Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ

Сборник документов «Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана во второй половине XVIII в.» (том 2 серии «Исследования руcских на Тихом океане в XVIII – первой половине XIX в.) содержит наиболее важные и интересные документы об открытиях русских мореплавателей в северной части Тихого океана, совершенных в ходе промысловых и правительственных экспедиций, об исследовании, описании, хозяйственном освоении вновь открытых земель и закреплении прав России на эти земли.

Русские экспедиции второй половины XVIII в. развивали и закрепляли те научные достижения, открытия и исследования, которые были сделаны их предшественниками – участниками камчатских экспедиций под руководством В.Й. Беринга и А.И. Чирикова 1. Правительственные экспедиции второй половины XVIII в. служили дальнейшей реализации целей и задач, которые в основном уже стояли перед Второй Камчатской экспедицией, прекращенной в 1743 г. «до будущаго указу». Кроме того во второй половине XVIII в. возросло число и значение частных экспедиций купцов и зверопромышленников.

Том открывается рапортом А.И. Чирикова в Адмиралтейств-коллегию от 18 июня 1746 г., в котором намечены направления дальнейших исследований в северной части Тихого океана во второй половине XVIII в. и заканчивается документами, непосредственно предшествовавшими образованию Российско-Американской компании (РАК).

Издаваемые документы раскрывают роль многочисленных промысловых компаний (устремившихся на Алеутские острова и к берегам Северной Америки после открытия их Второй Камчатской экспедицией) в дальнейших открытиях в этом регионе, показывают взаимосвязь и взаимообусловленность развития морских промыслов и организации научных правительственных экспедиций (уточнявших и закреплявших достижения промышленников), а также влияние экономического развития России на освоение тихоокеанских земель и промысловой деятельности на далекой северо-восточной окраине Российской империи – на развитие капиталистического уклада в недрах феодально-крепостнического строя. Как отмечал К. Маркс в «Капитале», «Внезапное расширение мирового рынка, возросшее разнообразие обращающихся товаров, соперничество между европейскими нациями в стремлении овладеть азиатскими продуктами и американскими сокровищами, колониальная система – все это существенным образом содействовало разрушению феодальных рамок производства» 2.

Необходимость исследований в северной части Тихого океана диктовалась рядом причин, среди которых важнейшими были забота о расширении торговли и промыслов, заинтересованность в разведывании минеральных и других естественных богатств, открытие, освоение и закрепление за Россией новых земель в этой части Тихого океана – островов и побережья Америки, продолжение географических и картографических исследований в этом регионе, где все большую активность развивали английские и французские мореплаватели. [6]

Во второй половине XVIII в. было организовано более ста частных промысловых и пять правительственных экспедиций. Наибольшее значение имели экспедиции П.К. Креницына – М.Д. Левашова, И.И. Биллингса – Г.А. Сарычева. Их участники детально описали земли, открытые русскими в северной части Тихого океана, и нанесли их на карты, подтвердив таким образом принадлежность их России и обеспечив возможность их хозяйственного освоения.

В томе широко представлены документы о мероприятиях русского правительства по закреплению прав России не только на Алеутские, но и Курильские острова, чему способствовали плавания, предпринятые купцами П.С. Лебедевым-Ласточкиным и Г.И. Шелиховым, отражены попытки русских мореплавателей добиться установления торговых отношений с Японией. Большое значение имела экспедиция в Японию под руководством А.К. Лаксмана; документы ее также публикуются в томе.

Развитие пушного промысла (что совпадало с интересами Российской империи по хозяйственному освоению вновь приобретенных земель и их защите от иностранных промышленников) способствовало созданию мощной монопольной купеческой компании Шелихова – Голиковых и образованию в конечном счете Российско-Американской компании.

Деятельность русских промысловых и правительственных экспедиций в северной части Тихого океана во второй половине XVIII в. была тесно связана с внутренней и внешней политикой России на Дальнем Востоке.

Сбор ясака, поступавшего с приведенных в русское подданство жителей вновь открытых островов, и десятой части всего количества добытых мехов, и реализация этих мехов в основном на китайском рынке в Кяхте приносили царской казне немалый доход, что и заставляло правительство поддерживать промысловую деятельность на Дальнем Востоке.

Проникновение русских людей на Алеутские и Курильские острова не всегда проходило мирно. Истребление пушного зверя русскими промышленниками, стремившимися к богатой добыче, порой встречало ожесточенное сопротивление коренного населения островов – алеутов и айнов. Однако в отличие от западноевропейской русская колонизация не ставила своей целью уничтожение аборигенов и вытеснение их с территории их заселения. Публикуемые документы показывают, что русское правительство и местные сибирские и камчатские власти принимали меры для нормализации отношений с местным населением и упорядочения ясачного сбора.

Руководители правительственных экспедиций не раз спасали алеутских детей-сирот от голодной смерти (док. № 44) и помогали их обучению. Не случайно жители некоторых островов выражали желание перейти в российское подданство (док. № 108).

Деятельность русских купцов и мореходов способствовала развитию хлебопашества и ремесел на Алеутских и Курильских островах, на побережье Северной Америки, основанию поселений и строительству кораблей, созданию школ для детей коренного населения. Постепенно алеуты, частично и индейские племена северо-западного побережья Америки, становились деятельными и добровольными помощниками русских в освоении земель на Тихом океане.

К концу XVIII в. в России уже происходило разложение феодально-крепостнических отношений. В рамках господствующего строя формировался капиталистический уклад.

Развитие промыслов и выход значительного числа оброчных крестьян на заработки способствовали количественному росту мануфактур, что вместе с расширением земледелия содействовало развитию внутренней и внешней торговли. [7]

Немалое значение для расширения торговли имела отмена в 1753-1757 гг. внутренних таможенных пошлин и мелких сборов, а также учреждение в 1754 г. государственных Дворянского и Коммерческого заемных банков. Эти меры благоприятствовали деятельности купечества и владельцев мануфактур. Политика в области торговли объективно способствовала развитию новых буржуазных отношений, впоследствии ставших несовместимыми с господствовавшим в стране крепостническим строем.

Во второй половине XVIII в. продолжалось экономическое освоение восточных территорий. Сибирь все больше втягивалась в общероссийский рынок. Процесс этот задерживался господствовавшими в стране феодально-крепостническими отношениями, но неуклонно развивался. Росло и население Сибири. Оно увеличивалось за счет крестьян, бежавших туда от крепостного гнета, правительственного принудительного переселения и ссылки. Чтобы ускорить заселение, особенно Восточной Сибири, 13 декабря 1760 г. и 15 марта 1761 г. были приняты указы, по которым помещикам разрешалось отправлять крепостных в ссылку «в зачет рекрутов» 3.

В Сибири развивались горнорудная промышленность, земледелие; особенно широкое распространение получил пушной промысел. Развитию последнего способствовал указ Екатерины II от 31 июля 1762 г., которым отменялась правительственная монополия на торговлю с Китаем и провозглашался принцип полной свободы торговли (всем российским купцам разрешалось беспрепятственно вывозить в Китай ценные меха – шкурки соболей, камчатских бобров, лисиц 4).

Ради получения прибылей в Сибирь из северных и нечерноземных районов России устремились тотемские, ярославские, великоустюжские, московские купцы и купцы из других мест. Многие из них вместе с иркутскими, якутскими и тобольскими купцами и зверопромышленниками двинулись к берегам Тихого океана (после того как В.Й. Беринг и А.И. Чириков обнаружили острова, богатые ценной пушниной). Открытие Второй Камчатской экспедицией ряда Алеутских островов и выход ее к берегам Северной Америки стали поворотной вехой в истории экспедиций, осваивавших и исследовавших дальневосточные земли. Многим экспедициям купцов и зверопромышленников принадлежит выдающаяся роль в дальнейших географических открытиях в северной части Тихого океана. С большой отвагой они нередко совершали подвиги, открывали и обживали неведомые земли.

Иногда суда пропадали в море, разбивались у берегов, люди часто гибли от голода, жажды, сурового климата и цынги, но экспедиции организовывались снова и снова.

После Второй Камчатской экспедиции начало открытию и исследованию земель, лежащих к востоку от Камчатки, положил сержант команды Охотского порта Е.С. Басов. В течение зимы 1743/44 г. он промышлял пушных зверей на о-ве Беринга, а во время второго плавания в июне 1746 г. открыл и обследовал о-в Медный, расположенный к юго-востоку от места зимовки (док. № 2). Успех Е.С. Басова, вернувшегося с богатой добычей, послужил толчком для организации новых промысловых экспедиций на Командорские, Алеутские, Курильские острова и к берегам Америки (во второй половине XVIII в. их было организовано более 100 5).

Участник экспедиции к берегам Японии под командой М.П. Шпанберга, мореход М.В. Неводчиков во время плавания 1745-1747 гг. [8] открыл ближайшие к Камчатке Алеутские острова – о-ва Атту, Агатту и Семичи – и нанес их на карту (док. № 3, 4). Мореплаватели доставили на Камчатку мальчика Темнака (в крещении Павел), из рассказов которого стало известно, что жители открытых островов называют себя алеутами 6. Это плавание положило начало приведению алеутов в русское подданство.

В 1748-1749 гг. устюжский купец И. Бахов и якутский – С. Новиков открыли морской путь от устья реки Анадырь на Камчатку (док. № 5). Смелое плавание морехода П.И. Башмакова в 1756-1758 гг. принесло новые открытия: он обнаружил и нанес на карту (хотя и весьма приблизительно) еще 13 островов к востоку от Ближних Алеутских (док. № 11).

