Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Г. И. ЛАНГСДОРФ

ДНЕВНИК

1824—1826 гг.

ТЕТРАДЬ 1

Отъезд из Мандиоки 1 8 мая 1824 г., отличная погода. До Жозе-Диас-Мейя-Серра 2. Вьючные животные нагружены слишком тяжело. Поздно вечером прибыли г[осподин] Фрейтаг на хорошей скаковой лошади и Фран[сис]ку да П. с письмом от патринью 3 Корреа (Ант[ониу] Том[ас] ди-Акину-Корреа).

Утром 9-го в Мандиоке получено вьючное седло. Проведены барометрические наблюдения.

Отличная погода. Ночью очень холодно. В полдень [до местонахождения экспедиции] добрался отправленный сегодня утром [из Мандиоки] осел с вьючным седлом, и сразу же начались приготовления к нашему отъезду.

Прежде всего были переупакованы слишком тяжелые грузы, все распределено более равномерно; из различных ящиков были изъяты слишком тяжелые предметы, а девятое вьючное животное теперь тоже было нагружено, так что наш тропейро 4 остался вполне доволен. Железные ручки на двух ящиках во время вчерашнего пути уже сломались, так что их заменили кожаными ремнями, и хотя вчера утром все наши лошади были подкованы, на полностью вымощенной военной дороге в горах Эстрела некоторые из них потеряли подковы, так что тропейро все утро был занят подковыванием лошадей.

Барометр разбился и растекся (Фраза вписана на полях.). [Примерно к часу дня все было готово, и последние вьючные животные почти полностью нагружены] (Фраза в квадратных скобках вычеркнута.). Жозе Диас велел, кроме того, приготовить для нас хорошую еду, и когда все вьючные животные были нагружены, мы около часа дня отправились по хорошо известному пути, миновали Коррегу-Секку 5, Итамарати, Самамбаию, называемую также Белмонти 6, и к 4 часам пополудни по прекрасной дороге добрались до фаз[ен]ды 7 падре Ант[онио] Том[аса] ди-Акину-Корреа.

Во влажных низинах ландшафт оживляли древовидные кассии с желтыми цветами 8, а на капоэйрах 9 рексии с лиловыми крупными цветками 10.

Май. Жилище падре Корреа находится на просторном открытом месте, середина которого украшена американскими фикусами 11 высотой примерно 40 футов, в полдень дающими непроницаемую темную тень шириной около 40 шагов. Эти два высоких дерева, сросшихся так, что у них словно один ствол, примечательны тем, что приблизительно 50 лет назад это были два столба, врытых для садовой калитки; затем они проросли, на них образовались ветви, и теперь они, находясь рядом, почти срослись, так что выглядят единым стволом.

Вокруг близлежащих домов мы нашли цветущие Phlomis 12 и Datura st[r]amonium 13. Впрочем, растительная природа теперь еще не пробудилась от зимнего сна.

Вечером около половины восьмого нам прислали хороший ужин, состоящий из риса, говядины и капусты. Вместо хлеба мы получили муку милью (поджаренную), т.е. [это была] фаринья ди милью, а не фуба 14, и при всей нашей жажде ни за какие деньги не могли раздобыть бутылку вина и вынуждены были довольствоваться водой.

Вся еда была обильно сдобрена зеленым перцем Capsicum и чесноком 15. [18]

10 мая. Мы получили соломенные маты и прекрасно устроились в оспедарии 16. Рано утром [температура воздуха была] 10° по Р[еомюру]. Мы велели привести наших лошадей, которые, по счастью, все оказались на месте. Мы воспользовались привезенной с собой провизией, потому что иначе пришлось бы долго ждать завтрака, и в благоприятное время поскакали в Сумидориу, миновав по пути Понти, Олариа-Мужи, множество ситио 17 [и вот, наконец,] Сумидориу. Карапатос миудос 18настоящий бич. Мы остановились у Ж[уана] Фр[ансис]ку Каэтану, где нас приняли очень хорошо.

11 [мая]. Со времени нашего последнего пребывания [в этих местах] здесь было выпущено много кошек, так что теперь мы не увидели ни одной белобрюхой мыши 19.

Сегодня утром сын хозяина отправился с караваном вьючных животных в Мандиоку, откуда я затребовал французский [ртутный] барометр, трубки для барометра и еще одного негра. Английские барометры очень дороги и никуда не годятся.

***

N.B. Во всем хозяйстве ни одного яйца.

Поскольку в Сумидориу нет ни одного пасто 20, мы отправили своих лошадей на 1/2 легуа 21 дальше. Утром около 10 часов они еще не прибыли, хотя я послал с ними двух негров, которые там ночевали и должны были рано утром привести их. Был уже полдень, а лошади все еще не прибыли. Теперь я послал еще одного негра, и сам тропейро отправился на поиски. Около 12 часов они, наконец, прибыли в целости и сохранности, и вот лишь после двух часов [дня] мы смогли выехать.

Дорога вела вдоль шумящей Пиабаньи и многочисленных ранчо 22, которые попадались примерно через каждые полчаса; у падре Секретариу и капитана Фагунды самые большие etablissements 23; последняя фазенда располагается у подножия высокой горы и недалеко от низвергающегося с утесов лесного ручья. Перевалив через гору, мы попали в Пампулью, куда прибыли незадолго до темноты (На полях вписано: ”до наступления ночи”.); расстояние от Сумидориу составило 2 1/2 легуа, однако нам оно показалось длиннее. Мы нашли венду 24, где с нас запрашивали неимоверные цены. Все было дороже, чем даже в городе. Местность со всех сторон окружена горами, здесь живут только кузнецы.

12 [мая]. К счастью, наши лошади после ночного выпаса сегодня все были собраны вовремя, сразу же были накормлены и навьючены. Около 9 часов все мы были готовы двинуться в путь. Наши лошади, часть которых были новые, сегодня шли лучше и доставляли нам беспокойство только, когда мы встречались с другим караваном вьючных животных или [проходили] вблизи многочисленных [здесь] ранчо.

Местность, через которую мы ехали, дикая, сплошь девственный лес, только время от времени можно было видеть возделанное поле, капоэйру и россио 25. Нам пришлось подниматься на крутые горы и спускаться с них, и мы видели несколько великолепных деревьев, которые, вырастая из глубоких долин, поднимались выше дороги, проходившей на высоте 100 футов.

Поблизости от россиньи 26 Сепола или около Гуарда-мор-Леандру-Барбоза мы видели американский фикус того же самого вида 27, что и те, о которых говорилось выше, совершенно изумительной красоты и толщины: это дерево едва ли могут обхватить 6—7 человек, а ветви его простираются [от ствола] в ширину не менее чем на 3—4 шага. Далее попадаешь в фазенду Сепола, которая принадлежит некоему полковнику Барбозе и располагается в чрезвычайно приятном, красивом месте.

Примерно через каждые полчаса встречаются ранчо [или] венда. Из Пампульи [19] попадаешь в Жуан-Мариану, [затем] в Гуарда-мор-Леандру-Барбоза 28 (на горе), затем в Сеполу, затем в Лаже, потом в Падре-Паулу или Рибейран-Буа-Виста 29, где нет ни одного [ранчо], потом — в Крус, где расположены три ранчо, потом — в Говерну, где нас на постоялом дворе приняли весьма нелюбезно (Далее идут три строки текста, которые не поддаются расшифровке.).

12 мая. По пути и в здешних окрестностях мы встретили много насекомых, особенно бабочек, на которых мы после прибытия в течение двух часов с большой пользой [для нашей коллекции] охотились.

В венде мы не нашли почти ничего. Даже яиц, риса и сала; было только плохое вино, хорошие бананы и кукуруза для наших лошадей, по 2 патако 30 за алк[ейре] 31. Теперь мы повсюду находим кукурузу нового урожая, которую посеяли в сентябре-октябре, и теперь ее собирают вместе с бобами. Зерно, видимо, созревает даже и раньше, однако его обычно оставляют сохнуть на стеблях до тех пор, пока не поспеют и мартовские бобы 32, чтобы потом собирать все вместе.

13 [мая]. Была ясная лунная ночь, которая показалась нам далеко не столь холодной, как предыдущие ночи. Да и местность становилась все более низменной по мере того, как мы приближались к реке Параибе. К счастью, рано утром мы очень быстро собрали всех наших лошадей, так что смогли своевременно выйти в путь. Г[осподин] Рубцов рано утром отправился в путь, чтобы раньше других быть у переправы через Параибу 33 и там провести наблюдения. Г[оспода] Ридель и Ругендас сопровождали [его], а Менетрие и я остались при отряде.

Дорога зачастую круто поднималась в гору и опускалась вниз. Спустя полчаса после нашего отправления в путь мы прибыли в большую, внушительную фазенду Говерну, где имеется сахарная плантация, сахароварня и винокурня. Кажется, это только одна деревня (Фраза вписана между соседними строками.). Здесь же стояло множество домов, и все, вместе взятое, имело вид деревни.

Владелец, богатый человек, почти постоянно проживает в городе. Все окрестные угодья на расстоянии многих легуа относятся к этой фазенде, которая насчитывает множество жителей. Капоэйрас встречаются чаще, чем мата-виржем 34. Через лес и по множеству дорог отсюда можно попасть к реке Параибе, крупнейшей в провинции Рио-де-Жанейро. От Говерну до Параибы около 2,5 легуа.

Около 9 часов мы выехали и к 12 часам прибыли к месту назначения. Здесь, на левом берегу реки, располагается лодочная переправа; имеется таможня, где каждый проезжающий должен предъявить свой паспорт и платить пошлину за проезд по дорогам: и по тем, которые еще предстоят, и по тем, которые уже позади.

Здесь же располагается и главный пункт досмотра, где путешественников, прибывающих из внутренних районов провинции Минас-Жерайс, обыскивают, чтобы предотвратить контрабанду золотого песка, золотых слитков и алмазов. Эти меры мне показались, скорее, формальными и не отвечающими конечной цели. Вообще особенно тщательно обыскивают только подозрительных лиц и тех, на кого поступил донос, ибо как можно было бы осмотреть груз многих сотен вьючных животных, которые проходят ежедневно.

Господин Жуан Фридерико Креде, молодой уроженец Франкфурта, несколько дней назад женился на дочери чиновника из Параибы и прибыл, узнав о моем приезде от господина Рубцова, чтобы встретить меня еще на этом берегу Параибы. Желая оказать землякам услугу, он нашел для нас квартиру и подготовил людей к нашему прибытию, так что нас действительно очень хорошо приняли.

По дороге мы видели очень много бабочек. Господин Ридель сегодня получил новую флору [для своего гербария], поскольку та, с которой он сталкивался до сих пор, мало отличалась от флоры Оржельских гор.

В Параибе мы заметили новый вид ласточки. [20]

Сегодня разбился литой чугунный чайник: ergo 35 литой чугун не годится для таких путешествий.

14 [мая]. Здесь находятся на службе следующие лица: комендант из инвалидов [в чине] армейского капитана и с ним 20—24 человека: ”фиел” 36, т.е. лицо, занимающееся контролем поступающих из Минас[-Жерайс] золотых слитков и выдающее свидетельства, при наличии которых эти слитки можно сдать в казну в Рио-[де]-Жанейро; проведор 37, осуществляющий паспортный контроль; секретарь; несколько капралов, занимающихся осмотром [грузов]. За каждого мула, идущего с нами в (или из) Минас-Жерайс, необходимо заплатить пошлину [в размере] 370 рейсов 38: за переправу через реку, за движение по дорогам (калсада ди-Эстрела) 39 и по мосту (у Параибуны); за каждого человека надо платить 250 рейсов, в том числе и за негров.

