Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 36

Не позднее 1649 (157) г. февраля 15. 1 — Челобитная тобольского казака Ивана Реброва о поверстании его в атаманы за походы по pp. Яне, Индигирке и Оленеку.

|л. 95| Царю, государю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии бьет челом холоп твой дальной твоей, государевы, заочной отчины, великие реки Лены казачишко Ивашко Иванов Ребров.

В прошлом, государь, во 139-м году по указу отца твоего, государева, блаженные памяти великого [153] государя, царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии, послан я, холоп твой, на твою, государеву, службу ис Тобольского города в Монгазею от воеводы от князь Федора Андреевича Телятевского. А дано было мне, холопу твоему, в Тобольском твоего, государева, денежного и хлебного жалованья только на 2 годы, а из Мангазейского города вниз по Вилюю и на великую реку Лену в новые места с тазовским служилым человеком с Степаном Корытовым с товарыщи для прииску и приводу под твою, государеву, царьскую высокую руку новых неясачных иноземцов и для ясачного збору. А твоего, государева, денежного и хлебного жалованья дано мне, холопу твоему, на 2 ж годы на 141-й да на 142-й годы. И выплыли мы, холопи твои, по Вилюю реке на великую реку Лену, и с Лены шли по Алдану и по сторонной по Мге реке. И на Мге, государь, реке твоим, государьским, счастием поимали мы, холопи твои, вново якутцкого князца Ахтана Мултучеева сына в аманаты, и собрали мы, холопи твои, с тех якутов вново твоего, государева, ясаку 18 сороков соболей. И тот, государь, ясачной збор, соболиную казну, тот служилой человек Степан Корытов вывез в Тазовской город.

А я, холоп твой, остался на великой реке Лене служить тебе, государю, в новых местех. И перезимовав, я, холоп твой, в Жиганех и во 143-м году бил челом отцу твоему, государеву, блаженные памяти великому государю, царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, а на великой реке Лене в Жиганех енисейскому служилому человеку Андрею Иванову с енисейскими служилыми людьми с Ильею Перфирьевым с товарыщи с охочими людьми промышлеными подали челобитную — итти в [но]вое место, морем на Янгу реку для прииску и прив[оду] под твою, государеву, царьскую высокую руку и для ясачного збору новых неясачных иноземцов.

И на тое твою, государеву, службу подымался я, холоп твой, без твоего, государева, денежного и хлебного жалованья собою и промышленых людей ссужал; и тот, государь, подъем мне, холопу твоему, стал больши 100а рублев. И пришед, государь, на Янгу реку, и на /л. 96/ Янге реке будучи мы, холопи твои... взяли мы, холопи твои, вновь твоего, государева, ясаку 20 сороков соболей да лисицу черную. И ту твою, государеву, соболиную казну и лисицу черную вывез с Янги реки товарыщ мой Илья Перфирьев.

А я, холоп твой, з достальными служилыми их промышлеными людьми бил челом отцу твоему, [154] государеву, блаженные памяти великому государю, царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, а на Янге реке подали челобитную тому ж служилому человеку Илье Перфирьеву с товарыщи — итить по морю на новую сторонную на Индигирскую реку, а Собачья тож, для прииску новых землиц и для приводу под твою, государеву, царьскую высокую руку новых неясачных иноземцов. И пришед, государь, мы, холопи твои, на Индигирскую реку...

И был я, холоп твой, на той Индигирской новой реке, а Собачья тож, 3 годы, а на Янге, государь, 2 годы, а по морю ходил 2 годы. И собрал я, холоп твой, на той на новой Индигирской реке твоего, государева, ясаку вново 6 сороков 5 соболей, 150 пластин собольих, да десятой твоей, государевы, пошлины с промышленых людей 2 сорока 8 соболей, 53 пластины собольи. И на Индигирской реке я, холоп твой, 2 острога тебе, государю, поставил. А на Янге реке зимовье и с нагородней поставил же. И с тех, государь, рек с-Ындигирки и с Янги, в тех острошках, и в зимовье прибыль ныне тебе, государю, большая в ясачном зборе и соболи дорогие, лутче тех янских соболей, на великой реке Лене и в сторонных реках таких добрых соболей нет.

