Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 114

1793 г. июля 17. 1 – Лист японского правительства А.К. Лаксману о запрещении плавать вдоль берегов Японии

Предписанный от его тензин-кубоскаго величества о узаконении в государстве Японском в разсуждении приходу иностранных судов.

Как уже с самых древних лет доныне в государстве нашем закон непоколебим и никогда никакой в оном перемены быть не может. А как вы из своего государства за препровождением по жребию занесших морем людей по незнаемости прибыли, но не в Нангасаки, а в другое место, в другия же места к нашей земле с моря приходить иностранным судам не позволено, и никогда в Японию не бывали. Естли же какие и придут, будут взяты в плен, хотя бы сколько б их ни было, затем, когда и морем следуют без всякаго огненнаго орудия. С издревних же лет живущей всегда в содружестве государственной народ, а именно, голандцы, приходят судами в Нангасакскую гавань, но не внутренния места государства.

Так как вы за препровождением людей наших прямо в здешнее место, не имея еще никакого дружества с людьми, на судне вооруженном пришли, чего для и следовало бы долговременно обратно не отпускать, как пришедших без ведома, а особливо против закона нашего, ибо таковыя, которыя какия законопротивныя дела производить будут, и вовсе обратно не отпускаются, но уважая, что за препровождением наших подданных людей из своего государства отправлены, с великою трудностию следовали и государства нашего законов еще не ведая, ныне возвратить обратно простительно, только с тем, как в здешнее место заходить запрещается, чтоб впредь не приходить.

С издревних же лет, не имея содружества и не имея о степени достоинства империи государства вашего, также чрез перевод наречия и письма величия и нискости и какое обхождение, и обыкновение имеете, не знаем, почтительно ли или непочтительно вашему государству в нашем покажется, для чего и посланное письмо хотя от вас и принять, но на оное по несовершенной знаемости никакого исполнения учинить неможно будет, изключая как прибыли за препровождением занесших по жребию к вам людей, чтоб оных принять, дальных же переговоров о сем быть не чаем. Что ж до условия о содружестве касается, в здешнем месте того зделать неможно, также и в столичной город Эдо отсюда итьти не позволяется.

Торгующия же с издревле по утрактованной дружбе разных государств подданным ни в каком другом, как только в одном показанном месте, торгуютца. В протчем же со всеми усильно хотя в какую-нибудь гавань или пристань приходящими повелено поступать весьма строго и никаких разговоров и отговорок не принимать.

Будучи же довольно как слышали известными, что по повелению вашего главнаго начальника, прежде со стороны Курильских островов прямо итьти в столичной город Эдо намерение имели, и затем извещаем, чтоб в исполнении сего начальства своего повеление оставить и уже не надпоминать, дабы чрез самое, как не для чево там видеть иностранное судно, себе не наделали более затруднения, потому что по строгости узаконении во всех пристанях, а наипаче естли еще с каким орудием кого понимают, несмотря хотя и содружественных, тогда говоренныя отговорки или что по повелению начальства исполнили, приняты не будут, но чрез оные еще вяще и наиболее подвергнутся опасности.

Ежели же все предписанные и разговором растолкованное еще не послушают, тогда, связавши и не приемля никакого признания в оправдание, по узаконению нашему поступлено быть имеит. Для объявления [315] ж узаконения нашего посланы к вам из столицы Эдо двое чиновников Шен, Юши, которым как прибытие ваше из иностраннаго государства по отдаленности за препровождением пo жребию попавших людей поставляя за великой труд, также объявить повелено, чтоб вы были без опасности. Показанных же людей наших можете посланным для принятия оных из столицы Эдо в здешнее место нашим верным главным чиновникам, там на месте находящимся, здать. В протчем же оными чиновниками по закону нашему никакия от вас более объяснения приняты быть не могут. Даже что касается и до людей, то хотя и имеем сожаление, но также в противность узаконении наших насильно у вас не просим и, естли отдать добровольно не будете согласными, взять их к себе не можем.

Почему все предписанное со вниманием выслушать и разсудить, чтоб впредь, естли оставшия два человека посланы будут, в здешнее место не препровождать, а в Нацгасакскую гавань. И в оную также следовать открытым морем вдаль в невидимости земли, как довольно уже выше объявлено, что во всех пристанях приставать возбранно, равно, хотя с кем и дружески обходиться повелено, ни под каким видом за опасением не пускать. В Нангасакскую же гавань следовать однем судном с данным от нас листом, которой показав, впущены будите, а не имея онаго, и туда не позволяется.

Относительно же для заключения дружбы и согласнаго трактату, чтоб торговаться, в оном месте находится определенной чиновник и о всем вышепрописанном, вы разумев обстоятельнейшим образом, с успехом следовать обратно 2.

ЦГАВМФ, ф. 198, oп. 1, д. 79, л. 3. Копия. Опубл.: Архив князя Воронцова, с. 411-413; Сношения русских с Япониею, или образцы японской дипломатии. – Северный архив. СПб., 1826, ч. 22, л. 212-216.


Комментарии

1. Дата вручения документа А.К. Лаксману.

2. Под вариантом перевода данного документа и док. № 113, опубликованном в «Северном архиве» (с. 212-216), имеются подписи: «Большие чиновники Исикава сюген, Мураками дайкаку» и пометы: «И печати свои приложили. Теперь, по повелению от Верховнаго Совета, вручаем мы лист сей Адаму Лаксману и Василию Ловцову. Кфаисей 5 года, 6 месяца 27 дня».

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.