Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ГЕРРИТ ДЕ-ФЕР

ПЛАВАНИЯ БАРЕНЦА

1594 — 1597

DE VEER

DIARIUM NAUTICUM

РАССКАЗ О ТРЕТЬЕМ ПЛАВАНИИ, КОТОРОЕ БЫЛО ПРЕДПРИНЯТО В 1596 ГОДУ НА СЕВЕР В НАПРАВЛЕНИИ К ЦАРСТВАМ КИТАЙСКОМУ И СИНСКОМУ

Когда семь упомянутых кораблей вернулись, как сказано, из северного плавания не с тем результатом, которого ожидали, то могущественные Штаты, взвесив надлежаще все обстоятельства, стали обсуждать, надо ли в третий раз снарядить на государственный счет корабли, чтобы довести начатое предприятие по возможности до желанного конца. После многих совещании Штаты пришли к следующему мнению. Коли кто-либо, будь то города или купцы, пожелает еще раз предпринять это плавание на свои счет, то это будет разрешено; в случае, если по окончании плавания выяснится, что новый морской путь открыт, то им будем дано от государства богатое вознаграждение, причем была даже указана определенная сумма. На этих условиях досточтимый амстердамский сенат в начале года в третий раз снарядил два корабли и нанял моряков. С ними были заключено два условия, именно: сколько они получат, если вернутся, не осуществив предприятия, и, наоборот, сколько им будет дано, если им удаемся пройти; при этом было обещано, что если они удачно закончат плавание, то им будет дана незаурядная награда. Этим имелось в виду поощрить мужество [118] моряков, которых по возможности выбирали из холостых, чтобы любовь к женам и детям не помешала их работе или не отпугнула их от плавания.

МАЙ 1596

Так вот на этих условиях в начале мая два корабля были готовы к отплытию. На одном капитаном 190 был Яков Гемскерк, 191 сын Генриха, которому была поручена также забота о товарах или торговых сношениях, а главным штурманом на этом корабле был Виллем Баренц. На другом в качестве капитана и попечителя о товарах, нагруженных купцами на корабль, был Ян Рейн, сын Корнелия. 192

5 мая 1596 г. был произведен смотр морякам на обоих кораблях, 10-то они отплыли из Амстердама, а 13-го прибыли в пролив Фли.

16 числа мы вышли из Фли, но так как прилив прекратился, а ветер был северо-восточный, мы принуждены были вернуться назад; корабль Яна Корнелиссона сел было на мель, но потом снялся, после чего мы снова стали на якорь у восточной стороны острова Флиланд.

18 мая мы опять вышли из Фли и при северо-восточном ветре стали держать на NNW. 22 мая мы увидели острова Гитланд 193 и Фейериль, 194 ветер дул с северо-востока.

24 мая, дождавшись благоприятного ветра, мы пошли на северо-восток. 29 числа мы встретили противный северо-восточный ветер. [119]

30 мая снова подул благоприятный ветер, и мы шли на северо-восток. С помощью градштока мы измерили высоту солнца и определили ее в 47°42'; 195 так как склонение составляло 21°42', то высота полюса равнялась 69°24’.

ИЮНЬ 1596

1 июня ветра вовсе не было, 2-го мы имели противный ветер, а 4-го благоприятный, дувший с WNW, так что мы могли держать на NO.

Когда солнце было на SSO, мы заметили удивительное явление на небе, а именно: по обе стороны солнца видно было еще по солнцу, и эти три солнца пересекались двумя радугами; затем видны были еще две радуги: одна широко окружала солнце, а другая рассекала его по середине, причем нижняя часть большей радуги, окружавшей солнце, возвышалась над горизонтом на 28°. 196 В полдень, когда солнце имело наибольшую высоту, астролябией высота его над горизонтом определена в 48°43, а склонение было 22°47'; прибавляя 22°47' к 48°43', получаем, что высота полюса была равна 71°. (Корабль Яна Корнелиссона держался впереди нас и не подходил к нам, но мы, идя курсом NO, пошли к нему навстречу, повернув на один румб, так как полагали, что чересчур отклоняемся на запад, как в последствии и обнаружилось. Когда под вечер мы стали сближаться, то сказали ему, что надо держать больше на восток, так как мы чрезмерно уклоняемся на запад. Но штурман корабля ответил, что не желает заходить в пролив Вайгач. Их курс был NOtN, и мы находились приблизительно в 60 милях от земли; в то время, когда был виден [120] Нордкап, нам надлежало бы итти на NO. Поэтому теперь нам следовало бы скорее итти на ONO, чем на NNO, так как мы слишком отклонились к западу и надо было выправить курс. Вот почему, упрекая их, мы советовали держаться больше на восток, по крайней мере несколько миль, пока опять не придем на правильный курс, наверстав то, что было потеряно из-за противных ветров, особенно северо-восточного. Что бы однако мы им ни говорили и ни советовали, они не желали держать другого курса, как NNO, так как, но их словам, если мы направимся на восток, то попадем в Вайгач. Много слов и даже очень резких было сказано нами; так как мы не могли убедить их, то повернули на один румб и пошли на NOtN. 5 июня появился перед нами первый лед, чему мы изумились. Сначала мы думали, что это белые лебеди, ибо кто-то из наших, гуляя по палубе, вдруг стал кричать, что тут плавают белые лебеди. Услышав это, находившиеся под палубой тотчас выскочили и увидели, что это отдельные льдины, оторвавшиеся от больших масс льда; они походили несколько на лебедей; это было к вечеру. В полночь мы прошли через лед, и солнце в это время стояло над горизонтом почти на 1°.

С июня около 4 часов пополудни мы опять наткнулись на лед, при том в таком количестве, что не в силах были пробиться, и в течение восьми склянок 197 должны были склониться к SWtW. Затем мы продолжили старый курс на NNO, идя вдоль кромки льда.

7 июня мы измерили высоту солнца над горизонтом; она оказалась 51°22'; 198 склонение голица было 22°38'; прибавляя это к найденной высоте, получаем 74° — высоту полюса. 199 Тут [123] мы встретили такой густой лед, что это вряд ли можно выразить словами; 200 мы пошли вдоль края льдов, как будто между двумя землями; вода была так же зелена, как трава. 201 Мы полагали, что находимся недалеко от Гренландии, и чем дальше мы продвигались, тем гуще становился лед.

8 июня мы добрались до такого нагромождения льда, что не могли пробиться из-за чрезмерной его сплоченности, повернули на SWtW и шли так в течение двух склянок: 202 затем в течение трех склянок мы двигались на SSW и в течение еще трех склянок на S, чтобы пристать к острову, который мы видели, и в особенностм для того, чтобы избежать льда.

9 июня мы нашли остров, 203 расположенный на 74°30', величиной, по нашему предположению, в 5 миль.

10 июня мы спустили лодку и в количестве восьми человек поехали на остров. Когда мы проходили мимо корабля Яна Корнелнесона, то в нашу лодку село еще восемь человек, в том числе штурман корабля. Тут наш штурман, Виллем Баренц, спросил его, не слишком ли отнесло нас на запад, но тот упорно не хотел в этом сознаться. По этому поводу они долго спорили, потому что Виллем Баренц хотел доказать то, что было на самом деле.

11 июня, высадившись на землю, мы нашли много яиц чаек. Здесь наша жизнь подверглась сильной опасности. Взобравшись на покрытую снегом гору, мы при спуске, казалось, неизбежно должны были полететь стремглав или свалиться в пропасть: до такой степени отвесна была эта гора. Сев однако на собственные зады, мы мало-по-малу скатились по скользкой поверхности вниз, но так, что и со стороны смотреть на это [124] было страшно: у подошвы горы было много острых утесов, н мы чуть было но налетели на них и не разбились. Но все же мы спустились без всякого вреда. Между тем Виллем Баренц, смотревший на наш спуск из лодки, был в большем страхе, чем мы. 204 После этого мы на веслах причалили к кораблю Яна Корнелиссона и там съели яйца.

12 июня утром мы увидели белого медведя, преследовали его на лодке и, накинув ему петлю на шею, думали, что можем его поймать; однако, подплыв к нему, заметили в нем такую силу, что не рискнули напасть на него. Тогда мы вернулись на корабль, чтобы напасть на него в большем количестве и с оружием. Затем мы опять преследовали его с ружьями, римскими секирами, называемыми в общежитии алебардами, и с обыкновенными топорами; на помощь нам подошли со своей лодкой люди Яна Корнелиссона.

Итак, надлежаще снабженные и людьми и оружием, мы на двух весельных лодках подошли к медведю, но бились с ним почти в течение четырех склянок, 205 так как едва задевали его нашим оружием. Наконец мы нанесли ему большим топором такую сильную рану в спину, что топор остался в ней. Тем не менее медведь выплыл с топором. Неустанно преследуя его, мы, наконец, топором разбили ему голову, после чего он подох. Затем мы втащили тушу на корабль Яна Корнелиссона и сняли с нее шкуру, которая была длиной в 12 футов. Мы попробовали также его мясо, но оно было вредно для нас. 206 Этот остров мы назвали Медвежьим островом. 207 [127]

13 июня мы покинули остров и пошли на север, несколько отклоняясь на восток; дул попутный ветер с W и SW, так что, когда солнце было на севере, мы отошли от острова предположительно на 16 миль в направлении на север.

14 июня, около того времени, когда солнце находилось на севере, был брошен лог на глубину 113 саженей, но он не достал дна. Дальше мы шли на N и NtO до 15-го, пока солнце не оказалось на юго-востоке, при моросящем тумане. К вечеру, когда немного разъяснило, мы увидели, что в море плывет что-то большое; вначале мы сочли это за корабль, но, подойдя ближе, заметили, что это мертвый кит, который страшно вонял; на нем сидело много чаек. Мы сделали за это время еще двадцать миль.

16 июня, подвигаясь таким образом на NtO, при туманной погоде, мы заслышали лед раньше, чем его увидели. Когда же погода прояснилась, мы его заметили и свернули от льда, успев сделать предположительно тридцать миль.

17 и 18 июня мы опять видели огромное количество льда и шли вдоль края его до тех пор, пока не достигли выступа, которого не могли обогнуть, так как дул противный нам юго-восточный ветер, a ледяной выступ находился прямо к югу от нас. Некоторое время мы лавировали, стремясь его обогнуть, но наши усилия были тщетны.

