Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЛЮДОЕДЫ АРХИПЕЛАГА ЛУИЗИЯДЫ.

Французский трехмачтовый корабль Saint-Paule, из Гавра, под командою капитана Динара, на пути из Китая в Австралию, сел на мель у берегов острова Адель (архипелага Луизияды, в Австралии). Острова этого архипелага, открытые Бугенвилем, имеют значительное протяжение и окружены подводными камнями, которые были причиною гибели многих судов. Пассажиры корабля Saint-Paule, Китайцы, в числе 329 человек, были атакованы обитателями острова Адель, умерщвлены и съедены своими [124] убийцами. Это судно в 620 тонн, принадлежащее торговому дому W. Maiziou и К°, вышло из Гонг-Конга 23 Июня прошлого 1858 г. в Сидней и, как долго не получали о нем никаких известий, то начали сильно беспокоиться на счет его участи. Наконец 21 Декабря того же года получено было известие, что Saint-Paule сель на мель. Приводим ниже подробности этого несчастного случая, заимствованные из нескольких писем капитана Пинара, адресованных к своим арматорам и к родственникам.

Одиннадцатого Сентября прошлого 1858 г. корабль шел со скоростью от 9 до 10 узлов в час и ночью того же числа сель на мель у восточного берега острова Адель. Разбуженные сильным ударом киля о банку пассажиры (Китайцы) с криком бросились наверх, но вскоре были успокоены капитаном, который заставил их снова спуститься в каюту. С рассветом, экипаж и все пассажиры были высажены на остров Адель, где туземцы встретили их сначала дружелюбно, но потом атаковали их и овладели некоторыми инструментами, деньгами и вообще всем, что удалось свезти с корабля. Во время битвы многие Китайцы были переранены. Когда нападение дикарей было отбито, то все пассажиры были перевезены на большой остров, соседний острову Адель; сам же капитан с одним юнгою и одиннадцатью матросами отправился в шлюпке к берегам Австралии, в надежде найти там помощь. Сначала плавание этого гребного судна совершалось благополучно и 13 дней спустя оно пристало к мысу Фаттери, но 3 Октября, во время сна матросов, шлюпка попала в руки дикарей, которые обращались с экипажем весьма дурно и держали матросов до 11 Октября под строгим надзором. В этот день (11-го) капитан с восьмью матросами успел ускользнуть на показавшуюся в море английскую гоелетту в 60 тонн. Что касается до остальных людей экипажа, то трое умерли; юнга — утонул, а 6 человек и лейтенант еще на острове Адель пропали без вести. После девятидневного опасного плавания на ветхой гоелетте, капитану [125] удалось добраться до берегов Новой Каледонии, где нашел самый благосклонный прием со стороны офицеров и военного начальника г. Тетара, командира батальона морских солдат, находящихся в гарнизоне в Порт-де-Франсе. Тронутый участием своих соотечественников капитан Пинар забыл эгоизм капитана английской гоелетты, который потребовал с него, за спасение экипажа, 2000 Фр. и только с трудом согласился взять 1500 Фр.

Командир корвета Tlasbe, находящегося на станции в Порт-де-Франсе, поспешил отправить пароход Styx на остров Адель, чтобы взять тех пассажиров, которые остались в живых. Капитан Пинар охотно приял предложение отправиться на Slyx'ль, тем более, что этому пароходу приказано было, но окончании возложенного на него поручения, отправиться в Сидней. Прибыв вторично к остр. Адель, капитан Пинар и командир Slyx'a убедились, что не было никакой возможности спасти ни корпус корабля, ни тяжестей. Из 330 человек, оставленных капитаном на острове, соседнем остр. Адель, остался только один молодой Китаец, который рассказал о всем, что случилось после отъезда г. Пинара.

