Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 96

1791 г. февраля 26. 1Представление К.Г. Лаксмана А.Р. Воронцову «о японском торге»

Представление о японском торге

Продолжение, служащее объяснением на поданное мною покорнейшее представление о японском торге 2.

Преимущественно почитаемые японцами товары суть: а) всякия тонкия шерстяныя изткания, как-то: тонкия сукна, камлоты, стамеды и сим подобныя; b) сафьян, белыя и другия кожи выделанныя; с) бобровыя и рысьи кожи и другия на покрывала лошадинныя годныя вещи; d) разныя европейския материи, как: верверет, плис, и прочее; е) всякия стекляныя товары, каковы суть: бутыли, фляги, разные сосуды, зеркала, паникадилы и протчее; и, наконец, разныя к роскоше служащия вещи.

Из Японии вывозимыя товары напротив того состоят: 1) в разных бумажных истканиях и полотнах; 2) в разных шелковых материях, как то: атласах, гродемурах, штофах, тафтах и протчее; 3) в чаю, в разных продуктах, в сахарной тросте и подобных сим; 4) в фарфоровой посуде, вещах лакированных, хлобчатой бумаге, шелке и протчее; 5) в сарачинском пшене, в разных стручковых плодах, пряных зелиях и, наконец, 6) в прутовом золтоме, продаваемом на вес.

Сие неоспоримо, что посредством привоза помянутых и других многих отчасти иностранных товаров весьма выгодной и немалой портовой торг заведен был морем, помощию коего наши купцы избыток отечественных произведений меняя на европейския мануфактурныя товары, а сии на японския, наконец же, японския вместе со своими избытками могут привесть в обращение противу иностранных товаров, причем немалое количество денег будет доставаться людям, упражняющимся в перевозе товаров, к выплачиванию их податей и исправлению необходимых нужд.

Вообще можно заметить, что японцов ревнивость к другим народам в сем столетии весьма уменьшилась. Галландцы хорошим своим поведением, почти чрез 200 лет продолжающимся, всякаго поношения достойную народную болезнь, усилившуюся властолюбием португальцев, нарочито ослабили. Из повседневнаго моего чрез два года обращения с претерпевшим кораблекрушение японским купцем Кордою 3, довольно хорошо знающим свое отечество, узнал я, что тамошнее обращение ныне в сравнении со временами Кемпфера, или за 140 лет отселе, сделалось гораздо свободнее 4. Да и самая роскошь с сего времени [287] нарочито возрасла, чрез что нужды увеличилися, и торговля сделалася важнее. Да и поступок агличан, основавших селение в заливе Нотке, кажется мнение сие подтверждающим. Сверх сего живущие здесь, в Санк-Петербурге, сего мореплавательнаго народа купцы как скоро узнали, что я привез с собою помянутаго японца, с своей стороны или паче со стороны их министра делали некоторыя предложения, из коих заключить можно было, что они имели наклонность принять на себя отправление сего чужестранца морем в его отечество и мне обещались щедро вознаградить убытки, понесенные мною в провозе его в столицу. Равныя намерения удобно можно приметить и со стороны голландцев. И может быть, по сей единственной причине только невыгодныя извести о поступках сего приморскаго азиятскаго народа разсеянны, дабы не возбудить в ком соревнования, и чтобы одним им пользоваться выгодами от торговли, с японцами происходящими. А что не одни голландцы участвуют в японском торге, но и другие народы потаенно там торгуют, доказывает привозимая к нам монета, которая, кроме голландских червонцев, состоит и из аглинских гиней.

К знакомству и купечествованию с Япониею никто столько не имеет удобностей, как наши купцы, на Тихом море торгующие. Да и самое наше соседство дает нам ближайшее к тому право. Никто не имеет легчайшаго сообщения, никто не может иметь большей, от того пользы, как наши купцы, а особливо когда будут оттуда вывозить сарацынское пшено, полотно, бумажныя ткани и подобныя сим товары. И посему весьма желать надобно, чтобы наши купцы уже издавна о таковом знакомстве промышляющие, чрез возвращение часто упоминаемых чужеземцев могли получить случай к первому в сем деле приступу.

Из 17 японцев в 8 лет умерло 12, что чрезвычайным показаться может. Однако сие наипаче приписать должно необыкновенным трудностям и заботам, суровому климату, также переменной и худой пище на островах Алеутских и в Камчатке, почему необходимо нужно об отправлении их в отечество помышлять неукоснительно и предохранить их от подобных затруднений.