19 июня мы снова заметили землю. Тогда, измерив высоту солнца над горизонтом, мы определили ее в 56°45', 208 а склонение было равно 23°20'; прибавляя его к найденной высоте солнца, получаем высоту полюса в 80°11'. 209 [128]

Эта земля 210 была очень обширна; мы плыли вдоль нее на запад до 79 1/2°, где нашли удобную стоянку для кораблей; однако подойти ближе к земле было невозможно, так как северовосточный ветер дул прямо от земли, залив же, вытянутый с севера ни юг, выходил в море. 211

21 июня мы стали на якорь 212 перед землей; затем мы вместе с людьми Яна Корнелиссона отправились к западному берегу земли за балластом. Когда мы с балластом возвращались [129] к кораблям, то опять увидели белого медведя, подплывавшего к нашему кораблю. Оставив работу, мы сели в шлюпку, равно как и люди Яна Корнелиссона, и, разогнав шлюпку на веслах, стали преследовать медведя. Отрезав ему путь, мы гнали его от земли. Когда он поплыл в направлении к открытому морю, мы продолжали преследовать его, а так как наша шлюпка подвигалась очень медленно, то мы для большего удобства спустили также лодку. 212 Медведь уплыл в море почти на милю; тем не менее мы с большей частью моряков и тремя лодками преследовали его и приложили много труда, рубя и колотя его, так что в значительной части поломали себе орудие. Раз он успел вонзить когти в нашу лодку, так что остались даже следы; это было в носовой части, а если бы ему удалось положить лапу на борт лодки, то зверь наверное опрокинул бы ее, до такой степени крепки у него когти. После того как мы долго томили его между тремя лодками, мы наконец одолели его и закололи. Притащив его на корабль, мы сняли с него шкуру, которая имела в длину 13 футов.

Затем мы гребли в своей лодке приблизительно милю в направлении к земле и нашли удобную гавань с твердым грунтом, 214 тогда как с восточной стороны дно было песчаное. Брошенный лот показал глубину в 16 саженей, затем 10 и 12. Продолжая грести дальше, мы нашли на восточной стороне два острова, выдававшиеся в море в направлении к востоку. В западной части находился также большой залив, который почти соперничал с островом. 215 Затем мы подошли на веслах к острову, который лежал в середине, и нашли на нем много. гусиных яиц 216 и самих гусей, сидящих на яйцах. Обращенные [130] в бегство, они кричали rot, rot, rot, откуда и имя их. Бросив камень, мы убили одну птицу, сварили ее и съели; там же взяли приблизительно 60 яиц, которые и отнесли на корабль. 217

Эти гуси были настоящие горные казарки. Они ежегодно в большом количестве появляются в Голландии, около Вирингена, 218 где их ловят; но до сих пор было неизвестно, где они кладут яйца и воспитывают птенцов. С силу этого некоторые авторы не побоялись написать, что они родятся в Шотландии на деревьях; если с ветвей их, свесившихся над водой, плоды 219 упадут в воду, то рождаются гусенята, которые тотчас начинают плавать, а если плоды упадут на землю, то они портятся и не доходят до созревания. Теперь очевидно, что это ложь. Да и не удивительно, что до сих пор было неизвестно, где эти птицы кладут яйца, так как никто, насколько мы знаем, никогда не добирался до 80° широты, и страна эта никогда не была известна, а еще менее упомянутые гуси, сидящие на яйцах.

Достойно замечания также и то, что хотя эта страна, которую мы считаем Гренландией, расположена под 80° широты и еще севернее, она изобилует зеленью и травой и вскармливает травоядных животных, каковы олени и другие там живущие. Между тем на Новой Земле, которая лежит на 76°, нельзя найти ни зелени, ни травы, равно как и травоядных животных, 220 и есть там только плотоядные, каковы медведи и лисицы, хотя Новая Земля на 4° дальше от полюса, чем Гренландия.

23 июня, снявшись с якоря, мы вышли в открытое море и взяли курс на NW, но плыть далеко не могли, так как нам [131] пришлось повернуть из-за льда. Мы вернулись на то же место, откуда вышли, и бросили якорь на глубине 18 саженей. 221

После этого, снявшись с якоря, мы пошли вдоль западной стороны земли, и тогда наши люди высадились на берег, что бы наблюдать изменение стрелки компаса. 222 Между тем большой белый медведь стал подплывать к кораблю и забрался бы на него, если бы мы не закричали. Мы выстрелили в него: удаляясь от корабля, он поплыл к берегу, на котором были наши. Заметив это, мы направили наш корабль к земле и стали громко кричать, так что наши подумали, что мы наткнулись на утес, и сильно обеспокоились; но и на медведя напал страх, и поэтому он поплыл прочь от земли и оставил наших в покое, чему мы были не мало обрадованы, так как они были безоружны.

Что касается изменения компаса, для более точного измерения которого наши люди высадились на берег, то они определили склонение в 16°. 223

В тот же день мы попали на другой остров, на котором также определили изменение компаса, но получили совсем другой результат, так что мы отсюда ничего не могли вывести. Взяв здесь несколько яиц, мы опять на веслах вернулись на корабль. [132]

24 июня из-за юго-западного ветра мы не могли пройти этот остров и, вернувшись, нашли другую гавань, в четырех милях: от первой, на западной стороне большой гавани. Там мы стали на якоре на глубине 12 саженей. На веслах мы продвинулись довольно далеко внутрь и, выйдя на берег, нашли там два моржовых клыка, весивших вместе 6 фонтов. Тут же мы нашли много других меньшего размера клыков и снова вернулись на корабль 224.

25 июня, снявшись снова с якоря, мы плыли вдоль земли в направлении на S и SSW до 79°, при ветре с NNO. Тут мы нашли огромный залив или пролив 225 и шли по нему приблизительно на протяжении десяти миль в южном направлении; мы, однако, убедились, что пройти здесь нельзя.

Бросая по временам лот, мы находили глубину в 10 саженей, так что нам пришлось итти обратно лавируя, ибо ветер дул с севера, а держать нам надо было также на север.

Мы заметили, что подходим к земле. Издали мы не могли этого рассмотреть, так как местность была низкая, и поэтому плыли, пока могли, все приближаясь, пока наконец не заметили берега. Тогда, лавируя, мы выбрались оттуда 27 числа.

28 июня мы обогнули мыс, 226 находящийся с западной стороны, где было такое множество птиц, что они, летая, ударялись в наши паруса. Оттуда на протяжении приблизительно десяти миль мы шли на юг, а затем на запад, чтобы избежать льда.

29 июня мы плыли вдоль земли, до 76°50', в направлении на SO с некоторым отклонением на О, так как из-за льда должны были несколько отдалиться от земли.

30 июня мы ими на S с некоторым отклонением к О. Тут [133] мы определили высоту солнца над горизонтом в 51°40', 227 а склонение его было 23°20'; прибавка их к найденной высоте указывает, что мы были под 75°.

ИЮЛЬ 1596

1 июля мы усмотрели Медвежий остров. Тут Ян Корнелиссон с ближайшими своими помощниками 228 пришел на борт нашего корабля, чтобы поговорить насчет перемены курса. Так как мы были иного мнения, чем он, то решили на том, чтобы он продолжал свой курс, а мы — свой. Он, согласно своему желанию, должен был плыть к 80°, ибо полагал, что может легко найти проход по восточную сторону земли, расположенной под 80°. 229 Таким образом мы расстались друг с другом, они пошли на север, а мы, из-за льда, на юг; 230 ветер дул с OSO.

2 июля, когда мы находились под 74°, курс был взят на восток, ветер был NNW; мы повернули на другой галс, при ветре с ONO, и пошли на север. Под вечер, когда солнце было на NWtN, мы опять изменили курс и, при восточном ветре, пошли на SSO. Около того времени, когда солнце было на OSO, из-за льда пришлось снова изменить курс, а когда солнце было на SSW, мы, опять повернув, пошли на NO.

3 июля мы были под 74°, ветер был SOtO, и мы плыли на NOtN. Затем подул южный ветер, и мы, сделав поворот, шли на OSO, пока солнце не оказалось на северо-западе. Тогда ветер начал крепчать.

4 июля мы шли на О и не видели льда, что нас удивляло, так как мы находились в такой высокой широте. Однако около [134] того времени, когда солнце было на юге, нам пришлось повернуть из-за льда; мы взяли курс на W при северном ветре. Затем, когда солнце было на севере, мы при северо-восточном ветре пошли на OSO.

5 июля мы шли на NNO, пока солнце не перешло на юг. Затем мы сделали поворот и пошли на OSO при северо-восточном ветре. Тут измерили мы высоту солнца над горизонтом — она была 50°27', 231 а склонение 22°53'; прибавляя последнюю величину к найденной высоте, получаем высоту полюса в 73°20'.

7 июля мы бросили лот, вытравив весь линь, но не нашли дна. При ветре с NOtO мы шли на OtS и оказались на 72°12'.

8 июля при благоприятном ветре с NtW мы шли на OtN и оказалась на 72°15'.

9 июля мы шли на OtN при западном ветре.

10 июля, около того времени, когда солнце было на SSW. мы бросили лот и определили глубину в 160 саженей. Ветер был NOtN, а мы шли на OtS, находись под 72°.

11 июля мы имели глубину в 70 саженей и не видели льда. Тогда у нас возникло предположение, что мы находимся между югом и севером, прямо против Канина Носа, 232 восточного входного мыса в Белое море, лежавшего к югу от нас. 233 Грунт у этого мыса песчаный, и от него в море отходит банка, простирающаяся на северо-запад; поэтому мы не сомневались что находимся на отмели Белого моря, так как около всего того [135] побережья никогда не находили песчаного дна, кроме этой отмели. Ветер дул с OtS, и мы плыли на S и StO, находясь под 72°. Когда затем подул ветер с NNO, мы легли на NO, чтобы обогнуть банку. 234

Утром мы дрейфовали при штиле и установили, что находимся под 72°; получив затем около того времени, когда солнце было на юго-западе, OSO-й ветер, мы пошли на NO. Глубина была определена лотом в 150 саженей, грунт оказался глинистым. Таким образом мы уже миновали банку, которая была очень узка, ибо мы прошли ее в течение 11 склянок, 235 когда солнце было на NNO.

