Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Г. И. ЛАНГСДОРФ

ДНЕВНИК

1824—1826 гг.

ТЕТРАДЬ 10

15 октября. После того, как я уже совсем уверился, что сегодня смогу начать новый [этап] моего путешествия и отправиться в дальнейшую дорогу, возникло затруднение с тропейро: его заказанная недавно одежда еще не была готова или же он [просто] не имел желания отправляться в путь, так что я при всех своих благих намерениях оказался в зависимости от своего подчиненного.

Сегодня, как и почти все эти дни, опять было очень ветрено и жарко. Мне кажется, и это весьма вероятно, что именно благодаря этим ветрам здесь здоровый климат, потому что они очищают атмосферу. Обычная температура теперь от 16 до 22°, и перепады температур не столь велики, как в Рио[-де-]Жан[ей]ро. Обычная пища состоит из говядины, кур, черных бобов, кукурузы и кукурузной муки, пудинга ”ангу” 243 и т.д. Немного вина и спиртных напитков, вообще жидкости меньше, чем [привыкли] потреблять европейцы. По вечерам немного капусты, гангшики. Из фруктов наибольшей популярностью пользуется жапотикаба (Так в тексте, в других местах: ”жаботикаба”.), один из [видов] Eugenia. Эти плоды здесь, бесспорно, намного лучше, чем на побережье, однако это все же плод в его диком, некультивированном состоянии.

15 окт[ября]. [Этот плод] имеет большое сходство с круглой сливой, и путем частой окулировки и прививок его можно было бы намного улучшить. Кожура [115] [плода] все же грубая, толстая и крепкая, а ядро большое. Мякоть обычно трудно отделяется от ядра.

Блохи есть почти во всех, даже самых лучших и приличных домах. В комнатах обычно плохие полы, а сколько-нибудь частое мытье их здесь, видимо, не введено.

16 [октября]. Отъезд из С[ан]та-Лузии около 10 часов утра.

 

N.B. Сегодня отправил № 29. В 7 часов +15° по Р[еомюру].

Хотя мы собирались отправиться очень рано, однако были вынуждены подчиниться капризу ариейро, который бог знает чем был занят и потому дал ordre животных привести на двор, где их должны были навьючить не раньше, чем он пойдет на пастбище; об этом я узнал, когда в нетерпении послал около 9 часов четвертого человека на пастбище.

В 10 часов, как только животные были оседланы, мы с моими спутниками отправились в дорогу, полные благодарности за дружеское гостеприимство, которым мы пользовались так много дней подряд. Что сказал бы в сравнительно густонаселенном провинциальном городке в Германии уважаемый человек, капиталист, к тому же полковник, если бы иностранец со своими многочисленными спутниками, общим числом 12 человек, так запросто остановился (Далее зачеркнуто: ”пожелал”.) в его доме и пожелал бы воспользоваться его гостеприимством.

Я слишком мало ездил по Германии, поэтому никогда не бывал в такой ситуации, однако мне очень хотелось бы знать, как поступил бы в таком случае богатый сельский дворянин или землевладелец.

При этом я должен заметить, что и здесь тоже имеются эсталажем, харчевни, гостиницы и т.д., и я никогда не поступил бы вопреки своим чувствам и не осмелился бы быть столь беззастенчивым, чтобы обременять уважаемого человека, если бы в Сабаре не столкнулся с тем, как жуис-ди-фора, господин Майя, с которым я познакомился в Гонгу, очень обиделся на меня за то, что я не остановился в его доме, и это при том, что он меня вовсе и не приглашал. Эта моя скромность стоила мне, помимо неудобств пребывания на постоялом дворе, свыше 50 талеров.

Короче, наш гостеприимный хозяин, после того, как самым любезнейшим образом принимал нас у себя в течение 10 дней, настолько привык к дружескому общению с нами, что был опечален нашим отъездом и очень просил нас всегда впредь, если мы будем в этой местности, не проходить мимо его дома. Упоминавшийся мною ранее полковник Алмейда из Барра-ду-Риу-Гр[ан]ди, видимо, не менее уважаемый и богатый человек в своей комарке (скоро [она] будет новой провинцией), при прощании зашел в своей учтивости еще дальше и, приглашая меня, попросил написать ему, если я захочу навестить его, пару строк, чтобы он послал нарочного в Барра-ди-Риу-дас-Вельяс меня встретить; потом он добавил: ”Если Вы будете в моем доме, у Вас ни в чем не будет нужды”.

Таково настоящее бразильское гостеприимство!

Однако возвращаюсь к своему отъезду из С[ан]та-Лузин. Спустя не более четверти часа достигаешь реки Вельяс, через которую переброшен высокий деревянный мост длиной 220 шагов, поддерживаемый в хорошем состоянии; несколько хижин рыбаков и золотоискателей образуют небольшую деревеньку. Повсюду в низинах виднеются следы золотоискательства: наваленные в кучи, совершенно очищенные от земли камни. Золото реки Вельяс, намываемое в русле реки и поблизости от нее, — самое чистое золото очень красивого желтого цвета — 23 3/4 части [золота на 24 части общего веса].

Когда мы поднялись на довольно высокую гору на левом берегу реки Вельяс, перед нами еще раз открылся прекрасный вид на городок С[ан]та-Лузия, расположенный на гребне холма; затем мы достигли капоэйры и кампосов, растительность в [116] которых имела иной характер. Пальмы катару (Слово вписано над строкой.) стали кривоствольными и [затем совсем] исчезли, зато появились низкорослые пальмы какого-то другого, нового [для меня вида]. На месте уничтоженного девственного леса появились ”капим ди-гортури” или [”капим] меладу” и группы (Слово вписано над строкой.) кривоствольных бамбуков. Пройдя прим[ерно] 2 легуа по сухой местности, мы достигли Коррегу-Сужу — грязного ручья. Через 1/2 легуа достигаешь довольно большого лесного ручья, через который переброшен провалившийся мост, — Рибейран-ду-Мату. В сезон дождей этот ручей, как говорят, широко разливается, и тогда невозможно перейти его вброд. Поблизости от этого ручья располагается фазенда Капан-ду-Рибейран, где кукуруза, бобы и вообще всякие продовольственные [культуры] растут лучше, чем во многих других местах. Как только минуешь эту фазенду и поднимешься на небольшое возвышение, можешь наблюдать удивительную вещь. Вся растительность приобретает иной характер. Попадаешь в ”капоэйрас-ду-кампу”, т.е. совершенно пропадает ”капим меладу”, [растут уже] другие травы, другие деревья, [вообще другие] растения; поскольку здесь, как и во многих местах, огонь много выжег, но не смог распространиться через дорогу, здесь можно отчетливо видеть два разных времени года. В неуничтоженной огнем лесостепи можно видеть много цветущих растений, тогда как на выжженном поле цветы пробиваются прямо из земли вместе с листьями. Поистине, весна и лето одновременно.

