Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Г. И. ЛАНГСДОРФ

ДНЕВНИК

1824—1826 гг.

Г.И. ЛАНГСДОРФ И ЕГО ДНЕВНИК ПУТЕШЕСТВИЯ ПО БРАЗИЛИИ

В настоящем томе впервые публикуется полный текст дневника известного ученого, академика Григория Ивановича Лангсдорфа, который он вел во время экспедиции в Бразилию в 1824—1826 гг. Экспедиция Г.И. Лангсдорфа в Бразилию проходила с перерывами и различным составом участников в 1821—1836 гг. и совпала по времени с кругосветными и другими путешествиями русских исследователей XIX в.: И.Ф. Крузенштерна, Ю.Ф. Лисянского, М.П. Лазарева, Ф.П. Врангеля, Ф.П. Литке, Ф.Ф. Беллинсгаузена, В.М. Головкина и др. По разносторонности задач, составу и подготовленности участников, сложности, новизне и протяженности маршрутов экспедиция Г.И. Лангсдорфа занимает особое место в истории изучения Бразилии и Южной Америки в целом.

Григорий Иванович Лангсдорф (Георг Генрих фон Лансгдорф) родился 18 апреля (по новому стилю) 1774 г. в Вёльштейне (юго-запад Германии). Образование (медицинское) получил в Гёттингенском университете. В 1803 г. Г.И. Лангсдорф был избран иностранным членом-корреспондентом Петербургской Академии наук. В 1803—1805 гг. он принимал участие в первой русской кругосветной экспедиции И.Ф. Крузенштерна и Ю.Ф. Лисянского. Исследования Г.И. Лангсдорфа на Камчатке были оценены как крупный вклад в развитие ботаники, зоологии, этнографии, географии, геологии Сибири и Дальнего Востока. В 1808 г. он был избран адъюнктом Академии по ботанике, а в 1812 г. — экстраординарным академиком по зоологии. В том же году он был назначен российским генеральным консулом в Рио-де-Жанейро. К этому времени Г.И. Лангсдорф уже побывал в Бразилии, участвуя в экспедиции И.Ф. Крузенштерна и Ю.Ф. Лисянского, и, хорошо зная португальский язык, он быстро освоился в стране. В результате нового назначения, вероятно, и родилась идея проведения комплексной экспедиции по неизвестным районам Бразилии. 13 июня 1821 г. Г.И. Лангсдорф изложил эту идею в письме министру иностранных дел России К.В. Нессельроде, указав, что экспедиция организуется для ”научных открытий, географических, статистических и других наблюдений, изучения неизвестных в торговле продуктов, сбора коллекций предметов из всех царств природы” (Материалы экспедиции Г.И. Лангсдорфа в Бразилию. Научное описание. Л.: Наука, 1973. С. 135.). Это предложение получило поддержку, и уже 21 июня 1821 г. Александр I подписал рескрипт на имя министра финансов Д.А. Гурьева о разрешении Г.И. Лангсдорфу осуществить экспедицию во внутренние районы Бразилии ”для ученых наблюдений и открытий” и о выделении ему из государственного казначейства единовременно 40 тысяч рублей на покупку снаряжения и ежегодно до окончания экспедиции 10 тысяч рублей (АВПРИ, Ф. Адм. дела, П-21, 1821 г., Д. 5, Л. 5.), о чем и просил Г.И. Лангсдорф. Этот рескрипт был также подтвержден Указом императора от того же числа.

20 июня 1821 г. Г.И. Лангсдорф подал рапорт в Конференцию Академии наук о согласии Александра I субсидировать экспедицию в Южную Америку и о своем предложении выполнить в Бразилии поручения Академии. В протоколе № 19 Конференции АН от 20 июня 1821 г. указано, что ”Конференция, будучи удостоверена в усердии” Г.И. Лангсдорфа как экстраординарного академика ”употребить для [6] доставления от предполагаемых им во внутренность Бразилии путешествий пользы Академии и Музею ее”, сочла излишним давать ему ”подробные поручения” (Материалы экспедиции Г.И. Лангсдорфа в Бразилию. С. 144.). Впоследствии Г.И. Лангсдорф неоднократно обращался в Академию наук с письмами и сообщениями о проведенных исследованиях и собранных коллекциях.