12 июля, при восточном ветре, мы шли на NtO. Ночью, около того времени, когда солнце было на NNO, мы переменили курс, так как ветер подул с NNO, и шли на OtS, пока не окончилась первая вахта. 236

13 июля, при ветре с NNO, мы держали на О. Измерив высоту солнца над горизонтом, мы нашли 51°6', 237а склонение было 21°54’; если последнюю величину прибавить к найденной высоте, то высота полюса определяется в 73°. Затем мы опять наткнулись на лед, но его было немного, и мы считали, что находимся около Земли Ниллоуби. 238

11 июля, при NNW-ом ветре, мы шли на NO через лед. В середину льда мы бросили лот и определили глубину в 90 [136] саженей; во вторую вахту глубина оказалась в 100 саженей. И мы зашли в лед так глубоко, что дальше не могли продвигаться, ибо не было видно ни одного места, где бы лед расходился. Нам пришлось выбираться изо льда, все время меняя курс; ветер был западный, и мы тогда находились под 74°10'.

15 июля мы дрейфовали во льду при штиле; брошенный лот показал глубину в 110 саженей. Когда затем подул восточный ветер, мы пошли на SW.

16 июля, выйдя изо льда, мы заметили огромного медведя, сидевшего на льду. Увидев нас, он прыгнул в воду. Мы стали его преследовать на нашем корабле, но он опять вышел на лед; все же мы раз выстрелили по нему. Затем мы пошли на OSO, вовсе не встречая льда, и полагали, что находимся недалеко от Новой Земли; раз видели медведя на льду. Брошенный лот показал глубину в 100 саженей.

17 июля мы взяли высоту солнца, оказавшуюся 37°55'; склонение его было 21°15'; если это отнять от высоты, то остается 10°40'; вычитая это из 90°, получаем высоту полюса в 74°40'. 239

Когда солнце было на юге, мы, а я первый из всех, заметили берег Новой Зомли у Ломсбэй. 240 Тогда, изменив курс, мы пошли на NOtN и убрали все паруса кроме переднего фор-стакселя и контр-бизини. 241

18 июля когда мы были под 75°, мы снова усмотрели землю и шли на NOtN при северо-западном ветре. Мы обогнули мыс острова, получившего название острова Адмиралтейства, затем держали на ONO при западном ветре, a земля простиралась до NOtN. [139]

19 июля мы добрались до Крестового острова, названного так по находящимся на нем двум крестам, и не могли итти дальше из-за льда, который примыкал к берегу вплотную. В это время дул западный ветер, прямо на землю, находившуюся под 70°20'. 242

20 июля мы бросили якорь у острова, ибо из-за льда не могли итти дальше. Поэтому, спустив лодку, мы в количестве восьми человек стали грести к берегу и отправились к одному кресту, у которого несколько отдохнули, имея в виду пройти дальше к другому. Но на дороге мы заметили у второго креста двух медведей, а мы были совершенно безоружны. Медведи стали на задние лапы, чтобы лучше рассмотреть нас (так как у них обоняние острее, чем зрение), а когда они нас почуяли, то пошли на нас. Мы сильно испугались и отступили назад к своей лодке, время от времени поворачиваясь и наблюдя не преследуют ли они нас. Мы собрались уже бежать, но капитан удержал нас криком: «Кто первый задумает бежать, того я заколю копьем, ведь лучше оставаться вместе и попробовать, не можем ли мы запугать их криком». Поэтому мы не торопясь вернулись к лодке и вошли в нее, сильно радуясь, что избежали этой опасности и что можно было рассказать другим как было дело.

21 июля мы измерили высоту солнца над горизонтом; получилось 35°13'; склонение было 21°; отняв его от найденной высоты, получаем 14°, а вычитая из 90°, находим высоту полюса 76°15. 243 Затем мы нашли, что стрелка компаса отклонилась на целых 26°. 244 [140]

В этот же день двое из наших опять пошли к кресту, не встретив никакой помехи от медведей. Мы, боясь несчастья, последовали за нашими людьми с оружием и, когда мы добрались до второго креста, то нашли следы двух медведей, позволявшие судить, как далеко они нас преследовали. Мы заметили, что медведи отошли приблизительно на 100 шагов от того места, где мы накануне останавливались.

22 июля (это был понедельник) мы поставили там еще крест на котором начертали наши метки. У Крестового острова мы оставались до 4 августа; за это время мы вымыли и выбелили на берегу наше белье.

30 числа, когда солнце было на севере, к кораблю приблизился медведь на расстояние брошенного камня, мы выстрелили в него и ранили в ногу, так что он убежал, хромая.

31 июля, когда солнце было на ONO мы в количестве семи убили медведи; тушу его, с которой мы сняли шкуру, бросили в море.

В полдень мы определили своим инструментом склонение магнитной иглы в 17°. 245

АВГУСТ 1596

1 августа мы опять заметили белого медведя, который тотчас убежал.

1 августа, выбираясь изо льда, мы достигли другой стороны острова, где стали на якорь. Здесь мы с большими усилиями и затруднениями привели к кораблю лодку, полную камней.

5 августа мы пошли к направлении к Ледяному мысу, 246 ветер был восточным. Сперва мы держали на SSO, a потом на NNO, не находя льда около земли, вдоль берега которой мы лавировали. [141]

6 августа мы обогнули мыс Нассау и пошли на О и OtS вдоль побережья.

7 августа ветер дул с WSW. Мы шли вдоль побережья в направлении на SO и SOtO и, встречая только немного льда, достигли мыса Утешения, чего мы уже давно желали. Под вечер подул восточный ветер и налег туман, вследствие чего мы были вынуждены пришвартовать корабль к льдине, которая сидела в воде почти на 36 саженей и выдавалась из воды приблизительно на 16 саженей; общая толщина льда была следовательно 52 сажени, и льдина сидела на дне, так как глубина около нее была 36 саженей. 247

8 августа дул также восточный ветер, и туман продолжался.

9 августа, когда мы стояли закрепившись у этой огромной льдины, повалил очень густой снег при сильном тумане. Около того времени, когда солнце было на юге, мы гуляли по палубе, как делали обычно во время вахты, и тут капитан, прогуливаясь, услышал дыхание животного и, выглянув за борт, заметил большого медведя, лежавшего у корабля. Он закричал громким голосом: «Медведь! медведь!», все выбежали на палубу и увидели, что медведь находится у нашей лодки, пытаясь передними лапами влезть в нее. Поднятый нами громкий крик устрашил его, и он отплыл далеко, но неожиданно вернулся и спрятался за большой льдиной, у которой мы стояли на якоре, а затем, взобравшись на нее, бесстрашно пошел на нас, желая влезть на корабль. Мы растянули парус над кабестаном 248 и спрятались сзади с четырьмя ружьями; раненый медведь убежал, а так как шел густой снег, то мы не могли заметить, куда он скрылся, но предполагали, что он сел за одним из торосов, 249 которых на льду было много. [142]

10 августа, в субботу, лед пришел в сильное движение, и тут только мы уразумели, что та огромная льдина, к которой мы пришвартовались, сидит на дне, так как весь остальной лед шел мимо нас. Мы очень боялись, как бы нас не раздавило льдом, и потому приложили много труда и старания, чтобы выйти оттуда, ибо находились в большой опасности. Когда мы поставили паруса, корабль понесло на лед с такой силой, что вокруг нас все затрещало, и мы оказались возле другой большой льдины, у которой и закрепилась при помощи якоря. 250 Но в тот же вечер, в первую вахту когда мы уже поужинали, эта льдина неожиданно стала ломаться с таким ужасным громом, что и сказать нельзя, и, дав огромную трещину, рассыпалась больше чем на четыреста частей. Мы были пришвартованы к льдине носом, и когда это случилось, мы отдали канат и таким образом выбрались. Эта льдина сидела в воде на 10 саженей, будучи на мели, а над водой она выдавалась на две сажени; когда она растрескалась, то издавала страшный шум как под водой, так в особенности над водой, и осколки ее разлетелись во все стороны. После того как мы спаслись от этой великой опасности, мы оказались у другой огромной глыбы льда, сидевшей в воде на шесть саженей; к обеим сторонам ее мы прикрепились канатом. Затем мы увидели еще огромную льдину, находившуюся в море на некотором расстоянии от нас и возвышавшуюся наподобие пирамидальной башни; когда мы приблизились к ней, то с помощью лота определили, что она сидела на грунте на глубине 20 саженей, выдаваясь над водой почти на 12 саженей.

11 августа, и воскресенье, мы пригребли еще к одной льдине: бросив лот, мы определили, что она сидит на грунте на глубине 18 саженей, и выдается над водой на 10 саженей.

12 августа мы подошли близко к земле, чтобы избавиться от льда; так как ледяные глыбы сидели очень глубоко, то на [143] близком расстоянии от берега, при глубине в 4 или 5 саженей, мы были в сравнительной безопасности от них; там с гор стекал большой ручей. Мы снова пришвартовали корабль к льдине, и этот мыс мы назвали Малым Ледяным мысом. 251

13 августа утром с восточной оконечности земли близко к кораблю подошел медведь; один из наших выстрелил в него и перебил ему лапу; тем не менее медведь, подпрыгивая на трех ногах, взошел на гору. Мы все же настигли его, убили и принесли на корабль снятую шкуру. Затем подул свежий ветер, мы поставили паруса, но были вынуждены лавировать: вскоре ветер, дувший с S и SSO, стал крепчать.

15 августа мы приблизились к острову Оранскому, где у большой льдины были окружены льдом, так что подвергались опасности потерять корабль. Все же с большим трудом мы добрались до самого острова, но так как ветер дул с юго-востока, мы были принуждены перевести корабль в другое место. Занятые этим и громко крича, мы разбудили медведя, который лежал там и храпел; и он подошел к кораблю, так что мы принуждены быль бросить работу и защищаться от медведя. Пронзенный пулей, медведь убежал на другую сторону острова, бросился в воду, а потом забрался на льдину, где и засел. Когда же он заметил, что мы его преследуем на лодке, он опять прыгнул в воду и поплыл к земле, но мы отрезали ему дорогу и ударили топором по голове. Всякий раз, однако, как мы замахивались топором, чтобы ударить его, он сейчас же нырял, так что нам стоило большого труда убить его. Вытащив затем медведя на землю, мы сняли и него шкуру и принесли ее на корабль. Потом мы подвели корабль к огромной льдине и пришвартовались к ней.

16 августа 252 десять человек из нас поплыли на лодке [144] к матерому берегу Новой Земли и, перетащив лодку через лед, взошли на высокую гору, чтобы рассмотреть положение земли. Мы нашли, что она поворачивает к SO и SSO, а затем к S; то, что земля уходит на юг, нам не понравилось. Однако, когда мы заметили на SO и OSO чистую воду, то опять сильно обрадовались, полагая, что задача нашего плавания 253 уже выполнена, и не знали только, как бы поскорей вернуться на корабль и сообщить это Виллему Баренцу.

