоровье, потому что не могу ни одного от Вас писма получить, кроме что из Вены. Равно и о том сумневаюсь, что изволите ль мои получать писмы. Аднако еще на щастие посылаю [187] сие при писме от меня г. Шарпу 84, чтобы он конечно доставил к Вам, где Вы есть, естли он знаит. А Вас покорно прошу о благополучии и пребывании Вашем меня уведомить. К донесению Вам прежними писмами было о калмыках, о киргисцах, о экспедиции генерал-майору Юргенсу по реке Амуру — естли то правда, и о нашем Охоцком деле, но на сей раз не нахожу больше как нашу экспедицию. И вот в каком она положении.

Я, не застав Шелехова в Иркуц[к]е, принужден был остановитца и во ожидании ево был в Кударе, где нашел все хорошо, кроме что старание наше пропало о провианте покупкою баталионом, в разсуждении Дегариги с Казачковским несогласия; что послали Дегаригу в Ыркуцк, тем зделали хуже. Возвратясь оттудова, [я] дождал Шелехова, которой мне обьявил, что судно одно совсем готово, а другое мало недостроено, но скоро можно привесть /л. 299 об./ х концу, аднако почитаит их малыми. Готовое судно 45, а другое 43-х футов по килю. Назвали первое Северо-Восточным Орлом, и как отправленное Шелехова судно с купцом Барановым разбило недоходя до Киктаку 85 с 1000 в[ерст] при одном Лисьем острове 86, по той неминуемости послал Шелехов наше судно с Шильсом, рядя ему 1000 ру[блей] и [с] протчими агличанами тремя 87, которым также 1000 ру[блей], а всем четырем 2000 ру[блей], с тем, естли поворотятся назад будущаго года к июлю месецу, то и еще дать по стольку же.

Каманда наша возвратилась в Якуцк для дороговизны хлеба, пробудет до весны во ожидании от Вас на Ваше условие чего-нибуть достовернаго. Но между тем, приготовление идет, и именно Шелихов поставляит провиант в Охоцкие магазейны за забранной нашей командой и естли будет надобен в море, то надеитца получить отсрочку.

Канаты тоже поставляютца; на парусы за полотном 3 000 ар[шин] посылаит в Москву, с тем, что естли и не будут нам надобны, то у нево не пропадут. Судно наше, [188] естли не возвратитца к июлю, вместо онаго новое в Охоцке надеитца получить гораздо больше, и уверяит, что прочное. На оба судна все приготовления беретца исправить, только очень нужен якорной мастер, котораго там нет. /л. 300/ А железа доставлено в Охоцк довольно. Так же и пушек нет, о которых нужно приложить старание. О Упсале и Томасе я послал Ваше повеление, чтобы приехали на подводах, потому что очень нужны . Генерал 88 по прозбе моей не дал, отзываясь, что не имеит об них от Вас ничего в писме.

Итак, по нашему с Шелеховым условию ничто б не могло держать к отъезду в море, хотя приготовлении все и нащитываим тысеч до тритцати, да с нашей стороны обмундирование людей и доставление жалованья, к чему я и готовлюсь. Но вот что сумнительным нашлось — известной Вам Билинс выслал розных товаров тысеч на тритцать, в Якуцке Козлов-Угреин 89 едва не заарестовал. Говорит Шелехов, естли и наши суда вывезут что, то все заарестуют, следовательно, и лишитца он всего. Я было представил, чтоб мы, оставаясь на островах, с ево людми товары присылали, то не годилось в разсуждении ево кампании, — хотел сам в перевоску вступить, но и то не годно. Итак, ничево без Вас зделать ельзя. И естли Вы не изволите приехать к весне, то команда наша поворотитца к баталиону, а Шелехов должен воспользоватца судам 90, и тем сей /л. 300 об./ прожект кончитца.

Пожалуйте, постарайтесь с Вашей стороны о резолюции и разрежите (!) сумнение в вывозе нашим суднами (!) товаров, что всево больше теперь наводит сумнение.