В среднем за месяц, как меня здесь уверяли, через таможню проходит до 4000 мулов и 2000 человек, благодаря чему государство получает немалый доход. Прежде часть этих упомянутых чиновников жила в Параибуне, но как только закончилось строительство нового моста, все они были переведены сюда.

Сегодня мы исследовали окрестности, и каждый был занят.

Собранная мною вчера коллекция сегодня утром оказалась полностью уничтоженной муравьями 40, поскольку я неосмотрительно оставил коробку на земле. Сегодняшняя добыча вместе с коробкой была высоко подвешена.

Уровень воды в реке временами очень сильно повышается.

15 [мая]. Сегодня мы готовились к отъезду. Третий барометр Банета я оставил здесь, у господина Креде, чтобы при случае отправить его в Мандиоку, а с собой взял второй барометр Панцнера, который, как мне кажется, больше отвечает своему конечному назначению.

Наши вьючные животные, отдыхавшие в течение 2 1/2 дней, сегодня опять доставляют нам много хлопот, двое из них сбросили с себя ящики, так что ящик с насекомыми оказался разбит, а трое незамеченными убежали в лес. После продолжительных поисков, отнявших много времени, одного из них нашли в болоте. На нем был мой ящик с одеждой, бельем и бумагами. В ящик попало немного воды, и один альбом чертежной бумаги оказался испорченным, а другой остался сухим.

Наш сегодняшний дневной переход был невелик: мы отошли от [берега] Параибы лишь около 2 часов дня и прибыли вечером после 5 часов в Фаринью, проделав путь в 2 легуа. Путь туда ведет через густой лес и высокую гору, примерно 1600 футов высоты, согласно поверхностному барометрическому наблюдению. С вершины горы открылся необыкновенно красивый вид на долину Параибы.

Дорога живописно красива: густой дремучий лес, в котором чередуются деревья с бамбуком; новые растения: красивая лобелия 41, новый вид многоножки 42, мальпигиевые 43 и т.д.

Фаринья располагается посреди девственного леса и со всех сторон тесно окружена горами. Мы были рады, что еще до наступления ночи прибыли сюда, нашли место на ранчо; плохая венда, плохое пастбище, собственно никакого пастбища для наших животных, и мало провизии, которая нам и не нужна была, поскольку мы привезли с собой кур, фасоль и пр. Кукурузу по цене 4 патако за мешок нам продали с большим удовольствием. Мы переночевали на ранчо.

В течение всего пути вдоль дороги мы видели много высоких столбов — гнезд белых муравьев 44, [т.е.] термитов, о которых дальше я еще немного скажу.

16 [мая]. При устойчивой хорошей погоде мы провели ночь на ранчо, а рано утром послали своих людей в лес за нашими животными; ночью семь из них пришли на ранчо, были пойманы и привязаны.

Господин Рубцов собирался рано утром поехать на реку Параибуну, однако из-за [21] недостатка лошадей произошла задержка; все были заняты поисками наших вьючных животных. В конце концов весь день вынужденно превратился в день отдыха, поскольку трое из наших животных убежали.

Случайно я заметил в одном из ящиков, упавших вчера в воду, что за ночь вода стекла; я обследовал оба ящика и был весь день занят тем, что сушил собранные мною материалы. Чрезвычайно неприятный день.

***

В С[ан]-Жуан-дел-Рей спросить близ Жикиньи в эсталажеме 45 о найме дома. И послать животных в шакару Агуа-Лимба-Бенту Жозе-ди-Басту 46.

N.B. С[ан]-Ж[уан]-дел-Рей (Вписано на полях.).

17 [мая]. Ночью вернулись на ранчо двое из убежавших вчера мулов. Вскоре появились и многие другие наши животные, которые вчера во второй половине дня были отпущены на пастбище.

При наступлении дня мы опять не досчитались двоих мулов: одного вчерашнего и другого, который пропал сегодня. Итак, снова пришлось послать людей на поиски. Легко представить себе, сколь неприятно рано утром из теплой постели отправляться в мокрые кусты на поиски наших животных. Такова печальная участь тропейро или ариейро 47 и камераду 48. Спустя продолжительное время все вернулись ни с чем. Теперь мы лишились еще двух животных, об одном из которых, между тем, пришло известие, что его видели на пути к Параибе. Поэтому послали негра на поиски этого мула. Негр к полудню вернулся с мулом.

17 [мая]. Итак, все еще не хватало одного мула, и поскольку сегодня мы не могли продолжать путь, тропейро мулов был послан в Параибу, чтобы там объявить, [22] что не хватает только одного мула; я дал ему также ordres 49 посмотреть, нет ли мула на тамошнем пастбище, и возвращаться в тот же вечер.

18 [мая]. Он все еще не вернулся, и, потеряв столь много времени, я рано утром отдал распоряжение навьючить животных и отправиться к реке Параибуне, на расстояние добрых 3 легуа. Я был удивлен, что и без тропейро мои люди столь ловко навьючивают мулов.

Мы опять вышли в путь около 9 часов утра, и, как только покинули ранчо, все пришло в расстройство. Некоторые животные галопом понеслись вперед, другие метнулись в сторону, а третьи побежали на пастбище, и у нас не хватало ни рук, ни людей, чтобы навести порядок среди животных.

18 [мая]. К тому же в тот момент, когда мы отправлялись в путь, прибыл другой большой отряд, который много способствовал общей сумятице и беспорядку. Однако, потратив много усилий и перевьючив несколько животных, мы, наконец, продолжили путь. Несколько жалких лачуг в лесу — вот и все, что мы видели вокруг себя. Вскоре мы вступили на новую дорогу, ведущую к новому мосту у Параибуны; все вокруг еще очень дико. Справа и слева девственный лес вырублен и выжжен на 20—30 шагов, открытые участки там и тут поросли капоэйрой, появились отдельные ранчо. Нам пришлось подниматься на несколько очень крутых гор, особенно в последний момент, вблизи реки Параибуны. При хорошей сухой погоде мы довольно легко справились с дорогой, если не считать осложнений из-за наших новых животных. Однако при дождливой погоде это, вероятно, будет чрезвычайно плохая и почти непроходимая дорога.

18 [мая]. Мне кажется, что можно было бы проложить гораздо лучшую и более удобную дорогу, и до меня дошли слухи, что болезнь дорожного инспектора в то время, когда строили дорогу, во многом послужила причиной того, что проложили более длинную и неудобную дорогу, чтобы дать работу большему числу людей и на более продолжительное время. [23]

Наконец-то: с 9 часов утра до 2 часов пополудни мы прошли 2 легуа (за 5 часов проделали трехчасовой путь) и дошли до Параибунского моста, строительство которого закончено несколько месяцев назад. Раньше приходилось переправляться через эту реку на расстоянии нескольких легуа ниже по течению, где была лодочная переправа и находился второй контрольный пункт, где следовало платить различные пошлины. С тех пор, как существует мост, оба контрольных пункта на Параибе объединены, и здесь проход свободный. Мост — 400 палмо 50 длины и 30—40 ширины. Мост имеет совершенно особую конструкцию.

18 [мая]. Внизу располагаются пять каменных опор на неравномерном расстоянии друг от друга, поскольку они ориентированы по скалам, торчащим из реки, с острыми ледоломами, обращенными вверх по течению, на опорах лежат балки необычайной толщины, а на них — девять длинных продольных балок от одной опоры к другой, и на этих конструкциях покоится мост с красивыми перилами и крышей; знатоки в области мостостроения, а также люди, знакомые с местными условиями, могут критически заметить, что мост слишком низок и при высоком подъеме воды в реке возникает угроза, что он обрушится.

И все же мост красив, едва ли в Бразилии найдется аналогичное сооружение. Император 51 будто бы сказал однажды, что [даже и] во всей Европе, пожалуй, нет такого сооружения.

Его строили два с половиной года, и строительство обошлось в 25 000 крузадо 52 — приблизительно (Далее цифра пропущена.) талеров 53. Река очень тесно зажата между скалами, она стремительна, образует под мостом некое подобие водопада (Здесь в дневник вложен отдельный листок, на котором почерком Лангсдорфа написано по-португальски: ”a ponte de Paraibuna tem de comprimento 400 palmos de largura 30—40. — 5. pegoes de pedra.” Очевидно, это примечание, касающееся размеров моста, переброшенного через Параибу у г. Параибуны: Параибунский мост — длина 400 палмо, ширина 30—40 палмо, 5 каменных опор.). [24]

Хотя наши животные уже устали, мы прошли еще не менее [1] легуа и к 4 часам, наконец, дошли до варжем, [т.е.] большой фазенды, где опять попали на старую дорогу в Минас[-Жерайс].

Прежде я еще не упоминал о том, что в Фаринье я простудился и страдал сильными болями в правой лопатке, вот уже в течение 3 дней и особенно во время сегодняшнего перехода; сегодня я наложил липкий пластырь из шпанских мушек, который оказал свое желанное действие. Как хорошо, что я прихватил с собой разного рода лекарства.

19 [мая]. На следующее утро я почувствовал себя довольно хорошо и теперь больше ощущал боль и жжение от шпанского пластыря.

Тропейро все еще не вернулся.

Сегодня утром мы опять не досчитались шести наших животных, и частично из-за моего недомогания, а частично из-за отсутствия тропейро и нехватки вьючных животных мы вынуждены сегодня провести день в таком месте, где мы едва ли могли получить что-нибудь за деньги, ибо венда располагается не здесь. Наконец, около полудня прибыл тропейро, без мула, и лишь поздно вечером нашлись потерявшиеся животные; уже наступила ночь, и негры весь день, почти не евши, провели в поисках. Часть наших животных была переведена на другое пастбище, а тех, которые в последний момент были найдены, на всю ночь привязали.

N.B. Нет провизии, бобов и пр.

20 [мая]. Рано утром были согнаны в одно место животные, к счастью, теперь все они были на месте, так что мы в 9 часов утра смогли отправиться в путь. Примерно через 1/2 легуа мы дошли до хорошей венды и ранчо, где, я думаю, было бы более удобное место для остановки, чем в варжеме 53а; это место называют ”россинья”, т.е. маленькая россио — [участок] окультуренной плодородной земли, обычное название, часто встречающееся [здесь] (N.B. Вечером большое разрушение от термитов, [именуемых здесь] ”кассенадейра” 54. — Примеч. Г.И.Лангсдорфа.). Затем мы прибыли в приход Симан-Перейра, где расположены церковь и дом священника, имеются кузница и небольшое ранчо. Приход насчитывает ок[оло] 3000 душ; выглядит очень непривычным, что церковь стоит совершенно изолированно, рядом нет ни одного дома. Здесь это чаще всего так.

Местность, по которой мы сегодня проходили, чрезвычайно бесплодна, не было ничего интересного. Лес, плохие дороги и ничем не примечательная растительность окружали нас. По дороге то и дело встречались одинокие жалкие лачуги, а еще больше было развалившихся хижин.

Затем мы некоторое время шли по левому берегу реки Параибуны: шум, который она производила, разбиваясь о скалы, несколько скрашивал однообразие нашего пути.