Позднее в письме к отцу Г.И. Лангсдорф писал: ”Его Величество благоволил назначить мне по 30 000 в год (В январе 1825 г.) на совершение моего ученого предприятия и повелел, чтобы сумма сия была выдаваема мне вперед во все продолжение путешествия, потому что невозможно ожидать уплаты в округах и провинциях, весьма отдаленных и не имеющих между собою никакого сообщения. Сие несомненное доказательство Высочайшего благоволения и доверенности Его Императорского Величества должно усугубить во мне рвение произвести чего-нибудь великое, отличное, дабы исполнить справедливое ожидание не только России, но и всей Европы.

По новому моему назначению я намереваюсь посетить провинции св. Павла, Гойяс, Матто-Гроссо и проч. Скоро отправлюсь в путь и возвращусь не прежде, как через 2 года.

Предыдущее мое путешествие было в полной мере вознаграждено открытием лекарственного растения (Каинка.), которого корень есть верное средство против водяной болезни. Я послал уже несколько фунтов оного в Берлин, Петербург и в Англию для того, чтобы там испытали его в госпиталях” (Северный архив. 1825. Т. 18. С. 405—407.).

Неоднократно выделялись дополнительные суммы на проведение экспедиции до 1829 г. из бюджета Министерства иностранных дел России, а в 1830—1836 гг. — Министерства Императорского двора. Всего на эту научную экспедицию было затрачено около 330 тысяч рублей. К сожалению, Г.И. Лангсдорф в 1828 г. тяжело заболел и полностью лишился возможности работать. Болезнь не позволила ему закончить начатое дело, и поэтому экспедиция не получила должного завершения и ее труды не были опубликованы своевременно. Оставшиеся годы жизни Г.И. Лангсдорф, выйдя в отставку, провел в Германии, где умер 29 июня 1852 г. и был похоронен во Фрайбурге.

В состав экспедиции входили: зоолог Эдуард Петрович Менетрие (впоследствии, с 1855 г., член-корреспондент Петербургской Академии наук), ботаник Людвиг Ридель (с 1829 г. возглавил экспедицию), астроном, географ и картограф Нестер Гаврилович Рубцов, художники Иоган Мориц Ругендас, Амадей Адриан Тонэй и Эркюль Флоранс. В путешествии 1822 г. также принимал участие охотник и чучельник Георг Вильгельм Фрейрейс, а в 1825 г. вместо уехавшего в Россию Э.П. Менетрие был принят врач и натуралист Христиан Гассе.

Экспедиция отправилась из поместья Г.И. Лангсдорфа Мандиока, расположенного близ Рио-де-Жанейро. Это было не только поместье, но и важный центр изучения природы, населения, экономики Бразилии. Его хозяина, хорошо знавшего несколько языков, посещали многие ученые и путешественники из России и Западной Европы, а также местные жители.

Экспедиция провела исследования в провинциях Рио-де-Жанейро, Минас-Жерайс, Сан-Паулу, Мату-Гросу, а затем двумя отрядами вышла на Амазонку: первый отряд шел по рекам Прету (Риу-Прету), Аринус, Журуэна и Тапажос, второй — по Гуапоре, Маморе и Мадейра. Экспедиция преодолела многие тысячи километров по крайне трудному, опасному и неизученному маршруту, проходившему по двум крупным природным областям страны: Бразильскому плоскогорью, занимающему почти 2/3 территории и полого понижающемуся к северу и северо-западу, переходя в Амазонскую низменность, и по этой низменности, которая занимает 1/5 территории страны и покрыта влажно-экваториальными лесами. [7]

Само время было решающим для Бразилии. Страна встала на путь независимости. С 1500 г., со времени открытия Бразилии португальским мореплавателем А. Кабралом, она была колонией Португалии. Административно страна была поделена на провинции — капитанства. Во главе каждого из них стояли капитаны — представители португальской знати. Ими ограничивалось развитие местной промышленности, внешней торговли и т.д. В XVII в. интерес к Бразилии резко возрастает. Были открыты богатейшие залежи золота и алмазов, для освоения которых были созданы португальские торговые компании.

Повсеместно в стране применялся труд рабов, как негров, вывезенных из Африки в XV—XVIII вв., так и местного населения — индейцев. Неоднократные выступления против колониального режима жестоко подавлялись.

