Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДЖЕЙМС КУК

ПЛАВАНИЕ НА "ИНДЕВОРЕ" В 1768-1771 ГГ.

THE JOURNALS OF CAPTAIN JAMES COOK ON HIS VOYAGES OF DISCOVERY

THE VOYAGE OF THE ENDEAVOUR 1768—1771

КНИГА ПЕРВАЯ

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

[ПЛАВАНИЕ ВДОЛЬ СЕВЕРНОГО БЕРЕГА СЕВЕРНОГО ОСТРОВА

Битва у мыса Ранауэй и острова Моутохора. Бухта Меркьюри. Стычки с островитянами. Туземные крепости. Новозеландская Темза. Происшествие в заливе Бей-оф-Айлендс. Мыс Мария-ван-Димен]

Вторник, 31-е. В 1.30 дня обогнули вышеупомянутый остров, лежащий на О, в миле от северо-восточного мыса суши. Земля простирается отсюда к NWtW и WNW насколько хватает глаз. Этот мыс я назвал Ист-Кейп [мыс Восточный], так как у меня есть основания полагать, что это самая восточная точка на побережье; по той же причине я назвал остров, лежащий недалеко от мыса, Ист-Айленд (Восточный остров). Остров небольшой, высокий, округлой формы, показавшийся [208] нам пустынным. Мыс невысокий, с белыми скалами, лежит на 37°42'30" ю.ш. и 181°00' з.д.

Обогнув Ист-Кейп, мы пошли вдоль побережья, где заметили много поселений и обработанных полей. Местность здесь кажется более плодородной, чем та, которую мы видели раньше, берег низкий, а в глубине страны возвышаются холмы.

В 8 часов, находясь в 8 лигах к западу от мыса Ист-Кейп, в 3—4 милях от берега, убавили паруса и легли в дрейф при свежем порывистом ветре от SSO. Вскоре стало спокойнее, и в 2 часа ночи снова легли на SW — в направлении, где простиралась земля.

В 8 часов по пеленгу W заметили землю, очевидно, остров. К этому времени самая юго-западная часть земли была на SW.

В 9 часов к нам подошли пять каноэ, в одном из них было более 40 вооруженных человек. По их поведению поняли, что они явились не с дружественными намерениями. Я был в это время очень занят и не имел возможности находиться на палубе, чтобы наблюдать за их действиями, поэтому приказал выстрелить картечью с перелетом. Это заставило пришельцев немного отступить, а затем снова собраться вместе не то с тем, чтобы посоветоваться о дальнейших действиях, не то для того, чтобы осмотреться. Приказал выстрелить из пушек в воздух. Туземцы так испугались, что, как я полагаю, только тогда почувствовали себя в безопасности, когда достигли берега.

Мы назвали мыс, недалеко от которого произошло это столкновение, Ранавэй [мыс Отступления]; он находится на 37°32' ю.ш. и 181°50' з.д., в 17—18 лигах к западу от мыса Ист-Кейп. В 4 лигах к востоку от него лежит залив, которому я дал имя Хикса — лейтенанта, который первым заметил этот залив.

Среда, 1 ноября. Шли вдоль берега при небольшом ветре переменного направления, видели много обработанных полей. Земля здесь разбита на равные огороженные участки — верное доказательство, что почва плодородна, а местность густо заселена. Несколько каноэ отошли от берега, но к нам не приблизились.

В 8 часов легли в дрейф в 3 милях от берега. Земля, усмотренная нами вчера на W и вновь показавшаяся сегодня, оказалась островом. Он от нас на SW, в 8 лигах. Я назвал его островом Уайт.

В 5 часов утра шли вдоль берега на SW при слабом ветре от OSО и облачной погоде. В 8 часов заметили 40—50 каноэ. Несколько из них подошли к самому борту, и туземцы предложили нам омаров, моллюсков и двух морских угрей. Их примеру последовали и другие, но ничего, кроме моллюсков, [209] нам предложено не было. Туземцы считали должным отдавать нам лишь малую часть того, что у них было, полагая, что они вправе взять все, что мы им вручили, ничего не давая взамен. В конце концов они похитили полотно, висевшее на борту, и не пожелали возвратить его, несмотря на наши требования. Тогда я выстрелил из мушкета, затем из другого, заряженного дробью, но они не испугались, только немного отступили и стали махать веслами в нашу сторону. Я выстрелил еще раз, пуля ушла в воду недалеко от каноэ, и туземцы лишь тогда решили с большей пользой употребить свои весла, но затем, считая себя в безопасности, собрались вместе и опять стали грозить нам.

Я немного повернул судно, пришлось пустить в действие четырехфунтовую пушку; туземцы после этого убрались восвояси, а мы продолжали идти вдоль берега при слабом ветре от OSO. В полдень широта 37°45' S, пеленг острова Уайт NW 29°, в 8 лигах от нас.

Четверг, 2-е. Слабый ветер от NW с переходом на OSO, ясно. В 2 часа дня заметили довольно высокий остров, лежащий к W от нас, а в 5 часов утра к западу от него еще острова и скалы. Держали круто к ветру, чтобы обойти рифы, но убедившись, что не сможем сделать этого до темноты, приспустились по ветру и прошли между рифами и берегом. В 7 часов приблизились к первому острову, откуда к нам направилось большое двойное каноэ, набитое до отказа туземцами. Это было первое судно подобного рода, с которым мы здесь встретились. Туземцы оставались у корабля, пока не стемнело, затем ушли, швырнув предварительно в нас несколько камней.

От них мы узнали, что этот остров называется Моутохора (местное название Мотухора, современное — Уэйл]. В окружности он невелик, но высокий и лежит в 6 милях от суши. К югу от него на глубине 14 саженей есть якорная стоянка. К SWtS от острова на материке и, видимо, недалеко от моря возвышается круглая гора, которую я назвал Маунт-Эджкамб; она расположена в центре большой равнины и сразу же бросается в глаза. Широта 37°59' S. Долгота 183°07' W.

Держась к западу, заметили, что глубина постепенно уменьшалась от 17 до 10 саженей. Еще до наступления темноты недалеко от нас показались небольшие островки и рифы. Сперва я решил, пройдя их, на ночь лечь в дрейф, но затем счел более разумным лавировать до утра у острова Моутохора, где, как я знал, не было опасных мест.

Мы поступили правильно, ибо утром, отойдя на запад, обнаружили впереди нас рифы — подводные и возвышающиеся над поверхностью. Они лежали в 1,5 лигах от острова [210] Моутохора, в 9 милях от земли, к NNO от горы Эджкамб. Прошли между рифами и берегом; глубины от 7 до 10 саженей.

Двойное каноэ, которое подходило к нам вчера вечером, весь день шло под парусом за нами, держась на траверзе корабля. В течение часа с туземцами разговаривал Тупиа, но под конец они стали бросать в судно камни и удалились только тогда, когда в них выстрелили из мушкета.

В 10.30 прошли между низким равнинным островом и берегом; расстояние между ними 4 мили, глубина 10, 12 и 15 саженей. В полдень пеленги острова были от NO до OtN1/2O, в 5—6 милях от нас; обсервованная широта 37°39' S, долгота 183°30' W. Берег земли лежит между замеченным нами равнинным островом и Моутохорой. Последний находится в 10 лигах отсюда; он умеренной высоты, ровный, почти безлесный, с множеством возделанных полей и селений; они расположены на возвышенностях близ моря и защищены со стороны суши валом и рвом, окружены со всех сторон частоколом, кроме того, в некоторых из них возведены укрепления. Еще раньше кое-где на побережье мы видели небольшие обнесенные частоколом сооружения, построенные на возвышенностях и склонах холмов; Тупиа пояснил нам, что это марае, или места поклонения богам 94. Мне, однако, кажется, что эти сооружения возведены скорее для защиты поселений от врагов: некоторые из них, по-видимому, построены весьма неплохо и приспособлены для этой цели.

Пятница, 3-е. Днем очень крепкие ветры от NOtO, мгла. В 2 часа прошли небольшой холмистый остров [Карева], лежащий в 4 милях от высокого круглого утеса на материке [Маунт-Маунгану]. От него берег тянется на NW насколько хватает глаз и кажется изрезанным и холмистым. Так как над сушей стояла густая мгла и дул свежий ветер, держались круто к ветру на самый наветренный видимый нам остров, лежащий в 6—7 лигах на NNO. Ночь провели близ него при свежем ветре от NO и NOtO, мгле и дожде; назвал его Майор. В 7 часов утра он был на SO 47°, в 6 лигах, а группа маленьких островков и скал на NtO1/2N, в 1 лиге от нас. Дул слабый ветер, погода ясная.

Группу островков и скал назвали Корт-оф-Олдермен [Совет Старейшин], они раскинулись во все стороны на пространстве в пол-лиги и расположены в 5 лигах от берега. Между ними и прочими островами лежат скалы, большей частью обнаженные и очень сходные между собой по виду, некоторые чрезвычайно малы в окружности, но вздымаются на значительную высоту. Острова лежат на 36°57', ю.ш., некоторые из них обитаемы.

В полдень они были на SO 60°, в 3—4 лигах, а скала, напоминающая замок и лежащая недалеко от берега, — на NW [211] 40°, в 1 лиге от нас. Обсервованная широта 36°58' S. Курс со вчерашнего полудня NNW1/2W, прошли около 20 лиг. Глубина 28 саженей, кругом множество островков к скал. Берег изрезанный, холмистый и обнаженный, не видно ни полей, ни чего-либо другого, указывающего на то, что местность эта густо населена.

Суббота, 4-е. Днем и вечером слабый ветер от ONO, ясная погода, к утру свежий ветер от NNW; туман, дождь. В час дня от берега к кораблю направились три каноэ. Покружив вокруг, туземцы метнули в нас два копья; одно попало в нашего человека как раз в тот момент, когда тот собирался бросить пришельцам канат, полагая, что они поднимутся на борт, другое ударило в борт. Выстрелив из мушкета, мы отогнали туземцев прочь. Все каноэ сделаны из цельных древесных стволов и лишены каких бы то ни было украшений; люди, сидевшие в них, были почти совершенно обнажены.

В 2 часа дня заметили вход в залив или бухту, поспешили туда, чтобы стать на якорь. Глубина постепенно уменьшалась с 41 до 9 саженей; в это время были в полутора милях от высокой башневидной скалы, близ южной точки залива. Скала и самый северный остров из группы Корт-оф-Олдермен по пеленгу SO 61°.

В 7.30 отдали якорь на глубине 7 саженей у южного входа в залив. За нами шло несколько каноэ, они оставались у корабля до наступления темноты. Прежде чем отправиться обратно, туземцы благородно предупредили, что нападут на нас утром. Правда, некоторые нанесли нам визит уже ночью, очевидно полагая, что все будут спать; однако убедившись в своей ошибке, ушли.