И будучи я, холоп твой, на тех твоих, государевых, службах со 142-го году да по 149 год без твоего, государева, хлебного и денежного жалованья служил на тех, государь, реках и на море нужу и бедность, и голод, и холод терпел, и душу свою сквернил, ел всякое скверно и сосновую кору, и траву. А поднимаючи, я, холоп твой, на те твои, государевы, службы, суды и судовые снасти, и парусы и для твоего, государева, ясачного, збору товары, одекуй и олово иноземцом в подарки давал, покупал и в долг в кабалы займовая в большую цену и одолжал великими кабальными неокупными долгами.

И в прошлом, государь, во 149-м году с тою твоею, государевою, /л. 97/ соболиною казною вышел я, холоп твой, в Якутцкой острог. И в Якутцком, государь, остроге твои, государевы, стольники и воеводы Петр Петрович Головин с товарыщи взяли меня, холопа твоего, в твою, государеву, в ленскую службу. И всего, государь, мне, холопу твоему, дал твоего, государева, денежного и хлебного жалованья на один на 150-й год, а на те, государь, на прошлые — ни на один год мне, холопу твоему, твоего, государева, хлебного и денежново жалованья не дано. И в тех, государь, подъемных деньгах, которые я, холоп твой, заимовал, [155] подимаючись на те твои, государевы, службы, не окупился, и тот долг и по ся места на мне, холопе твоем.

И в прошлом же, государь, во 150-м году послан был я, холоп твой, на твою, государеву, службу на Оленек реку морем. А твоего, государева, хлебного и денежного жалованья только мне, холопу твоему, дано на один на 151-й год. И служил я, холоп твой, на той твоей, государеве, службе на Оленьке реке со 151-го году да по 155-й год. И только, государь, мне, холопу твоему, присылано твоего, государева, денежного жалованья на 152-й год да на 153-й годы, а хлебного твоего, государева, жалованья с того со 151-го году ни на один год не давано ничево. И будучи я, холоп твой, на той твоей, государеве, службе и, что твоего, государева, ясачного збору в те годы збирано было, и ту твою, государеву, соболиную казну, ясачной збор по вся годы высылал в Якутцкой острог я, холоп твой. А в прошлом, государь, во 154-м году собрано было той твоей, государевы, казны 14 сороков соболей. И на той твоей, государеве, службе на Оленьке аманатов я, холоп твой, лутчих людей 6 человек взял, и зимовье с нагородней поставил усть Пиликты реки...

А преж меня, холопа твоего, на тех твоих, государевых, тяжелых службах на Янге и на Собачье не бывал нихто, проведал я, холоп твой, те дальные службы и иноземцов неясачных твоим, государским, счастием под твою, государеву, царскую высокую руку привел. И ныне, государь, те иноземцы под твоею, царьскою, высокою рукою ясак тебе, государю, по вся годы платят з большею прибылью безпереводно... И будучи я, /л. 98/ холоп твой, на тех твоих, государевых, службах служил тебе, государю, без твоего, государева, без денежного и без хлебного жалованья и во многих осадных сиденьях холод и голод терпел, и всякую нужду приимал. И за те мои смертные службы, за кровь и за раны я, холоп твой, твоим, государским, жалованьем ничем не пожалован.

Милосердый государь, царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии, пожалуй меня, заочного холопа своего, за мои смертные службы и раденье, и за раны, и за кровь, и что я, холоп твой, служил тебе, государю, не щадя головы своей без твоего, государева, без хлебного и без денежного жалованья, и за острожную зимовейную поставку, вели, государь, мне, холопу твоему, быть на великой реке Лене в Ленском остроге в казачьих атаманех. А мне, государь, твоя, государева, служба за обычей, рад тебе, государю, служить до смерти живота своего. И вели, государь, [156] мне, холопу своему, быть на Кулыме реке у твоего, государева, дела у ясачного збору приказным человечишком и для росправы всяких людей 3 годы, а я, холоп, в те годы на той реке учиню тебе, государю, в твоем, государеве, ясачном зборе при прежнем вновь прибыль.

Царь, государь, смилуйся, пожалуй.

На л. 95 об. помета: Дать грамота, велеть ему на Лене быть в Якуцком остроге в пятидесятниках на умершаго место, которой ныне зарезан в Туринском, и в ево окладе. И отпустить ево в то зимовье бес перемены на 4 года, где бьет челом.

ф. Сибирский приказ, ст. № 290, лл. 95-98.


Комментарии

1. За основание датировки взята дата написания грамоты Сибирского приказа якутским воеводам о поверстании Реброва в пятидесятники. Там же, лл. 99-101.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.