Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 117

1794 г. февраля 28.Из рапорта И.А. Пиля Екатерине II о результатах плавания А.К. Лаксмана и В.М. Ловцова в Японию в 1792-1793 гг. и необходимости организации новой экспедиции для установления торговых связей с Японией

Всепресветлейшей, державнейшей великой государыне императрице Екатерине Алексеевне, самодержице всероссийской, государыне всемилостивейшей генерал-порутчика правящаго должность иркутскаго и колыванскаго губернатора и кавалера

всеподданнейший раппорт

Вашему и.в. имел я щастие от 27 ноября прошедшаго 793 года всеподданнейше донести, что отправившееся из Охотскаго порта 1792 года, сентября 13 в Японию транспортное судно под предводительством штурмана прапорщичья ранга Ловцова обще с порутчиком Лаксманом по благополучном плавании до 22-го Курильскаго острова и далее до японского владения и обратно сентября 8 числа того прошедшаго году возвратилось.

А ныне, сождав я прибытия сюда помянутых Ловцова и Лаксмана, получа от них плаванию журнал и карту 1, нужныя их обо всем ими виденном раппорты, описании и планы, также собранныя, натуральныя вещи, три японския листа, врученныя Лаксману чрез присланных в Матмай от японского двора чиновников 2, с изъяснением одного на посланное к японскому правительству по высочайшему вашего величества соизволению от имени моего письмо и другое, от Лаксмана и Ловцова к матмайскому губернатору писанное, с учиненными на российской язык переводами, паки имею наиприятнейший случай на прозорливое вашего величества благоразсмотрение все оное во орегинале поднести у сего.

Исполнену будучи удовольствия, что следствие сей експедиции [317] доставило некоторое на первой случай удовлетворение высочайшим и благодетельным вашего величества намерениям, простирающимся чрез торговлю с Япониею, открыть новую отрасль и новое приращение коммерции подвластных вам народов и почитая все оное делом, уважения достойным, осмеливаюсь по ревности моей изъяснить мое заключение.

Хотя посланной мною к японскому правительству лист якобы за незнанием ими перевода не разсматриван 3, а с тем возвращен обратно при письме к Лаксману, но поелику последней японского двора лист, врученный тому же Лаксману 23 числа июля 4, дозволяет уже безвозбранно россианам для торговли приходить в одну только Нангасакскую гавань и подает по обласканиям и уважениям, оказанным японцами нашим мореходам несомненую надежду определить, что японской двор никогда уже не переменит своих о сем мыслей, то и нужно учинить повторение дальнейшего испытания, чрез которое бы достигнуть до постановления дружеских взаимных и торговых условий между обеими державами в Нангасаке, где, как в первом же японском листе, полученном Лаксманом 17 июля 5, с объявлением японского об иностранных судах узаконения изъясняется, находятся определенныя для таковых дел чиновники. Но сего вторичного покушения, всемилостивейшая государыня, нельзя иначе произвесть, чрез особую и подобную ныне возвратившейся експедицию.

И ежели на сие воспоследует высочайшее вашего и.в. соизволение, то сужу я необходимо будет потребно построить в Охотске для сего посольства особое, лутчей конструкции транспортное судно, поелику ныне возвратившееся транспортное судно не может уже быть прочным и совершенно способным к дальнейшему плаванию, а вряд ли могут быть способны и прочия тамошния транспортныя суда. Новое судно по окончании експедиции может остаться для обыкновенной из Охотска в Камчатку перевоски тягостей или продано партикулярным морским промышленным компанионам или тем же самым, кои в последующее время торг с Япониею отправлять будут. Но к построению оного новаго в Охотске судна нет искуснаго ныне как судоваго мастера, так и знающаго разные судовыя оснаски и делающаго якори, каковым не только на сей раз, но и навсегда необходимо быть там нужно, и без оных никак обойтиться нельзя. В разсуждении чего, естьли благоугодно будет вашему и.в. повелеть ко вторичному отправлению в Японию експедиции построить новое, лутчей нежели охотские суда конструкции, то всеподданнейше испрашиваю вашего указа Адмиралтейской коллегии, чтоб оная снабдила вышепомянутыми, необходимо нужными мастерами, с определением им пристойного жалованья на щет Иркутской губернии.