Нужно також де попечительствовать и о том, чтобы сих чужестранцев вверить благоразумному, благодеющему и сострадательному провожатому, дабы они великодушными и безкорыстными, сколько возможно, поступками приведенны были в состояние забывать их прежния злощастия и воспоминать наше оказанное им дружество. Но как наши купцы, изключая немногих, не имеют сего нежнаго чувствования, а при том в делах своих по Тихому морю употребляют почти незнающих бродяг и самых грубых и необузданных людей из черни, то легко может случиться, что сии грубыми своими поступками худое мнение о наших соотчичах в помянутых чужестранцах паки возбуждят, каковое они, сначала будучи на острове Амушчид 5, имели случай получить о наших мореходцах, и которые чрез четырехлетнее дружеское с нами обращение наилучший прием в наших больших городах и знакомство с честными людьми истребить были в состоянии. Естли они как друзья в отечество их препровожденны будут и станут хвалиться там нашими благодеяниями, то таковое доброе разглашение иных купцов, ездящих для леснаго торга в Ессо и на острова, смежные с нашими Курильскими островами, поощряет к заведению с нами торговли и знакомства. Естли бы противу всякаго чаяния тамошнее правительство оставило сие без всякаго уважения, сверх сего любопытной проводник возвратился бы с полезными примечаниями и известиями, касающимися до тамошних весьма примечания достойных стран.

Судоходство по реке Амуру великой важности. Наши владения и торговля на Тихом море без сего сообщения всегда пребудут маловажными и токмо великия издержки и убыток, а наипаче правительству причинять не престанут: а) поелику поставка из Иркутска чрез Якутск [288] до Охотска никогда дешевле пяти рублей с пуда не становится; сверх того б) суровая, далеко к северу подавшаяся и гористая страна между сказанными городами не позволяет никакого завесть селения и, следовательно, доставления провианта, аммуниции и купеческих товаров, всегда подверженными останутся великим затруднениям.

Напротив того, помянутая река течет чрез весьма плодородныя и к заведению наивеличайших селений удобныя земли, имеет все выгоды к судоходству. Климат там еще умереннее, нежели в Иркутской области, поелику там места ниже, ближе к морю и от северных ветров защищаются Становым хребтом, да и как сказывают, находятся пристани удобныя как на устьи сея реки, так и на лежащем против онаго острове Сахалине.

Чрез сие гораздо ближайшее сообщение, нежели какое мы имеем ныне чрез Охотск можно бы все тяжелыя вещи для наших владений, все купеческие товары, наипаче стекляные с иркутских и нерчинских фабрик, доставлять гораздо дешевле и с большею удобностию... 6.

Разнесен слух, будто устье Амура заросло тростником и для судов непроходно. Девяносточетырехлетний прапорщик Якоб Линденау, оставшийся в Иркутске, один в живых от бывшей Камчатской експедиции, который сотовариществовал Штеллеру и тогда осматривал устье Амура, никакаго таковаго камыша не приметил, повидел токмо некоторыя камышем поросшия озера, в коих гилияки ловили рыбу, и густой туман воспрепяствовал ему дальнейшия обозреть виды.

Теперь надлежит и сие обстоятельство надлежащим образом принять во уважение, чтобы или на самом устьи Амура, или на южных наших Курильских островах, или еще на лежащих далее к югу пустых островах избрать способныя места, имеющия спокойныя пристани для заведения селения, дабы ближайшие сообщение облегча торговлю японцев, поострило их посещать наши гавани, и чтобы не иметь нужды делать то же при северном конце сего государства, что принужденны делать голландцы в Дезиме.

Предводительство сей экспедиции должно быть препорученно человеку чиновному не только для сохранения во всем порядка, для наблюдения, чтобы всяк рачительно исполнял свою должность, и для числения и собрания нужных примечаний, касающихся до наблюдений физических, экономических и политических, но и для придания некотораго рода важности, на что отменно смотрят в восточных деспотических землях тем наипаче, что у них все безчиновные люди причисляются к черни и ни малаго уважения не удостоиваются. Пристав сей должен быть снабден от иркутскаго наместника сообщением японскому правительству, в коем бы изъясненно было наше попечение о претерпевших несчастие упоминаемых чужестранцов, и упомянуто ожидание такаго же похвальнаго вспоможения нашим, буде они претерпят подобное несчастие на водах, им принадлежащих. Вообще долженствует быть сделано уверение, что все наши начальствующие каждому по торгам и промыслам приежжающему и странствующему станут оказывать дружество, возможное вспомоществование, покровительство и справедливость. Наконец, можно упомянуть и о наших купцах и купеческих произведениях. Таковое сообщение должно быть сопровождаемо переводом на языке японском и голландском. Не излишнее будет приложить и перевод на языке аглинском, поелику я от вышеупомянутаго японца известился, что, кроме голландцев, еще другой европейской народ японския посещает гавани, а именно агличане.

