Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Отрывок из путешествия Маринера на острова Дружбы в Тихом Море.

(Сей любопытной отрывок взят из другого гораздо большего, помещенного в Немецком Журнале: Утренний Листок (Das Morgenblatt). Здесь описывается брак молодого Принца, прибывшего с одного из островов Мореходцев. Те, которым известен оригинал, легко увидят в переводе некоторые отступления в слоге, но весь рассказ вообще и подробности остаются теже.)

... Принца провожал другой вельможа, по имени Воона, владевший некогда островом Ваавоо. Не зная настоящего положения Лефооги и сношений сего острова с другими, его окружающими, они пристали к земле без всяких предосторожностей, и с трудом могли избегнуть подозрительности и насилий прибережных жителей. Все сокровища Принца сделались, во время кораблекрушения, претерпенного им в путешествии, жертвою волн; не смотря на то, прибытие его на остров обитатели ознаменовали беспрестанными пиршествами и необузданным веселием. Давно уже назначались ему в супруги две дочери знатнейших вельмож острова, и Принц с удовольствием согласился на лестное предложение, не смотря на то, что с ним прибыли молодые островитянки из Гансоа, достойные руки его; в угождение народу, все согласились, чтобы торжество брака было праздновано по обычаю и обрядам того племени, к которому принадлежал молодой Принц. [156]

За восемь дней до совершения брака, снесли множество фиг, кокосовых орехов, плодов хлебного дерева, больших рыб и других съестных припасов в четыре огромные кучи и на вершине каждой утвердили по кокосовому дереву. Народ толпился со всех сторон; все были в праздничных платьях и убраны цветами и красными лентами из шелкообразных листьев Лоагового дерева: все дышало радостию и счастием. Король Финов сидел посереди народа на возвышенном месте. - Матаболы и вельможи, приближенные к особе Государя, окружали со всех сторон престол. - Мущины, вооруженные булавами из кокосового дерева, и женщины в разноцветных одеждах составляли полукружие около пространной площади. Тогда двинулась многочисленная толпа Матаболов и воинских Начальников, и нареченные невесты, выступив из Палат Марли, подошли к Королю, и к Принцу, стоящему по правую сторону Финова. Одежда их была исткана из нежнейшей волны Гамовских овец и покрывала сплетены из тонкого Гуатоо (Род шелку, называемого сим именем, по острову, на котором он добывается.). Их посадили на свертки Гапайского шелка, орошая со всех сторон благовониями и Турмериком, придающим телу желтоватую оттенку. По поданному Принцем знаку, искусные бойцы выступили на середину площади, и начали готовиться к военным играм, в которых, как известно, обитатели сих островов весьма искусны. - Один из них сел перед своими товарищами и с грозными телодвижениями вызывал островитянина с противной стороны на поединок. После сего, оба вышли на средину полукружия, и судьи, избранные самим Королем определили место и условия сражения. - Установления Гамоасса не запрещают [157] победителю поражать соперника, даже и тогда, когда он повергнет его на землю. Обычаи Токгинские, напротив того, признают неблагородным всякой удар, нанесенный лежащему противнику. По назначении условий, и когда обе стороны изъявили свое согласие, бойцы бросились друг на друга с огромными булавами, и при восклицаниях зрителей, и криках ободряющих друзей, вступили в бой. Едва один поединок кончился, уже другие бойцы заменяли первых, и при победе торжествующая сторона изъявляла радость свою односложными звуками: во, а, то, и, ои, ма. Победитель подходил к Королю, садился перед ним на землю в знак неизменяемого почитания, и потом опять возвращался в толпу своих сотоварищей. Сам Принц вступал четырнадцать раз на поприще, и раз четырнадцать возвращался победителем на свое место.

За играми булавоносцев островитяне начали метать дротиками в отдаленные кольца и показывать телесную силу свою в борьбе (Все игры сих островитян весьма подробно описаны во втором путешествии Капитана Кука, и потому здесь выпускается обстоятельнейшее изображение оных.).

Таким образом кончилось первое отделение празднества, и Принц с сопутствующими ему военачальниками удалился в соседний дом для перемены одежды; вскоре появились они опять в новом убранстве; на головах у них были чалмы из белого шелка, украшенные голубыми и зелеными перьями. В сем наряде, Принц, сопровождаемый рукоплесканиями и радостными кряками несметной толпы, повел супруг своих в Марли. - Матаболы, между тем наполняли воздух беспрестанными восклицаниями: malie, malie (на языке сих народов слово сие означает участие и [158] одобрение.) Молодые военачальники и товарищи их из Гимоаа пели торжественные песни на отечественном языке.

Между тем Принц посадил обеих островитянок на ковры из Гуатосской волны, в задних отделениях Марли, и начал, когда шумная радость народа несколько утихла, вместе с сопутниками своими народную пляску, по обычаю обитателей островов Мореходцев. В продолжение пляски Матаболы делили между простым народом собранные в кучах съестные припасы, и по распоряжению короля Финова, иноплеменника и жители островов Феие, Гамоасса, и Фатоона, получили большую и лучшую часть.

Бойцы, в военных играх сих народов, надевают чалмы, чтобы подражать в своих забавах настоящим сражениями, ибо никакой островитянин не имеет права надевать чалмы, кроме тех, которые идут на войну. По их мнению, тот кто накрывает чем либо голову, нарушает правила должного почтения к высшим, потому что, хотя бы тут и не было старшего по званию или по летам, однакоже всегда предполагается присутствие какого либо невидимого Божества. Обыкновение сие столь строго наблюдается между ними, что старшему позволяется убить подчиненного, если увидит его с покрытою головою. Без предварительного приглашения, даже и те, которым предоставляется право носить чалму, должны снимать оную пред вельможею или другим каким либо из знатных островитян (Король несколько раз сказывал Маринеру, что если бы ему встретился какой нибудь из его подданных с накрытою головою, то он не усомнился бы предать его на том же месте смерти. Самому Маринеру не запрещали ходить по острову в шляпе, ибо его полагали состоящим под управлением других Богов, а потому и имеющим право придерживаться собственных обычаев). [159]

В вечеру весь Марли был освящен тысячью разноцветных огней. Плясуны и песельники Гапайские, собрались пред Королевским дворцем, и поднесли Финову и Королеве ковры тканые и коренья Каваского дерева. В знак благодарности Король подарил им четыре сосуда, наполненные вином, водяные часы и большие ножницы, на что они отвечали радостными песнями по обычаю островитян Гамоасских, и повторявшимися несколько раз рукоплесканиями.

(Окончание впредь.)

Текст воспроизведен по изданию: Отрывок из путешествия Маринера на острова Дружбы в Тихом Море // Сын отечества, № 16. 1818

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.