Пройдя 2 1/2 легуа, мы около 1 часа дня прибыли в Матиас-Барбоза. Здесь находится таможенный пункт на границе между провинциями Р[ио-де-] Ж[аней]ро и Минас[-Жерайс]. Все товары, перевозимые [через нее], туда или обратно, взвешиваются и производится оплата из расчета 5 п[ро]ц[ентов] на сто [единиц] веса. Все оплачивается из одинакового [весового] расчета: железные изделия (Далее слово не разобрано.), кондитерские товары, шелк, сельскохозяйственные орудия. За вновь прибывающих негров тоже взымается здесь высокая пошлина.

(N.B. Здесь надо будет вставить [о том], за что и сколько всеми оплачивается) 55.

***

Письма должны идти открытыми. Запечатанное письмо облагается пошлиной в 100 рейсов, открытое проходит без такой доплаты. Прежде здесь располагался кавалерийский отряд, своего рода marechaussee 56, [т.е. конная стража, которая] должна была досматривать ”минейрос” 57 ввиду процветания контрабанды, и это было [25] большим препятствием для торговли. В 1821 г., когда принц-регент 58 был в Минас[-Жерайс], он убедился во вреде этой стражи, и она была снята отсюда и более целесообразно использована где-то в другом месте.

20 [мая]. Ввиду того, что наши [вьючные] животные были плохо накормлены, мы хотели сделать здесь остановку; однако нужда и бедность населения таковы, что и представить себе трудно. В убогой венде невозможно получить ничего, кроме вина, даже ”фариньи ди милью” нет. Из-за отсутствия комнаты не было возможности здесь остаться, поэтому мы прошли еще 1/2 легуа дальше, до удобно расположенного селения Рибейран. По пути много (Далее два слова не разобраны.) бабочек — целые тучи их, мы собрали богатый урожай.

Мы хорошо пообедали свежей свининой, остались здесь на ночь и заплатили утром 24 патако, т.е. 2 л[уи]дора 59.

21 [мая]. Опять не досчитались одного мула, так что выйти в путь удалось только около 10 часов. Дорога была куда привлекательнее и интереснее, чем вчера. Сначала мы дошли до фазенды Рибейран, расположенной в очень хорошем месте; затем, миновав множество мелких домов и ”россиньяс”, [добрались до] Медейру-Бураку-Фунду на высокой горе Репентиду, на которой установлено множество больших и малых крестов, а затем — до Мармеллу. Через каждые полчаса попадалось небольшое ранчо. В Мармеллу опять переночевали на ранчо; невозможно было ничего получить, но мы, к счастью, прихватили с собой провизию, а также с большим трудом выторговали немного сухих бобов. День, как и все предыдущие, был теплый, так что я поохотился на бабочек с большим успехом как по качеству, так и по количеству, особенно на горе Репентиду. Всего лишь 2 часа назад мы сделали остановку, чтобы господин Ридель мог привести в порядок свои растения, а все остальные закончить свои дела. Вечером заметно похолодало, до 13° по Р[еомюру]; уже в течение многих [26] суток температура по утрам была 10°. Для наших животных довольно хорошее пастбище; мы миновали следующие места: фазенда Рибейран, ранчо Вьюва, Жуазел, Бураку-Фунду, россинья ди-Медейру, Медейру, Мармеллу, Алту-ду-Мармеллу, или Репентиду-Мармеллу, где мы и переночевали, Кампа-ди-Бокадас, поблизости от часовни, Жуис-ди-Фора 60, [далее через] 3 1/4 л[егуа] Жуис-ди-Фора, [еще через] 1/4 л[егуа] Девиза, 1/4 л[егуа] — заброшенная деревня, 1 л[егуа дом] коменданта, 1/2 л[егуа] — Рибейран, 1 л[егуа] — Энтри-ус-Моррус.

22 [мая]. К счастью, рано утром мы нашли всех наших животных и немедленно приготовились к отправлению в путь. Сразу же пришлось подниматься на высокую гору; утро было солнечное, и с высокой вершины нам открылся замечательный вид на лежавшую внизу местность. Мы заметили множество домов и селений, которых раньше не видели. В ближайших окрестностях уже разбиты крупные россиньяс, а сельва на высоких горах вырублена до самых вершин, что в здешних местах не так-то легко сделать и поэтому на горных вершинах всегда оставляют деревья. Затем мы вошли в густой лес, где плотный туман создавал неприятную сырую прохладу.

22 [мая]. Растительности почти не претерпевала изменений, и было еще слишком рано, чтобы можно было заметить каких-либо насекомых.

Весь сегодняшний путь вел с горы на гору, а дороги были столь хороши, что наши животные шли очень резво. Примерно через каждые полчаса встречаются поселения, в которых обычно имеются ранчо и венда. К 2 часам дня мы прибыли в Энтри-ус-Моррус, где имеется хорошая фаз[ен]да, множество домов и хорошая венда. Мы прошли сегодня более 3 1/2 л[егуа]. Нам пришлось спать в открытом ранчо. Для мулов, как [нам] и обещали, нашлось хорошее пастбище. Насекомых удалось поймать не слишком много, хотя мне и посчастливилось сегодня заполучить несколько редких экземпляров.

Сегодня утром в Мармеллу только 9° тепла по Р[еомюру]. [Господин] Ридель нашел весьма незначительные флористические отклонения по сравнению с Оржельскими горами. Ночью и утром очень сырой туман, все бумаги промокли.

23 мая 61. Наши животные прибыли с некоторым опозданием, зато все до одного, так что около 9 часов утра мы смогли отправиться в путь. Мы решили сегодня сделать маленький дневной переход, поскольку г[осподин] Рубцов собирался зафиксировать солнечную и лунную дистанции, а г[осподин] Ридель — переложить все свои растения. В первые полчаса путь проходил мимо замечательного водопада, который, однако, со всех сторон был окружен столь густыми зарослями, что г[осподин] Ругендас не сумел сделать зарисовку. В непосредственной близости стояла и цвела великолепная рюэллия 62. Затем, преодолев крутую гору, мы прибыли в [27] Ант[он]иу-Моррейра, долину, замкнутую со всех сторон. Оттуда — в Кейрозу, в россинью ди-Кейрозу, в Жозе-Фернанду и, наконец, оставив позади 2 легуа, в Эстиву, т.е. ”бревенчатый мост”. С вершин некоторых гор перед нами открывалась дальняя перспектива, можно было отчетливо видеть, что мы находимся на нагорье; горы не слишком обрывисты, скорее волнообразны, а леса становятся более редкими, меньше высоких деревьев.

Сама растительность приобретает иной характер. Мы видели целые леса такуараса 63, т.е. бамбука, много пасленовых и сложноцветных, деревьев, [из рода] сингонантус 64, [которые здесь называют] вееропиас 65, а иногда и такие деревья, которых мы, пожалуй, и не видели. Множество бабочек, и только лишь единичные [экземпляры] жуков. Среди птиц ничего примечательного.

Места вообще более открытые, свободные, более застроенные, через каждые полчаса попадается хижина, ранчо или венда. Все фазенды в здешних местах тянутся на 1/2 легуа вдоль дороги и на 3 легуа в глубину, т.е. на 1 1/2 легуа вправо и влево от дороги. Таков здесь восходящий к старым временам способ межевать земельные владения.

23 мая. Теперь приходят иногда поселенцы со стороны, так что постоянно возникают споры из-за границ владений, которые не были точно обмерены.

Здесь повсеместно крупные муравьи являются бедствием сельских жителей.

Повсюду царит бедность. Проезжающих постоянно обманывают, и даже за деньги невозможно ничего получить. Даже самого обыкновенного продовольствия. Вот уже несколько дней лишь от случая к случаю нам удается купить немного бобов или кукурузы 66. Молока нигде не найти, почти нет яиц. Водка стоит более чем вдвое дороже, чем в Рио[-де-Жанейро], бутылка кашасы 67 стоит 160 рейсов (1 франк) 68. В некоторых местах даже и ее нет. Бутылка вина стоит 1 1/2 патако. В этом году повсюду нехватка бобов. Мешок кукурузы стоит 4 патако.

24 [мая]. Сильны туман, однако не так холодно и сыро, как в Энтри-ус-Моррус. Пастбище было хорошее, и около 9 часов утра мы продолжили наш путь. Мулы теперь идут, не доставляя нам каких-либо неудобств. Местность исключительно однообразна. На протяжении 3 легуа мы проходили через следующие места, т.е. мимо следующих домов, хижин или ранчо: из Эстивы в Асеведу, где имеется небольшая венда, в Ус-Кокейрус, или Луиз-Ант[они]у, где много пальмовых деревьев жадага 69, образующих красивые группы; Собрадинью, большую долину ”Россинья-ду-энженью” 70, где живет капит[ан] Жозе Нунис, множество домов, глубокая, обширная долина, венда и большая фазенда Шапеу д’Увас, церковный приход д’Ассумпсан, мало домов. Приход насчитывает 368 очагов. Таовис, где настелена большая гать из [стеблей]; Франка-Пруэйрус, Луиз-Феррейра, [где есть] Andropogon 71; [на этой фазенде имеется] кузнец, венда и маленькая капелла, а кроме того, еще ”бом-ретиру” 72, где мы нашли хороший ночлег в доме, венду и хорошее пастбище.

24 [мая]. Сегодняшний день принес нам мало интересного, хотя мы видели птиц больше, чем обычно, и среди них выделяются некоторые арара 73, попугаи и туканы 74. Очень мало насекомых и [в особенности] бабочек, поскольку день был пасмурный и солнце показалось лишь около полудня.

Повсюду большая нужда. Почти нет даже обычного продовольствия. Зажиточные люди держат своих коров на кампосах 75 на расстоянии 10 легуа отсюда; однако молока в доме нет, нет и яиц. Все необычайно дорого.

25 [мая]. Сегодня утром наши животные прибыли вовремя. Своим ночлегом мы были очень довольны. Впервые за долгое время у нас опять было несколько хороших комнат.

25 [мая]. Сегодня мы снова прошли добрых 3 легуа, а именно: от Бом-Ретиру до Пинью-Нову. [28]

Мы проходили через следующие места: Тежуку 76, Кокейрус, Самамбаия, Педру-Алвис, россинья ди-Педру-Алвис, россинья Жуан-Гомис, часовня Жуан-Гомис, Коррегу-ди-Буа-Виста, Коррегу-ди-Шандадис, Пинью-Велью, Самамбаия, Солидадис, Пинью-Нову, где мы переночевали.

В [россинье] Жуан-Гомис я наловил много бабочек, особенно много из рода пестрянок, которые встречаются на репейничках (голубых Eupatoria). Также много бабочек-диафанид 77.

26 [мая]. Мы прошли Пинью-Нову. Мантигейра 78. По пути [встретилось] множество термитников необычайной высоты. Боядейру, энженью Жуана Гомиса. Много домов в [поселках] Валло 79 и Баталья. Конфиску — хорошая венда, пасто-фешадо 80 и Борду-ду-Кампу: 3—4 легуа.

Местность все больше и больше меняется. Вместо лесов с высокими деревьями появились более низкие. ”Такуарас”, или бамбук, встречается чаще, образуя целые заросли. Чаще встречаются араукарии 81, хорошо заметные даже среди лиственных деревьев. Горы менее крутые, дороги сравнительно хорошие. Местность становится более открытой: то ли благодаря большим участкам под сельскохозяйственными культурами, которых, однако, почти не видно, то ли благодаря тому, что леса естественным образом приобретают вид капоэйры.

