Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 74

1646 (154) г. не ранее июля 12 — не позднее августа 31 1 — Отписка якутских воевод В. Н. Пушкина и К. О. Супонева в Сибирский приказ о количестве служилых людей в Якутском остроге и в зимовьях, о распросных речах Ивана Ерастова об открытии им р. Анадырь (Погычи) о населении по ее берегам.

|л. 420| Государю, царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии холопи твои Васька Пушкин, Кирилко Супонев, Петрушка Стеншин челом бьют. [213]

В нынешнем, государь, во 154-м году июня в 1 день по твоему, государеву, указу приехали мы, холопи твои, на твою, государеву, службу на великую реку Лену в Якутцкой острог, а с нами, государь, холопи твоими, ис Тобольска для провожания и воеводской перемены пришло служилых 50 человек. Да в Якуцком, государь, остроге по тобольской окладной росписи твоих, государевых, служилых людей — 5 человек детей боярских, да 395 человек служилых людей, да ружников и оброчников — 2 человека, чорных попов — один человек, белой поп, диякон, 2 человека толмача якутцкой да тунгуской, 2 человека кузнецов; ис тех людей с твоею, государевою, соболиною казною в посылке и по твоим, государевым, службам для ясачного збору в россылке.

В прошлом во 153-м году, как, государь, мы, холопи твои, из Енисейского острогу пошли на твою, государеву, службу на великую реку Лену, з дороги с Тунгуски с первого порогу отпустили к тебе, государю, к Москве с отписки отдного человека. Да как, государь, мы, холопи твои, в нынешнем во 154-м году приехали на Ленской волок, и к тебе, ко государю, к Москве же отпустили с твоею, государевою, соболиною казною, которую на том волоку по свой приезд заехали, и с отписи 3-х человек. Да с твоею же, государевою, соболинною казною, которую из Якуцково острогу стольник и воевода Петр Головин зимою на Ленской волок прислал збору 4-х годов, с того же волоку отпустили к тебе, государю, к Москве 30 человек. Да с-Ылиму с того же Ленсково волоку послали /л. 421/ на твою, государеву, службу в Верхоленской в Братцкой острожек и с прежними, которые в том Верхоленском острожке были, 51 человек. Да на Илимском Ленском волоку для твоих, государевых, хлебных запасов, которые во 153-м году с нами, холопи твоими, на Илимской Ленской волок до заморозу не дошли, оставили для переписки и в годовальщики для твоего, государева, ясачного збору 29 человек. Да на Усть-Куты для ясачного ж збору и у Соли для бережения 2 человека. Да на Усть-Куты ж в твоей, государеве, пашне из найму по уговору прежних ленских воевод стольников Петра Головина с товарищи 5 человек. Да с Усть-Куты ж послали к тебе ко государю, к Москве с отписки 2 человека.

Да по зимовьям для твоего, государева, ясачного збору и у аманат на Чичюйском волоку 5 человек, на Олекме 4 человека, на Вилюе в Верхнем в зимовье 3 человека, на Яне в Нижнем в зимовье [214] 16 человек, на Яне же Верхнем зимовье 7 человек, на Оленьке 6 человек.

Да мы ж, государь, холопи твои, из Якутцкого острогу нынешнего 154-го году июля з 12-го числа посылали в дальные реки для твого, государева, ясачного збору и приводу новых немирных землиц в годовые службы и больши в новые места на Ламу и на Улью, и на Охоту реки 40 человек, на Собачью, а на Индигирка тож, 16 человек, на Ковыму реку 20 человек. Да на твои же, государевы, в годовые службы в те, ис которых, аже даст бог, в присылке твой, государев, ясачный збор будет во 155-м году о сю же пору к тебе, государю, в московской в отпуск против отпуску прошлаго 153-го по сам[ой] нужы на Вилюй реку в Верхнее зимовье к прежним 3-м человеком отпустятца служилых же людей осьмнатцать человек, на Вилюй же в Середнее зимовье 15 человек, на усть Вилюй же /л. 422/ реку 10 человек, на Маю в Верхнее зимовье 15 человек, на Маю ж в Середнее зимовье 6 человек, на Алдан в Бутальской острожек 6 человек, по Олекме вверх с оманаты и для приводу ж тунгусов 15 человек, в Жыганы 8 человек, к Столбам 5 человек, на Агму, на Ламу 6 человек. Да на Яну в 2 зимовья прежнем на перемену 23 человека, на Оленек к прежним ко шти человеком в прибавку 14 человек. А ныне к тебе, к государю, к Москве с отписки с нашим, холопей твоих, с приездом и об-ыных твоих, государевых, делах посланы 2 человека. Да нынешняго же 154-го году к тебе, к государю, к Москве с отписки и с твоею, государевою, ясачною и поминочною, и десятинною соболинною казною отпуститца на малую статью 15 человек. И всего, государь, тех служилых людей в нынешнем во 154-м году к тебе, государю, к Москве с отписки и с твоею, государевою, соболинною казною отпущено, и с тем, что в прошлом во 153-м году, один человек с отписки ж отпущен, и ныне для ясачного збору по зимовьям розосланы, и вперед вскоре отпуститца — 400 человек. Да из Якутцково ж, государь, острогу из ружников один человек белой поп Василей, да из обротчиков кузнец Дружинка Семенов за старостью и за увечьем, и за очною слепотою отпущены в сибирские и в руские городы, потому что они оба ослепли и не видят ничево.

