Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Г. И. ЛАНГСДОРФ

ДНЕВНИК

1824—1826 гг.

ТЕТРАДЬ 15

22 декабря. Провинция Минас[-Жерайс] мирная отчасти потому, что ее жители — люди, занятые [работой], а отчасти потому также, что Gouvernement до сих пор не принимало или не могло принять против них никаких насильственных мер. Для Gouvernrment нужна эта провинция, и ее жители довольны тем, что им позволяют спокойно добывать золото и алмазы. В случае принятия строжайших мер 1 миллион человек выступил бы в качестве врагов.

В ином случае я, по-видимому, повел бы речь о необходимости того, что администрация должна иметь своих собственных невольников. Преимущество, которое возникает для нее в связи с этим, состоит в том, что государственная казна сама сможет привлекать этих невольников [к работе], не уплачивая [за них] ни таможенных сборов, ни налогов для Gouvernement и так далее, так что [в целом понадобилось бы], возможно, даже не более 100 тысяч рабов. [Следует принять во внимание и] тот ущерб, который возникает для Gouvernement в связи с наймом негров.

22 [декабря]. Владельцы рабов сдают их в наем за небольшую поденную плату, не более 1/2 патако, намереваясь таким образом облегчить себе доступ к алмазам. Это облегчает хищение, равно как собственные невольники обеспечивали бы единоличное владение алмазами.

Население всей комарки ду-Серра-ду-Фриу оценивается приблизительно в 130—140 тысяч душ. Часть этого округа относится к церковным владениям епископства Баия, например вся Минас-Новас.

Население Алмазного округа составляет примерно 20 тысяч, а [население] аррайяла Тежуку — около 6—8 тысяч человек.

Относительно границы и территории церковного прихода, статистические данные по этому поводу — см. Приложение [к тетради 15] (См. с. 166.).

Примерно 2 месяца тому назад несколько сотен октав алмазов было пущено банком в Р[ио-де-]Жанейро в публичную продажу. Поначалу, как меня уверяли... (Здесь текст прерывается. Продолжение см. на с. 166 после вставки, озаглавленной Г.И. Лангсдорфом ”Приложение к тетради 15”.) [166]

ПРИЛОЖЕНИЕ К ТЕТРАДИ 15

(”Приложение к тетради 15” написано по-португальски.)

Мною, правителем... (Отточие Г.И. Лангсдорфа.), постановлено, что в общине, в аррайяле Тежуку, была воздвигнута часовня св. Антония. Она будет [существовать] отдельно от часовни Зачатия Богомат[ери] в еп[ископст]ве Мариана. По этой причине должны быть заново установлены границы. [Приход] названной новой общ[ины] св. Ант[ония] в аррайяле Тежуку берет свое начало от вершины серры Гавиан; затем граница [прихода] идет вдоль дороги по р[еке] Вер в направлении к северу от истоков р[еки] Мансу, а затем вниз по реке до мола Большой Иньянники, где отделяется от прихода [часовни Зачатия Богоматери] рекой Прету, и далее проходит по той же границе, которая разделяет архиепископские владения в Баие и епископство Мариану, доходя до района Парауны. Если идти в восточном направлении вдоль тех же границ, которые отделяют общину [часовни] Зачатия Богоматери от общины или прихода В[ил]а-ду-Принсипи, от которой были отделены общ[ины] Тежуку и Риу-Прету, то линия раздела идет [в том же направлении] до первого ручья, впадающего в [реку] Жекитиньонья, и далее вниз по той же [реке] до отмели, [намытой] ручьем Инферну, а затем до названной вершины горы Гавиан, где дуга пограничной территории указанного прихода Тежуку замыкается. Приход Тежуку включает в себя названные населенные пункты и часовни, в том числе [аррайял] Тежуку и приходскую часовню Интаре, [прилегающее] плоскогорье, р[еку] Мансу, а также населенные пункты Говеа, Парауна и Андрекезе. Изменение границ необходимо по причине строительства новой часовни. Тем самым прежнее определение границ от 9 н[оя]бря 1819 г. утрачивает силу.

Рио-де-Жан[ей]ро, 8 октября 1821 [г.].

22 декабря. ... (Продолжение текста, прерванного на с. 165.) товар разделили на ряд партий, большие, средние и малые, и хотели таким образом его распродать. Но так как покупателей не находилось, то все я [алмазы] сложили вместе и стали продавать в массе. Сэмьюэл и Филипс, [представители] английского [торгового] дома, скупили все [алмазы], заплатив за них по 125 тысяч рейсов за карат; условие заключалось в том, чтобы оплатить [покупку] в течение 2 дней, т.е. внести сумму в 300 тысяч крузадо, и поэтому никто не хотел, да и не мог [купить все алмазы сразу]. Раньше они стоили (по меньшей мере) в два раза больше, и Gouvernement, купив их [ранее] в Тежуку, приобрело вместе с ними 200 октав камней по 3/4 к[арата] (Три слова вписаны над строкой.) по цене согласно приводимой таблице (Таблица в данном месте отсутствует. Возможно, имеется в виду таблица, приведенная Г И Лангсдорфом в очерке об Алмазном округе (см. с. 178).).

Следовало бы полагать, что алмазы при условии большей свободы горных работ в рудниках и более значительном количестве, поступающем в торговлю, будут продаваться дешевле. Однако этого не наблюдается. Напротив, они, скорее, оказываются дороже, и частные лица здесь, в Тежуку, платят вместо 4000, 4700 за октаву алмазов (от 10 р[ей]сов до 3 в[интемов]) 5000 рейсов и так далее, в соответствии [с качеством камней].

23 [декабря]. Почти на протяжении всех дней, что мы теперь находимся в Тежуку, идут дожди; обычно к полудню начинается ураган, сопровождаемый иногда сильными грозовыми дождями.

Интендант хотел доставить всем нам удовольствие и показать долину наиболее богатой алмазами и знаменитой реки Жекитиньонья, собираясь сам пойти вместе с нами. Утро было солнечным и прекрасным, а ближе к полудню, как обычно, начался дождь с порывистым ветром, что, однако, не удержало нас. Около 12 часов мы выехали из Тежуку и сразу же по другую сторону ручья поднялись по Р[иу-]Гранди на высокую гору, или серру, по которой идет [дорога] в Минас-Новас. Предыдущий интендант да-Камара проложил здесь настоящее шоссе по европейскому образцу, что весьма [167] существенно облегчает связь этого дистрикта с отдаленными районами. Сооружение шоссе делает честь не только господину да-Камара, но и народу, построившему его. Попутно заметим, что господин да-Камара повсеместно в Алмазном округе и особенно в окрестностях Тежуку построил немало общественных сооружений, как-то: дороги, улицы и мосты, железоделательный завод и так далее.

Но достаточно [об этом]. Мы поднялись на гору и обнаружили там большое открытое поле. Через 1 1/2 легуа пути мы пришли к одинокому дому. По пути нам встречалось много ям, свидетельствовавших о некогда ведшихся здесь разработках рудных ископаемых. Мы миновали (Два слова вписаны над зачеркнутым: ”затем”.) [протекавший] рядом с домом ручей, через который хотя и (Два слова вписаны над строкой.) перекинут мост, но он находится в совершенно непригодном для использования состоянии. [Надо бы решить, вообще] необходим ли был и остается [этот мост] либо он излишен.

Вскоре после этого начинается спуск с серры, и здесь также имеется частично мощеное шоссе. Пройдя в общей сложности 3 легуа, мы около 4 часов пополудни подошли к ранчо Меданья. Как говорят, это будто бы имя некоего француза, который в самые ранние времена, когда еще почти ничего не было известно об алмазах, занимался здесь добычей золота и алмазов; его имя и [носит] эта местность. После того, как мы миновали дома некогда работавших здесь алмазодобытчиков, мы достигли богатой алмазами и знаменитой реки Жекитиньонья, через которую построен очень массивный и прочный деревянный мост. По ту сторону реки, на правом берегу, мы поселились в доме одного служащего, Мануэла Жозе... (Отточие Г.И. Лангсдорфа.), которого интендант заранее известил о нашем прибытии.

Местность, по которой мы прошли сегодня, дала нам особенно много нового в части ботаники, но она не очень богата насекомыми.

Вторую половину дня мы использовали для экскурсии на старые алмазопромывочные сооружения, придавая большое значение тому, чтобы увидать собственно алмазоносную породу и сравнить ее с так называемой жилой. Я был обманут в своих ожиданиях и обнаружил только речную гальку, состоящую из разнообразных камней, в частности кварца, горного хрусталя, железистых голышей; последние, называемые здесь ”эсмерил” 318 (в других частях Минас[-Жерайс] — марамбе), должны якобы служить надежным подтверждением месторождения алмазов.