Наконец, прибываем в Баталью, оттуда в Конфиску, где вся естественная растительность, внешний вид [ландшафта] и т.д. имеют совсем иной характер. Едва попадешь на кампосы, сразу же видишь много араукарий.

На кампосах весьма разнообразная растительность, и господин Р[идель], несмотря на боли в ноге, провел очень счастливый день.

На протяжении всего пути мало удобств, и даже самые простые продукты [трудно купить хотя бы и] по необыкновенно высоким ценам.

26 [мая]. Хозяева норовят всеми возможными способами надуть [29] проезжающих: в каждой венде можно встретить распутных девиц, которые, когда их спрашивают, чем они занимаются, прямо говорят, что они здесь для того, чтобы развлекать проезжающих. По вечерам в венде или среди тропейро обычно находятся лица, умеющие, одни хуже, другие лучше, играть на гитаре, и тогда эти дамы, в порядке своего обычного ремесла стремясь завлечь проезжающих, поют непотребные песни, танцуют неприличные танцы, пьют вино или водку, курят табак и всевозможными уловками норовят добиться своего от проезжающих.

Обычная температура по утрам и вечерам составляет 12° по Р[еомюру].

В Борду-ду-Кампу много домов, в том числе и больших, и часовня; все это — остатки былой роскоши, относящейся ко времени ”инконфиденсии” 82, т.е. [к периоду] 36—38 лет назад.

27 [мая]. Мы остались в Борду-ду-Кампу, поскольку господину Р[иделю] надо было переложить очень много растений, и пробыли там день. Остальные отправились на экскурсии. Сегодня утром я в спешке написал № 9 в Мандиоку 83.

Затем каждый отправился по своим делам на экскурсии. Г[осподину] Р[иделю] надо было переложить огромные кипы растений. Астроном Р[убцов] из-за пасмурной погоды не мог проводить наблюдений.

В лесах большое разнообразие новых [для нас] птиц, насекомых, растений. Хотя сейчас осень, цветут многие растения природных степей на высоте примерно 3000 футов.

И травы здесь тоже отличаются от трав на низменности; они более пригодны для наших мулов, которые теперь заметно поправились и находятся в лучшем состоянии, чем раньше. Количество насекомых уменьшается с каждым днем, поскольку приближается холодное время года.

28 [мая]. Утром в 7 часов было всего 7° тепла [по Реомюру], и нам было очень холодно. После того, как все животные были собраны, в 9 часов мы отправились в [30] путь, направляясь в В[ила] 84-ди-Барбасену. Расстояние около 2 легуа, дорога очень плохая, с горы на гору, и очень каменистая; размельченный кварц делает дорогу очень неудобной.

В низинах растут небольшие деревья, очень много аруэйры 85. На полях тут и там виднеются отдельные деревья, много кустообразных сингонантусов 86; особенно [часто] Hyptis pectinata 86а, меласгомовые 87, из которых иные выглядят как настоящие декоративные растения.

Виднеются отдельные хижины и дома рядом с небольшими рощами, мы проходим мимо них. Повсюду царит бедность. Через 1 1/2 легуа мы достигаем ”режистру велью” 87а, т.е. старой таможни. Здесь много домов и часовня. Все имеет деревенский облик. Место приятное, веселое, и дома в большинстве своем имеют привлекательный вид.

На последнем перед Барбасеной ранчо мы сделали остановку, т.е. у Жозе Рибейру, хотя это — имя первого владельца, а теперешнего зовут по-другому. Мы нашли довольно хорошее жилье, комнату по крайней мере сухую, с деревянным полом, потолком и прихожей; мы решили провести здесь несколько дней и отсюда обследовать кампосы, поскольку тут мы могли работать свободнее и непринужденнее, чем в таком месте, где даже и невинное любопытство людей иногда бывает слишком обременительно.

До Барбасены теперь было полчаса пути, и во второй половине дня нам пришлось послать туда людей за продуктами.

29 [мая]. Рано утром нас посетил один немец, точнее, эльзасец по происхождению, из Казимира близ Пфальцбурга.

29 [мая]. Он вчера вечером узнал о нашем прибытии и сегодня с утра сразу же отправился к нам, чтобы пригласить нас, причем с хозяином, у которого он работает, он уже поговорил и нашел для нас хорошую квартиру. [31]

Сразу же после завтрака мы отправились в В[ила-ди-Барбасену], чтобы посмотреть там квартиру.

30—31 [мая]. Воспользовавшись услугами г[осподина] Тауша, которого мы встретили, я написал № 10—11 и 12 в Мандиоку и отправил туда разбитый гигрометр. Начиная с Борду-ду-Кампу мы почти не видели насекомых. Их время года, кажется, уже прошло.

Меня уверяли, что индейцы отравляют свои стрелы, смачивая их менструальными выделениями женщин, а затем помещая в огонь. Как все это обстоит на самом деле, должно быть, остается тайной индейцев.

Золотая [пыль]. Здесь, в Минас[-Жерайс], золотой пыли придают красивый светло-золотистый оттенок, сжигая перья куропатки, а затем дым или пропускают через тонкое сито, или выдувают через трубку над золотой пылью. В здешних местах эти [приемы] общеизвестны.

Сегодня мы с господином Р[убцовым] привели в порядок барометры и обнаружили, что их показания весьма точно совпадают. Разница между обоими составляет всего 7 футов.

Церковь Успения в Барбасене строят из прочного сапонита 88, который везут на расстояние во много легуа. Камень мягок и легко поддается обработке, так что у каменотесов легкая работа за хорошую плату. Подаяние на это строительство собирают уже 9 лет.

1—2—3 июня. Барбасена. Жозе Тейшера да-Фонсека Васконселус — президент провинции Минас-Жерайс. На расстоянии в 1/4 легуа на запад-северо-запад находится большая хорошая каменоломня, где добывают белый рыхлый гнейс, из которого частично строят церковь Успения.

Все крупные камни для порталов, окон и углов, а также колонн вырубают из сапонита или крупнозернистого талька, который легко поддается обработке. Его [32] добычу ведут у Борду-ду-Кампу и в других отдаленных местах, откуда доставляют сюда с большими затратами.

Большая церковь Успения строится на подаяния, причем таким образом, что как только соберут сумму, достаточную для работы в течение двух недель, начинается строительство. Когда деньги кончаются, рабочие отдыхают.

В 3 легуа от Барбас[ены] на пути в С[ан]-Жуан-дел-Рей есть известковая гора, откуда добывают известь на [строительство] церкви.

Из упомянутого рыхлого талька 89, или мыльного камня, делают большие и маленькие горшки для приготовления пищи, вытачивая их на круге; как известно, тальк обладает теми же самыми свойствами, что и несгораемый асбест; уверяют, что горшки из этого материала толщиной всего в полдюйма могут служить 30—40 лет. Наш домохозяин, прапорщик Жозе Симплиасиану, комендант здешнего местечка и шорник, уверял нас, что у него есть кухонный горшок, который в его домашнем хозяйстве используется уже 20 лет. Такой горшок, в зависимости от размеров, стоит от 2 до 3—5 и [даже] 6 патако, т.е. до 60 (Прочтение предположительное: у Г.И. Лангсдорфа стоит цифра 6 (талер равняется 30 зильбергрошам).) з[ильбер]г[рошей] или 2 талеров.

5 июня. Решено ехать в С[ан]-Жуан-дел-Рей.

Лишь около 9 или 10 часов прибыл ариейро, который, как мы позднее узнали, кутил всю ночь напролет и теперь навьючивал животных с большим шумом, поскольку был очень пьян. Два новых мула, которых мы взяли с собой, по населенному пункту шли довольно хорошо, но как только вырвались на открытое место, сразу же сбросили с себя ящики и доставили нам немало хлопот. Ариейро был не способен что-либо делать и за полчаса до Б[арбасены] от нас отстал.

После того, как я откровенно поговорил с нашим домохозяином и другими лицами, знающими эту местность, было принято решение, что мы просто сделаем экскурсию в С[ан]-Жуан-дел-Рей и С[ан]-Жозе, осмотрим все достопримечательности этой [33] местности, а затем через аррайял 89а Прату вернемся в Барбасену, чтобы отсюда через В[ила]-дус-Мерсис отправиться к короатам 90 и другим индейским племенам. Поэтому мы оставили большую часть багажа и трех мулов и поехали только с пятью.

Дорога вела через кампосы, т.е. пустынные поля, украшенные отдельными цветочками, и вскоре мы заметили, что это не была уже большая военная дорога, ибо помимо отдельных домов, которые мы видели на протяжении 1 легуа пути в некотором отдалении от дороги, мы не встретили ни венд, ни ранчо, ни каких-либо жителей.

5 [июня]. Лишь пройдя 2 легуа, мы прибыли на фаз[ен]ду Фариа, где нас очень любезно приняли. Мы привезли с собой из города свежую провизию и не нуждались ни в чем, кроме комнаты для ночлега, которую и получили.

Г[оспода] Ридель и Менетрие, очевидно, сегодня заблудились, что в кампосах случается часто. Они не прибыли в фазенду Фариа, владельцем которой является Мануэл Перейра, алферис, т.е. прапорщик.

6 [июня]. Его фазенда находится в очень хорошем состоянии; 8 лет назад он купил ее за 8000 крузадо, а теперь мог бы продать ее уже за 20 000 крузадо. Рядом с домом стоит часовня, окруженная пальмами, образующими живописную группу.

6 [июня]. В 8 часов утра мы были уже в дороге. Когда мы прошли примерно 1 легуа, г[осподин] Ругендас поскакал вперед, оставив отряд, Рубцова и меня.

Дорога была очень каменистой и шла круто вверх. [Она была усеяна] остроконечными обломками кварца, причинявшими много боли бедным неграм, шедшим босиком. Пройдя 2 легуа, мы прошли мимо Баррозу, большой, удобно расположенной фазенды у ручья Рибейран, через который переброшен чрезвычайно опасный мост. С опасностью для жизни проделав путь в 1 1/2 легуа, мы подошли к [реке] Рибейран-ду-Кайейра 91, которая впадает в реку Мортис. Поблизости имеется голубовато-зеленоватый зернистый известковый камень; какой-то пожилой португалец основал это предприятие ради строительства церкви Успения в Барбасене, однако он ничего не понимает в этом деле. Известь отсюда вывозили до самой Параибуны, когда строили [там] мост. При надлежащей эксплуатации это было бы очень хорошее предприятие. Однако поблизости нет дров. Хотя я и не видел никогда, как обжигают известь, все же мог без особого труда судить, что этот добрый человек совершенно ничего не понимает в этом деле, и сам он признавался, что камни иногда выходят [из печи] необоженными. Печь топится уже в течение 9 дней, и он собирался ее сегодня тушить, хотя внутри печи еще не было [надлежащего] жара. Переднее отверстие печи, сделанное на готический манер, имело в высоту 5 футов, и вместо того, чтобы разжечь сильный огонь, сделав в печи большую тягу, и закрыть переднее отверстие, прикрыв и печь, этот предприниматель собирался вытащить жар и погасить печь, для чего все сооружение и было построено около ручья.

