Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ГЕРРИТ ДЕ-ФЕР

ПЛАВАНИЯ БАРЕНЦА

1594 — 1597

DE VEER

DIARIUM NAUTICUM

ПУТЕШЕСТВИЕ НА СЕВЕР

(ПЕРВОЕ ПЛАВАНИЕ)

Вряд ли можно выдумать или изобрести что-либо, обладающее большей общественной полезностью (особенно в наших странах), 1 чем искусство мореплавания. Владеющие морем могут привлечь к себе все необходимое для их надобностей, и особенно плоды земные для поддержания жизни. Ведь по морю они могут с края света подвезти себе все, что нужно, и, наоборот, вывезти свои излишки. Все это, принимая во внимание удобства плавания, можно выполнять без всякого затруднения. Между тем, оборудование кораблей с каждым днем постепенно все улучшается на удивление не только видевшим корабли и мореплавание во время наших дедов, но и тем, кто сравнивает наше время с недавним, нам памятным прошлым. С другой стороны, теперь то и дело предпринимаются новые плавания. Не всегда они достигают желанной цели с одного, двух или трех раз, а иногда дают результаты лишь позднее. Поэтому никто не должен тяготиться испытываемыми им трудами и препятствиями, если даже желанная цель достигается [36] не после первого плавания, а только после второго, третьего или еще более позднего. И в самом дело, какой труд можно признать более полезным и похвальным, как не труд для общей пользы. Пусть глупцы, насмешники и клеветники, судят по началу, признают бесплодной ту попытку, которая только в конце дает полезный результат. Ведь если бы знаменитые и славные мореплаватели — Колумб, Кортец, Магеллан 2 и многие другие, открывшие самые дальние страны и царства, оставили свое намерение после первой, второй или третьей неудачной поездки, то впоследствии они никогда не достигли бы результата своих трудов.

Когда Александр Великий, заняв после Греции Малую и Большую Азию, попал в большие трудности у границ Индии, он сказал однажды: «Если бы мы не рискнули на то, что другим казалось невозможным, то до сих пор сидели бы в пределах Киликии, 3 а между тем теперь мы заняли все эти обширные страны». Ничего нельзя найти и довести до совершенства с одного раза, ничего нельзя сразу найти и кончить.

Но не будем особенно уклоняться от цели. Если мы хотим уяснить повседневные достижения от полезного плавания, которое было закончено с большими издержками, затруднениями и мучениями, то сделаем подсчет, сколько длинных и мучительных трудностей и продолжительной и непрерывной работы надо было предпринять, чтобы довести до конца плавание и Восточную и Западную Индию, в Америку, Бразилию и во [37] многие другие области, через Магелланов пролив и Южное море, неоднократно пересекая экватор, и кроме того объехать другие неведомые страны и острова. Обратим внимание на Белое море, по которому теперь столь часто совершаются плавания в северную часть Московии, и вспомним, сколько неприятностей и опасностей надо было перенести при открытии этого пути.

Что сделало это плавание теперь таким общедоступным и легким? Разве это не то же самое длинное плавание, что было и раньше? Конечно, то же самое, но тот путь, который теперь совершается в прямом направлении, раньше надо было обследовать, плавая по морю извилистыми путями из одной области в другую. Это и сделало путь из трудного легким.

Это немногое мне хотелось предпослать для краткого вразумления читателя, так как я решил описать три плавания на север, предпринятые в течение трех лет подряд в водах, омывающих Норвегию и Московию, в направлении к царствам Китайскому и Синскому. В двух последних плаваниях я принимал личное участие. Они не имели того исхода, на который мы надеялись. Моя задача состоит, во-первых, в том, чтобы показать тщательный и усердный труд, затраченный на отыскание прямого пути, которого мы не могли найти вопреки желаниям и ожиданиям; может быть мы и нашли бы его путем извилистых плаваний, если бы могли удержаться на прямой дороге, но нам помешали в этом лед, недостаток времени и сильные бури. Во-вторых, я имею в виду заткнуть рот тем, кто говорит про нашу попытку, что она бесполезна и бесплодна, тогда как она может все же принести пользу в будущем.

Меньше всего надо смеяться над человеком, пытающимся осуществить то, что кажется невозможным; наоборот, осмеяния заслуживает тот, кто по лености не хочет ничего предпринять. [38]

Мы узнали, что величайшим препятствием для нашего плавания служило обилие льда, которое мы нашли около Новой Земли в широтах 73°, 74°, 75°, 76°; оно, однако, было не так велико в открытом море, между той и другой землей. 4 Отсюда очевидно, что наибольший холод нам принесло не соседство Северного полюса, а лед, носящийся в Татарском море. 5 Так как соседство полюса не дало нам наибольшего холода, то вероятно мы нашли бы какой-нибудь проход на север, если бы можно было продолжать взятый курс; но этого курса мы не могли держаться от Новой Земли, так как попали там во льды; мы не в силах были узнать, каков климат около Новой Земли, раньше чем этого не разведали, а когда мы уже сделали эту попытку, то нам нельзя было изменить взятого курса. Тем не менее неизвестно, что с нами могло бы случиться, если бы мы направили курс на северо-восток, так как никто еще не решался на такое плавание. Справедливо впрочем, что в стране, лежащей на широте 80° (мы полагаем, что это Гренландия), 6 растут зелень и травы, которыми питаются травоядные животные, как олени и им подобные, а на Новой Земле, наоборот, нет ни зелени, ни травы и нельзя найти никаких животных кроме плотоядных, как медведи и песцы, 7 хотя Новая Земля лежит на 4, 5 или 6 градусов южнее, чем названная выше страна. Кроме того известно, что к югу и северу от экватора солнце с той и с другой стороны, между обоими тропиками, на высоте 23 1/2° развивает такую же теплоту, как и под экватором. Что же удивительного, если сила холода по обе стороны Северного полюса, на одинаковое количество [39] градусов, оказывается не меньшей, чем на самом полюсе? Я не выставлю этого, как непреложную истину, так как с той и другой стороны Северного полюса не было произведено наблюдений над холодом, подобно наблюдениям над жаром к югу и северу от экватора. Я хочу только подчеркнуть, что нельзя выводить заключения, будто холод помешает нашему плаванию, так как мы не выдержали намеченного прямого курса на северо-восток, ибо, как сказано, помехой нам явилось не море, не соседство полюса, но лед, оказавшийся около земли. Ведь сразу же, как только мы покинули сушу и вышли в море, мы тотчас почувствовали теплоту, хотя и стали ближе к полюсу. От этой внезапной перемены погиб наш штурман, Виллем сын Баренца, 8 который, несмотря на сильнейшую и невыносимую стужу, перенесенную им, не терял мужества, но готов был со многими из нас биться о заклад, что закончит начатый путь, как только направит курс от северного мыса 9 на северо-восток.

Но оставим это и приступим к описанию вышеупомянутых трех плаваний. Они были предприняты по почину и под влиянием могущественных Генеральных Штатов наших союзных областей и светлейшего Морица, принца Оранского, как начальника моря 10 и славного города Амстердама, и доведены до тех мест, которые будут указаны ниже. Из этого описания читатель может на пользу себе почерпнуть, чего ему следует держаться или чего избегать.

Итак, в 1594 году были снаряжены четыре корабля, два в Амстердаме, один в Зеландии, один в Энхузе, 11 для открытия удобного морского пути в царства Китайское и Синское, [40] проходящего к северу от Норвегии, Московии и Татарии. Во главе двух амстердамских кораблей стоял Виллем Баренц, выдающийся, известный и весьма опытный капитан. Он отплыл из Амстердама в направлении к Текселю 12 в самый день пятидесятницы. 13

5 июня 14 они отплыли из Гекселя и благополучно добрались до Кильдина 15 в Московии 23 того же месяца. Но так как этот морской путь достаточно известен, то мы воздержимся от его описания.

29 июня, в четыре часа пополудни, они покинули Кильдин и вначале взяли курс на NO, 16 которым плыли 13 и 14 миль; 17 ветер был NNW, погода пасмурная.

Потом, 30 июня, они повернули на ONO и прошли этим курсом 7 миль, пока солнце находилось на OSO. Ветер был N. Два главных паруса были развернуты без бизаней. Бросив там лот, они не могли достать дна, вытравив сто саженей.