Причиной моей остановки здесь была надежда найти хорошую бухту. Кроме того, я хочу 9 числа наблюдать прохождение Меркурия, которое здесь отчетливо будет видно, если выпадет ясный день. В таком случае нам удастся более точно определить долготу этого места.

Между 5 и 6 утра со всех концов острова к нам подошли каноэ; в них было около 130 или 140 человек. По всем признакам, они прибыли сюда, чтобы атаковать нас, ибо были вооружены с ног до головы. Однако туземцы не решились напасть на нас, и, пробыв около трех часов близ корабля, торгуясь с нами и пытаясь сыграть какую-либо шутку, они ушли, но не раньше, чем мы выстрелили из нескольких мушкетов и большой пушки. Стреляли мы, совершенно не думая причинять им зло, а просто чтобы показать, каким оружием мы располагаем и как можем ответить на любое нападение. Любопытно, что туземцы не обратили почти никакого внимания на стрельбу из мушкетов, хотя одна из пуль пробила каноэ, что же касается пушки, [212] то не знаю, какой она произвела эффект, ибо выстрел был дан, когда каноэ уже отошли далеко.

В 10 часов погода немного прояснилась, и мы отправились на двух шлюпках измерить глубину залива и поискать более удобную якорную стоянку; в одной из шлюпок был штурман, в другой я. Вначале мы пошли к северной части побережья, откуда навстречу нам вышло несколько каноэ, но когда мы приблизились, туземцы отступили к берегу, приглашая нас следовать за ними. Видя, что они все вооружены, я счел неблагоразумным принять их приглашение, поэтому, поторговав с ними прямо из шлюпок, мы отправились дальше к входу в залив.

На возвышенности я заметил укрепление, но смог разглядеть только часть сооружений. Поскольку я намерен ознакомиться с ними поближе, не буду здесь останавливаться на их описании. Выбрав стоянку неподалеку от того места, где мы отдали якорь, я вернулся на борт.

Воскресенье, 5-е. Ветры от NNW, туман, ночью дождь. В 4 часа дня снялись с якоря и приблизились к южному берегу, бросили якорь на глубине 4,5 саженей; дно мелкое, песчаное. Южная оконечность залива на востоке в одной миле от нас, а река (куда при низкой воде могут входить шлюпки) на SSO, в полутора милях.

Утром к кораблю приблизились туземцы, но вели себя совсем не так, как вчера, торговля с ними (сделки были не очень велики) велась на истинно дружественных началах. Двое туземцев поднялись на борт, и каждому я подарил по куску английской ткани и несколько гвоздей. После ухода гостей мы на катере и баркасе отправились к реке, захватив с собой невод. Штурмана я послал на яле измерить глубину залива и наловить сеткой рыбы. Невод забрасывали несколько раз, но удалось поймать лишь несколько голавлей. Около полудня вернулись на борт.

Понедельник, 6-е. Умеренный ветер от NNW, туман, ночью дождь. Днем отправились с неводом в другую часть залива, но поймали еще меньше, чем вчера, штурману же при помощи сетки удалось вытащить не больше полведра раковин. Туземцы доставили к кораблю и продавали экипажу маленьких гребенок, двухстворчатых раковин и моллюсков; множество таких раковин можно увидеть здесь на песчаных берегах реки.

Утром послал в залив нескольких человек на баркасе с неводом на рыбную ловлю, офицера с группой матросов на заготовку дров, но ни одно из предприятий не увенчалось успехом. Туземцы в некоторой степени возместили нам неудачу, доставив несколько ведер сушеной и выпотрошенной рыбы, правда не из лучшей, но я приказал купить все, чтобы поощрить торговлю. [213]

Вторник, 7-е. В первой половине суток ясная погод я, умеренный ветер, к ночи — свежий, северный, слякоть, туман, дождь. Днем баркас доставил на борт воду. Улов сегодня очень скромный. Здесь очень много сельдерея; каждый день, как обычно, варим его для экипажа.

Среда, 8-е. Днем свежий ветер от NNW, туман, дождливая погода, к вечеру легкий ветер от WSW, ясная погода. Утром креновали корабль и чистили оба борта. Послал на берег группу матросов нарубить леса и набрать еще воды. Туземцы привезли и обменяли нам на небольшие куски ткани такое количество рыбы, что ее хватило на весь экипаж. Рыба эта похожа на .макрель и вкуснее, чем любая из тех, что нам доводилось есть раньше. В полдень квадрантом определили зенитное расстояние солнца на меридиане, что позволило определить широту — 36°47'43" S. Наблюдения велись на реке, недалеко от южного входа в залив.

Четверг, 9-е. Легкий ветер переменного направления, ясная погода. Как только рассвело, появились туземцы с макрелью и привезли ее так много, что мы не знали, что с ней делать. Несмотря на это, я приказал закупить все, чтобы поощрить их к такого рода торговле.

В 8 часов м-р Грин и я с инструментами сошли на берег, чтобы наблюдать за прохождением Меркурия, которое должно было произойти в 7 часов 20 минут 58 секунд истинного местного времени, но только м-ру Грину удалось провести наблюдения 95. В то же время я измерил высоту солнца для определения истинного времени. Результаты определений следующие:

М-р Грин Внутреннее касание 12 час. 8'58" После полудня
Внешнее касание 12 час. 9'55"
Я Внутреннее касание 12 час. 8'45"
Внешнее касание 12 час. 9'43"

В полдень обсервованная шпрота была 36°48'28" S. Таким образом, среднее значение широты места наблюдения по сегодняшним и вчерашним наблюдениям 36°48'5 1/2"S, склонение 11°9' О.

Пока мы проводили наши наблюдения, пять каноэ (два больших и три маленьких) подошли к борту. В одном было около 50 человек, в других поменьше. Этих туземцев мы ранее не видели: судя по всему, они пришли сюда не с дружественными намерениями. Все были вооружены до зубов копьями, дротиками, камнями и т.п. Однако они не предпринимали никаких [214] враждебных действии, возможно их соплеменники, торговавшие в это время у борта рыбой, предупредили их, с кем они имеют дело. Тогда вновь прибывшие вплотную подошли к борту и стали продавать экипажу кое-что из своего вооружения, а один туземец предложил даже хаахоу [накидку]. Лейтенант Гор, бывший в это время вахтенным начальником, послал в каноэ кусок ткани. Туземец согласился взять его в обмен на свой хаахоу,но как только материя очутилась у него в руках, он не пожелал расстаться со своей собственностью и оттолкнул каноэ от корабля, а затем стал с угрозами махать в нашу сторону веслами. М-р Гор выстрелил в него из мушкета и, как выяснилось позже, убил туземца. Вскоре все остальные ушли.

Я описал этот случай со слов м-ра Гора и должен признаться, что сам не одобрил его, считая, что наказание было слишком суровым для такого незначительного проступка. Мы достаточно долго были среди этих людей, чтобы узнать, как следует их наказывать за подобные пустячные провинности, не отнимая у них жизнь 96.

Пятница, 10-е. Днем слабые ветры переменного направления; к вечеру сильный ветер от ONO, туман. Утром я в сопровождении м-ра Бенкса и других джентльменов на двух шлюпках отправился к реке, впадающей в залив, чтобы осмотреть ее. Около корабля не было видно ни одного туземца, полагаю, из-за плохой погоды.

Суббота, 11-е. Очень крепкий ветер от ONO, облачная туманная погода с дождем.

Между 7 и 8 вечера вернулся с реки, пройдя 4—5 миль вверх по течению; могли бы продвинуться еще дальше, если бы благоприятствовала погода. Я высадился на восточном берегу и поднялся на возвышенность, откуда видел (или по крайней мере мне казалось, что я вижу) верховье реки. Она распадается на рукава, где имеется несколько очень низких плоских островов, поросших мангровыми деревьями; по обеим сторонам реки берег покрыт мангровыми зарослями.

На песчаных берегах множество гребенок, двухстворок, а кое-где попадались и устрицы. Здесь очень много диких птиц-бакланов, кроншнепов, уток и черных птиц величиной с ворону, с длинным острым клювом красновато-желтого цвета. В реке водится рыба, но какая она — не знаю.

Местность, особенно на восточном берегу, пустынная и большей частью безлесная, не заметил здесь и каких-либо иных признаков плодородия, но на западном берегу природа, видимо, богаче, местами виднеется лес. Мы встретили нескольких туземцев и видели их множество. Вдали в глубине страны заметали дым; однако нигде близ берегов залива не заметно каких бы то ни было следов обработки почвы. Местные жители, [215] должно быть, питаются лишь раковинами, рыбой и корнями папоротника, которые они едят как хлеб. В устье реки, в 2—3 милях вверх по течению на глубине 4—5 саженей имеются очень надежные и хорошие якорные стоянки и удобные места для кренгования корабля, так как при полнолунии вода поднимается на 7 футов. Я не знаю, есть ли у реки сколько-нибудь значительные притоки в глубине страны, однако в нее впадает несколько небольших ручейков, берущих начало на соседних холмах.

Несколько выше устья, на восточном берегу, на высоком мысе или полуострове, сохранились развалины какого-то укрепленного пункта. Самый опытный европейский инженер не мог бы избрать лучшего местоположения — здесь горсть людей может обороняться от значительно более сильного противника; сооружение это неприступно не только благодаря удачному расположению, но также, и даже в большей степени, благодаря искусству его строителей.

Оно доступно только со стороны суши, да и оттуда защищено валом и рвом, причем от вершины вала до дна рва около 22 футов, глубина же последнего достигает 14 футов, ширина пропорциональна глубине.

На валу установлен ряд заостренных кольев, а другой размещен с внешней стороны рва. Колья эти глубоко вбиты в землю, а верхняя, скошенная часть нависает над канавой. Это укрепление было сожжено, возможно, противником, захватившим его. У туземцев, обитающих на этой стороне залива, по-видимому, нет постоянных жилищ, они спят под открытым небом, под деревьями или небольшими временными навесами. По всем признакам, население другого берега живет лучше, но у них мы не были.

Утром шел дождь, и так как была слякоть, я думал, что туземцы не принесут рыбы. Однако, полагая, что кто-либо все же появится на берегу, я послал шлюпку с товарами. Около полудня она вернулась, нагруженная устрицами, которые удалось достать у островитян, собиравших их на реке, прямо против нашей стоянки. Рыбы у туземцев наши люди не приметили.