Находясь в пути с половины девятого утра и до 3 часов дня, мы достигли фаз[енды] некоего Лоренцу Пинту, который, как и многие другие, не проявил признаков гостеприимства, отправив нас, когда мы попросили о ночлеге, в жалкую венду, в которой можно найти несколько старых и молодых мулаток, но нет никакого приюта. К счастью, поблизости, как раз у Лоренцу Пинту, нашлось жалкое ранчо, на котором мы и переночевали. Эта фаз[ен]да или [вообще эта] местность называется Инвернаду, собственно Хибернаду 92, т.е. зимняя или холодная, и действительно, эта низменность, широкая, вытянутая [также] и в длину и открытая, а вообще также и весьма заболоченная, показалась нам очень холодной.

Сколь жалкими и запущенными ни были хижины нескольких ”агрегадос” 93 или поселенцев на земле владельца, мы все же нашли здесь крепкое спиртное, кашасу, немного яиц, а утром молоко; услуги нам оказывал негр — единственный обитатель близлежащих лачуг.

7 [июня]. Вечером в 8 часов 10° по Р[еомюру]. В половине седьмого утра 6° и сильный туман. Заброшенный, но обнесенный оградой сад служил нашим животным [34] пастбищем в ночное время, и рано утром они были согнаны в одно место, накормлены и навьючены, так что сегодня мы в первый раз без ариейро собрались так рано и еще до наступления 8 часов уже находились в пути. Ариейро отстал 5-го числа да так и не догнал [нас]. Сегодня в нашем отряде отсутствовали: с позавчерашнего дня, г[оспода] Ридель и Менетрие, а со вчерашнего дня — Ругендас.

В Барбасене мы получили известие о весьма примечательном гроте, расположенном в окрестностях Сан-Жуан-дел-Рей или, возможно, у реки Элвас. Я предполагал, что, как и договорились, в 12 часов встречу там моих спутников, поэтому поскакал вперед по Инвернаду. Г[осподин] Рубцов, который выполняет свои дела в соответствии с предписаниями и обязанностью и около 12 часов проводит хронометрические наблюдения, был единственным, кто остался при нашем отряде и сопровождал негров.

По довольно хорошей, часто гористой, ведущей полями дороге, с которой то и дело открываются разнообразные виды, деревья и наземная растительность, я к 10 часам прибыл к реке Элвас, которая неподалеку отсюда впадает в реку Мортис, и здесь тоже нашел плохой, просто непозволительно плохой в цивилизованном государстве мост, через который с опасностью для жизни я и переправился. Высотой 15—20 футов, узкий, без перил, с несколькими (3) продольными балками, на которые поперечно уложены небольшие бревна, слегка присыпанные землей и песком, так что почти у каждого бревна виднеется углубление; но, кроме того, было несколько больших неприкрытых мест, т.е. дыр, занимавших половину и без того узкого моста, столь широких, что мул с трудом мог через них перепрыгнуть, так что чужестранец ночью постоянно подвергается здесь опасности упасть вместе с животными с высокого моста в сравнительно, правда, не очень глубокую в это время года реку.

Поскольку было еще довольно рано, половина одиннадцатого, и я здесь впервые за много дней опять увидел у венды бабочек, то я остановился и узнал, что мои спутники здесь переночевали и отправились в грот. Спустя целых полчаса я взял [35] проводника и велел вести меня туда же. Я прибыл туда в 12 часов и нашел там Риделя, Менетрие и Ругендаса.

Большая скала, прямо выходящая из земли на поверхность, состоящая из зернистого голубовато-серого (совершенно аналогичного тому, что у Баррозу) известняка и совершенно поросшая мелкой древесной растительностью, представляет собой природную достопримечательность. Вся скала внутри по многим направлениям словно расколота и образует множество больших и маленьких гротов, которые иногда принимают причудливые формы: тут церковь или капелла с кафедрой, там подземные ходы, ведущие в большие залы и т.д.

Минерал этот, как только что было сказано, — известняк, однако сталактиты встречаются редко и имеют мутный, непрозрачный беловато-сероватый цвет, не представляя собой столь блестящего зрелища, как многие другие подобного рода пещеры.

Около 1 часа [дня] прибыла компания из С[ан]-Жуан-дел-Рей, совершающая в Духов день увеселительную прогулку сюда. Они принесли с собой много провизии (риса, мяса, вина) и были столь любезны, что пригласили нас в качестве гостей, а потом были нашими провожатыми.

Мы покинули грот около 3 часов дня и прибыли в город С[ан]-Ж[уан]-д[ел]-Рей около 5 часов, где мы имели удовольствие встретить г[осподина] Рубцова и наш отряд, прибывших час тому назад.

Наши провожатые пошли обходным путем и доставили нас сначала в В[ила]-Са[н]-да-Маттосинью, как бы предместье города [Сан-Жуан-дел-Рей], где многие богачи имеют загородные дома и сады.

Вид и в самом деле был поразительный, когда мы, только что вернувшись из пустынных степей, увидели вдалеке исключительно ухоженную и хорошо устроенную долину для загородных увеселений, в которой восхитительным образом сочетались араукарии, апельсиновые деревья, пальмы и другая растительность. Церковь и [36] покрашенные белой краской дома весьма живописно выделялись на фоне темной со многими другими оттенками зелени.

8 [июня]. С[ан]-Ж[уан]-д[ел]-Р[ей] располагается в узкой долине, которая сразу же за городом сильно расширяется и по которой протекает ручей Риу-д’Агуа-Лимба 94. К з[ападу] располагаются высокие обрывистые голые скалы, в прежние времена разрытые золотоискателями. К в[остоку] — плавно поднимающиеся степные холмы. К с[еверо]-в[остоку] — просторная долина, ограниченная горами Серра-ди-Сан-Жозе, Кампу-ду-Марсал-Казаду, в которой маркиз Помбал 95 собирался построить город.

В ю[го]-з[ападной] части города, на склоне огромной горы, расположен источник, дающий железистую минеральную воду.

Разводят лен и делают очень хороший холст, даже дамасский, просто ради удовольствия, [а не на продажу].

8 [июня]. Сан-Жуан. Нам особенно бросилось в глазе обилие церквей, не менее 12, [причем] строительство некоторых из них еще не закончено.

В этой комарке 95а или этом дистрикте 96 имеются следующие церковные приходы: 1. Бамбуйи; 2. Пиньи; 3. Тамандуа; 4. Сан-Жозе; 5. Порту-ди-Конгоньяс; 6. Келуз; 7. Итабирава; 8. Прату; 9. Барбасена; 10. Симан-Перейра; 11. Сан-Жуан-дел-Рей; 12. Лаврас-ду-Фунил; 13. С[ан]-дус-Дорис-В[ила]-ду-Пантану; 14. В[ила]-Сан-ду-Карму-Дуриу-Клару; 15. Сан-Себастьян-да-Вентания; 16. Жакуи; 17. Кабу-Верди; 18. Кампанья; 19. Баепенди; 20. Каранкас; 21. Ажуруока; 22. Посу-Алту; 23. Жатажуба; 24. С[анта]-Анна-ди-Сапукаи; 25. Ору-Фину; 26. Каман-ду-Кайя; 27. Esta fre[iria] he sujeista a justica de S[ao] Paulo franca Fre[iria] novas Sao (Перевод: ”Этот монастырь подчинен юрисдикции нового монастыря св. Павла, [и относится] к приходу Сан[Паулу]”.); 28. Ипитипола, Н[осса]-С[еньора]-ду-Патросинью-ду-Риу-Верди-дус-Калдас, Дорадинья, Ф[рейерия]-дус-Алферис, Фрёйерия-ди-Манду, Сан-Жуан разделяется на три (Далее слово не разобрано.); 29. Консейсан; 30. Б[ого]м[атерь] ду-бон-Сусесу да Сан-Паулу-ду-Бинпаду.

***

Населенные пункты или поселки этой комарки следующие: Тамандуа; Сан-Жозе; Келуз; Барбасена; Сан-Жуан-дел-Рей; Кайпенди; Кампанья-да-Раинья; Жакуи.

N.B. Большой водопад да-Паулу-Алфонсу на Р[иу]-С[ан]-Фран[сис]ку.

Цены на рынке:

Рейсов

Рейсов

3/4 фунта хлеба стоят

80

Москонаду

900

1 алкейре кукурузы

480—560

1 бутылка касторового масла

450

1 ” черных бобов

750-640

1 дюжина свечей

300

1 фунт говядины

30

Пшеничная мука, 1 арр[оба]

3600

1 арроба 97 сала

1920—2000

1 бутылка портвейна

480—560

1 алкейре риса

1750

Инжир

400—320

1 алкейре кукурузной муки

750—600

Соль, 1 алк[ейре]

3000

1 ” маниоковой 98

900

Курительный табак, 1 арр[оба]

2100

Яйца, 3—4

40

Листового табака нет

1 курица

240

Кашаса, 1 мера, 4 бут[ылки]

160—240

Молодая курица (цыпленок)

100

Квартира за месяц

1200—4000

Свежее свиное мясо, окорок

750

Порох, 1 фунт

4000

соленое, ”

240

Аренда одного негра в день

160

Сахар, 1 арроба

1200

на месяц

400

В комарке С[ан]-Жуан-дел-Рей, а именно, в Серре 99 при Ибитуруне (Иби, или Ипи, — [название] съедобного корня — Примеч. Г.И. Лангсдорфа.) слиянии реки Риу-Гранди с рекой Мортис, большое разнообразие металлов и [37] минералов, в том числе очень красивый чистый длинноволокнистый амиант 100, олово, золотоносная руда и особенно графит, который здесь преимущественно используется в плавильных тиглях для плавки золота. Место расположено на расстоянии примерно 5—6 легуа от С[ан]-Жуана.

Судья (Жозе Сезариу ди-Миранда. — Примеч. Г.И. Лангсдорфа.), одновременно являющийся интендантом золотоплавилен, был столь любезен пригласить меня на экскурсию в правительственные здания. В частности, я узнал, что все государственные поступления и платежи теперь осуществляются медными монетами. Ежедневно несколько человек занято тем, что подсчитывают мелкие монеты, которые затем в сумме по 100 000 рейсов упаковывают в мешки, имеющие вес по 2 арробы = 64 фунта. Эти деньги каждый квартал отправляют в В[ила]-Р[ика] и в последний квартал (январь, февраль, март) сумма составила около 52 конту-ди-рейс 101. Каждый мул несет, самое большее, по 8 арроб, т.е. 400 000 рейсов, следовательно, потребовалось 130 мулов, чтобы перевезти этот капитал в Ору-Прету 102.

Поскольку транспортные расходы на одного мула составляют около 10 000 рейсов, правительство, следовательно, теряет на 400 000 рейсов по 10 000 рейсов, а на 52 конту-ди-рейс — 130 000 рейсов.

Как можно было бы избежать этой потери? Возможно, путем учреждения банка, а может быть, и посредством девальвации и порчи отчеканенных монет, т.е. [снижения] реальной стоимости монет?

В этой комарке до сих пор добыто очень мало золота, зато весьма процветают промышленность, сельское хозяйство. Здесь производят табак, хлопок, текстиль, сахар, кофе, крепкие алкогольные напитки, мясо, особенно свинину и говядину, шпик, бобы, кукурузу, рис, хорошо произрастают также и все европейские плоды, яблоки, грецкий орех, картофель, каштаны, которые мы видели в садах с[ен]ьора Жуан Баптиста Машаду. Виноград хотя и растет, но урожая не приносит, поскольку созревание ягод приходится на период дождей и гроздья гниют. Апельсиновые деревья повсюду растут хорошо и бывают густо увешаны плодами, так что я, глядя на одно из таких деревьев, не мог отделаться от мысли, что эти деревья выращивают с единственной целью: производить спиртные напитки, т.е. апельсиновое вино. Апельсиновая роща 103 в отличие от виноградника определенно должна приносить большую прибыль, особенно там, где бутылка обыкновенного вина стоит 1—1 1/2 (Далее два слова не разобраны.).