Весьма бы можно было употребить в настоящей случай оставшияся от Астрономической експедиции суда, именуемыя «Слава России» или другое, «Черный орел», находящияся ныне без употребления: 1-е – в камчатской Петропавловской гавани, а другое – в Охотске. Но из них первое, как известно мне, – не самой лутчей конструкции и неходкое и к следованию в тот путь по обширности своей, на коем и комплект людей, противу бывшаго в Японии, должен быть вчетверо, совершенно неспособное, а другое, «Черный орел», – малой конструкции, да и на обоих такелажи пришли в совершенную негодность, и потому неможно ни на которое из них полагать надежды, чтоб могли они быть способны к тому вояжированию. Разве не угодно ли будет вашему и.в. лутчей конструкции судно, искусным образом скопированное 6, назначить от Архангельска, отколь и вся експедиция в Японию отправлена быть может.

Затем, всемилостивейшая государыня, предполагаю я, что и начальника сей вторичной експедиции нужно отправить из природных российских штаб-афицеров, человека искуснаго, гражданския и политическия дела знающаго и совершеннаго патриота, которому можно дозволить для приобретения от японцов большаго уважения к возложенному на [318] него делу во время отправления сей ево должности объявить себя японцам противу того чина, какой он действительно иметь будет по службе, степению двумя выше, снабдить ево кредитством и полною инструкциею, согласно предложениям в японских листах означающимся, равно и тому, что ко уважению и достоинству Всероссийской империи пристойно и для выгоды и пользы торговли необходимо нужно.

Но как здесь совершенно таковаго человека не имею, а потому и назначить ково-либо не могу. Не излишно будет оному, посланному, вручить несколько и подарков, приличных для японской министерии или же и для самаго японскаго императора, которыя именем вашего и.в. и поднесены быть могут во уверение соседственной дружбы.

В сию же експедицию нужно будет пригласить российских и сибирских купцов, чтоб оныя для опыту сами отправились или бы послали своих прикащиков с приличными для японцов товарами. Таковым, пожелающим ехать в Японию для опытной торговли, можно дозволить во время бытности своей в Японии носить шпаги и объявить себя, по разсмотрению начальника експедиции, чиновными купечествующими, дабы придать всему посольству большую важность, тем наипаче, что и японцы у себя имеют отличившееся трудами купечество чиновное, которое содержут в большом почтении, нежели прочее, нечиновное.

Впрочем все сие повергаю во всемилостивейшее вашего и.в. благоволение, долгом себе поставляю присовокупить еще и то, что к совершенному достижению новой торговой с японцами связи не встречаю я на первыя времена никаких затруднений, как только представляю себе: 1-е, что наши торговыя, могущия отправиться в Японию, будут на первой случай подвергаться неоминуемым интригам голланцов, которыя несомненно станут преклонять японцов охотнее покупать ими привозимыя товары, поелику могут оныя продавать дешевлее противу привозимых российскими, так как последния необходимо должны иметь между доставляемыми туда товарами иностранныя и такия же, какия и голанцы туда привозят, да еще многия и собственных манифактур и рукоделий, как-то: тонкия сукна, камлоты, стамеды и прочия тонкия шерстяные исткания. От таких интриг неоминуемо последовать должны на первой случай убытки. 2-е, что англичане, занявшия в части Северной Америки по 50 градусом хорошее место, Нотку, по-видимому, из некоторых известных уже вашему величеству обстоятельств предприятию сей нации: о заведении прочныя своея торговли с Китаем по близкому своему из Нотки соседству же не оставят дальних своих делать покушений и о торговле с Япониею, к чему они имеют уже довольно хорошей случай, ежели верить некоторым известиям, подтвержденным японцом Коодаем, бывшим пред отправлением помянутой експедиции в столиции вашего величества, что агличане ездят в Японию.