В 1758-1762 гг. состоялся «морской вояж на знаемые и незнаемые морские острова» яренского посадского человека С.Г. Глотова и казака С.Т. Пономарева на судне «Св. Иулиан», завершившийся открытием дальних в Алеутской гряде островов Умнак и Уналашка, которые получили название Лисьих (док. № 16). Участник плавания, тотемский купец П. Шишкин, по отчетам купцов и промышленников, побывавших в плаваниях, составил карту известных тогда Алеутских островов. Карта была представлена Адмиралтейств-коллегии и о ней было доложено императрице. Указом от 21 сентября 1764 г. Екатерина II впервые наградила золотыми медалями 12 купцов, на средства которых было совершено плавание. На медалях был выбит портрет императрицы, на другой стороне – слова: «За полезные обществу труды». Купцы были освобождены от уплаты десятой доли с первого промысла пушнины и несения гражданской службы (док. № 25).

Выдающийся вклад в исследование северной части Тихого океана внес селенгинский купец А. Толстых, промышлявший в 1761 г. на о-ве Адаг. Поблизости он открыл еще пять островов – Канага (Танага), Четхина, Тагалак, Атха и Амля, – которые с того времени стали именоваться Андреяновскими. Жители всех открытых островов были приведены «под власть ея и.в. и в ясашной платеж». А. Толстых, его помощники – казаки М. Лазарев и П. Васютинский – и остальные члены команды сумели сразу же установить с населением дружественные отношения. При отплытии русских все тоены «единогласно объявили, что им и никому никакой обиды, кроме сказуемой приязни чинено не было» (док. № 26).

В 1760-1762 гг. впервые после В.Й. Беринга и А.И. Чирикова у берегов Аляски побывал мореход Г.Г. Пушкарев. В 1763 г. С.Г. Глотов открыл большой о-в Кадьяк (док. № 29), положив начало освоению русскими людьми островов у северо-западного побережья Америки.

Промысловые экспедиции, основной целью которых была добыча пушнины, в 1743-1763 гг. значительно расширили географические познания о землях в северной части Тихого океана и начали их хозяйственное освоение. Одновременно с частнопредпринимательской деятельностью купцов и зверопромышленников осуществлялись и правительственные меры по изучению и освоению вновь открытых земель. Предложения об основных направлениях дальнейших исследований в тихоокеанском регионе были представлены А.И. Чириковым в Адмиралтейств-коллегию еще в июне 1746 г. (док. № 1). В случае если Камчатская экспедиция больше не состоится, А.И. Чириков предлагал посылать на острова, лежащие на восток и на юг от Камчатки, людей, которые промышляли бы там «морских бобров и земных зверей». Конечной целью плаваний должна была стать земля, которая «от нас найдена служительми в тысяче в пятистах верстах от гавани Св. апостол Петра и [9] Павла», и Большая Земля, открытая М.С. Гвоздевым в 1732 г. Для промысла он считал целесообразным использовать суда Второй Камчатской экспедиции, а также построить новое судно; на каждом судне иметь служилых людей и охотников, подчиненных штурману, которому надлежало иметь инструкцию и строго ее выполнять. Штурман обязан был вести журнал, «с которого б можно и обстоятельную карту учинить». Предусматривалось освоение «найденной земли» и строительство на этой земле крепости. Все документы о плаваниях должны были поступать в Адмиралтейств-коллегию. И хотя рекомендации дальновидного мореплавателя не были тогда реализованы, они на многие годы определили программу и организацию деятельности русских экспедиций в северной части Тихого океана.

С ростом числа и масштабов частных морских экспедиций возрастала и роль сибирских властей в их подготовке. Не случайным было назначение в 1752 г. сибирским губернатором адмирала В.А. Мятлева, образованного и сведущего в морском деле человека.

В июне 1753 г. В.А. Мятлев представил Сенату доклад, где изложил проект возобновления Камчатской экспедиции и сооружения в устье Амура крепости и судостроительной верфи (док. № 8). 28 декабря 1753 г. последовал указ Сената Адмиралтейств-коллегии «о возобновлении Камчатской экспедиции и изыскании через оную неизвестных мест и народов и склонении оных под высочайшую ея и.в. власть и в подданство» (док. № 9). Ближайшей задачей экспедиции было создание в Нерчинске речной флотилии, изучение устья Амура, строительство в устье Амура порта, затем исследование Тихого океана. Подготовку экспедиции по рекомендации В.А. Мятлева возглавил Ф.И. Соймонов, в 1757 г. ставший сибирским губернатором. Он прекрасно понимал, что дальнейшее исследование и освоение Алеутских и Курильских островов и побережья северо-западной Америки возможны лишь на основе хозяйственных успехов Сибири и Дальнего Востока. Ф.И. Соймонов много сделал для развития горнорудной промышленности в Сибири, улучшения водных путей сообщения, распространения в Якутии, Охотском крае и на Камчатке скотоводства и земледелия. В Сибири им были созданы навигацкие школы. Организованные в эти годы экспедиции проводились в значительной степени по его замыслам и при его поддержке 7. Летом 1763 г., уже в Москве, Ф.И. Соймонов начал разработку нового плана возобновления Камчатской экспедиции, предлагая отправить суда к Америке из Анадырского устья 8. 11 марта 1764 г. его предложение было принято Сенатом. Но из-за создавшейся напряженности в русско-китайских отношениях и отказа китайского правительства русским властям в установлении судоходства по Амуру 9 деятельность возобновленной Камчатской, или Нерчинской, экспедиции 17 июня 1765 г. была прекращена под предлогом необходимости избежания лишних расходов. Однако меры, предпринятые Ф.И. Соймоновым в 1753-1765 гг., способствовали хозяйственному освоению края и создали условия для организации новых экспедиций в Тихий океан.

В тот же период разрабатывался проект поисков северного морского пути, предложенный М.В. Ломоносовым 10.

Успешное плавание С.Г. Глотова и С.Т. Пономарева на Лисьи острова ускорило решение вопроса о реализации проектов А.И. Чирикова, Ф.И. Соймонова и М.В. Ломоносова. 4 мая 1764 г. Екатерина II подписала указ об организации экспедиции для описания и освоения [10] островов, открытых в Тихом океане (док. № 22). 5 мая Адмиралтейств-коллегия приняла решение о назначении начальником экспедиции капитан-лейтенанта П.К. Креницына, его помощником – лейтенанта М.Д. Левашова. Ввиду ее секретности экспедиция официально была названа Комиссией для описи лесов по рекам Каме и Белой.

Согласно инструкции Адмиралтейств-коллегии от 26 июня 1764 г. капитан П.К. Креницын должен был проверить сведения С.Г. Глотова и С.Т. Пономарева относительно о-вов Умнак и Уналашка и обследовать те острова, о которых они сообщали в своем рапорте на основании показаний местных жителей, посетить о-в Шугачьтаны, где жители якобы имеют «палаши, зеркалы, чернильницы с перьями», выяснить, как далеко от острова находится Америка, и узнать, являются ли островитяне чьими-либо подданными (док. № 24).

Одновременно составлялась инструкция и для экспедиции под руководством В.Я. Чичагова, указ о которой был принят 14 мая 1764 г. По замыслу М.В. Ломоносова участники экспедиции должны были попытаться пройти Северным морским путем из Архангельска в Тихий океан 11. Обе инструкции неоднократно обсуждались, в результате чего было выработано «секретное прибавление» на случай встречи экспедиций в районе Алеутских островов.

Кроме инструкций П.К. Креницыну были предоставлены карты В.Й. Беринга от Охотска до Лопатки и Чукотского Носа, а также карта Алеутских островов купца П. Шишкина, копии журналов командиров судов тихоокеанских отрядов Второй Камчатской экспедиции (док. № 24).

При встрече в Тобольске с сибирским губернатором Д.И. Чичериным П.К. Креницын получил от него дополнительные указания. Главной целью экспедиции, по мнению сибирского губернатора, было «основательное» описание и нанесение на карту Алеутских островов, «сысканных» купцами, и прежде всего Кадьяка и Алакшана. Особое внимание они должны были уделить географическому исследованию Алакшана (Аляски): «Весьма нужно знать, остров ли то или матерая земля?» (док. № 28).

В состав экспедиции П.К. Креницына входило 16 промышленников, в их числе С.Г. Глотов, Г.Г. Пушкарев, И.М. Соловьев и др. Экспедицию долго преследовали неудачи, и только 23 июня 1768 г. суда вышли в плавание к Алеутским островам и берегам Северной Америки. Зиму 1768-1769 гг. П.К. Креницын провел на о-ве Унимак, а М.Д. Левашов – на Уналашке. В 1769 г. экспедиция возвратилась на Камчатку. 4 июля 1770 г. в реке Камчатке случайно утонул П.К. Креницын, поэтому экспедиция была завершена под началом М.Д. Левашова. 22 октября 1771 г. члены экспедиции возвратились в Петербург.

Результаты экспедиции долго недооценивались. Важнейший ее итог – 53 вахтенных и береговых журнала, куда скрупулезно заносились географические данные островов Алеутской гряды и части п-ва Аляска, а также все события, происходившие во время плавания, сведения о метеорологических и других природных условиях плаваний и зимовок команд и т.д. Здесь же и три научные записки М.Д. Левашова, которые наряду с путевыми журналами и рисунками являются ценнейшим материалом по географии, истории и этнографии Алеутских островов (док. № 45).

Большое значение имеет содержание инструкции П.К. Креницына – о принципах взаимоотношений с местным населением (документ, регламентировавший отношения русских с аборигенами Алеутских [11] островов): «Во всю бытность на берегу и в проезде обид и жалоб никому не чинить» (док. № 37).