Воскресенье, 12-е. Днем штормовой ветер от NO, туман, дождливая погода; утром свежий ветер от NW, ясно. Приняли на борт воду, после этого послал баркас к реке за устрицами. Сам с м-ром Бенксом и д-ром Соландером на катере и яле направился к северному берегу залива, чтобы осмотреть окрестности и укрепление, возвышающееся там. Мы высадились в миле от него и по дороге встретили местных жителей, которые, выражая истинное дружеское расположение, проводили нас к крепости и показали ее. [216]

Крепость стоит на высоком мысу, на северном берегу, близ входа в залив. В некоторых местах укрепление совершенно неприступно, в других очень трудно добраться до него. Более или менее уязвима лишь сторона, обращенная к узкой холмистой гряде. Здесь сооружение защищено двойным рвом, валом и двумя рядами кольев. Внутренний ряд кольев проходит повалу но не у самого верхнего его края, поэтому люди могут передвигаться между кольями и рвом. Внешний ряд кольев расположен между двумя рвами, нависает над внутренним рвом, глубина которого от верха вала до дна 24 фута.

Сразу же за внутренним частоколом расположена площадка высотой 30, длиной 40 и шириной 6 футов, на крепких столбах; с нее кидают дротики в нападающих. Справа от площадки в нескольких шагах имеется другая платформа такой же формы и величины; находится она также за внутренним частоколом и построена с той же целью, то есть для того, чтобы бросать камни и дротики в противников, поднимающихся на холм. Ее можно использовать и для защиты небольших внешних сооружений и строений, находящихся за пределами крепости, на том же склоне холма. Эти внешние сооружения не были форпостами — в них жили туземцы, которым не хватало места внутри форта. Помимо укреплений, описанных выше, поселение обнесено со стороны суши рядом крепких кольев, которые располагаются по склону холма. Площадь, на которой расположено поселение, неровная, но туземцы разделили ее на маленькие участки и выровняли их; террасы образуют амфитеатр, и каждая из них обнесена частоколом. Участки соединены друг с другом узкими проходами или маленькими калитками, которые можно легко закрыть, так что если противнику удастся проникнуть за внешний ряд кольев, он встретит внутренний частокол. Взять селение можно, лишь преодолев одну за другой все эти преграды. Главный путь к укреплениям проходит по самому крутому склону холма; проход этот узкий, длиной 12 футов, расположен он под одной из площадок; я не заметил ни двери, ни ворот, но и без них вход можно быстро загородить.

Одним словом, я считаю, что это очень сильная и удачно расположенная крепость, в которой горсть смелых вооруженных людей может в течение долгого времени выдержать осаду превосходящих сил противника. Все, казалось, было здесь подготовлено для длительной защиты — большие запасы корней папоротника, сушеной рыбы. Правда, свежую воду можно достать только из ручья, протекающего как раз у подножия холма. Так, я думаю, туземцы и поступали, а хранили они воду во время осады в тыквенных бутылях (gourds).

Внизу у самого мыса, на котором стоит крепость, видны две скалы, одна из них отдалена от берега, другая примыкает [217] к нему. Обе они невелики и скорее кажутся пристанищем для птиц, чем для людей. Все же там есть жилые постройки и укрепления. В миле к востоку от них мы заметили еще группу укрепленных скал, связанную с берегом узкой полоской суши, на которой располагается небольшое туземное поселение.

Во всех частях побережья, на островках, скалах и склонах холмов мы встречали много таких сооружений и, кроме того, немало укрепленных селений, по всем признакам, более обширных, чем то, которое я описал. Судя по этому, думается, что туземцам приходится вести частые и долгие войны и они, видимо, основательно привыкли к ним, иначе не создавали бы таких сильных укреплений, сооружение которых потребовало огромного труда при тех деревянных и каменных орудиях, которыми они располагали 97.

Удивительно, что у столь воинственных людей, какими несомненно являются туземцы, нет луков, стрел, пращей и т.п., которые не так трудно смастерить и которые можно встретить в любой части земного шара. Они применяют в бою копья или пики около 5 футов длиной. У некоторых копий наконечники подобны лезвию алебарды, у других же круглые или острые, причем противоположный конец широкий, напоминающий лопасть весла. Существует и другой вид копья, около 4 1/2 футов длиной, одному его концу придана форма секиры, а другой заострен.

Видели мы и дубинки из дерева, кости или камня, которые-туземцы называют патту-патту. Деревянным патту-патту придают различные формы; среди костяных и каменных нам встречалась только одна форма: круглая ручка, широкая лопасть, толстая посередине и суживающаяся к краю. Ими туземцы разбивают головы и добивают раненых. Во время боя они швыряют камни и дротики; последние длиной в 10—12 футов, делаются они из твердого дерева и снабжены зазубренными наконечниками. С большой ловкостью обращаются местные жители со своим оружием, особенно с длинными пиками или копьями. У нас, если исключить мушкеты, нет оружия, равного этим копьям 98.

Понедельник, 13-е. Днем слабые ветры от NW, ясная погода. Около 5 часов, познакомившись с местностью и нагрузив обе шлюпки сельдереем, которого близ берега очень много, вернулись на борт; в это время с реки пришел баркас, доверху нагруженный устрицами.

Если позволит ветер и погода, утром выйдем в море. Ночью ветер от SO, весь день дождливая погода, слякоть, туман. Нечего было и думать об отплытии. Находясь в хорошей бухте, я чувствовал себя великолепно.

Семюэль Джонс, в прошлую субботу заключенный под стражу за отказ выйти на палубу по команде «все наверх» [218] и за неподчинение приказам офицеров, утром был наказан 12 ударами плети и снова водворен под стражу.

Вторник, 14-е. Очень крепкий восточный ветер, слякоть, дождливая погода.

Среда, 15-е. Вечером вышел на катере и высадился на одном из островов, лежащем недалеко от южного входа в залив, чтобы взглянуть, нет ли здесь подводных скал или каких-либо иных препятствий; в это время на море было сильное волнение.

Остров, на котором мы высадились, очень невелик, все же на нем имеется селение, жители которого приняли нас радушно. Эта маленькая туземная деревня разбита на прямоугольные участки, каждый из них обнесен частоколом. На острове нет пресной воды, доступен он с одной лишь стороны, и я заключил, что они избрали его лишь в силу его выгодной позиции.

В 7 часов утра подняли якорь и с легким ветром от W при ясной погоде вышли из залива, взяв курс на NO, к самой северной группе островов, лежащих близ северного мыса. Эти острова различной величины и простираются параллельно материку на NW насколько хватает глаз. Вначале я опасался подходить к ним, полагая, что там нет надежного прохода, но затем передумал и решился бы на это, но ветер от NW помешал нам; были вынуждены взять мористее.

В полдень находились в широте 36°46' S. Пеленг самого северного острова, о котором упоминалось выше, был 14, в полулиге от нас; острова Корт-оф-Олдермен были на SOtS, в 6 лигах, а залив, где мы стояли и который я назвал в память наблюдений, произведенных здесь, Меркьюри на SWtW, в 6 милях от нас.

Бухта Меркьюри находится на 36°47' ю.ш. и 184°4' з.д. и простирается на SW, на 2—3 лиги. К северу и югу от нее лежит несколько островов, а в центре прохода, ведущего в залив, находится высокий остров или скала; вблизи него глубина не превышает 8—9 саженей. Лучшая якорная стоянка находится в песчаной бухте, лежащей как раз у южного мыса (глубина 4—5 саженей), между ним и скалистым башневидным островком. Здесь есть удобные места для заготовки дров и пополнения запасов воды, а река изобилует маленькими устрицами и раковинами. Это, пожалуй, единственная достопримечательность реки, поэтому я назвал ее Ойстер-Ривер (река Устриц) [Пуранги].

Самая удобная и надежная стоянка находится в устье другой реки, в глубине залива; здесь имеется все необходимое. Входя в реку, на всем протяжении пути следует держаться южного берега. Мы не знаем местного названия реки, поэтому [219] я назвал ее Ривер-оф-Мангровс (Мангровой рекой) [местное название Витианга] из-за огромного количества мангровых деревьев, растущих по берегам. Юго-восточный берег реки и бухты пустынный, бесплодный, только кое-где попадается папоротник и другие растения, довольствующиеся столь скудной почвой. Северо-западный берег покрыт лесом, почва здесь более плодородна и могла бы производить все необходимое для жизни, если ее обрабатывать.

Однако эта местность не так богата, как земли, которые мы видели на юге; то же самое можно сказать и об ее многочисленных обитателях, которые куда беднее других своих соплеменников; они не обрабатывают поля, и единственный их вид питания — корни папоротника и рыба. Их каноэ грубы, без всяких украшений; жилища построены кое-как, то же можно сказать о любой принадлежащей им вещи. Возможно, в этом повинны частые войны, которые, несомненно, приходится вести туземцам; убедительные тому доказательства мы видели воочию. Местные жители, располагающиеся поблизости от того места, где мы заготовляли дрова, спали под открытым небом. Они укладывались так, чтобы в любой момент отразить внезапное нападение врага. Туземцы не подчиняются Тирату, здешнему эри-де-хи, заявляя, что он уничтожит их, если будет царствовать здесь 99. Кроме того, они подтвердили, что у них действительно существует обычай поедать своих врагов, так что можно больше не сомневаться в этом. Еще раньше я заметил, что у многих здешних обитателей нет постоянного местожительства. Позже мы узнали, что у них есть укрепленные форты, или хиппа, где они укрываются в минуту опасности.

На берегу нашли немного железистого песка 100, который приносят сюда небольшие ручейки. Очевидно, неподалеку в глубине страны должна быть руда. Но туземцам не известно, как используется железо, они не знают цену ему, предпочитая гвоздю или другому железному орудию любую безделушку. Перед тем как покинуть залив, мы вырезали на одном из деревьев близ источника название корабля и дату, вывесили британский флаг, и я от имени Его Величества вступил в формальное владение этой местностью.

Четверг, 16-е. Свежий ветер от NW до SW, хорошая погода. В час дня, находясь близ группы островов [острова Д’Оссе], лежащих у северного входа в бухту Меркьюри, весь день держались круто к ветру и шли на север, чтобы подойти к материку, крайнюю северо-западную оконечность которого мы видели в полдень. Пришлось идти между вышеупомянутыми островами и другими, лежащими на WtN, в 6—8 лигах от нас. Обсервованная широта 36°33' S. [220]

Примечание. Я забыл упомянуть, что из мангровых деревьев получают вещество, очень похожее на смолу. Мне говорили, что нечто подобное добывают в Ост- и Вест-Индии. Впервые мы обнаружили небольшие комочки смолы на морском берегу, а затем на коре мангровых, деревьев; так мы определили откуда эта смола взялась 101.