Итак, мы впервые (Далее зачеркнуто: ”после Ант[они]у-Перейра”.) имели удовольствие быть в известняковых горах, ибо раньше, напр[имер] в Ант[они]у-Перейра, известняк встречался [лишь] изредка. В этих перелесках я также впервые обнаружил новый вид термитов, [так называемых] белых муравьев (Два слова вписаны над строкой.), которые, как и жуан-ди-барру, в качестве своего гнезда насыпают круглую, как бы земляную массу вокруг стволов деревьев; прежде ничего такого мы не наблюдали.

От этой фазенды мы достигли, пройдя около 1 легуа по очень хорошей дороге, аррайяла Лагуа-С[ан]та (Святое Озеро) (Далее Г.И. Лангсдорф называет это озеро и Великим.), где и остановились у богатого, известного своим гостеприимством купца, с[еньо]ра капит[ана] Карлуса Жозе ди-Мона. Мы находимся теперь уже в сертане, и почти невозможно было поверить, что здесь мы найдем самый большой товарный склад из всех, что мы видели после Р[ио-де-]Ж[аней]ро. Винный склад, склад железа и материалов и очень большой магазин тканей, кружев, полотна, а кроме того, столь же большой запас местных товаров, как то: хлопок, прессы, веялки, шкуры, кожи, селитра; из шкур особенно примечательны арираньюс 244: выдры, серые с равномерно сверкающим мехом.

[Привозят также] мех ”тигрис”, представляющий собой, видимо, особую разновидность ”черной онсы” 245. [Это] черный мех, [на котором выделяются] еще более темные пятна.

17 октя[бря]. Господин Ридель вчера прибыл в Лагуа-Санта с такой же богатой добычей, как и господин Менетрие. У каждого были никогда прежде не виданные предметы. Сегодня рано утром, еще до завтрака, оба они снова отправились, чтобы воспользоваться нашей краткой остановкой; я отправил сегодня на охоту Константина и ариейро Роберту, которые соединенными усилиями подстрелили к вечеру более двух дюжин птиц.

Лагуа-С[ан]та, [в переводе:] Святое Озеро, получило свое название еще в стародавние времена, когда в его окрестностях еще не было даже хижины. Утверждают, что прежде его вода содержала железо и квасцы, однако теперь эти свойства и [связанные с ними] воздействия пропали. Другие говорят, что раньше озеро было намного больше и питало в те времена по берегам большое количество трав и [вообще] растений, которые высасывали из него целебные силы. С течением времени, однако, [117] и из-за [распоряжений] некоего овидора, пожелавшего осушить это озеро, оно уменьшилось в размерах, а его вода утратила целебные свойства.

Достаточно [сказать, что] в прежние времена, более 100 лет тому назад, это озеро было столь знаменито, что даже из Баии доставляли к нему больных подагрой и параличом, которые потом покидали его, совершенно поправившись. Очевидно, твердая вера здесь играла столь же большую роль, как и на лечебных водах князя фон Гогенлоэ 246.

Теперь же (а именно, в нынешний еще сухой сезон) вода этого стоячего озера не только не обладает лечебными свойствами, но даже, я утверждаю, нездорова. Селение аррайял да-Лагуа-Санта прилегает к той части озера, которая расположена ниже всего и во время сильных дождей выходит из берегов. Все озеро можно обойти за 1,5 часа, а длина его — полчаса пути.

Среди прочих фантастических легенд об этом озере есть и такая: в середине оно, якобы, имеет бездонную глубину, и в том же месте находится водоворот, увлекающий в бездну все, что приближается к нему, даже лодки и стволы деревьев; вода озера будто бы на различном удалении от него опять появляется на поверхности, так что во многих местах можно слышать ее подземный шум. Только вот истинность всех этих утверждений не удается подтвердить.

В верхней части озера вода чище и лучше на вкус, в нижней болотистое и тинистое дно, а также нечистоты от деревни сильно портят ее вкус. Хотя я пил ее с отвращением, местные жители утверждают, что эта вода здорова и не вызывает никаких дурных последствий. Меня даже уверяли, что здесь живет много людей преклонного возраста.

Недавно этот городок преобразовали в новый церковный приход, насчитывающий теперь около 5000 душ. Старая (Слово вписано над строкой.) церковь сгорела, и на ее месте построили деревянную церковь с [использованием] адоб, т.е. больших кирпичей воздушной сушки.

18 октя[бря]. Вчера мы не успели препарировать всех подстреленных птиц, поэтому еще утром сегодняшнего дня, до запланированного на сегодня отъезда, мы препарировали несколько птиц, а остальных забрали с собой.

На сегодня мы наметили пройти расстояние только в 1 1/2 легуа, до фазенды сеньоры донны Игнасии. Мы бы охотно остались в Лагуа-Санта еще на несколько дней, однако предпочли освободить место для следовавшего за ним общества, [и в том числе] господина полковника и епископа, а кроме того, хотя здесь нас и принимали со всем дружелюбием и гостеприимством, мы должны были подчиниться своего рода дружескому принуждению со стороны хозяина дома, должны были всецело [118] ориентироваться на него, а поскольку он по утрам завтракает только чашкой кофе и булочкой, а стол накрывается лишь раз в день, около полудня, мы же, особенно в последние месяцы, привыкли... (Далее до слов ”что-нибудь есть по вечерам” (см. с. 120) идет вставка, написанная по-португальски и, вероятно, взятая Г.И. Лангсдорфом из публикации.)

Волшебное озеро, открытое в Конгоньяс (?), в Минас-ду-Сабара исцелившее много людей. Лиссабон, в типографии Мигела Манескала да-Косты, печатника Санту-Оффисьу, в 1749 г., со всеми необходимыми лицензиями.

Перепечатка

Рио-де-Жанейро, в королевской типографии, в 1820 г. С разрешения королевского юридического совета.