В первые два дня после нашей высадки на берег, говорит Китаец, мы терпели нужду в воде и пище. Томимые голодом и жаждою двое из наших товарищей решились отправиться на корабль Saint-Paul, где удалось им найти небольшой запас провизии. Месяц спустя после отъезда капитана дикари напали на нас неожиданно и хотя многие из нас имели ружья, но объятые ужасом, они побросали их в сторону; только европейский матрос, Грек, сохранил полное присутствие духа, бросился с ножом в толпу дикарей и убил многих из них прежде, нежели взят был в плен. Оставшись победителями дикари сняли с нас платье, обобрали все бывшие при нас вещи, из которых кольца, монеты и вообще металлические изделия они спрятали в небольшие сумки, висевшие у них на шее; все остальное было тут же ими истреблено. Карманные [126] часы были предметом их особенного удивления: они беспрестанно отворяли и затворяли металлическую доску часов и смотрели в стекло, где видели свое изображение. К ночи нас поместили в лесу, на небольшой поляне, разложили кругом огни и стерегли нас всю ночь. На другой день эти варвары выбрали из нас пять человек, умертвили их, потом изжарили и съели. Таким образом постепенно погибли 329 человек. Самое убийство совершалось с неслыханною жестокостью: избранную жертву выводили вперед, потом поражали ее толстыми дубинами по всему телу, кроме головы. Избитый труп разрезывали на мелкие кусочки, а потом приступали к гнусной трапезе; уши, пальцы и мозг считались лакомством а кости отчасти сжигали, отчасти разбрасывали в стороны. Подобным образом на моих глазах погибло десять моих товарищей. В тот день когда Slyx показался на горизонте, только европейский матрос, я и четверо моих товарищей остались в живых. Дикари ежедневно приносили нам кокосовые орехи и коренья и старались быть с нами ласковыми. Заметив приближение катера, посланного с парохода Slyx, туземцы поспешно удалились в горы и увели с собою пять человек; меня же, как больного и раненого они взять не решились. Чтобы снова не достаться в руки людоедов я поспешил укрыться между скалами; вскоре катер пристал к берегу и увез меня из этих злополучных мест. Сколько я мог заметить, дикари населяющие остров, не имеют предводителей; они питаются жареными кореньями (вроде картофеля) и кокосовыми орехами, которые здесь растут в изобилии. Во все время моего здесь пребывания я не видел никаких птиц и, кроме собаки — ни одного животного.

Жестокая участь, постигшая пассажиров корабля Saint-Paul налагает на Французское правительство обязанность с одной стороны наказать свирепых людоедов, с другой — принять меры, чтобы подобные сцены не могли повторяться. Считая полезным, для достижения последней [127] цели, и даже необходимым внушать страх дикарям постоянным крейсированием военных судов в водах Тихого океана, мы не можем согласиться, чтобы одна эта мера могла привесть к желаемым результатам, если принять в соображение множество пунктов, требующих присутствия военных кораблей. Только путем цивилизации, только распространением христианской религии между жителями Океании можно вполне достигнуть цели. Для успешного проповедования Слова Божия между дикарями и язычниками необходимо проповедникам различных сект отказаться от раздражительных религиозных споров. Если в образованной Европе, исповедующей христианскую религию слишком восемнадцать веков, должны быть предлагаемы и разрешаемы различные богословские вопросы, то споры о догматах нам кажутся неуместными там, где проповедуется Евангелие существам, носящим только образ человеческий и не имеющих понятия о своем Творце. Смотря с точки зрения гуманной и политической, в нас возбуждает одинаковое участие как протестантский пастор, сожженный на костре, вместе с женою и детьми, так и католический священник, съеденный дикарями. Память о них, как о христианских мучениках, будет для нас священна. С одинаковым удовольствием, с одинаковым интересом мы читаем: летописи проповедования христианской религии, заключающая в себе описание деяний католических миссионеров и отчеты различных протестантских обществ, поставивших себе целью распространение христианской религии. Было бы весьма полезно, если бы Франция, Англия и Североамериканские штаты согласились между собою уважать нрава первого проповедника в варварской стране, т.е. того, который первым, известному народу, стал проповедовать Евангелие, как это делается и теперь между проповедниками на островах Океании, впрочем, без всяких предварительных условий. Этим устранятся неприятные столкновения и даже важные затруднения, которые легко могут возникнуть от проповедования христианского учения [128] в варварской стране миссионерами различных, а иногда и враждебных между собою сект. Итак христианская религия введет дикарей Океании в общечеловеческую семью и свирепых дикарей превратит в трудолюбивых и честных граждан.

(Moniteur de la Flotte).

Текст воспроизведен по изданию: Людоеды архипелага Луизияды // Морской сборник, № 8. 1859

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.