Пятница 17-е. В первой половине суток очень крепкий ветер от SW до WtS, шквалы. Держались ближе к берегу, стремясь отдать якорь. В 6 часов утра шли с подветренной стороны самого северного видимого нам острова, затем легли на другой галс и до 11 часов шли на S. Снова изменили курс и легли на N. В это время северный вход в бухту Меркьюри или мыс Меркьюри был на SOtO, в 3 лигах. Мы находились как раз в 2—3 лигах от земли, на траверзе участка берега, где, казалось, была бухта [бухта Вайкавау]. Сильный порывистый ветер с суши не позволил нам поближе осмотреть ее, и вскоре мы вынуждены были полностью зарифить марсель.

В полдень пеленг мыса Меркьюри был на SO, в 4 лигах, а самый западный видимый выступ земли на NW 60°, в 5 лигах от нас.

На северо-западном берегу бухты Меркьюри есть высокая круглая гора [Маунт-Маунгатаухири, высота 340 м], круто поднимающаяся от берега, ее очень хорошо видно с места, где мы в то время находились.

Суббота, 18-е. В первой половине суток штормовой ветер от SVV до SSVV; утром слабый от S и SO, ближе к полудню слабый переменный. До рассвета держались к ветру под глухо зарифленными марселями. К этому времени приблизились к земле и при ветре от SO поставили паруса, легли на NWtW вдоль берега, на близком расстоянии от него.

В 6 часов миновали небольшую бухту, где, видимо, есть якорная стоянка, защищенная с моря, у входа в бухту расположена высокая скала. Четырьмя милями дальше, к WAW, есть приметный мыс или выступ суши, на траверзе которого мы были около 7 часов. Он лежит на 36°26' S и в 9 лигах на NW 48° от мыса Меркьюри. От него берег простирается на WtS1/2W, на расстоянии одной лиги, затем на SSO насколько хватает глаз.

Помимо островов, лежащих вдали от нас, мы видели землю. которая шла от SW до AW, но был ли то материк или острова, мы не могли определить. Опасаясь потерять из виду сушу.. я вынужден был идти вдоль берега. Следуя в этом направлении, мы обогнули мыс и пошли на юг, но из-за переменного ветра до полудня продвигались очень медленно.

В полдень обсервованная шпрота была 36°29' S, островок [остров Уейл], лежащий в 4 милях на NW от вышеупомянутого [221] мыса, был на NtO, в 6 1/2 милях от нас. В этот момент находились в 2 милях от берега.

Два больших каноэ подошли к нам, в одном из них было 62 человека. Вскоре туземцы стали бросать в нас камни, я выстрелил из мушкета и пробил одну из лодок, после чего непрошеные гости отступили к берегу.

Воскресенье, 19-е. В час дня подул восточный ветер, который потом перешел на NO; с ним шли вдоль берега на StO и SSO; глубина от 25 до 18 саженей. В 7.30, пройдя с полудня 7—8 лиг и не желая в темноте идти дальше, отдали якорь на глубине 23 саженей. По обе стороны от нас лежала земля. Море, вдаваясь в сушу, образовывало проход, но трудно сказать, был ли это пролив, залив или устье реки. Он лежал на StO, и в этом направлении мы не видели земли.

На рассвете при попутном ветре и на малых парусах направились прямо к проходу, держась восточного берега. Вскоре после того как мы снялись с якоря, три больших каноэ подошли к кораблю. Люди сразу же приняли наше приглашение подняться на борт, так как они уже слышали на берегу, как мы обращаемся с туземцами.

Я преподнес каждому из тех, кто поднялся на борт, по маленькому подарку, и, пробыв с нами около часу, они ушли очень довольные. Пройдя 5 лиг от места, где прошлой ночью мы стояли на якоре, измерили глубину. Она постепенно уменьшалась до 6 саженей, и мне не хотелось идти дальше, ибо ветер дул прямо по проходу, начался прилив. Отдали якорь почти посередине канала, ширина которого здесь 11 миль. Для измерения глубины послал шлюпки к одному и другому берегу.

Понедельник, 20-е. Умеренный ветер от SSO, хорошая погода. В 2 часа дня вернулись шлюпки; оказалось, что глубина нигде не превышала здешнюю больше чем на 3 фута, поэтому решили не идти дальше, а исследовать на лодках вход в залив, который, видимо, далеко вдается в сушу. Полагаю, что нам представится благоприятная возможность немного осмотреть внутренние области страны и то, что там имеется.

На рассвете я, м-р Бенкс, д-р Соландер и Тупиа отправились в путь на катере и баркасе. Обнаружили, что в милях девяти выше стоянки корабля залив переходит в реку. С началом прилива вошли в устье и, не пройдя и трех миль вверх по течению, установили, что вода совершенно пресная. На берегу видели туземцев. Высадились около одного из поселений; жители встретили нас очень радушно. Пробыли здесь недолго и продолжали путь вверх по реке почти до полудня. Обнаружили, что местность почти не меняется и направление течения остается таким же, как в низовье. Не надеясь дойти [222] до истоков реки, высадились на западном берегу, чтобы рассмотреть пышные деревья, которые украшали берега. Место высадки находилось в 12—14 милях от устья, и прилив был здесь столь же сильным, как на Темзе, немного ниже Лондонского моста.

Вторник, 21-е. Не прошли мы и 100 ярдов от места упомянутой выше высадки, как увидели в лесу дерево, толщина которого в 6 футах от земли была 19 футов 8 дюймов. Имея при себе квадрант, я измерил его высоту от основания до вершины, оказалось 89 футов. Суживающееся кверху (правда, незначительно), оно было прямым, как стрела, без ветвей. Полагаю, что ствол мог дать 356 кубических футов древесины. Таких деревьев было много, некоторые были выше измеренного нами. У всех очень толстые стволы 102.

В лесу росли и другие толстоствольные деревья, причем никому из нас они не были известны. Захватили с собой образцы и в 3 часа отправились в путь, чтобы вернуться на корабль в самом начале отлива.

Мы назвали увиденную нами реку Темзой, поскольку она несколько сходна с этой английской рекой. Спускаясь вниз по течению, снова встретились с туземцами из поселения, где мы побывали. Заметив нас, они подъехали на каноэ и стали торговать с нами до тех пор, пока не продали то немногое, чем располагали.

Отлив вынес нас из узкой части реки к месту, которое, если можно так выразиться, было морским плесом; здесь течение и сильный северо-северо-восточный ветер принудили нас отдать дрек, и на корабль мы попали только в 7 часов утра.

Желая сняться с якоря при высокой воде, послал баркас, чтобы поднять стоп-анкер, но из-за сильного ветра нельзя было дойти до томбуя, а усиливающийся шторм заставил нас вскоре еще больше вытравить якорный канат и опустить брамреи.

Среда, 22-е. Ветры от NNW. Утром очень крепкий ветер, туман с дождем; в остальную часть суток крепкий ветер, ясно. В 3 часа дня начался отлив, подняли якоря, шли вниз по реке. В 8 часов снова отдали якорь на глубине 7 саженей, грунт — ил. В 3 часа утра с началом отлива снялись с якоря, продолжали лавировать до тех пор, пока прилив не заставил нас снова стать на якорь.

Отправился на катере к западному берегу, но не встретил там ни туземцев, ни вообще ничего достойного внимания. Когда я покидал корабль, на нем и у борта было очень много туземцев, которые вели торговлю с нашими людьми, приобретая разные безделушки. Вначале они вели себя смирно, но затем один из них стащил из нактоуза песочные часы и был [223] пойман на месте преступления. Хикс, который был вахтенным начальником, приказал отвести похитителя к трапу и наказать дюжиной ударов плетью. Его товарищи, узнав за что он был наказан, не выразили заметного неудовольствия, а затем, когда этот парень сел в каноэ, какой-то старик побил его. Вскоре после этого все туземцы отправились восвояси.

Четверг, 23-е. Днем свежий ветер от NNW, хорошая погода. Между 3 и 4 часами в самом начале отлива снялись с якоря и до 9 часов держались к ветру, затем бросили якорь на глубине 16 саженей у восточного берега. Ночью небольшой ветер, спокойно. В 3 часа утра подняли якорь; почти до полудня дул слабый ветер, переходящий в штиль. В полдень легкий бриз от NNW. В это время мы находились у западного берега; глубина 7 саженей. Широта 36°51' S.

Пятница, 24-е. Днем очень крепкий ветер, густая облачность, шквалы, гроза. Ветер от NW до SW, юго-западный. Он пронес нас мимо северо-западной оконечности залива, но так как погода была плохая и приближалась темная ночь, а со всех сторон была земля, я полагал более разумным повернуть на другой галс и лечь к ветру у места, где мы бросили якорь на глубине 19 саженей.

В 5 часов утра подняли якорь и под нижними парусами отошли к NW, взяв по два рифа на марселях. Ветер SWtW и WSW, сильный, шквалы с суши не давали нам возможности приблизиться к ней, так что до полудня прошли лишь 12 лиг. При этом мы ни на мгновение не теряли из виду берег. Ближе к побережью мы не подходили, поэтому не в состоянии были определить, материк или острова лежат перед нами.

В полдень обсервованная широта 36°15'20" S, в это время были не более чем в 2 милях от суши и в 3,5 лигах от очень высокого острова, который лежал на NOtO; глубина 26 саженей. Самый дальний выступ берега, который мы могли видеть, был на NW; к северу, в том же направлении виднелось несколько небольших островков. Точку, на траверзе которой мы находились, я принял за северо-западный мыс в устье реки Темзы (так я называю глубокий залив, в котором мы провели последнюю неделю). Его северо-восточную оконечность мы миновали в прошлую субботу утром, ее я назвал мысом Колвилл в честь достопочтенного лорда Колвилла 103. Его координаты 36°26' S и 184°27' W. Он поднимается прямо из воды на значительную высоту, но особенно приметен благодаря высокой скале, расположенной близ него и различимой на большом расстоянии.

От юго-западной точки мыса река тянется по прямой линии на StO. ширина ее везде не менее 3 лиг до тех пор, пока вы [224] не окажетесь в 14 лигах выше мыса; здесь река суживается и протекает в том же направлении по низменной равнине или, точнее, широкой долине, расположенной параллельно морскому берегу, конца ее мы не видели. Местность на восточном берегу, где река особенно широка, довольно высокая, холмистая, а на. Западном — низкая, покрытая лесами и густой растительностью. Она кажется плодородной, хотя мы заметили мало обработанных полей.