***

Заметка об открытии Великого Озера, о свойствах его воды и об оказываемом ею целебном действии.

Озеро расположено на южном меридиане 20° 48’. Это озеро в обиходе называется Великим Озером. Его форма почти треугольная; длина его 1/2 легуа, ширина 1/4 легуа. По периметру оно равно 2 1/4 легуа.

Все имеющиеся поблизости реки протекают через это озеро и делают его в сезон дождей больше и полноводнее.

В сухой сезон и летом, когда стоят максимальные температуры, вода из озера поступает в с[еверо]-в[осточном] направлении по водоотводному каналу. Этот канал переносит десять (Далее слово не разобрано.) воды. По своей форме он четко виден, и [отдельные его участки] очертанием напоминают капли слез.

Дождевая вода не соединяется с водой этого озера, поскольку эта вода не вступает во взаимодействие ни с кровью, ни с мылом. Максимальный уровень воды достигает 30—35 палмо в глубину, в данный момент в озере такой уровень, поэтому хорошо по нему плавать. Вода здесь кристально чистая, так что в тихую погоду можно видеть дно озера, точно смотришь через прозрачное стекло. Этот феномен особенно хорошо можно наблюдать с 9 до 15 часов.

На дне озера можно видеть как голые, так и покрытые зеленым песком места. Дно состоит из перегоревшей желтой, почти золотисто-желтой глины, а там, где вода поднимается лучеобразно, — из камня.

Когда вода спокойна, на ее поверхности появляется пленка стального цвета, и если на нее подуть, то она раскрывается подобно губам, благодаря чему можно видеть голубую воду, обрамленную серебряными краями; как только прекращаешь дуть, губы сразу же закрываются и озеро снова подернуто пленкой, придающей ему вид сосуда с водой.

Когда вода растревожена ветром, она приобретает темно-голубую окраску; в отдельных местах виднеются зеленые водоросли, однако преобладает золотисто-желтый цвет дна. Пена, которую порывы ветра гонят к краям озера, золотисто-желтая и белая. В различных местах вблизи берега виднеется тростник, возвышающийся над поверхностью воды на 20—25 палмо. К подводной части некоторых тростинок приклеились одинаковые золотисто-желтые шарики, а также другие образования, белые и прозрачные, которые немедленно пропадают в воде, как только вытаскиваешь тростинку на воздух.

С ноября до марта (это сезон дождей в данной части Америки) вода днем довольно теплая. В сухой период, вместе с тем являющийся и холодным временем года, очень редко бывает тепло, однако на поверхности источника всегда теплее. Ночью, как летом, так и зимой, бывает теплее, чем днем. В этом озере были открыты пять видов рыбы: пирумбеба, бикуда, тахира, лембари и пьяба 246а.

Следует заметить, что на всех озерах в этой области много птиц, однако на этом озере не наблюдается ни птиц, ни москитов, ни мух.

В восточной части озера берег порос кустарником, там же можно видеть несколько возвышений. Со всех других сторон берег плоский, и как раз благодаря этому озеро столь приятно смотрится.

От моста, ведущего в северо-западном направлении, идет отводной канал, через 1/2 легуа соединяющийся с рекой Вельяс, а через 120 брасас 246б можно попасть на винокурню. Эта винокурня находится на фаз[ен]де, которую в 1733 г. основал Филиппи Родригис — первый, кто начал обживать эти места. Алкоголь изготовляется из сахарного тростника. Имеется еще несколько фазенд на расстоянии 1/2 легуа. [119]

3 февраля 1749 г. в эти места прибыл д-р Симан Перейра-ди-Кастру, служивший оппонентом в университете Коимбры, и попросил Филиппи Родригиса посодействовать ему в покупке упом[янутой] выше фаз[ен]ды. Из-за этого он и остался в этой местности. 22 февраля в эти места прибыл падре Антониу ди-Миранда, священник ордена Богородицы Кармелской в одной из провинций Португалии, чтобы попрощаться с упомянутым доктором, с которым он дружил в университете. Падре собирался уехать в марте в Рио-де-Жанейро. Он сообщил доктору, что страдает ужасным зудом в заднем проходе и что уже использовал все возможные лекарства, не почувствовав ни малейшего облегчения.

Падре решил принять несколько лечебных ванн в этой воде, тем более что теплое время года буквально звало его к этому. Он искупался несколько раз и почувствовал себя заметно лучше. Эту внезапную перемену он приписал благотворному действию воды. Вскоре после этого появился уже упомин[авшийся] Филиппи Родригис и сообщил о нескольких случаях лечения в этой воде, о которых стало известно, но о которых он сам в данный момент не может точно вспомнить. Первый случай произошел с ним самим, когда он прибыл в эту местность, чтобы поселиться. Тогда на нем было 72 открытых фурункула. После того, как он дважды лечился ртутным средством и не исцелился, оставалось только одно — промывать раны этой водой, и спустя 2 месяца он почувствовал себя совершенно здоровым. В другой раз он начал глохнуть и после того, как он испробовал различные средства, но ничего не помогло, глухота все больше усиливалась, он чисто случайно окунулся с головой в эту воду и еще в ту же ночь услышал щелчок. Утром у него слух полностью восстановился. В другой раз Филиппи убил тапира, купавшегося в озере около берега, и исследовал его кожу; он нашел несколько старых ран, несколько совершенно затянувшихся и несколько почти заживших. Однажды к его дому пришел негр по имени Антониу, раб Мануэла Нету-Коваса. Тело раба было испещрено ранами. Он несколько раз помылся в озере и в течение 2 месяцев почувствовал себя совершенно здоровым.

Всех этих сведений было достаточно для падре, чтобы убедиться, что вода обладает целительным свойством, и он пожелал принять еще несколько ванн, чтобы посмотреть, не вылечится ли он от нарывов, которыми он страдал 2 года и [которые явились результатом] психической депрессии. Однако он не хотел этого делать, не посоветовавшись со своим врачом, и потому вернулся в г[ород] Сабара. Он рассказал всем друзьям о том, что с ним было. Он рассказал также все, что он знал и слышал об этом озере, Ант[они]у Чалли, ученому медику из Рима. Врач был очень удивлен, а поскольку он был любознательным человеком, он решил поехать к чудесному озеру и исследовать его свойства, а также посоветовать п[ад]ре, надо ли принимать ванны для лечения от вздутий.