А за теми, государь, за всеми посылками в Якутцком остроге к зиме в остатке только будет 50 человек.

И с теми, государь, с служилыми людьми с пятьюдесят человеки нам, холопем твоим, в Якутцком остроге [215] зимовать будет по самой большой ну[же], потому что, государь, около Якутцково острогу якутцкая земля многолюдная, зимой в ясачной збор в Якутцкой острог с твоим, государевым, ясаком якуты приезжают к платежу человек по 50 и больши и за безлюдством быти пристрашно. А по роспросу /л. 423/ твоих, государевых, служилых людей, которые ныне посылаютца на твою, государеву, службу для твоего, государева, ясачного збору, что де на те твои, государевы, службы в те в зимовья посылают ныне их служилых невеликих людей и твой, государев, ясак збирают з большею нужею.

А якуты и тунгусы, видя за их безлюдством, платят твой, государев, ясак и поминки по своей воли, хто что даст, то де они и возьмут. А колько человек служилых людей надобе в Верхоленской в Братцкой острожек для береженья от братцких воинских людей, и о том, государь, мы, холопи твои, наперед сего с усть Куты реки к тебе, государю, писали.

Да в Якутцком же, государь, остроге били челом тебе, государю, а нам, холопем твоим, служилые ж люди, которые у смотру от старых служилых людей, которых Петр Головин без твоего, государева, указу и без товарищей своих, посадя, держал в тюрьмах, сверх того числа прибрал вновь.

А ныне те ево новоприборные осталися сверх твоего, государева, указу прежних служилых людей остались в лишке.

Ивашко Ерастов с товарищы 40 человек в роспросе сказали — что де они отведали ныне новую землю: вышод из Ленского устья, итить морем в правую сторону под восток за Яну и за Собачью, и за Олозейку, за Ковыму реки — новую Погычю реку. А в тое де, государь, Погычю реку впали иные сторонные реки. А по той Погыче и по иным сторонным рекам жывут многие иноземцы розных родов неясачные люди, а ясаку никому нигде не платят. И наперед де, государь, сего и по се число на той реке руских людей никово не бывало.

А соболь де у них самой доброй, чорной. И чтоб, ты, государь, их пожаловал против прежних окладов своего, государева, денежново и хлебного жалованья, велел дати им на 2 года, и на ту реку для тех новых и неясачных людей под твою, государеву, царскую высокую руку приводу и для ясачного збору отпустить.

И мы, государь, холопи твои, без твоего, государева, указу сверх старого служилых людей окладу [216] вновь их взять и твое, государево, жалованье дать, и на /л. 424/ ту новую реку отпустить не посмели.

