Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ГОЛОВНИН В. М.

ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА

СОВЕРШЕННОЕ НА ВОЕННОМ ШЛЮПЕ "КАМЧАТКА"

В 1817, 1818 И 1819 ГОДАХ

ФЛОТА КАПИТАНОМ ГОЛОВНИНЫМ

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Плавание от острова Св. Елены до острова Вознесения с замечаниями о сем последнем и от острова Вознесения до острова Фаяла, пребывание на оном. Замечания об Азорских островах

Воскресенье, 23

Ровный пассатный ветр от юго-востока дул во всю ночь на 23 марта. Мы держали к острову Вознесения в намерении запастись там черепахами, ибо на острове Св. Елены по дороговизне нельзя было купить много съестных припасов. Погода сего числа большею частью была облачная, и изредка шел мелкий дождь. Но в ясные промежутки мы определили по наблюдениям в полдень широту (14°41'46") и долготу свою (6°59'55"). Поутру сего дня мы увидели впереди три английских ост-индских корабля, которые вчера часов за шесть прежде нас пошли с рейда; к вечеру мы оставили их назади и потеряли из виду.

Четверг, 27

27 числа утром увидели мы остров Вознесения и пошли к заливу Креста, находящемуся на северо-западной стороне острова, а в 8 часов утра стали в оном на якорь в расстоянии от берега одной мили. Начальник английской брандвахты (Бриг «Тис» под начальством капитана Ренния, который командует всем отрядом, здесь находящимся) дал мне знать, что мы можем сами черепах ловить, только на сие требуется много времени, [285] ибо, с тех пор как поселились здесь люди, число их весьма уменьшилось, он предложил нам наловленных десять черепах, которых прислал в 12 часу. Я не рассудил долее оставаться здесь, ибо остров не заслуживает внимания, и потому в самый полдень снялись мы с якоря и пошли в путь.

Остров Вознесения

Остров Вознесения

Сей остров лежит под южною широтою 8°, в долготе западной от Гринвича 14°20', в расстоянии от острова Св. Елены на 1200 верст к северо-западу; в окружности имеет верст 40 или 50 и состоит весь из вулканических произведений. В южной его стороне есть высокая гора, на коей находится несколько кустарнику и зеленеется трава или мох; там водятся дикие козы. Пресной воды на нем нет, кроме дождевой, собирающейся на камнях, но и той столь мало, что живущие ныне здесь англичане получают оную с острова Св. Елены. По соседству места заключения Наполеона владеющие островом англичане имеют здесь на берегу военный пост, состоящий из полного комплекта офицеров и нижних чинов, положенного по их штату для брига. Начальствует оным морской лейтенант. Они построили временные казармы и две или три небольшие батареи.

Остров сей ничего полезного для человека не производит. Все пособие, какое мореплаватель может найти здесь, состоит в черепахах, тропических птицах и в так называемых сухопутных раках, коих мясо очень вкусно. Черепахи бывали здесь с генваря по июнь месяц в чрезвычайном множестве, ибо в сие время они кладут на берегу яйца. Прежде нередко приставали к острову суда нарочно для черепах, но ныне англичане много их ловят как для себя, так для отправления на остров Св. Елены и для заходящих сюда кораблей и притом напугали их, и они теперь несравненно в меньшем числе выходят на берег. Англичане устроили здесь небольшой пруд, в котором держат живых черепах, остающихся у них за расходом, из сих-то десять весьма больших они нам подарили. Сии животные выходят по ночам на песок класть яйца, и потому ловить их весьма легко. Для сего несколько человек, разделившись по двое, без шуму и не говоря ни слова, ходят вдоль берега подле воды и, увидев черепаху, поворачивают ее на спину, тогда она уйти не может, они идут далее и поступают таким образом с другими попадающимися им черепахами, поутру же сбирают их.

Якорное место находится на северо-западной стороне острова, где в расстоянии около версты от берега глубина [286] и дно для якорей удобны; и хотя рейд открыт, но так как здесь постоянно дует пассатный ветр прямо с берега (Однако ж сему закону бывают исключения, хотя и чрезвычайно редко: англичане мне сказывали, что недавно дул легкий ветр с запада в продолжение целого дня), то он безопасен. Но по причине силы, с какою ветр часто здесь дует, прибой у берега бывает велик и пристать не везде можно. Лучшая пристань находится в юго-западной части залива, недалеко от английских жилищ, подле камня, которому мореплаватели дали имя почтового дома, ибо, заходя к острову, они оставляли на оном письма для своих спутников или дощечки с именем корабля, означением времени бытности здесь и с описанием обстоятельств, которые хотели довести до сведения тех, кто после их мог прийти сюда.