В день св. Иосифа, 19 марта, оба приехали к тому озеру и после того, как доктор проделал свои химические эксперименты, он установил, что вода этого озера содержит два полезных минерала, а именно, витриол 246в и железо; первый в небольших, а второй в больших количествах. Благодаря витриолу можно было исцеляться от всех кожных болезней, например, от чесотки, лепры, кожных пятен, зуда, а также от всевозможных ран. Поддавались лечению также опухоли, грыжи, бородавки, а также желчные болезни и цинга. При внутренних болезнях, когда необходимо разжижать, смягчать боли, открыть, удалить закупорки, железо обнаруживало свои чудодейственные свойства.

Д-р С. Перейра почувствовал себя полностью вылеченным от чесотки, которая его мучила. Он продолжал принимать ванны, и обе его грыжи и дрожь в руках отступили. Падре Антониу ди-Миранда несколько раз искупался и начал пить воду с большим воодушевлением, поскольку он испытывал при этом радость и чувствовал, как восстанавливается его здоровье. Новость о достигнутом успехе не только распространилась по округе, но и достигла более отдаленных мест.

19 апреля у этого озера было уже около 3000 человек, страдавших всевозможными болезнями. Все принимают ванны в качестве лечебного средства, и до сих пор никто еще не пожаловался, что они принесли ему вред. Они купаются целыми днями и ночью, даже когда холодно, лежат в воде. Без всяких мер предосторожности они возвращаются на свои ранчо, едят все, что случается, и чувствуют ослабление своих болей.

В тот же день, 19 апреля, первый прелат этой области, д[он] Фр[ансиску] Мануэл да-Крус, получил от его преосв[ященства] еп[ископа] разрешение на установку походного алтаря, чтобы там проводить святую мессу, поскольку его паства не могла получать церковное благословение в капелле, так как целый день проводила в воде.

Месса проводилась на том месте, где когда-то собирались построить церковь с названием Носса-Сеньора-да-Сауди. Церковь предполагалось украсить со всем блеском. На следующий [120] день было второе воскресение после пасхи, проводилась торжественная месса, пел хор из Сабары, а п[адре] Фр[ансиску] Антониу ди-Миранда читал молитву.

Каждый день служилась святая месса с 9 часов утра до полудня. Необходимо закончить построение большой церкви. Это возможно с помощью пожертвований верующих, поскольку к озеру прибыло так много людей, что кажется, будто это самое населенное место Америки. Необходимо построить жилые дома, поэтому 7 мая сюда прибыл кап[ита]н Мануэл Нунис-Велью, депутат от этой комарки в государственном совете, и осмотрел место, где должны быть построены дома.

Он признал местность выше отводного канала, примыкающую к западной части озера, подходящей для строительства. Чтобы не загрязнять воду озера, предполагается пробить проход к отводному каналу для удаления сточных вод. Капитан снова покинул эту область и оставил различные распоряжения относительно строительства, в частности, строительства домов, улиц, установки знаков в местах, где можно купаться. Полковник был ответственным за прокладку улиц и за обнародование распоряжений. Имя полковника: Фаустину П[ерей]ра-да-Силва (он — одно из важнейших [должностных лиц]) в этой комарке). Д-р Жуан Агостинью Гиду, происходящий из комарки Женува (Исправлено из: ”Женуа”.), служивший врачом при дворе в Лиссабоне и заслуживший рыцарское достоинство в ордене Христа, в 1793 г. прибыл в эту область. Он был поражен большой целебной силой воды и установил, что теперешнее время года было не особенно благоприятно для купания ввиду сильного холода. Чтобы выявить подлинное качество воды, было бы необходимо прожить в этой области год или два.

Доктор Антониу Чалли счел своим долгом возложить на церковь надзор и описал целебные свойства и качество воды. Он хотел досконально перечислить все случаи, когда больные исцелились этой водой.

Для подтверждения этой целебной силы надо было вспомнить о первых случаях исцеления в водах этого озера. Имена этих людей, их местопребывание, характер их болезни записал падре Фр[ансиску] Антониу ди-Миранда.

Удалось вспомнить о 109 случаях, из которых указываем лишь следующие:

№ 1. Бартоломео Вас из С[ан]-Себастьяна в [долине] реки Вельяс, 94 года, подагра, принял сколько ванн, исцелился.

[№] 3. Приступы лихорадки, смягчены несколькими ваннами.

[№] 4. То же самое.

[№] 10. Монах-бенедиктинец страдал кровавым поносом, вылечился после 4 ванн.

[№] 36 (Данные о случае под этим номером в тексте отсутствуют.).

[№№] 25. 19. 24. Вылечены затруднения с мочеиспусканием.

[№] 22. Вылечен сведенный судорогой кулак.

[№] 26. Чесотка галльская.

[№№] 28. 70. Воспалительные геморроидальные [явления] — вылечены.

[№] 34. В течение 9 лет боли в ногах — вылечены.

[№] 44. Ревматизм галльский — вылечен.

[№] 66. Гонорея в течение 6—7 лет, улучшение после 3 ванн.

[№] 100. Зоб.

Путеводитель и карта маршрута п[ате]ра С[еньо]ра Луис ду-Мараньяна ко двору в Рио-де-Ж[аней]ро: это путешествие было проделано по распоряжению губернатора и капитан-генерала, [переданному] через (Далее зачеркнуто: ”пров[инция]”.) полковника Себастьяна Гомиса да-Силву-Берфорда, дворянина из Каза-Бр[анки], по поводу официальных отношений (Далее два слова не разобраны.) к императорскому и королевскому [правительству]. 1810. Приказ (Далее два слова не разобраны.).

18 октя[бря]. ... (Далее продолжение основного текста дневника, прерванного на с. 118.) что-нибудь есть по вечерам, так что нас не очень устраивало это дружеское принуждение. Однако при всем том самым худшим в Лагуа-Санта (Святое Озеро), было, что [так называемая] питьевая вода [здесь] почти непригодная для питья. Ясно, что хозяин из вежливости велел доставлять питьевую воду с верхней части озера, которая не имела болотно-илистого привкуса. Я испытываю отвращение к этой воде и крепко убежден, что она не может дать ничего хорошего ни иностранцу, ни [вообще так или иначе] приезжающему сюда путешественнику. [121]

Всех наших животных мы со вчерашнего вечера держали вместе, чтобы они не разбрелись очень далеко, и эта мера, действительно, оказалась полезной, так как сегодня утром все они оказались на месте.