Ежели сия преданная интересам нация будет иметь успех, то, конечно, зделается соревнующею и соперничествующею в тамошней торговле российским столько же, сколько и голанцы. Для сей причины, а наиболее, что агличане заняли Нотку, где они, заводя разныя фабрики, в том числе, конечно, и суконныя, также имея хорошия звериныя всякаго рода промыслы, имеют случай в торговле своей сими свежими товарами вредить нашу с китайцами торговлю. Но все сии интриги, могущия произвести на первой раз невыгоды для российских купечествующих, могут, однако ж, быть отвращены тем, во-первых, что хотя японцам на первой случай для дальних испытании и узнания нужд их и должно будет пожертвовать уступкою цен на привозимыя к ним российскими иностранныя товары, но можно при том довести их и до узнания, что привозимыя потом российскими товары, будучи везены из северной державы, гораздо прочнее привозимых голандцами, поелику известно уже из опытов, что везенныя чрез северныя страны, манифактурныя изделия более безвредно сохраняют свою прочность, нежели те, кои вокруг света [319] чрез жаркой пояс привозятся. Доказательство сие, яко истинное, когда узнают японцы, все, конечно, будут тогда охотнее к товарам, российскими привозимыми, ежели только не останется сие доказательство в забвении.

Во-вторых, уважение всея Европы к мудрым деятельностям вашего величества и силам пространных ваших обладании может чрез труды министерския доставить случай согласить голандцов, чтоб не только российския от вышедонесенных интриг были ими освобождены, интересы обоих народов по сей части торговли выгодно и прочно соединены, но общими силами агличан от торговли в Японии всеконечно удалили, что двум взаимно приятствующим нациям легко можно произвести, особливо под высочайшим покровительством вашего величества.

В-третьих, ежели бы и подлинно случилось, что российския торгующия несколько лет подвергались убыткам от привозимых ими в Японию иностранных товаров, то сей убыток могут награждать собственныя российския товары, как-то: рыба всякаго рода, соленая и сухая, которую на Алеутских и других Курильских островах можно доставать и приуготовлять весьма легко в превеликом изобилии, и в Японию возить, яко вещь там весьма нужную, по причине, что рыба, как по сведениям известно, есть там важнейший и питательный почти для всей Японии продукт; китовой, тюленей и львов морских жир, выделанныя разными манерами сих морских зверей, также и земленых зверей кожи – аленьи, лосинныя, частию барсовыя, могущия получатся: первыя – с островов Алеутских и из Российской Америки, а вторыя – из кряжей якутских, охотских и нерчинских: равномерно островная и земляная разного рода мяхкая рухлядь, моржовая и мамонтовая кость, и еще что-нибудь, японцам потребное, чего теперь совершенно узнать неможно, пока чрез посредство начальника новой експедиции в общей конференции с японскою министериею не положится взаимным трактатом или чрез другия средства не будет узнано, в чем японцов нужда состоит, так как и полученныя от японцов товары бумажныя, сорочинское пшено и другия хлебныя семена, наилутчая медь, железо в деле и не в деле и многия другия вещи, продаться могущия в Охотске, в Камчатске и Якутске удобно и выгодно и без малейшия в цене тягости тамошним жителям. Особливо сорочинское пшено, и другия хлебныя семена, яко вещи к пропитанию в тамошних бесхлебных местах нужныя, несравненно дешевле будут проданы, нежели привозимой туда, а наипаче из Иркутской области хлеб, ныне казною туда поставляемой в разсуждении труднаго из Якутска в Охотск транспорта весьма дорогою ценою, да и ту еще пользу произведет, что менее уже потребуется туда доставлять казенного провианта, следовательно, менее казенных издержек происходить будет.

