Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 165

1660/61 (169) г. 1 — Отписка сына боярского Курбата Иванова в Якутскую приказную избу о промыслах моржовой кости на р. Анадыре, новых местах ее нахождения, трудностях службы в Анадырском остроге.

|л. 60| Государя, царя и великого князя Алексея Михайловича ... (т.) стольнику и воеводе Михаилу Семеновичю да дьяку Федору Васильевичю Анандырского острогу сынчишко боярской Курбатко Иванов челом бьет.

В прошлом во 165-м году по государеву, цареву и великого князя Алексея Михайловича... (т.) указу и по наказу стольника и воеводы Михаила Семеновича Лодыженского, да дьяка Федора Тонково велено мне итти из Якуцкого острогу вниз Леною рекою и морем до Ковымы реки, и с Ковымы реки вверх по Анюю реке за Камень на Анандырь реку и на море для промыслу кости рыбья моржевого зуба на старою коргу и на новую, про которую коргу ведомо учинилось в Якуцком остроге стольнику и воеводе Михаилу Семеновичю Лодыженскому, да дьяку Федору Тонково, что сказывала де на Анандыре реки служилым и промышленым людям чюхочья девка промышленого человека Фомки Семенова Пермяка, что в руской де стороне на море есть корга, а на той де корге лежит заморная кость рыбья моржевого зуба много.

И в прошлом во 168-м году, как на Анандыре реки лед вскрылся, с служилыми и с промышлеными людьми дватцатью двема человеки на одном коче вниз по Анандырю реке поплыл до летовья, и на летовье, упромышляв рыбы корму юкалы, и пошел на море на новую коргу в рускую сторону. И половину дни бежали, и встретила встрешная погода, и в становье стояли 3 дни, и ис того становья половину ж дни до становья ж бежали, и стояли 2 дни. И дождалися пособной погоды, и бежали день да ночь, и набежали льды великия, и с великою нужею добились до берегу. И пришла погода с моря великая, а становья блиско нет, и у нас коч разбило, что было запасенка рыбного корму сухово, и то все помокло и оружье, и порох, и выбило совсем на берег, и судно коч с великою нужею на берег выкоротали. А лесу никакова стоячево и плавнику нет, збирали кости китовые и тем костьем судно вызняли, и стояли 10 дней, починивали судно.

А в то время стали походить иноземцы чюхочьи люди, и мы коч сшили и пошли вперед бечевою... [406]

И они побежали прочь на побег, и лотки у них отбили. А лотки у них кожаные, кожа моржовая, а подымают человек по 20-ти и по 30-ти.

И пошли впредь и дошли до большие губы, а пособных ветров нет, и почали быть голодны, что было запасенку сухово рыбного корму юкалы, и то на розбое помокло и погибло. А рыбы нигде добыть не могли, которая рыбенко в сетишко и попадет, и то черви съедят, 2-е шеймы у якорей ременные моржевые, и то черви ж поели, и мы кормились земляною губою, да ягодишками черными. А погоды пособные бог не даст, и шли бечевою и гребью, мучили живот свой целое лето. И до Госпожина дни за 5-ть дней в губе нашли чюхочьих мужиков — четыре юрты. А мужики с юрт ушли, и в юртах взяли гусиного корму гусей тысечи з две. Да того ж дни парусом бежали и набежали юрты многие, и мужики скопились многие и поставили с нами бой. И мы выехали на берег и с юрт мужиков збили, и тут взяли оленья корму мяса пудов 100 и больше, и стояли 5-ть дней, и призвали мужика чюхочья на коч к бабе чухочье ж, потому что преж того взяли на юртах ясыря, женку чюхочью ж, а тому мужику жена. И тот мужик к жене пришел и про коргу роспрашивал накрепко, и чюхча мужик в роспросе сказал: яз де вас доведу до корги, а кости де на корге заморные нет, да и зверь де морж не ложитца. А в прежние де годы была кость и зверь ложился, а ныне де смыло водою кость, а зверь де не стал ложитца, что де нельзя, потому что стал яр. И тот мужик на коргу нас привел после Госпожина дни, про которую сказывала девка чюхча промышленого человека Фомки Семенова, и на корге стар зверь труп лежит, а кости отнюдь нет, которая и была, ино вырублена, и юрты зимние и лабызы 2 стоят.