Экспедиция Креницына – Левашова не выполнила всех стоявших перед ней задач, но она продолжила открытия Второй Камчатской экспедиции, положила начало систематической картографической съемке Алеутских островов. Серьезным вкладом в географическую науку являются «Карта меркаторская описи морской секретной экспедиции, учиненной в 1767, 1768 и 1769 годах под командой капитана Креницына для определения берегов Камчатки и островов, лежащих за оною», «Карта меркаторская, сочиненная от Охотского устья до американских берегов» 12 и другие, находящиеся в различных хранилищах страны 13.

Помимо научного экспедиция имела и большое политическое значение. Правительство показало свою решимость закрепить за Россией открытия мореходов. Сведения, доставленные в Петербург, послужили толчком к подготовке других правительственных экспедиций и принятию дальнейших мер к официальному закреплению за Россией открытых земель.

В начале 60-х годов XVIII в. купцы и зверопромышленники, которым на Алеутских островах становилось уже тесно, начали предпринимать плавания и на Курилы.

После обследования Курильских островов отрядом М.П. Шпанберга по предложению участника Второй Камчатской экспедиции Г.В. Стеллера туда допускались только сборщики ясака 14. В 1750 г. сын М.П. Шпанберга – А.М. Шпанберг – представил Адмиралтейств-коллегии рапорт с новым проектом установления торговых отношений с Японией (док. № 7), но тогда план этот не был поддержан в Петербурге. (Новым толчком к изучению Курил стала книга С.П. Крашенинникова «Описание земли Камчатки», в которую по материалам, собранным Второй Камчатской экспедицией, были включены главы «О Курильских островах» и «О курильском народе» 15). В 1759 г. сибирский губернатор Ф.И. Соймонов, изучив рапорт А.М. Шпанберга, представил в Сенат записку «О позволении купцам собственным их иждивением открывать Курильские острова» (док. № 15) 16. В феврале 1761 г. он поручил подполковнику Ф.X. Плениснеру, назначенному главным командиром Анадырского, Охотского и Камчатских острогов, более подробно разузнать о Курильских островах. Уверенный, что правительство его поддержит, Ф.И. Соймонов предписал Ф.X. Плениснеру немедленно начать подготовку к плаваниям на Курилы 17. 24 августа 1761 г. последовал указ Сената, разрешивший русским купцам вести промысел и на Курильских островах (док. № 15).

Одним из первых на Курильские острова в 1765 г. отправился уже опытный мореплаватель А. Толстых. Он достиг 20-го острова, но при возвращении на Камчатку его судно разбилось. Среди 60 погибших был и сам известный мореход.

Продолжались и попытки камчатских властей собирать ясак с населения Курильских островов. В 1766 г. для сбора ясака, приведения в подданство населения, а также для «описания и разведывания тамошних жителей» командир Камчатки капитан И.С. Извеков послал на Курильские острова казачьего сотника И. Черного. Плавание 1766 г. [12] закончилось неудачно, но в 1767 г. в двух небольших байдарах И. Черный отправился на Курилы вторично и составил черновой журнал с описанием 19 Курильских островов (док. № 46). Однако по дороге в Иркутск И. Черный неожиданно умер от оспы, не успев составить карту и оставив «тот журнал без надлежащего изъяснения». В связи с этим иркутский губернатор А.И. Бриль в инструкции от 28 ноября 1772 г. командиру Камчатки премьер-майору М.К. Бему предписал провести новую экспедицию на южные Курильские острова для их изучения, приведения жителей в русское подданство и установления торговых отношений с Японией (док. № 48). М.К. Бему предлагалось также найти купцов, желающих совершить плавание на Курильские острова, «а смотря по обстоятельству, и до японского Матмая» (Хоккайдо.– Р. М.). Понимая важность и выгоду торговли с Японией, такое желание выразили и предприимчивые купцы П.С. Лебедев-Ласточкин и Г.И. Шелихов. Указ Большерецкой канцелярии об организации плавания последовал 3 марта 1775 г. (док. № 49). Начальником экспедиции был назначен сибирский дворянин, знающий японский язык, – И.М. Антипин, его помощником – И. Очередин. Перед уходом судна «Св. Николай» из Петропавловской гавани туда специально в июне 1775 г. прибыл премьер-майор М.К. Бем и вручил И.М. Антипину инструкцию. Главные задачи экспедиции состояли в приведении в русское подданство «дальних мохнатых курильцов» и в установлении «с японцами знакомства и восстановления торгу». При встрече с японцами следовало объяснить, что купцы Российской империи уже ведут торговлю со многими государствами, «а с ними, японцами, у России никакого знамства и торгов поныне не имеетца». «И буде они к тому согласие поимеют и с нашей стороны каковыя товары и вещи получать, а свои продавать пожелают и договор к тому учинить вознамерятца, то ко уверению и заключению будущего договора взять от японцов... письменное объяснение» (док. № 50).

В связи с крушением судна «Св. Николай» летом 1775 г. у о-ва Уруп и заменой его бригантиной «Св. Наталья» (док. № 53) встреча с японцами состоялась только 19 июня 1778 г. на 22-м острове, «называемом Аткисом». (В действительности название Аткис или Аккеси носит порт на восточном берегу о-ва Матсмая (о-в Хоккайдо) к югу от п-ова Немуро, и, следовательно, встреча с японцами произошла на о-ве Хоккайдо). Иркутский купец Д. Шабалин, сменивший И.М. Антипина, застал здесь японское судно «Танги-мару». Присланный с него японец спросил русских, не нуждаются ли они в чем-либо. Через день, 21 июня, Д. Шабалин при встрече с японскими чиновниками Фиогесом и Гениамоном возбудил вопрос о возможности установления торговых отношений между Россией и Японией, о японском порте, куда могли бы приходить русские купеческие суда, а также о поездке кого-либо из жителей Японии в Россию «для ознакомления». Но японцы предложили встретиться через год на 20-м Курильском о-ве – Кунашире; «а что же касаетца для торгу, то мы теперво без дозволения своего монарха приступить опасны, разве для дружества и с перваго случаю однеми презентами... а торгу не производить» (док. № 54).

При отбытии русских произошел обмен подарками. В день ухода судна, 24 июня 1778 г., японцы пришли на берег провожать русских.

Через год на Кунашире японцев не оказалось, поэтому Д. Шабалин вместе со штурманским учеником Ф. Путинцевым и переводчиком И.М. Антипиным снова прибыл на бригантине «Св. Наталья» на «остров Аткис», и 26 августа 1779 г. они встретились с японскими чиновниками. Предложение русских об установлении торговых отношений было снова отвергнуто под предлогом, что японский бог запрещает «с русскими знакомиться и торговаться». «В будущем же, если что понадобится [13] то посылайте с острова Уруп мохнатых курильцов, и мы с ними передадим вам потребное, а сами не ходите, ежели станите вперед ходить, то худо будет: мешать нам станите торговаться» 18. Невзирая на упорный отказ японцев установить с русскими торговые отношения, обе стороны расстались дружественно, обменялись подарками и Д. Шабалин «палил из пушек» в честь японцев.

Экспедиции 1775-1780 гг. на южные Курильские острова и в Японию сыграли важную роль в выяснении возможностей установления торговых отношений с Японией (док. 54, 64). Эти экспедиции в отличие от многих чисто промысловых плаваний того времени имели и большое политическое значение: было установлено, что в конце 70-х годов XVIII в. (1779 г.) на 22-й Курильский остров, как об этом свидетельствует японский историк Окамото Рюносукэ, Мацумаэский дом еще не распространил своего правления 19. А из Японской исторической энциклопедии 1964 г. и учебников по истории Японии того времени следует, что «до конца 60-х годов XIX в. национальной территорией страны к северу от о-ва Хонсю являлась лишь узкая прибрежная полоса о-ва Хоккайдо, ограниченная с северо-запада, севера и северо-востока тремя оборонительными линиями айнских городищ – «тяси» 20.

Удачными были также промысел и сбор ясака на южных Курильских островах. И. Антипин и Д. Шабалин сумели восстановить с жителями Курил добрые отношения, осложнившиеся после жестокого обращения с айнами предшествующих сборщиков ясака и особенно казачьего сотника И. Черного. В подданство России в общей сложности было принято около 1500 человек 21.

За успехи на «дальних Курилах» Екатерина II наградила купца П.С. Лебедева-Ласточкина медалью «За полезные обществу труды». Указом императрицы от 30 апреля 1779 г. население южных Курильских островов освобождалось от сбора ясака. «Приведенных в подданство на дальних Курильских островах мохнатых курильцов», – говорилось в указе, –«оставить свободными и никакого сбору с них не требовать, да и впредь обитающих тамо народов к тому не принуждать, но стараться дружелюбным обхождением и ласковостию для чаемой пользы в промыслах и торговле продолжать заведенное уже с ними знакомство» (док. № 59).

Благодаря переписке западных ученых с Петербургской Академией наук, трудам Г.Ф. Миллера, П. Палласа В. Робертсона и др., изданию в 1745 г. в Петербурге «Атласа Российского...» Европа узнала об открытиях русских в северной части Тихого океана. В связи с этим усилился интерес к этому региону со стороны правительств Испании, Англии, Франции.

В то время когда в конце 60-х – начале 70-х годов XVIII в. Россия вела борьбу с Османской империей за выход в Черное море, западноевропейские державы пытались использовать неблагоприятную для нее обстановку для усиления своего влияния в северо-западных водах Тихого океана.