Но чтоб сей новой опыт в торговле с Япониею не был подвержен каковым-либо неудобствам еще и с той стороны, чтоб российския купечествующия, пожелавшия отправлять туда свои товары, когда уже по взаимному между Япониею торговому постановлению откроются основательныя виды нужд японских и правила, на каковых сия торговля производима быть может, друг перед другом не возревновали с соперничеством между собою и тем бы один другому в продаже и в ценах не делали подрыву, что может послужить сугубым убытком, противу вышеизъясненных интриг голандцов причиниться могущим, сужу я, всемилостивейшая государыня, что удобнее будет, ежели все пожелающия производить в Японии торг составят компанию и будут на прочных, основанных по воле вашего величества правилах, производить оной.

Сию компанию могут составить люди из российскаго и сибирскаго купечества, положив каждой по силам своим сумму или равными частями на урочныя годы, чем более сих складчиков будет, тем более умножится капитал, поелику компания сия должна иметь знатныя издержки на заведение порядочных кантор в Иркутске и Охотске, а по времени и в Японии так, как голандцы, и, следовательно, немало надобных людей [320] содержать, должна построить и соорудить несколько транспортных судов для посылки товаров в Японию и в другие места по делам сей компании. Делая же разные опыты, в коих на первой случай иногда последуют неудачи, легче сносить могут убытки или несчастливыя приключения, и с лутчею удобностию продолжать могут далее свое дело, употребляя на достижение своих намерении подарки японским вельможам, пока достигнуть до совершенных своих выгод, чего малым капиталом выполнить неможно. Высокоматернее вашего и.в. милосердие к подданным удобно может даровать все выгоды и высочайшее покровительство, сей предмет прочно устроить могущее.

Распространение сея новыя с Япониею торговли, всеавгустейшая монархиня, послужит неприметным распространением обладания вашего над приобретениями, до сего на Тихом море утвержденными, ибо Курильския и Алеутския острова, равно и матерая Российская Америка с ее островами, могущия доставлять прожектируемой японской компании рыбныя, китовыя и других морских зверей, жировыя, кожевенныя и всякия промыслы для посылки в Японию, более прежняго будут российскими мореходцами увеличены и новыя каналы на пространстве тамошних вод и земель к умножению промыслов к торговле изыскиваемы, обращение мореходных судов на тамошнем море будет удвоено, чащее тамошния народы станут видеть ндравы и обычаи российския, и ко оным, с исподволь привыкая, зделаются, наконец, надежными подданными высочайшей державе вашей. Да и земледелие, столь нужное в тамошних краях, особливо на Курильских островах с лутчею удобностию со временем может распространиться, а от всех таковых предположении и высочайшия доходы вашего величества несравненно там противу нынешних будут приобретаться... 7.

На конец всего не могу умолчать пред освященным престолом вашего и.в. о бывших в той експедиции штурмане-прапорщике Ловцове и порутчике Лаксмане, из коих первой, продолжая долговремянную в Охотске морскую службу, будучи употребляем в разныя по тамошним водам вояжировании, совершив и ныне плавание свое в Японию, как доселе неизвестное для него место, желаемым образом; второй, участвуя в том же неизвестном пути, исполнил порученную коммисию, сколько настоящия обстоятельства позволять могли, учиня описание многим неизвестностям, кое послужит как новейшее многому любопытству, равномерно отдавая мою признательность и бывшим с ними геодезии сержантам Туголукову и Трапезникову. Первой из них употреблялся в переводе разговоров с японцами, даже самых листов, к ним посылаемых и полученных от них порутчиком Лаксманом, служил к многим предъубеждениям японцов в случае происходящих с ними конференции; другой, вспомоществуя в описаниях Лаксману и в прочих по експедиции препорученностях, таковое же обращает на себя внимание, и для того, всемилостивейшая государыня, всех их труды по сей експедиции переносимыя, как равно и оказанное ими к службе усердие и ревность, повергаю в высокоматернее вашего и.в. благоволение... 8.

