Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Государственное правление в Японии

(Отрывок из напечатанной по Высочайшему повелению книги: Записки флота Капитана Головнина, о приключениях его в плену у Японцев в 1811, 1812 и 1813 годах, с приобщением замечаний его о Японском государстве и народе. Три Части. В С. Петербурге, в Морской Типографии 1816. В 4-х д.- Сочинение прелюбопытное сколько по новым, весьма важным известиям oб неведомой нам Японии, столько же и по чудесным, можно сказать, приключениям почтенного Автора, коего имя пребудет знаменитым в Истории Российского мореходства и открытий на Восточном Океане! В чужих краях нетерпеливо ожидают появления сих достопамятных Записок, уже переведенных на Немецкой и Французской языки. Смело поздравляем многих читателей разного возраста и звания с тем удовольствием, которое доставит им чтение книги, делающей великую честь благоразумной свободе книгопечатания в нашем Отечестве.)

В Японии два владетеля, которых Европейцы именуют, одного Духовным [130] Императором, а другого Светским. Следуя сему обыкновению, и я их так называю, хотя впрочем не могу согласиться, чтобы названия сии были приличны. Что касается до Светского Императора, то его следовало бы называть просто Японским Императором; ибо он есть самодержавный владетель государства, хотя необширного, но чрезвычайно многолюдного и составленного из многих владетельных Княжеств, соединенных под одним скипетром: словом, он есть такой Государь, которым в Европе дают титул Императора. Названия, соответствующего Японскому Духовному Императору, ни в одном государстве нет; оно есть единственное в свете, принадлежащее собственно Японии; с Императорским же званием, по нашему о нем понятию, оно нимало несовместно: во первых, в обыкновенном течении и порядке государственных дел Кин-рей, или так называемый Духовный Император не имеет никакого участия; он даже не знает, что делается в государстве, разве только стороной доходят до него слухи; лишь только в самых важных случаях Светский Император обязан брать его советы; на пример, в случае перемены и введения вновь какого либо закона; при постановлении сношений с чужестранными государствами, при начатии с кем-либо [131] войны и тому подобном; но и в таких случаях Светский Император берет свои меры заблаговременно и прежде уже знает, что Кин-рей готов согласиться на предложение, которое он намеревается ему сделать; короче сказать, Светские Императоры ныне в Японии поступают с Духовными, так как прежде поступали с Папами менее подверженные предрассудкам суеверия и сильнейшие из Католических Государей, кои, склонив прежде Святого Отца подарками, или угрозами на свою сторону, отправляли к нему с наружною покорностию и унижением посольство, для испрашивания его благословенья и буллы; которую и вместе с Папою от чистого сердца сами презирали, имея в ней надобность только для ослепления суеверного народа. Впрочем Светские Императоры с Духовными обходятся со всеми наружными знаками глубочайшего почтения; личные свидания между ними бывают весьма редко: Светский Император ездит к Духовному в несколько лет однажды; но они отправляют друг к другу часто великолепные посольства, при коих Светский Государь не упускает посылать к Духовному богатые подарки, а он отдаривает его одними благословениями, чему и быть должно так; ибо Светский Император имеет в своем распоряжении доходы целого [132] государства, а Духовной пользуется только доходами своего Княжества, называемого Киото, коим он владеет как независимый Князь или Данмьио, как их Японцы называют, наравне с другими Князьями, с тою только разностию, что все Князья свои войска содержат на свой счет, а Кин-рей войск не имеет, но нужная, для внутреннего спокойствия в его Княжестве, военная сила содержится на счет Светского Императора и от него зависит. Ета мера немало способствует сему последнему держать Духовного Императора в своей зависимости, хотя наружно и кажется, что Светский Император зависит от Духовного. Етикет, между ими наблюдаемый со всякою точностию, много содействует к такому ложному заключению; на пример: Духовный Император всегда имеет по нескольку особ, им самим назначенных, при Дворе Светского, для наблюдения за его поведением и для напоминания ему о его обязанностях, в случае поступков, несовместных с его званием. В числе сих особ бывает несколько дам, которые должны наблюдать за сожитием Монарха с своею супругою и за ее поведением; но все сии предосторожности ни мало не мешают Его Японскому Величеству иметь по нескольку любовниц вдруг, что известно всему Государству, кроме [133] дам - надзирательниц. Что же принадлежит до Императрицы, то женской присмотр там неслишком нужен, где со стороны чистоты брачного ложа Император может быть совершенно безопасен под присмотром особ, определяемых им самим к его супруге. В числе знаков отличного почитания, каковые Светские Императоры оказывают Духовным, есть один довольно странной: в новый год Светский Император обязан отправлять к Духовному посольство с поздравлением и с подарками, между коими непременно должен быть белой журавль с черною головою, пойманной на соколиной охоте самим Императором (Японцы большие любители соколиной и ястребиной охоты, в которой они весьма искусны. Они рассказывали нам чудеса о своих охотниках, до какой степени они умеют приучать сих хищных птиц к травле). Никакие дела не могут освободить Государя от сей обязанности; одна только болезнь может его извинить: но в таком случае сын его, наследник престола, обязан ехать на охоту и затравить журавля. Впрочем дело ето не заключает в сeбе большой трудности; ибо по близости столичного города Еддо находится обширная долина, окруженная горами и наполненная озерами и реками, в которой никто, кроме Императора и его наследника, [134] не смеет убивать, или ловить птиц, под опасением строгого наказания: следовательно покой их в сей долине весьма редко нарушается, а потому и нет труда наловить там в короткое время столько птиц, сколько угодно.