18 августа мы приготовили все к отплытию, но наш труд был тщетен, ибо мы чуть не потеряли якоря 254 и двух новых толстых канатов; после многих напрасных усилий мы вынуждены были вернуться на то место, откуда пришли. Дело в том, что течение шло с огромной силой обратно, и лед быстро несло рядом с кораблем поверх канатов; поэтому мы думали, что потеряем все канаты, находившиеся за бортом, а это было почти 200 саженей; по все обошлось благополучно, так что мы в конце концов добрались туда, откуда вышли.

19 августа, при довольно тихой погоде и юго-западном ветре, лед продолжало носить; мы поставили паруса и при благоприятном ветре пришли к мысу Желания. 255 Надежда опять вернулась к нам. Обогнув мыс, мы прошли в море на SO четыре мили, но, встретив много льда, повернули на NW, пока вновь не подошли к земле, которая простиралась от мыса Желания до мыса Головного, 256 в направлении на StW на протяжении шести миль. От Головного мыса до мыса Флиссингенского 257 [145] земля простирается на SW на три мили. От Флиссингенского мыса она тянется сперва в море на OSO, а затем на протяжении трех миль на SWtS и SW до Островного мыса; 258 от Островного мыса до мыса Ледяной гавани 259 в направлении на WSW на четыре мили: от мыса же Ледяной гавани до залива Течений 260 и низкой земли в направлении с WtS на OtN на протяжении семи миль. Отсюда земля тянется с востока на запад.

21 августа мы долго плыли до Ледяной гавани и там переночевали. На следующий день, когда течение шло с большой скоростью на восток, мы вышли оттуда и направились к островному мысу; но так как погода была туманная и начался сильный ветер с SW и WSW, мы пришвартовались к льдине.

Взобравшись на лед, мы не могли достаточно надивиться на него: до такой степени странным 261 он нам показался. Поверхность его была покрыта землей, и на ней мы нашли до 40 яиц. [146] Этот не был не похож на другой и имел голубой цвет, как чистое небо. Поэтому среди нас возникли различные мнения: одни утверждали, что это лед, другие — что это земля, смерзшаяся от холода; ибо льдина очень выдавалась над водой и на глубине 18 саженей сидела на грунте, возвышаясь над водой на 10 саженей. 262 Мы тут застряли, так как буря с SWtW продолжалась.

23 августа мы оставили льдину и пошли в море в юго-восточном направлении, но тотчас вновь наткнулись на лед и повернули к Ледяной гавани.

На следующий день, при порывистом ветре с NNW и сильном движении льда, мы были в большой тревоге; ветер крепчал, а лед напирал все больше и больше, так что румпель и часть руля поднялись, 263 лодка, находившаяся между кораблем и льдом, была раздавлена в куски н нам не оставалось ждать другого, как гибели корабля.

25 августа погода начала улучшаться; мы потратили много труда, отталкивая лед, но все наши усилии были напрасны. Когда солнце было на юго-западе, лед начало выносить течением, и мы рассчитывали направиться к югу, чтобы, обойдя кругом Новой Земли, пройти на запад через пролив Вайгач. Мы не нашли прохода, 264 обогнули Новую Землю, 265 и пришли к заключению, что весь труд наш был напрасен и что мы не сможем пробиться, а потому решили вернуться домой. Однако, дойдя до залива Течений, мы должны были повернуть обратно из-за льда, который там стоял крепко; в эту самую ночь море [149] стало замерзать, так что при слабом северном ветре мы едва продвигались.

26 августа дул порядочный ветер, и поэтому мы рассчитывали вернуться к мысу Желания, откуда и начать плавание домой, ибо пройти через Вайгач мы не могли. Но когда мы добрались до Ледяной гавани, то лед стало носить так сильно, что он запер нас со всех сторон. Несмотря на наши большие старания пробиться, весь труд был напрасен, и мы даже чуть не потеряли трех человек, если бы лед продолжал двигаться в том же направлении. Они стояли на льду, чтобы сделать проход для корабля, но в это время нас вместе со льдом, на котором были эти трое, понесло обратно; когда льдина проходила мимо корабля, они, обладавшие ловкостью в руках, схватили один — канаты, которыми был прикреплен большой парус, другой — канат, прикрепленный к мачте, третий — канат, свешивавшийся с кормы, и таким образом счастливо и ловко вспрыгнули на корабль. Хотя все кончилось благополучно, но смотреть на такое зрелище было ужасно: ведь не ухватись они руками, как сказано, они несомненно погибли вы.

В тот же день под вечер мы добрались до западной стороны Ледяной гавани, где нам пришлось провести всю холодную зиму в большой нужде, в страданиях и тоске; ветер был ONO.

27 августа лед совершенно окружил корабль. Так как погода была сносная, то мы отправились на берег. Когда мы находились там, стал дуть довольно крепкий юго-восточный ветер; он с такой силой погнал лед на наш корабль, что нос его поднялся вверх почти на четыре фута, корма же как будто опустилась на самый грунт; и казалось, что с кораблем уже все кончено. Поэтому бывшие на корабле тотчас спустили лодку для спасения своей жизни и, распустив флаг по ветру, дали нам сигнал вернуться на корабль. Когда мы увидели, что флаг развевается по ветру, а корабль так поднялся, то с наивозможной скоростью поспешили к кораблю, полагая, что он [150] уже разбит. Но когда мы пришли туда, то нашли все в более благоприятном положении, чем ожидали.

28 августа, когда лед стал несколько расходиться, корабль стал опять принимать обычное положение. Но прежде чем он выравнялся, Виллем Баренц и другой штурман сошли под буг-шприт посмотреть, в каком состоянии корабль и насколько он приподнят. Когда они были заняты этим, упершись коленями и локтями, корабль выперло с таким сильным треском, что они считали себя погибшими, не зная, куда укрыться.

29 августа, когда корабль пришел в надлежащее положение, мы наготовили много железных рычагов и иных орудий, чтобы ломать льдины, которые налезли одни на другую; но весь труд был напрасен, ибо лед не уходил в таком направление, чтобы это могло помочь нам.

30 августа ледяные глыбы опять стали нагромождаться одна на другую в направлении к кораблю. Дул сильный ветер с StW н шел густой снег. Корабль был совершенно окружен и сжат льдом; все около него стало трещать, и казалось, что он разламывается на сто частей; это было ужасно и видеть и слышать; волосы становились дыбом при столь страшном зрелище. В этот опасный момент, когда льдины, до тех пор крепко сжимавшие корабль с обеих сторон, пробились под него, корабль вытолкнуло вверх, как будто железным орудьем.

31 августа лед опять двинулся с огромной силой, нос нашего корабля поднялся на четыре или пять футов, а корма застряла в трещине льда. Поэтому мы рассчитывали, что лед не заденет руля, но льдины двигались с такой силой, что и руль 266 и рычаг, державший его, сломались. Если бы корма была противопоставлена шедшему льду, то носовая часть была бы целиком поднята на лед и, возможно, корабль погиб бы, чего мы сильно боялись. Поэтому мы заранее спустили на лед [153] лодки, 267 чтобы позаботиться о себе в момент опасности. Но приблизительно четыре часа спустя лед сам собою пошел обратно. Это обстоятельство привело нас в немалую радость, как будто мы избежали смерти, ибо корабль был снова на плаву. Потом, исправив руль и его перо, мы привесили их на крюк, чтобы в случае такого же сжатия они были свободны.

СЕНТЯБРЬ 1596

1 сентября, в воскресенье, лед начал снова напирать, так что почти весь корабль поднялся вверх на два фута, оставаясь однако целым. После полудня, когда лед еще двигался и глыбы лезли одна на другую, мы сделали приготовления, чтобы перетащить лодки через лед на берег; дул юго-восточный ветер.

2 сентября шел густой снег при северо-восточном ветре, корабль стало опять давить льдом, и он сильно трещал. В такой беде мы сочли благоразумным перетащить лодки на берег, вместе с тринадцатью бочками хлеба и двумя боченками вина, чтобы иметь чем питаться в случае крайности.

3 сентября ветер, дувший с NNO, был столь же сильный, но снег шел не так густо. Мы стали освобождаться от льда, который жал нас так сильно, что сдвинул основание кормы, 268 но доски, которыми был укреплен корабль, удержали этот брус. Под страшным напором льда сломалась также часть мачты с полым канатом, 269 которым они были привязаны ко льду; тем не менее канат был вновь закреплен, и корабль еще выдерживал. Это было удивительно, так как лед шел со страшной силой, и глыбы льда были не меньшей величины, чем соляные [154] глыбы, которые можно наблюдать в Испании; 270 и это происходило всего на расстоянии выстрела от корабля, так что мы были в сильном страхе.

4 сентября разъяснило и солнце опять засияло, но погода оставалась холодной, а ветер был северо-восточный; мы оставались без движения.

5 сентября солнце светило ярко, погода была тихая. Лед опять стал осаждать нас, и мы были им так сильно сжаты, что корабль начал совершенно подниматься 271 и сильно страдать, но по милости судьбы оставался еще крепким. 272 Мы очень боялись, что корабль у нас погибнет — такой страшной опасности он подвергался. В эту трудную минуту мы сочли благоразумным снести на землю наш старый фор-стаксель, 273 артиллерийский порох, свинец, ружья, мушкеты и другое оружие и соорудить около нашей лодки, которую мы стащили на землю, палатку. Мы взяли также хлеб, вино и плотничьи инструменты, чтобы чинить нашу лодку, ибо она могла быть полезной в случае необходимости.

6 сентября погода была также очень сносная и тихая, солнце светило ярко, ветер дул западный, так что мы несколько ободрились, надеясь, что лед разойдется и мы выберемся.

7 сентября погода была очень сносная, но мы нигде не замечали открытой воды и оставались крепко зажатыми во льду, так что около корабля нельзя было зачерпнуть ни капли воды.

В тот же день пятеро из наших отправились на сушу, но вернулись только двое; остальные трое ушли приблизительно на две мили вглубь страны. Они нашли там реку с пресной [155] водой, а около нее много дерева, принесенного туда. 274 Они заметили также следы оленей и лосей, 275 как они полагали, ибо следы были от раздвоенных копыт, одни больше других; на этом основании они и строили свое предположение.

8 сентября дул сильный ветер с ONO, который был для нас самым неприятным и мешал удалять лед; мы оказались еще крепче во льду, и это было нам очень тягостно.