Вот все, что можно сказать об острове Вознесения; разве прибавить еще в предосторожность мореплавателям, что англичане нашли на рейде риф, опасный только для больших кораблей и простирающийся от западной стороны оного на небольшое пространство к морю по заливу. Рифа сего, однако ж, можно легко избежать. Англичане похоронили здесь начальника одного военного корабля на довольно возвышенном месте и над могилою его воздвигли каменную выбеленную пирамиду в таком положении, что когда она будет приходить в одну линию с батареею, поставленною на высоком месте, то значит, что корабль приближается к опасности и должен поворачивать. Назначить место могиле и памятнику морскому офицеру в таком положении — прекрасная мысль! Покойник и по смерти предостерегает товарищей своих мореходцев от угрожающего им бедствия!

Пятница, 28

27 марта во весь день ветр дул самый свежий от юго-востока при облачной погоде. Мы правили на NNW: намерение мое было пройти экватор между 22° и 25° долготы. Ночью к северу видна была беспрестанная молния, но ветр был прежний до 6 часов утра 28 марта, потом вдруг затих и скоро стал дуть умеренно от разных румбов северной стороны и часто с проливным дождем. Сия несносная погода, к счастью, продолжалась только до 10-го часа утра, потом прояснило и ветр сделался из юго-восточной четверти. Сего числа в первый еще раз во все наше путешествие мы ели черепаху. Сначала я думал, что матросы будут иметь отвращение к сей пище, однако ж с удовольствием увидел, что она им очень нравилась и они мясо черепах сравнивали с телятиною.

Апрель. Суббота, 5

С 28 марта настали тихие ветры и безветрия, плавание наше было весьма медленно и единообразно. До 5 [287] апреля ничего примечательного не случилось, а сего числа около полудня, будучи в широте 0°19' S, долготе 18°30' и находясь между сомнительными мелями, означенными в сем месте на карте Арросмита, мы бросили большой лот с привязанным на 100 саженях ручным лотом, но 325 саженями дна не достали.

Воскресенье, 6. Северный Атлантический океан

В ночь на 6 число (светлое Христово воскресение) тишина стояла по-прежнему, погода была то ясная, то облачная, горизонт часто покрывался тучами, из коих к северу блистала молния. На рассвете увидели мы бриг, на который послал я офицера узнать новости. Судно сие шло из Бордо, но судовщик никаких новостей не знал и ничего нам не сообщил, кроме своего имени. Сего утра прошли мы или, лучше сказать, протащило нас течением чрез экватор, ибо в полдень по наблюдениям широта наша была 0°5'59" N, долгота по хронометрам 18°15'.

Среда, 16. Четверг, 17

Пройдя экватор, мы так же, как и прежде, имели тихие ветры, дувшие с разных сторон; погода большею частью стояла ясная. В первые три дня случился два раза гром, но не ужасный, какие бывают обыкновенно около экватора. Мы думали вскоре по переходе через него встретить северо-восточный пассат, но в ожиданиях своих обманулись, ибо, достигнув широты 4 1/2°±, долготы 20°±, нашли мы тихие ветры, нам противные, продолжавшиеся с небольшою переменою многие дни. В 4 часа пополудни 16 числа, находясь по наблюдениям и хронометрам в широте 6°38', долготе 18°4', при совершенной тишине бросили мы лот, но линем в 390 сажен дна не достали. Ночью на 17 число небо было совершенно ясно, даже на горизонте находилось мало облаков; ветр дул по-прежнему тихий, постоянно между N и NNW. В сию ночь несколько раз слышали мы недалеко от себя в разных сторонах шум, похожий на происходящий от спорных течений или когда крепкий ветр после тишины приближается; надобно думать, что оный происходил от большого стада рыбы. В полдень по астрономическим наблюдениям нашли мы широту (7°20'09") и долготу (17°28'19") свою, а вскоре после полудни увидели прямо на ветре большое судно милях в 3-х от нас, которого прежде ни с верху мачт, ни с палубы нельзя было видеть. Я хотел узнать о новостях, почему по приближении судна, которое между тем подняло английский транспортный флаг, послал на него офицера. Возвратясь, он известил только, что это английский транспорт («Colombo» — транспорт, начальник оного Richardson; из Диля (Downs) пошел 2 апреля по новому стилю), идущий из Англии в Африку, к Золотому [288] Берегу, на коем англичане имеют крепость, новостей никаких нет, кроме неудачи северополярной их экспедиции 109. Ветр, почти беспрестанно дувший с северо-западной стороны, приводил нас в самое неприятное положение. Сильное течение, ежедневно склонявшее шлюп к востоку по 15, 20 и более миль, скоро приблизило нас к африканскому берегу, который не позволял нам долго править к северо-востоку, а курс другого галса вел нас опять в полосу тишины и дождей. В сем случае я решился идти сколько возможно далее к северу. Мое намерение было пользоваться ветрами, когда они дули ближе к западу и выбираться как можно далее к северу, а у африканского берега поворотить к западу, тогда мы тотчас встретили бы настоящий пассат. Но ветры, дувшие ближе к северу, нежели к западу, и беспрестанное течение к востоку скорее приблизили нас к берегу, нежели я ожидал.