Еще есть пражект по случаю неудовольствия с китайской стороны, и самой важной. В бытность Якобия 91 китайской купец привозил на Кяхту настоящаго наследника китайскаго престола от Чингисханскаго поколения, [189] котораго и обратно насилу могли выгнать. А ныне Вам известно, что владеит ненастоящей, получить же онаго можно, а получа, можно потрясти китайским троном, в разсуждении, что им все недовольны. Сие произвести можно и без великаго войска, почти с одним баталионом. Помощи их же будет много, а собранное многими годами сокровище на великия мильоны достанутца России.

К Шелехову из Петербурга пишут, что воля есть Его Высочества Наследника видеть его, к чему он и збираитца. А товарищу ево Голикову 92 о том же писали, но он недосугами отозвался — непростительное дурачество.

Светлейший князь 93 в проезд через Курск изволил много заниматца с американцами у Голикова, вывезенными Шелеховым 94.

Обьявя сие, прошу позволить назватца Вашим покорнейшим слугою

Гаврила Лилингрен

16 ноября
1791 году
Иркуцк

BL. Add. Mss., 33 541.


№ 15

/л. 385/ Крепость Омская февраля 27-го дня 1793-го

Милостивый государь!

Самойла Иванович!

Коль скоро получили здесь сведения, что в числе произведенных и Вы неизключены 95, то за честь себе поставляю и первейшим долгом поздравить Вас, милостиваго государя, желая притом искренно, чтоб я столь был щастлив — мог моего благодетеля видеть еще в вышей степени и тем бы пользоватца мог щастием быть под началством, иметь таковаго покровителя, от котораго я поднесь пользуясь благодеяниями таковыми, каковых по день жизни моей забыть не должен, и тем более теперь надежду предполагаем — видить Вас здесь лично, чего я с [190] совершеннейшею моею преданностию желаю. О пребывании Вашем сведения, кроме одного, которым Вы нас ущастливили прошлаго года июля от 1-го числа, не имели, в котором изволили писать порутчику Упсалю 96 обнадеживая скорым Вашим прибытием в Санкт-Петербург, а оттоль в Сибирь. Но сколко я не старался разведывать о возвращении Вашем, но тщетна в том моя надежда остаетца.

Я, по получении от Вас сведения, писал три писма, доставляя оные в Петербург в кантору г-на Шарпа, в которых /л. 385 об./ доносил о последовавшей по баталионам, Вам было вверенным, перемене и каким порядком оные были зданы, а особливо Третей. А также не оставил я Вам и в прежних моих донесениях изъяснить, что по здаче Третьяго баталиона осталось следующия Вам по баталиону денег 746 рублей 28 копеек, да принятые от капитана Иванова оставшие за всеми расходами 469 рублей 84 копейки, а сверх сего — за проданные мною разные меха и сапожной товар выручено 593 рубли. А всех теперь денег состоит 1809 рублей 12 копеек, которые находятца в сохранности при корпу[с]ном казначействе. При здаче ж Екатеринбургского баталиона майором Лилингреном, осталось, также пишет ко мне Казачковской, до 1500 рублей, которые действително новому началнику не поступили, а Лилингрен совсем оному пишет противное, и что при здаче великие недостатки, неисправности были — и чрез то ныне з баталионным началником великие несогласии. Команда, которая находилась у постройки судов в Охотску, возвратилась благополучно в прошлом годе сентебре месяце к баталиону, за которою был посылан в Якутцк Кирила Федорович 97. О возвращении из вояжу порутчика Шилса я никакова сведения по сие время не имею. А что касается до Упсаля, то оной находитца при баталионе и весма /л. 386/ скучает, что не имеет от Вас, кроме одного писма, сведения, на чем бы он мог положитца и естьли еще некоторое время не получит, то намерен в будущем сентебре просить отставку.

