Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДЖЕЙМС КУК

ПЛАВАНИЕ НА "ИНДЕВОРЕ" В 1768-1771 ГГ.

THE JOURNALS OF CAPTAIN JAMES COOK ON HIS VOYAGES OF DISCOVERY

THE VOYAGE OF THE ENDEAVOUR 1768—1771

КНИГА ПЕРВАЯ

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ОПИСАНИЕ ОСТРОВА КОРОЛЯ ГЕОРГА

Остров, называемый туземцами Отаити, был впервые открыт 19 июня 1767 года капитаном корабля Его Величества — «Дельфин» Уоллисом. К чести Уоллиса и его офицеров следует сказать, что долгота залива Ройял-Бей определена ими настолько точно, что отличается от истинной лишь на 1/2°, и очертания острова даны были правильно.

Остров расположен между 17°29' и 17°53' ю.ш. и 149°10' и 149°39' з.д. Мыс Венус, названный так в честь планеты Венеры, [153] прохождение которой мы наблюдали здесь, — северная оконечность острова и лежит на 149°30' з.д.; эта цифра выведена как средняя по данным весьма многочисленных наблюдений, проведенных на мысе Венус. Вдоль побережья тянутся гряды рифов и коралловых скал, образующих несколько превосходных заливов и бухт, размер и глубина которых позволяют заходить сюда большим судам.

Бухта Ройял-бей [Матаваи], называемая туземцами Матави, в которой до нас стоял «Дельфин», не уступает другим бухтам ни по удобству, ни по положению. Ее можно легко узнать по очень высокой горе 63, поднимающейся в центре острова и лежащей на юг от мыса Венус, образующего восточную оконечность залива. Чтобы войти в залив, минуя небольшую коралловую отмель (глубина здесь 2 1/2 сажени), надо либо держаться почти вплотную к западной оконечности рифов, лежащих перед, мысом Венус, либо стать на якорь в полумиле от него. Лучшая якорная стоянка находится на восточном берегу залива, на глубине 14—16 саженей, дно здесь каменистое. Вдоль всего берега тянется песчаная полоса, за ней протекает река. В качестве топлива можно использовать плодовые деревья, но лишь с разрешения туземцев, если вы намерены сохранить с последним» дружеские взаимоотношения.

К западу от залива находится несколько бухт, о которых. я не упоминал, но их можно легко найти на карте.

Поверхность острова очень неровная; то здесь, то там возвышаются горные кряжи, переходящие к центру острова в высокие горы, видимые на расстоянии 20 лиг. Побережье представляет собой ровную песчаную полосу, но кое-где холмы поднимаются прямо у моря. Ширина этой полосы в разных местах различна, но нигде не превышает полутора миль.

Почва острова богата и плодородна. Здесь растет очень много плодовых деревьев. Орошается земля прекрасной водой из ручьев, сбегающих с холмов. В низких местах живет наибольшая часть населения — не поселками или деревнями, а разбросанно вдоль всего побережья. Вершины многочисленных холмов и гор голые, иссушенные солнцем, однако кое-где издесь встречаются возделанные участки. Горные долины плодородны и густо населены.

На острове произрастают хлебное дерево, кокосовые пальмы, бананы-пизанги, батат, ямс, ег-меллоа (растение, дающее очень вкусные плоды); сахарный тростник, который туземцы едят сырым; коренья, содержащие крахмал (местные жители называют их пиа);ахи (нечто вроде турецких бобов) — поджаренный, он напоминает каштан. Туземцы едят плоды с деревьев уарра (схожие с ананасами) и нано, корни папоротника и растения теве 64. [154]

Все эти богатства земля отдает почти даром, в худшем случае требуя лишь небольшой затраты труда. Небеса сжалились над туземцами, сняли с них проклятие, тяготевшее над нашими предками. Едва ли можно сказать, что они добывают хлеб в поте лица своего; благословенная природа с избытком дала им все необходимое для жизни.

Море изобилует превосходной рыбой; правда, чтобы изловить ее, надо проявить настойчивость и упорство. Рыба — любимое лакомство местных жителей, едят ее в сыром и приготовленном [dress’d] виде. Туземцы высоко ценят все, что дает им море; они едят моллюсков, омаров, крабов, морских насекомых и даже то, что обычно называют морской крапивой [медузы].

Туземцы приручили свиней, птиц и собак. Мясо последних они научили нас употреблять в пищу, причем кое-кто пришел к выводу, что это блюдо уступает лишь английскому ягненку. Надо отметить, что собаки южных морей питаются овощами. Немногое могу я сказать о здешней домашней птице. Свинина на острове великолепна. Хищных зверей здесь нет, диких птиц мало, встречается лишь несколько видов.

Когда кто-либо из вождей закалывает свинью, ее мясо почти поровну делят между всеми соплеменниками, а так как их очень много, то на каждого приходятся крохи. Поэтому главная пища островитян — овощи; туземцы поглощают их в огромном количестве.

Поварское искусство им ведомо, но мы еще мало о нем знаем; у них только два способа приготовления пищи — они ее кипятят и пекут, и выше я уже писал, как это делается. Мне кажется, что пища у них получается более сочной и лучше прожаривается, чем у нас, особенно крупная рыба и плоды хлебного дерева. Печеные пизанги туземцы едят как картофель, нам же, когда удавалось достать эти плоды, они заменяли хлеб.

Из плодов хлебного дерева местные жители приготовляют два или три блюда таким образом: толкут их каменной ступкой до тех пор, пока не получится паста, которую смешивают с водой или соком кокосового ореха, а иногда с тем и другим вместе, затем добавляют спелые бананы-пизанги, кислую пасту и т.д. Последнюю также делают из плодов хлебного дерева. Как мне удалось выяснить, сезон этих плодов длится 8—9 месяцев, а так как они составляют основную пищу местного населения, необходимо их запасать на остаток года. Для этого в начальной стадии созревания плоды срывают с деревьев, снимают с них кожицу и укладывают в кучи, сверху прикрывая листьями. В результате брожения плоды становятся мягкими и приторно-сладкими. Из них удаляют сердцевину, а оставшуюся часть бросают в яму, специально вырытую для этой цели. Стены и дно ее аккуратно выложены травой. [155]

Все это сверху покрывают листьями и большими камнями; здесь второй раз проходит брожение, после чего плоды становятся, кисловатыми, в таком виде, по словам туземцев, они сохраняются в течение 10—12 месяцев. Туземцы делают из них шары, обертывают листьями и приготавливают их так же, как свежие плоды. Пищу эту едят в горячем или холодном виде, но все же она остается кисловатой, неприятной на вкус. Пройдя последнюю стадию приготовления, продукт сохраняется в течение месяца или 6 недель; туземцы называют его махай [махи].

Приправой к простым и однообразным блюдам служит соленая вода, и едва ли кто-либо из туземцев садится за стол без скорлупы кокосового ореха, наполненной этой водой; в нее макают куски пищи, чаще всего рыбу, иногда же наливают воду в ладонь и отпивают ее большими глотками, иногда выпивая за раз полпинты.

У туземцев принято обедать по двое. Женщины никогда не едят вместе с мужчинами. Трудно объяснить, почему существует такой странный обычай, ведь туземцы любят общество, особенно женское. Мы часто, но безуспешно пробовали дознаться, почему так у них водится. Нам отвечали, что именно так и должно быть, и выражали недовольство, когда мужчины и женщины ели вместе. В качестве хозяев мы часто предлагали женщинам разделить с нами трапезу, но ни одна из них не принимала приглашения. Обычно впятером или вшестером они направлялись в помещение для слуг и с удовольствием ели все, что могли найти. Их не смущало, если кто-нибудь из нас входил туда.

Если же в нашей компании оказывалась одна женщина, она охотно принимала наше приглашение, заботясь, однако, чтобы никто из ее соплеменников не узнал об этом.

Таким образом, какие бы причины ни вызывали к жизни этот странный обычай, он оказывал большое влияние если не на убеждения островитянок, то по крайней мере на их поведение.

Мужчины у них, как правило, высокие, сильные, хорошо сложенные. Самый высокий туземец, из тех, кого мы видели, был 6 футов 3 1/2 дюйма. Знатные женщины выше ростом, чем наши соплеменницы, бедные же чаще небольшого роста, возможно, на их физическом развитии сказываются ранние любовные связи, которыми они увлекаются больше, чем женщины знатные.

Кожа у туземок различных оттенков; у бедных, проводящих много времени на воздухе и солнце, она темно-коричневого цвета; у «аристократок», большую часть времени сидящих дома, кожа не темнее, чем у людей, которые родились в Вест-Индии [156] или долгое время жили там, а у некоторых она почти такая же светлая, как у европейских женщин.

Волосы, за редким исключением, у местных жителей черные, грубые и густые. У женщин они подстрижены до ушей. Мужчины носят волосы по-разному: более знатные отращивают их, иногда завязывая на макушке или распуская по плечам, бедные и те, кому по роду занятий длинные волосы мешают работать (например, рыбаки — им часто приходится бывать у воды или в воде), стригут их по примеру женщин коротко, под гребенку. Туземцы выдергивают часть бороды, а то, что остается, содержат в чистоте и порядке. Оба пола уничтожают растительность под мышками, заметив же, что мы так не поступаем, они сочли это за признак нечистоплотности.

У всех туземцев прекрасные белые зубы. У большинства из них короткие, расплющенные носы и толстые губы, но это не портит лица. Походка их изящна, а обращение с чужестранцами и друг с другом открытое, приветливое, вежливое. Судя по тому, что мне пришлось видеть, они не склонны к предательству, зато у них есть другой порок, а именно воровство. Они способны украсть все, что только попадется под руку, и с такой ловкостью, что заткнут за пояс самого отъявленного европейского карманника.

Туземцы очень чистоплотны и в быту и в приготовлении пищи. Они всегда моют руки и рот перед едой и после нее; трижды в день — утром, днем и вечером — купаются в свежей воде. Единственная их неприятная особенность — это пристрастие к особому маслу — моноэ, которым они смазывают волосы; оно приготовляется из кокосовых орехов со сладкими травами и цветами. Моноэ имеет прогорклый запах, а потому и от волос туземцев пахнет не особенно приятно 65. Вызывает отвращение и поражает их привычка есть вшей, которых у них великое множество. Правда, особенно она распространена среди детей и простого люда. Меня убедили в том, что из-за недостатка гребней туземцы в условиях жаркого климата не могут избавиться от этих гадких насекомых.

На острове есть небольшое число жителей, кожа которых белее, чем у европейцев, но обладает каким-то мертвенным оттенком, как нос белой лошади. Глаза, брови, волосы и бороды у них тоже белые, а тело в большей или меньшей степени покрыто светлыми волосами. Кожа у них пятнистая, глаза близорукие и часто слезятся 66. Эти люди всегда выглядят нездоровыми, они бездеятельны в отличие от прочих своих соплеменников.