В тот же день они проплыли до полудни пять миль в направлении на OtN, ветер был N. Главные паруса были без бизаней. Бросив там лот, они на глубине ста саженей не нашли дна. Плавание продолжалось в тот же день с полудня до вечера на О и OtN, до тех пор, пока солнце оказались на NW, на 13 миль; бросив лот, они нашли глубину равной 120 саженям; дно было глинистое и илистое. [41]

ИЮЛЬ 1594

1 июля проплыли 4 мили на О и OtN. Бросив лот рано утром, они нашли дно на глубине шестидесяти саженей; оно состояло из илистых песков.

В следующий затем час был опять брошен лот; дно оказалось на глубине 52 саженей и представляло собою белый песок, перемешанный с черным, отчасти илистый. При дальнейшем плавании через три мили в направлении на NO дно оказалось на глубине 40 саженей и было покрыто пепельным песком, перемешанным с черным.

Затем, пройдя две мили к О, они нашли глубину в 38 саженей, грунт из красного песка, перемешанного с черным. Ветер дул с NNO.

Дальше они прошли три мили к OtS и SO, до полудня, когда широта места, определенная по высоте солнца, была 70 3/4°. Брошенный лот показал глубину и 39 саженей; дно состояло из мелкого песка пепельного цвета, отмеченного черными точками, и из обломков раковин.

Проплыв на SO одну две мили, они повернули затем на север; ветер был ONO. С трех часов пополудни они прошли 6 миль в направлении на NO; ветер был SO, погода холодная, брошенный лот показал глубину в 60 саженей; дно состояло из мелкого и илистого пепельного песка и больших пустых раковин.

В тот же вечер они проплыли в течение первой вахты 18 пяти миль в направлении на ONO и NOtO. Затем на протяжении пяти миль они держали тот же курс до утра 2 июля. Дно оказалось на глубине приблизительно 65 саженей и состояло из илистой черной грязи. [42]

Затем они плыли от зари до полудня, держа постоянно курс на ONO в продолжение 3 и 4 миль. Дул бурный юго-восточный ветер, так что пришлось снять фор-стаксель и с одним парусом плыть три или четыре мили, при туманной погоде, до вечера, держа путь на О и OtS. Затем ветер перешел на SW. Около пяти часов пополудни был брошен лот на глубину 120 саженей, но он не достал дна.

К вечеру прояснилось, и при ветре с ONO плыли почти три часа на протяжении пяти миль. Затем налег туман, так что итти дальше не посмели и легли в дрейф. Лот дал глубину в 125 саженей, дно оказалось покрытым черным илом. Это было в воскресенье утром, 3 июля, когда солнце было на NO.

Оттуда они прошли 8 миль на ONO, пока солнце не оказалось на юго-востоке; лот показал глубину в 140 саженей, грунт состоял из черного ила. Была измерена высота солнца, и широта места оказалась 73°6'. Еще раз бросили лот на глубину 130 саженей; на дне был черный ил.

Затем плавание продолжалось дальше на ONO на протяжении шести или семи миль, пока солнце не перешло на NW.

В воскресенье, которое пришлось на 3 июля, день был очень ясный, ветер с SW. Виллем Баренц определил истинный меридиан следующим образом.

Он измерил высоту солнца астрономическим крестом, 19 когда оно было на юго-востоке, и определил высоту его в 28 1/2°. Когда солнце находилось на WtS, 20 оно имело снова ту же высоту 28 1/2° над горизонтом. Разница между обоими положениями солнца составляла пять делений с половиной, 21 что [43] при делении пополам дает 2 3/4 деления. 22 Таким образом компас изменился на 2 3/4 деления. Широта места была 73°6’.

Потом плавание продолжалось на четыре мили в направлении на OtN до утра 4 июля; тогда брошен был лот, глубина оказалась в 125 саженей, грунт был илистый. Ночь была туманная; на заре дул восточный ветер. Затем они проплыли 4 мили на SOtS, пока солнце не перешло на восток. Брошенный лот дал глубину в 108 саженей и грунт из черной грязи. Отсюда они повернули на север и прошли 6 миль на NNO и NOtN, пока солнце не оказалось на SSW. Тогда, в шести или семи милях от них, в направлении на SOtO показалась Новая Земля. Грунт на глубине 103 саженей состоял здесь из черного ила.

Потом они повернули на юг и плыли курсом StW шесть миль, пока солнце не перешло на WNW. Глубина моря была 68 саженей, грунт жидкая грязь, как раньше; ветер дул с SO.

После того, повернув на восток, они на протяжении шести миль плыли на OtS. Тут, 4 июля под вечер, 23 Виллем Баренц при помощи своего астрономического креста определил высоту солнца, когда она была наименьшей, т. е. когда солнце находилось между NNO и NOtS, и нашел ее равной 6 1/3° над горизонтом. Склонение солнца было 22°55'. Если отсюда отнять указанную высоту, то остается 16°35'. Отнимая эту величину от 90°, 24 73°25'. Этм наблюдения были проделаны приблизительно в 5 или 6 милях от Новой Земли. [44]

Снова повернув на восток и проплыв пять миль на OtS и OSO, они достигли вытянутого в море низкого мыса, который назвали Лангенес (длинный нос). 25 У самого мыса, в восточном направлении, был большой залив. 26 Войдя в него, они на шлюпке достигли суши, но не заметили никаких следов людей.

В трех или четырех милях к ONO от мыса Лангенес 27 был низменный угол суши или мыс, а в одной миле на восток от этого мыса находился большой залив; 28 на восточном берегу этого залива стоял утес, несколько выдающийся из воды, 29 на западной же стороне залива находился заостренный 30 холм, который можно было хорошо различить. Перед входом в залив глубина составляла 20 саженей, грунт состоял из маленьких черных камешков, величиною с горошину. От Лангенес до низкого мыса, названного Капо Баксо (Саро Вахо), 31 четыре мили в направлении на ONO. [47]

От Капо Баксо до западного мыса 32 залива, названного Ломсбэй (Lombsbay), 33 пять миль, 34 в направлении к NOtN, на этом протяжении имеются две бухты. 35 Ломсбэй — обширный залив, на западной стороне его находится превосходная гавань глубиною в 6, 7, 8 саженей, при грунте из черного песка; 36 здесь они высадились на берег и водрузили на память старую мачту, которую там нашли. Этот залив они назвали Ломсбэй, [48] по имени породы ярких птиц ломс, найденных там в большом количестве. 37

Восточный мыс 38 залива Ломсбэй низкий и неприметный, по соседству с ним имеется небольшой остров, 39 находящийся в море; кроме того в восточной части этого низменного мыса есть широкая и вместительная бухта. Залив Ломсбэй лежит под 74 1/3° сев. широты. 40

От Ломсбэй до мыса на острове, которому они дали название острова Адмиралтейства, 41 они плыли шести или семь миль в направлении на NOtN. Остров Адмиралтейства с восточной стороны невзрачен, очень ровный и на большом [49] расстоянии недоступен. 42 Кроме того глубины около него очень неравномерны: с одной стороны корабля глубина оказалась 10 саженей и сразу же с другой только 6, a затем неожиданно они получили 10, 11, 12 саженей; 43 прибой производил большой шум на отмелях.

От восточной стороны острова Адмиралтейства они плыли пять или шесть миль в направлении на ONO к Черному мысу. 44 Не доходя одной мили до Черного мыса, дно нашли грязное, как в Памфии, 45 при глубине в 70 саженей. Прямо на восток от Черного мыса в бухте 46 имеются две заостренные вершины, 47 которые можно хорошо различить.

6 июля, когда солнце было на севере, они добрались до Черного мыса при ясной и светлой погоде; этот мыс лежит под 75°20' сев. широты.

От Черного мыса до острова Виллема 48 они проплыли семь [50] или восемь миль в направлении на ONO. Приблизительно в 1/2 мили расстояния между мысом и островом они нашли небольшой остров. 49

7 июля они отплыли от острова Виллема, и Виллем Баренц определил своим большим квадрантом 50 высоту солнца над горизонтом. Он нашел, что при положении солнца на SW зенитное расстояние 51 его было равно 53°5', а склонение солнца 22°49’. Если сложить это с 53°5', то сумма будет 75°54'. [53] Это и была истинная широта этого острова. 52 На этом острове они нашли большое количество плавника, а также многочисленных моржей, названных моряками Walruschen, чудовищ, живущих в море; с большими клыками, употребляемыми вместо слоновой кости. Там имеется также хорошая стоянка для кораблей глубиной в 12 или 13 саженей, защищенная от всех ветров, кроме юго-западных и западных; тут они нашли остов русского корабля.