По определении в корпус Давыда Николаевича Юргенца, которой с прибытия находитца в Усть-Каменогорской при расположенных около оной войск, и чрез всио ево пребывания, с Густавом Густавовичем 98 великие поизходют распри и друг на друга неудовольствии. Аднакож напоследок по росписанию, конфермованному в 20 день августа прошлого года ж, назначен Давыд Николаевич ко [191] войскам, расположенным в Тавриде, а ныне вторително получено повеление от графа Николая Ивановича 99, дабы он непременно следовал в назначенное ему место. Итак, состоящия войска под ево командою поручены господину полковнику Аршневскому.

Впротчем, я, поручив себя в Ваше всегдашнее покровителство, надеясь, что иметь буду щастие ползоватца Вашими впредь милостями.

З глубочайшим моим высокопочтением имею честь быть
Милостиваго государя покорнейши[й] слуга

Илья Звегинцев

BL. Add. Mss., 33 541.

Комментарии

54. Письмо маркировано: 1790 Sept.9 Desolation Bay J. Sheilds to Die.

55. Перевод этого и следующих документов выполнены М. Налетовым и Л. Ситниковым.

56. Устье р. Урак и близлежащее побережье было описано в 1789 г. в ходе экспедиционного обследования, предпринятого штурманом Очерединым и сержантом Бритовым:

«От города Охотска до реки Урака 24 версты. До устья онаго морской берег простирается низменным положением из мелкова камешнику во близости листвишной мелкой лес. Урак название имеет по-якутски, а по-тунгуски Акот. Выпадает с северо-западной стороны из небольшаго озера и хребта, от 180 и 200 верст; и в него впадают несколько малинких речек. Течение онаго весьма быстро, грундт — мелкой камешник и имеет порог примернаго разстояния от устья верстах в семидесяти длиною на одну версту. С западной же стороны хребта выпадает река, по якутскому названию Лук-Тур, от шестидесяти и до восмидесяти верст, соединяясь с рекою Ураком, одним устьем выпадают в море. А при соединении ж двух означенных рек устьев, имеющияся по обе стороны банки и течение весма быстро, а берега низменно каменистыя, называемыя морския кошки, которыя покрываемы бывают во время осенних штормов морской водой и отчего множество на коих наноснаго выкиданаго ломоваго лесу. Вверх по точению оных как по Ураку, так и Лук-Туру произрастание лесов; лис[т]вяк делной, тополник, талник, березник, черемшоник, ребенник, олховник и сланец кедровой. Из земных произрастание: в годом бывает морошка, шикша, голубица, брусница, черемуха и ребина. Так же сенных покосов и скотских выпусков доволно. Из зверей: медведей, волки, рассомахи, белки, лисицы, олени и зайцы. Из моря ж в реку Урак входит: морская рыба, называемая нерка, кета, горбуша, малма и частию нерпа: июня около половины и продолжается до сентября месяца. И сверх же оной в Ураке плодится речная рыба харьюзы и кунжи, кои бывают во всю зиму. При устьях же, как Урака, так и у Лук-Туру жительство имеют охотскаго ведомства якуты со скотоводством и пешия тунгусы для промыслу нерп и морской рыбы.

А наперед сего при устье ж Урака строились разных морских компанионов морския мелкия промышленския суда, не более пятидесяти фут по килю». — РГАДА, ф. 1605, oп. 1. д. 284, л. 2.

57. Ричард Апсал.

58. Охотск.

59. Прапорщик Черепанов.

60. Сидоров, как и Черепанов, был прапорщиком, прикомандированным к Екатеринбургскому полевому батальону.

61. То есть Борсли, Скотт, Шорт, находившиеся вместе с Шилдзом.

61a. Письмо маркировано: 1790 Сент.9. Дж. Шилдз — Дику. Залив Несчастья.

62. Бар — мель или ряд мелей, отгораживающих устье реки от моря.

63. Охотск.

64. Тип ткани, используемой в корабельном деле.

65. Свитая пряжа, являющаяся полуфабрикатом для изготовления тросов.

66. A Voyage round the World... Compiled from papers... of the Honourable George Lord Anson... by Rochard Walter / L., 1748 [или другие изд. — 1749, 1762,1767,1769, 1776, 1780 гг.]. Cook J. A. Voyage to the Pacific Ocean in the Years 1776, 1777, 1778, 1779 and 1789 in 3 volumes. L., 1784.