9 сентября опять подул северо-восточный ветер с легким снегом. В силу этого наш корабль был совершенно сжат льдом; ветер с силою гнал лед на корабль, так что около нас образовалась стена льда в три или четыре фута высотой, и основной брус ахтерштевня ломался все больше и больше; кроме того и передняя часть корабля начала мало-по-малу терять крепость, но все же здесь большой опасности еще не было.

Ночью очень близко к кораблю подошли два медведя, но звук труб и ружейных выстрелов (мы не попали в них, так как было темно) напугал зверей, и они убежали.

10 сентября погода была немного более сносной, хотя дул тот же ветер, но не такой сильный.

11 сентября стояла тихая погода, и восьмеро из нас отправились на берег, хорошо вооруженные, чтобы проверить, правильно ли сообщение упомянутых трех товарищей насчет дерева, лежащего у реки. Дело в том, что после столь долгих и разнообразных блужданий, когда мы то входили в лед, то выбирались из него, постоянно меняя курс, мы видели теперь, что не можем выйти изо льда и крепко засели н нем, а между тем осень и зима были уже близко; поэтому настоятельная нужда заставила нас позаботиться о себе, чтобы провести здесь зиму. Мы пришили к заключению, что надо защититься от холода и диких зверей, построить дом и жить в нем с возможными удобствами, а в остальном довериться судьбе. Для выполнения этого плана [156] мы и отправились осмотреть окрестности и поискать удобное место для постройки дома; впрочем строительного материала мы не имели, так как в той стране не росли деревья и не было ничего другого пригодного для постройки. Но так как в крайней нужде нельзя ничего оставлять неиспробованным, то некоторые из наших углубились в страну поискать удобного для дома места и вообще посмотреть, не подвернется ли им что-либо. Тут они неожиданно наткнулись на счастливую случайность: на морском берегу валялось несколько деревьев, как нам верно сообщали упомянутые три товарища. Эти деревья были занесены сюда из Татарии или из Московии, или из какой-либо другой страны и выброшены на берег, потому что там, где мы были, не растет никаких деревьев. Эта счастливая случайность, будто посланная нам судьбой, сильно нас обрадовала. Деревья были не только полезны нам для постройки, но и как топливо, которым мы пользовались в течение всей той зимы; иначе без сомнения нам всем суждено было бы погибнуть из-за сильнейшего холода.

12 сентября в тихую погоду наши отправились в другую сторону поискать деревьев где-нибудь поближе, но нашли очень немного.

13 сентября погода была тихая, но стоял густой туман, и мы не могли ничего сделать, так как при тумане было очень опасно забираться далеко из-за диких зверей, которых мы могли не разглядеть.

14 сентябрь день был ясный, но очень холодный. Мы отправились на сушу и устроили склад дерева, чтобы его не занесло снегом и чтобы мы могли доставить его потом на то место, где рассчитывали построить дом.

15 сентября, на самой заре, когда один из нас стоял на вахте, было замечено, что приближаются три медведя; один из них прилег за ледяной глыбой, два другие направились к кораблю. Поэтому мы приготовились стрелять. Случайно на льду стояла лодка с мясом, 276 выставленная, чтобы мясо отмочилось (так как [159] рядом с кораблем не было воды); и вот один медведь сунул голову в кадку, чтобы схватить часть мяса, но пуля пронзила ему голову, и он упал мертвым без всякого движения. Тут нам представилось удивительное зрелище: второй медведь остановился и, присев, стал безмолвно и как бы удивляясь обнюхивать убитого. Когда же он увидел, что тот лежит мертвым, то в конце концов ушел. Мы, схватив оружие — алебарды и ружья, стали ждать, не вернется ли он. Наконец медведь направился к нам, и когда он поднимался на задние лапы для нападения, один из наших поразил его пулей в середину живота, так что он упал на передние лапы и затем с громким ревом убежал. Убитого медведя мы вскрыли и выпотрошили, а затем, поставив на четыре лапы, заморозили, рассчитывая отвезти его в Голландию, если удастся высвободить корабль. Поставив таким образом медведя на лапы, мы начали делать сани, чтобы возить лес на то место, где мы собирались строить дом. В это время соленая морская вода замерзла почти на два пальца толщины; было очень холодно, и дул северо-восточный ветер.

16 сентября светило яркое солнце, но под вечер стало туманно; ветер был восточный. В этот день мы впервые поехали за лесом и перевезли на санях, на расстояние около одной мили, четыре бревна. В ту ночь вода 277 снова замерзла на два пальца толщины.

17 сентября мы в количестве тринадцати человек отправились с двумя санями возить лес; десятеро, по пять человек, тащили сани, a трое должны были приподнимать лес на санях, чтобы легче было везти его. Обычно мы за день делали две поездки и сваливали лес в том месте, где надо было строить дом.

18 сентября дул западный ветер и шел густой снег. Мы опять отправились на обычную работу по перевозке леса. С полудня было яркое солнце и тихая погода.

19 сентября погода стояла опять тихая и ярко светило солнце; [160] мы привезли на двух санях лес за шесть тысяч шагов и проделали это за день дважды.

20 сентября мы также сделали две поездки; было туманно и тихо.

21 сентября было туманно, а после полудня стояла ясная погода; в море лед все еще двигался, хотя уже не так сильно, как раньше. Холод был страшный, так что мы должны были перенести наш камбуз в нижнюю часть корабля, в самую середину, ибо наверху все замерзало.

22 сентября мы привезли за день два воза леса для постройки дома. Было туманно и тихо, ветер дул с О и ONO. В этот день, когда мы вечером вернулись на борт корабля, скончался наш плотник; он был родом из Лурморенда 278.

24 сентября мы его похоронили в песке, под морским грост-пиком, 279 в расщелине горы около водопада, так как не могли раскопать землю из-за сильного мороза и холода. В этот день мы сделали на наших санях две поездки за лесом.

25 сентября погода была туманная, ветер дул с W, WSW и SW; море стало несколько открываться, и лед начало выносить, но это продолжалось недолго: продвинувшись на расстояние артиллерийскою выстрела, лед остановился и сел на грунт на глубине трех саженей; там же, где стоял наш корабль, лед не расходился, и корабль оставался среди льда. Если бы мы были в открытом море, то мы ли бы поставить паруса, хотя время года было очень позднее.

В этот день мы поставили бревна для нашего дома, и постройка стала подниматься. Если бы однако наш корабль освободился изо льдов, мы оставили бы постройку и починили бы ахтерштевень, чтобы быть готовыми к отплытию, было бы это только возможно. Уж очень тяжело казалось нам проводить там зиму, которая, как мы хорошо знали, будет очень суровая, но [163] никакой надежды у нас не было, и поневоле надо было храбриться, как говорится в пословице, а также терпеливо ждать исхода, какой судьбе будет угодно послать нам.

26 сентября дул западный ветер, море было чисто, но наш корабль тем не менее оставался скованным льдом. Это заставляло нас больше тосковать, чем радоваться, но раз так угодно было судьбе, то надо было повиноваться, и мы продолжали строить наш дом. Часть наших людей подвозила дрова для топки, другая часть была занята постройкой. Нас оставалось еще 16 человек, так как наш плотник умер, но и из этих шестнадцати некоторые по временам хворали.

27 сентября подул резкий северо-восточный ветер и был такой сильный холод, что когда плотники, как это у них в обычае, держали во рту гвоздь, он примерзал к губам, и они вынимали его изо рта с кровью. В этот же день пришла старая медведица с детенышем, и когда мы все вместе пошли к постройке (ходить в одиночку мы не смели), то хотели было напасть на нее и стрелять, но она убежала. В это время лед пришел в сильное движение. День был ясный, но очень холодный, так что мы с большим трудом могли продолжать работу, и только крайняя необходимость заставляла нас заниматься ею.

28 сентября день был ясный и тихий, ветер был западный, в море видно было открытую воду, тем не менее наш корабль прочно сидел во льду. В этот день к кораблю подошел медведь, но, завидев нас, убежал, а мы продолжали постройку дома.

29 сентября утром был западный ветер, а с полудня восточный. Между кораблем и домом появились три медведя: старый и два молодых. Мы однако продолжали таскать необходимые вещи к месту постройки, желая удалить медведей, но они все шли на нас. Мы старались прогнать их криком, но, увидев, что медведи все так же идут прямо на нас, мы и те, кто был занят постройкой дома, подняли сильный шум: тогда медведи стали убегать, о чем мы нисколько не жалели. [164]

30 сентября ветер был с О и OSO, и всю ту ночь шел густой снег, так что наши не могли подвозить лес — так много выпало снега. Мы разложили около постройки большой костер, с целью дать земле оттаять и уплотнить ее вокруг дома, чтобы таким образом холод меньше проникал в дом. Но наш труд был напрасен; земля была настолько крепка и так глубоко промерзла, что никак не оттаивала, или уж надо было потратить чересчур большое количество дров. Поэтому мы отказались от нашего намерения.

ОКТЯБРЬ 1596

1 октября дул очень сильный северо-восточный ветер, а после полудня поднялся шторм с севера и началась метель, так что итти против ветра было очень трудно и едва можно было дышать; снег так бил в лицо, что на расстояние двух или трех кораблей ничего но было видно.

2 октября до полудня день был солнечный, а с полудня небо стало опять пасмурным к пошел снег, но погода была тихая; сперва дул северный ветер, потом южный. Мы закончили постройку дома и поставили на нем майское дерево, 280 сделанное из снега.

3 октября погода было тихая и ясная, но страшно холодная, так что едва можно было терпеть. С полудня подул сильный западный ветер, принесший такую стужу, что, если бы она продолжалась, пришлось бы остановить работы.

1 октября дул западный ветер, а с полудня сильный северный, принесший густой снег, что опять помешало нашим работам. В это время мы сильнее закрепили наш якорь за лед, так как наш корабль находился всего на расстоянии выстрела от открытой воды, так много льда несло. [167]

5 октября при сильном северо-западном ветре море на всем видимом пространстве почти очистилось от льда, но наш корабль оставался все так же скованным, как и раньше. Он стоял в 2-или 3-футовом льду, и мы не могли предполагать иное, как то, что он сидел на грунте; глубина была здесь 4 1/2 фута. 281 В тот же день мы разломали нижнюю палубу в передней части корабля, где была мачта, и этими досками покрыли дом; крышу мы сделали в середине несколько более высокую, для стока воды. В это время было очень холодно.

6 октября дул сильный ветер с W и SW, а к вечеру начался северо-западный с большим снегом, и из-за страшного холода никто не решался показать голову за дверь.