18 октя[бря]. В 8 часов весь караван уже был в пути, так что около 11 часов мы прибыли на фазенду сеньоры донны Игнасии, где нас, хотя самой [вдовы] не было дома, хорошо принял ее сын, майор гвардии, сеньор Жозе Тимотеу.

При сухой погоде дорога нам показалась очень хорошей, и мы опять обнаружили много новых растений, которые прежде здесь [нам] не встречались. Не зная дороги, мы немного сбились с пути, однако, к счастью, нам попался навстречу какой-то человек, который сразу же изъявил готовность за несколько винтемов показать нам дорогу.

18 октября. Молодой господин Жозе Тимотеу, очень жизнерадостный и учтивый молодой человек лет 23—24, оказался страстным охотником. Он очень скоро настрелял нам множество птиц и изъявил готовность показать нам завтра окрестности.

К вечеру у нас набралось птиц больше, чем когда-либо, поэтому я согласился некоторых из них ощипать.

19 [октября]. Утром почти все мы пошли с молодым хозяином дома (он и есть гвардии майор) в ”варжем ду-Сумидориу”, т.е. в долину водоворота, после того, как нам рассказали очень много примечательного об этой равнинной и болотистой местности. Говорили, что там много водных и болотных птиц, ”жабирус” 247, цапли, журавли. Рассказывают, что [там] в одном маленьком пруде вода воронкой уходит под землю, 2 легуа от этого места течет под землей, а затем снова появляется с крупными пузырями на поверхности поблизости от реки Вельяс.

19 октя[бря]. Вообще [это не исключение]: сходным образом, т.е. подземным [путем, ручей, берущий начало] у часовни Иисуса Благого в 3 легуа отсюда, минует топкий луг и [затем вновь] выходит на поверхность.

Короче, господа Ридель, Руг[ендас] и Менет[рие] пошли туда, однако в этот весьма сухой сезон нашли лишь очень мало воды: не на кого было охотиться, мало было также и редких растений. Водоворота не было и в помине, зато [они] видели несколько высоких известняковых скал.

Фаз[ен]да, на которой мы находимся, довольно большая и располагается на берегу реки Вельяс. [Здесь это] уже довольно большая [река], через которую в этом месте переброшен мост, построенный владельцем [фазенды] и поддерживаемый в хорошем состоянии; этот деревянный мост 30 футов высоты и 200 футов длины и, видимо, построен с большим запасом прочности. Все конструкции из ”арроэйру ду мата-виржем ду Кайя” 248, которая считается самой крепкой древесиной в Бразилии и никогда, как меня уверяли часто и во многих местах, не гниет: ни в воде, ни на воздухе.

19 октя[бря. Самого] этого дерева мы еще не видели, оно, должно быть, встречается по соседству с Жакуара и Каза-Бранка.

Хотя сильный ветер создавал трудные условия для охоты, и мы из-за этого подстрелили мало птиц, во второй половине дня все же у Константина и Роберту была хорошая добыча, и они принесли несколько цапель, ласточек и козодоя, а [также] других.

Погода по-прежнему хорошая, только, на наш взгляд, слишком жаркая. Утром обычно +14°, в полдень +23°, а вечером +9° (Не совсем разборчивое место. Можно прочесть также: +19°.) по Р[еомюру].

20 [октября]. Около 10 часов утра 20-го октября мы снова отправились в путь; хотя я охотно прожил бы здесь еще один день, однако мы злоупотребили бы гостеприимством, если бы и долее остались здесь. Нас приняли здесь дружески, без всяких церемоний; сын донны Игнасии, живой и добрый молодой человек, к сожалению, [122] как мне кажется, никогда не бывал дальше Ору-Прету, а потому придерживается всех обычаев страны. Например, я так и не увидел его молодую жену, хотя она была больна и он [сам же] просил у меня [для нее] медицинского совета.

Как только мы покинули фазенду и поднялись на небольшой холм, мы сразу же снова попали на большую проезжую дорогу, ведущую от Лагуа-С[ан]та в Курвелу и далее в Тежуку.

Пройдя 1/2 легуа по почти ровной дороге, мы прибыли в небольшой аррайял с названием Кинта, где [до нашего приезда] постепенно уже поселилось много людей (не на свободных участках, а на землях короны). Местность выглядела чрезвычайно сухой, ни ручейка, ни [иного] источника] воды. Была мелкая, искривленная от сильного ветра древесная растительность и, собственно, опять ”капоэйра ди кампос”; многие деревья стояли в цвету, например барбатимон ([содержит] дубильные [вещества]) 249 и много мальв [и] молочаев, [но в целом] из-за продолжительной засухи (не выпало ни капли, хотя наступил сезон дождей) и недавних палов на полях ботанический урожай был не слишком обильным.

Пройдя еще 1/2 легуа, мы достигли Коррегу-Секку, маленького селения, состоящего из нескольких домов. Селение и его немногочисленные обитатели, видимо, испытывают нехватку питьевой воды. Здесь имеется маленький пруд со стоячей водой. Отсюда попадаешь на фаз[ен]ду Жакуара — старое и очень известное в Минас[-Жерайс] etablissement, которое можно видеть на расстоянии добрых четверти часа пути, [не доходя до] стоящего при дороге, [у въезда в это селение] большого красивого креста (В тексте в этом месте изображен крест.). [Кроме того, имение] весьма выгодно отличается благодаря своей красивой церкви. Жакуара [стоит] у ручья с таким же названием, впадающим в протекающую совсем поблизости реку Вельяс.

Это имение завещано в 1786 г.? (см. португальские] рукоп[иси]) государству, а [ранее] являлось одним из крупнейших частных владений.

Эта крупная собственность, состоящая из 6—7 фаз[енд], как и многие другие [аналогичные имения], обязана своим возникновением и расцветом добыче золота, о чем еще у дороги, прежде чем достигнешь фазенды, можно догадаться по голым промытым каменным грудам.

Все это достояние попало под управление чиновников, которые следят главным образом за тем, чтобы предназначенные им суммы регулярно выплачивались, и которые, как выясняется, нисколько не расстроены из-за того, что проценты с капитала не достигают суммы, соответствующей воле учредителя.