Кто владеет парой дюжин апельсиновых деревьев, тот не знает, куда девать плоды, даже свиньи не хотят их есть, поскольку в качестве единственного корма они слишком водянисты.

Население прихода В[ила]-Сан-Жуан, по данным судьи, насчитывает 4200 семейств и 24[000]—25 000 душ.

12 июня. Теплые источники в Калдас 104 близ Ору-Фину заслуживают особого внимания.

С[ан]-Жозе полностью приходит в упадок. Там нет даже ни одного адвоката, особенно с тех пор, как в округ, [подчиненный] этому городу, ввели три поселка: Тамандуа, Келуз и Барбасену.

Этому городу не помогло даже и то, что туда был переведен главный судья, под управлением которого находятся эти новые поселки, ”вилас”. Теперь жители Сан-Жозе по малейшему юридическому делу вынуждены обращаться в Сан-Жуан. Кроме того, отсюда постепенно уезжают все белые жители. Теперь город населяют только метисы, негры, мулаты и т.п., и он очень обеднел. Земли в окрестностях так перерыты, что едва ли пригодны хотя бы для земледелия.

Комментарии

1. Мандиока — фазенда (см. примеч. 7), купленная Г.И. Лангсдорфом в 1821 или 1822 г. Приведем ее описание, сделанное по историческим источникам (”по сообщению одного русского современника” и по запискам ”побывавших в Мандиоке или слышавших об этом поместье путешественников”: «Мандиока... была расположена верстах в 50 от Рио-де-Жанейро и находилась вблизи оживленного торгового пути, соединявшего столицу с капитанией Минас-Жерайс. Фазенда была куплена за 5 тысяч пиастров (около 20 тысяч рублей). Ее площадь равнялась одной квадратной легуа, т.е. примерно 25 км 2. Большой двухэтажный господский дом, другой дом, сданный в аренду под постоялый двор для проезжающих, многочисленные хозяйственные постройки внешне создают впечатление типичной бразильской фазенды той поры. В Мандиоке была обширная для начала XIX в. кофейная плантация. В 1817 г. она насчитывала тысячу деревьев, а спустя несколько лет там было, по разным данным, от 20 до 40 тысяч деревьев. На значительных площадях выращивались маниока (маниок), маис (кукуруза), индиго. В фазенде работали в разные годы от 30 до 60 рабов. ”Консул обходится со своими неграми как отец с детьми, — писал штаб-лекарь со шлюпа ”Ладога” П. Огиевский, — и слывет за то антиком у других владельцев, которые, сколько мне известно, поступают с невольниками хуже, чем со скотом”» [7. С. 62].

2. Жозе-Диас-Мейя-Серра — название фазенды, расположенной на пути экспедиции. Мейя-Серра — обозначение, передаваемое разными переводчиками по-разному: ”центр Серры”, ”плоская Сера”, ”ласковая Сера” и т.д. Поскольку для этой формы ландшафта, несколько напоминающей крымские яйлы, нет общепринятого русского эквивалента, мы остановились на транскрипции: Мейя-Серра. Название фазенды включает два компонента: имя настоящего или бывшего владельца (например Жозе Диас) и географическую конкретизацию места (на Мейя-Серре, в горах, на вырубках и т.п.). Здесь первый компонент — ”Жозе-Диас”, второй — ”Мейя-Серра”. Серра (португ. serra) — горная цепь, хребет, иногда обозначает менее крупные формы рельефа (букв. пила, по силуэту на горизонте). Фазенда Жозе-Диас-Мейя-Серра была расположена поблизости от Рио-де-Жанейро, на дороге к селению Сумидориу.

3. Патринью (португ. padrinho; написание Г.И. Лангсдорфа через t, т.е. patrinho вместо padrinho, отражает диалектное произношение) — букв. крестный отец, также покровитель, достопочтенный.

4. Тропейро (португ. tropeiro) — погонщик скота, проводник.

5. Коррегу-Секку (португ. Corrego-Secco) — букв. сухой овраг, селение к северу от Мандиоки. Это селение Г.И. Лангсдорф и его спутники посещали и ранее: например, в 1822 г. М. Ругендас и Э.П. Менетрие 6 сентября выехали из Мандиоки и остановились в Коррегу-Секку, где 10 сентября к ним присоединились Г.И. Лангсдорф и Н.Г. Рубцов. Далее они двигались на север, пока не достигли селения Сумидориу, после чего повернули на восток к Нова-Фрибургу [11. С. 19].

6. Белмонти (португ. Belmonte) — букв. красивая гора.

7. Фазенда — в Бразилии крупное поместье, то же, что асьенда в испаноязычных странах.

8. Древовидная кассия с желтыми цветами — имеется в виду род Cassia из семейства бобовых, подсемейства цезальпиниевых. Растение с желтыми кистевидными соцветиями и овальными бурыми бобами. Чаще всего это полукустарники или кустарники высотой до 1 м, но иногда, как в данном случае, невысокие деревья. Кассии распространены в тропической и отчасти в умеренной зоне как Нового, так и Старого Света. Лангсдорф наблюдал, видимо, дикорастущую кассию волосистую по всей тропической Америке.

9. Капоэйра (capoeira) — взятое из языка тупи обозначение вторичных (обычно) ландшафтов: разреженных или низкорослых лесов, кустарниковых зарослей, вырубок.

10. Рексия с лиловыми крупными цветками — один из видов рода Rhexia из меластомовых — семейства, характерного для тропиков Нового Света. Рексия — обычно травянистое многолетнее растение, с крупными красивыми лиловыми или пурпурными четырехчленными цветками и клубневидно-утолщенными корнями. В капоэйрах (см. примеч. 9) рексии представляют собой обычный спутник кассий.

11. Не совсем ясно, что Г.И. Лангсдорф имеет в виду под этим названием (amerikanischen Feigenbaumen). Надо прежде всего исключить единственный вид с латинским названием, соответствующим названию ”американский фикус”, а именно Ficus Americana Pluk., тождественный линнеевскому F. indica и в настоящее время относимый к F. bengalenses или (для культивируемых форм) F. krishnae. Этот вид, распространенный в Гималаях и у подножия гор в Южной Индии, в Бразилии не культивируется за пределами ботанических садов. Название F. americana было дано ему Леонардом Плюкие в его ”Ботаническом альмагесте” (1696) на основе ошибочного географического отождествления гербарного материала. У Лангсдорфа имеется в виду, скорее, одна из культурных разновидностей инжира (F. carica), и в таком случае дневник Лангсдорфа дает одно из первых свидетельств о разведении этого растения в Бразилии. Из сказанного в тексте далее о 50-летней (или более: ведь уже 50 лет назад это были ”столбы”) давности посадки, можно заключить, что инжир в окрестностях Мандиоки начали разводить не позднее 1770-х годов.

12. Phlomis (зопник) — многолетнее травянистое растение из семейства губоцветных.

13. Datura stammonium — так в тексте, описка Г.И. Лангсдорфа, который имеет в виду широко распространенное рудеральное растение Datura stramonium, дурман обыкновенный (вонючий) из семейства пасленовых. Зопник (см. примеч. 12) также приведен здесь как рудеральное растение.

14. Фаринья ди милью (бразилизм, farinha) — мука (вообще), farinha de milho — мука или крупа, часто поджаренная, из кукурузы (milho) или проса (milho miudo); фуба (бразилизм, fuba) — мука рисовая.

15. Здесь и в других местах упоминаемый Г.И. Лангсдорфом набор возделываемых и употребляемых в пищу бразильских растений представляет собой смесь видов Старого и Нового Света. К первым в данном месте текста относятся рис, чеснок и капуста; напротив, зеленый перец (скорее всего Capsicum annuum или близкий к нему вид) дико произрастает в Южной Америке в качестве кустарника или кустарничка. При культивировании в умеренной зоне это однолетник, откуда и название C. annuum (перец однолетний).

16. Оспедария (португ. hospedaria) — гостиница, постоялый двор.

17. Ситио (португ. sitio) — небольшое селение.

18. Карапатос миудос — диалектное название клещей, в литературном португальском языке — carrapatos, или carra?as (в данном случае: чесоточный зудень, miudos — мелкие).

19. ”Здесь было выпущено много кошек, так что теперь мы не увидели ни одной белобрюхой кошки” — так в тексте дневника Лангсдорфа, видимо, описка. Правильно: ”ни одной белобрюхой мыши”. Описание ”белобрюхой мыши” письменно доложено Г.И. Лангсдорфом Конференции Петербургской Академии наук 25 августа 1824 г., т.е. спустя 2,5 месяца после записанного в дневнике наблюдения. Описание ”белобрюхой мыши” (на двух листах, на французском языке), почерк Г.И. Лангсдорфа, хранится в СПФ АРАН [Р. I. Оп. 129. Д. 11]. Приводим перевод: «Описание белобрюхой мыши [в тексте дневника — du rat a ventre blanc] Mus leucogaster, данное Г. де Лангсдорфом.

Мышь, о которой я буду говорить, распространена в Новом Свете; по-видимому, до настоящего времени она ускользала от внимания естествоиспытателей, путешествовавших по Бразилии.

В каждой челюсти [данное животное имеет по] два резца средней величины, [причем] нижние [резцы] имеют уплощенную и заостренную [форму]; [имеет также по] три моляра с каждой стороны. На передних лапах четыре пальца с маленькими крючковатыми коготками; вместо большого пальца бородавка, подпирающая притупленный коготь. Задние лапы гораздо [более] длинные, имеют [каждая] по пяти пальцев, снабженных коготками. Хвост очень длинный, голый и чешуйчатый. [Таковы] признаки, каждый из которых наблюдается у данного млекопитающего, и которые [в совокупности] составляют [диагноз] рода ”мышь” в собственном смысле слова.

У этой мыши белый живот (Mus leucogaster), в длину [она имеет] 13 1/2 английских дюймов. [Длина] ее хвоста — 7 с половиной тех же [дюймов]. Голова средней величины, до некоторой степени укороченная; уши не очень длинные, округлые, почти голые, [точнее] покрытые едва видимой шерстью, усы состоят из многих коричневых [или] черноватых [волосков] длиной 3 дюйма, заходящих за край головы. Глаза располагаются почти посредине между концом морды и ушами, однако ближе к последним; над [каждой] бровью с внутренней стороны имеется длинный волос, цветом [напоминающий] усы. Хвост на дюйм длиннее, чем туловище, чешуйчатый, кольчатый, и [с] очень небольшим количеством волос, [к концу] более утончающийся и гладкий, чем хвост обычной крысы, в тексте дневника rat commun). Ноги покрыты короткой шерстью, доходящей до коготков; задние лапы очень длинные (3 1/2 дюйма). На задних лапах большой палец очень оттянут вперед и очень мал.

Бока туловища, от головы до [самого] хвоста, буро-красноватые, обращенная кверху сторона [тела], от морды до хвоста, более темно окрашена. Волосы жесткие, в средней своей части более крепкие и слегка утолщенные, а по направлению к своей верхушке и к коре утончающиеся; цвет верхушек волос более темный, кожи более светлый.