Наряду с большим количеством алмазов, которые дали горы в соседней местности, в большинстве случаев круто спадающие к северу, здесь намывали также очень много золота, причем все в крупных слитках, по каковой причине этим горам дали название ”бататал” 319 (выражение фигуральное: [имеется в виду, что] это место, где размеры золотых слитков достигают размеров батата).

Те же самые горы чрезвычайно богаты очень чистым, с косыми сколами или заостренным горным хрусталем, который иногда сопровождается титановой рудой.

Одна из разновидностей так называемого речного щебня или гальки с железистыми примесями, слюдой (Слово вписано над строкой.) и глиноземом, образующих своего рода пудинг, весьма часто попадается в реке Жекитиньонья и редко или лишь случайно содержит алмазы.

Вечером у служащего администрации, каковых в каждом алмазоносном районе насчитывается по четыре человека и которым уже в течение двух с половиной лет не выплачивали жалованья, мы нашли богато накрытый стол. Серебряная посуда и хорошо приготовленные блюда. Он срочно приказал забить жирного теленка. Вино и часть жареного мяса интендант привез с собой из своих запасов.

24 [декабря]. Вечером грозовой дождь. Рано утром, хорошо выспавшись за ночь и получив обильный мясной завтрак, больше похожий на обеденную трапезу, мы [168] распорядились запрягать лошадей. Небо нахмурилось, и при грозящих дождем тучах мы прибыли около часа дня в Тежуку.

Небольшое число минералов и насекомых — такова наша добыча за время этого путешествия. Господин Ридель, напротив, возвратился с богатыми трофеями растений.

25 [декабря]. Рождество. Стояла пасмурная холодная и неприветливая погода. Кроме присутствия на богослужении, праздник почти никак не отмечался, т.е. не отмечался публично. Многие ремесленники работали. После обеда многие негры танцевали на улицах, опьянев от кашасы.

26 [декабря]. Ночью и утром вновь шел сильный дождь, после полудня погода несколько прояснилась.

26 дек[абря]. Из-за этого дождя я не мог ни вчера, ни сегодня (Четыре слова вписаны над строкой.) послать за своими мулами.

Господин Кинтилиану, богатый молодой купец, сегодня крестил своего первого ребенка, девочку, и по этому поводу устроил большой fun?ao (праздник), т.е. бал с ужином, на который гости были приглашены за 8 дней вперед. В качестве гостей интенданта и будучи иностранцами, мы также получили особые приглашения на праздник.

Выше я уже говорил об одном празднике (в С[ан]та-Лузии), главный смысл которого заключался в выборе почетного гостя и раздаче конфет. То был церковный праздник, этот же — мирской, и, возможно, кому-то было бы приятно узнать, как живут и празднуют люди в Алмазном округе, т.е. в самом богатом месте земного шара.

Крестины проходили в 4 часа пополудни в церкви; каждый из приглашенных гостей получил большую восковую свечку, которую он в зажженном состоянии держал в руке до тех пор, пока не закончится вся церемония. Затем все общество вновь разошлось по домам до 7 часов вечера, когда все собрались в доме господина Кинтилиану.

Прежде, чем приступить к описанию самого праздника, я хочу сказать несколько слов о тех людях, которые составили общество гостей, а также дать общую характеристику селения.

Тежуку — это аррайял, который служит резиденцией административной власти в Алмазном [округе], следовательно, здесь [находятся] все многочисленные государственные служащие (гражданские и военные). Сюда следует отнести и состоятельных и богатых купцов, владельцев рудников, офицеров ополчения и так далее.

Здесь и в здешних окрестностях, в местности, где стоят голые скалы и пустынные ландшафты предлагают жителю свои лежащие (Слово вписано над строкой.) под землей и скрытые сокровища, ничего невозможно ни слышать ни видеть, кроме одного только горного дела, золотых и алмазных рудников (lavras) и о промывке руды.

26 [декабря]. Несмотря на то что местами имеющиеся плодородные и хорошо орошаемые долины могли бы предложить сельским экономам большие богатства, тем не менее здесь нет никаких следов земледелия. В самом Тежуку встречаются иногда неплохие приусадебные сады, в которых растут бананы, апельсины, жаботикабы 320 и другие фруктовые деревья, а также небольшое количество овощных культур. Кроме того, все продукты питания, как бы они ни назывались, завозятся сюда извне, а некоторые даже из Европы, ибо все состоятельные жители хотят жить здесь на европейский манер. (Окружающая местность почти не имеет хороших выгонов для содержания скота, поэтому даже быки, предназначенные для забоя, поступают сюда издалека, за многие легуа, особенно из сертана.) [169]

Все дорого, и содержание семьи здесь обходится столь же дорого, как и в Рио[-де-]Жанейро.

Здешний обычай (ибо это, по-видимому, не может происходить по причине экономии) заключается в том, что жены [даже] первых государственных служащих и купцов носят здесь в домашней обстановке и при нанесении обычных визитов обувь без чулок, что на европейский взгляд производит довольно странное впечатление. Поэтому с учетом этого полученного впечатления (Далее зачеркнуто: ”по моему мнению”.) мне тем более фазу бросилось в глаза, что на балу все (После этого слова зачеркнуто: ”все”.) дамы были в самой дорогой обуви — шелковых бальных туфлях и тончайших французских шелковых чулках.

Наверное, трудно поверить, что в удаленном от столицы по меньшей мере на 150 легуа селении можно будет встретить не менее 30—40 дам. Костюмы всех дам были очень богаты, французская мода и самые дорогие платья из шелкого атласа, муслина, расшитого золотыми и серебряными нитями, французские кружева, французские шляпки (? toques) со страусовыми перьями, драгоценными камнями, золотые цепи, гребни и так далее.

Итак, одежда этих дам была такого рода, что каждая из них могла бы появиться на придворном балу (Далее зачеркнуто: ”при дворе”.) или в самых высших кругах Европы. Мужчины также были в большинстве случаев в коротких штанах, белых шелковых чулках, с золотыми пряжками и имели небольшую, предназначенную для визитов шпагу, обычную в Португалии и Рио-де-Жанейро, длиной в полторы пяди (подобную тем, что носят английские и другие морские офицеры).

Вечер начался чаем и (Два слова вписаны над строкой.) музыкой, около 10 музицирующих (это определение подходит к ним, пожалуй, больше, чем музыканты) исполнили сонату Игнация Плейеля, которую, если мне (Слово вписано над строкой.) не изменяет память, я слышал в 1788—1790 годах и которая здесь еще не очень давно считалась новой.

После исполнения сонаты танцевали англез. Большинство дам танцевали естественно и сносно, т.е. безыскусно или никогда ранее не пользуясь услугами настоящего танцмейстера. После контраданса (английского танца), который закончился около 9 часов [вечера], гостей пригласили в соседний зал, где два больших стола, каждый примерно на 40 человек, ломились от разнообразных блюд.

На одном из столов стояли мясные блюда, жаркое, ветчина и так далее, а также портвейн и мадера. На другом столе были конфитюры, варенья, изюмные и миндальные торты, а также сладкие вина: малага, мускатель, кареавель и прочие дамские вина.

Так как усадить всех гостей за столами не представлялось возможным, то сначала пригласили дам и столько мужчин, сколько могло удобно поместиться в комнате вокруг столов. В общем и целом царила настолько непринужденная обстановка, искренняя веселость и гармония, что, если отвлечься от языка, можно было подумать, что находишься в Европе на большом пикнике.

Почему здесь, в Тежуку (Два слова вписаны над строкой.), дамы в своем обхождении столь отличаются от всех прочих в Бразилии, этого я не могу объяснить как-либо иначе, кроме как более высокой культурой и более частым общением с европейцами или знакомством с европейскими обычаями, которые усвоили здешние чиновники; к ним, в частности, следует отнести г[оспод] интендантов да-Камара и Албукерки. Первый объездил почти всю Европу и был здесь в течение 10 лет со своей семьей, а другой пробыл много лет на острове Мадейра, где особенно долго прожил среди англичан. Таким образом, не надо удивляться тому, что в глубине страны, в деревне больше цивилизации и европейских обычаев среди небольшого числа цивилизованных (Слово вписано над строкой.) людей, чем [170] в тех городах страны, где мы побывали до сих пор и где жители менее состоятельны и меньше соприкасались с европейцами.

В общем, например, по старопортугальскому обычаю женская часть семейства [в Бразилии] появляется [на людях] редко или [не появляется] никогда, а здесь, в Тежуку, каждый чиновник уже при первом же визите представляет свою супругу.