По некоторым отношениям можно было бы сравнить Японского Духовного Императора с Европейскими Папами; но и сие сравнение во многом будет несправедливо: ибо Папское достоинство избирательное, а дом Кин-реев наследственной. На сей конец они имеют по двенадцати жен, дабы их колено никогда не прервалось. Папы в своих владениях были самодержавны и поступали как независимые Государи, - а владение Кин-рея составляет часть Японии и подчинено общим Государственным постановлениям наравне с другими Княжествами; и наконец Папа был главою господствующей веры, или лучше сказать единственной, терпимой во всех Католических землях, - а Кин-рей глава веры, исповедуемой только одною частию Японского народа, хотя впрочем власть его простирается над жрецами всех сект в Японии. Что влияние Духовного Императора очень мало значит в правлении и в политических делах, о том мы много наслышались в бытность нашу в плену. [135]

Часто случалось нам, разговаривая с Японцами, изъявлять свое негодование на медленность, с каковою шло наше дело; при чем мы иногда говорили, что теперь Совет Светского Императора рассматривает оное, потом к нему самому пойдет оно на рассмотрение, и наконец, если он и согласится нас освободить, то Духовной Император, может быть, решения его не утвердит, и так етому делу конца никогда не будет. В таком случае Японцы всегда нам говаривали: небойтесь Кин-реева решения; лишь бы Кумбо-сама (Светский Император) согласился вас освободить, а Кин-рей-сама не отвергнет уже его решения: он все то делает, что светскому Императору угодно. Тогда они обыкновенно нам рассказывали, что ныне Духовные Императоры не то уже значат; что они в старину были, и что власть их существует только в одной наружности.

В 1813 году Японцы сказывали нам, что нынешний дом Духовных Императоров или Кин-реев в прямой линии царствовал тогда 2413 лет, следовательно начало царствования оного произошло за 6 веков до Рождества Христова. Японская История сохранила имена и годы вступления на престол всех Государей, в течение 24-х веков царствовавших, числом их около ста тридцати. В продолжение [136] почти двадцати веков Кин-реи, или, как Японцы их иногда называют, Даири (или Дай-иосо), не разделяя власти своей ни с кем, управляли Государством самовластно; как в делах духовных, так и светских, воля их была законом для подданных. Но за шесть столетий пред сим некоторые военачальники, пользуясь смятениями в Государстве, начали несколько ограничивать деспотическую власть своих Государей, в чем они, действуя то тайно, то открытою силою, и успевали так, что за 230 лет пред сим один военачальник именем Кумбо, совершенно ограничил, или, лучше сказать, уничтожил власть Императора в светских делах, присвоив управление оными себе, и сделал должность свою наследственною в своем доме; а Императору предоставил одни духовные дела и начальство над всеми сектами в Государстве, а также право давать свои советы и утверждения в делах важных и необыкновенных. От сего-то вождя произошли нынешние Светские Императоры, которых Японцы называют Кумбо-сама, то есть владетель или повелитель Кумбо. И так разделение власти в Японии между двумя Императорами продолжается только с небольшим двести лет (Многие из бывших при нас Японцев, обходившиеся с нами откровеннее других, отзывались не очень похвально о нынешнем образе их правления, главным пороком коего они поставляли то, что Император мало занимается делами и ничего не хочет видеть собственными своими глазами, а Князья имеют уже слишком неограниченную власть над их подданными). [137]

Достоинства обоих Императоров суть наследственные для мужеского пола и переходят к старшему сыну. В древние времена в доме Духовных Императоров, за неимением сыновей, вдовы их и дочери вступали на престол; но ныне, если не будет у них детей мужеского пола, то оба Императора должны усыновлять детей Княжеских из ближних своих родственников.