Но мне встретилось лишь трое или четверо таких людей, и все они были стариками, поэтому я решил, что разница в цвете кожи случайна и не передается по наследству. [157]

Жители острова страдают чем-то вроде проказы или коросты, но мало встречается таких, у кого болезнь зашла столь далеко, чтобы лишила их возможности ходить. Мне думается, что этот недуг передается по наследству, так как я видел мать и ребенка, пораженных им.

Мужчины и женщины татуируют тела, вводя для этого под кожу черную краску так глубоко, что ее нельзя уже ничем вытравить. У некоторых нанесены грубые изображения людей, птиц или собак, у многих на каждом суставе пальцев изображено нечто вроде буквы z, а на руках и ногах круги, полумесяцы и т.д. Рисунки такие разные, что кажется, будто количество и расположение их зависело целиком от настроения хозяина. У всех ягодицы выкрашены в густой черный цвет, кое у кого намного повыше ягодиц, на уровне нижних ребер, одна под другой изображены дуги шириной около 1/4 дюйма. Туземцы, видимо, страшно гордятся рисунками, и мужчины, равно как и женщины, показывают их с большим удовольствием.

Стоит описать способ татуировки. Краска, черная как сажа, приготавливается из копоти, образующейся при горении маслянистого ореха, который заменяет туземцам свечи. Инструмент, которым они вводят краску под кожу, делается из очень тонких кусочков кости или скорлупы шириной от четверти до целого дюйма, длиной до одного и полутора дюймов. Один конец его заострен в виде зуба, другой прикреплен к рукоятке. «Зуб» погружают в черную жидкость, а затем быстрыми, резкими ударами палки по рукоятке вводят так глубоко под кожу, что при каждом ударе выступает кровь; в течение нескольких дней в этом месте ощущается боль. Так как накалывание очень болезненная процедура, особенно татуировка ягодиц, туземцы подвергаются этой операции лишь по достижении 12—14 лет и только один раз в жизни.

Одежду островитяне делают из полотна или циновок различных сортов; платье у мужчин и женщин почти одного фасона. Оно представляет собой несколько кусков ткани, один из которых обернут два-три раза вокруг талии и спускается сзади и спереди ниже колеи, как нижняя юбка, другой (а иногда два или три куска длиной около 2—2 1/2 ярдов) свисает от плечей на грудь и спину и имеет отверстие для головы. Талию схватывают поясом из длинного куска тонкого полотна; на боку одежда плотно не скрепляется, чтобы дать свободу рукам (см. прим. 57). Это платье носят все туземцы, богатые и бедные, и только немногие ходят без одежды, если не считать детей. Мальчики до 6—7 лет и девочки до 3—4 лет бегают в одеяниях Адама и Евы, и только с этого возраста начинают прикрывать то, что должно быть прикрыто. [158]

Помимо наряда, описанного мной, более состоятельные туземцы, особенно женщины, которые могут позволить себе подобную роскошь, умудряются обернуть вокруг себя несколько кусков материи, длиной каждый в 8—10 ярдов и шириной в 2—3. Приходится только удивляться, как они могут носить такую одежду в столь жарком климате.

Люди победнее в жаркое время дня ходят почти голыми , на женщинах надета только нижняя юбка, а иногда нет и этого, мужчины же носят кусок полотна, спускающийся по бедрам, приподнятый спереди и сзади, а затем обернутый вокруг талии. Отнюдь не редкость, когда многие особы высшего ранга обнажают все части тела, кроме тех, которые скрывают все мужчины.

Лица туземцы прикрывают от солнца колпаками из листьев кокосовой пальмы или очень тонкой плетенки. Можно встретить туземцев и в тюрбанах.

Очень распространена среди них прическа, называемая томоу: волосы заплетаются в косички едва ли толще обычной нитки. Если их приплести одну к другой, то получится коса в милю длиной! Женщины порой соединяют пять или шесть кос и укладывают их вокруг головы, если это сделано со вкусом, результат получается потрясающий. Туземцы любят носить серьги, но только в одном ухе. Украшения здесь делаются из раковин, камней, ягод красного гороха и небольших жемчужин, нанизанных по три на одну нитку. Правда, теперь наши бусы, пуговицы и прочие безделушки вытеснили их обычные украшения.

После еды и в самую жаркую пору дня туземцы отдыхают, особенно люди средних лет, наиболее же знатные, по-видимому, большую часть времени проводят в еде и сне. Развлечений у них мало, основные зрелища — состязание по стрельбе из лука и борьба; первым увлекаются обычно вожди. Стреляют туземцы опустившись на одно колено и после выстрела тотчас же бросают лук. Я видел, как один островитянин послал стрелу на 274 ярда, причем выстрел этот не казался ему сколько-нибудь значительным достижением.

Нельзя сказать, чтобы местные жители были музыкальны. У них существует только два инструмента: флейта и барабан. Первая делается из бамбукового стебля около 15 дюймов длиной, в котором просверливают три отверстия; в одно из них дуют, зажав ноздрю, другое прикрывают большим пальцем левой руки. При игре два отверстия попеременно закрывают и открывают пальцами и таким образом извлекают из инструмента четыре ноты. Эта мелодия служит им во всех случаях жизни, под нее же поют песни, состоящие обычно из двух рифмованных строк. [159]

В часы досуга туземцы распевают эти песни, но особенно часто развлекаются они так после того, как стемнеет, при свете свечей, сделанных из ядер маслянистых орехов, насаженных на деревянную спицу. Свечи эти дают довольно яркий свет, и обычно с наступлением вечера их зажигают на час, а когда в доме гости, то жгут и дольше.

Барабаны делают из полых кусков дерева, на которые натягивают кожу акулы. На этом инструменте туземцы выстукивают пальцами пять или шесть мелодий и аккомпанируют флейтам. На барабанах они играют главным образом на празднествах хеива. Два-три барабанщика, столько же флейтистов и певцов ходят из дома в дом, где их принимает глава семьи, одаряя куском полотна или чем-либо другим по своему усмотрению. У каждого хозяина музыканты играют по три-четыре часа, причем все это время дом переполнен гостями, которые получают исключительное наслаждение от этого представления. Девушки, собираясь человек по 8—10, танцуют чрезвычайно непристойный, с нашей точки зрения, танец, называемый тимороди, и напевают при этом песни весьма вольного содержания, сопровождая их самыми неприличными жестами. Юных туземок обучают подобному «искусству» с детства. В танце они двигаются очень ритмично. Достигнув зрелости и вступив в связь с мужчиной, туземки уже не танцуют тимороди.

Должен упомянуть еще о том, что чрезвычайно поразило нас в нравах жителей острова, хотя я не уверен, что все поверят в существование бесчеловечного обычая, противного всем свойствам человеческой натуры. Он заключается в следующем: большая часть представителей знатных семейств наслаждается свободной любовью, не тревожась соображениями о возможных последствиях. Они свободно вступают в связь с кем пожелают, а детей, которые имеют несчастье появиться при подобных обстоятельствах, душат при рождении. Многие из этих людей находятся в интимных отношениях, а детей умерщвляют. Они даже не думают скрывать свои грехи и смотрят на это, как на одно из наиболее ценимых проявлений свободы. Туземцы называют их арреои [ареои 67]. Эти люди устраивают сборища, на которых мужчины развлекаются борьбой, а женщины исполняют непристойные танцы, о которых я упоминал, давая волю своим желаниям, однако, придавая этому, как я полагаю, видимость благопристойности.

Сам я никогда не присутствовал на подобных зрелищах. Д-ру Монкхаузу удалось побывать на одном из таких сборищ, и мы удостоверились в правдивости того, что нам рассказывали. Арреои не моргнув глазом говорят о самых непристойных вещах, причем это доставляет им величайшее удовольствие. Верность среди женщин не в большом почете, особенно у [160] представительниц средних слоев, и если жена нарушает свой обет, в худшем случае она рискует быть побитой мужем. Мужчины с большим удовольствием и готовностью предлагают молодых женщин незнакомцам, даже если это их собственные дочери, и выражают удивление, если вы отказываетесь принять подобную услугу. Все это делается в корыстных целях 88.

Дома или жилища туземцев рассчитаны на мягкий климат. У них нет ни селений, ни деревень, хижины стоят далеко друг от друга среди деревьев и строятся без стен, так что воздух, охлажденный кронами деревьев, проникает свободно внутрь дома. Нигде в мире не найти столь очаровательных мест для прогулок; на равнинных местах, где сосредоточено основное население, то там, то здесь виднеются рощи хлебных деревьев и кокосовых пальм. Во всех направлениях местность пересекают тропинки, которые ведут от дома к дому. Ничего не может быть приятнее зелени лесов в этом климате с его всесильным солнцем.

Строения обычно имеют форму продолговатого четырехугольника. Крышу поддерживают три ряда столбов или свай, и настилается она пальмовыми листьями. Длина дома среднего размера достигает 24, а ширина — 12 футов, наибольшая высота около 8—9, а высота карниза 3 1/2—4 фута. Полы покрываются слоем сухой травы толщиной в несколько дюймов, поверх нее разбросаны циновки, чтобы удобнее было сидеть; только в немногих домах есть табуреты, но они предназначаются лишь для главы семьи.

В домах нет ни комнат, ни перегородок, все живут скопом и спят вместе; но женатые спят парами, холостые же мужчины и женщины располагаются порознь на небольшом расстоянии друг от друга.

Многие из вождей — эри [арии] — живут более обособленно: у них имеются небольшие переносные домики, которые устанавливаются на каноэ при путешествиях по воде; стены сделаны из листьев кокосовых пальм.

Я уже говорил, что многие туземцы строят дома без стен, а у некоторых жилищ они сплетены из тонких бамбуковых стеблей и легко пропускают воздух. Маты, на которых днем сидят, ночью служат постелью, одежда — одеялом, а небольшая деревянная табуретка, чурбан или узел одежды — подушкой.

В каждой части острова есть 2—3 здания в 200 футов длиной, 30 шириной и 20 высотой. Они воздвигаются и содержатся в порядке совместным трудом всех жителей округи. Эти постройки не имеют стен; обычно к одной из сторон дома примыкает большая площадь, обнесенная низким частоколом.

Каноэ или проэ островитян очень узкие; самые большие из них достигают 60—70 футов в длину. Каноэ состоят из нескольких частей: днище их круглое, сделано из больших [161] выдолбленных бревен толщиной около 3 дюймов (дно может состоять и из 3—4 частей); борта наращиваются из досок примерно такой же толщины, они ставятся почти перпендикулярно и слегка загибаются внутрь у планшира. Бревна, к которым прикрепляются доски, хорошо пригнаны, скреплены или связаны лыком. Наибольшая ширина кормовой части 18—20 дюймов, нос почти на треть уже. Высота от днища до планшира иногда превышает 2 1/2—3 фута.