8 июля ветер был ONO и погода туманная. 9 июля они поплыли в бухту, названную Медвежьей, 53 недалеко от острова Вплтема, где встретили белого медведя. Увидев его, моряки тотчас сели в лодку и прострелили медведя пулей. Тем не менее медведь показал удивительную силу, небывалую ни у льва ни у другого дикого зверя: простреленный пулей, он все же встал и, прыгнув в воду, поплыл; моряки, усиленно гребя веслами, преследовали его, накинули ему на шею петлю и стали тащить назад к кораблю. Они никогда не видали такого медведя и рассчитывали притащить его на корабль живым, чтобы показать в Голландии; но медведь оказался настолько силен, что они сочли счастьем спастись от него и удовольствовались его шкурой. Он издавал такой громкий рев и проявил такую огромною силу, что это с трудом поддается рассказу. Дав медведю немножко отдохнуть и отпустив веревку, которой он был привязан, они принялись медленно тащить его, желая утомить. При этом Виллем Баренц время от времени ударял его палкой. Но медведь, подплыв к лодке, положил на нее лапу. Тогда Виллем сказал; «Он хочет немного отдохнуть». [54] Но медведь имел в виду другое. Он вдруг так навалился на лодку, что наполовину влез в нее. Это привело в ужас моряков; они перешли в переднюю часть лодки и почти отчаивались в своем спасении. Избавил их от опасности изумительный случай: петля или веревка, наброшенная на шею медведя, застряла на лопасти руля, так что зверь не мог двигаться дальше и был задержан. Когда он запутался таким образом, один из моряков, собравшись с духом, вернулся с передней части лодки и толкнул медведя половиной шеста, так что зверь скатился в воду. Тогда они стали грести обратно к кораблю и тащили за собою медведя, пока он совершенно не лишился сил. Тут его закололи и сняли с него шкуру, которую отвезли в Амстердам.

10 июля они на парусах покинули Медвежью бухту и в тот же день утром добрались до Крестового острова. 54

От Крестового острова они поплыли к мысу Нассау, 55 держа курс на О и OtN, приблизительно на протяжении 8 миль. 56 Этот мыс — низкий плоский, и его надо избегать, так, [55] как там при глубине в 7 саженей имеются мели и рифы, вдали от берега. Мыс расположен приблизительно в широте 76 1/2°.

От западного конца острова Виллема до острова Крестового три мили; курс надо держать на NO. 57

От мыса Нассау они прошли под парусами пять миль на OtS и OSO. Им показалось, что они видят землю, расположенную на NOtO. Чтобы открыть эту землю, рассчитывая, что к северу от Новой Земли расположена еще другая земля, они прошли в направлении на NO пять миль. Но с запада поднялся такой сильный ветер, что они должны были опустить главный парус, а затем, так как ветер все усиливался, пришлось убрать и все паруса; море было настолько бурно, что в течение шестнадцати часов они дрейфовали без парусов, пройдя восемь или девять миль в направлении на ONO.

11 июля их шлюпка была залита большой волной и потонула, а сами они продрейфовали без парусов пять миль к OtS.

Когда солнце было почти на юго-востоке, ветер внезапно переменился на северо-западный, и буря стала несколько стихать, но было очень туманно. Тогда, подняв паруса, они прошли четыре мили, пока солнце к ночи не оказалось на NtO. Глубина была 60 саженей, дно грязное, и они заметили несколько льдин. [56]

12 июля они повернули на запад и, держа курс к NW, проплыли в тумане одну милю; ветер был северо-западный. Затем они прошли на WSW три или четыре мили в надежде найти потерянную шлюпку, причем часто меняли курс. После того они опять повернули по ветру и проплыли четыре мили на SO, пока солнце не перешло на SW. Тогда они оказались очень близко к берегу Новой Земли, который простирался от OtN до WtS. Затем, снова повернув, они на протяжении трех миль шли на NtW.

Далее они прошли курсом NWtW три мили, пока солнце не оказалось на северо-западе. Отсюда они повернули на восток и на протяжении трех или четырех миль держали курс на NOtO.

13 июля ночью они наткнулись на большое количество льда. С марса казалось, будто все море покрыто сплошным ледяным полом. Поэтому, повернув от льда на запад, они прошли около четырех миль, держа курс на WSW, пока солнце не оказалось на OtN. Сушу Новой Земли они видели на SSO.

Потом они снова повернули на север и сделали две мили, пока солнце не перешло на OSO. Здесь они опять встретили громадные массы льда. Затем, поставив паруса, они на протяжении трех миль держали курс на SWtS.

14 июля они снова повернули на север и прошли на двух парусах, сняв добавочные, 58 пять или шесть миль на NtO и NNO до широты 77 1/3°, где снова наткнулись на лед, занимавший такое широкое пространство, какое может охватить глаз. Бросили лот на глубину ста саженей, но дна не нашли; дул сильный ветер с WNW.

Повернув затем на юг, они под парусами плыли семь или восемь миль на SSW, пока снова не приблизились к земле, которую можно было различить по четырем или пяти очень высоким горам. [57]

Тогда, снова повернув на север, они до вечера прошли в этом направлении шесть миль, но опять наткнулись на лед.

Отсюда они вновь повернули на юг и прошли шесть миль, держа курс на StW, и опять вошли в лед.

15 июля, снова повернув на юг, они сделали шесть миль по курсу StW и утром были около Новой Земли; солнце находилось тогда на северо-востоке.

Затем, повернув на север, они прошли на парусах в направлении на NtO семь миль и снова встретили лед.

16 июля, когда солнце было на западе, они опять повернули на юг и проплыли восемь или девять миль, держа курс на SSW и SWtS.

17 июля, повернув на север, они прошли на парусах четыре мили на NtO, затем на протяжении четырех миль держали курс на WtS и на протяжении еще четырех миль на NNW. Тогда ветер переменился и стал дуть с NNO, принося сильную стужу.

Тут, повернув на восток, они до полудня прошли на парусах три мили и затем еще три мили на OtS.

Повернув отсюда на север, они прошли под парусами в направлении на NtO пять миль, пока не настало утро 18 июля. Дальше они сделали четыре мили в направлении на NtW и наткнулись на большое количество льдин, так что отсюда им пришлось повернуть на юг. Около кромки льда они бросили лот, но, вытравив 150 саженей, не нашли дна.

Затем, проплыв приблизительно два часа в направлении на SO и OSO, при туманной погоде, они добрались до сплошного льда, 59 которого не могли окинуть взглядом. Ветра не было, но холод пробирал сильно. Вдоль кромки льда они проплыли почти два часа, пока не попали в такой густой туман, что кругом ничего не было видно. После этого они прошли две мили на SW. [58]

В тот о день Виллем Баренц измерил своей астролябией высоту солнца и определил широту в 77 1/4°; проплыв шесть миль на юг, они заметили в этом направлении сушу.

Затем до утра 19 июля они прошли шесть или семь миль на WSW; ветер был северо-западный, погода туманная. Потом на протяжении семи миль они держали курс на SW и SWtW. Широта места по солнцу была 77° без пяти минут. Затем проплыв еще две мили в направлении на SW, они оказались вблизи берега Новой Земли, около мыса Нассау.

Отсюда они опять повернули на север и шли в этом направлении восемь миль, при северо-западном ветре и тумане. До утра 20 июля они прошли еще три — четыре мили на NOtN, но около времени, когда солнце находилось на востоке, они повернули на запад. До ночи они сделали под парусами пять — шесть миль в юго-западном направлении, при туманной погоде. Затем до утра 21 июля на протяжении семи миль они плыли на SWtW.

Далее, повернув опять на север, они при туманной погоде плыли с раннего утра до самой ночи, сперва девять миль в направлении на NWtW и затем еще три мили на NWtW. Повернув на юг, они шли под парусами до утра 22 июля на SSW, сделав при туманной погоде три мили, а затем до ночи, снова в тумане, проплыли девять миль в направлении на StW.

Тогда, взяв курс опять на север, они прошли три мили на NWtN и две мили на NtW. Тут, утром 23 июля, ветер переменился на северо-западный, и брошенный лот показал глубину в 48 саженей, грунт был илистый.

Затем на протяжении двух миль они шли на NNO и NtO и еще две мили на NO; глубина была 16 саженей. Повернув после этого на запад, они прошли под парусами в направлении на NtW шесть миль. Грунт был илистый, глубина 46 саженей. 60 Затем, повернув на восток, они сделали три мили [59] на OtN, девять или десять миль на О и на OtS, еще пять или шесть миль в этом же направлении, пять — шесть миль на OtX до ночи 24 июля, а затем еще четыре мили в направлении на ONO; ветер дул с ONO.