67-67. Почерк Г. И. Шелихова

68-68. В ркп. в скобках

69-69. В ркп. над строкой

70-70. В ркп. в скобках

71-71. В ркп. над строкой

72-72. В ркп. над строкой.

73-73. В ркп. над строкой,

74-74. В ркп. в скобках.

75. И. Л. Долгополое — иркутский городничий.

76. Письмо маркировано: «Милостивому государю Григорию Ивановичу, господину именитому гражданину Шелехову в Иркутске»; следы печати красного сургуча. Здесь же, почерком Г. И. Шелехова (?) пометка: «отвечал на почте ч. 2 апреля <...>».

77-77. Почерк Г. И. Шелихова.

78. А. С. Михайлов — поручик правителя Иркутского наместничества.

79. Вероятно отставка Черепанова состоялась: его имя в списках пограничных батальонов в 1790-х г. уже не встречается.

80. Письмо маркировано: «Милостивому государю Григорию Ивановичу, Его чести именитому гражданину Шелехову в Охоцке»; остатки печати красного сургуча.

81. А. С. Михайлов — поручик правителя Иркутского наместничества.

82. И. Звегинцев.

83. Речь идет о членах команды потерпевшего крушение «Синсе-Мару», впоследствии возвращенных в Японию экспедицией А. Лаксмана.

84. Шэрп, Стефен — английский купец, сын английского генерального консула в Петербурге (в 1776-1787 гг.) Уолтера Шэрпа; позже — с 1796 по 1806 гг., как и его отец, также занимал пост генерального консула и, вслед за отцом представлял в Санкт-Петербурге интересы лондонской компании «Шэрп, Мод и Ко», которая вела торговлю с Россией.

85. Остров Кадьяк.

86. В ночь на 1 октября 1790 г. галиот «Три Святителя», на котором следовал Главный Правитель американских владений Шелихова (впоследствии — Главный Правитель Русской Америки) — А. А. Баранов, разбился у острова Уналашка.

87. Шорт, Скотт, Борсли.

88. Г. Штрандман.

89. А. Г. Козлов-Угренин, полковник — охотский, затем якутский комендант; в 1800 г. был предан суду за злоупотребления.

90. Г. И. Шелихов действительно использовал «Северо-Восточного Орла». Впрочем, тем самым он и реализовывал обший с С. Бентамом проект, а кроме того погашал долг англичанина копия векселя на 1 200 рублей, взятых С. Бентамом в Иркуцке у Шелихова 26 февраля 1790 г. на три месяца и пятнадцать дней, и описание мер, предпринятых публичным нотариусом Иваном Миловидовым для возвращения этого долга, — АВПРИ, ф. РАК, д. 883, л. 14.

91. Иван Варфоломеевич Якоби (1726-1803) — генерал-поручик, в 1783-1789 гг. генерал-губернатор Иркутского наместничества; сторонник жесткой линии в поведении при решении спорных вопросов с китайскими пограничными властями.

92. Голиков Иван Илларионович /Ларионович/ (1729-1805) — курский купец, откупщик; в 1780-х гг. — компаньон Г. И. Шелихова.

93. Г. А. Потемкин.

94. Дети аборигенов о. Кадьяк, вывезенные Шелиховым в Россию и учившиеся там в различных школах.

95. Речь здесь идет о производстве С. Бентама в чин бригадного генерала.

96. В ркп. — над строкой.

97. К. Казачковский.

98. Г. Штрандман.

99. Н. И. Салтыков, граф, генерал-аншеф; в год написания письма — вице-президент Военной коллегии и попечитель наследника Павла Петровича.

(пер. Л. А. Ситникова)
Текст воспроизведен по изданию: Новое об истории освоения северной части Тихого океана (статья вторая) // Источники по русской истории и литературе: Средневековье и Новое время. (Археография и источниковедение Сибири; вып. 19). Новосибирск. РАН. 2000

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.