Тежуку является самой богатой деревней на земле и по всей справедливости заслуживает особого внимания правительства.

***

Однако я возвращаюсь (Надписано: ”обращаюсь”.) вновь к накрытым столам, о которых весьма трудно составить себе представление, [не видя их]. Хозяин дома хотел в полной мере продемонстрировать свою щедрость и свое гостеприимство, и так как это было в первый раз, что он устраивал большой прием, то, по-видимому, из опасения, что он сможет чем-то не угодить своим гостям, он позаботился о том, чтобы сделать несколько больше, [чем это было необходимо].

На мясном столе стояло примерно 20 больших блюд, каждое с жарким в двойном [виде]: например, 3 блюда, каждое с 2 молочными поросятами; 2 блюда, каждое (Слово вписано над строкой.) с двумя индейками; другие — с 4—6 жареными курами. Большое количество ветчины, жареной телятины, вырезки косули, языков. Однако то, что стояло на столе, было, как меня уверяли, не более чем третья часть того, что было припасено и заготовлено в доме, чтобы всего было в достатке. Резерв, [таким образом], был в три раза больше [поданного на стол], и для того лишь, чтобы привести пример обилия, скажу, что заготовили 128 фунтов ветчины (4 арробы). Можно было пить сколько угодно, так много вина было припасено.

Не меньшая забота была проявлена и о необходимом количестве сладостей. Может быть сочтут, что я преувеличиваю или вообще не поверят мне, а я не могу представить никаких доказательств. Однако один из друзей хозяина заверял меня, что было припасено 40 арроб сахара, или 1280 фунтов, и несколько тысяч — да, буквально несколько тысяч яиц!

Различие между двумя праздниками — в С[ан]та-Лузии и Тежуку — было разительным и заключалось не только в уже названных причинах, но, очевидно, также и в том, что там хозяин не был женат и, кроме г[осподи]на полковника Алмейды и его семьи, все общество состояло из господ и наиболее почитаемых лиц, епископа и духовенства из близлежащей местности.

Только смешанное общество, состоящие из [лиц] обоих полов, может быть приятным и веселым.

26 дек[абря]. Для того чтобы дать полную картину этого праздника, мне остается лишь сказать, что самый состав здешнего общества приятно разнообразен. Во всем этом многочисленном обществе я не встретил ни одного с толстым животом. Большинство дам стройны и имеют высокий рост, некоторые среднего роста и лишь немногие невысоки. В обществе находилось больше замужних, чем незамужних, дам, у многих приятные черты лица, и не было (Далее зачеркнуто: ”по-настоящему”.) ни одной по-настоящему некрасивой.

После [завершивших] ужин прохладительных блюд вновь начались танцы, кое-кто отправился в зал, чтобы освежиться, и таким образом общество разделилось.

Излишне говорить о том, что чем дольше длится собрание, чем открытее благодаря хорошему вину становятся гости по отношению друг к другу, тем веселее становится в таком обществе.

26 дек[абря]. Музыка утомила не танцоров, а музыкантов.

На кактусе здесь водится много кошенили, однако никто ее не использует. [171]

27 (Цифра переправлена из 28.) [декабря]. Хотя все было готово к отъезду и с[еньо]ра д[онна] Мария, теща интенданта, снабдила нас [в дорогу] вполне по европейскому обычаю холодным ростбифом, хлебом, сыром и т.п., нам тем не менее пришлось остаться здесь, так как один из наших мулов, который уже утром был пригнан, чтобы отправляться в дорогу, куда-то убежал, и его не могли найти. После длительных поисков мы узнали, что его поймала живущая по соседству свободная негритянка и мул находился у нее. Она утверждала, что это будто бы тот самый мул, который недавно сбежал от нее. Изысканный вид воровства.

27 (Цифра переправлена из 28.) [декабря]. По прошествии долгого времени сегодня у нас прекрасный солнечный и теплый день. Появилось такое множество мух, что животные пришли в беспокойное состояние и их не удавалось навьючить. Таким образом нам еще пришлось остаться здесь.

Уже вчера я передал господину Висенти Тропе два ящика предметов по естественной истории, собранных со времени [нашего пребывания в] Барра-ди-Жекитибе. Кроме того, я передал ему сегодня утром № 32, письмо в Мандиоку, а также одно письмо, [адресованное] его пр[евосходительству] с[еньо]ру коменданту таможни в Параибе с просьбой разрешить свободный провоз ящиков, так как таможня относится к провинции Рио[-де-]Жанейро и я мог бы получить отказ на свою просьбу о беспошлинном пропуске ящиков; поэтому я счел за лучшее специально обратиться как частное лицо к г[осподам] таможенным чиновникам в расчете на их великодушие.

Даже президент провинции Минас[-Жерайс] отказался, несмотря на указанные нами причины, дать мне подобное разрешение.

29 [декабря]. После того, как мы оставили на ночь своих животных во дворе господина Луиса Фолиса и ранним утром следующего дня они уже стояли у наших дверей, мы смогли сегодня отправиться в путь раньше, чем обычно. Около 7 часов поклажа была погружена, и примерно в половине восьмого, получив предварительно очень хороший завтрак, мы выступили в [обратный] путь до Мандиоки.

Мы предпочли дорогу через кампосы пути по мату-дентру и следуем поэтому не через В[ил]а-ду-Принсипи, а сначала до Конгоньяса, где мы сойдем с прежнего пути и двинемся в направлении Карапинас — Реашу-Фунду — Рику-Серра и [далее] вплоть до С[ан]та-Лузии.

29 [декабря]. Расстояние, пройденное нами в первый день путешествия, составило 2 1/2 малых легуа — до Бандейриньи, кордона с несколькими домами и хорошей вендой. Высокие горные скалы окружают несколько выровненных, а в других случаях — круто спадающих долин.

Эти горы дают начало водам реки Жекитиньонья, а замыкающие долины стены скал богаты алмазами. Как я уже говорил выше, эта местность расположена на высоте 4300 и холодная.

30 [декабря]. Сегодня утром в 6 часов (это в самый разгар лета) было +11° по Р[еомюру] и в общем холодно. Погода была ясной. В саду возле дома, где, впрочем, растут лишь бобы да стоит несколько апельсиновых деревьев, мы увидали две яблони, которые были по-европейски большими, вполне развившимися и обильно усыпаны плодами.

30 [декабря]. Из всех мест, которые мы видели, это, пожалуй, было бы наиболее пригодным для успешного выращивания винограда, но только кто же станет заниматься земледелием в краю, где добывают алмазы.

Наших животных все еще не нашли и после 7 часов утра. В Бандейринье хозяина зовут Ант[они]у Нунис. Он пообещал мне золотой кристалл (Текст со слов ”В Бандейринье” вписан мелким почерком между соседними абзацами.). [172]

30 [декабря]. Около 8 часов все было готово, и мы начали свой путь на кашуэйру, это в 3 легуа [отсюда]. На этот раз мы не заехали в казарму, в которой были в прошлый раз, но продвинулись еще на 1/2 легуа, где и расположились на ночлег в одном ранчо, расположенном рядом с водопадом.

После полудня я использовал еще несколько часов, чтобы воспользоваться этой местностью, столь богатой алмазами, и намыть из речной гальки несколько камешков. Ближайший местный житель помогал мне при этом с помощью батеки 321 ([это] — 1 деревянная миска с конической выемкой). Главная причина состояла в том, чтобы найти несколько captivos 321а, т.е. кристаллизованных камней, которые сопутствуют алмазам и о которых я еще не имел представления. Мы намыли несколько батек породы и нашли лишь несколько маленьких камешков, величиной с булавочную головку, которые мне дали в качестве captivos и которые, будучи по форме октаэдрами (Здесь в тексте дневника стоит знак отсылки к примечанию, которое, однако, отсутствует; затем слово ”стороны” (возможно, Г.И. Лангсдорф имел в виду пояснить геометрическую структуру октаэдра).), показались мне кристаллами железа; их еще называют также ”камнями св. Анны” 322. Был найден также плоский маленький кубик пирита, что подтверждает мое мнение.

Название ”captivos” происходит, по-видимому, оттого, что эти камни, являющиеся постоянными спутниками алмазов, ведут себя по отношению к ним (Четыре слова вписаны над строкой), как рабы (captivos) в отношении белых людей или своих господ и повелителей. Иными словами, они выглядят как драгоценные камни и алмазы, но сами по себе черные, темные и непрозрачные, не представляют никакой ценности и презираются.

31 [декабря]. Сегодня утром температура воздуха +12°, прохладная и ясная погода. Мы уже позавтракали и с нетерпением ожидали наших животных, когда нас посетил здешний помещик, житель близлежащего дома (Его зовут Домингус Родригис Фрага. — Примеч. Г.И. Лангсдорфа.) с настоятельной просьбой быть его гостями и осмотреть его сад.