Тут, взяв опять курс на север, они до утра 25 июля шли на N и NtW на протяжении четырех миль; грунт был илистый, глубина 130 саженей. Направляясь дальше на север, они нашли глубину в 100 саженей и заметили на северо-востоке лед. Продвинувшись еще на две мили на NtW, они повернули на юг, в направлении льда, и сделали одну милю в юго-восточном направлении. После этого они прошли шесть миль на север и встретили такое множество льда, что были совершенно окружены им; с марса ничего кроме льда не было видно. Они хотели пройти через лед, но не могли его одолеть, и поэтому к вечеру опять изменили курс на южный. Вдоль кромки льда они прошли на StW пять миль и еще три мили на SSO.

25 июля к ночи, когда солнце, находившееся между N и NNO, было ближе всего к закату, они измерили его высоту над горизонтом, причем получилось 6 3/4°; 61 склонение солнца было 19°50'. Если от этой величины отнять 6 3/4°, то остается 13°5', а если это число вычесть из 90°, то получится 77° без 5’. 62

26-то утром они взяли курс на SSO и прошли в этом направлении шесть миль, пока солнце не оказалось на SW. После этого они сделали шесть миль в юго-восточном направлении и оказались приблизительно в расстоянии одной мили от берега Новой Земли. Тогда, повернув от берега, они на протяжении пяти миль шли NtW при восточном ветре. К ночи курс снова был изменен на южный, и, пройдя семь миль на SSO, они опять оказались близко к берегу.

Тогда, вновь повернув на север, они прошли две — три мили [60] на NNO, оттуда легли на юг и, пройдя две или три мили на SSO, снова подошли к Новой Земле у мыса Утешения. 63

После того, повернув от берега и пройдя около полумили на NO, они попали на мели глубиною в 4 сажени, между утесами и сушей; далее глубина была 10 саженей, а грунт состоял из маленьких черных камешков. Они плыли некоторое время на парусах на NVV, пока не нашли глубины в 13 сажени, с крепким и твердым дном. 64

Отсюда они 27 июля пошли под парусами на NO, при ветре с OSO, и, проплыв четыре мили, повернули на юг, где нашли глубину в 70 саженей и глинистый грунт. Плывя дальше на S и StO и сделав четыре мили, они пришли к большому заливу. В полутора милях отсюда была песчаная отмель в 18 саженей глубиной при глинисто-песчаном грунте. Между этой отмелью и землей глубина моря составляла 60 и 50 саженей, берег тянулся с востока на запад по компасу.

К ночи, взяв курс на север, они прошли три мили в направлении на NNO; днем был туман, а к ночи стало ясно, так что Виллем Баренц, измеряя своим градштоком высоту солнца, определил ее в 5°40'. Склонение было 19°25'. Вычитая отсюда высоту в 5°40', получаем 13°45'. Отнимая это число от 90°, получаем широту в 76°31. 65

Утром 28 июля они прошли под парусами три мили на NNO, затем повернули на юг и, пройдя шесть миль на SSO, узнали, что находятся от земли еще в расстоянии трех или четырех миль.

28 июля в полдень высота солнца над горизонтом, [61] измеренная астролябией, оказалась 57°6'. 66 Склонение его было 19°18'. Оба числа при сложении дают широту 76°24'. Это было приблизительно в четырех милях от Новой Земли, которая оказалась вся покрыта снегом. Небо было ясное, ветер восточный.

Когда солнце находилось приблизительно на юго-западе, они повернули на север и проплыли одну милю в направлении на NNO, затем прошли одну милю на SO и, вторично повернув на север, еще четыре мили на NO и NOtO.

К вечеру того же дня широта мест была определена по солнцу в 76°24'. Продвинувшись еще на три мили на NO и четыре мили на NOtO, они 29 июля снова вошли в лед.

В этот день, 29 июля, высота солнца над горизонтом, измеренная градштоком, астролябией и квадрантом, была определена в 32°, склонение составляло 19°. Вычитая последнее число из высоты, получаем 13°, а если отнять 13° от 90°, остается 77°. В то время, когда было сделано это определение широты, крайний северный мыс Новой Земли, названный Ледяным, находился от них, как раз к востоку. 67 [62]

Там нашли они несколько камешков, 68 блестевших как золото и названных поэтому золотыми; там также найден был красивый залив с песчаным дном.

В этот самый день они взяли курс на юг и прошли две мили на StO между берегом и льдом. Затем они прошли от Ледяного мыса на восток 69 шесть миль до островов Оранских, лавируя между берегом и льдом; погода была тихая и мягкая, так что 31 числа они достигли Оранских островов. 70

Пристав к одному из этих островов, они нашли там около двухсот морских чудовищ, катавшихся на песке на солнце, которых сами они называют Walruschen, a Олай Магнус 71 — моржами. Эти морские чудовища гораздо больше быков, живут в море, кожу имеют наподобие тюленей, с коротким волосом, пасть их подобна львиной; они держатся по большей части на льду, имеют четыре лапы и лишены ушей; убить их можно с трудом, только ударом по вискам; производят они одного или двух детенышей. Если промышленники случайно застанут их на ледяных глыбах с детенышами, то моржи бросают их в воду, потом спрыгивают в воду сами, подхватывают детенышей лапами, 72 и, то погружаясь, то выплывая, ускользают. А если они хотят сопротивляться, то, бросив детенышей, с огромною силою плывут к лодке, как это раз испытали наши, находясь в немалой опасности. Именно морж чуть не вонзил зубы в корму лодки, стремясь притянуть ее к себе, но наши подняли крик [65] и он в испуге удалился, подхватив опять своих детенышей лапами.

Моржи снабжены двумя клыками, с обеих сторон выдающимися из пасти, длиною не менее сажени; эти клыки ценятся наравне со слоновой костью, особенно в Московии, Татарии и соседних странах, где они известны; они так же белы, тверды и гладки, как слоновая кость. Моряки думали, что это стадо моржей, возившихся на песке, не может защищаться на суше, и потому напали на них, чтобы овладеть их клыками, но поломали свои тесаки, топоры и копья, не сумев убить ни одного; только у одного они выбили клык, который и унесли. Не добившись в этой борьбе никакого успеха, они решили вернуться на корабль и привезти оттуда пушки и с ними атаковать моржей, но поднялся очень сильный ветер, который стал ломать лед на большие глыбы, так что от этого намерения пришлось отказаться.

В это самое время они нашли спавшим огромного белого медведя, которого поразили пулей. Тем не менее он побежал и прыгнул в воду, по матросы, разогнав лодку на веслах, преследовали его, закололи и, протащив по льду, крепко привязали к половине копья, с силой воткнутого в лед, имея в виду увезти зверя, когда вернутся с пушками для борьбы с моржами, но, так как ветер все крепчал, а лед стал ломаться, то из этого ничего не вышло.

Как было сказано, Виллем Баренц 5 июня 1591 г. отплыл от Текселя и 23-го того же месяца добрался до Кильдина в Московии и, взяв оттуда курс к северному берегу Новой Земли, достиг, как были изложено, успеха и 1 августа был у Оранских островов.

Он не мог не заметить, что, несмотря на весь приложенный труд, нелегко будет закончить начатое плавание, так как моряки стали тяготиться продолжительным замедлением и не желали идти дальше. Поэтому в конце концов он счел за лучшее плыть обратно и вернуться к другим кораблям, взяв [66] курс к Вайгачу и Нассаусскому проливу, 73 чтобы узнать, какой проход нашли они там. 74

АВГУСТ 1594

Поэтому 1 августа они отпыли от Оранских островов и на протяжении первых шести миль шли на W и WtS вплоть до мыса Ледяного.

От мыса Ледяного до мыса Утешения они шли на парусах, держа курс на W, несколько уклоняясь к югу, на протяжении 30 миль. 75 Между этими мысами берег очень высок, но мыс Утешения — низкий; на западной стороне его имеются четыре или пять черных холмов, напоминающих хижины крестьян. 76

Повернув от мыса Утешения на север, они шли 3 августа на протяжении восьми миль на NWtN и NNW, a в полдень повернули и, пройдя курсами StW и SSW семь миль, достигли нижнего выступа мыса Нассау.

К ночи они снова повернули на север и прошли на парусах две мили на NtO, но когда ветер изменился на северный, то [67] в силу этого они повернули на запад и на протяжении мили плыли на NNW. С переменой же ветра на восточный они пошли на WtN и с утра 4 августа до полудня сделали в этом направлении пять или шесть миль и затем еще до самой ночи пять миль на SW и еще две мили в том же самом направлении, пока не добрались до низкого места, на восточной стороне которого была белая примета.