В результате оккупации Португалии наполеоновскими войсками король Жуан VI вместе со своим двором в конце 1807 г. вынужден был бежать в Рио-де-Жанейро — в то время столицу Бразилии.

В начале 1821 г. революционная ситуация, сложившаяся в Португалии, заставила португальского короля Жуана VI вернуться в Лиссабон, оставив регентом Бразилии своего сына Педру (В фонде Г.И. Лангсдорфа в Архиве РАН находится подлинник воззвания к жителям г. Куяба, призывавшего соблюдать верность королю Жуану VI и его сыну, принцу-регенту дону Педру, подписанного епископом и другими. Этот документ Г.И. Лангсдорф сохранил в материалах экспедиции [СПФ АР АН. Ф. 63. Оп. 1. Д. 19. Л. 11.), который под давлением прогрессивной общественности объявил 7 сентября 1822 г. независимость Бразилии. Этот день до сих пор отмечается как национальный праздник Федеративной Республики Бразилии.

Именно этот период истории и отражен в дневнике Г.И. Лангсдорфа, который сам он характеризовал как ”ежедневно и быстро писавшийся журнал”.

Идея организации экспедиции Г.И. Лангсдорфа получила в Бразилии положительный отклик и поддержку. Министр иностранных дел Бразилии Луиз Жозе де-Карвалью-и-Мелу 21 июля 1825 г. написал Г.И. Лангсдорфу письмо о согласии императора Бразилии предоставить ему возможность посетить те провинции страны, которые он наметил, и об отправке ему соответствующего документа (СПФ АРАН. Ф. 63. Оп. 1 .Д. 47. Л. 35.).

Во время экспедиции Г.И. Лангсдорф и его спутники оказывали помощь местным жителям. Г.И. Лангсдорф живо реагировал на ситуацию в районах и часто вносил предложения по решению той или иной проблемы. Это видно, например, из писем, написанных президентом провинции Мату-Гросу Жозе Сатурнину да-Коста-Перейра Г.И. Лангсдорфу за период с 1 марта 1827 г. по 4 января 1829 г., в которых он благодарит Г.И. Лангсдорфа за передачу в дар г. Куяба лодок и за медицинскую помощь, оказанную жителям Куябы, а также сообщает о том, что совет Г.И. Лангсдорфа проложить дорогу из Диамантину к р. Аринус будет учтен, и о желании оказывать русской экспедиции всяческое содействие (Там же. Л. 19—21 об., 23.).

Материалы экспедиции были доставлены в Петербургскую Академию наук. Они представлены обширными энтомологическими, ихтиологическими и орнитологическими сборами, чучелами млекопитающих, живыми растениями, гербарием, включающим почти 100 тысяч экземпляров (один из самых полных гербариев тропической флоры в мире), образцами минералов. Было собрано около 100 этнографических предметов, сделано около 400 зарисовок флоры, фауны, видов местности и т.д., составлены десятки карт и планов, более 4000 страниц рукописей (дневников, трудов, копий документов, писем), содержащих ценные сведения по географии, ботанике, зоологии, медицине, экономике, статистике, истории, этнографии, лингвистике Бразилии. Эти материалы находятся в различных учреждениях Российской академии наук.

Около 800 документов экспедиции хранится в различных архивах: свыше 80% в Санкт-Петербургском филиале Архива РАН, а также в Российском государственном [8] архиве Военно-Морского флота, Российском государственном историческом архиве и Архиве внешней политики Российской Империи Историко-документального департамента Министерства иностранных дел РФ.

До настоящего времени в полном объеме материалы не опубликованы, хотя представляют большую научную ценность, вызывают значительный интерес у историков, этнографов, географов, биологов России, Бразилии, Германии.

Изучение научного наследия русской экспедиции в Бразилию началось сразу же после ее окончания. Зоологические сборы исследовал академик Ф.Ф. Брандт, гербарий изучали академики К.А. Мейер, К.А. Триниус, член-корреспондент Ф.Б. Фишер и другие российские ботаники XIX в.

Большое значение экспедиции Г.И. Лангсдорфа придавали академики Н.И. Вавилов, В.И. Вернадский, В.Л. Комаров. В ”Сведениях о задачах и обычно исполняемых в служебное время работах Комиссии по истории знаний” председатель этой комиссии академик В.И. Вернадский 26 февраля 1930 г. писал, что данная комиссия АН СССР, проводящая исследовательскую работу по изучению научного наследия ученых и экспедиций, занимается, в частности, ”изучением экспедиции в Бразилию ак. Лангсдорфа” (АРАН, Ф. 518. Оп. 4. Д. 48. Л. 13.). Эта работа была продолжена в 1931 и 1932 гг.