Туземцы делают каноэ с высокой изогнутой кормой, украшенной обычно резьбой; нос слегка гнутый или прямой. Небольшие каноэ строят по такому же образцу, некоторые — из одного, двух или нескольких древесных стволов в соответствии с их размерами и назначением. Для устойчивости все одиночные каноэ, как большие, так и малые, снабжены специальным приспособлением — противовесом; оно состоит из нескольких досок, укрепленных на планшире и выступающих за один из бортов на 6—10 футов, в зависимости от размера каноэ. К концам досок параллельно каноэ прикреплено длинное бревно (иногда ему придается форма шлюпки); погруженное в воду, оно обеспечивает равновесие каноэ.

На парусных каноэ противовесы устраивают по обе стороны мачты, к ним крепят ванты. При сильном ветре они помогают выравнивать судно. У проэ одна или две мачты; паруса делаются из плетенки, суживаются вверху расширяются к основанию. Паруса каноэ напоминают немного косой парус военных катеров и шлюпок.

Я уже говорил, что одиночные каноэ оснащены противовесами, для двойных же (каковых очень мало) в этом нет никакой необходимости. Два каноэ, расположенные параллельно на расстоянии 3—4 футов, соединяются небольшими бревнами, лежащими поперек лодок и привязанными к их планширам. Таким образом, одно судно поддерживает другое, и им не угрожает опасность опрокинуться.

Видимо, так же туземцы сооружают и большие проэ; на некоторых из них может разместиться одновременно очень много людей. Из бамбука или другого легкого дерева во всю длину судна настилают особую платформу, ширина которой значительно превосходит ширину проэ. Мне, однако, удалось видеть лишь одну такую лодку.

На носу двойных проэ устраивают продолговатую площадку 10—12 футов длиной и 6—8 шириной; толстые столбы с узорной резьбой поддерживают ее на высоте 4 дюймов над планширом. Во время боя (большие каноэ, как я о том узнал, строятся главным образом для этой цели) на площадке размещаются воины с дубинками: иногда туземцы идут на абордаж, они бьют врагов дубинками и бросают в них копья и камни. Я видел, [152] на воде только одно такое каноэ, остальные были вытащены на берег и уже начали рассыхаться. На острове таких каноэ не так уж много.

Вожди и знатные люди переезжают из одной части острова в другую обычно на небольших двойных каноэ, в которых имеется их передвижной домик, защищающий от дневного зноя и дающий приют на ночь. Этот способ передвижения очень удобен, особенно на островах, окруженных рифами, таких как Таити. Если лодка случайно и зачерпнет немного воды, туземцам удастся удержаться близ рифов.

У местного населения есть и другие каноэ, которые они называют пахи. Они отличаются от описанных выше, но на всем острове я видел только шесть таких судов. Мне объяснили, что они строятся не здесь. Две самых больших пахи были 76 футов длиной, причем на плаву обе пахи скреплялись.

Нос и корма пахи узкие, средняя часть — широкая; днище острое у киля, однако скулы сильно выступают наружу; борта резко завалены внутрь до самого планшира. Они строятся из толстых досок, соединенных вместе на шпангоутах, отсутствующих на других каноэ. Корма высокая, резная; на слегка загнутом носу и на корме помещены деревянные человеческие фигуры, по совершенству отделки немногим уступающие изображениям, которые делают судовые резчики по дереву в Англии. Зная сколь примитивны орудия этих людей, нельзя не восхищаться их мастерством; они пользуются теслами и маленькими топориками из твердого камня, долотьями из человеческих костей (обычно предплечья). Этими несовершенными инструментами (европейцу всегда кажется, что они сломаются при первом же ударе) туземцы работают удивительно быстро. Полируют изделия мелким коралловым известняком, используют для этой же цели мелкие осколки камня, смешивая их с водой. Туземцы обрабатывают поверхность раковинами, применяя их почти при всех мелких поделках.

В качестве украшения на топе мачт у большинства каноэ служит вымпел из перьев. Своими проз или каноэ, большими и маленькими, островитяне управляют при помощи весел и очень искусно, несмотря на всю кажущуюся ненадежность и неповоротливость этих суденышек. Я думаю, что именно на них туземцы совершают дальние путешествия, иначе они не знали бы островов, лежащих в этих морях 69.

Покончив с боевыми каноэ, я перехожу к описанию оружия для борьбы с врагами на суше и на море. Это дубинки, копья или пики, пращи и камни. Дубинки длиной 8—9 футов сделаны из твердого дерева; один конец у них плоский, с двумя выступами, другой круглый и не толстый (чтобы его удобно было держать в руке). Копья бывают длиной от 12 до 30 футов, на [163] их конце укреплено острие с ядом скатов, которое и делает это оружие опасным. У туземцев есть еще луки и стрелы, и притон неплохие, но нам говорили, что их никогда не применяют в сражениях. Не знаю, чем это объяснить.

Туземцы носят очень интересные нагрудники из небольших ивовых плетенок, кусков циновки и т.д., с большим вкусом украшенные зубами акул, жемчужными раковинами, птичьими перьями и собачьей шерстью. Вот, пожалуй, и все, что могу рассказать об их оружии 70.

Расскажу теперь о способе изготовления ткани; по-моему, это единственный вид ремесла островитян, который достоин описания. Я полагаю, что свои ткани туземцы изготовляют из древесной коры; наилучшая — выделывается из растения, выращиваемого специально для этой цели. Д-р Соландер считает, что из коры этого растения китайцы делают бумагу.

Туземцы срезают его, когда оно достигает 6—8 футов в высоту (стебель бывает толщиной с большой палец, а иногда и больше). Растение кладут на некоторое время в воду, после чего кора снимается очень легко. Сверху ее скребут шероховатой раковиной; длинные волокна коры становятся похожими на обрывки льняного тряпья. Эти клочья склеивают сгущенным соком кореньев; образуются куски шириной примерно в ярд и длиной 6, 8 или 10 ярдов в зависимости от назначения ткани. Затем эти полотнища обрабатывают деревянными колотушками на длинном прямоугольном чурбане, пока не будет достигнута нужная толщина, причем ткань все время увлажняют.

Колотушки изготовлены из твердого дерева, имеют прямоугольное сечение и в длину достигают фута (включая круглую рукоятку) при ширине каждой грани 3—4 дюйма. На гранях есть углубления различного размера, благодаря им материал кажется на первый взгляд сотканным из нитей. Я думаю, что углубления главным образом ослабляют удары по ткани, так как очень часто на ней образуются дыры, а иногда она в одном месте оказывается тоньше, чем в другом. Правда, все это легко исправить, наклеивая небольшие латки, которые не портят общего вида.

Лучшая материя, выбеленная на солнце, приближается по качеству к хорошей хлопчатобумажной ткани. Толстая ткань, особенно высокого качества, получается, когда склеивают два или большее число кусков тонкой, предназначенной специально для этой цели. Грубая плотная и обычная тонкая ткань изготовляется из коры хлебного дерева, но нам говорили, что иногда используется кора и других деревьев.

Изготовлением ткани занимаются только женщины, и при этом любого общественного положения. Обычные расцветки материи: красная, коричневая, желтая; туземцы окрашивают [164] материал как бог на душу полошит 71. Местные жители изготовляют самые разнообразные виды циновок, которые куда лучше и красивее европейских, используя в качестве материала пальмовые листья.

На острове можно встретить два-три растения, из которых плетут канаты для оснастки каноэ и т.д.; на более тонкие веревки для лесок и неводов идет древесная кора или особый вид «шелковой травы» 72. Качеством эти лески и неводы превосходят наши. Рыболовные крючки туземцы изготовляют весьма любопытным образом из черепашьих панцирей, жемчужных устричных раковин ит.п. У них есть сети, сплетенные из грубых широких стеблей, по размеру и форме подобные флагам; туземцы переплетают и связывают их в большие мешки в 60 или 80 саженей длиной и забрасывают на мелком месте в спокойную воду. Вес мешка не дает ему всплыть, и он лежит так, что даже мельчайшая рыбешка не может избежать ловушки.

Ранее я уже упоминал, что остров делится на два округа, или королевства, которые часто воюют друг с другом, как это случилось, например, около года назад. В каждом королевстве в свою очередь есть более мелкие округа, которые туземцы называют веннуа. Во главе каждого королевства стоит эри-де-хи, или старейшина (мы называем их королями), а во главе веннуа — эри, или вождь. Королевская власть, видимо, весьма ограничена, и короля почитают как отца, но совершенно не боятся и не уважают как монарха; то же можно сказать и о других вождях; однако у последних есть известное превосходство над остальными соплеменниками, которые добровольно им подчиняются.

Вообще туземцы пользуются свободой в ее наиболее полной форме, и каждый из них судья собственных поступков и не знает иного наказания, кроме смерти, да и той подвергаются только враги. Все туземцы делятся на три ранга: эри, или вожди; манахуна — среднее сословие и, наконец, тоутоу — наиболее многочисленная группа, к которой относится весь простой люд. Последние зависят от эри, которые вместе с манахуна владеют большей частью (если не всей) землей. Земля передается в семье по наследству, и как только рождается ребенок, он получает титул и состояние; но пока сын или дочь малы, власть остается за отцом [см. предисловие].

После ознакомления с этим более или менее полным отчетом о нравах и обычаях этого народа может явиться желание получить от меня кое-какие сведения о его религии. Однако я столь мало осведомлен об этом, что едва ли осмелился бы коснуться этого предмета, и предпочел бы обойти его молчанием, если бы не мои намерения вносить в этот дневник все, какие бы то ни было сведения, которые я мог [165] получить от людей, в течение многих столетий почти полностью отрезанных от всего остального мира.

Туземцы веруют в верховное божество, которое они называют Тане; низшие боги — этуа — по мнению туземцев, управляют людьми и вмешиваются в их дела, этуа приносят в жертву свиней, собак, рыбу, плоды и т.п. и призывают их милость в часы действительной или мнимой опасности. Так поступают островитяне, отправляясь в длительное путешествие, в случае болезни и т.д.; я не знаю, однако, какие они выполняют церемонии при этом.

Мори [морае] — сооружения, которые мы первоначально приняли за места погребения, на самом деле предназначены для проведения религиозных церемоний. Жертвенную пищу возлагают на высокие алтари, которые воздвигнуты на столбах высотой 8, 10 и 12 футов, причем обычно сам алтарь делается из пальмовых листьев. Эти алтари не всегда помещаются в храмах; часто их сооружают на некотором расстоянии от последних.

По-видимому, морае, так же как и могилы, — места священные; женщины никогда не заходят в храм, хотя им дозволено посещать могилы. Пища, возлагаемая туземцами на могилы, предназначается, как мне это объясняли, не для усопшего, а для бога, этуа, который, если ему не принести жертвы, уничтожит не только тело, но не пощадит я душу (туземцы верят в загробные воздаяния и кары, ожидающие человека).