5 августа они прошли на WSW 12 миль, на SW 14 миль и на W три мили, до 6 августа.

6 августа они сделали две — три мили на WSW, четыре — пять миль на SW и SWtS, три мили на SWtW и еще три мили в том же направлении, а затем три мили на WSW и SWtS до 7 августа.

7 августа они прошли до полудня в направлении на WSW три мили и на W также три мили. Затем они повернули на юг и до ночи продвинулись на SO и SOtO три мили; далее сделали еще две мили в направлении на SW и три мили на юг до утра 8 августа. Ветер WSW.

8 августа они прошли на SOtS десять миль и придерживались этого курса до ночи на протяжении пяти миль, после чего добрались до низкой земли, 77 простирающейся от SWtS до NOlN. По этому же поправлению они прошли еще пять миль, и здесь, в двух милях от земли, глубина оказалась равной 36 саженям, а грунт был черный песок. Приблизившись к берегу, они в расстоянии полумили от него определили глубину в 12 саженей; дно было каменистое.

Отсюда земля тянется на юг на три мили, до другого низкого мыса, вблизи которого находится черный утес. Отсюда же берег идет на SSO еще на три мили то другого мыса, 78 вблизи которою есть небольшой остров 79 и отмель глубиною [68] в 8, 9, 10 саженей. Этот остров они назвали Черным, так как поверхность земли там была черная. Затем настал очень густой туман, так что они легли в дрейф и прошли по ветру три мили на NW; а когда прояснило, снова повернули к земле и, когда солнце было на юге, опять подошли к Черному острову, при курсе OSO.

Тут Виллем Баренц определил по высоте солнца широту, оказавшуюся 71 1/3°. 80

Здесь же нашли они большой залив. Виллем предполагал, что это тот самый, где раньше был Оливер Брунель 81 и который назывался Костинсарх. 82

От острова Черного плыли они на протяжении трех миль в направлении на S и StO к другому мысу, 83 который по найденному на нем кресту назвали Крестовым мысом. 84 Там также оказался залив, очень мелкий, с глубиною в 5, 6, 7 саженей; дно было твердое и крепкое. 85 [69]

От Крестового мыса они плыли четыре мили вдоль берега 86 на SSO и добрались до другого мало приметного мыса, 87 сзади которого простирается большая излучина, вытянутая на восток. 88 Этому мысу они дали название Пятого или св. Лаврентия.

От Пятого мыса шли на парусах три мили на SSO до мыса Шанц, 89 где вблизи земли находился длинный черный утес, на котором стоял крест. Потом они опять наткнулись на лед и, чтобы избежать его, взяли курс в море. Их намерением было плыть вдоль берега Новой Земли в направлении к Вайгачу, но, встретив лед, они повернули на запад. От ночи 9 августа до утра 10-то они плыли на парусах на протяжении одиннадцати миль на WtN, потом еще на четыре мили на WNW и NWtW при северном ветре. В полдень они изменили курс на восточный и до ночи прошли на парусах к О и OtS десять миль; затем они сделали в направлении на О и OtN еще четыре мили. Тут увидели они землю и оказались как раз у входа в большой залив, где при помощи шлюпки высадились на берег в [70] превосходной гавани, глубиною в 5 саженей при песчаном грунте. 90 Этот залив имеет с северной стороны три черных мыса, около третьего проходит фарватер, но близко к мысу не следует подходить, так как он каменистый; между вторым и третьим мысами есть также превосходный залив, защищенный от ветров с NW, N и NO. Дно там черное, песчаное. Этому заливу дано было имя св. Лаврентия; здесь они измерили высоту солнца и определили широту места в 70 3/4°.

От залива св. Лаврентия они прошли две мили на SSO до мыса Шанц 91 и нашли здесь, вблизи берега, низкий черный утес с поставленным на нем крестом. Добравшись на лодке до берега, они наткнулись на следы людей, которые, очевидно заметив моряков, успели убежать. Именно там оказалось шесть полных мешков ржаной муки, спрятанных в земле, и куча камней у креста, а в расстоянии ружейного выстрела стоял еще другой крест с тремя деревянными домами, выстроенными по северному обычаю. В этих домах они нашли много бочарных досок и поэтому сделали предположение, что тут ведется ловля лососевых рыб; 92 они обнаружили также пять или шесть гробов, полных костями умерших, незарытых в землю, а [73] заваленных камнями. Там лежала также сломанная русская ладья, 93 длина киля которой была 44 фута. Однако людей они не видели.

Этой превосходной и защищенной от всех ветров гавани они дали название Мучной гавани из-за найденной там муки. 94

От черного утеса, на котором стоял крест, в двух милях на SSO, находился небольшой 95 остров, 96 несколько выдающийся в море, от которого они прошли на SSO девять или десять миль. Там, когда солнце было на SSW, его высота 12 августа была 70°50'. 97

От этого островка, держась около берега, они проплыли четыре мили на SOtS и добрались до двух других небольших 98 островов, 99 из которых дальний отстоял от земли на милю. 100 Он был назван островом св. Клары. [74]

Затем они снова наткнулись на лед и повернули в море, приспособляясь к ветру. До ночи они прошли под парусами в направлении на WSW четыре мили, при северо-западном ветре. К ночи налег сильный туман, глубина была 80 саженей.

Затем они опять пошли на SWtW и WSW на протяжении трех миль; там глубина оказалась равной 70 саженям. Держа курс на SWtW, они до утра 13 августа прошли четыре мили; за два часа перед этим глубина была 56 саженей, а утром 45 саженей, грунт — ил.

Далее до полудня они на протяжении шести миль шли на SW и имели глубину в 24 сажени при черном песчаном грунте; час спустя грунт состоял из темновато-красного песка, глубина была 22 сажени. Продвинувшись еще на шесть миль на SW, они нашли на дне красный песок, при глубине в 15 саженей: затем, держа на протяжении двух миль тот же курс, они опять имели дно с красным песком, при глубине в 15 саженей. Дальше они заметили землю 101 и сохраняли тот же курс до ночи, пока не подошли к земле на полмили; грунт был здесь песчаный, глубина 7 саженей. Земля была малоприметная — низкая насыпь, тянувшаяся с востока на запад. Затем, повернув от земли, они на протяжении четырех миль держали курс на N и NtO. Отсюда они вновь повернули к земле и шли под парусами до 14 августа, на протяжении пяти или шести миль и направлении на SW, недалеко от земли, в которой они предполагали остров Колгуев. (Colgoien); дальше они прошли вдоль земли в направлении на О четыре мили и на О и OtS три мили. Тут налег такой густой туман, что земли нельзя было видеть, а глубина воды составляла всего только 7 и 8 саженей. Поэтому, убрав марсовый парус, 102 они легли по ветру, пока туман не рассеялся; солнце было в это время на SSW. Земля однако не была видна, глубину моря они определили в 100 саженей, грунт был [77] песчаный. Затаем они прошли семь миль на О и две мили на OSO и SOtO и до утра 15 августа еще девять миль на ОSO. Держа тот же самый курс, они прошли до полудня еще четыре мили; они попали на мелководье, где глубины составляли 9 а 10 саженей, при песчаном дне; видеть материка они не могли. Около 11 часов до полудня они достигли большей глубины, именно в 12 или 13 саженей, и сделали три мили на OSO, пока солнце не оказалось на юго-западе.

Когда солнце в тот же день находилось в юго-западной четверти, Виллем Баренц измерил его высоту, оказавшуюся равной 35°; склонение его было 14 1/4°; до 90° не хватало 55°; если прибавить к этой величине склонение, получается 69°15’. 103 Такова была высота полюса; ветер с северо-запада. Тогда, продвинувшись еще на две мили на восток, они добрались до островов Матвеева 104 и Долгого. 105 Тут в утреннюю пору они встретились с другими союзными кораблями, 106 зеландским и энкхейзенским, которые в тот же самый день прибыли из Вайгача (Weygats), 107 и каждый рассказал, до каких пор удалось дойти. Энкхейзенцы прошли Вайгач и утверждали, что за проливом Вайгач нашли обширное 108 море и плыли по нему на протяжении пятидесяти или шестидесяти миль в направлении на восток, так что по их предположению достигли приблизительно долготы 109 реки Оби, которая вытекает из Татарии; а так как [78] материк Татарии в свою очередь простирается на северо-восток, то они заключили, что были недалеко от мыса Табин, 110 крайней оконечности Татарии, откуда поворачивают, чтобы достичь царства Китайского, сперва на SO, а потом на S. Они считали, что открыли уже достаточно и что пора возвращаться, тем более, что им было поручено только отыскать удобный путь и к зиме вернуться домой; поэтому они и повернули к проливу Вайгач, причем попали к острову величиной около пяти миль и расположенному к юго-востоку от Вайгача, у берегов Татарии. Этот остров назвали они островом Штатов; 111 на нем нашли они много камней горного хрусталя, представляющего повидимому род алмаза.