20 [октября]. Негры, приписанные к нескольким богатым фазендам, обрабатывают землю, выращивают сахарный тростник, различные продовольственные культуры, занимаются скотоводством, а доходы примерно от 400 рабов не превышают 5—8 конту-ди-рейс.

Несколько слов об управлении той [частью] имения, где мы находимся и которая является центральной усадьбой. Здесь находятся ”прокурадор” и ”секретариу ди жунта” 249а, на которых и возлагается управление. Первый получает 300 000, а второй 200 000 рейсов, а [кроме того], квартиру, обслугу, питание и прочее, разумеется, бесплатно. Управляющего, который занимался бы улучшением имения и рациональным его управлением, нет.

Все идет по заведенному некогда распорядку. Имеются хлопковые плантации. Хлопок прядут, а затем на 6 ткацких станках трое мужчин и три женщины ткут грубое полотно, из которого шьют одежду для негров. Держат некоторое количество овец, очевидно, не приносящих прибыли. Стада крупного рогатого скота дают мясо, а свиньи — в изобилии сало. Выращиваются все виды продовольственных культур, однако урожай они приносят небольшой. [Выращиваются], также немного, пшеница рожь и ячмень. [123]

Сахарный завод и винокурня, очевидно, дают основную прибыль, только вот, как уже было сказано, нет никого, кто был бы заинтересован извлекать прибыль из этой большой фаз[ен]ды.

Двум большим огородам уделяется как раз столько внимания, сколько (Зачеркнуто: ”чтобы”.) необходимо, чтобы можно было сказать, что они дают доход. Множество яблонь, жамбу 250, жаботикаб, гранатовых деревьев (более крупных, чем где-либо), апельсиновых и лимонных деревьев и т.д. Имеются также кофейные деревья, дающие кофе для домашнего употребления. Много молочных коров. Приготовляют ”карне секка” 250а.

Кроме всего прочего, имеется школа, в которой учат мальчиков-негритят (креолов). Церковь большая, построенная из камня со вкусом и размахом. На том месте, на котором она стоит, прежний владелец участка намыл золота на 85 000 крузадо и потратил эти деньги на строительство церкви. Etablissement располагает большим количеством воды для всякого рода машин и мельниц, однако питьевой воды не хватает.

Окт[ябрь]. Утверждают, что вода из колодцев имеет солоноватый привкус, которого я не заметил. Все негры и наемные работники пьют эту воду и чувствуют себя хорошо.

Если бы только с течением времени сюда перенесли какой-нибудь крупный etablissement, например [императорский] двор или университет, то было бы нетрудно вечно мутную от мытья золота воду реки Вельяс сделать пригодной для питья (с помощью фильтрования или просто отстаивания).

Отсюда ведут две проезжие дороги, одна в Курвелу, а другая — в Серра-ду-Фриу. В мельничной канаве попадаются ракушки.

Особого внимания заслуживает еще одно учреждение — монастырь (конвенту).

Все девочки старше 12 лет и все сварливые женщины, поведение которых невыносимо для их мужей, помещаются в особый дом, своего рода работный дом или тюрьму. Девочек помещают для того, чтобы они учились работать, прясть и ткать, а женщин, чтобы они не могли больше бесчинствовать. Надсмотрщики уверяют, что девушки таким образом быстрее выходят замуж, поскольку молодые негры больше стремятся к закрытому, запретному плоду. Только по воскресеньям обитательницы этого учреждения выходят на мессу.

Октя[брь. Здесь] есть также госпиталь и, как меня уверяли, даже хирург, к которому, однако, никто не обращается и который живет на расстоянии 2 легуа, раз в неделю прибывая в Жакуару (Текст со слова ”который” вписан мелкими буквами между соседними строками.).

В стране вообще крайне мало врачей и хирургов. У д[онн]ы Игнасии я видел человека, которому упавшее дерево 11 месяцев назад в четырех местах размозжило руку. Никто не сумел вправить кости и наложить шину, вследствие чего человек стал инвалидом, и теперь у него рука полностью парализована и начинает сохнуть.

Здесь, в Жакуаре (Два слова вписаны над строкой.), как говорят, чрезвычайно широко распространены венерические болезни.

20 [октября]. Количество рабов за последние 40—50 лет сильно сократилось, многие рабы пожилого возраста умерли, другие еще живут, но совершенно не способны работать; большинство из них родились здесь (креолы). Очень бросается в глаза, что среди детей много мулатов, что служит самым ясным доказательством неестественных связей белых с негритянками.

Обладающий моральными устоями смотритель (администрадор) и честный врач и хирург здесь просто необходимы и могли бы сделать много хорошего.

Среди многочисленных построек нет и одного приличного жилища, не позаботились также о воспитательном заведении, и даже у нас, проезжающих, была очень плохая квартира. [124]

В окрестностях есть несколько лагуас (озер), из которых одно достигает в окружности 1 легуа.

21 [октября]. Здесь у нас богатая и разнообразная охота. Сегодня было подстрелено множество маленьких черных танаграс с красной головой и спинкой, один страус, коттинга, жаку, чирок-свистунок, козодои, намбу, ардеа, тинамон, пипра и т. д. 251

Погода была жаркая, и мы использовали ее для препарирования наших многочисленных птиц и для просушки их [шкурок] вместе со многими собранными растениями.

22 [октября]. Завтра мы собираемся направиться в Каза-Бранку, 1 1/2 легуа отсюда. На пути, через 1/2 легуа, озеро, на котором видели ”лё пти кок д’азара” 252 и страуса эму, причем последнего удалось подстрелить.

23 [октября]. Каза-Бранка 253 — красивое большое etablissement с 200 рабами, когда-то бывшее одним из имений того человека, который завещал Жакуару [государству]. То имение пришло в упадок, обремененное долгами. Это в качестве частной собственности еще больше поднялось, количество рабов умножилось, появились дома, фабрики, земледелие, все в хорошем состоянии.

Во главе этого хозяйства стоят 3 брата, все неженатые, из которых старшему 75 лет. Хотя здесь около 200 рабов, большинство из которых креолы, хозяева тем не менее иногда покупают новых негров, справедливо утверждая, что породу время от времени следует скрещивать. Мы встретили большое количество детей различного возраста, и хозяева прилагают много старания к их физическому воспитанию, включающему в себя чистоту тела, хорошее питание, одежду и сухое жилище, а также много свободы и мало принуждения к работе до достижения ими возраста 12—14 лет.