Кое-где мы видели небольшие строения, стоящие в стороне друг от друга, они предназначались для жертвоприношений этуа: там лежали лоскутки материи, яства и т.п. Мне думается, что прежде чем использовать ткань, туземцы жертвуют часть ее этуа, так же поступают они и с пищей. Но, по всей вероятности, обычай этот не широко распространен среди населения, ибо таких строений очень мало; вероятно, этот обряд соблюдается лишь жрецами и наиболее религиозными семьями 73.

Упомянув о жрецах, скажу, что, видимо, лица, выполняющие религиозные функции (а к ним принадлежит и Тупиа), здесь не в большом почете, и они вряд ли могут прокормиться своей профессией. Это наводит меня на мысль, что народ тут не слишком привержен к своей религии.

Иногда жрецы выступают в качестве лекарей; их врачебные предписания сводятся к исполнению некоторых религиозных обрядов у ложа больного. Местные священнослужители коронуют эри-де-хи, или короля, и, как нам передавали, коронация сопровождается бесчисленными пышными церемониями. После этого торжества всяк и каждый может обращаться с королем в течение всего дня как ему того захочется и проделывать с ним всевозможные шутки 74. [166]

Я забыл упомянуть еще об одном обряде, который соблюдается при похоронах или после них. Незадолго до того как мы вышли в море, нам удалось присутствовать на похоронах. Умерла старая женщина, родственница Тубоуратомиты, ее погребли обычным образом. Однако несколько вечеров подряд один из ее родичей наряжался в странное платье, которое мне крайне трудно описать; получить представление об этом наряде можно только, если вообразить человека в одежде из перьев, несколько сходной с драпировками погребальных дрог и лошадей на лондонских похоронных процессиях. Она весьма искусно сделана из белой ткани и черных и белых перьев, украшена раковинами и прикрывает лицо и тело, ниспадая до середины икр, а иногда бывает и более длинной и выглядит не только величественно, но и устрашающе. Человек, одетый таким образом, появляется в час заката в сопровождении двух или трех мужчин или женщин с дубинами в руках, их лица и тела вымазаны сажей. Эти люди, появляясь то здесь, то там, совершают обход протяженностью приблизительно в одну милю, все встречные бегут от них, словно от домовых, и никто не отваживается попадаться им навстречу. Не знаю, зачем устраивается эта церемония, которую как и большинство туземных развлечений, они называют хеива 75.

Счет времени туземцы ведут по луне, которую они называют малама [марами], полагая, что на каждый лунный месяц приходится 30 дней. В течение двух из них она мертва, или, как говорят туземцы, маттэ; это как раз время рождения нового месяца, которого еще нельзя разглядеть. День они делят на небольшие отрезки, каждый не менее двух часов 76.

Счет ведут единицами, десятками и так до двухсот, причем загибают при этом пальцы, переходя с одной руки на другую до тех пор, пока не дойдут до числа, которое хотят назвать. Если же оно очень большое, пользуются обрывками листьев. При разговоре часто прибегают к различным жестам, настолько выразительным, что чужестранец очень быстро понимает все, что ему хотят сказать.

Прежде чем покинуть остров навсегда, я должен еще раз вернуться к его описанию. Несмотря на то что природа его очень щедра, здесь не производится ничего такого, что имело бы значительную ценность или могло стать предметом торговли; значение острова в сущности сводится к пополнению запасов кораблей, проходящих через эти моря, причем эти возможности значительно расширятся, если сюда будет завезен рогатый скот и овощи. Так, например, тыква прекрасно прижилась на местной почве; семена ее, возможно, были занесены сюда испанцами. Мы посадили на острове арбузы и мускатные дыни, семена взошли, и растения быстро пошли в рост. Мы дали некоторым [167] жителям эти семена, а также семена ананасов, и можно не сомневаться, что они здесь приживутся. Сразу же по прибытии сюда мы посеяли все виды английских садовых трав и злаков, но они не взошли; исключением явились лишь горчичные зерна. Однако произошло это не потому, что почва или климат неблагоприятны а из-за плохого качества семян и долгой их перевозки.

Хотя остров и лежит в тропиках, жара здесь не изнуряющая; кроме того, постоянно дуют восточные ветры, правда, они часто меняют направление. Иногда на протяжении 2—3 дней дуют свежие ветры с SW, гораздо реже с NW, но если и бывают переменные ветры, они всегда сопровождаются зыбью от SW или WSW. Обычно то же самое бывает при штиле. Когда погода облачная, дует ветер переменного направления или западный с моря, при устойчивом же пассате погода всегда ясная.

Западные ветры в пределах полосы восточных пассатов — явление необычное, и раньше среди мореплавателей, которые встречались с ними, существовало мнение, что они вызываются близостью обширного массива суши. Я склонен придерживаться другой точки зрения; «Дельфином» и нами было установлено, что действие пассатов в этих широтах не распространяется южнее 20°, а еще южнее дуют западные ветры. Не разумнее ли поэтому предположить, что последние своей силой подавляют и гонят обратно восточные ветры, вызывая тем самым ветры переменного направления и зыбь от SW.

Известно, что, приближаясь к рубежам своей области, пассаты ослабевают, и поэтому могут быть легко остановлены ветрами противоположного направления. Мы также знаем, что границы полосы пассатов сдвигаются на несколько градусов в ту или иную сторону не только в разное время года, но и на протяжении одного и того же сезона. Другая причина, заставившая меня предположить, что юго-западные ветры порождены не близостью большого массива суши, заключается в следующем: ветры всегда сопровождаются большим волнением из той же четверти, и мы обнаружили, что на юго-западные берега острова, расположенные близ границы полосы пассатов, обрушивается более сильный прибой, чем в каком-либо другом месте.

Приливы и отливы в здешних широтах столь же незначительны, как и во многих иных частях света. В заливе Ройял-Бей высокая вода бывает, только когда луна появляется на S и StW, но уровень воды, за исключением весьма редких случаев, повышается на 10—12 дюймов. Склонение 4°46' О. Это средняя, полученная в результате многих наблюдений, проведенных при помощи четырех азимутальных компасов д-ра Найта.

Насколько я мог судить, все приборы были в порядке, однако, проверив их по линии NS, я обнаружил, что показания отличаются друг от друга на 1,5°, а один и тот же компас ведет [168] себя по-разному и разность в его показаниях доходит до 0,5°, причем она наблюдалась при единовременной работе с прибором и в разные дни. Это в значительной мере объясняет ошибки, которые при внимательном разборе можно обнаружить в определенных нами поправках компаса, внесенных в судовой журнал. Я наблюдал подобную картину много раз как на суше, так и на море и не помню случая, чтобы две магнитные стрелки в одно и то же время и в одном и том же месте дали одинаковые показания; часто приходилось сталкиваться с тем, что показания одной и той же стрелки могут совпадать, если опыты проводить сразу же один за другим. Однако все это не имеет существенного значения для навигации, так как поправку компаса всегда можно определить с точностью, вполне достаточной для наших целей. Выше я вскользь упомянул, что туземцы хорошо знают острова морей, в которых мы находились. Тупиа и другие рассказывали нам по крайней мере о 70 из них, но так как сведения их местонахождения очень неопределенны, мне придется просто перечислить эти острова, пока не удастся узнать более подробно о каждом из них у Тупиа.

Как нам говорили, в двух днях пути к западу от острова Георга лежат четыре острова — Хуахейне, Ульетеа, Отаха и Болабола [Хуахине, Раиатеа, Тахоа, Борабора], где можно достать свинину, птицу и другие съестные припасы, которых нам так недоставало здесь. Здоровье экипажа от постоянной тяжелой работы и в результате чересчур вольного обращения с женщинами ухудшилось (половина наших людей подхватила венерические заболевания). Я полагал, что при создавшихся обстоятельствах нам будет трудно перенести холода, которые стоят в это время года дальше к югу, и поэтому решил предоставить команде возможность немного отдохнуть во время исследования вышеупомянутых островов. Позднее по прибытии в Батавию мы узнали, что два года назад к этим берегам на обратном пути из южных морей заходили два французских корабля — фрегат и грузовое судно под командой Бугенвиля.

Мы слышали об этих судах очень много и теперь окончательно установили, что именно эти корабли побывали на острове Георга за несколько месяцев до нас. Мы раньше принимали их за испанские суда, нас ввело в заблуждение железо и прочие вещи, которые мы видели у туземцев. Можно легко объяснить, почему испанские товары появились на острове. Дело в том, что пока Бугенвиль, командуя фрегатом, передавал испанцам часть Фолклендских островов, которыми владели французы 77, грузовое французское судно по его распоряжению направилось на реку Ла-Плата, где французы продали все европейские товары и закупили для торговли на островах южных морей местные изделия. В подтверждение этих соображений нам [169] передавали, что у моряков французского корабля, прибывшего в Батавию, было много испанских долларов, и я думаю (об этом нам также говорили в Батавии), что французы вели торговлю в испанских владениях в южных морях.

Несколько дней спустя после нашего прибытия на мыс Доброй Надежды некоторые французские офицеры, только что побывавшие на острове Маврикия, передавали мне, что там находится туземец с острова Георга, Оретте, которого привез туда Бугенвиль, и что французы собираются послать на остров Георга корабль, чтобы доставить Оретте на родину и намереваются, основать там поселение. Они посылают на том же судне сотню солдат. Это сообщение подтвердил один французский джентльмен.

Тупиа рассказал нам, что в ноябре, декабре и январе у них постоянно дуют западные ветры с дождями и что туземцы искусно используют их в своих плаваниях.

Примечание. Поскольку мы зашли на юг в полосу холодного климата и бурного моря, свиньи, которых мы приобрели на острове Ульетеа, стали быстро дохнуть: они не переносят холодов и питаются только овощами, так что их нельзя держать при морских переходах.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНЫЕ СОБЫТИЯ НА МОРЕ

[ПРИ ОБСЛЕДОВАНИИ ОСТРОВОВ ОБЩЕСТВА]

Пятница, 14 июля. Легкий ветер от NO, ясная погода. Выше я упоминал, что мы покинули залив Ройял-Бей накануне, в первой половине дня, и я решил, прежде чем лечь на курс к югу, зайти на острова Хуахейне и Ульетеа. Сперва мы шли к югу, но затем, обозрев море с холмов острова Георга, заметили к северу от него землю и решили направиться на север, чтобы рассмотреть ее вблизи. Это остров Тетуроа [Тетиароа]. Он лежит в 8 лигах на N1/2W [170] от мыса Венус, очень невелик, низок, необитаем. Сюда с острова Георга приезжают туземцы на рыбную ловлю, они говорят, что здесь водится много рыбы.

В 6 часов утра самая западная оконечность острова Георга была на SOtS1/2O, а сам он на OtS1/2O.

Наказал плетью (двумя дюжинами ударов) двух морских пехотинцев, пытавшихся остаться на острове, но потом освободил их из-под стражи.

В полдень остров Йорк [Муреа] был на OtS1/2S, Ройял-Бей — на SO 70°45' на расстоянии 61 мили, а остров, принятый нами за остров Саундерса и открытый капитаном Уоллисом (туземцы называют его Тапоаманау [Табуаи-Ману]), на SSW. Обсервованная широта 17°9' S. На NW1/2W заметили землю, которую Тупиа называет островом Хуахейне.