Так вот, после упомянутой выше встречи они в знак радости дали пушечный залп. Они полагали, что Виллем Баренц, обойдя вокруг Новой Земли, вернулся через пролив Вайгач.

Обменявшись далее взаимными наблюдениями и радостными приветствиями, они приготовились к возвращению.

16 августа они находились у островов Матвеева и Долгого и оставались здесь до 18-то, так как ветер дул с северо-запада.

18 августа они поставили паруса и прошли двенадцать миль на NNW и шесть миль на WtS, пока при cenepo-западном ветре не достигли песчаной мели, где глубина едва достигала 5 саженей. Повернув к ночи на север, они сделали семь — восемь миль в направлении на ONO, при северном ветре. После этого они повернули и до утра 19 августа прошли две мили на запад, затем две мили на SW и две мили на SO. Отсюда, снова повернув на запад, они до ночи имели штиль, когда же поднялся восточный ветер, то вначале, на протяжении шести или семи миль, держали курс на NW и NWtW, имея глубину в 12 саже [81] ней; затем до утра 20-то они шли тем же курсом на протяжении семи миль при ветре с востока; в этом же направлении они сделали еще семь миль, потом, четыре мили на NW, а дальше они легли в дрейф, так как наступил штиль. Продолжая затем плавание под парусами в направлении на NW и NWtW на протяжении семи миль, они ночью пришли к мели в 3 сажени глубины, находившейся вблизи материка. Вдоль берега они прошли сперва одну милю на N, затем три мили на NNW, и тогда перед ними предстала земля с песчаными горами и отвесными мысами. Они продолжали свое плавание вдоль берега, при глубине в 9 или 10 саженей, до полудня 21 августа, держа курс на NW на протяжении пяти миль. При этом западный мыс материка, называемый Кандинэс 112 (Candinaes), находился от них на WNW, в расстоянии четырех миль. Затем они прошли четыре мили, еще четыре на NWtN, три мили на NW и NWlN и четыре мили на NW, то утра 22 августа.

Утром 22 августа плыли на NW на протяжении семи миль; затем на протяжении пятнадцати миль, до ночи, держали курс на WNW и NWtW; ветер был северный. Далее они сделали восемь миль на WNW и, продолжая итти тем же курсом до полудня 23 августа, прошли еще одиннадцать миль.

В этот день высота солнца над горизонтом была в 31 1/3°, до 90° не хватало следовательно 58 2/3°; если к 59 2/3° присоединить склонение солнца 11 2/3°, то высота полюса 113 получится 70 1/3°.

Затем до ночи они прошли восемь миль в поправлении NW и NWtW, далее — пять миль на NWtW и WNW и до утра 21 августа, на протяжении шести миль, шли на NWtW. После этого они сделали еще три мили в направлении на W и WtW и тогда подошли вплотную к острову, называемому Вардехуз. 114 [82]

Путь от Вардехуза домой достаточно известен, и потому я не счел нужным описывать его; упомяну только, что отсюда корабли плыли на родину совместно до Текселя, откуда зеландский корабль двинулся дальше 10 сентября; как раз в день ярмарки Виллем Баренц прибыл в Амстердам, а энкхейзенский корабль — в Энкхейзен, откуда они были отправлены. Команда Виллема Баренца доставила в город Амстердам моржа, морское чудовище удивительной формы, которое они поймали на льдине и убили.

Конец первого плавания

омментарии

1. Автор подразумевает Нидерланды. (А. М.)

2. Колумб (1451—1506) открыл Америку. Кортец (1485—1547) — завоеватель Мексики. Магеллан (1470—1521) первый совершил путешествие вокруг света. В голландском оригинале (и немецком переводе) вместо Колумба стоит Nonius, под которым разумеется вероятно Vasco Nunez de Balboa (1475—1517), открывший в 1513 г. Тихий океан. (А. М.)

3. Киликия — горная область Малой Азии. Текст вероятно представляет перефразировку римского биографа Александра, Курцила Руфа (I в. н. э.). (А. М.)

4. Т. е. между Новой Землей и Шпицбергеном, который голландцы считали за часть Гренландии.

5. Подразумевается Карское море.

6. На самом деле Шпицберген.

7. Утверждение автора, что на Новой Земле олени не водятся, неправильно. Они неоднократно были замечены даже на крайнем севере Новой Земли.

8. Баренц. Его имя было Виллем Барентзоон, т. е. Вильгельм сын Барента или Бернарда (около 1560—1597 гг.), но в обычном сокращении это писалось Баренц (Barentsz). (А. М.).

9. Новой Земли.

10. Т. е. адмирала. (А. М.)

11. Ныне Энкхейсон.

12. Рукав, соединяющий Зюйдерзее с Северным морем.

13. 29 май 1594 года.

14. Автор всюду употребляет «новый стиль», который в конце XVI века был уже введен в Голландии.

15. Остров вблизи Мурманского берега.

16. Курс корабля и направление ветра всюду даются по английскому переводу сочинения Де Фера.

17. В тексте всюду приводятся голландские мили. Одна голландская миля равна четырем морским (английским) милям.

18. Продолжительность морских вахт составляла во времена Баренца, как и теперь, 4 часа. Первой считалась вахта от 20 часов до полуночи.

19. Астрономический крест, или градшток (голландск. graedt boogh) — старинный угломерный инструмент, которым мореплаватели пользовались для измерения высот солнца.

20. В английском переводе WtN, но, повидимому, следует WtS.

21. Мореплаватели делят окружность на 16 румбов («делений») по 11 1/4°. В данном случае Де-Фер под одним «делением» понимает два румба, т. е. 22 1/2°.

22. 2 3/4 деления соответствуют 61,9° (2 3/4 X 22 1/2 = 61,9). Откладывая это число градусов влево от SO и вправо от WtS (при этих азимутах Баренц определял высоту солнца), получаем S 16,9° W. Это определение магнитного склонения не приведено в «Каталоге магнитных определений в СССР» (изд. Главной Геофизической обсерватории, 1929), где помещен ряд других определений Баренца.

23. В голландском тексте: «ночью» (des nachts). (А. М.)

24. В оригинале 95°. Ошибка исправлена в опечатках сзади латинского текста. В итальянском переводе, сделанном с латинского, сохранено 95°. (А. М.)

25. Лангенес можно отожествить с мысом Сухой Нос, как это и делает Ф. Литке (Четырехкратное путешествие в Сев. Ледовитый океан, I, 1828, стр. 28). Описание этого мыса, даваемое Де-Фером, сходится с таковым в лоции: «этот мыс далеко выдается в море и побережья его невысоки» (Н. И. Евгенов, Лоция Карского моря и Новой Земли, 1930). Северная оконечность Сухого Носа лежит а широте 73°48' N, тогда как по Баренцу широта этого мыса около 73°25' N. В определение Баренца, сделанное по полуночной высоте солнца, могла вкрасться значительная ошибка.

26. Губа Софронова.

27. В немецком переводе прибавлено: который далеко простирается в мире. (А. М.)

28. Вероятно Мелкий залив.

29. В английском переводе «не очень высоко над уровнем моря».

30. В английском переводе прибавлено слово «маленький».

31. Этот мыс (Капо Баксо) есть повидимому мыс Лаврова современных карт. Хотя этот мыс и описывается в лоции Н. И. Евгенова как обрывистый, высотой до 100 футов, но, с другой стороны, имеющееся в той же лоции указание, что этот мыс хорошо опознается по находящейся на нем «остроконечной возвышенности», хорошо совпадает с указанием Де-Фepa на «заостренный холм, который можно было хорошо различить». Расстояние от Сухого Носа (Ламс) до мыса Лаврова (Капо Баксо) составляет 18 миль; Де-Фер дает 16 миль.