На XXII Конгрессе американистов в Риме в 1926 г. профессор В.Г. Богораз-Тан выступил с докладом ”Столетний юбилей русских экспедиций в Южную Америку”. В предварительном отчете о командировке на этот конгресс он пишет, что во второй ”половине доклада” говорил о русских экспедициях в Южную Америку начиная от экспедиции академика Лангсдорфа (1820—1824 гг.). Столетний юбилей этой экспедиции совпал с двухсотлетним юбилеем Академии наук... Последняя русская экспедиция в Южную Америку имела место во время мировой войны. Об этой экспедиции западным американистам было до сих пор сравнительно мало известно, несмотря на достигнутые ею разнообразные результаты. Из участников экспедиции четверо, узнав о мировой войне, после различных затруднений, вернулись в отечество. Из них Г. Манизер в 1917 г. умер на западном фронте от тифа (СПФ АРАН. Ф. 250. Оп. 3. Д. 122. Л. 104.). Работа Г.Г. Манизера ”Экспедиция академика Г.И. Лангсдорфа в Бразилию (1821—1828)”, ставшая важным шагом в изучении материалов экспедиции, вышла значительно позднее (Зап. ВГО. 1948. Т. 5.) под редакцией, со вступительной статьей и комментариями Н.Г. Шпринцин, известной как крупный исследователь материалов экспедиции, их переводчик и публикатор.

Большая работа по популяризации, исследованию, переводу и хранению рукописных и изобразительных материалов экспедиции была проделана сотрудниками Архива АН СССР В.Ф. Гнучевой и М.В. Крутиковой. Обзор этих документов, составленный В.Ф. Гнучевой, — ”Экспедиция акад. Г.И. Лангсдорфа в Бразилию. 1821—1829 гг.” — помещен в Трудах Архива АН СССР ”Материалы для истории экспедиций Академии наук в XVIII и XIX веках” (Тр. ААН СССР. 1940. Вып. 4.).

Научное описание ”Материалы экспедиции академика Григория Ивановича Лангсдорфа в Бразилию в 1821—1829 гг.”, подготовленное Д.Е. Бертельсом, Б.Н. Комиссаровым и Т.И. Лысенко, в котором перечислены документы экспедиции, хранящиеся в архивах страны, насчитывает 775 единиц хранения по этой теме (Тр. ААН СССР. 1973. Вып. 25.).

В библиографическом указателе ”Академик Г.И. Лангсдорф и русская экспедиция в Бразилию в 1821—1836 гг.”, изданном в 1979 г. в Ленинграде, приведено 360 названий научных статей и изданий, посвященных этой экспедиции. Естественно, что и после 1979 г. выходили работы по этой тематике. С 60-х годов комплексное изучение материалов экспедиции проводит профессор ЛГУ Б.Н. Комиссаров. В 1987 г. им было опубликовано исследование ”Петербург — Рио-де-Жанейро. Становление отношений. [9] 1808—1828 гг.”. В 1988 г. Издательством Алумбраменто (Рио-де-Жанейро) при участии Архива АН СССР был выпущен альбом рисунков художников, сопровождавших экспедицию, под названием ”Экспедиция Лангсдорфа в Бразилию 1821—1829. Ругендас. Тонэй. Флоранс”.

Большой интерес вызвала подготовленная Архивом АН СССР выставка ”Русская академическая экспедиция Г.И. Лангсдорфа в Бразилию”, которая была проведена в 1985 г. в Москве и в 1988 г. в четырех городах Бразилии.