Английский парламент объявил вознаграждение (20 тыс. ф. ст.) тому, кто откроет Северо-Западный проход 22. Решение этой задачи было поручено капитану 1-го ранга Д. Куку. В 1776 г. Д. Кук отправился в свое третье плавание. В 1778 г. суда его экспедиции «Дискавери» и «Резолюшн» посетили Алеутские острова. На о-ве Уналашка Д. Кук [14] встречался с русскими мореходами Г.Г. Измайловым (док. № 58) и Я.И. Сапожниковым.

В своем дневнике Кук отмечал, что «на каждом из островов между Уналашкою и Камчаткою находятся россияне», и дал высокую оценку штурману Измайлову, который показал, сколь ошибочны были английские карты «о сих частях». «По способностям и знаниям своим, – писал Кук, – Г. Измайлов достоин лучшего места, нежели ныне им занимаемое, имел сведения в математике, в астрономии и, когда я ему подарил октан, весьма скоро привык всячески употреблять оный» 23. В 1779 г. англичане дважды побывали в Петропавловской гавани, где им были оказаны помощь и содействие (док. № 61, 62).

Открытиями и исследованиями русских в северной части Тихого океана интересовались Испания и Франция – державы, имевшие в Америке свои колонии. В 1774-1779 гг. в район Тихого океана было направлено несколько испанских экспедиций. Позднее, в 1787 г., Петропавловскую гавань посетил известный французский мореплаватель Ж.Ф. Лаперуз, гостеприимно встреченный жителями (док. № 76).

Обеспокоенное плаваниями кораблей западных держав в водах северо-востока России и в северо-западной части Тихого океана, намереваясь уточнить имевшиеся сведения о побережье северо-восточной части Азии и получить детальное описание Алеутских островов и северо-западного побережья Аляски, российское правительство приняло решение направить в эти места новую правительственную экспедицию.

Указом от 8 августа 1785 г. Екатерина II поручила Адмиралтейств-коллегии снарядить Северо-восточную географическую и астрономическую экспедицию под командованием капитан-лейтенанта И.И. Биллингса для «определения степеней долготы и широты устья реки Ковымы, положения на карту берегов всего Чукотскаго Носа до мыса Восточнаго, також многих островов на Восточном окияне, к американским берегам простирающихся, и совершеннаго познания морей между матерою землею Иркутской губернии и противоположными берегами Америки...».

Указом предписывалось также обследовать острова к юго-востоку от Камчатки между 40 и 50° с.ш., обнаруженные еще В.Й. Берингом (док. № 66).

Адмиралтейств-коллегия, в свою очередь, снабдила И.И. Биллингса специальным «Наставлением», в котором уточнялись цели и задачи экспедиции: она должна была выполнить широкий круг исследований по географическому изучению дальних северо-восточных окраин Российской империи, их природных богатств, флоры и фауны, обычаев местных жителей, составить словари языков и по возможности сделать рисунки «любопытнейших произведений природы», оружия, «одеяния», «рукоделия» тех народов, составить более точные карты Алеутских островов, а в случае открытия новых земель «стараться оные присвоить скипетру российскому».

Начальнику экспедиции были вручены 14 карт «прежних плаваний» по «Северо-восточному океану» и краткие выписки из журналов путешественников, которые велись в 1724-1779 г.

В подготовке экспедиции активное участие принимала Петербургская Академия наук 24. Инструкцию по сбору ботанических, зоологических и этнографических материалов составил акад. П.С. Паллас. В состав экспедиции входили врач К.Г. Мерк, по своим наблюдениям описавший быт и обычаи якутов, чукчей, эскимосов, алеутов, «натуральной истории помощники» И. Меин и К. Кребс, механик И. Эдворс, [15] художник Л.А. Воронин и др. После Второй Камчатской это была первая экспедиция с обширной программой, отвечавшей интересам отечественной науки и целям правительства.

Когда Северо-восточная экспедиция уже приступила к реализации поставленных задач, статс-секретарь Екатерины II генерал-майор П.А. Соймонов в 1786 г. направил президенту Коммерц-коллегии А.Р. Воронцову записку «О торге и звериных промыслах на Восточном море». В целях борьбы с иностранной конкуренцией он предлагал построить порт в устье р. Уды и для установления более благоприятных отношений коренного населения с русскими зверопромышленниками отменить взимание ясака с алеутов (док. № 71).

На основании проекта П.А. Соймонова А.Р. Воронцов и гофмейстер граф А.А. Безбородко подали Екатерине II проект изысканий для строительства нового порта и предложили официально объявить об открытиях русских мореплавателей у западного побережья Северной Америки, а также послать в Тихий океан эскадру для защиты русских владений (док. № 72).

22 декабря 1786 г. Екатерина II издала указ о снаряжении первой русской кругосветной экспедиция под командованием капитана Г.И. Муловского «по случаю покушения со стороны аглинских торговых промышленников на производство торгу и промыслов звериных на Восточном море» и для сохранения «права нашего на земли, российскими мореплавателями открытыя» (док. № 74). Одновременно указ императрицы был направлен Коллегии иностранных дел, которой предлагалось со своей стороны принять меры к обеспечению прав России на земли в северной части Тихого океана (док. № 73).

Г.И. Муловскому предписывалось не только обеспечить охрану открытых русскими людьми земель и островов, но и принять меры к поиску новых и их исследованию. В данном ему наставлении предусматривалось: описать Сахалин, устья Уды и Амура и Шантарские острова. При посещении неизвестных ранее и никому не принадлежавших островов и земель, «торжественно подняв Российский флаг», – укрепить на возвышенных местах столб с русским гербом и надписью на русском и латинском языках. «Сверх того» положить в «сосуд по одной серебряной и медной медали», а также по чугунному гербу с запиской и зарыть все это в землю (док. № 75). Всего было изготовлено 200 гербов, большое количество золотых, серебряных и медных медалей.

Уже к осени 1787 г. была готова эскадра из пяти судов, но в связи с начавшейся войной России с Турцией и назревавшей войной со Швецией 28 октября 1787 г. последовал правительственный указ об отмене экспедиции и об отправке подготовленных для нее судов в Средиземное море 25. Несостоявшаяся экспедиция Г.И. Муловского была попыткой реализовать проект кругосветной экспедиции, предложенный еще в 1732 г. Н.Ф. Головиным 26. Замысел же этот был осуществлен только И.Ф. Крузенштерном и Ю.Ф. Лисянским в 1803-1806 гг.

В то же время, в мае 1787 г., экспедиция под командованием И.И. Биллингса на выстроенных судах «Паллас» и «Ясашна» вышла из устья р. Колымы и отправилась на восток с целью исследовать морской путь из Северного Ледовитого океана в Тихий через Берингов пролив. Почти сплошные льды заставили экспедицию в конце июля возвратиться в колымское устье 27. После этой неудачи было решено обойти северо-восточную оконечность Азии из Тихого океана в Северный Ледовитый. [16]

В Охотске в это время под руководством капитан-лейтенанта Р.Р. Галла шла подготовка к плаванию по Восточному морю и велись гидрографические работы на побережье Охотского моря. Г.А. Сарычев, штурман экспедиции С. Бронников, геодезисты А. Очередин и И. Бритов описали морской берег от Охотска до устья р. Улькан (док. № 80), при этом были открыты залив Св. Федота и бухта Св. Федора 28.

В сентябре 1789 г. экспедиция И.И. Биллингса отправилась на Камчатку (док. № 82). Во время плавания Охотским морем открыли остров Св. Ионы (док. № 83); 5 октября 1789 г. корабль экспедиции «Слава России» вошел в Петропавловскую гавань.

В феврале 1790 г. иркутский генерал-губернатор И.А. Пиль получил сообщение о выходе к берегам Камчатки шведского судна «Меркурий». В связи с этим И.А. Пиль специальным нарочным направил И.И. Биллингсу приказ о принятии необходимых действий при обнаружении шведского капера (док. № 85). Таким образом, в связи с тем, что экспедиция Г.И. Муловского была отменена, на экспедицию И.И. Биллингса – Г.А. Сарычева помимо научных целей возлагалась и охрана русских владений от нападения иностранных кораблей.

9 мая 1790 г. «Слава России» покинула Петропавловскую гавань и направилась к берегам Америки. Во время плавания были описаны Алеутские острова от Амли до Уналашки, о-ва Саннах, Шумагинские, Евдокеевские и Кадьяк. На американском берегу Г.А. Сарычев сделал опись залива Ляхик и произвел там астрономические определения широты и долготы методом лунных расстояний. 19 июля подошли к заливу Нучек и встали на якорь у о-ва Цукля. И.И. Биллингс и К. Мерк занимались сбором различных сведений и материалов, а Г.А. Сарычев с байдар описал Чугацкий залив и о-в Каяк. Во время плавания он вел подробный путевой журнал. Ему же было поручено следить за тем, чтобы члены команды судна «Слава России» «диким народам никакова озлобления делом и видами не чинили и всячески бы старались доказывать им миролюбие и ласковость» (док. № 90).

При исследовании Чугацкой (Шугачской) губы летом 1790 г. (док. № 91) капитан Сарычев обратил внимание на то, что местные жители часто употребляют слова «амико» и «пленти» («друг» – исп. и «много» – англ.), что свидетельствовало о пребывании здесь иностранцев. Действительно, чугачи сообщили Сарычеву о том, что «ныне каждый год приходят двухмачтовые и трехмачтовые и в сем году были два судна, которые пошли к Кенайской губе» 29. От острова Каяк было решено идти на зимовку в Петропавловск (док. № 94).