23 октя[бря]. Девочки занимаются прядением, женщины — ткачеством и другими женскими ремеслами, и только мужчины работают в поле, на сахарных заводах, в лесу. Ночью незамужние девушки находятся в особом помещении под присмотром гувернантки, которую называют регентшей.

Это — единственное место в Минас[-Жерайс], где прежде, несколько лет назад, была механическая машина для прядения хлопка. Ее установил некий англичанин, и [она была] в хорошем состоянии.

23 [октября]. Каждый предположил бы, что это устройство чрезвычайно выгодно; тем более я был удивлен, узнав, что от машины нет никакой выгоды, один только убыток. Нить получалась слишком тонкой, и пряжа не находила сбыта. Хотя опытный ткач и мог делать из нее полотно, однако это тонкое, белое (Слово вписано над строкой.) хлопчатобумажное полотно также не находило покупателей. Не было и стойких красителей, так что владельцы механической прялки в конце концов были вынуждены отказаться от нее. Мне еще удалось видеть несколько ее разрозненных деталей.

15—20 девушек и женщин прядут на прялке грубую нить, а 3—4 ткачихи и 3 ткача перерабатывают ее на ткацких станках. Изготовляют только обычное грубое полотно, из которого шьют одежду для рабов, а остатки продают в Сабаре, где эта фаз[ен]да имеет собственную лавку, через которую сбывает все производимые ею товары (водку, хлопок, полотно, сахар и др.).

Главными видами специализации этой фаз[ен]ды являются: сахарный завод, перегонная установка (два перегонных куба), выращивание хлопка, машина по очистке [хлопка] от семян; приводимый в действие водой крацовочный станок, ручные прялки, ткацкие станки. Работают различные ремесленники, даже бондари, кузнецы и слесари, столяры. Лесопилка очень плохая; тачку человек толкает вручную; пила толщиной в палец; изготовление кирпичей, обжиг извести, промывка золота. Все отрасли животноводства (овцы, лошади, крупный рогатый скот, свиноводство). [125] Все отрасли растениеводства, даже выращивание ржи, из которой выпекают ржаной хлеб.

Очень много больших домов. Много охотников и охотничьих собак. Хорошая библиотека. Один из трех братьев — полковник, другой — доктор права. Третий уже 30 лет занимается управлением имения.

Особого внимания заслуживает сахароделательная установка, состоящая в отличие от всех виденных мною прежде, не из трех цилиндров, поставленных в ряд друг с другом, а из пяти, среди которых средний — самый мощный.

Преимущество этого приспособления в том, что сахарный тростник сам проходит через цилиндры, благодаря чему экономится труд многих людей, а производственный процесс ускоряется, так что весь сахарный тростник, срубленный рабами и доставленный домой, перерабатывается в течение дня, поэтому здесь работают только днем, а ночью отдыхают. Каждый вечер машину моют и чистят. Здешний сахар самый лучший из всех, когда-либо виденных мною, очень белый, с крепкими кристаллами. В Жакуаре и здесь негров будят и сзывают [на работу] барабанами в 4 часа утра.

Сегодня я опять послал моих охотников на озеро близ Жакуары, однако мухоловок (”пти кок д’азара”) мне добыть не удалось.

Я нашел здесь описание озера Лагуа-Продижиоза 254 (новая перепечатка в ”Режистру” за 1820 г.) (Прочтение предположительное. Другой вариант: ”перепечатка (или новое издание) в Р[ио-де-]Ж[аней]ро, 1820 г.”) и быстро скопировал весьма занимательное, но малодостоверное описание.

23 [октября]. Место, в котором располагается это имение, гораздо более холодное, чем места, в которых мы недавно были, начиная от Сабары. Прошлой зимой здесь померзли от утренних заморозков кофейные и банановые деревья.

Сегодня рано утром здесь было только +10°, тогда как в Жакуаре, Лагуа-С[ан]та и других [местах] +14—15°. [126]

У господина д-ра права много рукописей о Минас-Жерайс и Мату-Гросу (последняя — от падре викария С[ан]-Жуан-дел-Рей), [еще] одна, [написанная] Мануэлем Игнасиу. Однако он не соблаговолил мне показать [эти рукописи].

24 [октября]. Вчера один из моих мулов упал в воду около мельничного колеса, и мы уже думали, что он больше не сгодится для работы, однако после того, как его с большими усилиями вытащили из ручья, оказалось, что, кроме маленькой раны на голове, он совершенно не пострадал, и сегодня его опять послали работать.

[Поскольку] мулы подоспели более или менее вовремя, а дни теперь стали длиннее, то негры смогли еще до 5 часов утра выйти собирать мулов. После завтрака мы попрощались и поехали в Пау-ди-Шейру. 1 1/4 малых легуа [пути].

Дорога вела сначала через лес, в котором было довольно много ”арроэйра ду мату” — это самая крепкая древесина в Бразилии, твердая, как железо, и никогда не гниющая.

Полковник в Каза-Бранке недавно построил трехэтажный дом, причем для свай угловых и для других, [укрепляющих] окна (эстейу), использовал арроэйру [с брусьями] длиной свыше 90 палмо.

Как только миновали лес, сразу же оказались в кампосах, где перекрещивается множество различных дорог. Мы довольно быстро прибыли в Пау-ди-Шейру, где имеются венда и ранчо; погода была чрезвычайно сухая и жаркая, так что мы решили, частично ради наших мулов, частично ради самих себя, сегодня остаться здесь. К счастью, у нас была с собой провизия, поскольку здесь мы едва ли купили бы что-нибудь, кроме очень хорошей водки, крепкой и чистой, без того неприятного привкуса, который имеет кашаса. Нам пришлось покупать несколько кур и маис для наших животных на соседней фазенде, где разводят также в большом количестве лошадей.

В венде, по старому обычаю, опять попрятались все женщины, а на фаз[ен]де — наоборот, родители были не согласны, чтобы дочери прятались дома. На ранчо было полным-полно блох и песчаных блох, так что никто не отважился остаться там. Все спали под открытым небом, где была приятная прохлада, причем и росы тоже не было. Не было ”пасто-фешадо”, однако животные нашли достаточно корма и не разбрелись.