Воскресенье, 20

Сего числа в полдень широта наша по обсервации была 10°15', для долготы высот солнца поутру мрачность взять не позволила, а по счислению от вчерашней оная была 16°18'36”, по коей мы находились на карте Арросмита милях в 20 от банок, окружающих острова, лежащие пред устьем так называемой Большой реки (Rio Grande); но лот, в полдень брошенный, показал глубину 18 сажен, на дне мелкий серый песок. Из сего я заключил, что мы находимся на краю сих банок, почему и пошли при ветре WNW к SW. На банке вода имеет совсем особенный цвет от обыкновенной морской, будучи мутна и беловата; и сего дня она гораздо была холоднее прежнего; сие, конечно, происходило от перемены в атмосфере, ибо сего утра термометр показывал теплоту 3° менее, нежели в те же часы последних двух дней. С 3 часов пополудни ветр стал постепенно отходить к северу и в 6 часов вечера был уже северо-западный. В сие время, прошед с полудня по правому компасу на SW 35° 18 миль, бросили мы лот и нашли глубину 28 сажен, на дне серый песок, несколько крупнее прежнего, но в полночь, пройдя еще 20 миль на SW 44° по правому же компасу, 150 саженями дна не достали.

Сильные течения, в сей полосе к востоку стремящиеся, могут нечувствительно приблизить корабль к самому африканскому берегу, когда он считает себя в 200 или 300 милях от оного, буде не имеет астрономических способов для определения долготы. Но мрачность, похожая на туман, весь горизонт покрывающая, и необыкновенное множество разного рода и цвета весьма больших моллюсков покажут мореплавателю, что он близко берега. [289]

Понедельник, 21

Ночью на 21 число ветр дул северо-западный, тихий при ясной лунной погоде; в 7 часу утра отшел он к северу; погода была светлооблачная с небольшою мрачностью по горизонту. Поутру шлюп был окружен множеством рыбы, а более дельфинами и бонитами, из коих нам удалось трех поймать.

Май. Суббота, 3

До 3 мая плавание наше было крайне медленно и неприятно и тем хуже, что у нас не было никаких свежих съестных припасов и мы принуждены были питаться сухарями и солониною. К счастью нашему, море всегда было покойно, иначе большая зыбь при тихих ветрах и часто при совершенной тишине была бы для нас беспокойна и вредна для шлюпа. На сем продолжительном переходе с нами ничего примечательного не случилось.

Вторник, 13

13 числа во весь день стояла совершенная тишина и море было покойно. В 5 часов пополудни я позволил служителям купаться, и, когда последним из них надобно было выходить из воды, появились у борта две большие прожоры рыбы, которых мы прежде не видали. Я упоминаю о сем для того, чтоб заметить, случайно ли они подошли к нам или, издали увидев в воде людей, пустились на добычу. Впрочем, как бы то ни было, а купаться служителям надобно позволять с большою осторожностью, и непременно люди должны смотреть с марсов во все стороны, нет ли сих животных, которые, плавая всегда близ поверхности воды, издали означают себя струею.