Сержант геодезии А. Гилев за навигацию 1790 г. произвел опись восьми Курильских островов и перепись населения на них, определил положения гор на островах, жилых мест, промерил фарватеры, ведущие к населенным пунктам, снял виды гор, кекуров, собрал коллекцию редких пород растений, окаменелостей, морские раковины и т.д. (док. № 93).

Весной 1791 г. «Слава России» вторично покинула Петропавловскую гавань и взяла курс на Уналашку. По пути были описаны Командорские, Ближние, Андреяновские и острова Прибылова (док. № 100), а также Св. Матвея и Лаврентия. В начале августа «Слава России» достигла губы Св. Лаврентия на Чукотке на широте 65° 40'. Здесь Биллингс поручил командование судном Сарычеву, а сам предпринял сухопутное путешествие по Чукотке (док. № 102).

Расставшись с И.И. Биллингсом, Г.А. Сарычев снова отправился на о-в Уналашка, описал его побережье, обследовал о-ва Умнак, Акутан, Унимак (док. № 105). [17]

В начале сентября на Уналашку прибыл катер «Черный орел» под командованием капитан-лейтенанта Р.Р. Галла (док. № 109). В соответствии со ст. 17 Наставления Адмиралтейств-коллегии была организована комиссия по сбору ясака с алеутов (док. № 107). Она произвела опись населения Андреяновских и Лисьих островов, в результате чего было выявлено 1178 человек мужского пола, с которых был собран ясак за 1791 год 30.

Весной 1792 г. Г.А. Сарычев и Р.Р. Галл направились с Уналашки на Камчатку, а затем прибыли в Охотск. Здесь их уже ожидало распоряжение И.И. Биллингса о завершении экспедиции (док. № 119) в связи с выполнением ею поставленных задач. Официально она была прекращена 7 сентября 1795 г. (док. № 123).

Несмотря на сложные условия, в которых протекала многолетняя работа Северо-восточной географической и астрономической экспедиции, ее участники провели очень важные научные исследования. Были составлены 57 карт и планов Камчатки, всех Алеутских островов, Чукотки и побережья Северной Америки (часть из них опубликована) 31. Особо следует выделить «Меркаторскую карту северо-восточной части Сибири, Ледовитого моря, Восточного океана и северо-западных берегов Америки, с означением путеплаваниев на судах, бывших при исполнении экспедиции под начальством флота капитана Биллингса» 32, составленную Г.А. Сарычевым. Эта карта подвела итог всем русским открытиям в северо-восточной части Тихого океана. На ней значительно уточнено положение Алеутских островов, побережья Северной Америки и Курильских островов. Часть Японского моря, лиман Амура и о-в Сахалин, помещенные на карте, сравнительно верно передают их очертания. На карте впервые употреблен счет долгот от Гринвичского меридиана. Вместе с другими картами она вошла в «Атлас северной части Восточного океана», изданный Сарычевым в 1826 г. Картами Сарычева долго пользовались в Англии и США. Даже «в английской лоции 1940 г. большинство рисунков Алеутских островов взято из сочинений Сарычева» 33.

Во время экспедиции были собраны обширные, очень интересные и ценные материалы по этнографии Алеутских островов, Аляски и северо-восточной части Азии. Альбом зарисовок художника экспедиции Л.А. Воронина был опубликован в «Атласе к путешествиям Г.А. Сарычева» (в 1804 г.). М. Робеком, лекарем экспедиции, был составлен «Краткий словарь двенадцати наречий разных народов, обитающих в северо-восточной части Сибири и на Алеутских островах».

В 1791-1792 гг. И.И. Биллингс прошел от губы Св. Лаврентия «через всю Чукотскую землю» (док. № 111) и провел со своим небольшим отрядом (11 человек) ценные исследования этого края.

В ЦГАВМФ СССР хранится «Журнал, или поденник» И.И. Биллингса на английском языке о его путешествиях от Петербурга до Охотска, по Тихому океану и Чукотке и перевод журналов, выполненный переводчиком Адмиралтейств-коллегии, одним из передовых людей своего времени Ф.В. Каржавиным 34.

Экспедиция И.И. Биллингса – Г.А. Сарычева подвела итог всему, что было достигнуто русскими мореплавателями в XVIII в. и значительно их дополнила. Она способствовала дальнейшему расширению связей русских людей с аборигенами Аляски, Кадьяка и Алеутских островов, налаживанию отношений представителей русской [18] государственной власти с местными жителями, закреплению земель, открытых русскими мореплавателями, за Россией. Результаты работы экспедиции во многом способствовали укреплению позиций России и ее влияния в северо-восточной части Тихого океана 35.

В 80-х годах XVIII в. усилился интерес английских и французских мореплавателей не только к побережью Северной Америки, но и к Курильским островам 36. Одновременно обнаружились притязания Японии на южные Курильские острова 37.

В России, особенно в Сибири и на Камчатке, в то время не оставляли надежду на установление торговли с Японией. 26 февраля 1791 г. проживавший в Иркутске акад. К.Г. Лаксман подал президенту Коммерц-коллегии А.Р. Воронцову «Представление о японском торге», в котором обосновывал возможность организации экспедиции в Японию с целью установления торговых отношений (док. № 96). Независимо от К.Г. Лаксмана свой проект установления торговли с Японией представил правительству и глава одной из самых крупных русских торгово-промысловых компаний на Тихом океане (Северо-восточной) Г.И. Шелихов 38. Благовидным предлогом для организации экспедиции явилась доставка на родину японцев, потерпевших кораблекрушение у о-ва Амчитка. Русское правительство одобрило эти предложения, и 13 сентября 1791 г. Екатерина II подписала указ иркутскому генерал-губернатору И.А. Пилю о снаряжении экспедиции в Японию (док. № 106).

Начальником экспедиции был назначен А.К. Лаксман, сын академика К.Г. Лаксмана. В сентябре 1792 г. А.К. Лаксман на корабле «Св. Екатерина» под командой штурмана В.М. Ловцова прибыл на о-в Матсмай (Хоккайдо). А.К. Лаксман и В.М. Ловцов вручили матсмайскому губернатору письмо от своего имени, в котором сообщалось о цели их прибытия в Японию: возвращение на родину потерпевших кораблекрушение японцев (док. № 112) и получение разрешения русским судам «в случае нужды» заходить в японские порты. На предложение А.К. Лаксмана установить торговые отношения между Россией и Японией японские уполномоченные ответили отказом. Но затем они все же вручили А.К. Лаксману «Лист о позволенном ходе в Нангасакскую гавань» (док. № 115). Таким разрешением до этого пользовались только голландцы. Поэтому в целом можно считать миссию Лаксмана успешной 39.

По сути, экспедиция А.К. Лаксмана являлась первым русским посольством в Японию. Это был мирный акт со стороны России по отношению к соседней стране. Кроме того, экспедиция давала возможность еще раз заявить о правах России на южную часть Курильских островов.

В феврале 1794 г. иркутский генерал-губернатор И.А. Пиль обратился к российскому правительству с рапортом о необходимости организации новой экспедиции в Японию для установления с этой страной торговых отношений (док. № 117), но Екатерина II, занятая европейскими делами, не воспользовалась плодами посольства А.К. Лаксмана и ограничилась награждением участников этой экспедиции и выплатой [19] жалования двум японцам, служившим в Иркутском народном училище преподавателями японского языка (док. № 122).

С начала 80-х годов XVIII в. начался новый этап в хозяйственном освоении земель, открытых русскими в северной части Тихого океана. К этому времени деятельность купеческих промысловых компаний распространилась на острова, расположенные у северо-западного побережья Северной Америки, и само побережье 40.

Для дальнейшей успешной деятельности по освоению тихоокеанских владений России и добыче пушного зверя необходима была организация новых экспедиций в северо-восточный район Тихого океана, основание там поселений, строительство большого количества судов, проведение мер по сохранению достаточного количества пушного зверя. А для этого нужны были более мощные купеческие компании с монопольными правами и значительным капиталом.

Наметившаяся к этому времени на дальневосточных окраинах России тенденция к концентрации и централизации купеческого капитала и вытеснение мелких компаний крупными способствовали предоставлению особых преимуществ Северо-восточной компании купца Г.И. Шелихова и И.И. и М.С. Голиковых, образованной 17 августа 1781 г. В контракте, заключенном компаньонами, впервые говорилось о том, что она создается не на один «вояж», а «на первый случай» на срок не менее десяти лет. Компаньоны намеревались «основать на берегах и островах американских селения и крепости» 41.

К 1783 г. Северо-восточная компания снарядила к берегам Америки три судна, на одном из которых (галиоте «Три святителя») отправился в плавание и Г.И. Шелихов. Перезимовав на о-ве Беринга и посетив Капитанскую гавань на о-ве Уналашка, Г.И. Шелихов 3 августа 1784 г. прибыл на о-в Кадьяк. Здесь до весны 1786 г. он занимался устройством поселения, организацией пушного промысла и установлением «добрых отношений» с местным населением 42.

В начале мая 1786 г., собираясь в обратный путь, Г.И. Шелихов поручил управление основанным им поселением на о-ве Кадьяк и крепостью на соседнем о-ве Афогнак главному правителю Северо-восточной компании К.А. Самойлову, которому было вручено подробное Наставление из 32 пунктов (док. № 69). Под началом К.А. Самойлова находилось 163 русских промышленника; в его же ведении оставались все сооружения, суда и другие материальные ценности компании Шелихова – Голиковых. Главный правитель должен был не только организовать промысел пушнины, но и «поступать разселением российских артелей для примирения американцев и прославления Российского государства по изъясненной земле Америке и Калифорнии до 40-го градуса» 43. Кроме того, он должен был отправить два судна для поиска неизвестных земель: одно к северу от Лисьих островов, другое к югу от них.