Суббота, 15-е. Слабый ветер переменного направления от N до WSW; ясная погода. В 6 часов утра остров Йорк был на SO, а Хуахейне на WNW; к 7 часам утра последний был на W. В полдень обсервованная широта 16°50' S. Залив Ройял-Бей был на SO 37°30', в 22 лигах от нас.

Воскресенье, 16-е. Ветры S и SSO. Легкий бриз, небольшие ливни. В 6 часов вечера остров Хуахейне был на WtS1/2W, в 7—8 лигах от нас. В 8 часов утра, находясь вблизи северо-западной части острова, измерили глубину, но лот пронесло на 80 саженях.

Несколько туземцев на каноэ подошли к судну, но боялись приблизиться до тех пор, пока не заметили Тупиа, после чего не колеблясь поднялись на борт. В числе их находился Ори — король острова. Я с ним обменялся именами, и мы стали называть друг друга в соответствии с этим обменом.

В полдень северная оконечность острова была на StO1/2O, в половине лиги от нас. Обсервованная широта 16°40' S. Перед нами лежали три других острова, а именно Ульетеа, Отаха и Болабола — так их называют туземцы.

Понедельник, 17-е. Ветер южный, хорошая погода. В 3 часа дня бросили якорь в небольшой бухте на западном берегу острова, который туземцы называют Оухаре [Фаре]. Глубина 18 саженей, дно чистое, якорная стоянка защищена от всех ветров.

Вскоре по прибытии сошел на берег с м-ром Бенксом, д-ром Соландером, д-ром Монкхаузом, Тупиа, королем и другими туземцами, бывшими на борту с самого утра. Как только мы высадились, Тупиа разделся до пояса и пожелал, чтобы то же сделал ц м-р Монкхауз. Он сел на землю перед толпой туземцев, собравшихся под большим навесом, исполняя его желание, мы стали позади него. Тупиа обратился к собравшимся с длинной речью или проповедью, которая продолжалась примерно [171] четверть часа; он подарил туземцам два носовых платка и косынку из черного шелка, несколько ниточек бус и два очень маленьких пучка перьев — все это он припас заранее.

Двое местных вождей держали ответную речь и, как я предполагаю, они говорили от имени своего народа. Они преподнесли нам несколько побегов бананового дерева и два маленьких пучка перьев. Все это по указанию Тупиа было доставлено на борт; когда был заключен и ратифицирован таким образом мир, каждому была предоставлена свобода идти, куда он хочет.

Тупиа отправился в один из марае, чтобы возложить жертвоприношение. Такова, видимо, обычная церемония у туземцев; я полагаю, именно так они ведут себя, когда с мирной целью посещают чужие земли.

Позднее оказалось, что подарки, которые Тупиа преподнес туземцам, предназначались их божеству, а свинья и кокосовые орехи, подаренные нам местными жителями, были даром нашему богу. Право же, туземцы толкали нас на святотатство, мы уже вынесли свинье смертный приговор, каковой был приведен в исполнение на следующий день. Утром я отправился на осмотр острова, а д-р Монкхауз с несколькими матросами сошел на берег для торговли с туземцами. На корабль доставляли на баркасе воду.

Вторник, 18-е. Легкий ветер S и SSW. Ясная погода. Группа, посланная для торговли, не имела никакого успеха. Туземцы притворились, что у них якобы не было времени привезти продукты из различных частей острова. Они клятвенно утверждали, что завтра кое-что доставят; поскольку мне не удалось должным образом осмотреть остров, я решил остаться еще на день, чтобы удостовериться, сможем ли мы что-либо здесь приобрести.

Среда, 19-е. Днем небольшой ветер переменного направления. Ясная погода. Сегодня нам повезло в торговле больше, чем вчера. Утром легкий ветер от SO. Туземцы знали, что мы сегодня снимаемся с якоря, и вождь Ори в сопровождении нескольких местных жителей пришел на корабль, чтобы проститься с нами. Мы подарили ему небольшую пластинку со следующей надписью: «Индевр», корабль Его британского Величества, командир лейтенант Кук, 16 июля 1769, Хуахейне», а также несколько английских монет чеканки 1761 года и другие вещи. Все это и особенно пластинку вождь обещал сохранить в память о нас. Мы полагаем, что таким способом сможем вещественно доказать, что земля эта открыта нами.

Получив подарки, туземцы ушли, а мы стали готовиться к выходу в море. Поскольку мы покинули остров только на следующий день, я имел время закончить эту запись его [172] описанием. Он расположен на 16°43' ю.ш. и 150°55' з.д., в 31 лиге на NW 58° от острова Георга, или Таити. В окружности он около 7 лиг, имеет неровную гористую поверхность. На западном берегу самого северного высокого мыса, за полосой рифов,, тянущихся вдоль этого побережья, лежит удобная и надежная бухта. В нее можно попасть, пройдя между скалами в двух местах, эти проходы находятся на расстоянии полумили друг от друга. Тот, что расположен южнее, шире второго, к югу от него лежит небольшой песчаный остров. Туземцы называют бухту Оухаре [Фаре].

Природа на этом острове такая же, как на острове Георга: обычаи и нравы населения также весьма сходны, но население Хуахейне менее склонно к воровству; кожа у здешних жителей более светлая, чем у туземцев острова Георга, и окраска ее ровнее.

Четверг, 20-е. Умеренный ветер О и ONO. Прекрасная погода. В 2.30 дня снялись с якоря, отплыли к острову Ульетеа [Раиатеа], лежащему на SWtW, в 7—8 лигах от Хуахейне. В 6.30 были в 5 лигах от него, убавили паруса и всю ночь лежали в дрейфе у острова, а с рассветом отправились к берегу и обнаружили проход в рифах, тянувшихся вдоль побережья. Тупиа сказал нам, что здесь есть хорошая бухта. Поэтому я спустил на воду катер и приказал штурману исследовать побережье. Вскоре получили сигнал следовать за шлюпкой. Тронулись дальше и стали на якорь. Глубина 22 сажени, мягкий грунт. Вскоре к судну подъехало несколько туземцев, и их не пришлось долго уговаривать подняться на борт.

Пятница, 21-е. Ветер переменного направления, густая облачность, частые ливни. В час дня вышли на берег с м-ром Бенксом и другими джентльменами. Повторилась церемония, проведенная Тупиа на Хуахейне. Я поднял британский флаг и от имени Его британского Величества вступил во владение этим островом и другими близлежащими, сохранив за ними названия, данные туземцами.

Утром отправил на баркасе штурмана, поручив ему осмотреть побережье южной части острова; подштурман вышел на яле для измерения глубины в бухте, где стал на якорь наш корабль. Сам я на катере направился к северной части острова, а м-р Монкхауз сошел на берег для торговли с туземцами и пополнения наших запасов.

Суббота, 22-е. Днем ветер переменного направления с ливнями. Утром южный штормовой ветер, туман с дождем, который продержался большую часть дня.

Воскресенье, 23-е. Дождь так силен, что я не решился сняться с якоря и выйти в море, как намеревался раньше. [174]

Понедельник, 24-е. Ветер переменный от SSO до NO. В 8 часов утра подняли паруса и легли на север, чтобы пройти по северному, самому широкому, проходу, но так как был небольшой ветер и мы заметили мели, о существовании которых даже не подозревали, то повернули назад.

Вторник, 25-е. Днем слабый NO, ночью штиль; утром свежий ветер от WNW, ясная погода. В 3 часа дня отдали якорь на глубине 22 саженей, грунт — ил. Северный проход был на NO1/2О. В 5 часов утра ветер перешел на NW.

Снялись с якоря и вышли в море, направившись к северу, чтобы осмотреть острова Отаха и Болабола. Однако прежде чем продолжать повествование, я опишу бухту, в которой мы стояли. Благодаря своему размеру она может служить надежной якорной стоянкой для любого количества судов. Бухта занимает почти весь этот берег острова и защищена со стороны моря грядой коралловых скал; южный проход или канал через эту гряду шириной не больше кабельтова находится недалеко от самой восточной оконечности острова и может быть легко найден по небольшому лесистому островку, лежащему к SO от него.

В трех с лишним милях к NW от острова в том же направлении, что и гряда, расположены мелкие островки, являющиеся как бы продолжением рифа. Между ними есть еще проход, ведущий в бухту шириной в четверть мили. Далее к NW есть несколько маленьких островков, где, как мне сообщили, существует еще один проход, но я не видел его, касаясь же двух первых, отмечу, что мы вошли в бухту через один из них, а через другой вышли в море.

Главное, чем нам удалось здесь пополнить запасы, — это пизанги, кокосовые орехи, немного ямса, несколько свиней и птица. По сравнению с островом Георга или даже с Хуахейне эта часть острова не густо заселена и не столь плодородна.

Однако тут нет недостатка в припасах, необходимых для корабля, если стоянка его коротка; дрова и воду можно достать, правда, до последней нелегко добраться.

Среда, 26-е. Ветер от WtN и WtS, к утру переменный. В 4 часа дня северная оконечность острова Ульетеа была на SW 75°, в 2 лигах, а южная оконечность острова Отаха на NW 77°. Около лиги к северу от южной оконечности, у восточной стороны острова, в миле или больше от берега, лежат два небольших островка. Тупиа говорит, что между ними есть проход и очень удобная бухта, которая находится за грядой рифов. Видимо, бухта действительно хорошая. В течение ночи держали круто к ветру, не подвигаясь вперед. В полдень пик на острове Болабола был на WtS. Обсервованная широта 16°26' S. [175]

Четверг, 27-е. Слабые переменные ветры SW четверти, хорошая погода. Заметив широкий проход между островами Отаха иБолабола, решил не продвигаться дальше к северу и пройти в него, но так как ветер почти совсем стих и, кроме того, быстро менял направление, мы, если и продвинулись, то очень немного.

Между 5—6 часами вечера, продвигаясь к северу, обнаружили низкий островок — Тубаи [Моту-ити], в 4—5 лигах от острова Болабола, на NtW или NNW. Тупиа говорит, что там нет ничего, кроме кокосовых орехов, и живет здесь только три семьи, однако туземцы с других островов приезжают сюда ловить рыбу. В полдень пик на острове Болабола был на NW25°,а северная оконечность острова Отаха на NW 80°, в 3 лигах от нас. Обсервованная широта 16°38' S.

Пятница, 28-е. Легкий ветер переменного направления от SW до NW. В 6 часов утра были у входа в вышеупомянутую бухту на восточном берегу острова Отаха; полагая, что бухту можно без труда осмотреть, послал штурмана на баркасе с приказом измерить глубину. Если не установится попутный для нас ветер, он должен высадиться на берег и выменять у туземцев необходимые нам припасы. М-р Бенкс и д-р Соландер отправились с ним.