7 октября погода была довольно сносная, не очень холодная, 282 и мы старательно конопатили дом и разобрали заднюю часть корабля, чтобы лучше обшить постройку с наружной стороны. 283 Ветер в этот день обошел кругом всего компаса.

8 октября. В предшествующую ночь и весь этот день был такой сильный ветер и шел такой снег, что если кто выходил, то ему казалось, что он задыхается; мало того, никто не мог расстояние на расстояние длины корабля, хотя бы от этого зависела его жизнь; нельзя было даже и минуты пробыть вне корабля или вне дома.

9 октября все еще продолжался северный ветер, неся густой снег; дул он с суши, и нельзя было выйти ни из дому ни с корабля.

10 октября утром погода была несколько мягче, и ветер, дувший с SW и WSW, был тише. Вода подлилась почти на два фута выше обычного, что, по нашему мнению, было вызвано сильным северным ветром. [168]

В тот же день погода стала еще лучше, так что мы рискнули сойти с корабля. И вот, когда один из наших вышел, ему навстречу вдруг попался медведь и чуть было не столкнулся с ним раньше, чем тот его заметил. Наш тотчас побежал к кораблю, а медведь преследовал его до того самого места, где мы раньше убили медведя, которого мы тогда поставили на лапы и бросили на морозе; он был потом занесен глубоким снегом, но одна лапа все еще торчала из-под снега. Подойдя к этому месту, преследовавший медведь остановился. Этим замедлением воспользовался убегавший, влез на корабль и в страхе закричал громким голосом: «Медведь, медведь!» Вызванные его криком, мы вышли на палубу, чтобы стрелять в медведя, но зрение наше притупилось от постоянного дыма, который мы терпели, заключенные в корабле из-за крайне суровой погоды; ни за какие блага этот дым нельзя было бы вытерпеть, но нас принудили к этому сильный мороз и жесточайшая метель; иначе мы не могли сохранить себе жизнь и, если бы оставались на палубе, то несомненно умерли бы от стужи. Медведь не долго оставался там и неожиданно ушел. Ветер был северо-восточный.

В тот же день под вечер погода была хорошая; мы вышли с корабля и направились к дому, унося с собой большую часть хлеба.

11 октября погода была тихая и, вследствие южного ветра, довольно теплая. Мы снесли на берег вино и прочее продовольствие. Но пока мы были заняты выгрузкой вина, медведь, который прятался за глыбой и льда (может быть, он был разбужен нашим криком), подошел к кораблю. Мы, правда, видели, как он лежал, но приняли его за глыбу льда. Когда он стал приближаться к нам, мы выстрелили в него, но он убежал, а мы продолжали свою работу.

12 октября ветер был северный, временами несколько уклонявшийся к западу Половина наших отправилась и дом и там впервые провели ночь, испытав однако сильный холод, так как [169] койки были еще не готовы, а одеял у нас было мало. В особенности страдали мы от крайне надоедливого дыма, а развести огонь как следует мы не могли, ибо печь не была еще сложена.

13 октября опять поднялись сильные северные и северо-западные ветры. Трое из нас отправились на корабль и нагрузил сани пивом. Однако, когда мы хотели везти его к дому, неожиданно поднялся такой сильный и холодный ветер, что мы не могли оставаться на улице и должны были удалиться на корабль, оставив пиво на санях. На корабле мы испытали сильный холод из-за недостатка одеял.

14 октября, сойдя с корабля, мы нашли боченок пива (оно было данцигское), оставленный на открытом воздухе на санях. От сильного холода дно его лопнуло, а самое пиво, которое вытекло, замерзло и так крепко пристало ко дну боченка, как будто было прикреплено птичьим клеем. Мы притащили этот боченок пива к дому и поставили стоймя. Когда же мы хотели пить, то надо было раньше дать пиву оттаять, ибо незамерзшего пива оставалось в боченке чуть чуть, и в этой влаге была вся сила напитка, так что из-за крепости его нельзя было пить; а то, что замерзло, было так же невкусно, как вода, но мы все-таки пили его вместе с другим, незамерзшим, хотя напиток получился очень слабый и невкусный.

15 октября ветер дул с N, а также с О и OSO, погода была тихая. В этот день мы подготовили место для двери, удалив снег лопатами.

16 октября ветер был юго-восточный и южный, погода тихая. Накануне ночью медведь забрался на корабль, но с рассветом ушел, заметив людей. К этот день мы разобрали каюту капитана, 284 чтобы взять оттуда доски и наустройство сеней, чем мы и были заняты. [170]

17 октября ветер дул с юга и юго-востока, погода была тихая, но очень холодная; мы употребили и этот день на постройку сеней.

18 октября дул сильной ветер с востока и юго-востока. Мы достали из лодки, вытащенной на берег, хлеб, а также вино; оно не очень замерзло, хотя и оставалось так шесть недель, неоднократно подвергаясь сильному холоду.

В этот день мы опять заметили медведя. Море совершенно замерзло, так что нигде нельзя было видеть открытой воды.

19 октября ветер дул с северо-востока. На корабле находились всего два человека, 285 и в это время появился медведь, который пытался прорваться на судно силою. Эти два человека били его поленьями дров, тем но менее зверь ожесточенно бросался на них. Напуганные этим, они пустились бежать, стараясь, как могли, спасти жизнь: двое соскочили внутрь корабля, а мальчик залез на ванты. А когда некоторые из наших пошли из дома к кораблю, медведь стал нападать и на них, но, получив две пули, убежал.

20 октября, при тихой и солнечной погоде, мы опять заметили в море открытую воду. В это время мы дошли на корабль взять остальное пиво; несколько боченков его мы нашли замерзшими. Мало того, даже железные обручи, набитые на бочонки с данцигским пивом, так же лопнули от мороза.

21 октября стояла тихая погода и солнце ярко светило. Мы снесли в дом большую часть нашею продовольствия.

22 октября, при сильном северо-восточном ведре, снег мело так густо, что нам нельзя было посидеть даже и перед дверьми.

23 октября была тихая погода, ветер дул с северо-востока. Мы отправились, на корабль посмотреть, не захотят ли наши, который еще оставались на корабле, перейти в дом; но они не [173] рискнули пуститься в путь с больным и на этот день еще остались там, так как он был очень хил и слаб.

24 октября остальные, в числе 8 человек, перешли в дом, перевезя больного на санях. Мы с большими тягостями и затруднениями перетащили к дому также лодку с нашего корабля и повернули ее вверх дном, чтобы по прошествии зимы, при благоприятных обстоятельствах, воспользоваться его для обратного пути, если представится возможность. Затем видя, что корабль попрежнему находится прочно во льду и нам меньше всего можно ждать того, чтобы море вскрылось, мы подняли якорь на корабль, дабы не потерять его засыпанным в снегу, так как он еще мог нам пригодиться летом; мы надеялись, что каким-нибудь способом вернемся летом на родину.

Продолжая работать с тем же старанием, в то время как солнце стало изменять нам, мы каждый день перевозили на санях в дом все необходимое для еды и питья. Ветер был северный.

25 октября 286 мы отправились убрать все снасти, необходимые для лодок. Когда мы были заняты этим делом, приспособив веревки, чтобы тащить груз к дому, капитан, обернувшись, увидел, что из-за корабля к нам идут три медведя. В испуге он тотчас стал громко кричать, чтобы устрашить их, а мы немедленно скинули с себя веревки и приготовились к отпору. Случайно на санях была пара алебард. Одну из них схватил капитан, а другую взял я, чтобы дать посильный отпор; остальные же изо всех сил побежали к кораблю. При этом бегстве один упал в трещину среди льда; это было для нас страшное зрелище, так как мы думали, что медведи стремительно кинутся на него и сожрут его. По к счастью медведи устремились против тех, кто убежал на корабль. Между тем, воспользовавшись удобным случаем, и мы, вместе с упавшим в трещину, побежали к кораблю и взошли на него. Медведи, увидев, что мы ускользнули, в ярости подошли к кораблю; а у нас не было другого [174] оружия, кроме двух упомянутых алебард, и так как мы на них не очень полагались, то пытались отбиться от медведей, бросая в них палки и другие предметы, что производило на них такое же действие, как на собак бросание камнями. Между тем мы послали одного из наших в трюм высечь огонь, а другого за копьями, спрятанными под палубой; но огня, при помощи которого мы могли бы стрелять, не удавалось высечь. Однако в то время как медведи смело нападали на нас, мы, ткнув алебардой, ранили одного из них в морду. Почувствовав рану, он медленно отошел от нас. Увидев это, ушли и другие, которые были помоложе; мы же поблагодарили судьбу за то, что таким образом избавились от них, отвезли без всякой помехи сани к дому и рассказали что с нами было.

26 октября ветер дул с N и NNW, погода была довольно сносная; мы видели открытую воду очень близко к берегу, но около корабля лед лежал попрежнему.

27 октября, при северо-восточном ветре, шел такой густой снег, что вне дома невозможно было работать, в тот день наши застрелили песца; сияв с него шкуру, мы в жареном виде съели его мясо и нашли, что оно по вкусу напоминает кролика. В тот же день мы привели в порядок наши стенные часы, так что они стали бить.

Мы заправили также лампу, чтобы она нам светила ночью; для этого мы взяли растопленное медвежье сало и налили его в лампу.

28 октября, при северо-восточном ветре, наши вышли за дровами, но поднялась такая сильная буря с пургой, что они принуждены были воротиться. Под вечер погода стала лучше, и трое из наших пошли вырвать зубы y медведя, которого оставили замороженным, но он оказался совершенно засыпанным снегом, притом внезапно опять поднялись такая снежная вьюга и буря, что они вынуждены были поспешно вернуться домой; добрались они туда с трудом, ибо снег падал так густо, что почти совершенно залеплял глаза. Вследствие этого они едва [175] было не сбились с дороги и им чуть не пришлось, блуждая всю ночь, провести ее в страшной стуже.

29 октября дул северо-восточный ветер. Мы пошли искать на берегу гальку, смешанную с песком, чтобы засыпать парус, который мы растянули поверх дома, имея в виду сделать крышу более плотной и лучше отеплить жилище, так как доски были не особенно хорошо пригнаны и не мешали стуже проникать к нам.

30 октября все еще дул северо-восточный ветер, и солнце совершало свой путь очень близко к земле, мало поднимаясь над горизонтом.

31 октября продолжался тот же ветер с метелью, так что мы не рисковали и голову высунуть из дома.