25 октября. [Прибыли к] с[еньо]ру п[ад]ре Жуану Маркису. [Он живет] в [селении] Барра-ди-Жекитиба, рядом с правым берегом реки Вельяс, через которую здесь ведет хорошо содержащийся мост длиной в 200 шагов. Его построил этот падре на свой собственный счет и бесплатно передал его в общее пользование. С момента возведения этого моста оживились деятельность и торговля во всей округе, примыкающей к правому берегу реки Вельяс, так что вся провинция от этого выиграла. К сожалению, я не застал дома уважаемого с[еньо]ра падре Жуана Маркиса Гимаранса, к которому у меня было письмо от господина командора Вианны; он несколько недель тому назад уехал на другую свою фаз[ен]ду, оставив эту под присмотром своей сестры и нескольких администрадоров 255 и ”фейторов” 256. Сахарный завод и перегонный котел работали на полную мощность, все сельскохозяйственные службы показались мне в полном порядке.

Дома женщины (сестры священника) не представлялись, хотя и не прятались, как в других местах. Одну я увидел за полузакрытой дверью соседней комнаты, откуда она, удовлетворяя свое любопытство, рассматривала пришельца, а вторая, идя по своим делам, поприветствовала меня из соседней комнаты, даже не изъявив желания познакомиться лично. Впрочем, я из скромности сделал вид, будто едва ее замечаю.

Гостеприимство на этой большой фазенде не простирается дальше того, что гостей в обеденное время приглашают к столу.


Комментарии

243. Ангу (бразил. angu) — пудинг из рисовой или тапиоковой фубы.

244. Арираньюс — несколько искаженное бразильское airanha, заимствованное из языка тупи и применяемое либо к выдре, либо к напоминающей ее внешне Pteronura brasiliensis (также из семейства куньих).

245. Черная онса (бразил. on?a) — разновидность ягуара.

246. Князь А.Л.Ф.Э. Гогенлоэ (1794—1849) с 1817 г. был католическим священником в Мюнхене и практиковал исцеления с помощью святой воды, возложения рук и т.д. Его деятельность привела к недовольству многих и даже запрету со стороны папы Пия VII; у Лангсдорфа как протестанта и естествоиспытателя она вызывает иронию.

246а. Из перечисленных здесь рыб удается отождествить пьябу (пиабу, мн. ч. пиабас) Leporinus copelandi; пьябой называют также Pempheris schreineri, но это морская рыба.

246б. Браса (португ. bra?a) — морская сажень.

246в. Витриол — собирательное название для сульфатов железа (и иногда других металлов), имеющих лекарственное или бальнеологическое применение.

247. Жабирус (бразил. jabiru, jaburu) — птицы Mycteria mycteria из семейства аистообразных.

248. Арроэйру ду мата-виржем ду Кайя — букв. мастиковое дерево из девственных лесов [местности] Кайя (см. примеч. 34).

249. Барбатимон (бразил. barbatimao) — дерево Stryphnodendrum из семейства бобовых, кора которого во времена Г.И. Лангсдорфа широко использовалась в Бразилии в дубильном деле.

249а. Секретариу ди жунта (португ. secretario de Junta) — секретарь собрания, совещания.

250. Жамбу — название двух растений: Wulffia stenoglossa (сложноцветные) и Spilanthes oleracea (миртовые); оба растения известны в бразильских народных фармакопеях.

250а. Карне секка (португ. carne seca) — сушеное мясо.

251. Из упоминаемых здесь Г.И. Лангсдорфом названий птиц удается отождествить: танаграс — танагры, представители типичного южноамериканского семейства Tanagridae, размером приблизительно с воробья или несколько крупнее, ярко окрашенные, нередко опустошающие сады и плантации; коттинга — представитель южноамериканского семейства Cotingidae, жаку — Penelope; ардеа — белая цапля Ardea alba, изображенная на акварельном рисунке А.А. Тонэя, сохранившемся в СПФ АРАН [Ф. 63. Оп. 3. Д. 125], рисунок сделан в марте 1826 г. ”по дороге из Сорокабы в Кастру”; намбу и тинаму (тинамоны) — мелкие бразильские попугаи из рода Crypturellus или близких родов; пипры, или манакины, — семейство южноамериканских птиц, внешне и по образу жизни несколько напоминающих синиц. Из этого семейства наиболее известен манакин Pipra manacus. В другом месте (24.X. 1825 г.) Г.И. Лангсдорф упоминает также производящего своеобразные ”музыкальные” звуки ”органиста” Pipra musica. В таксономических заметках Лангсдорфа [СПФ АРАН. Ф. 63. Оп. 1. Д. 9. Л. 14—14 об.] описаны два вида пипры: Pipra omata nob. (редкий вид, установленный Лангсдорфом, которому удалось наблюдать четыре экземпляра самцов и три — самок этого вида) и P. strigilata. Еще две (но не определенные до вида) пипры описаны там же [Л. 67—67 об.].

252. Лё пти кок д’азара (франц. petit coq d’Azara) — общее название ряда птиц семейства мухоловок, отряда воробьиных. Поскольку мухоловки обитают в основном в Старом Свете, следует предполагать, что Г.И. Лангсдорф обозначал этим привычным ему названием какой-либо из сходных по жизненной форме родов бразильских птиц. В таксономических заметках Г.И. Лангсдорфа имеется описание ”азарского петушка” под названием ”Musicapa Alector f. max.” (мухоловка петушья, крупная форма); в описании отмечена ”светло-коричневая радужная оболочка, коричневый клюв ... Полет стремительный, но очень легкий. Желая схватить насекомое, эта птица вытягивается вертикально и задирает клюв... Я видел ее однажды поблизости от Сан-Жуан-дел-Рей, а затем несколько экземпляров около Жакуары в июне и ноябре” [СПФ АРАН. Ф. 63. Оп. 1. Д. 9. Л. 51 об.].

253. Каза-Бранка (португ. casa branca) — букв. белый дом, иногда: усадьба, помещичий дом. Здесь — крупный поселок.

254. Лагуа-Продижиоза (португ. lagoa prodigiosa) — букв. чудесное озерцо.

255. Администрадор (португ. administrador) — управляющий.

256. Фейтор (португ. feitor) — управляющий фазендой (синоним термина в примеч. 255).

Текст воспроизведен по изданию: Дневник русской комплексной академической экспедиции в Бразилию в 1824-1826 гг. под началом академика Г. И. Лангсдорфа. М. Наука. 1995

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.