На берегах узкой части реки растут мангровые деревья и кустарник, а выше тянутся огромные леса, состоящие из высоких толстоствольных и пышных деревьев; такие, должно быть, можно встретить и в другой части земного шара. Во многих местах лес подходит вплотную к реке. Там, где его нет, местность болотистая, как и на Темзе в Англии. Мы видели шесты для рыбачьих сетей, вбитые в грунт, и решили, что здесь, должно быть, немало рыбы, но какой, мы не знаем, ибо ее нам не пришлось видеть. Самая большая глубина на реке достигает 26 саженей, вверх по течению она постепенно уменьшалась до 1 1/2—1 сажени. В устье или узкой части реки глубина 3—4 сажени, вдоль берега тянутся здесь песчаные отмели и большие банки. Все же я полагаю, что во время прилива судно с небольшой осадкой может подняться по реке, ибо я высчитал, что уровень воды в это время достигает почти 10 футов, а полная вода бывает и в полнолуние и новолуние около 9 часов.

В 6 лигах от мыса Колвилл у восточного берега лежит несколько островков, по-видимому, они вместе с берегом образуют хорошие бухты. Напротив островков, у западной стороны, расположены другие острова, и очень возможно, что там также есть несколько хороших бухт. Но, даже если таковых здесь нет, в любом месте реки, где глубина вполне достаточна, можно найти якорную стоянку 104, защищенную с моря цепью больших и малых островов, названных мной Барьерными, тянущихся поперек устья с NO на SW на 10 лиг. Южная оконечность их лежит на ДО от мыса Колвилл, в 2—3 лигах от него, северная находится в 4 1/2 лигах на NO от мыса в северо-западной части устья реки, который я назвал мысом Родней; он расположен в 9 лигах от мыса Колвилл на 36°15' ю.ш. и 184°58' з.д. Населения на берегах реки, по-видимому, немного, особенно, если принять во внимание размеры страны. По крайней мере за один раз к кораблю подходило не так уж много туземцев, а поскольку сами мы пробыли на берегу недолго, трудно судить об их численности. Все местные жители сильные, хорошо сложенные, подвижные люди, выгодно отличающиеся от тех, кого мы видели раньше. Они раскрашивают тело с головы до пят красной охрой и маслом, с чем мы [225] столкнулись впервые. Их каноэ большие, прочной постройки и украшены резьбой наподобие тех, которые мы уже встречали.

Суббота, 25-е. Днем очень крепкий ветер от SW, шквалы. Продолжали идти вдоль берега на NW. Между ним и островами глубина менялась от 26 до 12 саженей. В 7.30 вечера отдали якорь в заливе на глубине 14 саженей, грунт — песок. Нам повезло: сразу же после того, как стали на якорь, удалось поймать 90—100 лещей, что и побудило нас назвать это место Брим [Лещиный залив]. На севере и юге в 5 лигах друг от друга лежат два мыса. Залив довольно широк, а между 3 и 4 лигами глубок; в него впадает пресная река.

Северный мыс, названный Брим-хед, высок и бросается в глаза благодаря нескольким острым скалам на его вершине; он лежит на 35°46' ю.ш. и в 17,5 лигах на NW 41° от мыса Колвилл. Этот залив можно распознать по нескольким островкам, которым мы дали имя Хен-энд-Чикенс (Курица с цыплятами). Один из них довольно высок и завершается двумя пиками. Местность между пиками Родней и Брим на протяжении 10 лиг низка и поросла редким лесом; вдоль берега белые песчаные отмели. Местных жителей мы не видели, но ночью заметили огни; вероятно, страна обитаема.

На рассвете покинули залив и отправились вдоль берега к северу при легком ветре от StW и ясной погоде. Вскоре после восхода определили поправку компаса — 12°42' О. В полдень обсервованная широта была 36°36' S. Мыс Брим лежал на S, в 10 милях. Несколько островков Пур Найтс (Бедные Рыцари) на NOtN, в 3 лигах, а самая северная видимая земля на NNW. В это время мы были в 2 милях от берега, глубина 26 саженей. Берег довольно низкий, лесистый и, по-видимому, довольно густо заселенный.

Воскресенье, 26-е. Днем легкий ветер от ONO до N; продолжали идти вдоль берега к северу. На расстоянии 4—5 миль увидели селения и обработанные поля. Вечером к нам подошло несколько каноэ, некоторые из туземцев осмелели и поднялись на борт. Двум из них, которых я принял за вождей, преподнес подарки, после чего они покинули корабль, но их товарищи стали вести себя беспокойно. Чтобы избавиться от них, мы дважды или трижды выстрелили из мушкетов и четырехфунтовой пушки, не имея намерения причинить им вред, каковой им и не причинили, разве только что они выбились из сил, когда с большой поспешностью гребли к берегу.

Ночью ветер переменного направления, к утру легкий ветер от S, затем от SO. Продолжали медленно продвигаться к северу. В 6 часов утра несколько каноэ отошли от берега, куда они пристали прошлым вечером; до полудня у корабля [226] побывало много туземцев из разных мест, одни поднялись на борт, а около 170 человек остались в лодках. Они относились к нам терпимо, скорее даже дружески, но мы не смогли склонить их к торговле.

В полдень земля простиралась с StO на NWtW; приметный выступ берега был на W, в 4—5 милях. Обсервованная широта 35°11' S.

Понедельник, 27-е. Днем слабые восточные ветры, ясная погода. В 3 часа прошли мимо вышеупомянутого мыса, который я назвал мысом Бретт в честь сэра Пирси [см. прим. 5]. Он значительно выше прилегающих частей побережья, и на нем возвышается круглый холм, а к NOtN, почти в миле от мыса, лежит небольшой высокий остров или скала, как бы просверленная насквозь, напоминающая арку моста (это была одна из причин, почему я назвал остров Пирси). Мыс Бретт или по крайней мере часть его туземцы называют Мотугого; широта его 35°10'30" S; долгота 185°25' W. С западной стороны мыса Бретт находится большая и довольно глубокая бухта, тянущаяся на SWtW. В ней, видимо, есть несколько больших островов. Мыс, образующий северо-западный выход, я назвал Покок 105. Он расположен в 3—4 лигах на WtN3/4N от мыса Бретт.

На юго-западе мы видели селения, расположенные на островах и материке. От берега отошло несколько больших каноэ, переполненных туземцами, но, подобно тем людям, которые были у корабля вчера, они не желали вступать в дружественную торговлю с нами и стремились, по возможности, надуть нас.

Туземцы в этих каноэ были стройны, хорошо сложены; их черные волосы зачесаны вверх, связаны узлом на макушке и украшены белыми перьями. В каждом каноэ сидело по 2—3 вождя, и манерой держаться они превосходили всех своих соплеменников. Их одежда добротная; поверх этой одежды они накидывают собачьи шкуры, это одеяние выглядит довольно красиво. У некоторых туземцев лица татуированы примерно таким же образом, как и утех, что мы встречали южнее. У других татуировка нанесена на ягодицы, как у жителей тропических островов.

В течение дня, то есть со вчерашнего до сегодняшнего полудня, около корабля побывало не меньше 400—500 гостей — веское доказательство того, что эта часть страны густо заселена.

Прошли не более 6—8 лиг вдоль берега. Вечером ветер перешел на NW, сделали поворот и до 11 часов шли на NO. Когда ветер стал более благоприятным, снова направились на запад. В 8 часов утра были в миле от группы островов, [227] лежащих близ материка на NWtW1/2W, в 22 милях от мыса Бретт. Здесь мы провели два часа, ибо ветер был очень слабый, а иногда сменялся полным штилем.

К нам подошло несколько каноэ, их владельцы продали нам рыбу кавалле (так они называют ее); островам мы дали то же название. Затем туземцы стали швырять в нас камнями и не прекратили это занятие даже после того, как мы дали два мушкетных выстрела по каноэ. В конце концов я вынужден был выстрелить дробью по двум или трем парням, лишь тогда непрошеные гости ушли восвояси.

С северо-западным ветром вышли в открытое море. В полдень острова Кавалле были на SWtS, в 4 милях, а самая западная видимая нам земля, образующая нечто вроде островов, была на WtN. Обсервованная широта 34°55'S.

Вторник, 28-е. В течение дня свежий западный ветер. Продолжали идти крутой бейдевинд под всеми парусами, но не продвинулись вперед. Утром, идя близ западного берега залива, лежащего по эту сторону мыса Бретт, заметили в глубине два довольно больших селения, отгороженных частоколом и сходных с теми, которые мы видели раньше. В полдень мыс Бретт был на SOtO1/2O, в 6 лигах. Обсервованная широта 35°0' S.

Среда, 29-е. Очень крепкие ветры от NW и WNW, до 7 часов утра продолжали идти крутой бейдевинд, но потом обнаружили, что нас сносит назад при любом повороте, и я не мог сделать ничего лучшего, как лечь в залив, находящийся к западу от мыса Бретт, который был не более чем в 2 лигах от нас с подветренной стороны. Зайдя в него, мы все же смогли бы кое-что разузнать, тогда как продолжая путь при встречном ветре, безусловно не встретили бы ничего нового.

В 11 часов мы отдали якорь на глубине 4,5 саженей к SW от одного из многочисленных островов, лежащих близ юго-восточного берега залива. Поскольку мы сразу же попали на мель, нам пришлось как можно скорее стать на якорь, и я послал штурмана с двумя шлюпками измерить глубину. Выяснили, что мы очутились на банке, начинающейся у северо-западной оконечности острова. За ней глубина достигала 8—10 саженей.

Четверг, 30-е. Днем западный ветер, иногда очень сильный ливень. Не успели мы стать на якорь, как вокруг корабля собралось 300—400 туземцев в каноэ. Некоторые из них были допущены на корабль, одному из вождей я подарил кусок широкого холста, другим дали гвозди и прочее. Когда мы были еще в море, то заметили, что многие туземцы держались на значительном расстоянии от нас — казалось, им было известно действие огнестрельного оружия. [228]

Торгуя с нами, они вели себя довольно смирно, но так продолжалось недолго, скоро несколько человек решили стащить буй. Они упорно пытались осуществить свое намерение и не оставили его даже после того, как мы выстрелили из мушкетов и ранили одного из них мелкой дробью, лишь тогда туземцы отошли подальше от корабля, и я решил, что настал благоприятный момент, чтобы проверить, какое действие окажет на них выстрел из пушки, раз они не обращали почти никакого внимания на мушкеты. Приказал выстрелить в воздух. Видимо, это окончательно вспугнуло бы их, если бы не Тупиа, который уговорил их вернуться к кораблю. После этого туземцы стали вести себя так, что мы не могли заподозрить их в дурных намерениях.

Когда корабль отдал якорь в более глубоком месте, я отправился на берег с группой вооруженных людей на катере и яле, м-р Бенкс и д-р Соландер сопровождали меня.