В настоящем издании публикуется дневник большого путешествия Г.И. Лангсдорфа и его спутников, начавшегося 8 мая 1824 г. Возможно, Г.И. Лангсдорф вел дневники и во время более ранних и менее длительных путешествий по Бразилии, но, скорее всего, они не сохранились, и первым дневником, открывающим фонд Г.И. Лангсдорфа, является дневник, который велся с 8 мая 1824 г. по 4 января 1825 г. Этот дневник включает 15 тетрадей. За ним следует дневник (5 тетрадей) с 5 января 1825 г. по 21 февраля 1826 г. В настоящем издании публикуются 444 листа (СПФ АРАН. Ф. 63. Оп. 1. Д. 1, 2.). Дневник написан в основном на немецком языке с использованием готического письма и очень трудно читается, так как Г.И. Лангсдорф писал с сокращениями, не ставя точек, при написании сливал слова. Также надо учитывать, что записи велись во время проведения экспедиции в любых погодных условиях, так что текст (местами) потускнел, иногда отпечатался на противоположной стороне страницы или расплылись чернила. Иные слова не читаются, хотя Г.И. Лангсдорф для ведения дневника подбирал специальные чернила и бумагу.

Рисунки, которыми иллюстрировано данное издание, также находятся в фонде Г.И. Лангсдорфа в СПФ АРАН [Ф. 63]. В книге они снабжены авторскими подписями.

Дневник Г.И. Лангсдорфа за период с 5 апреля 1826 г. по 20 мая 1828 г. содержит описание путешествий по внутренней Бразилии — на 251 листе (СПФ АРАН. Ф. 63. Оп. 1. Д. 3—7.), и в настоящее время переводится на русский язык. Дневник литературно не обработан, так как ученый внезапно заболел в 1828 г, и не смог придать тексту завершенный вид, хотя и встречаются его указания на то, что он предполагал возможность того, что кто-либо будет читать его дневник. Осложняется чтение и тем, что дневник велся в первой четверти XIX в., и, естественно, в нем нередки устаревшие выражения и обороты. В тексте много зачеркиваний, приписок над строками, на полях, встречаются отдельные слова и целые отрывки на португальском, французском, латинском языках. Иногда одни и те же имена и названия встречаются в разных вариантах написания.

Работа по расшифровке текста и транслитерации его на современную немецкую орфографию проведена при участии Архива РАН сотрудником университета в г. Галле д-ром Э. Розенкранцем. Все, принимавшие участие в подготовке настоящего тома к изданию на русском языке, выражают д-ру Э. Розенкранцу свою глубокую благодарность.

Перевод на русский язык выполнен Всесоюзным (ныне Всероссийский) центром переводов, сверен с немецким оригиналом и отредактирован Б.А. Старостиным.

Текст дневника, который Г.И. Лангсдорф вел на немецком языке, насыщен португальскими и бразильскими словами и словосочетаниями; в настоящем издании они переданы в русской транскрипции (с учетом их звучания в то время). Бразильские слова переданы при помощи введения в русский язык бразилизмов. При транскрибировании слов учтены правила передачи португальского языка (в Бразилии) в соответствии с Португало-русским словарем (М., 1961), справочником Р.С. Гиляревского и Б.А. Старостина ”Иностранные имена и названия в русском тексте” (М., 1978). Однако, указывая при помощи бразилизмов профессиональную принадлежность какого-либо лица, использовались более привычные окончания слов на ”о”, например ”тропейро”, ”ариейро”. Форма множественного числа образована прибавлением к концу слова буквы ”с”. [10]

Названия крупных географических понятий даны в соответствии с изданием ”Справочная карта. Бразилия” (ГУГК, 1986). При написании сложных географических названий (и сложных фамилий) применялся дефис. Местные географические названия, записанные Лангсдорфом на слух, даны им по-немецки и по-португальски; при воспроизведении текста немецкое название переводилось на русский язык, а португальское — давалось в русской транскрипции. Часто встречающиеся в дневнике названия церквей и приходов даны в традиционной форме.

При передаче текста сохранены деление Г.И. Лангсдорфом рукописи на тетради, а также все его примечания и приложения. В квадратные скобки взяты опущенные Лангсдорфом части слов и предположительно прочтенные слова.

В тексте настоящего издания орфография и пунктуация даны, как правило, современные; вопросительный и восклицательный знаки сохранены авторские.

Примечания, объясняющие особенности и погрешности текста, даны в подстрочнике. В конце книги помещены комментарии. Научные комментарии по вопросам истории, этнографии, географии и указатель географических названий составлены Н. М. Осиповой; научные комментарии по вопросам естествознания — Б.А. Старостиным.

Н. М. Осипова

Текст воспроизведен по изданию: Дневник русской комплексной академической экспедиции в Бразилию в 1824-1826 гг. под началом академика Г. И. Лангсдорфа. М. Наука. 1995

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.