При первом приступе в сем деле наши купцы должны показывать себя равнодушными сопровождателями и наблюдателями могущих быть приключений, а торговлю почитать за побочное дело.

О размножении народа и заведении пашни в Нерчинской области и вдоль по китайской границе надлежит помышлять со всяким [289] рачением, дабы посредством хлебопашества довольное количество хлеба можно было иметь в запасе, к чему можно поострить тунгусов и разныя поколения мунгалов.

Равным образом можно на оное обратить по всей северной Сибири разсеянных козаков, которые по большей части вотще провождают свое время под присмотром знающаго начальника, чрез что может составиться и выгодное пограничное войско.

Двое из помянутых японцев приняли християнскую веру, из них один лежит в больнице без ноги. У сих молодые люди могут научиться японскому языку так, как во время самаго путешествия, которое более года продолжаться может.

Нижние чины для назначаемых в тайную экспедицию судов должны быть снабдены на полтора года следующим жалованием:

15 человек ссыльных

810

10 тунгусов, которых из доброй воли нанять должно

750

15 солдатов или козаков

1000

4 унтер-офицера

300

2 штурмана

360

2 ученика

180

1 офицер

450

1 подлекарь

180

1 межевщик

600

1 рисовальщик

600

1 директор

1500

Итого:

6730

Для чрезвычайных издержек на инструмент и необходимо нужных вещей при наблюдениях и подобном сем

10000

Наконец, для содержания японцов в пути

1000

Всего:

17730

Помета рукою К. Лаксмана: О прочих выгодах от сего предприятия, как-то: собрание всяких натуральных редкостей, семян и прочаго любопытства стоющаго умалчиваю.

Кирила Лаксман

Архив ЛОИИ АН СССР, ф. 36, 1, № 609, л. 15-19. Подлинник. Опубл.: Архив князя Воронцова, с. 191-197.


Комментарии

1. Датируется по письму К.Г. Лаксмана (см. док. № 95), продолжением которого является «Представление о японском торге».

2. См. док. № 95.

3. Правильно: Коодаю.

4. Речь идет о политике самоизоляции Японии, проводимой с 30-х годов XVII в. Японское правительство приняло ряд указов, запрещающих японцам строить крупные суда и покидать свою территорию, а иностранным судам – приближаться к берегам Японии. Только голландской Ост-Индской компании разрешено было вести строго регламентированную торговлю на о-ве Дэсима в бухте Нагасаки. В Европе об изоляционистской политике Японии стало известно из книги немецкого врача, путешественника Э. Кемпфера «History of Japan and Siam», изданной в Лондоне в 1727 г. и в 1777 г. в Берлине под названием «Geschichte und Beschreibung von Japan».

Кемпфер, служивший в 1691-1692 гг. в Ост-Индской компании, подробно описывает жесткие условия, в которые были поставлены голландские купцы. На крошечном острове теснились деревянные жилые дома, магазины и хозяйственные постройки. Остров находился под постоянным наблюдением стражи и, несмотря на то что с городом Нагасаки соединялся каменным мостом, сообщение между торговой компанией и японским населением осуществлялось только в определенные дни и часы. Раз в год директор фактории со своими подчиненными совершал путешествие в Эдо (совр. Токио), чтобы преподнести императору в знак преданности подарки. Э. Кемпфер приводит описание подобных миссий 1691-1692 гг.: «Мы ожидали, стоя в течение часа, пока император займет свое место в зале для аудиенций. Затем вошел Сино-гами с двумя своими помощниками и провел нашего начальника пред императорские очи, нас же оставили ждать. Как только начальник наш вошел в зал, раздался громкий крик: «Голланда – капитан!», что было знаком подойти ближе и нижайше поклониться. В соответствии с указанием он полз на коленях, опираясь о пол руками, к отведенному ему месту, между подарками, разложенными в надлежащем порядке, и возвышением, на котором восседал император. Затем, не поднимаясь с колен, он поклонился так низко, что коснулся лбом пола, и в той же позе должен был пятиться назад, словно краб, так и не вымолвив ни единого слова» (цит. по: Кин Д. Японцы открывают Европу. 1720-1830. М., 1972, с. 5-9). «Заведение голландцев в Дециме – самый странный памятник терпения и торгового унижения, бесплодного постоянства и политического самоотвержения» – так оценивала европейская прогрессивная общественность стремление Голландии сохранить свои позиции в Японии (Зибольд Ф. Путешествие по Японии или описание Японской империи в физическом, географическом и историческом отношениях. Т. I. СПб., 1854, с. 137).

5. О-в Амчитка.

6. Опущен текст о возможной доставке различных экспедиционных грузов в Охотск по р. Амур.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.