Как только мы высадились на остров, все каноэ отошли от судна и вскоре пристали к берегу. Прежде чем мы успели хорошенько оглядеться, 300—400 туземцев окружили нас. Все они были вооружены, но приближались к нам столь беспорядочно, что мы не заподозрили их в желании причинить нам вред. Однако мы ошиблись; вскоре, когда мы попытались провести на песке линию, обозначавшую границу между туземцами и нами, они начали воинственный танец. Затем несколько туземцев попытались захватить обе наши шлюпки. Потерпев неудачу, они предприняли попытку наброситься на нас, но я выстрелил мелкой дробью из мушкета по одному из тех, кто шел впереди, м-р Бенкс и двое наших людей последовали моему примеру. Это заставило нападающих немного отступить, но не прошло и минуты, как один из вождей собрал их снова. Заметив это, д-р Соландер выстрелил в него дробью. Предводитель, а вместе с ним и его соплеменники отступили снова. Они пытались объединиться еще несколько раз, казалось, им не хватало только решительного главаря. Но картечный выстрел в воздух с корабля и наши мушкеты совершенно рассеяли эту толпу. В столкновении с нами только один или двое местных жителей были ранены мелкой дробью; я, насколько это было возможно, желал избежать гибели кого-либо из туземцев, и поэтому удерживал людей от стрельбы.

Мы заметили, что несколько туземцев укрылось в пещере в одной из скал, и, вскоре после того как стычка окончилась, решили приблизиться к ним. В пещере оказался вождь, который ранее побывал у нас на борту. Он, его жена и еще один туземец вышли к нам навстречу, остальные убежали прочь. Вождь и оставшиеся с ним подошли поближе и сели рядом, мы подарили им кое-какие вещи, оказавшиеся при нас. [229]

Затем мы отправились в другую часть острова. Некоторые из местных жителей подходили к нам и вели себя смирно, как ягнята. Осмотрев залив с острова, нагрузив обе шлюпки сельдереем, которого здесь очень много, мы вернулись на борт и в 4 часа утра подняли якорь, чтобы выйти в море, пользуясь легким восточным ветром. Вскоре, однако, наступил штиль, вынудивший нас задержаться в заливе.

Около 8 или 9 часов, потеряв надежду выйти в море, послал штурмана измерить глубину в бухте. Незадолго до этого приказал наказать плетьми Мэтью Кокса, Генри Стивенса, Мануэла Перрейру, которые прошлой ночью оставили свои посты и отправились за бататами на одно из полей. Первого я снова отправил под стражу, ибо он продолжал утверждать, что нет ничего плохого в том, что он сбежал.

В течение первой половины дня около корабля побывало много туземцев, но только немногие поднялись на борт; мы торговали с ними безделушками, и они вели себя весьма открыто и дружественно.

Пятница, 1декабря. Ветер от NNW. В 3 часа дня, когда вернулись шлюпки, посланные для замера глубин, я отправился к южной части бухты и высадился с м-ром Бенксом и д-ром Соландером на острове. Мы не обнаружили ничего нового и примечательного. Место, куда причалили наши шлюпки, оказалось небольшой песчаной бухтой, здесь протекали два ручейка и было много леса, годного на топливо.

Невдалеке увидели небольшие поля, засаженные бататами и ямсом. Почва и растительность во многом напоминают виденное до сих пор. Туземцы встретили нас весьма радушно. Вечером сильный ливень заставил нас вернуться на борт раньше, чем было намечено.

Утром, поскольку ветер был все еще встречным, послал на берег матросов нарезать травы для овец. Туземцы не мешали им, и те, что находились у корабля, вели себя также дружественно. Наказал Мэтью Кокса 6 ударами плети и освободил его.

Суббота, 2-е. Ветер от NW и N. Днем легкий ветер, к вечеру сильный ветер и туман, ближе к полудню дождь. В 8 часов утра спустили баркас, чтобы доставить на борт воду, а на катере ходили на рыбную ловлю. Не успел баркас благополучно добраться до берега, как подул ветер, пошел сильный дождь, и матросы вынуждены были вернуться на борт, сделав только один рейс за водой. Катер тоже пришел с очень скромным уловом 106.

Воскресенье, 3-е. Днем сильный ветер с N, дождь; к вечеру легкий ветер с W. Утром послал одну из шлюпок для измерения глубины бухты, другую с неводом для ловли рыбы, но улов был очень бедным. [230]

Понедельник, 4-е. Легкий ветер от NW, WNW и W; прекрасная погода. Днем м-р Бенкс, д-р Соландер и я высадились на одном из островов к северу от места стоянки. В окружности он около 3 миль, 40 или 50 акров всей площади его обработаны и засеяны корнеплодами. То здесь, то там протекают небольшие ручейки с великолепной водой. Как и большинство островов этого залива, он густо населен.

В 4 часа утра послал баркас за водой и травой, а в 9 часов м-р Бенкс, д-р Соландер и я на катере и яле отправились к берегу; по пути миновали хиппу, или укрепленное поселение, жители которого жестами приглашали нас высадиться. Не успели мы пристать к берегу, как нас окружили туземцы, предлагая различную рыбу в обмен на наши безделушки. Они провели нас через поселок — небольшое чистое место, удобно расположенное. Неподалеку было еще два или три таких же поселения, но до них мы не дошли.

Затем мы еще немного прошли в глубь страны, кое-кто из туземцев сопровождал нас. Большая часть обработанной земли, которой здесь было немало, была занята под сладкие бататы. Здесь много зелени, почва плодородна и удобна для обработки. Около залива местность невысокая, то здесь, то там виднеются небольшие холмы и долины, не слишком заселенные. Мы видели с полдюжины растений, подобных тем, из коих жители тропических островов изготовляют свои лучшие ткани. Но, видимо, они очень редки, ибо изделия из них попадались нам лишь в маленьких лоскутках, каковые туземцы носят в ушах украшения ради, причем даже в таком виде они встречаются нечасто. То, что местным жителям известны эти ткани, объясняет в определенной мере их исключительное пристрастие к разного рода материям, которое они проявляли всякий раз, когда мы давали им таковые, при этом даже лист белой бумаги они ценили дороже английской ткани любого сорта. Поскольку мало на побережье мест, где я не давал бы туземцам английских тканей, нет сомнения, что в скором времени они по достоинству оценят их так же, как и железо, хотя до сих пор они не осознали ценности этого металла и им неведомы способы его применения. Но надо сказать, что если бы европейские товары и пользовались спросом среди туземцев, у них не нашлось бы ничего равноценного в обмен, по крайней мере таких товаров мы здесь не видели.

Вторник, 5-е. Днем ветер от SW и WSW; свежий ветер. В 3 часа мы вернулись на борт и после обеда осмотрели другую часть залива, но ничего нового не встретили. К вечеру все пустые бочки были заполнены водой, и мы доставили на борт большое количество сельдерея, которого здесь очень много. Я по-прежнему велю его отваривать каждое утро на завтрак для экипажа вместе с овсянкой и супом. [231]

В 4 часа утра при легком ветре снялись с якоря, но почти до полудня удерживался слабый переменный ветер, иногда переходящий в штиль, затем с N подул слабый ветер, и нам не удалось выйти из залива. Обсервованная широта 35°9' S. Залив лежит к западу от мыса Бретт. За огромное количество островов, протянувшихся вдоль его берегов и образующих надежные и удобные бухты, где может стать на якорь несколько кораблей, я назвал его Бей-оф-Айлендс (заливом Островов).

Остров, у которого мы стояли на якоре, лежит к SW от самого юго-западного острова этой группы на юго-восточной стороне залива. Мне не удалось подробно обследовать его, ибо мысль о затрате дорогого времени отбила у меня охоту к дальнейшему осмотру. Кроме того, я с уверенностью могу утверждать, что здесь имеется надежная якорная стоянка и все необходимое для пополнения корабельных запасов. Нам пришлось довольствоваться только рыбой, так как сезон сбора кореньев еще не наступил. Рыбу мы ловили сами на крючок, на леску и неводом, но улов был скудный. Большей частью мы покупали ее у туземцев; рыба тут различных сортов — акулы, скаты, лещи, голавли, макрель и другие. Местные жители ловят рыбу так же, как и мы, то есть на леску с крючком и неводом; неводы очень большие и сплетены из прочной травы. Здешняя макрель сходна с английской, попадаются, однако, такие громадные экземпляры, каких мне не доводилось видеть нигде. Хотя мы попали сюда во время сезона лова макрели, нам не везло, мы не смогли поймать ни одной.

Население залива многочисленнее, чем в других, местах на побережье, где мы побывали. Туземцы, видимо, живут в мире друг с другом, хотя отсюда не следует, что они подчиняются одному вождю. Люди обитают на островах и на берегу, где у них есть несколько хипп,сооруженных в местах, где сама природа позаботилась о их неприступности, а то, что природа не успела завершить, сделано было самими местными жителями.

Полная вода в заливе бывает в полнолуние и новолуние около 8 часов, уровень ее поднимается, а затем падает на 6—8 футов. В результате немногочисленных наблюдений за приливами и отливами на берегу моря обнаружили, что приливное течение идет с юга. У меня явилась мысль, что здесь проходит течение, идущее вдоль берега от XW к SO или SSO, в направлении, в котором простирается эта земля.

Среда, 6-е. Днем при слабом ветре от NNW пытались выйти из залива, но почти совершенно не продвинулись. Вечером слабый ветер, в 10 часов штиль. Течение вынесло нас к одному из островов, и мы очутились у самого берега, но с помощью шлюпки при слабом ветре с юга нам удалось отойти мористее. Приблизительно через час, когда мы считали себя спасенными, [232] судно натолкнулось на подводную скалу, однако не получило никаких заметных повреждений. Как раз перед этим глубина была 17 саженей, затем она стала уменьшаться до 5 и потом снова возросла до 20. Скала, на которую мы натолкнулись, находится в полумиле на WNW от самого северного, или самого дальнего, острова, лежащего на юго-восточной стороне залива.

Слабый ветер, временами штиль, до 9 часов утра, когда мы вышли из залива и при ветре, перешедшем на NNW, легли на курс, ведущий в море. В полдень мыс Бретт был на SSO1/2О в 10 милях от нас. Обсервованная широта 34°59' S.

Четверг, 7-е. Днем свежие западные ветры, ясная погода. В 3 часа провели несколько солнечных и лунных наблюдений, по среднему результату получили долготу 185°36' W. В течение суток дул встречный ветер, так что в полдень мы лишь немного продвинулись к западу.