32. Мыс Стенового

33. Ломсбэй мы отожествляем с Северной Сульменевой губой, а не с Крестовой губой, как это делает Литке (op. cit., p. 28). Даваемые Де-Фером расстояния между различными точками довольно хорошо согласуются с нашим предположением. Так, расстояние от Северной Сульменевой губы до п-ова Адмиралтейства (мыс Спидилл) равно 30 милям, а Де-Фер дает 24—28 миль; в случае отожествления Ломсбэй с Крестовой губой (расстояние 45 миль) расхождение было бы гораздо больше. Далее у мыса Прокофьева (Крестовая губа) нет никакого острова, тогда как у мыса Черницкого (Северная Сульменева губа) расположен остров Черницкого, который находится притом не в губе, а, как и указывает Де-Фер, «в море». В Крестовой губе не имеется базара кайр (Г. П. Горбунов, Птичьи базары Новой Земли. Труды Института по изучению Севера, вып. 26, 1925, стр. 10), тогда как недалеко от Северной Сульменевой губы (на Птичьем мысу) таковой имеется. Наконец между Мелкой губой и Крестовой губой нет упоминаемых Де-Фером двух заливов, тогда как между Мелкой губой и Северной Сульменевой губой расположены Крестовая губа и Южная Сульменева.

34. Расстояние между Мелкой губой и мысом Стенового, определенное Де-Фером в 20 миль, составляет на самом деле 27 миль.

35. Губа Крестовая и Южная Сульменева губа.

36. Эта якорная стоянка (у о-ва Афанасьева) отмечена на карте Северной Сульменевой губы, составленной по описи с экспедиционного судна «Персей» в 1926 г. (см. Лоцию Карского моря и Новой Земли).

37. Имеется в виду кайра (Uria lomvia lomvia) В голландском издании книги Де-Фера имеется изображение кайр в Ломсбэй с пояснением; «кайры или северные попугаи» (Lommen, ofte Noordtsclie Fapegayen).

38. Мыс Черницкого (С. de Plantius на маленькой карте в голландском издании сочинения Де-Фера).

39. Остров Черницкого.

40. На самом деле Северная Сульменева губа (середина входа в губу) лежит под 74°27' сев. широты.

41. Острова Адмиралтейства в настоящее время не существует, а есть полуостров Адмиралтейства. Интересно, что Де-Фер описывает восточные берега острова, вследствие чего сомнения, что мореплаватели приняли полуостров за остров, должны отпасть. Очевидно, превращение острова в полуостров явилось результатом общего поднятия суши Новой Лемли. Литке (op. cit.) пишет про остров Адмиралтейства следующее: «Остров сей промышленники наши называют Глазовым или Подшиваловым. Откупщиков [промышленник] описывает его точно таким, каким мы его нашли прошлого года (1822), то есть окруженным на большое расстояние мелью. В проходе между им и матерым берегом так мелко, то никакое судно пройти не может». Между тем судно Баренца еще могло пройти через этот пролив. В. Русанов, посетивший полуостров Адмиралтейства в 1909 году, пишет: «Этот низменный и плоский полуостров, бывший во времена Баренца островом соединяется с Новой Землей столь же низменным и широким перешейком». (Материалы по изучению Новой Земли, I, 19l0, стр. 13).

42. В латинском оригинале fugienda — которого надо избегать. В немецком переводе это место опущено. (А. М.)

43. В лоции Н. И. Евгенова говорится: «Берега полуострова Адмиралтейства окаймлены во многих местах рифами».

44. Черный мыс Де-Фера можно отождествить с Черным мысом современных карт. Расстояние от полуострова Адмиралтейства (мыс Николая) до Черного мыса равно 35 милям, Де-Фер дает 20—24 мили. Широта мыса Черного равна 75°30' N, тогда как Баренц определил ее в 75 20' N.

45. Илисто-песчаный бар около Амстердама, обычно называвшийся Пампус.

46. Залив Вилькицкого.

47. Небезынтересно следующее место из статьи В. Русанова «К топографии Новой Земли» (Материалы по изучению Новой Земли. II, 1911, 37): «На этом хребте (заливе Вилькицкого), на высоте 509 м над уровнем моря, стоят знаки — две небольшие каменные пирамиды, поставленные может быть норвежцами, а может быть и теми русскими, которые поставили крест у Черного мыса».

48. Под островом, называемым Де-Фером островом Виллема, следует понимать не остров Вильгельма современных карт, а остров Берха. Это явствует прежде всего из того, что расстояние между Черным мысом и о-вом Виллема (т. е. о-вом Берха) оценивается Де-Фером в 28—32 мили, в действительности равно 28 милям, т. е. совпадение очень хорошее. Между тем расстояние между Черным мысом и о-вом Вильгельма составляет только 17 миль. Ниже Де-Фер говорит, что расстояние между о-вом Виллема (т. е. о-вом Берха) и Крестовым о-вом (имеется в виду о-в Пинегина) равно 12 милям, а на самом деле оно составляет 15 миль (считая от южной оконечности о-ва Берха); снова хорошее совпадение. Между тем расстояние между о-вом Вильгельма и Крестовым о-вом равно 25 милям. Далее следует отметить, что никакой хорошей якорной стоянки (о которой упоминает Де-Фер) у о-ва Вильгельма не имеется, тогда как у о-ва Берха таковая имеется (у SO-го берега). Наконец, о-в Вильгельма не богат плавником, а на о-ве Берха его очень много. Остров Виллема (Willems Eyland) назван повидимому в честь Виллема Баренца. Литке переделал его имя в немецкое Вильгельм.

49. Очевидно ошибка. Вместо «в 1/2 мили расстояния» следует «на полурасстоянии». Имеется в виду небольшой остров Вильгельма современных карт, лежащий примерно на полпути между Черным мысом и о-вом Берха (несколько ближе к последнему). Это место книги Де-Фера еще раз подтверждает, что пол о-вом Виллема следует разуметь о-в Берха, ибо между Черным мысом и о-вом Вильгельма никакого острова нет.

50. Квадрант Девиса, вошедший в употребление в конце XVI века и постепенно вытеснивший менее совершенный астрономический крест (градшток).

51. В оригинале и переводных текстах вместо «зенитное расстояние» ошибочно сказано «высота солнца».

52. В английском переводе высота 53°6', а широта 75°55’. Географическяя широта о-ва Берха (середина острова) по современной карте 75°54', т. е. в точности совпадает с определением Баренца.

53. Архангельская губа. В оригинальном голландском издании Berenfort. Комментатор английского издания полагает, что правильнее правописание этого слова Beren-voert. Слово voert Де-Фер в другом месте употребляет в смысле «бухта». Во всяком случае толкование слова Berenfort в смысле «Медвежий форт» едва ли правильно. Литке отожествляет Berenfort с Горбовым становищем, к чему, на наш взгляд, достаточных оснований не имеется. Если бы голландцы посетили становище, то Де-Фер, конечно, не преминул бы упомянуть о следах людей, как он это делает в других местах своего сочинения.

54. В латинском издании Cruciferum. В голландском оригинале Het Eyland mette Cruycen — остров с крестами. Речь идет о западном из двух Крестовых островов современных карт, как это будет видно ниже из плавания в 1597 году. Остров получил свое название по находившимся на нем крестам, поставленным русскими промышленниками. Это самые северные обнаруженные Баренцом следы пребывания русских на Новой Земле.

55. В голландском оригинале: «den Hoeck von Nassowen».

56. Расстояние между Крестовыми островами и мысом Нассау по современным картам равно 39 милям, Де-Фер же дает 32 мили. Впрочем, в районе между Сухим Носом и мысом Нассау Баренц почти всюду преуменьшил расстояния, что можно объяснить действующим у западных берегов северного острова Новой Земли нордостовым течением.

 

Баренц

В действительности

Сухой Нос — мыс Лаврова

16

18

Мелкая губа — Сев. Сульменева губа

20

27

Сев. Сульменева губа — п-ов Адмиралтейства

24—28

30

П-ов Aчмиралтейства — мыс Черный

20—21

35

Черный мыс — о-в Берха

23—32

28

О-в Берха — о-в Крестовый

12

15

О-в Крестовый — мыс Нассау

32

39

57. В английском переводе курс ошибочно указан N.

58. В голландском оригинале «Schovsrseylen» — нижние паруса.

59. В голландском оригинале «Een veltys» — ледяное поле.

60. В английском переводе 60 саженей.

61. В итальянском переводе 1/6.

62. Широта места равнялась следовательно 76°55' N.

63. В голландском оригинале: «Cape des Troosts».

64. В английском издании: «при мягком грунте».