Суббота, 29-е. Легкий ветер переменного направления. Поджидая баркас, в течение дня лавировали вдоль берега. В 5.30 вечера приказал пушечным выстрелом дать сигнал к возвращению; поскольку вскоре стемнело, был зажжен сигнальный огонь. В 8.30 услышали мушкетный выстрел, снова выстрелили из пушки.

Вскоре к борту подошел баркас, в нем были три небольшие свиньи, немного птицы, мяса и большое количество пизангов. Наши люди сообщили, что туземцы общительны и готовы продать все, чем владеют, и что бухта надежна и удобна, с хорошими якорными стоянками на глубине 25, 20, 16 саженей, дно чистое.

Подняв баркас, пошли дальше на север и в 8 часов утра были под пиком острова Болабола, но не будучи в состоянии обогнуть остров, сделали поворот и почти до полудня удалялись от земли, затем снова легли на другой галс и пошли на SW. В полдень пик острова Болабола был на SW 75°; держались в 2—3 милях от берега и почти в 5 милях от этого пика. Обсервованная шпрота 16°29' S.

Воскресенье, 30-е. Ветры SO четверти, сперва слабые, затем стали крепчать. Днем, прежде чем удалось обогнуть южную оконечность острова Болабола, пришлось несколько раз менять галсы; между 7 и 8 часами обогнули остров. До полуночи шли курсом SSW. затем легли на другой галс — к [176] острову, так шли до 4 часов утра, потом снова повернули в море, встретили большую зыбь с юга, против которой корабль почти не шел, в 8 часов повернули к берегу. Почта в 8 лигах на NYV 63° от нас заметили остров, в это время пеленг пика острова Болабола был на NtO1/2O, на расстоянии 3—4 лиг. Тупиа назвал этот остров Мауруа [Маупити]. По его словам, это очень маленький обитаемый островок, окруженный грядой скал. Здесь нет бухт, удобных для стоянки судов, и растительность тут та же, что и на прочих островах, которые мы посетили. В центре острова высокая гора с круглой вершиной, ее видно на расстоянии 10 лиг. В полдень южная оконечность Отаха была на NO 80°, в 4 лигах от нас. Обсервованная широта 16°39' S.

Понедельник, 31-е. Очень крепкие ветры SO четверти, густая облачность. Весь день держались к ветру, следуя вдоль юго-западного берега острова Отаха. Вперед продвинулись мало. Во время ночной вахты пришлось взять два рифа на марселях, но к утру ветер стих, и мы шли на всех парусах.

В полдень южный мыс острова Отаха был на О, в 2 лигах от нас. Обсервованная широта 16°40' S. Тупиа рассказал, что на юго-западном берегу острова, за грядой скал, есть очень удобная бухта, которую я опишу в другом месте 78.

Вторник, 1 августа. Большую часть дня очень крепкие ветры от SO. Весь день и ночь держались к ветру, а утром оказались у южной оконечности острова Ульетеа с " наветренной стороны бухт, расположенных на западном берегу острова. В одну из них я намерен был зайти, чтобы заделать течь в крюйт-камере, что далеко не так просто сделать в открытом море. Кроме того, я решил догрузить балласт, ибо корабль был слишком легким, чтобы выходить на ветер. В полдень лавировали у входа в одну из бухт, ветер постепенно ослабевал.

Среда, 2-е. Умеренный ветер с SO и О, небольшие ливни. В 3 часа дня отдали якорь на глубине 14 саженей у прохода, ведущего в бухту, из-за сильного отлива не могли войти. Завели верп, чтобы втянуться в бухту, но, несмотря на все усилия, не могли выбрать носовой якорь и вынуждены были стоять всю ночь. Утром легко подняли якорь и втянули корабль на хорошую стоянку, отдав якорь на глубине 28 саженей; дно песчаное. К судну явилось много туземцев, они привезли свиней, птицу, пизанги и т.п., причем все это они уступали нам весьма охотно.

Четверг, 3-е. Ветер с OSO к NO, днем жаркая погода. Сошел на берег в поисках камня для балласта и пресной воды. И то и другое обнаружил в очень удобном месте. Утром на берег направил одного из офицеров руководить доставкой, а сам [177] на катере отправился на север для осмотра этой части острова. Меня сопровождали м-р Бенкс и д-р Соландер. Плотники заделывали течи в крюйт-камере и в носовой парусной кладовой.

Пятница, 4-е. В первой и второй половине суток умеренный ветер с ONO, ночью штиль, жарко. После полудня на пути к северному берегу мы остановились в одном из поселений. Гостеприимные хозяева развлекли нас танцами, которые две молодые женщины и мужчина (видимо, танцоры по профессии) исполнили под аккомпанемент трех барабанов. Женщины были одеты в платья опрятные, скромные и во многом почти подобные европейским, только руки, шея и плечи их были обнажены, прически тамоу украшены цветами.

Во время танца ноги у туземцев были почти неподвижны, зато извивалось все тело. Танцоры принимали различные позы: то вставали, то садились, то опускались на руки и на колени, причем все это сопровождали странными жестами. Их руки, плечи, пальцы двигались чрезвычайно быстро, танцоры точно соблюдали ритм, повторяя те или иные движения. Нельзя сказать, чтобы музыка и танцы эти могли прийтись по нраву европейцам.

Несколько туземцев разыграли нечто вроде фарса, но он был очень коротким, и мы ничего не поняли, ясно было только одно, что местные жители кое-что смыслят в драматических представлениях. Некоторые наши джентльмены на следующий день видели фарс в четырех актах; как они полагали, изображалась война между туземцами островов Болабола и Ульетеа, в которой победили первые. Нашим людям немало Помогло в правильном толковании содержания представления то обстоятельство, что им было известно о недавно приключившейся войне между этими двумя народами. Туземцы острова Болабола до сих пор владеют большей частью Ульетеа. Это зрелище есть не что иное, как великое драматическое представление — хеива, и я думаю, что иногда его проводят и на других островах.

Вечером вернулся на корабль; на борт погружено до 20 тонн балласта, полагаю, что этого вполне достаточно; на берег свезли все пустые бочонки, к полудню наполнили их водой. Утром от Опуни [Пуни], эри-де-хи острова Болабола, которому случилось быть здесь, получил подарок — трех свиней, несколько кусков ткани, пизанги, кокосовые орехи и т.д. Все это доставили его слуги; они же передали мне, что на следующий день сам Опуни прибудет к нам.

Суббота, 5-е. Вечером купили у туземцев столько свежей рыбы, что ее хватит на весь экипаж. Утром на баркасе направил штурмана в северную часть острова для закупки у туземцев припасов, ибо сами они ничего не приносили на корабль, [178] как это делали раньше. В сопровождении м-ра Бенкса и д-ра Соландера я отправился на катере к южной части острова частично с этой же целью и, кроме того, чтобы осмотреть места. По пути миновали две бухты, столь же удобные, как и та, в которой мы отдали якорь, но местность здесь беднее и менее населена. Ничего сколько-нибудь путного мы не привезли на корабль, правда, штурману повезло больше, чем нам.

Воскресенье, 6-е. Слабый ветер переменного направления, хорошая погода. Утром я снова направил на северный берег штурмана для закупки припасов, и его поездка была небезуспешной. Вождь Опуни утром прислал мне несколько своих людей, чтобы получить что-либо в обмен на его вчерашнее подношение. Мне показалось, что он не рискнул явиться на корабль собственной персоной. Возможно, он рассчитывал, что его посланцы (три хорошенькие девушки) добьются большего, чем он сам. Как бы то ни было, они отправились домой вполне удовлетворенные тем, что им удалось получить, хотя мне кажется, что кое в чем они все же были разочарованы.

Понедельник, 7-е. Слабый ветер переменного направления. Днем небольшие ливни. Желая повидать короля Опуни, мы после полудня небольшой партией отправились на берег, захватив с собой небольшой подарок. Опуни встретил нас совсем не так, как до того нас принимали все прочие вожди: прием не сопровождался никакими церемониями. Мы приписали это его глупости, и он действительно оказался глупцом. Все же в обмен на подарок он дал мне кабана, и эта плата — свидетельство наивысшего уважения. Перед отъездом мы сообщили ему, что завтра собираемся отправиться на шлюпках на остров Отаха и будем рады его обществу; он обещал поехать с нами.

Рано утром я с несколькими джентльменами на катере и баркасе отправился на остров Отаха, по пути мы заглянули к Опуни. Он был уже готов и находился в своем каноэ. Как только мы высадились на острове, я преподнес вождю топор, дабы тем самым побудить его подданных доставлять нам припасы, в которых мы нуждались. Однако я полагаю, что они получили от нас все, чего только желали, ибо, пробыв с Опуни до полудня, мы возвратились восвояси ни с чем.

Вторник, 8-е. Покинув Опуни, мы продолжили путь к северной оконечности острова. По пути купили 6 кабанов. с полдюжины птиц и некоторое количество пизангов и ямса. Я смог осмотреть и зарисовать очертания бухты, расположенной на северном берегу острова. Только она и побудила меня совершить эту экспедицию.

После того как стемнело, возвратился баркас, который еще утром я направил в другую часть острова. Около 10 часов вечера мы прибыли на корабль. Плотники заделали течи в крюйт-[179]камере и в парусной кладовой, и я решил сняться, как только ветер позволит нам покинуть бухту.

Среда, 9-е. Днем легкий ветер с N, ночью сильный дождь. Утром слабый ветер переменного направления, небольшие ливни. В 11 часов утра подул восточный ветер, вышли из бухты и, подняв шлюпки, отправились на юг.

За время нашего пребывания на островах пополнили, правда, незначительно, свои запасы; однако на последней стоянке достали много свинины, птицы, пизангов и ямса. Все это понадобится нам, если удастся открыть землю на пути к югу, куда я намерен идти.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ОПИСАНИЕ ОСТРОВОВ УЛЬЕТЕА, ОТАХА И БОЛАБОЛА

Именно так называют эти острову туземцы, и я считаю что не следует давать другие названия. Эти три острова, а также Хуахейне, Тубаи и Мауруа, лежащие в близком соседстве друг от друга, образуют единую группу, названную мной островами Общества 79. Они расположены между 16°10' и 16°55' ю.ш., 150°00' и 151°42' з.д.

Ульетеа и Отаха находятся на расстоянии двух миль один от другого и окружены грядой коралловых скал; здесь нельзя пройти на корабле. Гряды рифов образуют несколько прекрасных гаваней; проходы в них узкие, но попав в бухту, корабль находится в полной безопасности.