Вся нижняя поверхность [тела] животного, от морды до хвоста, белая, признак принципиальный и отличительный, который и побудил меня назвать это животное leucogaster. Щеки, внешние поверхности голеней, ступни и бедра покрыты бурыми полосами. Корень хвоста буро-желтоватый; верхняя часть хвоста темно-коричневая, нижняя красная и более светлая. Это животное, как и все другие виды этого рода, очень вредное в [сельском] хозяйстве. Хитрое и столь же дерзкое, оно причиняет [посевам] большой ущерб. [Эти мыши] появились несколько лет тому назад из лесов, окружающих Сумидориу (поселение в Оржельских горах), [и живут] в местообитаниях, где они приспособились к тем же условиям, в каких обычная крыса [живет] в Европе. По-видимому, с этой последней они дают даже помеси. Я встречал [это животное] также в лесах Мандиоки, поселения у подножия гор Эстрела.

Днем они прячутся, а по вечерам выходят и в течение ночи ищут свою добычу».

Относительно английского дюйма — меры, часто употребляемой Г.И. Лангсдорфом, — см. примеч. 112. ”Несколько лет тому назад” — Г.И. Лангсдорф имеет в виду упомянутую в примеч. 5 поездку в Коррегу-Секку и Сумидориу в 1822 г. Среди рисунков художников экспедиции (Тонэя, Ругендаса, Флоранса), хранящихся в СПФ АРАН, лангсдорфовской Mus leucogaster нет; вероятнее всего, Г.И. Лангсдорф описывает один из видов низших хомякообразных, внешне сходных с мышевидным грызунами и нередко занимающих в Южной Америке их экологическую нишу [3]. В линнеевской систематике, на которой был воспитан Г.И. Лангсдорф, род Mus принят в крайне широком смысле: в него включали виды как из Старого, так (в отличие от современной систематики) и аборигенные из Нового Света, и всех хомякообразных, крыс, полевок и т.д. [22. С. 174—196]. Лангсдорф в тексте (французском; не в заголовке) цитированного документа и сам не называет свою Mus мышью, но rat — букв. крыса.

20. Пасто (пасту, португ. pasto) — выгон, пастбище.

21. Легуа (португ. legua) — путевая мера длины (около 5 км).

22. Ранчо (бразил. rancho) — ферма.

23. Etablissement (франц.) — здесь: заведение, сельскохозяйственное предприятие.

24. Венда (португ. venda) — трактир, лавка.

25. Россио (португ. rossio) — земельный участок общего пользования.

26. Россинья (португ. rossinha) — уменьшительное от ”россио” (см. примеч. 25).

27. См. примеч. 11.

28. Гуарда-мор-Леандру-Барбоза — фазенда, принадлежавшая гуарда-мору (португ. guarda-mor), начальнику таможенной полиции Леандру Барбозе.

29. Рибейран-Буа-Виста (португ. Ribeirao-Boa-Vista) — букв. живописный ручей.

30. Патако — бразильская старинная медная монета.

31. Алкейре — мера объема жидких и сыпучих тел (13 л).

32. Мартовские бобы (Marzbohnen) — возможно, что Лангсдорф имеет в виду фасоль (turkische Bohne). Еще в доколумбовской Америке индейцы нередко высевали фасоль совместно с кукурузой, стебли которой служили для вьющейся фасоли своего рода подпорками.

33. Параиба — река на юго-востоке Бразилии. Впадает в Атлантический океан. Берет начало в горах Серра-ду-Мар. Длина 1060 км. Судоходна на отдельных участках в нижнем и среднем течении. Параибуна — город на реке Параиба, но в дневнике в отдельных случаях Г.И. Лангсдорф реку называет Параибуна, а город Параиба. Название Параиба носит также штат на северо-востоке Бразилии.

34. Мата-виржем (португ. mata virgem) — девственный лес. Г.И. Лангсдорф пишет matto virgem, смешивая португальское mata с mato (заросли кустарника) или бразильским диалектным значением mato — деревня, глушь.

35. Ergo (лат.) — следовательно.

36. Фиел (португ. fiel) — букв. верный, преданный, доверенное лицо; здесь — см. объяснение Г.И. Лангсдорфа в тексте.

37. Проведор (португ. provedor) — поставщик, чиновник, контролер.

38. Рейс — старинная португальская и бразильская денежная единица.

39. Калсада ди-Эстрела (португ. calcada — мостовая, calcado — мощеный) — мощеная дорога, ведущая в горы Эстрела (букв. звездные горы).

40. См. примеч. 44.

41. Лобелия (Lobelia) — род растений (семейство колокольчиковые), травянистых и древовидных, большинство из 400 (или более) видов которого распространено в тропических и субтропических областях Америки. В Старом Свете как лобелии, так и все подсемейство лобелиевых представлены меньше.

42. Многоножка (Polypodium) — тропический папоротник из семейства кочедыжниковых.

43. Мальпигиевые (Malpighiaceae) — неотропическое семейство из порядка истодовых. Типичный представитель — мальпигия гранатолистная (M. punicifolia), она же ацерола, или барбадосская вишня, нередко выращиваемая в Латинской Америке.

44. Следуя частому в XIX в. обиходному обозначению термитов как ”белых муравьев”, Г.И. Лангсдорф говорит о ”столбах-гнездах белых муравьев, [т.е.] термитов” (Saulen oder Nester von weissen Ameisen, Termites); конечно, это неточно, и помимо конвергенции, заключающейся в колониальном образе жизни и в структуре многокамерных построек, термиты имеют с муравьями не больше общего, чем с прочими насекомыми с неполным превращением. Выше Г.И. Лангсдорф говорит о муравьях, съевших его коллекции. Это тоже могли быть ”белые муравьи”, т.е. термиты.

45. Эсталажем (португ. estalagem) — гостиница, постоялый двор.

46. Шакара Агуа-Лимба-Бенту Жозе ди-Басту — шакара (португ. chacara — букв. усадьба, ферма, дача, загородный дом) под названием (букв. перевод) ”Райская святая вода, [принадлежащая] Жозе ди-Басту”.

47. Ариейро (португ. arriero) — погонщик мулов.

48. Камераду — от португальского бразилизма camaruda — поденщик, батрак. Здесь Г.И. Лангсдорф употребляет диалектную форму camerado.

49. Ordres (франц.) — распоряжение, приказ.

50. Палмо (португ. palmo) — пядь, мера длины (1/10 сажени).

51. Император — Педру I (Pedro I) (1798—1834) — император Бразилии в 1822—1831 гг., принц-регент в 1821—1822 гг. Объявил Бразилию независимой от Португалии империей. Под давлением оппозиции отрекся от престола в пользу сына Педру II.

52. Крузадо (португ. crusado) — старинная португальская монета (400 рейсов).

53. Талер (нем. taler) — золотая и серебряная монета, впервые отчеканена в 1518 г. в Богемии из серебра (28 г). С 1555 г. — денежная единица северных германских государств, а затем Пруссии и Саксонии. В Германии 1 талер равнялся, по данным 1871 г., 3 золотым маркам. Название талера применялось с некоторыми изменениями к крупным серебряным монетам других стран.

53а. Варжем (португ. диалектная форма varzea, синоним varga) — луг (топкий), равнина, долина.

54. Кассенадейра — местное (бразильское) название ”белых муравьев” (см. примеч. 44).

55. В СПФ АРАН имеется копия, сделанная Г.И. Лангсдорфом, пояснений к таблицам экспорта и импорта Минас-Жерайс и ”Таблицы таможенных сборов за один год” [Ф. 63. Оп. 1. Д. 17. Л. 1].

56. Marechaussee (франц.) — конная полицейская стража.

57. Минейро (бразил. mineiro) — горняк, золотоискатель, рудокоп.

58.Принц-регент — см. примеч. 51.

59. Луидор (франц. louis d’or) — французская золотая монета. Чеканилась в 1640—1795 гг.

60. Жуис-ди-Фора (португ. juiz de fora — букв. судья извне, внешний судья) — название фазенды по должности владельца.

61. На этом листе на полях дневника Г.И. Лангсдорфа стоит знак *** (круг с точкой в центре — Ingvar.), который потом встречается на следующем листе, а также в записях от 13 июня, 3, 4, 5 июля, 18 июля, 25 июля, 17 сентября, 24 октября, 31 октября, 7 ноября, 21 ноября, 28 ноября, 12 декабря, 19 декабря 1824 г.; 2 января, 8 января, 23 января, 30 января, 26 августа, 5 сентября, 25 сентября, 23 октября, 30, 31 октября, 13 ноября, 3 декабря, 4 декабря, 12 декабря 1825 г.; 29 ноября 1824 г. этот знак изображен, но зачеркнут.

62. Рюэллия (Ruellia) — из семейства акантовых.

63. Такуарас — бразильское название бамбука (taquara; окончание ”с” указывает на диалектную форму того же названия во множественном или, возможно, отражает тупи-форму ”такуарусу”, — букв. крупный бамбук) [17. С. 127]).

64. Сингонантус (Syngonanthus) — тропический род однодольных растений из семейства (и порядка) эриокаулоновых; ареал разорван между Америкой и Африкой.

65. Вееропиас — бразильское название сингонантуса (см. примеч. 64).

66. См. примеч. 32.

67. Кашаса (португ. cachaсa) — водка из сахарного тростника.

68. Франк — денежная единица Франции.

69. Жадага (бразил. диалектное) — название одного из видов пальм.

70. Энженью (энженьо) — небольшой сахарный завод вместе с плантацией сахарного тростника. Вот как современные энженью описывает Э. Коэльо ди-Соза: «Есть несколько разновидностей энженьо. До сих пор сохранились так называемые ”тропишес”, машины, которые приводятся в движение силою упряжки животных, обычно быков, и ”водные энженьо”, которые по конструкции водяного колеса делятся на ”копейро”, ”ковильете” (”мейо копейро”) и ”растейро”, т.е. имеющие колеса верхнего, среднего и нижнего боя.

...На северо-востоке энженьо обычно называют банге. Это типичные предприятия времен зарождения сахарного производства... Возникнув на бразильской земле еще в самом начале колониального периода, эти кустарные заводики создали своеобразную ”сахарную цивилизацию”. Характерной ее фигурой был хозяин энженьо, который вел пышную жизнь в каза гранде и обычно пользовался в округе большим престижем и политическим влиянием. Обладая обширными латифундиями, великолепными плантациями сахарного тростника, многочисленными рабами и хорошо оборудованными энженьо, он является представителем богатейшей сельской аристократии.

Методы производства сахара и оборудование энженьо и поныне все те же, что были в колониальные времена.

В период уборки урожая на энженьо кипит работа. Сахарный тростник, доставляемый на арбах, запряженных волами, или на вьючных ослах, сразу же направляется на небольшие деревянные вальцы. Полученный сок сливают в котлы, где он подвергается нагреванию на открытом огне. После отстоя сок переливают в медные чаны, где он сгущается. Затем, пройдя примитивную очистку, сахар разливается в глиняные, деревянные или железные формы, которые ставят на доски с отверстиями, чтобы стекла патока, идущая на изготовление бурого сахара или водки. Для придания белизны в сахар добавляется особая глина. Готовые сахарные головы выставляются затем для просушки на солнце...

Во внутренних районах Бразилии сохранились многочисленные ”энженьокас” — крошечные энженьо, вырабатывающие рападуру — продукт, занимающий видное место в рационе сертанежо [жителя сертана, внутренних засушливых районов Бразилии].

В настоящее время банге и энженьокас наиболее характерны для штата Минас-Жерайс.