***

Мы последовали за ним и попали к европейцу, дом которого ничем не отличался от дома богатого немецкого арендатора или сельского хозяина. Шерсть своих овец он велел переработать здесь же в доме в хорошую материю, и она служит ему теплой одеждой. Из хлопчатобумажной ткани, спряденной и сотканной в его же доме, он шьет одежду для всей своей семьи, весьма многочисленной. Стол был покрыт тонким и красиво расписанным полотном, на каждой тарелке лежали такие же салфетки. Стол был уставлен хорошими блюдами, приготовленными в домашнем хозяйстве, и что больше всего привлекло к себе наше внимание, здесь был собственный хлеб и собственное домашнее вино. Это было впервые в Бразилии, что мы сидели за столом (в самом сердце Бразилии) и ели картофель с луком, хлеб, масло, пили вино — все выращенное и приготовленное в доме хозяина. Точно так же вся домашняя утварь, а не только скатерть и салфетки на столе, платье и т.д., — все было изготовлено в этом доме, причем все это в самой богатой области Бразилии — Алмазном округе.

Мы посетили также сад и увидели здесь большие виноградные аллеи, т.е. закрытые дорожки, каковые можно встретить в Португалии, Испании и Италии. На виноградных лозах висели созревающие гроздья винограда (Наверное, это лучший способ выращивания винограда в жарких странах; вместе с тем [виноград при таком способе выращивания] дает тень. — Примеч. Г.И. Лангсдорфа.). Сеньор Фрага сказал нам, что он ежегодно заготавливает две бочки вина. Это — 60-летний крепкий и здоровый мужчина. Кроме того, в саду рос прекрасный инжир, рядами шли яблони, усыпанные плодами — ничего подобного мы еще нигде в Бразилии не видели. Каждый шаг на большой территории имения, которая из голого поля была превращена в богатый сад, являл нам новые предметы, вызывавшие удивление, свидетельства хозяйственной предприимчивости нашего хозяина, вызывая сладкие воспоминания о нашем [173] европейском климате. Кукуруза, высотой в 12 футов, пшеница (trigo) и рожь (centeio) были посажены (не посеяны). Эти виды зерновых дают урожай дважды в году. Посадки производятся в период дождей, чтобы иметь возможность как следует выполоть сорняки; в сухое время года производится посев зерновых, так как сорняки становятся реже. Рожь никогда не поражается головней, чего не скажешь о пшенице.

Кроме того, мы видели картофельные поля, точно такие же, как в Европе. Они дают урожай из года в год. Плантации кофе, некоторое количество сахарного тростника, жаботикаба, апельсины всевозможных сортов и, между прочим, также американское хвойное дерево араукария, посаженное 15 лет тому назад; [плоды дерева] жени-папейро 323, и так далее. Я уж не говорю о капусте, салате, луке.

Между прочим, здесь имеются также два пруда с рыбой, дающие приятное разнообразие для взора и за столом.

У этого славного человека есть все, и он вполне всем доволен; он уверял нас, что не хотел бы поменяться [хотя бы и] с императором.

Здесь я увидал воплощение той мысли, которая уже часто посещала меня, — щедрая плата за усердие и хозяйственную деятельность!!

При всем том нельзя не упомянуть, что этот человек при всем своем трудолюбии и усердии, гостеприимстве и предупредительности по отношению к каждому (Четыре слова вписаны над строкой.) вызвал зависть своих сограждан, которые предпочли бы меньше работать и довольствоваться скудным доходом и которые, в сущности, не страдают от нужды, так как они ни к чему лучшему не привыкли.

1825 [г.]

1 января. Наш друг Фрага, который вчера вечером еще раз угостил нас таким дружеским, хотя и очень поздним, ужином, сегодня пригласил нас, кроме того, и на завтрак; мы с благодарностью приняли это [приглашение].

Когда находишься далеко от отчизны, каждое воспоминание о ней приятно, и тем более я был рад услышать, что мои друзья Шпикс и Мартиус несколько лет назад именно в этом доме были столь же любезно приняты этими людьми и с трогательным чувством расстались с теми, с кем они прожили отчасти в Тежуку, а отчасти и здесь прим[ерно] по месяцу.

Сегодня утром я получил еще от г[осподина] Фраги [предоставленные им мне] по моей просьбе несколько образцов ”алмазной жилы” (ganga) и вновь убедился, что эта сцементированная глиноземом масса 324 содержит железо в смеси с песком, кварцем и галечниками.

Эта масса постоянно сопутствует алмазам, всегда присутствуя в горах пластового строения, в древних высоких руслах рек (Grupiar) или на более низколежащих [участках] (tabelleiros) или [, наконец,] на склонах крутых высоких горных скал (как, например, в Пагане). Впрочем, примечательно следующее (Слово вписано над строкой.): сверху [лежит] чернозем [слоем в] 1 1/2—2 фута, затем жила или разорванный, разломанный на куски и сцементированный флюсом железняк, под которым находится галечник (cascalho) или песок, смешанный с обломками (Слово вписано над строкой.) горного хрусталя, кварцем и железистой галькой (Marubes), а под этим [галечником или песком] в смеси [пород] — алмазы. Строение жил всех мест, богатых алмазами, в различных местностях одно и то же, и только в упомянутых породах встречаются, причем очень редко, вкрапления алмазов.

Помимо того, сегодня же утром я имел удовольствие получить несколько captivos, т.е. кристаллов (Вероятно, железа. — Примеч. Г.И. Лангсдорфа.), которые находят в соседстве с алмазами, и очень чистый кристаллический горный хрусталь. [174]

Г[осподин] Фрага рассказал об одном [образце] горного хрусталя, который он нашел здесь и который был в центре полым и наполненным мелкими кристаллами. Но так [как] все эти редкости естественной истории не имеют здесь никакой ценности, этот кристалл дали детям в качестве игрушки, а те его потеряли.

Около 9 часов мы покинули кашуэйру, чьи алмазы ввиду чистоты их воды пользуются большой известностью, и около 3 часов пополудни прибыли в Парауну, в казарму для охраны, где закупили необходимые продукты, ибо мы теперь вновь выходили за пределы сравнительно населенного Алмазного округа и отправлялись через Серра-да-Лаппу в С[ан]-та-Лузию.

1825 [г.] Январь. Здесь нам предложили еще несколько прекрасных алмазов; некоторые из них я действительно купил, так как ранее в Тежуку мне хотели продать лишь крупные партии целиком, а не отдельные камни.

2 [января]. Несмотря на то что наши животные уже довольно рано стояли у дверей [дома], некоторые незначительные обстоятельства задержали нас до 10 часов, после чего мы, покинув Парауну, около 3 часов пополудни прибыли в Конгоньяс (расстояние 3 легуа).

Со времени нашего отъезда из Тежуку мы повсюду видели много гусениц, различных насекомых, но до сих пор нам очень мало попадается бабочек; время от времени [встречается] Colias и др.

1825 [г.] 3 января. Так как здесь есть пасто-фешадо, наши животные были пригнаны уже в половине седьмого, и мы закупили лишь некоторые продукты питания, так как до самого Ротулу у нас не будет больше такой возможности.

Сегодня [прошли] до Мейя-да-Серра 4 легуа. Затянутое облаками небо.

Местность вокруг Конгоньяса отмечена некоторым количеством небольших, разбросанных здесь и там домов и хижин. [Сам] аррайял мал и не благоустроен, и здесь, как и почти повсюду, в основном [имеются] лишь частные дома несколько более состоятельных и живущих далеко отсюда землевладельцев, которые (как вчера) по воскресным и праздничным дням приезжают сюда, чтобы присутствовать при мессе. В течение недели, иногда и месяцами дома стоят пустыми. Мы поселились в одном из таких домов, который был предоставлен нам хозяином, отправившимся вчера вечером назад в деревню.

Поначалу наш путь был вполне сносным, мягко спускающиеся горные возвышенности были покрыты самыми прекрасными травами различных видов; [эти возвышенности] весьма пригодны для ведения животноводства, являющегося в этих краях главным промыслом, [дающим] пропитание. Орошаемые небольшим ручьем, местами сильно открытые долины покрыты рощами и капоэйрой, которые опять-таки (Слово вписано над строкой.) напоминают нечто подобное мату-дентру. Pteris, который там занимает целые поля, здесь виден на заброшенных россио.