Пятница, 8-е. В первой половине дня слабый бриз от NNW, шли к берегу. Подошли вплотную к островам Кавалле. Они лежат близ материка, в 7 лигах на NW 60° от мыса Бретт и в 3 1/2 лигах от мыса Родней [Ошибка, следует читать от мыса Покок. — Ред.]. Отсюда берег простирается на WtN. К нам подошло несколько каноэ, туземцы, казалось, хотели торговать с нами, но к этому времени от S подул ветер, лодки не смогли удержаться около борта, а я не стал дожидаться их. Вскоре ветер перешел к SW и W. Поправка компаса 12° 42' О, а утром 13°. До 10 часов утра продолжали идти на WNW и NW, затем легли на другой галс и держались берега, в 5 лигах от него, глубина 118 саженей. В полдень мыс Бретт был на SO, в 13 лигах, самая западная земля на WtS, находилась в 4 лигах от берега. Обсервованная широта 3442' S.

Суббота, 9-е. После полудня слабый ветер от W, к вечеру он перешел на S и продолжался всю ночь. Благодаря ему к рассвету очутились близко к земле, в 7 лигах к западу от островов Кавалле, где на SWtW и WSW в сушу вдается глубокий залив. Дальний берег его едва различим, местность низкая, ровная, два мыса, образующие вход, лежат на WNW и OSO, в 5 милях один от другого. Я назвал залив Даутлесс. Из-за ветра не могли зайти в него, держали курс на самую западную землю, которая лежала на WNW, в 3 лигах от нас.

Прежде чем успели пройти это расстояние, наступил штиль, продолжавшийся до 10 часов, затем от WWW поднялся ветер и мы легли на N. Пока мы пережидали штиль, показались пять каноэ, но туземцы опасались приблизиться к борту. Вскоре прибыли еще шесть, туземцы, сидящие в них, оказались смелее, они подошли к нам и предложили разную рыбу. Мы купили ее в таком количестве, чтобы можно было хотя бы по малой порции дать всем нашим людям. [233]

В полдень острова Кавалле были на SOtO, в 8 лигах; вход в бухту Даутлесс на StW, в 3 лигах, а северо-западная оконечность видимой земли (мы полагали, что это материк) на NWtW. Обсервованная широта 34°44' S.

Воскресенье, 10-е. Весь день с запада дул слабый ветер, ясная погода. Вечером по азимуту солнца поправка компаса была 12°41' О, а по заходу 12°40' О. Утром держались близ берега, в 7 лигах к западу от бухты Даутлесс. Берег образует здесь еще один большой открытый залив; заливы, видимо, отделены друг от друга лишь низким перешейком, выступающим в море и образующим полуостров или мыс, который я назвал Нокл [Карикари]. К WtS, в 6 лигах от мыса, почти посередине залива, на пустынном берегу, поднимается высокая гора, которую мы назвали Кемел; она лежит на 34°51' ю.ш., 186°50' з.д.

Глубина 24—25 саженей, дно благоприятно для якорной стоянки; однако на побережье нет ничего, что могло бы привлечь сюда мореплавателей. Вряд ли на земле найдется более-неприветливое, голое и пустынное место, чем берег этого залива. Местность здесь, если не иметь в виду вышеупомянутую гору,, низкая, почва, по всей видимости, песчаная. Белый песок покрывает холмики неправильной формы, которые тянутся узкими грядами параллельно берегу. Поэтому м-р Бенкс назвал этот залив Сенди [Песчаный залив; современное название Грейт-Эксибишен]. Первая гряда поросла кустарником и другой растительностью, на второй ничего не растет. Это навело меня на мысль, что к западу от нее находится открытое море.

Однако как ни бедна эта земля, она обитаема — мы видели на склонах горы Кемел, обращенных в нашу сторону, и в восточной стороне залива поселения туземцев. Во время нашей стоянки пять каноэ направились к нам, но так и не подошли к судну.

В 9 часов утра легли на другой галс; пошли к северу. Обсервованная широта 34°38' S. Острова Кавалле были на SOtO, в 13 лигах. Северный, самый крайний мыс, по очертаниям напоминающий остров, на NW1/4N, в 9 лигах, а гора Кемел на SWtS, в 6 лигах от нас. Повернули на другой галс, держались к берегу.

Понедельник, 11-е. Легкий ветер от NW, приятная погода. Весь день держались к ветру, однако продвинулись мало. В полдень широта 34°32' S. Самый северный остров, виденный нами вчера в полдень, был на NWtW, в 6—7 лигах от нас.

Вторник, 12-е. Крепкий ветер от NW до N, спокойное море. Держимся к ветру, но прошли очень мало. В полдень гора Кемел была на StW1/4W, в 4—5 лигах от нас. Обсервованная шпрота 34°34' S. [234]

Среда, 13-е. В первой половине дня умеренный ветер от NtW, ясная погода, держались к берегу до 5 часов, затем сделали поворот и легли на NO, глубина в 2 лигах к северу от горы Кемел и в 1 1/2 милях от берега 22 сажени. В 10 часов подул ветер, начался дождь. Взяли по два рифа на марселях; в 12 часов легли на другой галс — на W, в 7 часов утра снова на NO. В это время были почти в миле с подветренной стороны от места, где прошлой ночью повернули на другой галс.

Вскоре поднялся сильный порывистый ветер с дождем от NNW, который заставил нас оставить одни нижние паруса. Порвался грот-марсель, были вынуждены отвязать его и прикрепить к рее другой. В 10 часов стало спокойнее, поставили марселя с двумя рифами. В полдень сильный ветер, туман. Сделали поворот, легли на W. В первый раз за все время, что мы провели в этих водах, не видели земли.

Четверг, 14-е. Шторм от W и WSN, шквалы, по временам дождь. В 3.30 дня легли на другой галс на N. Небольшой островок, лежащий на траверзе мыса Нол, был на StW1/2S, в полулиге от нас. Вечером, поскольку порвался фор-марсель и крюйсель, шли под нижними парусами. В полночь повернули через фордевинд, до 5 утра шли к югу, затем легли на другой галс — на NW. К югу в 8—9 лигах заметили землю; со вчерашнего утра сильно отклонились в подветренную сторону. Поставили полностью зарифленные марселя. Приказал команде высушить и зашить порванные паруса. В полдень сильный ветер, ясная погода. Обсервованная широта 34°6' S. Земля, которую мы раньше видели на крайнем северо-западе, лежит к SW, я считаю ее самой северной оконечностью, так как от W идет большая зыбь, которой не было бы, будь мы прикрыты сушей отсюда.

Пятница, 15-е. Очень крепкий ветер от SW. Большую часть суток ясная погода, с запада крупная зыбь. В 8 часов вечера сделали поворот и шли на SO до 8 часов утра, когда легли на другой галс — на W, и шли под всеми парусами, которые могли нести. В полдень широта 34°10' S. Долгота 185°45' W. Несмотря на все усилия держаться берега, были по счислению в 11 лигах от него.

Суббота, 16-е. Свежий ветер от StW до SW. Ясная погода. Зыбь от W. В 6 часов утра с топа мачты заметили землю, простирающуюся на SSW. Подняли брам-реи, поставили паруса. Пришлось для починки отвязать фок, прикрепили к рее другой. В полдень обсервованная шпрота 33°44' S. Курс со вчерашнего полудня NW 60°. Прошли 56 миль. Земля, видимая нам, была на StW, в 14 лигах от нас.

Воскресенье, 17-е. Легкий ветер от SWtW до W, ясная погода. Держимся берега, несколько раз измеряли глубину, но пронесло на 90 саженях. В 8 часов утра на глубине [235] 108 саженей в 2—3 милях от берега сделали поворот. Мыс, который, перед тем как нас отнесло в сторону, был на NW от нас, в полдень лежал почти в 3 милях на SW. Гора Кемел расположена на StO, в И лигах, а самая западная видимая нами земля на SW 75°. Обсервованная широта 34°20' S. Команда занималась починкой парусов, большая часть которых пострадала в эту ветреную погоду.

Понедельник, 18-е. Умеренный ветер от W и WNW, ясная погода. В 4 часа дня легли на другой галс к берегу. Большая зыбь, корабль быстро относит в подветренную сторону, возможно, из-за течения, идущего на Ost 107. В 8 часов легли на другой галс и до 8 часов утра шли на север. Затем снова легли на другой галс, держались к берегу, расстояние до него почти 10 лиг. В полдень мыс, у которого мы были вчера в это же время, находился на SSW, в 5 лигах от нас. Обсервованная широта 34°8' S.

Вторник, 19-е. Все еще западный ветер. Днем умеренный ветер, ясная погода. В 7 часов на глубине 35 саженей легли на другой галс, ранее упомянутый мыс был на NWtN, в 4—5 милях от нас. За сутки ни на один дюйм не продвинулись. Это служит доказательством существования течения, идущего на восток. Мыс, о котором я говорил, назван мною Норт-Кейп, так как мне казалось, что это самая северная точка на берегу. Координаты его — 34°22' ю.ш., 186°55' з.д., и лежит он в 31 лиге на NW 63° от мыса Бретт.

Это северный выступ бухты Сенди, полуостров, выдающийся почти на 2 мили в море на NO. На берегу его есть утес с плоской вершиной. Перешеек, соединяющий мыс с основным массивом суши, низкий, поэтому, когда смотришь на мыс со стороны, он кажется островом. Еще легче узнать его по высокому крутому острову к югу; он лежит у юго-восточной оконечности мыса. Фактически это тоже не остров, а крутая гора, соединяющаяся с мысом низким и узким перешейком. На юго-восточном берегу мыса есть, видимо, якорная стоянка, где можно укрыться от юго-восточных и северо-западных ветров. Здесь есть хиппа, но обитателей мало. Иногда в течение ночи шквалы с дождем; взяли на марселях еще один риф. В 8 часов утра легли на другой галс, держась к берегу; так как ветер стих, отдал рифы на марселях, поставили малые паруса. В полдень широта 34°2' S, густой туман, земли не видно.

Среда, 20-е. Днем свежий ветер от WtN, ясная погода. В 6 часов легли на другой галс, в море. Пеленг мыса Норт-Кейп S, в расстоянии 3—4 миль. В 4 часа утра легли на другой галс к берегу, свежий ветер от WNW, но в 9 часов он усилился до крепкого, сильные шквалы, гроза, шли под нижними парусами. В11 часов погода прояснилась, ветер перешел на WSW. [236] Поставили марселя, взяв два рифа, легли на другой галс—на NW. В полдень свежий ветер, ясная погода. Обсервованная широта 34°14' S. Северный мыс был на SSW, в 3 лигах от нас.

Четверг, 21-е. Свежий ветер от SW, ясная погода. Крупная зыбь с W, затем с SW. В 8 часов утра отдали второй риф на марселях. В полдень ясная погода, земли не видно. Северный мыс был на SO 25°, в 24 лигах от нас. Обсервованная шпрота 33°17' S.