Так было положено начало эксплуатации пушных богатств островов у американского побережья, хозяйственного освоения русскими этих островов и северо-западного побережья Америки.

В апреле 1787 г. Г.И. Шелихов представил иркутскому и колыванскому генерал-губернатору И.В. Якоби донесение о начинаниях Северо-восточной компании и целесообразности «заведения» на Камчатке торговли с Ост-Индской компанией, которая должна была, по его мнению, доставлять китайские товары, не поступающие в Россию из-за закрытия в 1785 г. торга в Кяхте, и в обмен забирать добытую на [20] островах пушнину 44. Г.И. Шелихов надеялся, что со временем можно будет установить торговые связи «с Японией, Кореею, китайскими и индийскими портами...» 45.

В конце ноября 1787 г. И.В. Якоби отправил на имя Екатерины II рапорт о результатах экспедиции Г.И. Шелихова к берегам Америки в 1783-1786 и возбудил ходатайство об оказании помощи Северо-восточной компании 46.

В феврале 1788 г. Г.И. Шелихов и И.И. Голиков прибыли в Петербург и обратились к Екатерине II с прошением о предоставлении им ссуды (200 тыс. руб.), запрещении другим компаниям добывать пушнину там, где они основали поселения, отправке военной команды (100 человек) для охраны русских поселений на о-вах Кадьяк и Афогнак. Шелихов и Голиков просили также императрицу отметить их заслуги перед отечеством 47. И хотя Комиссия о коммерции и Непременный совет поддержали руководителей Северо-восточной компании, Екатерина II отклонила их просьбы 48, но наградила золотыми медалями, серебряными шпагами и похвальными грамотами (док. № 79).

Несмотря на отказ императрицы, компания Шелихова – Голикова продолжала активно расширять свою деятельность, о чем Г.И. Шелихов сообщал в декабре 1789 г. в письме И.Т. Смирному (док. № 84).

Иркутские генерал-губернаторы с большим вниманием относились к деятельности Северо-восточной компании и оказывали поддержку Г.И. Шелихову, который был ее действительным руководителем (док. № 116). С августа 1790 г. у Г.И. Шелихова появился деятельный помощник (док. № 92) – каргопольский купец А.А. Баранов, который согласился занять должность правителя русских поселений на Алеутских островах и в северо-западной части Северной Америки. С его именем связано упрочение и расширение русских владений в северовосточной части Тихого океана в конце XVIII – начале XIX в.

Под влиянием успехов Северо-восточной компании постепенно изменилось и отношение Екатерины II к ее деятельности. В указе от 31 декабря 1793 г. она предписывала иркутскому генерал-губернатору: «Находя весьма полезными для государства нашего таковыя предприятия помянутой компании... и желая, чтоб оные сопровождаемы были всевозможными успехами, позволяем вам по прошению той компании дать ей из ссылочных до 20 человек мастеровых, да хлебопашцев на первый случай десять семей» (док. № 116).

На основании этого указа И.А. Пиль направил Г.И. Шелихову подробный «ордер» с указанием мероприятий, которые компании предстояло осуществить в Америке: построить «крепость и при ней такое поселение, чтоб искусство и вкус российских людей не потеряли своего уважения и славы»; заняться хлебопашеством, огородничеством и скотоводством; при обнаружении железной руды постараться организовать на месте выплавку железа и изготовление из него якорей, болтов, гвоздей; соорудить судостроительную верфь (док. № 118) 49.

Летом 1794 г. Шелихов образовал еще одну компанию – Североамериканскую – с центром управления на о-вах Св. Павла и Св. Георгия (острова Прибылова), где находились уникальные лежбища морских котиков. Правителем новой компании был назначен И.Ф. Попов. Ему поручалось освоение новых промысловых мест к северу от [21] о-ва Уналашка и предписывалось «как можно свидания с иностранцами убегать и мест своего пребывания не открывать», чтобы они «не дерзали обторговывать наши острова и земли и плавать на наших водах» 50 (особенно имелись в виду английские промысловые суда).

Вслед за этим, 9 августа 1794 г., Г.И. Шелихов направил А.А. Баранову письмо, в котором, исходя из «ордера» И.А. Пиля, изложил свой план освоения Аляски: на северо-западном побережье Америки (в районе мыса Св. Ильи) построить крепость Св. Екатерины и поселение «Славороссия». Что же касается хлебопашества и огородничества, то Шелихов рекомендовал правителю привлечь и местных жителей, «дабы множеством людей скоряе и удобнее можно было все обработать и возделывать, через что и американцы скоряе и удобнее приучатся к нашей жизни». Он также предписывал Баранову отправить из данных ему «хлебопашцев» несколько семей на Курильский 18-й остров (Уруп), «ибо и там было и есть мое намерение завести помаленьку Русь» (док. № 118).

Заботясь о расширении деятельности своих компаний и об ограждении русских пушных промыслов и владений России в Америке от соперничества иностранных промышленников, Г.И. Шелихов одновременно думал о мерах оживления и расширения торговых связей. Он предлагал установить торговые контакты с португальцами в Макао (Аомынь), с Батавией (Джакарта), Филиппинскими и Марианскими островами и добиться разрешения у китайского правительства на торговлю в Кантоне. Для этой торговли нужен был флот, и поэтому важно было расширить и улучшить судостроение в Охотске и в Русской Америке. В первую очередь Г.И. Шелихов намеревался построить на свои средства небольшую верфь в устье р. Ульи (док. № 118).

20 июля 1795 г. Г.И. Шелихов скоропостижно умер, не успев реализовать свои грандиозные планы. В лице Шелихова Северо-восточная американская компания потеряла талантливого организатора, человека необычайной силы воли. Его конкуренты пытались подорвать созданную им компанию. Жене и братьям Г.И. Шелихова пришлось выдержать с ними острую борьбу, которая в конце концов закончилась их победой. В созданной 20 июля 1797 г. Американской соединенной компании доля участия Н.А. Шелиховой составляла 600 000 руб., а весь капитал новой компании равнялся 800 000 руб. (док. № 124).

В сентябре 1797 г. Павел I согласился с мнением Коммерц-коллегии (док. № 125) и утвердил Американскую соединенную компанию 51. А 3 августа 1798 г. по предложению Коммерц-коллегии компаньоны в Иркутске подписали акт, по которому «компания разделена была на акции, наподобие иностранных, дабы в минование соперничества и другия компании могли соединитца ж с американскою...».

7 октября 1798 г. этот акт был подан президенту Коммерц-коллегии (док. № 126) и затем представлен Павлу I. 8 июля 1799 г. правительство объявило о принятии под свое покровительство Российско-Американской компании (так была переименована Американская соединенная компания) и даровании ей привилегий на 20 лет 52.

Изучение деятельности русских экспедиций в северной части Тихого океана во второй половине XVIII в. началось вскоре после завершения плавания В.Й. Беринга – А.И. Чирикова к берегам Северной Америки. Первыми исследователями русских открытий были Г.Ф. Миллер, М.В. Ломоносов, С.П. Крашенинников. В XIX в. этой теме посвятили [22] свои труды В.Н. Берх, А.П. Соколов, А.С. Сгибнев, А.С. Полонский и другие историки и географы. Особенно ценными являются труды А.С. Сгибнева о важнейших событиях на Камчатке (1869 г.) и А.С. Полонского об открытии, исследовании и освоении русскими Курильских островов (1871 г.), написанные на основе иркутских и камчатских материалов (погибли во время пожара в Иркутске в 1879 г.).

В последующие полвека (примерно) интерес русских ученых к деятельности своих соотечественников в Тихом океане значительно ослабел. Известную роль в этом сыграла продажа русских владений в Америке.

Только после Великой Октябрьской социалистической революции советские ученые обратились к изучению русских открытий и исследований в Тихом океане. Это были географ акад. А.С. Берг, историки – проф. А.И. Андреев, член-корреспондент АН СССР А.В. Ефимов. Л.С. Берг уже в 1918 г. занялся изучением этой проблемы. В 1924 г. вышла в свет его книга «Открытие Камчатки и экспедиции Беринга», которая затем дважды переиздавалась (в 1935 г. и в 1946 г.). Второй половине XVIII в. – исследованию Алеутских островов – автор уделил всего несколько страниц (с. 285-292). Архивные материалы Л.С. Берг не использовал.

В книге С.Б. Окуня «Российско-Американская компания», опубликованной в 1939 г., также бегло рассказано о русских экспедициях в Тихом океане во второй половине XVIII в. (с. 10-21).

Начало серьезному изучению русских открытий и исследований в Тихом океане и Северной Америке положил А.И. Андреев публикацией сборников документов «Русские открытия в Тихом океане и Северной Америке в XVIII-XIX веках» (М., 1944), «Русские открытия в Тихом океане и Северной Америке в XVIII в.» (М., 1948 г.). Подготовка и издание этих документов были связаны с ролью русских в открытиях и исследованиях в Тихом океане и двухсотлетием со дня рождения Г.И. Шелихова (в 1947 г.). С тех пор интерес к этой теме не ослабевал, о чем свидетельствуют исследования А.И. Алексеева, М.Б. Гренадера, Л.А. Гольденберга, Б.И. Грекова, В.А. Дивина, Р.В. Макаровой, О.М. Медушевской, Б.П. Полевого, Э.Я. Файнберг, С.Г. Федоровой и др.