Проехав за два с половиной часа целых 1/2 легуа и миновав много хижин и потом еще проехав 1/2 легуа, мы попали (Слово вписано над строкой.) на ферму Карапинас, названную так по имени двух братьев плотников 324а, которые поселились здесь примерно 70—80 лет назад и один из которых, чей возраст значительно превышает 100 лет, все еще жив. Эта местность отличается большими лесными массивами.

После того, как мы отсюда поднялись на голую каменистую гору и миновали еще один лес, мы оказались в очень каменистых и скалистых горах, где собственно и начинается очень плохая тропа или чрезвычайно плохой горный проход, ибо дорогой это назвать никак нельзя. Переходишь с одной горы на другую, то вверх, то вниз. В горах проходишь через скалы, которые расположены нерегулярно и многие поднимаются ввысь в виде скошенных пластов. (Песчаник с высоким содержанием [175] кварца, представленный в виде перемежающихся слоев или пластов.) В ущельях болотистая почва, которая вследствие стекающей с гор воды и частых дождей представляет собой трясину. С большим трудом нам удалось преодолеть эти долины.

Г[осподин] Менетрие и я уже находились около 5 часов в седле, ехали довольно быстро и рассчитывали в скором времени добраться до пункта назначения, когда вдруг мы встретили человека, сказавшего нам, что до цели еще добрых 1 1/2 легуа. На вершине гор, где мы находились, имелось несколько дорог, и [только] этот путник помог нам выбрать правильный путь. Собиралась жуткая гроза. Около 3 часов стало темно как ночью, и разразившийся проливной дождь в короткое время промочил нас до нитки, а также вызвал стремительное увеличение воды во всех горных потоках. Наконец, около 4 часов мы подошли к ранчо и нескольким хижинам; [это место] называется Мейя-да-Серра. Однако прежде нашим лошадям (Слово вписано над строкой.) пришлось переплыть через небольшой лесной ручей, который временами почти совсем пересыхает.

Ввиду того, что по прошествии нескольких часов наши мулы все еще не прибыли, мы оказались в несколько неприятном положении: в жалкой хижине, где мы не могли ни сменить одежду, ни просушить наше белье и платье или дать какой-то отдых нашим усталым телам.

В самом доме случайно как раз забили быка, чтобы приготовить из него сушеное мясо; а на ранчо находилось несколько отрядов, у которых мы одолжили несколько бычьих шкур, чтобы постелить их себе, а также выпросили немного муки, чтобы приготовить ее к мясу. У нас было совсем немного дров, чтобы обогреться. Местность, в которой мы находились, была самая пустынная. Нигде вокруг, куда ни бросишь взгляд, не было видно ни одного дерева, и дрова приходится обычно завозить сюда с расстояния в полчаса пути.

Здесь не было никаких посадок и лишь маленькое огороженное забором местечко, которое называли огородом (corta), но в котором ничего не было посажено. Так как наши люди не пришли и с наступлением сумерек, я попросил сына хозяина дома (за вознаграждение) сходить и посмотреть, что же стало с нашими людьми и животными.

4 января. Он ушел и возвратился следующим утром с известием, что они заблудились и ушли на 3 легуа в сторону аррайяла (Три слова вписаны над строкой, над зачеркнутым словом ”город”.) Консейсан; на ночной привал они устроились под открытым небом.

Г[осподин] Рубцов [через час] отправился с этим же проводником им навстречу, и мы были рады узнать, что с ними, по крайней мере, не приключилось никакого несчастья.

Вчера по пути мы видели много прекрасной растительности, но, к сожалению, господин Ридель из-за плохой дороги и сильного грозового дождя, равно как и по причине отсутствия мулов (и недостатка бумаги) (Слова в скобках вписаны на полях.), не смог много собрать. Насекомых в этой местности очень мало. Здесь легко можно разводить деревья и кукурузу, бобовые и т.д.

До сих пор эта местность служит животноводству, причем она очень пригодна для него, особенно вблизи от Мейя[-да-]Серра, где имеются самые хорошие и обширные пастбища и слабо развито животноводство. Люди слишком бедны для того, чтобы покупать крупный рогатый скот, лошадей и т.д. и чтобы основать упорядоченное скотоводство.

4 января. Итак, нам пришлось сегодня оставаться здесь. Стояла пасмурная погода, шел дождь, так что не удалось многого собрать для естественной истории. Наибольшую пользу эта остановка принесла Риделю. Ибо он имел — возможность обследовать территорию, прилегающую непосредственно к хижинам (главным [176] образом поля и пастбища вместе с некоторыми голыми скалами), а также переложить уже собранные образцы растений.

Скалы состоят из песчаных пластов, здесь круто обрывающихся на юг под углом ок[оло] 40°.

Все горы имеют в общем один и тот же внешний вид. Отдельные горы расположены относительно друг друга крайне нерегулярно. Местами наблюдается прохождение 325 кварца и много железистого галечника, намытого дождями, Отстоящие на значительное расстояние друг от друга горы образуют в пространстве между ними широкие долины, на которых имеются невысокие холмы и которые состоят из намытой с гор земли. Эти поросшие травой холмы представляют собой кампосы, а жителей невозможно заставить высаживать в этих долинах растения; они следуют некогда повсеместно введенному обычаю: выбирая близлежащие [участки] капоэйры, уничтожают и без того редкие леса и на этом месте производят посадки.

4 янв[аря]. Здесь, например, где вблизи хижин имеются плодородная почва и прекрасные луговые долины и где жители разбили сад (в кампосах), который дает им, следовательно, свидетельство того, что апельсины, капуста и различные овощи, розовые кусты и т.д. растут здесь хорошо, [даже и здесь жители] все-таки предпочитают идти на расстояние в 1/2 легуа (примерно 1 час пути) уничтожать редкие перелески и высаживают немного кукурузы и бобов, даже не пытаясь как-то культивировать эти кампосы. Отчасти каменистая здешняя почва была бы весьма пригодна, по меньшей мере, для выращивания хлопчатника.

5 [января]. Ночью [шел] сильный дождь и [было] прохладно. Утром в 6 часов температура +11°, к 8 часам +13°. Здесь господствуют частые и сильные западные ветры, которые обычно приносят дождь. [177]

Г[осподин] Рубцов приобрел в Парауне за 37 тысяч рейсов прекрасного молодого коня 5—6 лет, у которого был лишь один недостаток, что он еще... (Здесь текст прерывается. Продолжение см. на с. 183 после вставки, озаглавленной Г.И. Лангсдорфом ”Приложение к тетрадям 14 и 15”.)

ПРИЛОЖЕНИЕ К ТЕТРАДЯМ 14 И 15

Алмазный округ

Стражники, которые ничего не делают и уже в течение 2 лет не получают жалованья.

N.B. Они охраняют территорию, богатую алмазами, чтобы здесь не велись работы. Посыльные (pedestres) 325а, которые ежедневно зарабатывают 200 рейсов за доставку писем и поручений, а также за присутствие при таможенных досмотрах.

Ранее уже обследованные реки и местности открываются для доступа граждан с условием сдачи алмазов за определенную (низкую) цену [представителям] Gouvernement. Однако [алмазов по этой цене] не сдают, и это способствует торговле из-под полы. Алмазы предлагаются в открытую.

Негры всех частных лиц прежде служили короне и получали еженедельно по 4 патако (Далее зачеркнуто: ”теперь”.); тогда их было около 2 тысяч человек, теперь каждое частное лицо берет своих рабов для собственных работ по намывке алмазов, и Gouvernement с трудом смогло нанять 200 человек. Частные лица платят теперь еженедельно по 6 патако, а Gouvernement платит нерегулярно, так что государственная добыча алмазов находится в состоянии упадка.

Задачи чиновников и охраны остались прежними.

Территории, на которых государство прекратило работы по добыче алмазов, передаются для использования жителям, и некоторое количество лиц ежедневно работают; тем не менее не удается добывать больше алмазов, чем прежде. Gouvernement меньшим числом рабов получает больше алмазов, а частные лица становятся богаче. Gouvernement, по-видимому, хорошо понимает, что если подданные становятся богатыми, то богатеет и государство. Золото в Алмазном округе дешево, один квентхен золотого песка стоит 1600 р[ейсов].

Местность, где в этом году было обнаружено наиболее богатое месторождение алмазов, называется Паган. Прежде в низинах и реках в намытой гальке (cascalhas) постоянно искали алмазы. Это новое место, обнаруженное неграми и похитителями алмазов, совершенно отличается от принятого до сих пор принципа [поиска]. Алмазы обнаруживаются высоко в горах, не в кварцевой гальке, а в своего рода железистом песке.