Японское Государство состоит из многих Княжеств, которыми управляют владетельные Князья, называемые Данмьио, и областей, собственно принадлежащих Императору, и состоящих под управлением Губернаторов. Владетельных Князей в Японии считается более двух сот; большая часть из них имеют маловажные владения, но некоторые напротив очень сильны, на пример Синдайской- Данмьио: приезжая в столицу, он имеет при себе придворной штат и телохранителей [138] шестьдесят тысяч человек. Князья сии управляют в своих владениях как самoдержавные Государи; они даже в праве издавать новые законы, лишь бы только оные не могли иметь влияния на другие части Империи: ибо в таковых случаях без утверждения верховной власти не может быть приведено в исполнение ни одно узаконение. Каждый Данмьио повинен содержать определенное число войск, которыми располагает Светский Император.

Области, принадлежащие Императору, управляются Губернаторами, которых Японцы называют Обуньио, а для охранения оных, назначаются войска из соседственных Княжеств, кои сменяются погодно; небольшое же число Императорских солдат находится в них бессменно.

Верховный Совет Светского Императора состоит из пяти Членов, которые должны быть непременно Владетельные Князья. Совет сей заведывает и решает все случаи, в общем течении и в обыкновенном порядке дел встречающиеся, не относясь к Императору; но в делах необыкновенных, хотя бы они и не заключали в себе большой важности, без его воли Совет ничего сделать не в праве; равным образом и Император сам собою, [139] в подобных случаях без согласия Совета ни на что решиться не может. Судя по такому постановлению, Японское правительство можно было бы назвать ограниченною Монархиею, если бы Император не имел права сменять Членов своего Верховного Совета без законной и достаточной причины; но поелику он может переменять их одною волею своею столь часто, сколько ему угодно, то правления их не льзя назвать ограниченным. Впрочем Японские Императоры, страшась неповиновения Князей и явного возмущения, не смеют употреблять во зло своей власти. До какой степени Князья им страшны, показывает осторожность Императоров, чтоб жены и дети их жили всегда в столице, а сами Князья погодно; один год в своих владениях, а другой в столице. Совет сей называется Городжи; Члены оного занимают первое место в Японском Адрес - календаре, каковой у них издается ежегодно, и где помещаются почти все гражданские чиновники.

Кроме сего, так сказать, верховного Государственного Совета, в Японии есть еще другой, которой можно назвать Сенатом; ибо в нем рассматривают важные уголовные и тяжебные дела; равным образом и все дела, особливую важность [140] в себе заключающие, должны прежде быть в нем рассмотрены и решены, а потом уж взнесены на рассмотрение Верховного Совета. Сей второй Совет состоит из 15-ти Членов, которые могут быть Князья и вельможи, или бояра, по Японски Хадамадо называемые (Хадамадо или бояра составляют второй класс подданных в Японии после владетельных Князей; они имеют многие весьма важные преимущества и права).

Сии два Департамента правительства заключают в ceбе законную верховную власть, над которыми однакож, по словам Японцев, имеет сильное влияние посторонним образом еще третие сословие: ето придворные Императора, называемые по-Японски Особа-касшра; ибо в числе их есть всегда много его любимцев и доверенных особ, с которыми он тайно советуется, прежде нежели даст свое мнение на какое нибудь дело, взнесенное к нему от Верховного Совета.

Дела Японского правительства разделяются на семь частей или отделений, из коих каждая вверена двум или трем Министрам, смотря по важности и обширности части, которых Японцы также называют О-буньио или Буньио как и [141] Губернаторов, придавая только к сему имени название части, коею они управляют, на пример: Гоганджю-Буньио, торговых дел Буньио; Мадзино - Буньио, Буньио полиции, и прочее (Из сего видно, что достоинство или название Буньио не принадлежит единственно тому званию, которое у нас значит Губернатора; но оное означает правителя всякой важной государственной части, или Министра); а Губернаторов они называют, прилагая к слову Буньио имя области, ими управляемой, как то: Нангасаки - Буньио и проч. В помощь сим Министрам даются Советники, называемые Гинмиягу, и по нескольку других чиновников. Части правительства суть следующие: 1. часть хозяйства и государственных доходов; 2. судоходства и торговли; 3. казенных строений; 4. внутреннего спокойствия, тишины и благочиния в народе, или, по нашему, часть полицейская; 5. судебная гражданских и уголовных дел; 6. военная; 7. духовная. (NB. Здесь показаны только названия разных частей правительства; в книге каждое из них объясняется.)

Текст воспроизведен по изданию: Государственное правление в Японии // Вестник Европы, Часть 88. № 17-18. 1816

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.