65. Это число стоит в голландском оригинале, но оно ошибочно, следует 76°15'. В немецком переводе цифры даны несколько иные: высота солнца 6°45', склонение 19°50'; вычитая первое из второго, получаем 13°5', а отнимая это число от 90°, определим высоту полюса в 76°55'.

66. На самом деле 57°6' представляет собой не высоту солнца над горизонтом, а зенитное расстояние.

67. Здесь Де-Фер вполне определенно утверждает, что мыс Ледяной есть крайняя северная оконечность Новой Земли (De aldernoordelijckste hoeck van Nova Sembla genaemt Is hoeck), т. е. мыс Карлсена современных карт. Определенная Баренцом географическая широта этого мыса в точности совпадает с действительной. Впоследствии картографы название «мыс Ледяной» неправильно присвоили мысу, лежащему к юго-западу от северной оконечности Новой Земли. Это было сделано повидимому на том основании, что мыс Карлсена свободен от ледников, тогда как мыс Ледяной современных карт представляет собой «вторгающийся в море выступ ледника» (лоция Н. И. Евгенова). Вероятно северная оконечность Новой Земли была названа Баренцом Ледяным мысом по причине находившихся недалеко больших масс морского льда (а не потому, что самый мыс был покрыт глетчером).

68. Вероятно железный колчедан.

69. В латинском и английском изданиях: «держали курс на юг», но несомненно правильно в голландском издании: «Oost wel so Zuydelijck», т. е.: «на восток и немного на юг».

70. Эти острова и на современных картах носят название, данное им Баренцом.

71. Шведский историк и картограф (1490—1558), автор знаменитой латинской книги «История о северных народах» (1555). (А. М.)

72. Ластами.

73. В голландском оригинале: «De Weygats ofte Strate de Nassou» (т. е. Югорский Шар),

74. Как было видно из рассказа Де-Фера, в состав голландской экспедиции 1594 года входило 4 судна. Два из них «Меркурий» и промысловая шлюпка (затем погибшая у берегов Новой Земли), под начальством Баренца, пошли искать проход вокруг северной оконечности Новой Земли, остальные два («Лебедь» и другой «Меркурий»), которыми командовали Корнелий Най и Брандт Тетгалес, решили искать проход в Карское море у острова Вайгача. На соединение с этими последними кораблями Баренц и решил отправиться.

75. От северной оконечности Новой Земли до мыса Утешения 85 миль (вместо 120, даваемых Де-Фером). Возможно, что столь крупное расхождение объясняется влиянием встречного течения, которое испытывало судно Баренца.

76. Проверка этой любопытной приметы на месте могла бы выяснить, действительно ли мыс Утешения Де-Фера есть одноименный мыс современных карт.

77. Гусиная Земля.

78. Вероятно Южный Гусиный Нос.

79. Остров Подрезов.

80. Географическая широта острова Подрезова, определяемая Баренцом в 71°20' N, составляет на самом деле 71°26' N.

81. Оливер Брунель, уроженец Брюсселя, совершил несколько плаваний на север. Во второй половине XVI века он жил в Холмогорах, а затем поступил на службу к известным в то время богачам Строгановым. В период между 1577 и 1580 гг. Брунель, по поручению Строгановых, совершил два путешествия на нижнюю Обь, причем второе путешествие он сделал морем из устья Печоры. Около 1584 года Брунель снарядил собственную экспедицию для плавания Северным морским путем в Китай, но не прошел дальше Вайгача и южной части Новой Земли. В эту экспедицию Брунель очевидно и побывал в Костином Шаре.

82. Costinesarch, т. е. Костин Шар. Это действительно был северный вход в этот пролив.

83. В голландском оригинале прибавлено schlechten — плоскому. В английским переводе небольшому (small).

84. Crujs-hoeck. Вероятно мыс Хохарей-Сале (северо-западная оконечность острова Междушарского).

85. В английском издании: «soft grount», в голландском оригинале: «Steek grondt».

86. Вдоль западного берега Междушарского полуострова.

87. Возможно, что имеется в виду мыс Костин — южная оконечность острова Междушарского. Однако в лоции Н. И. Евгенева этот мыс описывается как утесистый, высотой до 30—35 футов, а потому характеристика «мало приметный» к нему едва ли подходит. Не исключено, что во времена Баренца Обманный Шар представлял собою еще пролив. В таком случае упоминаемый Де-Фером мыс следует может быть искать в районе Обманного Шара.

88. Южный вход в Костин Шар, а может быть и Обманный Шар.

89. Мыс Шанц (в голландском оригинале: Schans hoeck, в английском издании: Sconce Point) следует искать на полуострове, у которого находится губа Строганова. Повидимому этот мыс можно отожествить с Мучным Носом (как это и делает Литке), около которого находится две скалы (острова Мучные). Скала находится однако и у мыса Черного. Расстояние от мыса Костина до Мучного Носа равно 13 милям, что хорошо согласуется с даваемым Де-Фером расстоянием между мысом Лаврентия и мысом Шанц (12 миль).

90. Здесь прослеживание пути Баренца по современной карте встречает особенно большие затруднения. Литке полагает, что этот залив (названный голландцами заливом Лаврентия) есть губа Строганова, расположенная в широте 70°48' N, каковая величина весьма близко подходит к определению Баренца (70°45' N, см. ниже)

91. Если залив Лаврентия есть действительно губа Строганова, то мыс Шанц есть очевидно Мучной Нос (а не Черный мыс), так как Де-Фер говорит, что мыс Шанц лежит к SSO от Строгановой губы. Однако расстояние между губой Строгановой и мысом Шанц, даваемое Де-Фером (8 морских миль), в таком случае преувеличено по крайней мере в два раза.

92. В голландском оригинале: «Salm vang». Имеется в виду несомненно голец (Salvelinis alpinus), промысел которого ведется на Новой Земле и в настоящее время.

93. В голландском оригинале: «Lodding».

94. Мучная Гавань (в голландском оригинале Meel-haven) есть повидимому одна из якорных стоянок губы Строгановой. Литке предполагает, что это есть Васильево становище — крайний северовосточный угол губы Строгановой. В этой губе в конце XVI века жила новгородская семья Строгановых, бежавшая на Новую Землю по политическим обстоятельствам. «Нет сомнений, — пишет Литке (op. cit., p. 31), — что строения эти [т. е. строгановские избы] суть те самые, кои были найдены голландцами».

95. В английском издании вместо «небольшой» стоит «низкий».

96. Остров Раковая Лудка, лежащий в 8 морских милях от Мучного Носа, что вполне совпадает с даваемым Де-Фером расстоянием.

97. Эти слова следует понимать так, что широта места, определенная по солнцу, была равна 70°50' N. Однако эта широта несомненно ошибочна, ибо для залива Лаврентия Де-Фер дает широту 70°45' N, а от этого залива голландцы плыли на SSO (истинный SO).

98. В английском переводе слово «небольших» отсутствует.

99. Остров Малой и Большой Саханины. Из текста не вполне ясно, равно ли расстояние между островом Раковая Дудка и островами Саханиными 9—10 голландским милям или четырем. Правильнее повидимому первое, так как по современной карте это расстояние составляет 41 морскую милю (около 10 голландских миль).

100. Расстояние между «дальним островом» (Большим Саханиным) и берегом Новой Земли указано Де-Фером совершенно правильно (4 морские мили).

101. Остров Колгуев.

102. В голландском оригинале: «Marseylen».

103. Это есть широта места.

104. Matfloe.

105. Dolgoy.

106. «Лебедь» и «Меркурий».

107. Под названием Вайгач Де-Фер понимает пролив Югорский Шар.

108. В голландском оригинале een ruyme zee — открытое море (А. М.)

109. В голландском оригинале lenghte van de revier Ob, в латинском переводе longltudinem, fluminis Obi. На самом деле суда достигли только западных берегов полуострова Ямал.

110. Мыс Табин — вероятно географическая фикция. См. М. П. Алексеев, Сибирь в известиях западно-европейских путешественников и писателей. Иркутск, 1932, стр. 173—174. (А. М.)

111. Staten Eylandt. Это Мясной остров современных карт.

112. Канин Нос, на старинных картах называвшийся Кандин Нос.

113. Т. е. широта места.

114. Варде (в голландском оригинале Wacrhuysen). Крепость Вардехуз, на крайнем севере Норвегии, была построена в 1307 году.

 

(пер. А. И. Малеина)
Текст воспроизведен по изданию: Геррит Де-Фер. Плавания Баренца. (Diarium nauticum). 1594-1597. Л. Издательство Главсевморпути. 1936

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.