Собственно материнская порода алмазов все еще не найдена. Этот драгоценный камень, равно как и золото, [а также] как все другие благородные камни, содержится в намытых песках или в каких-то вторичных образованиях. В отдельных, очень редких случаях единичные (Слово вписано над строкой.) алмазы можно обнаружить в каком-либо конгломерате, который, однако, не является материнской породой, но, скорее, может быть сравним с миндалекаменной [структурой]. Кварцевые пески и железняк тесно связаны по большей части с красным глиноземом и железной слюдкой.

Алмазный округ имеет 10 легуа в диаметре. Здесь находят исключительно много алмазов, но отнюдь не только здесь. Они попадаются в большинстве рек, имеющих свои истоки в соседних горах, а также на всей территории провинций Гояс и Мату-Гросу.

[Содержание] намывных устройств связано с расходами, и поэтому они, наверное, никогда не станут дешевле. В настоящее время невозможно установить исключительное право собственности или монополию на добычу алмазов, а рабочие и чиновники в течение 2 лет и более не получают жалованья; поэтому они пытаются сами наверстать упущенное. Если начать поступать с ними по всей строгости, как это бывало прежде, то правительству пришлось бы опасаться, что в один прекрасный день все 20-тысячное население поднимет бунт, что привело бы к еще большим затратам.

Все содержание государственных чиновников, арендованных негров, надсмотрщиков за ними, стражи и различных военных лиц, конных и пеших (Три слова вписаны над строкой.) посыльных и т.д. финансируется из государственной казны, а так как она в нынешние времена находится в стесненных обстоятельствах, и это состояние длится уже несколько лет, то уже предыдущий интендант, известный да-Камара, искал средства, как выйти из этого положения. Он выпустил ассигнации, или векселя на казначейство, и выплачивал ими [жалованье] чиновникам и [арендную плату] [178] собственникам рабов. Казна выплачивала банковскими ассигнациями; люди из-за недостаточного знания вексельного дела, а также чтобы скорее получить наличные деньги, вынуждены были самостоятельно продавать здесь (в Тежуку) свои ассигнации, теряя на этом 50 процентов. В конце концов казна не пожелала больше оплачивать эти векселя, и таким образом чиновники уже в течение нескольких (Слово вписано над строкой.) лет не получают жалованья.

Естественным следствием такого положения было то, что владельцы рабов стали забирать их со службы и использовать в своих собственных интересах. Под предлогом [того, что они будут заниматься] намывкой золота, они получили разрешение разрабатывать в Алмазном округе золотые рудники при условии, что найденные алмазы они будут сдавать администрации по определенной и согласованной цене.

И это действительно имело место, и Gouvernement или администрация получили некоторое количество алмазов, но только не оплатили их полностью, вследствие чего был дан первый повод для торговли из-под полы (своего рода разрешенной или терпимой). Оставленные или отработанные администрацией Алмазного округа русла рек, текущих в сторону других алмазных россыпей (Текст со слова ”текущих” вписан над строкой.), просто отдавались в общественное пользование, правда, всегда с условием сдавать алмазы, за чем должна была следить стража, чего, однако (Текст со слов ”за чем” вписан над строкой.), не происходило. При этом администрация, кажется, имела тайные намерения успокоить таким образом народ; и кроме того, многим людям, лишенным пропитания, дать занятие на то время, пока не поступят деньги из казны. Поначалу администрация покупала алмазы не по твердо установленным ценам, а к тому же большое количество в кредит, так как не имела денег. Администрация все еще должна более 4—5 конту-ди-рейс за приобретенные алмазы.

Каким образом становится возможным в таких условиях, что правительство имеет от этого большую выгоду?

Все найденные в Пагане алмазы все крупные и имеют зеленоватый внешний оттенок; после полировки они должны иметь самый блестящий вид и наибольшую ценность в торговле. Самый крупный алмаз был беловатым, прозрачным и без единого недостатка.

За последнюю неделю (Слово вписано над зачеркнутым: ”месяц”.) согласно списку, который я видел, было намыто 9 квентхенов алмазов, в том числе 7 крупных в 3/4 октавы.

Алмазный округ — продолжение

Краткое описание порядка покупки алмазов правительством:

Одна октава, или квентхен, содержит 72 грана, 72 грана равны 18 англ[ийским] каратам, или килате 325б, 18 килате — 32 3/4 винтема (равняется 17 1/2 карата).

Камни в 10 рейсов и менее 1600 рейсов
от 10 рейсов до 3 винтемов 4600
от 4 винтемов до 7 4800
от 8 до 11 6000
от 12 до 15 8000
от 15 до 20 10 000
от 20 14 000
20—24 20 000

Один камень размером в 1 квентхен — 32 в[интема] — 1 200 000.

1 винтем — 2 1/2 грана,

4 грана — 1 карат — прим[ерно] 2 винтема,

2 винтема — 4 1/2 грана или немного более 1 карата.

Цены (Весь текст таблицы и следующего за ней абзаца написан Г.И. Лангсдорфом по-португальски.), которые государство выплачивает за алмазы:

Винтемы Октавы
Алм[азы], [начиная от] менее чем 10 рейсов до винтема, необработанные 1600 р[ей]сов 51 200 р[ей]сов
Алм[азы] от 10 р[ей]сов до 3 винтемов 4000 128000 [179]
Алм[азы] от 4 до 7 в[интемов] 4800 163600
Алм[азы] в 1/4—1/4 3 (Здесь и до конца таблицы запись, вероятно, дана в зашифрованном виде.) в[интемов] 6000 192000
Алм[азы] в 1/4 4—1/4 7 8000 256000
[Алмазы] 1/2—1/2 3 10000 320000
[Алмазы] 1/2 4-1/2 7 12000 384000
[Алмазы] 3/4—3/4 3 14000 460800
[Алмазы] 3/4 4—3/4 7 20 000 640 000

Начиная с октавы цена увеличивается в четыре раза, и за килате платят 4000. Указывается, что за ясные и чистые алмазы в 1/2 октавы также платят 4000. Если алмазы не отвечают установленным требованиям, то цена согласуется между владельцем и покупателем.

Частному лицу совсем нетрудно приобрести здесь алмазы, если у него только есть золото. В торговле алмазы в 2—8 винтемов ценятся дороже и оплачиваются относительно выше, чем очень крупные. Даже Gouvernement оплачивает их лучше, чем торговцы из-под полы. Но в связи с тем, что часто люди не знают истинной стоимости крупных алмазов, то нередко продают их по заниженной цене. Камень в 1 октаву и 2 винтема был несколько месяцев назад продан за 4 рабов, которые все вместе стоили самое большое 800 000 [рейсов], или 2000 крузадо.

Ежегодные затраты достигали прежде примерно 120 миллионов рейсов, а затраты в прошлом году составили 40 миллионов рейсов.

Свободные негры (garimbeiros) (Переправлено из ”garimpeiros”) 326, обнаружив алмазные шахты, используют их. В общем считается, что правительство теряет не менее двух третей алмазов, т.е. 2/3 алмазов продается частными лицами. Garimbeiros, по существу, — это алмазные воры. Они берут с собой немного тростникового сахара и муки и часто живут на этом по нескольку недель в горах, занимаясь только охотой за (Слово вписано над строкой.) алмазами. Самые крупные открытия сделаны ими.

Алмазы находят всегда одиночными кристаллами или же [в виде] гладко отлифованных [образований] округлой формы, но никогда [они] не попадаются в материнской породе. Самые высокие горы свидетельствуют о вторичной формации и в процессе эволюции Земли претерпели некоторое изменение.

В месторождениях алмазов или в горах, где встречаются алмазы, им сопутствует и свидетельствует о их наличии совершенно своеобразная порода, конгломерат железа, железистого глинозема, кварца и горного хрусталя, сцементированный песком, глиноземом и гематитоподобным железом; этот вид породы называют ganga, и в отдельных случаях в этой породе встречаются вкрапления алмазов.

Меня очень удивляет, что предыдущий интендант да-Камара, будучи известным минералогом, не обратил внимания на это обстоятельство. Нередко жила 327 является в гранулированном виде и напоминает железистые шлаки. Если куски этой породы разбить, то внутри обнаруживаются полости, железная охра 328, разбитые кусочки кварца.

Скалистые образования алмазных гор стоят круто, имеют голый вид, размыты с течением времени дождями и состоят в большинстве случаев из белого плотного (Слово вписано над строкой.) песчаника, точнее из белого плотного кварцеобразного песчаника.

Между этими скалами существуют глубокие разломы, а в них массы самых различных видов пород, в том числе темный рыхлый зеленоватый кварц, железная руда, куски горного хрусталя, железо и т.д., а между ними так называемые алмазные жилы. Временами встречаются также кубики серного колчедана.

Обогащение и добыча алмазов, по меньшей мере в Пагане, заключаются в следующем.