Воскресенье, 18. Июнь. Вторник, 3. Среда, 4

Северо-восточный ветр, приняв настоящий вид пассата, дул ровно и умеренно более трех суток, потом в ночь на 18 число вовсе затих, и после того настали опять маловетрия и штили; изредка, иногда на короткое время дул какой-либо ровный ветр; погода большею частью была облачная. После 18 числа, не встретив ничего примечательного, шли мы до Азорских островов 15 дней. Флорес и Корву увидели поутру 3 июня. Я хотел пройти между сими двумя островами, потому что по ветру, тогда дувшему, это было выгоднее, но по приближении к проливу (в 4 часа пополудни) повеяло маловетрие от севера, тогда мы стали править вдоль острова к югу. На западной стороне Флореса мы ясно видели два селения, из коих одно довольно обширное. Оное лежит севернее другого, и оба находятся почти на средине между двумя оконечностями острова при небольших вгибах берега. Домики в них очень низки, и в большом селении некоторые из них выбелены, а в малом есть церковь. Около домов приметили мы множество садов и огородов, а по косогору над селениями видно было большое пространство разделенных межами полей, из коих некоторые зеленелись, а другие были [290] только вспаханы. Лесу же на сей стороне острова вовсе не видали. В 7 часу вечера настал свежий ветр от юга, при коем ночью мы старались лавированием обойти южную сторону Флореса, которую и прошли утром на другой день. Идучи от берега весьма близко, на сей стороне острова мы видели два больших селения и весьма много полей, по отлогостям возвышенного берега возделанных, но лесу не приметили.

От острова Флореса стали мы править к острову Фаялу. При нем есть один из всей купы сей довольно удобный рейд, и там лучше можно запастись всем нужным, нежели на прочих.

Понедельник, 9. Остров Фаял

9 числа поутру увидели мы гору Пико во всем ее величии (По геометрическому измерению она имеет 8043 английских фута перпендикулярной вершины), только светлое узкое облако опоясывало ее посредине. В полдень стал дуть тихий ветр от северо-запада, и мы пошли ко входу вдоль юго-западного берега Фаяла в расстоянии 4 миль от оного. Берег с сей стороны оканчивается утесом и от оного вверх идет косогором, по коему рассеяно множество сельских домиков, окруженных пространными, обработанными полями; сие показывало, что Фаял многолюден. К южной стороне он ниже и оканчивается к морю отлогостью, на коей видели мы белое каменное строение, во всем похожее на католический монастырь. В сие время усмотрели мы в разных местах селения на острове Пико. В 2 часа ветр сделался несколько свежее; с помощью оного в 5 часу пополудни вошли мы в пролив между Фаялом и Пико, а в 5 часов, пришедши на фаяльский рейд, стали на якорь.

Таким образом, мы совершили плавание от острова Вознесения до Фаяла, между коими расстояния только 2903 мили, в 74 дня, следовательно, в каждый день шли мы по 39 1/4 мили — это весьма неудачное плавание! Но при нас пришел сюда из Рио-Жанейро бразильский корабль, который проходил экватор гораздо западнее нашего и на переход 3790 миль (от Рио-Жанейро до Фаяла) употребил 108 дней, что составляет по 35 миль в сутки. Корабль сей претерпевал большой недостаток в пресной воде и съестных припасах, имея весьма много больных. У нас же экипаж был в самом лучшем состоянии: мы имели только трех человек больных, которые чрез несколько дней здесь выздоровели. Впрочем, нет сомнения, что мы гораздо скорее прошли бы жарким зоном, если б держались далее к западу. Желаю, чтоб ошибка моя послужила в пользу другим. [291]

Поставив шлюп на два якоря, тотчас послал я офицера к губернатору (Бразильский уроженец полковник артиллерии де Лима) известить его о причине нашего прихода и просить позволения запастись припасами и водою. Офицер скоро возвратился с благоприятным ответом. Тогда мы по трактату у нас с Португалиею салютовали крепости из 7 пушек и тотчас получили равный ответ. В 8 часу вечера приезжал ко мне наш вице-консул (Здешний уроженец г-н Карри де Камара) предложить свои пособия и услуги; мы с ним условились о способе снабжения нашего.