Пятница, 22-е. Умеренный ветер от StW и SSW, облачная погода. В 8 часов утра подняли брам-реи, поставили паруса. В полдень обсервованная широта 33°2' S. Со вчерашнего полудня генеральный курс NW 69 1/2°. Прошли 37 миль. Мыс Норт-Кейп был на SO 39°, в 38 лигах от нас.

Суббота, 23-е. Легкий ветер от StW до SW, в течение суток ясная погода. Зыбь от SW. Генеральный курс SO 60°. Прошли 30 миль. Обсервованная широта 33°17' S. Мыс Норт-Кейп был на SO 36°, в 27 лигах от нас.

Воскресенье, 24-е. В течение суток небольшой ветер, переходящий в штиль. В 7 часов вечера с топа мачты заметили землю на StO1/2S. В И часов утра она была на SSO, в 8 лигах от нас. В полдень обсервованная широта 33°48' S.

Понедельник, 25-е. Легкий ветер от SO, небольшой туман. Днем шли на SW. В 4 часа земля была на SOtS, в 4 лигах от нас. Мы приняли ее за маленький остров Три-Кингс, открытый Тасманом. В стороне от юго-западной его оконечности лежит несколько островков или скал, а с северо-восточной стороны — небольшой остров. Он находится на 34°10' S и 187°45' W, в 14—15 лигах на NW 76° N от мыса Норт-Кейп.

В полночь легли на другой галс и до 6 часов утра шли на МО; снова легли на иной галс — на S. В полдень остров Три-Кингс был на NO 8°, в 5—6 лигах от нас. Обсервованная широта 34°12' S. Долгота 188°5' W. Утром по азимуту поправка компаса составила 11°25' О.

Вторник, 26-е. Восточный умеренный ветер, туман. Идем круто к ветру на S. В полдень широта 35°10' S. Долгота 188°20' W. Остров Три-Кингс был на NW 26°, в 22 лигах от нас. Земли не видно, хотя, судя по наблюдению, находимся на широте залива Бей-оф-Айлендс, а по моим расчетам, в 30 лигах к западу от мыса Норт-Кейп. Очевидно, северная оконечность [Северного острова Новой Зеландии] очень узкая, в противном случае мы заметили бы западное побережье.

Среда, 27-е. Восточные ветры. Днем свежий ветер, которым до 12 часов ночи шли на S, затем легли на другой галс — на N. В 4 часа утра ветер стал крепчать, а в 9 часов мы вынуждены были пойти только под гротом. Сила ветра продолжает нарастать: сильный ветер с дождем и в то же время густой туман. [237] Со вчерашнего полудня генеральный курс SSW1/2W. Прошли 11 миль. Широта 35°19' S. Долгота 188°29' W. Остров Три-Кингс был на NO 27°, в 77 милях от нас.

Четверг, 28-е. Шторм продолжался без перерыва до 2 часов ночи, затем ветер стал ослабевать и поворачивать на S, а к 4 часам на SW. Поставили паруса и пошли под фоком и гротом на восток к земле, но вскоре вынуждены были убрать грот, так как ветер стал крепчать. К 8 часам уже бушевал ураган, лил дождь, волны достигали огромной высоты. Повернули через фордевинд, подняли фок и под зарифленным гротом легли в дрейф на NW, но едва это проделали, как лопнул наветренный грота-галс. Пришлось держаться под крюйс-стакселем и штормовой бизанью, затем зарифили фок, после чего убрали как этот парус, так и грот. В полдень шторм стал стихать, но все еще продолжались сильные шквалы с дождем. Сегодня наш курс был N, немного к О. Прошли 29 миль. По счислению широта 34°50' S. Долгота 188°27' W. Остров Три-Кингс был на NO 41°, в 52 милях от нас.

Пятница, 29-е. Ветры от SW и SWtW, шторм со шквалами, но большую часть суток ясная погода. В 7 часов вечера повернули через фордевинд, легли на другой галс. В 6 часов утра отдали риф на фоке, шли под фоком, зарифленным гротом. В И часов отвязали и тот и другой, чтобы починить, поставили новые. В полдень обсервованная широта 34°45' S. Со вчерашнего дня прошли 29 миль. Курс OtN.

Суббота, 30-е. Ветер от SW. Днем штормовой ветер, иногда шквал с дождем. Утром более умеренные ветры и ясная погода. В 8 часов вечера повернули через фордевинд и до 5 часов утра шли на NW; затем снова повернули через фордевинд и легли на SO. Поставили зарифленные марселя, так как ветер стал умеренным, но волны от SW шли настолько большие, что корабль сильно несло под ветер. В 6 часов на NO, почти в 6 лигах от нас, увидели землю, которую приняли за мыс Мария-ван-Димен, открытый Тасманом. В полдень он был на NNO1/2O, и нам открылась земля, простирающаяся от О и S до SOtO. Обсервованная широта 34°55' S.

Воскресенье, 31-е. Очень крепкий ветер от SW и SWtS, сопровождаемый большими волнами из той же четверти. В час дня легли на новый галс на NW и шли до 8 часов, когда легли на SO. В это время остров Три-Кингс был на NWtN, в 11 лигах от нас а мыс Мария-ван-Димен на NtO. В полночь повернули через фордевинд и шли на NW до 4 часов утра, а затем легли на курс SO. В полдень обсервованная шпрота 34°42' S. Мыс Мария-ван-Димен был на NOtN, примерно в 5 лигах от нас.


Комментарии

94. Это были не марае (святилища, см. прим. 58), а укрепления. Тупиа был введен в заблуждение их внешним сходством с таитянскими марае. Термин «марае» существовал и у маори, но так назывались не святилища, а центральные площади селений.

95. В связи с этими наблюдениями Грин отмечает: «Рано утром я с капитаном и м-ром Хиксом направления на берег, чтобы наблюдать прохождение Меркурия. К несчастью, моряки наблюдали солнце не с той стороны. Время внешнего контакта было определено с большой ошибкой».

96. В записках, автор которых неизвестен (предполагается, что писал их мидшипмен Магра), в связи с этим возмутительным поступком Гора отмечается: «...Если мы карали бы каждый недостойный поступок с такой же строгостью, то скоро истребили бы всех туземцев, и нам не с кем было бы торговать». Эта «либеральная» точка зрения великолепно выражает истинные намерения европейских «цивилизаторов». Биглехол (196, п. 1) приводит интересные данные о решениях новозеландцев, принятых в связи с убийством островитянина; совет местных жителей обсуждал, следует ли наказать пришельцев за их преступление. Собрание решило, что поскольку убитый совершил кражу, смерть его следует рассматривать как уту, или как плату кровью, и, следовательно, возмездия за убийство быть не должно.

97. Кук описывает маорийские фортификационные сооружения, которые обычно опоясывали укрепленные селения. Укрепленные сооружения и селения носят название па. Нередко в литературе только сами сооружения называют па, хотя термин относится к комплексу фортификационных устройств и жилых строений. Равных им по величине не было ни на одном из островов Океании. Эти па были созданы не для защиты от внешнего врага   —  до прихода европейцев Новой Зеландии не грозила ни малейшая опасность со стороны ее дальних соседей,  —  а для обороны в межплеменных войнах.

98. Копья, или пики, которые описывает Кук, носили у маори название хуата, в длину достигали 5 1/2 м. Они применялись не только как наступательное, но и как оборонительное оружие.

Копья с наконечниками в виде алебарды  —   наиболее распространенный вид новозеландского оружия, называемый таиаха.

Излюбленным ударным оружием маори были короткие палицы, имевшие общее название патту; существовало не менее тринадцати разновидностей патту, и каждая имела свое название. Дротики   —  каниуха применяли реже, чем ударное оружие (Beaglehole, 200, п. 2 — 5).

99. Биглехол (CLI — CLII), касаясь записи Кука, в которой речь идет об «эри-де-хи» (арики) Тирати, приходит к выводу, что имя Тирати появилось скорее всего в результате недоразумения. Когда Бенкс стал спрашивать встречных местных жителей, как зовут их «короля» и где он находится, те, не понимая, что именно желает узнать иноземец, и думая, что он интересуется местоположением соседних земель, указали на запад, все время повторяя слово терати —  «страна, куда заходит солнце». Таким образом, появилось имя вождя, который на самом деле никогда не существовал, ибо новозеландские историки установили, что хотя в районе между бухтой Поверти и бухтой Меркьюри и были в то время два знатных маори по имени Те Рату, но оба они не являлись вождями и принадлежали к группе рангатира (высшей касте).

100. В этой местности нет ни железистых песков, ни железных руд. Биглехол (203, п. 3) предполагает, что Кук принял за железистые пески речные отложения, содержащие темный минерал гиперстен.

101. Биглехол (204, п. 3) отмечает, что предположения Кука ошибочны. Смолу дает в этих местах дерево каури (Agathis australis), растущее на более высоких местах; комочки смолы выносятся реками к морю и нередко застревают в мангровых зарослях.

102. Кук упоминает здесь о великолепных представителях хвойных деревьев Новой Зеландии   —  белой сосне (кахикатеа, Podocarpus dacriloides), ныне сведенной в этих местах, и дереве каури   —  гигантской новозеландской сосне. Эти разновидности сосен отличаются высоким качеством древесины и дают лучшие сорта корабельного леса.

103. Колвилл, Александр (1717 — 1770)  —   британский контр-адмирал, под командой которого Кук служил во время Семилетней войны. Точные координаты мыса  —  36°28' ю.ш., 175°21' в.д.

104. В новозеландскую Темзу сейчас не могут входить корабли, так как она совершенно обмелела в связи с хищнической вырубкой лесов.

Родней, Джордж (1719 — 1792)  —  британский адмирал, участник Семилетней войны и войны 1776 — 1783 гг.

105. Покок, Джордж (1706  —  1792)  —   британский вице-адмирал, участник Семилетней войны.

106. В черновой записи от 2 ноября, не включенной в текст дневника Кук отметил, что между 12 и 4 часами ночи канонир Форвуд, будучи на вахте, украл бочонок с 10 или 12 галлонами рому. Виновник кражи и трое соучастников были наказаны 12 ударами плети (Beaglehole, 217, п. 1).

107. У западных берегов Северного острова сильное течение следует к северо-востоку, огибает Северный мыс и далее на участке от Северного до Восточного мыса идет к востоку (Beaglehole, 224, п. 2)

(пер. Я. М. Света)
Текст воспроизведен по изданию: Джемс Кук. Первое кругосветное плавание капитана Джемса Кука. Плавание на «Индеворе» в 1768–1771 гг. М. Географгиз. 1960

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.