Почва без каких-либо дополнительных изысканий вскрывается и под наблюдением надсмотрщиков уносится в сторону в небольших деревянных мисках, которые негры носят на голове; этот растительный слой почвы бывает то толще, то тоньше, т.е. толщиной в полторы-две или три пяди. Затем идет песчаный слой, который здесь называют ”каскалью”, т.е. галька, галечник, несмотря на то что это не галька в собственном смысле слова, [такая, какая бывает в] русле реки. Этот песчаный слой, смешанный с обломками различных пород, в свою очередь под особо строгим наблюдением надсмотрщиков переносится вышеуказанным [180] способом другими рабами и ссыпается в одну кучу, и вот это-то куча содержит алмазы, из-за чего ее охраняют денно и нощно.

Алмазный округ — продолжение

Затем с помощью лопат землю копают до такой глубины, пока не дойдут до твердой породы или твердой глины, которая встречается здесь также на всех золотых промыслах и которая называется pizarra 329. Куча песка, смешанная с камнями, или куча галечника, содержащего алмазы (Два слова вписаны над строкой.), называется payol 330; она охраняется круглосуточно.

Другая (Слово вписано над строкой.) часть рабов занимается только промывкой [породы]. Они сидят в длинном, узком, наполненном проточной водой желобе глубиной около 4—5 пядей. Над этим желобом устроен соломенный навес, в остальном же он открыт со всех сторон.

Перед ними на противоположной стороне того же желоба сидят надзиратели в тени, маленьких крытых сторожевых будок, на несколько футов выше, чем рабы, чтобы удобнее было наблюдать за всем происходящим. Каждый надсмотрщик, а в данном случае их было четверо, следит за шестью неграми. Эти негры сидят рядом друг с другом на скамейке, погруженной в воду, по колено в воде и каждый держит в руках батеку, т.е. миску с конической выемкой (Здесь Г.И. Лангсдорф поместил схематический рисунок миски с конической выемкой (”батека”).). Между надсмотрщиками и неграми, т.е. непосредственно на другой стороне пруда, перед неграми лежит (Слово вписано над строкой.) куча галечника, из которой негры время от времени берут небольшую порцию, зачерпывая гальку мисками, и промывают ее в пруду или на его поверхности. Земля, глина и т.д. отмываются водой и стекают в пруд, а более крупные камни тщательно рассматриваются затем в миске, встряхиваются и отбрасываются назад, при этом неграм на разрешается смотреть назад; после этого породу тщательно проверяют на наличие в ней алмазов. Тренированный глаз может сразу же увидеть алмазы, и нередко сидящие напротив надсмотрщики видят раньше, чем негры, и уж во всяком случае одновременно с ними. При этом негр берет алмаз большим и указательным пальцами, показывает его своему надзирателю и кладет его в деревянную, наполненную водой миску, стоящую на возвышении между двумя надсмотрщиками.

Неопытному человеку может показаться, что весьма трудно определить алмаз в воде, особенно если его поверхность, как это бывает часто, оказывается мутно-молочной, зеленоватой или переходящей в темный оттенок. Некоторые из подобных мелких алмазов я, конечно же, не определил бы, посчитав их молочно-мутным горным хрусталем.

Негр, положив алмаз в миску, хлопает в ладоши, широко расставляет пальцы на каждой руке в знак того, что он не припрятал алмазы (Слово вписано над строкой.), и опять возвращается на свое место, чтобы продолжить промывку породы, а если он промыл породу в миске и ничего более в ней не нашел, он также хлопает в ладоши и показывает их (Три слова зачеркнуты и затем вновь восстановлены (в тексте дневника подчеркнуты пунктиром).) сидящему перед ним надзирателю, а затем зачерпывает миской следующую порцию породы (Текст со слов ”а затем” вписан мелкими буквами между соседними строками.).

Такая работа продолжается с 7 и приблизительно до 9 часов утра, затем [идут] завтракать.

После того, как неграм дается приказ отправиться на завтрак, каждого из них предварительно тщательно осматривают, чтобы убедиться, что он не украл алмазов; сначала он складывает вместе руки, затем расправляет все складки своего платья, намокшие [от воды в пруду] штаны, рукава рубашки, он выворачивает карманы, и их тоже проверяют; наконец, всем приказывают сплюнуть, ибо нередко бывает так, что они ловко, и оставаясь незамеченными, прячут алмазы во (Переправлено из: ”на”.) рту.

После того, как все это проделано, и они предварительно вымыли свои миски и положили их перед собой, им разрешают идти домой.

Арендная плата за этих негров невелика и пища чрезвычайно простая, так что подобная промывка породы не требует серьезных приготовлений или больших затрат на машины и т. п. Единственная и самая существенная работа при такого типа промывке заключалась в доставке воды, а именно в подводе воды по каналу с соседней горы к месту промывки.

Уже промытый галечник каждый вечер за час-полтора до окончания работы отвозят на особо отведенное место и очищают пруд. Это место, где хранится песок из пруда и уже промытая (Два слова вписаны над строкой.) порода, называется ”арейяс” 331. Если нет другой более важной работы, то этот песок промывают еще один—два раза, ибо в нем всегда обнаруживают несколько алмазов, [181] особенно те [алмазы], которые негры отложили в сторону, а после не имели удобной возможности похитить их.

Местность, носящая название Мата-Мата, или Менданья, а также другие места были особенно богаты алмазами. В Меданья (Так в тексте дневника; перед этим то же, очевидно, место названо ”Менданья”.) за короткое время на одном месте нашли около 1000 октав алмазов.

Чем свободнее становится торговля и чем выше спрос или количество скупщиков алмазов, тем дороже [алмазы] становятся (по крайней мере здесь). И это, видимо, будет продолжаться до тех пор, пока воздействие подобной торговли вновь не даст знать о себе, возвратившись назад из Европы (если можно так выразиться). Это продолжится до известного предела, а затем они при слишком большом вывозе и росте добычи со временем резко упадут в цене, особенно если правительство не выработает определенных правил и если большое количество алмазов будет идти через подпольную торговлю, а не через государственную.

Вероятно, было бы значительно выгоднее закупать все алмазы, строго соблюдать запрет на тайный (Слово вписано над строкой.) их вывоз из пределов Алмазного округа и ввести свободную продажу или государственную торговлю этими драгоценными камнями в Тежуку так, чтобы купцы могли их здесь свободно покупать и вывозить и чтобы они были снабжены сертификатами: [т.е. сделать] примерно так, как это было некогда сделано в отношении золотых слитков.

Затем необходимо было бы создать здесь, в Тежуку, государственное предприятие по обработке камней (Слово вписано над строкой.) и предоставить право монопольной торговли драгоценными камнями правительству, благодаря чему оно в скором времени смогло бы установить ежегодную квоту вывоза.

Если бы был разработан и установлен надлежащий порядок, согласно которому камни, обнаруженные в контрабанде, подлежат конфискации, а их стоимость делится между правительством и теми, кто обнаружит наличие незаконной торговли, то, пожалуй, ни один торговец не стал бы так охотно, [как это происходит сейчас], идти на такой риск.

Алмазный округ — продолжение

Еще одно средство (Эти три слова повторены дважды, в виде кустоды: в правом нижнем углу л. 327 об. под последней строкой и в начале л. 328.) пресечь подпольную торговлю или, скорее, попытку установления каких-то особых связей (и это средство я изучил в Японии; см. мое примечание) (Примечания в тексте дневника нет.) [заключается в том, что] производится постоянная смена военной и гражданской охраны, солдат, надсмотрщиков, офицеров и пр., так что не может возникнуть не только дружба, но вряд ли даже и [простое] знакомство между путешественниками, соседями и тому подобное. По отношению к незнакомцу надзиратель всегда ведет себя строже, чем в отношении к знакомому, другу, родственнику. Самый строгий контроль следовало бы проводить в отношении наименее и наиболее подозреваемых лиц.

Крупный алмаз размером в 7 3/4 октавы был найден не в реке Абаэти, а в речке поменьше, называемой Аррейяду, впадающей в вышеназванную реку.

Старый почтенный администрадор в Алмазном округе, известный на протяжении 40—50 лет как честный и достойный человек, заверил меня, что ему пришлось видеть алмаз размером в 16 октав, который был передан правительству и о котором более никогда не было слышно.