Повергая, однако ж, все сие, как равно и расположение мое, до експедиции относящееся, в высочайшую волю вашего и.в., осмеливаюсь испрашивать всеподданнейше высочайшаго повеления.

В Иркутске.

Иван Пиль

ЦГАВМФ, ф. 179, oп. 1, д. 131, л. 179-191. Подлинник. [321]


Комментарии

1. Имеется в виду журнал плавания экспедиции А.К. Лаксмана и В.М. Ловцова на бригантине «Св. Екатерина» из Охотска в Японию, который вел штурман прапорщичьего ранга В. Ловцов. Он охватывает период с 23 августа 1792 г. по 17 сентября 1793 г. В журнале содержатся сведения о подготовке судна к плаванию, курсе корабля (Охотск – Курильские острова – Япония – Охотск), условиях путешествия, настроении команды, встрече с японцами, состоянии здоровья экипажа, ремонтных работах на судне и подготовке его к возвращению в Охотск. Местонахождение подлинного журнала не установлено, копия его находится в архиве ЛОИИ АН СССР (ф. 36, 1, № 476, л. 35-134). Другой журнал вел А.К. Лаксман. Он подробно описывал острова и гавани, события, происходившие в экспедиции, встречи и церемонии переговоров с японскими правительственными чиновниками. Местонахождение подлинника этого журнала не установлено, но имеются сведения о существовании пяти его копий, хранящихся в АВПР, ЦГАЛИ, ЦГИА СССР, Государственном архиве Красноярского края и Государственном архиве Крымской области (подробнее см.: Преображенский А.А. Первое русское посольство в Японию. Исторический архив, 1961, № 4, с. 113-117). Журнал Лаксмана – ценный источник по истории дипломатических и торговых отношений между Россией и Японией. Он давно уже привлекал внимание исследователей, однако публикации начала XIX в., частичные и литературно обработанные, не отвечают требованиям современной археографии. (О первом российском посольстве в Японию. – Друг просвещения, 1804, ч. 4; Известия о путешествиях россиян около света. – Лицей. Периодическое издание, 1806, ч. II, кн. 2, 3; ч. III, кн. 1-3; Берх В.Н. Сношения русских с Япониею, или образцы японской дипломатики. – Северный архив, 1826, ч. 22). Полностью копия журнала Лаксмана, хранящаяся в Государственном архиве Крымской области, была опубликована в 1961 г. (Исторический архив, 1961, № 4, с. 117-146).

В ЦГИА СССР имеется копия еще одного, третьего по счету журнала, по содержанию отличного от вахтенного, который вел В. Ловцов, и «дипломатического» А.К. Лаксмана. Журнал не имеет заголовка и подписей, но его автор, участник экспедиции, со слов А.К. Лаксмана (что оговаривается в тексте) описывал церемонии, в которых он сам не принимал участия. Журнал содержит интересные сведения о ходе экспедиции, пребывании в порту Хакодате, сухопутном путешествии в г. Матсмай, описание о-ва Эдзо (ЦГИА СССР, ф. 994, оп. 2, д. 1620). Возможно, автором третьего журнала, пока еще не изученного исследователями, являлся «геодезии сержант» И. Трапезников, который, по словам И.А. Пиля, исправно нес службу, «вспомоществуя в описаниях Лаксману и в прочих по експедиции препорученностях». Сохранились две карты экспедиции в Японию, составленные В. Ловцовым (ЦГВИА, ф. ВУА, № 23769, 23770; Алексеев А.И. Береговая черта. Магадан, 1987, с. 138).

2. См. док. № 113-115.

3. См. док. № 113.

4. См. док. № 115.

5. См. док. № 114.

6. Так в документе.

7. Опущен текст о средствах, затраченных на экспедицию.

8. Опущен текст с просьбой о награждении коллежского ассесора И. Коха за участие в экспедиции А.К. Лаксмана.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.