Однако исторических источников по теме сборника опубликовано крайне недостаточно. В 1791 г. в Петербурге вышли в свет путевые записки Г.И. Шелихова «Российского купца именитого рыльского гражданина Григорья Шелехова первое странствование в 1783 по 1787 год из Охотска по Восточному океану к американским берегам и возвращение его в Россию», в 1792 г. – «Российского купца Григорья Шелехова продолжение странствования по Восточному океану к американским берегам в 1788 г.».

В 1802 г. Г.А. Сарычев опубликовал «Путешествие флота капитана Сарычева по северо-восточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточному океану в продолжение осьми лет при Географической и астрономической морской экспедиции, бывшей под начальством флота капитана Биллингса с 1785 по 1793 г.». В 1811 г. увидело свет «Путешествие капитана Биллингса через Чукотскую землю от Берингова пролива до Нижне-Колымского острога и плавание Галла на судне «Черный орел» по Северо-восточному океану в 1791 году», также изданное Г.А. Сарычевым.

Отдельные документы по истории экспедиций в северной части Тихого океана во второй половине XVIII в. можно найти в Полном собрании законов Российской империи, Сенатском архиве, Архиве Государственного Совета и некоторых других изданиях.

В обзоре источников и литературы, опубликованном в сборнике документов «Русские открытия в Тихом океане и Северной Америке в XVIII в.» (М., 1948), А.И. Андреев писал: «При обилии новых трудов [23] круг исторических источников об островах Тихого океана и северо-западной Америке в XVIII-XIX вв. остается, однако, все тем же, каким был в те годы, когда В.Н. Берх, А.С. Сгибнев, А.С. Полонский и другие русские историки и географы XIX в. начали изучать тему о русском продвижении на восток, на острова Тихого океана и к побережью северо-западной Америки. Появившиеся в советские годы публикации документов носили пока случайный характер и ни в какой мере не отразили того обилия материалов, которое имеется в наших архивных хранилищах» 53.

Крупным вкладом в источниковую базу по рассматриваемой теме явились публикации А.И. Андреева, и особенно сборник документов, изданный в 1948 г. Из 39 опубликованных в нем документов 35 посвящены Г.И. Шелихову.

В 1979 г. в Хабаровске вышел сборник «Русская тихоокеанская эпопея», однако разбросанность в нем документов по тематическим разделам не позволяет составить ясное представление о последовательности событий.

Отдельные документы, касающиеся русских открытий в северной части Тихого океана во второй половине XVIII в., содержатся в совместной советско-американской публикации «Россия и США: становление отношений. 1765-1815» (М., 1980). Из других публикаций можно назвать «Этнографические материалы Северо-Восточной географической экспедиции 1785-1795», подготовленные к изданию З.Д. Титовой, но они имеют для данного сборника лишь косвенное значение.

Некоторые сведения, относящиеся к последнему десятилетию XVIII в., содержатся в публикации, подготовленной Р.Г. Ляпуновой и С.Г. Федоровой, «Русская Америка в неопубликованных записках К.Т. Хлебникова» (М., 1979), в основном посвященной деятельности Российско-Американской компании.

В предпринятом издании впервые представлены многие наиболее важные и интересные документы, последовательно отражающие весь процесс открытия, исследования, освоения и охраны земель, открытых в северной части Тихого океана как промысловыми, так и правительственными экспедициями, плавания в этот период на Курильские острова и в Японию с целью установления торговых и дружеских связей.

Обстоятельные обзоры источников и литературы русских и иностранных авторов по теме данного сборника документов опубликованы А.И. Андреевым 54 и Р.В. Макаровой 55.

История русских открытий на Тихом океане издавна привлекала внимание зарубежных ученых. Достаточно вспомнить в этой связи известные работы Г.Г. Бенкрофта, Ф.А. Голдера, Р. Дж. Кернера и многих других 56. Из общих работ последних лет, посвященных русским открытиям на Тихом океане, можно назвать работу Р. Дюмон-Филона, книгу Г. Берретта, который весьма основательно познакомился с советскими архивами 57. [24]

Том 2 серии «Исследования русских на Тихом океане в XVIII – первой половине XIX в.», так же как и сборник документов «Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана в первой половине XVIII в.», подготовлен на базе вышедших ранее публикаций и богатой научной литературы, посвященной освоению северной части Тихого океана во второй половине XVIII в. и изданной в нашей стране и за рубежом.

Все документы публикуемого сборника расположены в строго хронологическом порядке без деления на разделы, что позволяет последовательно проследить весь процесс открытий, совершенных русскими мореплавателями и промышленниками в северной части Тихого океана во второй половине XVIII в., детального описания открытых земель правительственными экспедициями, хозяйственного освоения, политического закрепления за Россией и отстаивания суверенитета России на эти земли. Особое место в публикации занимают документы о плаваниях на Курильские острова и к берегам Японии с целью установления с ней торговых связей.

Значительная часть документов, вошедших в том 2, хранится в Центральном государственном архиве Военно-Морского Флота СССР в фондах Канцелярии капитана-командора В.Й. Беринга, адмиралов А.И. Нагаева и Г.Г. Кушелева, Северо-восточной географической и астрономической экспедиции капитана И.И. Биллингса, Государственной адмиралтейств-коллегии, Архива гидрографии и др. В них сосредоточены прежде всего документы правительственных экспедиций. Материалы о плаваниях купцов и промышленников во второй половине XVIII в., содержащие богатые и весьма ценные сведения, в основном сохранились в копиях благодаря трудам братьев Т.И. и В.И. Шмалевых, современников и участников многих купеческих и правительственных экспедиций 58.

По заданию Г.Ф. Миллера, начиная с 1770 г. Т.И. Шмалев пересылал ему в Москву копии документов сибирских и камчатских архивов о купеческих плаваниях и деятельности промышленников на Алеутских островах (с 1740 г.).

Ответом на предложение Ф.И. Соймонова от 20 мая 1759 г. о присылке сведений о плаваниях купеческих судов 59 явилась составленная Т.И. Шмалевым «Ведомость, учиненная в камчатской Большерецкой канцелярии об отпущенных в море судах, сколько оных в прошлых с 745 по 760 год имелось в отпуске в морские вояжи». Программа, разработанная Ф.И. Соймоновым, по всей вероятности, легла и в основу составленных братьями Шмалевыми «Примечаний о морских экспедициях промышленных разных компаний с 1744 по 1775 гг.», дополненных затем сведениями по 1781 г. Известны также составленное Шмалевыми «Описание Алеутских и Курильских островов» и другие материалы 60.

Учитывая, что материалы, использованные братьями Шмалевыми, впоследствии погибли, труд их имеет исключительное значение. Богатейшее собрание копий документов, присланных ими, находилось в [25] ЦГАДА в фонде Портфелей Миллера. Часть из них в послевоенные годы была передана в Архив внешней политики России (АВПР) и теперь хранится в фонде Российско-Американской компании (РАК). Здесь же сосредоточены и многие другие материалы о деятельности промысловых и правительственных экспедиций второй половины XVIII в. в дальневосточном регионе.

Выявление документов для тома проводилось также в ЦГАДА, Ленинградском отделении Архива Академии наук СССР, Архиве Ленинградского отделения Института истории СССР АН СССР, Архиве Географического общества СССР, рукописном отделе Государственной публичной библиотеки им. M.E. Салтыкова-Щедрина и других архивохранилищах.

Характер документов, включенных в публикацию, более однообразен, чем в первом томе. Это указы, наставления, инструкции, рапорты, «доношения», письма. В ЦГАВМФ хранится богатейшая коллекция вахтенных журналов экспедиции П.К. Креницына – М.Д. Левашова и И.И. Биллингса – Г.А. Сарычева, однако, в отличие от журналов Камчатских экспедиций В.Й. Беринга, в извлечениях, опубликованных в первом томе серии, они содержат детальное описание открытых ранее островов: перечисление их пеленгов и т.д. (во второй том они не включены).

Если в сборник «Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана в первой половине XVIII в.» вошли в основном материалы двух Камчатских экспедиций, то издаваемый том посвящен многим экспедициям второй половины этого столетия. Большое количество материалов, отложившихся в результате активной частнопредпринимательской и правительственной деятельности в северной части Тихого океана в 1743-1799 гг., потребовало и более тщательного отбора только наиболее важных документов для публикации.

Для включения в сборник составители отбирали материалы только тех промысловых плаваний, которые завершились географическими открытиями, имели важное хозяйственное, научное или политическое значение.

Деятельность правительственных экспедиций представлена в основном указами, наставлениями, инструкциями и рапортами о наиболее важных событиях. Большое внимание уделено тем документам, которые раскрывают взаимоотношения с местным населением: упорядочение сбора ясака, проведение переписи жителей островов и т.д. (док. № 98, 101, 107).

Некоторые документы велики по объему и содержат подробные сведения, не всегда важные для раскрытия темы сборника. Такие документы публикуются в извлечениях, содержание опущенных частей оговорено в подстрочных примечаниях. Исключением являются береговые и вахтенные журналы, опущенный текст которых не оговаривается. Документы, помещенные в текстах различных монографий и статей, если они не являются самостоятельным приложением, как правило, не оговариваются. Исключением является черновой журнал казачьего сотника И. Черного о плавании на Курильские острова, заимствованный из книги А.С. Полонского «Курилы» (СПб., 1871), так как в фондах архивов и документальных изданиях его обнаружить не удалось.

На важнейшие ранее изданные, но не включенные в том документы даются аннотированные отсылки. Значительная часть их касается деятельности Г.И. Шелихова. В виде аннотированных отсылок или в комментариях представлен ряд опубликованных уже материалов о плавании И.И. Биллингса и Г.А. Сарычева вдоль побережья Северного Ледовитого океана и сухопутного путешествия И.И. Биллингса по Чукотскому полуострову. Исследования, проведенные в этих районах во второй половине XVIII в., весьма обширны, имеют важное значение и [26] должны стать темой для самостоятельной публикации (в данный том не вошли).