Военный комендант (обычно это капитан), который относится к полку Ору-Прету, должен меняться ежегодно, а солдаты — каждые два года. Когда-то это правило соблюдалось очень строго, в последние времена этого не происходит. Теперешнего коменданта зовут Мануэл Алвис Толеду. Прощаясь, он дал мне несколько хороших экземпляров горного хрусталя, которые он ценил очень невысоко, но которые для европейца ценны, по крайней мере, тем, что они найдены в Алмазном округе. Это очень образованный человек, обладающий большими географическими познаниями. [182]

Господин Жустину Машаду Коэлу подарил мне несколько экземпляров горного хрусталя с вкраплениями титановой руды; он дал мне также небольшой кристалл странной породы, отливающий металлически-огненным блеском, полупрозрачный и красноватый на просвет.

Среди минералогических редкостей этого дистрикта заслуживает внимания то, что говорили только об одном алмазе весом примерно в 1 1/2 карата, в который была вкраплена капля чистого золота, прочно закрепленная на нем снаружи.

Другой человек рассказывал мне о черном алмазе, который своим интенсивным огнем или водой напоминал чистый блестящий уголь — кристаллизованный углерод. Мои средства не позволяли мне думать о приобретении подобных редкостей. Жаль, что они теряются для науки и европейских кабинетов.

Дополнение

Ранее уже разработанные правительством реки и горы, богатые алмазами, во время службы с[еньо]ра да-Камара передавались в свободное пользование, что совпало с тем временем, когда правительство не выплачивало жалованья чиновникам и не оплачивало негров.

Главная причина, по которой им были предоставлены рудники, состоит в том, что почва здесь в общем малопригодна для сельского хозяйства.

В ряде мест немного занимаются животноводством, и один из чиновников намеревается теперь послать в эти каменистые горы стадо коз, чтобы их шкуры в обработанном виде пустить в продажу.

Другие собираются использовать кошениль, которая встречается здесь весьма часто. Она обитает на Cactus ficus indica, [она же] figueira do inferno (индейская смоковница) — на растении, которое здесь встречается повсеместно на скалах и камнях: посаженное на стенах, оно образует очень хорошую ограду для садов.

Песок из алмазного месторождения в Пагане: так называемые жилы различного характера, камень св. Анны 332, горный хрусталь, золото в железняке, камни и галечник из Пагана, шар, содержащий железо, внутри стеклянный, жировик 333, чистое золото, золотой песок.

15, 16, 17 дек[абря]. Поездка в Паган. 15-го намыли 2 октавы. 16-го — 5 1/2 октав с 7 часов утра до часу дня, в том числе 1 камень в 14 1/2 в[интем]ов и один в 11 винтемов, некоторые по 8—9, но большинство не менее 2 винтемов, всего 49 камней. Во второй половине дня еще 6 средней величины.

Паган — одно из крупнейших открытий нового времени. Несколько свободных негров случайно попали сюда, чтобы тайком заниматься алмазным промыслом. Двое из них спокойно работали в течение 2—3 месяцев и обнаружили большие сокровища; они приняли в свою компанию еще третьего и начали продавать крупные камни. Публика обратила на это внимание и толпами устремилась сюда, ибо это место не было запретным.

Едва правительство или администрация получили сообщение об этом, сюда сразу же были направлены войска, обнаружившие здесь около тысячи человек; им было запрещено продолжать всякую промывку, а территорию заняли [войска].

Паган расположен северо-западнее Шапады на расстоянии 1 легуа, в пустынной, совершенно необжитой местности и отличается от всех других доныне известных алмазных месторождений весьма существенно, в частности: 1) местоположением на вершине горы и 2) иным составом породы в песчаном галечнике, не таком, [как в других местах], 3) равномерностью и величиной камней, 4) легкостью промывки, не требующей особых мер и сооружений.

Дорога в Шападу идет сначала мимо payol da polvera 334 — порохового склада; [в этом месте] имеется живописный водопад. Непосредственно вокруг порохового склада расположены хорошие пастбища и много лесных вырубок — капоэйры; [вся] эта местность расположена в глубокой долине, орошаемой рекой, которая, должно быть, содержит много алмазов.

Отсюда попадаешь на quinta 335, где протекает другой богатый камнями ручей с тем же названием [Кинта], а затем, пройдя примерно 2 легуа, подходишь к Прииску Королевы, где добывают золото. Характер местности меняется, она гориста. Между Прииском Королевы и Шападой проходишь через высоко расположенную долину, закрытую скалистыми горами (все они богаты алмазами), и наконец попадаешь в Шападу, где установлен военный пост. Это в 4 легуа от Тежуку. Мы прибыли туда около 11 часов и, немного перекусив, поехали в Паган, [это еще] 1 легуа. В пути нас застал ужасный ураган с проливным дождем, который очень скоро промочил нас до нитки и не прекращался до самого Пагана. Из-за дождя мы могли увидеть очень мало. [183]

См. другие относящиеся к этому [предмету] описания выше в [очерке] ”Алмазный округ”.

Здесь же следует заметить, что на алмазных приисках установлен следующий порядок.

После прекращения работы алмазы в присутствии всех надзирателей доставляются в дом администрадора (сейчас это — Ант[они]у Жозе Алвис), там каждый камень по отдельности взвешивают, а вес регистрируют в журнале. Администрадор и надзиратели ежедневно ставят свои подписи под указанным количеством алмазов. В конце каждой недели администрации в Тежуку сообщается недельный результат, а в конце каждого месяца туда отправляют и алмазы. В течение этого времени первый администрадор носит добытые алмазы и днем и ночью в мешочке под жилетом. Он не может быть спокоен за свою жизнь. Уже был случай, что убили администрадора, а алмазы похитили.

***

Креолы, которые открыли Паган, спокойно работали в течение 3 месяцев и, говорят, уже отправили в Р[и]о[-де-]Ж[аней]ро алмазов на 50 миллионов рейсов, не считая тех, которые у них еще остались. Из Пагана отправлено, как утверждают, уже множество арроб алмазов.

***

Жители Алмазного округа отличаются чрезвычайным радушием к приезжим, которое унаследовано, по-видимому, еще со времен крайнего деспотизма и соблюдения правил строжайшей дисциплины. Издавна простой человек дрожит от страха перед силой и всевластием чиновника или военного.

Некий, давно умерший полковник ополчения, имевший свое владение в получасе [езды] от Конгоньяса, был, по рассказу одного тамошнего жителя, столь велик и могуществен, что никто не осмеливался захватить убийцу, который скрывался на его ф[азен]де. Он имел исключительное разрешение посылать своих негров на работу в Алмазный округ, и он мог брать столько алмазов, сколько хотел. Никто против него не [осмеливался] выступить.

Это был большой человек (Здесь в тексте дневника Г.И. Лангсдорфа имеется нарисованный им от руки (пером) план прииска.).


Комментарии

318. Эсмерил (португ.) — букв. наждак. Здесь не в смысле порошка для шлифовки, а тонкозернистой породы из зерен корунда с пиритом.

319. Бататал — букв. поле, засаженное бататом; картофельное поле.

320. Жаботикаба — см. примеч. 170.

321. Батека, батейя (португ. bateia) — миска с конической выемкой.

321а. Captivos (португ.) — букв. рабы, пленные; здесь: камни-спутники.

322. Камни св. Анны — аннит, железистая слюда группы биотита; встречаются, в частности, как вкрапления в эсмериле, предположительно указывающие на наличие алмазов (см. примеч. 318).

323. Женипапейро — дерево из рода Genipa семейства Rubiaciae, съедобные плоды которого, размером с апельсин, имеют винный привкус.

324. Сцементированная глиноземом масса соответствует приведенному в той же фразе термину ”ганга” (бразил. ganga — букв. пустая порода). Из контекста видно, что у Лангсдорфа ганга вызвала ассоциацию с немецким термином ”Gang” — ход, коридор; рудная жила.

324а. Carapina (бразил.) — плотник.

325. Прохождение — Durchgang; Лангсдорф употребляет здесь этот термин в отличие от Gang, который у него ассоциируется с ganga (см. примеч. 324).

325а. Pedestre (португ.) — пеший, пешеход.

325б. Килате (португ. quilate) — карат.

326. Garimbeiros (португ.) — свободные негры.

327. См. примеч. 324.

328. Охра с повышенным содержанием железа. Охра — природный желтый пигмент. Основные компоненты — гидроокислы железа и глина.

329. Pizarra (португ.) — твердая глина.

330. Payol (португ.) — букв. куча песка.

331. Арейяс (португ. areias) — промытая порода.

332. См. примеч. 322.

333. Жировик — то же, что стеатит (см. примеч. 88).

334. Payol da polvera (португ.) — пороховой склад.

335. Quinta (португ.) — ферма.

Текст воспроизведен по изданию: Дневник русской комплексной академической экспедиции в Бразилию в 1824-1826 гг. под началом академика Г. И. Лангсдорфа. М. Наука. 1995

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.