Да твои же, государевы, служилые люди, которые ныне в те дальные сторонные реки Леною рекою на море, а из Ленсково устья вышод морем на правую сторону под восток, посланы на Собачью, а на Индигирку тож, и на Ковыму реки, и на Погычю и по тем рекам в сторонние реки в роспросе сказали, — что на тех на всех реках тунгусов и юкагирей, и ковымцов, и шерембойцов и иных розных родов иноземцов многие и речь у них ясаку розные несчетные люди 2. И только де ты, государь, укажешь в те дальние реки вперед послать своих, государевых, служилых людей человек 100 другое 3, и теми, твоими, государевыми служилыми людьми тех де немирных неясачных людей под твою, государеву, царскую высокую руку привесть и ясак с них на тебя, государя, взять мошно, и в том тебе, государю, прибыль будет многая. А только, государь, укажешь к своим, государевым, к прежним служилым людем в прибавку для своих, государевых, служб вновь служилых людей прибрать, сколько ты, государь, укажешь, а ружье на тех новоприборных людей прислати с Москвы, и на Лене реке в твою, государеву, службу ис промышленых охочих людей прибрать мошно да и прибрати, государь, ис промышленых людей в твою, государеву, службу от сибирских служилых, людей пристойнее, потому что промышленые люди на Лене жывут немалое время, лет по 5-ти и по шти, а иные и по 10-ти и большы и всякие твои, государевы, здешние ленские службы с-ыноземцы им за обычей, потому что преж сего служилыми людьми в походы они хаживали и аманатов имывали.

А твоего, государева, ружья огненного бою мушкетов и карабинов на Лене в Якутцком остроге нету, о том мы, холопи твои, к тебе, государю, к Москве с Илимского Ленского волоку писали наперед сего. А в твоей, государеве, дальней земли на великой реке Лене без прибавошных твоих, государевых, служилых людей отнюдь быть не уметь, потому что в Верхоленском в Братком острожке служилые /л. 425/ люди за безлюдством ныне насилу и сами от братцких воинских людей оберегаютца.

А внизу по Лене реке по зимовьям и по иным рекам на Янге и на Оленке, и на Собачье, а Индигирка тож, и на Ковыме, которые те реки своим устьем в море [217] впали, и в-ыных в сторонных местех, где служилые люди посылаютца для твоего, государева, ясачного збору, невеликие люди, и им ясачных и неясачных людей смирять и угрозить за безлюдством некем. А ласки, государь, они, иноземцы, не знают, потому что люди дикие, что звери, где в зимовьях ласкою хто служилых или промышленных людей призовут и учнут их кормить без опасения, тех они людей досмерти побивают, а ясачные зборщики с аманаты от них седят в зимовьях запершись...

Да нам же, государь, холопем твоим, ныне в Якутском остроге, пришод и[з]-[за] захребетной реки с Оленька, ясачной зборщик служилой Максимко Телицын в роспросе сказал:

В нынешнем во 154-м году зимою о Филипове заговенье пришли из Мангазейсково уезду с сторонные реки с Анабары Азянского да Синегирского роду тунгусы человек с 50.

А тех де, государь, тунгусов у мангазейских служилых людей, которые тут на Анабаре были для твоего, государева, ясачного збору Васьки Сычова с товарыщи 10 человек, да с ними ж 20 человек промышленных, и тех тунгусов было у них 6 человек аманатов, и те де аманаты обявилися все с теми ж тунгусами вместе.

А сказывали они на Оленьке иным тунгусам, /л. 426/ что де они на Анабаре тех мангазейских служилых и промышленых людей побили и тех своих аманатов отбили.

И на Оленьке де, государь, те же тунгусы промышленых людей в зимовьях и на лесу убили пятерых человек.

Да и прежде, государь, нашево приезду при стольниках и воеводах при Петре Головине с товарыщи многих служилых и промышленых людей тунгусы побивали ж.

И о служилых прибылых людех, что ныне, государь, в Якутцком остроге к зиме в остатке за твоими, государевыми, службами мало; и что вперед надобно для твоих, государевых, служеб для приводу и прииску под твою, государеву, царскую высокую руку новых немирных землиц, и на них на новоприборных о мушкетах и о карабинах, и что, государь, ныне служилые люди проведали про новую реку Погычю, а без твоего, государева, указу не посланы, и о другом: белом попе и о кузнеце — о том, государь, царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, нам, холопем своим, как укажешь. [218]

На л. 420 об.:

Отметка о подаче отписка: 155-го генваря в 10 день подал ленской казак Костька Дунай.

Помета: Отписка в столп. А о белом попе и о кузнеце выписать в доклад наперечет.

ф. Сибирский приказ, ст. № 274, лл. 420-426.


Комментарии

1. Датируется на основании содержания отписки.

2. Так в тексте.

3. Так в тексте.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.