Выше уже были описаны гавани, расположенные на восточных берегах островов. На западном берегу Ульетеа (он больше острова Отаха) их три, самая северная носит название Ораотануе [Раутоануи], в ней-то и была наша стоянка. Канал, ведущий сюда, шириной в четверть мили, лежит между двумя низкими песчаными островками, самыми северными на этой стороне. Вблизи них, а может быть, и между ними есть хорошие якорные стоянки на глубине 28 саженей, грунт мягкий. [180]

Эта бухта, небольшая по размеру, лучше, чем любая другая на острове, так как она находится в самой плодородной части острова и, кроме того, здесь легко можно достать воду. Две другие расположены к югу от нее, недалеко от южной оконечности острова; в обеих есть надежные якорные стоянки на глубине 10, 12 и 14 саженей; бухту [Ораотануе] легко узнать по трем лесистым островкам, лежащим при входе. Две другие бухты лежат между берегом Ульетеа и мелкими островками. По словам туземцев, на южной оконечности острова еще больше бухт, но нам не удалось их осмотреть.

На острове Отаха есть две очень хорошие гавани, одна на восточном, другая на западном берегу; первая называется Охамене [Хамене] (я уже упоминал о ней), вторая — Охеруруа [Хурепити] расположена почти посредине юго-западного берега острова. Она довольно большая, на глубине 20—25 саженей здесь есть хорошие якорные стоянки, а на берегу много пресной воды. Проход в бухту лежит через гряду рифов, ширина его четверть мили; скалы по обеим сторонам его круто обрываются в воду, однако они отчетливо видны издали, и проход этот в общем безопасный.

Остров Болабола находится на NWtW, в 4 лигах от острова Отаха. В окружности он равен почти 8 лигам; вокруг него рифы и несколько островков. Как нам говорили, на его юго-западном берегу имеется в рифах проход, ведущий в очень удобную бухту. Этот остров примечателен высокой крутой горой, два пика венчают ее вершину, один из них выше другого; склоны горы обрывисты, и она кажется совершенно недоступной.

Поверхность островов Ульетеа и Отаха очень гористая и неровная, за исключением прибрежной полосы, которая, кстати, тоже высока. Склоны гор радуют глаз зеленым покровом, во многих местах поросли лесом. Природные условия, нравы и обычаи населения в общем здесь те же, что и на острове Короля Георга, правда, хлебных деревьев тут не так много. Туземцы стремятся восполнить этот недостаток, выращивая пизанги и ямс нескольких сортов; этого им хватает с избытком.

Кожа у здешних обитателей светлее, чем у большинства туземцев острова Короля Георга, особенно у женщин, которые здесь более красивы; мужчины не так склонны к воровству, их поведение отличается простотой и искренностью.

Единственное различие, которое мы усмотрели в религии, заключается в том, что обиталища богов здесь совсем не такие, как на острове Георга. По форме и величине они напоминают открытый гроб; их устанавливают на небольших деревянных арках, которые скрепляются подобно стропилам и поддерживаются столбами высотой около 3—4 футов. Сверху эти сооружения защищены небольшими навесами из листьев пальм. [181]

Сюда туземцы кладут все приносимое в жертву богам — ткани, человеческие кости и т.п. Эти жилища богов считаются священными; некоторые из них находятся на территории марае, другие за их пределами.

У туземцев есть обычай сохранять черепа и челюстные кости умерших, но я не могу сказать, принадлежат ли они друзьям или врагам. Мы обнаружили, что некоторые черепа были проломлены, очень возможно, что владельцы их пали в сражении, так как некоторые виды оружия местных жителей отлично приспособлены для размозжения голов. Туземцы нередко отрезают нижнюю челюсть у врагов, правда, я думаю, что это они делают после того, как враг убит, и эти трофеи победители с гордостью хранят, а иногда вешают их на своих домах.

Вождь, или король, острова Болабола в последние годы лишил власти двух своих соседей и в настоящее время владеет большей частью земель на островах Ульетеа и Отаха. Земли по соседству с бухтой Ораотануе принадлежат Тупиа, туземцу, которого мы взяли к себе на корабль и который является уроженцем острова Ульетеа. Местные жители весьма изобретательны в сооружении своих проз или каноэ и, видимо, очень заботливо относятся к этим судам, убирая их под специальные навесы. Там же они чинят свои лодки, проявляя в этом большое мастерство, гораздо большее, чем можно было от них ожидать. Их проз с полными обводами напоминают те шесть лодок, которые мы видели на острове Георга (о них я уже упоминал, отмечая, что некоторые из них очень велики; возможно, суда строили на одном из этих островов). Как нам удалось установить, и в этом сходятся все, кто говорил нам подобное, в своих проз или пахи туземцы путешествуют от острова к острову, проходя сотни лиг; днем компасом им служит солнце, ночью луна и звезды. Когда факты подтвердят наше предположение, станет ясно, как заселялись земли в этих широтах. Если жители Ульетеа посещали острова в 200 или 300 лигах к западу, можно не сомневаться, что в свою очередь население последних могло побывать на других, более западных; так мы можем проследить их путь от острова к острову вплоть до Ост-Индии.

Добавление:

Тупиа рассказал нам, что в этих широтах в течение ноября, декабря и января господствуют западные ветры с дождем, и поскольку местным жителям хорошо известно, как следует использовать в своих целях ветры, для них не составляет большого труда плавать в различных направлениях и вести торговлю.


Комментарии

62. В истории тихоокеанских открытий имя Тупиа должно быть записано золотыми буквами: его указания во многом определили ход дальнейших исследований в южной части Тихого океана. Тупиа, или Тупайя, был уроженцем острова Раиатеа и принадлежал к касте ариев и к роду, который дал ряд выдающихся мореплавателей. Обладая огромными способностями и неуемной любознательностью, он уже в ранней молодости досконально изучил мореходное дело, освоил полинезийскую астрономию и, что особенно важно, составил отчетливое представление о географии центральной Океании; сведения такого рода хранились в памяти многих жителей островов Общества и основывались не только на личном опыте, но и на старых преданиях.

Тупиа был на Раиатеа жрецом и занимал там видное положение. Незадолго до появления европейцев в Полинезии остров Раиатеа был опустошен выходцами с соседнего острова Борабора, и Тупиа бежал на Таити, где стал одним из наиболее видных советников Пуреа. Кук, желая взять с собой нескольких островитян в Англию, не случайно остановил свой выбор на Тупиа. Вряд ли на Таити был в то время островитянин, который обладал бы такими обширными познаниями о природе Полинезии, обычаях и нравах ее жителей, чем Тупиа. Тупиа составил для Кука карту Океании, где под соответствующими румбами было нанесено 74 острова, большинство которых было в ту пору еще неизвестно европейцам (см. примечание 142 и список на стр. 287 — 289). Неоценимую помощь Тупиа оказал экспедиции в Новой Зеландии, поскольку только благодаря Тупиа Кук и его спутники могли объясняться с маори, которые понимали родной язык таитянина. Тупиа был прирожденным кормчим, и Форстер (лично его не знавший) со слов Кука писал впоследствии, что «Тупиа был столь сведущ в этом деле [ориентировке на море], что где бы ни находился «Индевр» в течение своего почти годичного плавания [от острова Таити] к Батавии, Тупиа всегда мог указать, в каком направлении лежит Таити». Спутники Кука поражались стремительным успехам Тупиа в изучении английского языка. Тупиа умер от малярии в конце декабря 1770 г. во время стоянки «Индевра» в Батавии.

63. Гора Орохена, высота ее 2237 м.

64. Этот перечень культур, которые разводились на Таити до появления на острове европейцев, далеко не полный, но основные виды здесь указаны. Ниже даются краткие сведения об этих культурах, в том порядке, как они перечислены Куком:

Хлебное дерево (местное название уру), род Artocarpus семейства тутовых. Хлебные деревья трижды в год приносят плоды, богатые крахмалом, вес плодов достигает 20 кг. На островах Океании эти плоды  —  один из важнейших видов пищи. Плодоносность хлебных деревьев весьма велика, и одного взрослого дерева достаточно, чтобы прокормить в течение года 2 — 3 человек. Древесина этих деревьев белая, прочная и легкая, применяется для построек и различных поделок, а луб используется для выделки тапы. На Таити насчитывается 32 разновидности хлебного дерева.

Кокосовая пальма (Cocos nucifera и ряд других разновидностей)  —  дерево с высоким стройным стволом и перистыми листьями. Плоды кокосовых пальм  —  кокосовые орехи  —   имеют твердую скорлупу и межплодник, состоящий из грубых и прочных волокон. В незрелом состоянии плод содержит приятный на вкус и питательный сладковатый сок (кокосовое молоко). В пищу идет и внутриплодник молодого ореха, и плотное маслянистое ядро зрелых плодов  —   копра; из нее выжимается кокосовое масло. Так же как и хлебное дерево, кокосовая пальма культура «универсальная». Используется не только мякоть плода и кокосовое молоко, в пищу идут и листья молодых пальм, из соцветий готовят пальмовое вино, волокна плодов  —  отличный материал для плетеных изделий: циновок, матов и т.д., древесина используется для строительных целей.

Бананы-пизанги (Musa), Соландер и Бенкс насчитывали на Таити 25 разновидностей бананов, испанский моряк Андиа-и-Варела, посетивший остров с экспедицией Доминго-де-Боенанчеа (1774 — 1775), говорит о 26 разновидностях (the Quest and occupation of Tahiti by emissaries of in 1772 — 1776, II, 1914, 271). Эллис в начале XIX в. указывал, что культивируемых разновидностей на Таити насчитывается около 30, а диких примерно двадцать. Все они имели свои местные названия. Вид (Musa fei, местное название феи, имеет много подвидов), растущий в горах, приносит плоды, менее приятные на вкус. Лучшие виды культивируемых бананов Musa Hromoscopus и М. Troglodytarum (местные их названия мейа) произрастают в низменных местах.

Ямс (Dioscorea)  —  см. прим. 25. Скорее всего имеется в виду не ямс. а таро (местное название ухи) —  Colocasia antiquorum —   многолетнее травянистое растение из семейства ароидных с крупными богатыми крахмалом корневищными клубнями. На Таити Соландер обнаружил 16 разновидностей таро. Эта культура занимала весьма видное место в рационе таитян.

Ег-меллоа —  название, которое возникло в результате недоразумения. Очевидно, Кук или его писец Ортон, переписывая дневник Бенкса, преобразили таким образом латинское название Eugenia malaccensis. Eugenia malaccensis (Jambosa malaccensis), местное название ахиа,  —  дерево из семейства миртовых, дающее плоды, по вкусу напоминающие яблоки. Плоды эти на островах Индонезии называются джамбо.

Пиа (Tassa leontopedoloides) —  многолетнее растение из семейства такковых с клубнями, богатыми крахмалом. Основной ареал этого семейства  —   Малайский архипелаг. Новая Гвинея и западная часть Океании. Пиа —  таитянская (эндемичная) культура.

Эти (точнее ти) —  (Cordyline terminalis) —   растение с мучнистыми корнями.

Таитянский каштан ихи (у Кука ахи) (Inocarpus edulis). Плоды более крупные, чем у каштана, по вкусу несколько напоминают европейские каштаны; съедобен в печеном виде, но очень тверд.