И мы после Госпожина дни в 10-ой день, дождався пособного ветра, пошли, и за голомя перебежав, пришла погода с моря великая, и било нас /л. 62/ трои сутки. Что было корму, и то выбросали в море и живота своего отчаялись, но чаялись себе смерти, и господь бог отвратил свой праведной гнев, тишина приправила назад и отошли в становье с великою нужею, мало в розсыпях валами не засыпало. И стояли в становье двои сутки, и дал господь пособной ветр, и в Анандырское устье в реку бог перенес в семой день. А в Анандырской [407] острог пришли до Покрова пресвятей богородицы за 6 дней, и промыслу у нас кости рыбья зубу не было ничево.

Проходили лето на пустое место, и служилые и промышленые люди обдолжали, сети покупают дорогою ценою. Приходил с Анюя реки торговой человек, гостя Василья Шорина лавошной ево посиделец, Алешка Сидоров с товаренком, и служилые и промышленые люди, должася великими долгами, покупали сетные товары — мережи ветчаные — по 2 рубли сажень, холсту тонково — по 3 рубли аршин, толстово холсту, парусины — по 2 рубли аршин, сукна белого — по 5-и рублев аршин, сети держаные — по пуду кости рыбья моржевого зуба, по 7 и по шти костей в пуд.

А впредь и купить и должитца не у ково, что было у меня костишка пудов полста, и яз все роздал им, промышленым людям, чтоб не розбрелись на иные сторонние реки.

А одноконешно хотят розбрестись на иные сторонние реки, и я с ними живу все по челобитью, чтоб дождались из Якуцкого острогу перемены служилых людей.

А рыбная ловля гораздо нужна, половина людей ходит к морю, а другая половина людей оставаетца в остроге караулят аманатов и корм пасут к зиме на собя и на товарыщев, и на аманатов. А аманатов кормим своим же кормом, и на год сетей по 10-ти человеку надобет, половину сетей возьмет к морю, а другую оставит товарыщу.

А государевы казны в Анандырском остроге в нынешнем во 169-м году послать не с ким, служилых людей со мною мало, из Якуцкого острогу послано со мною детишек моих двое: Федька да Гаранька, да Якуцкого острогу служилых людей Данилко Филипов, Юшко Селиверстов. /л. 63/ И судом божиим сынишко мой Федька преставился, а промышленых надежных людей нет с кем послать государева казна, все обдолжали. А государевы казны в Анандырском остроге 168-го году: ясашных 50 соболей, опольник соболей, 4 пластины собольи, десятинного таможенного збору кости рыбья зуба моржевого 15 пуд по 5-и костей в пуд, 5 пуд по 7-и костей.

А на аманатцкие кормы надобно сетных товаров и мереж неводных, да на подарки иноземцам надобно против государева ясаку и за чем государева казна вывозить кость рыбей моржевой зуб, в котлах — зеленая медь середняя рука, да железные товары: палмы и стрелы, да одекуй синей большая рука. [408]

На л. 60 об.:

Отметка о подаче отписки: 170-го году ноября в 15 день подал отписку служилой человек Микифорко Мощильцов.

Помета: 170 году ноября 15 день. Послать стрели да полем, да меди зеленой.

ф. Якутская приказная изба, ст. № 28, лл. 60-63.


Комментарии

1. Датируется на основании содержания отписки.

2. Лабыз, лабаз — обычно навес в лесу для складки запасов при лесованьи, а также амбар на сваях или козлах для сохранности припасов от зверей; строение на ватаге.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.