Большинство документов тома публикуются впервые. Ранее изданные материалы воспроизводятся лишь в тех случаях, когда без них оказалась бы нарушенной взаимосвязь документов или если они публиковались в книгах, ставших библиографической редкостью. Если документы ранее уже публиковались, это оговорено в легендах.

Подготовка тома к публикации осуществлена в соответствии с «Правилами издания исторических документов в СССР» (М., 1969) и на тех же принципах, что и сборник документов «Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана в первой половине XVIII в.».

Издаваемые документы снабжены научными комментариями, подготовленными составителями тома. Ими же выполнены выявление и археографическое оформление документов.

Вступительная статья написана Р.В. Макаровой, А.Л. Нарочницким и Т.С. Федоровой.

При написании вступительной статьи использованы материалы А.И. Алексеева по гидрографии и картографии северной части Тихого океана во второй половине XVIII в.

Научно-справочный аппарат состоит также из указателей имен, географических названий и названий кораблей, терминологического словаря, перечня использованных источников, списков основных научных исследований и сокращений, перечней публикуемых документов и аннотированных отсылок.

Указатели имен и географических названий, а также терминологический словарь составлены Л.В. Глазуновой, указатель кораблей – А.Е. Иоффе.

В работе над публикацией участвовали В.М. Пасецкий и В.Н. Пономарев.

Редколлегия и составители выражают благодарность сотруднику Института истории СССР АН СССР А.В. Назаренко за расшифровку и перевод с немецкого языка помет Г.Ф. Миллера и В.В. Арбузову за выполнение фотокопий рисунков и документов.

Комментарии

1. Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана в первой половине XVIII в. М., 1984.

2. Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 25. Ч. I, с. 365.

3. Воробьев В.В. Формирование населения Восточной Сибири. Новосибирск, 1975, с. 70-72.

4. ПСЗРИ. Т. XVI, № 11630.

5. Макарова Р.В. Русские на Тихом Океане во второй половине XVIII в. М., 1968, с. 113.

6. Полонский А. Перечень путешествий русских промышленных в Восточном океане с 1743 по 1800 год. – Архив ВГО. Разряд 60, оп. 1, д. 3, л. 27.

7. Подробнее о Ф.И. Соймонове см.: Гольденберг Л.А. Каторжанин – сибирский губернатор. Магадан, 1979, с. 111-153.

8. Там же, с. 239.

9. Беспрозванных Е.Л. Приамурье в системе русско-китайских отношений. М., 1983, с. 99-114.

10. Ломоносов М.В. Полное собрание сочинений Т. 6. М.-Л., 1952, с. 417-498.

11. Русская тихоокеанская эпопея. Хабаровск, 1979, с. 334-335.

12. ЦГАДА. Картографический фонд. Карты Иркутской губернии, № 39, 41.

13. ЦГВИА. ф. ВУА, № 23752-23754; АВПР, ф. РАК, д. 925/5.

14. Полевой Б.П. Первооткрыватели Курильских островов. Южно-Сахалинск, 1982, с. 98-99.

15. Крашенинников С.П. Описание земли Камчатки. М.-Л., 1949.

16. Полевой Б.П. Первооткрыватели Курильских островов, с. 98.

17. Сгибнев А. Исторический очерк главнейших событий в Камчатке в 1759-1772 гг. – Морской сборник. 1869, № 6, с. 38; Полонский А.С. Курилы. СПб. 1871, с. 37-40.

18. ЦГАДА. ф. 7, оп. 1, д. 5939, ч. I, л. 267 об.

19. Позднеев Д. Материалы по истории Северной Японии и ее отношений к материку Азии и России. Т. I. Иокогама, 1909, с. 16-17.

20. Русская тихоокеанская эпопея. Хабаровск, 1979, с. 437.

21. Полевой Б.П. Первооткрыватели Курильских островов, с. 123.

22. Thе Journals of Captain James Cook on his Voyages of Discovery. The Voyage of the Resolution and Discovery 1776-1780. Cambridge, 1967, c. CCXXIII.

23. Кук Д. Путешествие в Северный Тихий океан. Ч. II. СПб, 1810, с. 208, 210.

24. Ширина Д.А. Летопись экспедиций Академии наук на северо-восток Азии в дореволюционный период. Новосибирск, 1983, с. 36-48.

25. ЦГАВМФ, ф. 172, оп. 1, д. 367, л. 411-412.

26. Русские экспедиции по изучению, 1984, с. 113-116.

27. Алексеев А.И. Гавриил Андреевич Сарычев, с. 48-50.

28. Сарычев Г.А. Путешествие по северо-восточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточному океану. М., 1952, с. 105, 106.

29. Там же, с. 158.

30. Путешествие флота капитана Сарычева. Ч. II. СПб., 1802, с. 174.

31. Атлас географических открытий в Сибири и в Северо-Западной Америке. XVII-XVIII вв. М., 1964, № 167-176.

32. Там же, № 177.

33. Зубов Н.Н. Вступ. статья в книге Сарычева Г.А. Путешествие, М., 1952, с. 21.

34. ЦГАВМФ, ф. 913, д. 159, 215, 259.

35. Подробнее об экспедиции Биллингса – Сарычева см.: Сарычев Г.А. Путешествие Биллингса через Чукотскую землю от Берингова пролива до Нижне-Колымского острога... с приложением... наблюдения над стужею в Верхне-Колымском остроге и наставления, данного капитану Биллингсу из Государственной адмиралтейской коллегии. – СПб, 1811; Этнографические материалы Северо-восточной географической экспедиции (1785-1795 гг.). Магадан, 1978; Алексеев А.И. Гавриил Андреевич Сарычев. М., 1966; Ширина Д.А. Летопись экспедиций Академии наук на северо-восток Азии в дореволюционный период. Новосибирск, 1983, с. 36-48 и др.

36. Полевой Б.П. Первооткрыватели Курильских островов, с. 132-138.

37. Там же, с. 138-147.

38. Берх В.Н. Сношения русских с Японией, или образцы японской дипломатики. – Северный архив. Ч. 22, СПб, 1826, с. 212-216.

39. Синтаро Накамура. Японцы и русские. Из истории контактов. М., 1983, с. 91-103.

40. Макарова Р.В. Русские на Тихом океане, с. 115-116.

41. Русские открытия в Тихом океане, 1948, с. 185-199; 208.

42. Шелихов Г.И. Российского купца Григория Шелихова странствования из Охотска по Восточному океану к американским берегам. Хабаровск, 1971, с. 35-61.

43. Русские открытия в Тихом океане, 1948, с. 196.

44. Там же, с. 216.

45. Там же, с. 215.

46. Там же, с. 250-265.

47. Там же, с. 265-269.

48. О причинах отказа Екатерины II см.: Болховитинов Н.Н. Становление русско-американских отношений, 1775-1815. М., 1966, с. 299-301.

49. Русские открытия в Тихом океане, 1948, с. 323-336.

50. К истории Российско-Американской компании (сборник документальных материалов). Красноярск, 1957, с. 54, 56.

51. ПСЗРИ, т. XXIV, № 18131.

52. ПСЗРИ, т. XXV, № 19030. Документы о деятельности Российско-Американской компании войдут в следующий том серии сборников «Исследования русских на Тихом океане в XVIII – первой половине XIX в.».

53. Русские открытия в Тихом океане и Северной Америке в XVIII в. М., 1948, с. 6.

54. Андреев А.И. Русские открытия, М., 1948, с. 5-76.

55. Макарова Р.В. Русские на Тихом океане, с. 9-36.

56. Bancroft Н.Н. History of California. San Francisco, 1885; он же. History of Alaska, 1730-1785. San Francisco, 1886; Golder F.A. Russian Expansion on the Pacific, 1641-1850. Cleveland, 1914 (repr.: New York, 1971); Kerner R.J. Russian Expansion to America: Its Bibliographical Foundations. – The Papers of the Bibliographical Society of America. Vol. 25. Chicago, 1931, c. 11-129.

57. Dumond-Fillon R. Histoire de l'exploration scientifique du Pacifique, jan. 1978, c. 13-38; Barratt G. Russia in Pacific Waters, 1715-1825. Vancouver, 1981. В книге Берретта имеется обширная библиография (с. 269-290), включающая весьма полный список опубликованных источников. Недостатком работ Г. Берретта, в частности его новой книги о «русских тенях» над британским побережьем Северной Америки, является определенное преувеличение «русской морской угрозы». См. Barrati G. Russian Shadows on the British Northwest of North Americs, 1810-1890. Vancouver, 1983, с. IX. О зарубежной литературе по истории Русской Америки см.: Болховитинов H.H. Россия и США: архивные документы и исторические исследования. Аналитический обзор. М., 1984; он же. Зарубежные исследования о Русской Америке. – США: Экономика, Политика. Идеология, 1985, № 4, с. 81-95; Зарубежные исследования по истории Русской Америки (конец XVIII – середина XIX в.). М., 1987.

58. Более подробно о В.И. и Т.И. Шмалевых см.: Алексеев А.И. Братья Шмалевы. Магадан, 1958; Макарова Р.В. Роль Тимофея Шмалева в изучении истории русских географических открытий в Тихом океане во второй половине XVIII в. – Труды МГИАИ. Кн. 6. М., 1954, с. 166-186.

59. ЦГАВМФ, ф. 216, оп. 1, д. 76, л. 9

60. Полевой Б.П. Первооткрыватели Курильских островов, с. 129-130.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.