Уарра (точнее фара) —  плоды таитянской разновидности пандануса (Pandanus tectoris), ни по вкусу, ни по виду они не сходны с ананасом.

Нано (точнее, ноно) (Mordina citrofolia) —   кустарник с небольшими листьями, которые применялись для обертки рыбы и плодов в процессе их приготовления в земляных печах.

«Корни папоротников»  —  клубни таитянского папоротника нахе (Angiopteris evecta), малопитательные и неприятные на вкус.

Теве (Amorphophallus campanulatus) —  растение с горькими клубнями; их предварительно размачивают в воде и отцеженную массу пекут на медленном огне, что, однако, не устраняет неприятного привкуса.

66. Масло моно изготовляется из цветов таитянской гардении (местное название тиаре) и местной разновидности сандалового дерева. Оно имеет очень резкий запах, который обычно европейцам кажется неприятным.

68. Речь идет об альбиносах; альбиносы часто встречаются в Полинезии.

67. Ареои —  чрезвычайно своеобразная организация, первоначально, вероятно, бывшая тайным обществом, в которое входили лишь представители знати. Ко времени открытия Таити европейцами социальные рамки общества расплылись и в него принимали лиц различного происхождения. Всего в обществе восемь ступеней, причем принадлежность к каждой из них отмечалась особой татуировкой и особыми видами одежды и украшений; простым смертным, не принадлежащим к касте ариев, доступ на самую высшую ступень общества был закрыт.

Всякий вступающий в это общество давал обет умерщвлять детей, которые будут у него рождаться с момента приема в число ареои, и получал новое имя, сохраняя при этом свое общественное положение и семейные связи. Масштаб деятельности ареои был поистине грандиозен. В летний сезон (декабрь — февраль) члены общества на огромной флотилии, в которую порой входило до 150 каноэ, переезжали с места на место и везде давали представления, в программу которых входили песни, пляски и сложные театральные постановки, соревнования по борьбе и т.д., причем представления эти (они назывались упа-упа) организовывались в особых зданиях, порой богато украшенных. Упа-упа устраивались за счет зрителей и иногда совершенно разоряли целые округа. Ареои действовали в интересах высшей касты и стремились воспитать у простого народа чувство покорности вождям.

В деятельности общества были, однако, и положительные стороны, Ареои были носителями культурного единства всего архипелага, и на время их гастролей прекращались все междоусобные войны. Членами этого общества были Амо и Пуреа, они, видимо, нарушили устав, сохранив жизнь своему сыну Терипрере.

68. Отношения между полами на Таити резко отличались от европейских, и суровая оценка Кука совершенно несправедлива.

69. На Таити существовало два типа каноэ  —   ваа (это первая описанная Куком разновидность) и пахи, причем, как верно отмечает Кук, пахи строили не на Таити; этот тип каноэ создан был на острове Раиатеа, который славился своими строителями лодок и мореплавателями. Название «проз», которое применяет Кук, таитянам было неизвестно. Так назывались лодки с противовесом (ауттригером) на островах Индонезии.

Лодки изготовлялись из цельных древесных стволов, которые проходили несколько стадий обработки. Сперва выжигалась сердцевина ствола, а затем мастера специальными теслами доводили внутренность колоды до нужного профиля. Напомним, что на островах Общества не было железных орудий, лодки строились без единого гвоздя или шипа и отдельные их части связывались бечевой из кокосового волокна.

Блестящее описание сложной, освященной древними традициями процедуры постройки лодок и спуска их на воду читатель может найти в книге Те Ранги Хироа «Мореплаватели солнечного восхода», М., 1950, стр. 47 — 54.

70. Обычными видами оружия на Таити были дротики, ударные палицы, копья, каменные топоры, секиры, деревянные мечи и пращи. Метательные палицы имели утолщение на конце и короткую рукоятку; часто навершие снабжалось тупыми шипами. Они делались из легкого дерева в отличие от ударных палиц, которые были столь тяжелы, что их приходилось держать двумя руками. Самым простым и распространенным оружием были копья из железного дерева длиной до 5 м с плоской заостренной вершиной (тао, оморе).

Нагрудники, о которых упоминает Кук (они назывались хаанатамаи) делались из плотно сплетенного волокна кожуры кокосового ореха; кроме того, воины (особенно высших рангов) носили шлемы (фау), украшенные перьями.

71. Здесь у Кука описан способ выделки тапы, материи из коры, распространенной повсеместно на островах Полинезии. Тапа изготовляется из луба бумажно-шелковичного дерева Broussineta papyrifera (местное его название ауте), фикуса Ficus prolixa (местное название аоа, ораа); тапа из луба фикуса была более прочной, а для выделки особенно тонких ее сортов используется камбий молодых ветвей хлебного дерева. Готовая, высушенная на солнце материя имеет снежно-белый (лучшие сорта), серый или буровато-серый цвет; стирать ее нельзя, и поэтому полинезийцы очень бережно обращаются со своей одеждой. На Таити и других островах Полинезии применяются весьма разнообразные способы окраски тапы и нанесение на нее различных узоров.

Рисунок наносят на тану особыми штампами (способ набойки), предварительно смоченными краской; часто тапа украшается узорами, которые видны только, если ткань смотреть па свет; такие узоры предварительно вырезываются на особых колотушках или вальках и затем выдавливаются на ткани. Из тапы изготовляется не только одежда, но и различные украшения, покрывала, коврики и т.п.

72. Обычно для изготовления лесок, тонких веревок и т.п. использовали волокно растения из рода Hibiscus (местное название пурау), а для канатов  —  волокно кокосовых орехов. Лески и наиболее тонкие веревки выделывали из коры молодых веток кустарника роа (Pipturos argentens), и именно этот вид материала Кук называет «шелковой травой».

73. Свойственный Куку религиозный индифферентизм проявляется я при описании религии таитян. Эта сторона жизни обитателей островов Общества мало занимает Кука, ценные сведения о пантеоне богов у полинезийцев, которые охотно сообщал английским гостям Тупиа, кажутся Куку вздором и пустой болтовней.

Поэтому данные о религии в его записках чрезвычайно скудны. Бог Тане, котором здесь упоминает Кук, был одним из трех высших таитянских божеств, но не самым старшим в этой троице. Творцом всего сущего и загробного мира (Гаваики) считался Таароа, которого изображали в виде птицы. Ниже верховной троицы следовал целый сонм различных богов (этуа). К этуа, в частности, относились и боги, считающиеся семейными покровителями (ти), которым посвящались семейные марае.

Кук верно отмечает, что богам приносились в жертву свиньи, плоды, рыба и прочие припасы; но в 1769 г. он еще не знал, что у таитян были в обычае человеческие жертвы, причем в жертву приносились рабы и преступники, нарушившие табу (запрет); поскольку иногда нарушителями табу жрецы объявляли жителей целой округи, на провинившихся падала обязанность периодически доставлять жертвы, в связи с этим некоторые селения жили в постоянном страхе. Вождям и жрецам обычай человеческого жертвоприношения предоставлял огромные возможности для расправы с всевозможными крамольниками.

74. Жрецы составляли весьма влиятельную социальную группу, тесно связанную с высшей знатью. Собственно жрецы (тохунга, тахуга) были служителями крупных святилищ и составляли многочисленную и сплоченную общественную прослойку, которая, вопреки предположению Кука, жила в полном достатке. Трудно сказать, испытывали ли местные жители чувство уважения к жрецам; несомненно, однако, что авторитет жрецов был велик и вызывался страхом перед весьма суровыми наказаниями, которые грозили всякому нарушителю бесчисленных сакральных запретов. Система же этих запретов нерушимо охраняла привилегии жречества и ариев. Жрецы были хранителями основ полинезийской науки, причем держали в тайне ценные астрономические, медицинские и географические сведения, обладание которыми усиливало влияние и значимость этой касты.

Кук правильно отмечает, что жрецы часто выполняли функции врачей. Жречество образовывало весьма замкнутую корпорацию, доступ в которую был невозможен для островитян других каст; звание жреца передавалось по наследству. Следует отметить, что служба велась в святилищах на старом языке, который уже не понимали «простые смертные», причем молитвы жрецы пели. Помимо «профессиональных» жрецов, существовали прорицатели и шаманы (таура), которые не входили в жреческую касту, но пользовались значительным влиянием.

75. Хеива —  название праздничных представлений с танцами, песнями, музыкой и театральными постановками. В данном случае, вероятно, имеется в виду не хеива, а танцы, связанные с погребальными церемониями.

76. Полинезийцы ведут счет времени по лунному календарю, но измеряют его не днями, а ночами, причем каждая ночь (по) месяца имеет свое особое название.

Следует отметить, что астрономические и навигационные познания таитян были весьма основательны. Испанский мореплаватель Андиа-и-Варела (Quest II, 286 — 287) отмечал (1774), что таитяне различали 16 направлений ветра, знали многие созвездия и все видимые невооруженным глазом планеты, умели безошибочно предсказывать погоду на ближайшие дни.

77. В 1766 г. Франция передала Испании свои колонии на Фолклендских островах, и Бугенвиль был послан в качестве представителя французского короля.

78. В связи с рекомендациями, которые давал Тупиа, Бенкс в записи от 31 июля отмечал: «Мы теперь весьма высокого мнения о лоцманском искусстве Тупиа, особенно после того, как на Хуахейне один туземец по его приказанию многократно нырял под корабль, каждый раз сообщая сведения о глубине, благодаря чему мы все время шли, имея под днищем не менее 5 саженей воды и не испытывая никакой тревоги».

79. Острова Общества —  архипелаг в Тихом океане под 148 — 154° з.д. и 15 — 18° ю.ш. площадью 1647 кв. км. Архипелаг состоит из 14 гористых островов вулканического происхождения, которые подразделяются на две группы: северо-западную   —  Подветренных островов и юго-восточную   —  Наветренных (это деление основывается на положении островов по отношению к восточным пассатам). К последней группе относятся самые крупные острова: Таити (1042 кв. км), Муреа (остров Йорк  —  у Кука, 132 кв. км), Тубаи (73 кв. км). Из Подветренных островов самый значительный Раиатеа (Ульетеа  —  у Кука)  —  194 кв. км. Почти во всех работах, посвященных истории открытия этого архипелага, отмечается, что он назван Куком в честь Королевского Общества. Однако сам Кук решительно ничего не говорит на этот счет. Бенкс так объясняет происхождение этого названия  —  «Сосайти» (Общества): «Острова включают острова Хуахи-не-Нуи, Раиатеа, Тохаа, Борабора, Муреа, и поскольку они расположены кучно (in cluster), то названы собирательно». Таким образом, слово «сосайти» (обычное его значение «общество») в данном случае толкуется как «совокупность» (см. Beaglehole, 151, п. 3).

(пер. Я. М. Света)
Текст воспроизведен по изданию: Джемс Кук. Первое кругосветное плавание капитана Джемса Кука. Плавание на «Индеворе» в 1768–1771 гг. М. Географгиз. 1960

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.