В начале XIX в. появились энженьо, оборудованные паровыми машинами, что было уже шагом вперед по сравнению с примитивными энженьо, работавшими на мускульной силе животных или от водяного колеса» [10. С. 92, 94].

71. Andropogon (лат.) — бородач (злак).

72. Бом-ретиру (португ. bom-retiro) — букв. приятное уединенное место — небольшое поселение у дороги, хозяева которого разрешали останавливаться проезжающим.

73. Арара (у Г.И. Лангсдорфа, видимо, описка: ”амрас”, amras — птицы с таким названием ни в диалектных бразильских, ни в орнитологических словарях не зафиксированы). Читаем: aras — длиннохвостые попугаи ара, или арара; из них наиболее известен распространенный по всем тропикам Нового Света красно-сине-желтый Ara macao.

74. Туканы (перцеяды, Rhamphastidae) — семейство птиц (около 60 видов), свойственное тропической Америке. Характеризуются очень крупным клювом с зазубренными краями, всеядные, раньше служили объектом промысловой охоты из-за вкусного мяса, теперь многие виды туканов охраняются.

75. Кампос (бразил. campo) — пастбище.

76. Тежуку — центр Алмазного округа провинции Минас-Жерайс.

77. В данном абзаце Г. И. Лангсдорф упоминает точнее не отождествляемых чешуекрылых из рода Zygaena (пестрянка) и других, по-видимому, с прозрачными крылышками (португ. diafano — прозрачный), а из растений — одну из разновидностей репейничка (Agrimonia из семейства розоцветных), которая напомнила ему широко распространенный в Европе и занесенный также в Америку репейничек обыкновенных (Agrimonia eupatoria).

78. Мантигейра — у Г. И. Лангсдорфа описка. Настоящее (также и современное) название хребта: Мантикейра.

79. Валло (португ. valo) — вал, насыпь, ров, канава.

80. Пасто-фешадо (португ. pasto fechado) — огороженное пастбище, выгон.

81. Араукарии (Araucaria Juss.) — характерный для Южной Америки (и отчасти для Австралии) род хвойных растений. Крупные деревья с почти горизонтальными мутовками ветвей и съедобными семенами. Растут в субтропическом климате, а появление их в тропиках Г.И. Лангсдорф ниже в дневнике неоднократно рассматривает как свидетельство похолодания по мере продвижения экспедиции вверх в горы. В 1826 г., когда экспедиция углубилась во внутренние районы Бразилии, Г.И. Лангсдорф пытался рекомендовать коменданту селения Камапуан ввести культуру араукарий в центральных районах Бразилии, однако успеха это предложение не имело [СПФ АРАН. Ф. 63, Оп. 1. Д. 5, Л. 21 об.].

82. Инконфиденсия Минейра — освободительное движение в Бразилии (1786—1789 гг.), во главе которого стоял кавалерийский офицер Жуаким Жозе да-Силва-Шавьер, за умение лечить зубы получивший прозвище Тирадентис (”Зубодер”). Центром заговора явилась провинция Минас-Жерайс. Участники его добивались независимости, установления республиканского строя, введения свободы торговли, отмены монополий, ликвидации ограничений развития промышленности и проведения ряда других прогрессивных преобразований. Вследствие предательства заговорщиков арестовали и отдали под суд. Тирадентис был казнен, а его товарищи либо сосланы на каторгу, либо изгнаны из Бразилии [1. С. 35].

83. № 9 — письмо в Мандиоку, за № 9, далее Г.И. Лангсдорф указывает и другие последующие номера написанных им писем.

84. Вила (португ. vila) — поселок.

85. Аруэйра (бразил., из языка тупи) — виды деревьев из семейства анакардиевых (сумаховых), чаще всего Schinus nolle [23. С. 62]; так же называют мастиковое дерево.

86. Кустообразные сингонантусы — см. примеч. 64.

86а. Hyptis pectinata (лат.) — дерево из семейства губоцветных, нередко встречающееся в тропической Южной Америке.

87. Меластомовые — тропическое семейство растений; 2/3 его видов сосредоточены в тропиках Южной Америки. Довольно типичным представителем этого семейства служит рексия (см. примеч. 10). Чаще всего меластомовые бывают травами или кустарниками, однако меластомовые деревья, о которых говорит Г.И. Лангсдорф, тоже встречаются.

87. Режистру велью (португ. regist(r)o velho) — букв. старая таможня.

88. Сапонит, мыльный камень, — жирный на ощупь минерал, образующийся при выветриваний магнезиальных горных пород; по составу сложный полукристаллический водный силикат магния и алюминия. Ниже Г.И. Лангсдорф указывает, что упомянутую в тексте церковь строили не только из сапонита, но и из ”белого рыхлого гнейса”; последний термин употребляется Г.И. Лангсдорфом не в его современном расширительном толковании, а для обозначения кристаллических сланцев с характерной сланцеватой структурой, по минеральному составу родственных гранитам. Однако, судя по тому, что здесь же Г.И. Лангсдорф приводит в качестве синонима ”крупнозернистый тальк”, нельзя исключить, что на самом деле имеется в виду минерал стеатит, или жировик, т.е. плотная, не листоватая (в отличие от талькового сланца) разновидность талькита.

89. Уже во времена Г.И. Лангсдорфа для получения молотого талька широко применялся стеатит. В качестве заменителя асбеста применяются также сапониты и некоторые близкородственные им минералы. Отсюда понятно сближение сапонитов и стеатитов у Г.И. Лангсдорфа (ср. с примеч. 88).

89а. Аррайял (португ. arraial — лагерь, стан) — в Бразилии этим термином обозначают деревню, местечко, вообще небольшой населенный пункт.

90. Короаты — индейское племя. В фонде Г.И. Лангсдорфа находится короато-немецкий словарь [СПФ АРАН. Ф. 63. Оп. 1. Д. 25. Л. 6—7].

91. Рибейран-ду-Кайейра (португ.) — букв. ручей у печи для обжига извести.

92. Хибернаду — здесь Г.И. Лангсдорф приводит свою этимологию данного географического названия, исходя из португальского слова ”invernada” (зимний сезон) и латинского ”hibernus” (зимний, холодный). Вероятнее, что данная местность получила свое название от производного значения (употребительного в Бразилии) португальского ”invernada” (зимнее пастбище).

93. Агрегадо (португ. agregado) — прибавленный, присоединенный, агрегат.

94. Риу-д’Агуа-Лимба (португ. Rio d’Agua Limba) — букв. река воды преддверия рая.

95. Маркиз Помбал — известный деятель португальского ”просвещенного абсолютизма” середины XVIII в. Поскольку в Бразилии Г.И. Лангсдорфу неоднократно приходилось сталкиваться с упоминаниями о Помбале и следами его деятельности (и об этом упоминается в дневнике), приведем более подробную историческую справку.

«К середине XVIII в. относится реформаторская деятельность первого министра Португалии Помбала. Себастьян Карвальо, известный больше по своему титулу маркиза ди-Помбала, пожалованного ему королем в 1770 г., свои преобразования начал с изгнания иезуитов из пределов королевства и всех его владений... Могущественный орден был серьезным препятствием на пути реформ в духе так называемого просвещенного абсолютизма. Королевский указ об изгнании иезуитов был обнародован в 1759 г., а уже в январе следующего года все иезуиты Бразилии были собраны в Рио-де-Жанейро, посажены на корабли и высланы из страны.

Помбал сказал: ”Наш двор считает высылку ордена иезуитов более полезным, чем открытие Индии”. Путь для его реформаторской деятельности был расчищен, и эта деятельность приняла действительно широкий размах, обновив устаревшие институты и оживив одряхлевшее хозяйство Португалии. Но только Португалии. Бразилия первого министра интересовала лишь как источник доходов для его дорогостоящей деятельности, и преобразования ощущались здесь в весьма малой степени. Насильственная культурная изоляция, на которую обречена была Бразилия, поддерживалась по-прежнему. После изгнания иезуитов в сфере образования колонии образовался определенный вакуум, поскольку орден был, по существу, монополистом и в начальном и в среднем образовании.

Для исправления положения королевская канцелярия приняла известные меры. В Бразилию из метрополии были направлены преподаватели...

Одним из важных мероприятий Помбала считается прогрессивная реформа преподавания в университете Коимбры, поставившая его в один ряд с лучшими высшими учебными заведениями Европы. Многократные же отношения об основании университета в Бразилии остались безрезультатными: монополия университетского образования в Коимбре была частью колониальной политики короны. Когда в 60-х годах XVIII в. состоятельные семейства Минас-Жерайса пожелали на свой счет основать здесь высшие курсы медицины, то Совет по заморским делам заявил (в 1768 г.), что ”одной из крепчайших уз, поддерживающих принадлежность колонии, является необходимость получать образование в Португалии”» [14. С. 146—147]. Г.И. Лангсдорф в своем дневнике 6—8 октября 1824 г. пишет о необходимости перенести университет, который собираются открыть в Рио-де-Жанейро, в провинцию Минас-Жерайс. Об открытии университета в Минас-Жерайс мечтали и участники Инкофиденсии Минейра (см. примеч. 82).

95а. Комарка (португ. comarca) — единица деления страны по компетенции судов.

96. Дистрикт (португ. distrito, лат. districtum) — район, округ, уезд.

97. Арроба — старинная бразильская мера веса, равная 32 аррателям (1 арратель равен 16 унциям, или 459 граммам). Приблизительно арроба равняется 15 кг.

98. Маниоковая мука — мука или крупа (тщательно очищенная, в отличие от грубо измельченной — кассавы), состоящая из полупрозрачных шариков и добываемая из корня различных видов растения (многолетние травы или кустарники) маниок (Manihot Adans). Большинство этих видов происходит из Бразилии (и все — из Латинской Америки). Чаще всего применяется вид Manihot esculenta Crantz (он же Manihot utilissima Pohl, Mandioka duclis Parodi)], у Линнея — Jatropha manihot L.), сизовато-зеленый кустарник до 3 м высотой. Семейство молочайных. До настоящего времени остается одним из важнейших пищевых растений Бразилии, где само слово mandioca употребляется в значении ”еда” (ср. русское ”хлеб насущный”). Отсюда же и название фазенды Лангсдорфа: по португальски ”маниока”, ”поле маниоки” будет именно mandioca (см. примеч. 1).

99. Серра (португ. serra) — см. примеч. 2.

100. Амиант — употребительное во времена Лангсдорфа собирательное обозначение для различных по химическому составу волокнистых метасиликатов. Характерным для амиантов считалось наличие прожилок, располагающихся перпендикулярно основным волокнам.

101. Конту-ди-рейс (португ. conto de reis) — миллион рейсов.

102. Ору-Прету — город на юго-востоке Бразилии. В нем известна церковь Сан-Франсиску, построенная в 1766—1794 гг. по проекту Алейжадинью. Первоначально возник как поселок золотоискателей под названием Вила-Рика (букв. богатый поселок).

103. Апельсиновая роща — апельсины до европейцев были в Новом Свете неизвестны, доставлены туда лишь около 1520 г. спутниками Кортеса, а в Южную Америку — в 1549 г. иезуитами, начавшими разводить там первые апельсиновые сады.

104. Калдас (португ. caldas) — букв. горячие минеральные источники.

 

Текст воспроизведен по изданию: Дневник русской комплексной академической экспедиции в Бразилию в 1824-1826 гг. под началом академика Г. И. Лангсдорфа. М. Наука. 1995

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.