НОЯБРЬ 1596

1 ноября все еще дул северо-восточный ветер. Когда уже начинало темнеть, мы видели, что на востоке восходит луна. Солнце должно было быть еще над горизонтом, но в тот день мы его не видели из-за пасмурной погоды и сильного снегопада. Стужа была жестокая, так что в этот день мы ничего не могли делать вне дома.

2 ноября дул западный ветер с отклонением к югу, а вечером северный. При хорошей погоде мы видели, как солнце восходило на SSO и заходили на SSW. Полный диск его однако не показывался над землею, и оно представлялось как бы скользящим над горизонтом. В этот день мы убили ударом топора песца и, сняв с него шкуру, изжарили и съели. Раньше мы не видели ни одного песца: они появились только теперь, с удалением от нас солнца, и вместе с тем пропали медведи.

3 ноября дул северо-западный ветер, погода была тихая. Мы видели восход солнца на StO (даже несколько южнее) и заход на StW (тоже немного южнее); над горизонтом была видна только верхняя часть солнечного диска, хотя место, на котором [176] мы стояли, когда измеряли высоту солнца, было на такой же высоте, как мачта нашего корабля; 287 и тогда солнце было в 11°41' Скорпиона, 288 а склонение его было 15°24' южное.

4 ноября погода была тихая, солнца уже не было видно, так как оно больше не поднималось над горизонтом. 289 Наш врач ухитрился устроить из винной бочки ванну, купанье в которой согревало тело, ванну принимали время от времени все мы по очереди. Мы знали, что это купанье сильно содействует укреплению тела и сохранению здоровья.

5 ноября был северный ветер несколько отклонявшийся к западу. Мы видели в море много воды, тем не менее наш корабль оставался прочно скованным льдом; и когда солнце нас покинуло, мы видели, что луна не заходит ни днем, ни ночью, 290 так как она была в своем наивысшем подъеме.

С ноября ветер дул с северо-запада, погода была тихая. Наши привезли сани с дровами, но, так как солнце нас покинуло, было очень темно.

7 ноября была тихая 291 погода, ветер дул с запада. Тьма была такая, что день можно было с трудом отличить от ночи, тем более, что в это время остановились наши часы, и поэтому мм думали, что день еще не наступил, когда на самом деле он уже настал. Наши люди в этот день покидали свои койки только [177] для того, чтобы облегчить мочевой пузырь, а потому не знали, видят ли они дневной свет или сияние луны. В силу этого мнения разделились: одни утверждали, что это — свет дневной, другие — лунный. Но когда мы рассудили все как следует, то оказалось, что это был дневной свет, ибо время было около полудня.

8 ноября была тихая погода, ветер дул с юга и юго-запада. Наши люди опять привезли сани, нагруженные дровами, а потом мы поймали песца и видели в море открытую воду. 292 В этот день был разделен хлеб: каждый получил на неделю 4 фунта 10 унций. 293 Таким образом каждый боченок хлеба расходовался в восемь дней, тогда как раньше его едва хватало на 5 или 6 дней. Делить же мясо и рыбу еще не было необходимости. Напитков не хватало, поэтому их пришлось собрать вместе и разделить между всеми.

9 ноября ветер дул северо-восточный, с некоторым отклонением к северу. Было очень темно, и свет едва мерцал.

10 ноября погода стояла тихая, ветер дул с северо-запада. Наши отправились на корабль посмотреть, в каком там положении дела, и нашли, что в корабле много воды, которая покрыла балласт; но так как вода замерзла, то ее нельзя было выкачать помпой.

11 ноября ветер был северо-западный, погода довольно тихая. В этот день мы сделали из канатных веревок приспособление для ловли песцов, сплетенное наподобие сети. Оно было устроено так, что от дома была протянута веревка, и, когда песец подходил под нее, он запутывался в ней. В этот день мы поймали одного.

12 ноября дул восточный ветер, погода была бурная. 294 В этот [178] день мы начали распределять и вино. Каждый должен был получать в день по два стаканчика, а нашим обычным напитков была вода, добытая из принесенного в дом и растаявшего снега.

13 ноября была очень дурная погода и сильная пурга, ветер дул с востока.

14 ноября была ясная и светлая погода, так что были видны все звезды; ветер оставался восточный.

15 ноября было темно, небо заволоклось тучами; ветер дул северо-восточный.

16 ноября была тихая и умеренная погода; ветер восточный.

17 ноября было темно, небо пасмурное; ветер попрежнему восточный.

18 ноября погода была очень плохая при юго-восточном ветре. Капитан разрезал сверток очень толстой шерстяной материи и роздал каждому, сколько ему было необходимо, для лучшей защиты от холода.

19 ноября ветер был восточным, погода скверная. Мы открыли сундук, в котором находилось полотно, к разделили его между людьми для изготовления рубашек; обстоятельства требовали принять все меры к защите тела от холода.

20 ноября стояли хорошая и тихая погода, ветер дул с востока. Мы вымыли наши рубашки; но был такой сильный холод, что выстиранное и скрученное белье сильно замерзало: приходилось держать его у большого огня, но и то оно оттаивало только с одной стороны, а с другой оставалось замерзшим, так что легче было разорвать его, чем развернуть. Чтобы белье оттаяло, не оставалось поэтому ничего другого, как опять бросить его в кипяток, такой сильный был холод.

21 ноября погода была сносная, ветер северо-восточный. Тогда было принято решение, чтобы каждый поочередно рубил дрова для облегчения этой работы повару, который и без того был достаточно занят приготовлением пиши два раза в день и [179] оттаиванием снега для питья; но капитан и штурман 295 были освобождены от этой работы.

22 ноября дул юго-восточный ветер при ясной погоде. Так как у нас оставалось еще 17 кругов сыра, 296 то мы съели один за общим столом, а из остальных все получили на свою долю по одному для собственного употребления.

23 ноября погода была сносная, ветер юго-восточный. Так как песцы стали появляться в гораздо большем количестве, чем раньше, то мы и воспользовались этим удобным случаем. Именно, мы сделали из толстых досок ловушки, на которые накладывали камни, окружив эти ловушки глубоко вбитыми острыми кольями, чтобы нельзя было прокопать проход снизу. Этим способом мы время от времени ловили песцов. 297

24 ноября была резкая погода, ветер дул с северо-востока. Мы опять приступили к купанью, так как не все были здоровы. Четверо из нас взяли ванну и, когда они вышли, то цирульник 298 дал нам слабительного, которое было нам очень полезно. В этот день мы поймали четырех песцов.

25 ноября стоила ясная погода, а ветер дул западный. В устроенную нами ловушку мы поймали двух песцов.

26 ноября погода была суровая, при сильном юго-западном ветре; свирепствовали буря и страшная метель. Дом был почти погребен под снегом, так чти нельзя было выйти, и мочиться и испражниться приходилось в доме.

27 ноября день был ясный, ветер дул с юго-запада. Мы [180] сделали несколько ловушек, ибо песцы были нам очень полезны для питания, еды же у нас было немного, и потому казалось, что их послала нам сама судьба.

28 ноября опять была суровая погода с сильной бурей с севера и страшной метелью, так что мы снова оказались наглухо заперты в доме и не могли выйти, ибо все двери были завалены снегом.

29 ноября день был ясный и небо светлое, ветер дул с севера. Мы откопали снег у дверей и проложили дорогу для выхода наружу. Сделав это, мы нашли все наши ловушки и силки погребенными под снегом. Очистив ловушки, мы опять приспособили их для ловли песцов, причем одного поймали в тот же день; он был нам не только полезен для еды, но из шкуры его, как и из шкур вышеупомянутых песцов, мы сделали шапки, закрывавшие всю голову и предохранявшие нас от резкого мороза.

30 ноября дул западный ветер, погода были ясная. Когда Стражи 299 были на юго-западе, что по нашему предположению было приблизительно в полдень, мы отправились вшестером, хорошо вооружившись к кораблю, чтобы посмотреть, как все обстоит; придя туда, мы поймали под палубой живого песца.

Комментарии

190. В голландском «Schipper ende comis van de comanschappe».

191. Участвовал в экспедиции 1595 года.

192. Jan Cornelisz Rijp. В дальнецшем Де-Фер обычно употребляет Jan Corneliszoon, что отвечает русскому Ян Корнелиевич.

193. Hitlandt — голландское название Шетландских островов.

194. Fyeril — остров Фер, лежащий между Оркнейскими и Шетландскими островами.

195. Это не высота солнца, а зенитное расстояние.

196. Это — явление гало, особенно часто наблюдаемое в полярных странах. Гало бывают разного вида как около солнца, так и около луны. Иногда видны только круги, иногда же появляются ложные солнца и луны.

197. Т. е. четырех часов.

198. Это не высота солнца, а зенитное расстояние.

199. В голландском оригинале и английском издании приводится высота солнца 38°38', в соответствии с чем арифметические действия приведены также другие. Результат, конечно, тот же: 74° N.

200. В английском издании: «that it was admirable».

201. Воды холодного течения около Медвежьего острова своим зеленоватым цветом резко отличаются от синих атлантических вод.

202. Т. е. одного часа.

203. Остров Медвежий. Необходимо отметить хорошее определение географической широты острова, произведенное голландцами.

204. Здесь в латинском издании имеется следующий пропуск: «на этом острове мы определили склонение компаса в 13°, так что оно составляло по меньшей мере один румб». Склонение было несомненно западное.

205. Т. е. двух часов.

206. В голландском оригинале: «Maer ten bequani ons niet wel».

207. Это название сохранилось за островом до настоящего времени. Оно было перенято то также русскими поморами, которые в встарину называли этот остров «Медведь».

208. Это не высота, а зенитное расстояние.

209. В голландском оригинале, а также в английском издании, приводится высота солнца 33°37', откуда при склонении 23°26' получается широта места 79°49'. В голландском издании вследствие ошибки в вычислениях приводится однако широта 80°11'. В латинском издании вычисления сделаны правильно, однако они исходят из высоты солнца 33°15', а не 33°37', как в голландском издании. Причину этого расхождения установить нельзя, а потому нельзя и решить, какой результат правильнее — 80°11’ N или 79°49' N. На карте, приложенной к английскому изданию 1853 г., путь голландских кораблей показан к востоку от Шпицбергена и далее через весь пролив Хинлопен с SO на NW. Предположение, что голландские суда прошли на север у восточных берегов Шпицбергена, кажется нам совершенно невероятным в силу ряда причин. Во-первых, в столь раннее время года (13—19 июня) восточные берега Шпицбергена блокируются тяжелыми льдами, через которые голландские суда несомненно не могли бы пробраться. Во-вторых, в середине июня еще ни одному судну не удалось пройти через пролив Хинлопен, и нет никаких оснований предполагать, что это удалось голландцам. В третьих, Де-Фер нигде не упоминает о прохождении через пролив Хинлопен. В четвертых, голландцы на пути от Медвежьего острова к 80°11' N (или 79°49' N) держали курс на N или NtO; принимая во внимание магнитное склонение в ту эпоху, следует, что от Медвежьего острова суда голландцев шли на N с некоторым отклонением к W, а никак не на NO, как показано на упомянутой карте в английском издании. На переходе от Медвежьего острова к Шпицбергену голландские суда могли быть снесены на запад также течением.

210. Это был Шпицберген, который голландцы принимали за часть Гренландии.

211. Определить, в каком именно заливе побывали голландцы, чрезвычайно затруднительно. Описание этого залива по Де-Феру, а также даваемая им географическая широта (79°42' N, см. ниже) скорее всего подходит к Liefde-Bay, на северном берегу главного острова Шпицбергена.

212. В голландском оригинале прибавлено: «на глубине 18 сажен».

213. В голландском оригинале: «Schuijt».

214. В английском издании: «good anchor ground».

215. В английском издании: «which shewed also like an islаnd».

216. В голландском оригинале: «Rotgansen». Это горная казарка (Branta bernicla).

217. В голландском оригинале здесь имеется следующая фраза: «И 22 июня мы снова были на борту корабля».

218. Wieringen — остров на севере Голландии, вблизи Текселя.

219. В английском издании: «яйца».

220. На ошибочность этого мнения было указано выше (см. примеч. 7).

221. Здесь пропущено следующее, имеющееся в голландском оригинале: «ночью мы стали на якорь, и когда солнце было на NO и немного восточнее мы измерили высоту его и нашли, что оно возвышалось над горизонтом на 13°10', склонение его было 23°28'; если отсюда вычесть указанную высоту, то остается 10°18', а если отнять это от 90°, то высота полюса будет 79°42'. В немецком тексте эта широта отмечена, но без приведения расчета.

222. T. e определить магнитное склонение.

223. Следует считать, что магнитное склонение было западное.

224. Этот абзац отсутствует в английском тексте. В немецком тексте, наоборот, здесь имеется пространное рассуждение о склонении магнитной стрелки даже с чертежами. (А. М.).

225. Это несомненно пролив между островом Prince Charles Foreland и главным островом Шпицбергена.

226. Это Птичий мыс - Voеl Hoeck — северная оконечность острова Prince Charles Foreland.

227. Это не высота солнца, а зенитное расстояние. В английском издании дается высота солнца 38°20'.

228. В английском издании: «his officers».

229. Т. е. обогнуть с севера Шпицберген.

230. Баренц намеревался плыть на восток, но в этом направлении, как видно из текста, находился лед.

231. Это не высота солнца, а зенитное расстояние. В голландском издании приведена высота солнца 39°27', тогда как в соответствии с приведенным в латинском издании зенитным расстоянием следовало бы 39°33', тем более, что в голландском издании приведена та же широта, что и в латинском (73°20').

232. В оригинале неясно: nosesse recte ad Austruin et Aparctiam Candinax. В голландском тексте явная опечатка Dandinaes. (A. M.)

233. Это предположение было неправильно, так как и до 11 июля и после широта места корабля дается 72° N.

234. На карте Баренцова моря, изданной Гидрографическим управлением в 1930 г. под No 1062, в широте 71°53' N и долготе 41°52' О действительно значится 70-саженная банка

235. Т. е. за 7 часов.

236. Т. е. до полуночи

237. Это зенитное расстояние, а не высота солнца.

238. В 1553 году английский мореплаватель Виллоуби, плывя от Нордкапа на восток, увидел землю. По предположению А. Норденшельда это был остров Колгуев, по мнению же некоторых других исследователей — западный берег южного острова Новой Земли.

239. Здесь ошибка в вычислениях: 90° — 16°40' = 73°20', а не 74°40'. Что широта 74°40' неверна, видно также из курсов корабля за время с 14 июля (когда корабль находился в 74°10' N) до 17 июля.

240. По определению Баренца в 1594 году Ломсбэй лежит в широте 74°20' N, и едва ли увиденный Де-Фером берег Новой Земли действительно находился в районе этого залива.

241. В голландском оригинале: «Het voormsrseijl ende besaen».

242. Широта преувеличена, так как Северный Крестовый остров лежит на 76°02' N.

243. Здесь две ошибки: 1) разность между 35°15' и 21° есть 14°15', а не 14°; 2) если из 90° вычесть 14°15', то получаем 75°45, а не 76°15'.

244. Магнитное склонение было западное.

245. Редактор английского издания справедливо полагает, что здесь опечатка и что на самом деле следует не 17°, а 27°.

246. Т. е. к северной оконечности Новой Земли.

247. Судя по вертикальным размерам, это был несомненно айсберг.

248. В голландском оригинале иначе: «Wy hadden boven opt schip ons schnyten seijl gheschoren».

249. В голландском оригинале: «Een hooghen heuvel».

250. В голландском оригинале: «Werp ancker».

251. В голландском оригинале: «Den cieynen Is-hoeck».

252. Так и в оригинале и в английском переводе; в итальянском 17 августа, в немецком 26 августа (явная опечатка вместо 16). (A. M.)

253. Т. е. отыскание морского пут в Китай.

254. в голландском оригинале: «Werp-ancker».

255. В голландском оригинале: «De hoeck van Begheerte».

256. В голландском оригинале: «De Hooft-hoeck». Это мыс Де-Фер современных карт (на русских каргах обычно Девер). Расстояние между мысом Желания и мысом Де-Фер автором сильно преувеличено (13 миль вместо 24).

257. В голландском оригинале: «Het Vlissinger hooft». На русских картах часто неправильно «Виссингер Гофт». Расстояние между мысом Головным и мысом Флиссингенским тоже сильно преувеличено (5 миль вместо 12).

258. В голландском оригинале: «Den hoeck vant Eylandt». Это мыс Константин современных карт, около которого находится остров Гемскерк. Расстояние между мысом Флиссингенским и мысом Константин, определяемое Де-Фером в 12 миль, составляет на самом деле 10 миль.

259. В голландском оригинале: «De tioeck van den Ishaven». Это мыс Спорый Наволок современных карт (а не «мыс Ледяной Гавани» на карте Гидрологического управления No 1067 изд. 1932 г.). Расстояние между мысом Константин и мысом Спорый Наволок, определяемое Де-Фером в 16 миль, составляет на самом деле 20 миль.

260. В голландском оригинале: «Het afwater ofte Stroom Bay», в английском издании: «the fall of water or the Stream Bay». Расстояние между мысом Спорый Наволок и заливом Течений современных карт равно 29 милям.

261. В итальянском переводе: «красивым и прелестным» (bella е graziosa). (А. М.)

262. Это был вероятно обломок глетчера с поверхностной мореной.

263. Т. е. над водою. В голландском тексте: «сломались на куски» (stucken gheschoven werden); в итальянском переводе: «унесены» (fu рortato via), во французском переводе: «fut rompu». (А. M.)

264. Подразумевается «в Китай».

265. Подразумевается «с севера».

266. В голландском оригинале: «перо».

267. В голландском оригинале: «Ons scliuijt ende boot».

268. В голландском оригинале: «Soo dit de scheck achter van den Steven grechoven werde».

269. В голландском оригинале: «Ende det bouteloef brack mede stucken met een nieti cabeltou».

270. Редактор английского издания предполагает, что здесь может быть имеются в виду соляные копи Кардоны, недалеко от Барселены.

271. В английском издании: «начал ложиться на один бок».

272. В голландском оригинале: «beeft noch dicht».

273. В голландском оригинале: «fook».

274. Так называемый плавник.

275. Это были конечно следы диких оленей, а не лосей.

276. Солониной.

277. Т. е. вода в море.

278. Город на севере Голландии, в 17 км от Амстердама.

279. В латинском издании: «sparto marino». (А. М.)

280. В голландском оригинале: «een Meyboom». Было в обычае украшать дома зелеными ветвями, дли чего особенно часто употреблялась береза.

281. В английском тексте 3 1/2, в итальянском 4. (А. М.)

282. В английском издании «но еще очень холодная».

283. В голландском издании здесь иначе: «Ende braken het achteronder mede nyt, omt nuijs voort dicht te maeckten».

284. В голландском оригинале и английском издании слова «капитана» нет.

285. В английском переводе: два человека и мальчик. В немецком переводе: три человека, из них один больной и юноша (ein jung). (A. M.)

286. В английском переводе явная опечатка: 26 октября. (А. М.)

287. Можно ориентировочно принять, что эта высота составляла 30 футов над уровнем моря.

288. Т. е. долгота солнца была 221°4S'.

289. Так как широта места зимовки Баренца была 76°15' (= широта мыса Спорый Наволок по карте No 1067 издания Гидрографического управлении 1932 г.), то полярная ночь в Ледяной Гавани должна была наступить уже 1 ноября (принимая, что рефракция = 36' и наклонение видимого горизонта = 5'). То, что голландцы видели солнце еще 2 и 3 ноября, можно объяснить аномально большой рефракцией в эти дни.

290. В широте места зимовки Баренца луна не заходит каждый месяц в течение 8—9 дней подряд.

291. В голландском оригинале прибавлено «и пасмурна».

292. В голландском оригинале: «много открытой воды».

293. На каждого приходилось следовательно около 300 граммов хлеба в день.

294. Вместо «погода была бурная» в голландском оригинале «небо было облачное».

295. T. е. Яков Гемскерк и Виллем Баренц.

296. В голландском оригинале: «koyen kasen», т. е. «коровьего сыра», в отличие от овечьего, который был также распространен в Голландии.

297. В немецком переводе сказано несколько иначе: «мы сделали несколько ям, на которые клали толстую доску и камень, которые сами собой опускались, как только песец попадал в яму». (А. М.)

298. В голландском тексте: «de barbier». Раньше (4 ноября) то же лицо названо врачом (de surgijn). (А. М.)

299. Звезды b; и g; Малой Медведицы назывались мореплавателями того времени «Стражи».

 

(пер. А. И. Малеина)
Текст воспроизведен по изданию: Геррит Де-Фер. Плавания Баренца. (Diarium nauticum). 1594-1597. Л. Издательство Главсевморпути. 1936

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.