Вторник, 10

На другой день были мы у губернатора, а после осматривали город, который, кроме положения и кратера, ничего занимательного не имеет. Консул наш показывал нам в числе здешних любопытностей монастыри, которых здесь три мужских и два женских. Здешние жители за диковинку показывают домы консулов американского и бывшего испанского; оба они стоят на весьма выгодных местах и построены красиво, но не великолепно. При них есть хорошие сады, кои, однако, здесь не чудо: деревья, которым удивляются у нас в оранжереях, растут здесь на открытом воздухе, как около Петербурга береза и рябина.

Трудность доставления на корабль воды и медленность при покупке припасов, за коими нужно было посылать по всему острову и даже на другие острова, не позволили консулу сдержать свое слово, и мы вместо 7 пробыли здесь 17 дней, но я об этом не жалею, ибо во все сие время дули противные ветры, а между тем мы провели время весело. Наш консул и родственник его английский купец Карри (Он родом ирландец и живет здесь 16 лет), а также консулы английский (Г-н Паркин (Parkin), лет за 40 пред сим он был в России и сделался по некоторым обстоятельствам русским подданным и теперь еще помнит и хорошо произносит несколько десятков наших слов) и американский (Г-н Дабней (John В. Dabney)) старались оказать нам гостеприимство и доставить всякое удовольствие, какое здешнее место позволяло. Мы ездили по загородным местам, где есть прекрасные сады и величественные виды. Дороги здесь очень дурны, и ездить по ним не иначе можно как верхом. Город, обыкновенно называемый Фаялом по имени острова, в бумагах именуется Вилла де Горта, то есть сад-город, по прекрасному его положению. Он стоит при небольшом заливе на самом берегу и расположен по косогору так что большие здания, как-то: пять огромных монастырей, [292] бывшее иезуитское училище, церкви, крепости и несколько частных домов, одно другого не заслоняют и все видны с рейда. Позади города возвышаются постепенно горы, коих верхи часто скрываются в облаках. По отлогости гор видны загородные домы с окружающими их садами, далее являются хлебородные поля, а позади всего вершины гор необработанных, кои бледно зеленеются и увенчиваются стоящими над ними облаками. Все сие является в виде амфитеатра. Кратер, называемый португальцами калдера (котел), действительно имеет подобие ужасной величины котла: он в окружности будет версты в 4 или 5, а в глубину — около версты; дно его ровное, и в оном есть небольшое озеро; кругом же озера и по крутизнам внутри сей пропасти растет разного рода мелкий лес, трава и тростник. Кратер сей находится на вершине одной высочайшей горы острова, которая часто скрывается в облаках. Когда мы туда ездили, поутру было ясно и мы видели кругом все предметы, но к вечеру облачный туман покрыл нас и зрение наше недалеко простиралось; кратер же, наполнившись туманом, вовсе не был виден; но как туман не имел места распространяться, а другой сверху находил на него, то он в кратере волновался, как море, и представлял необыкновенное зрелище. Мы употребили целый день, чтоб доехать до кратера, осмотреть его и возвратиться.

Г-н Карри де Камара доставил случай нашему натуралисту быть на вершине горы Пико, сыскав ему проводников и проч.; один из офицеров (Служащий на шлюпе в должности гардемарина коллежский секретарь Матюшкин 110) имел желание ему сопутствовать и был с ним почти на самой вершине.

Воскресенье, 22

Июня 22-го американский консул пригласил нас к обеду и на бал по случаю торжества, которое во всех областях Американских Северных Штатов в этот день (4 июля н[ового] с[тиля]) ежегодно празднуют: в оный объявили они себя независимыми. На бале здешние дамы были в платьях, сшитых по английским образцам.

Чрез два дня после сего обедали у меня на шлюпе губернатор, некоторые офицеры и консулы, а после обеда сделали мне посещение, к великому моему удивлению, все дамы, бывшие на бале.

Четверг, 26

Июня 26-го был я на берегу, сделал с консулом расчет, и в осьмом часу вечера при свежем восточном ветре пошли мы в путь, будучи довольны ласковым приемом наших фаяльских знакомых, равным образом и они нами. Губернатор и другие значащие здесь люди часто говорили [293] мне, что они желали б иметь здесь беспрестанно русские суда. Напротив того, когда английское военное судно приходит, то жители желают, чтоб оно скорее ушло, ибо матросы на берегу пьянствуют и заводят ссоры и драки. Из наших же людей, которых я отпускал на берег каждый день по 12 человек и более, никто не только не сделал драки, но не было ни одного человека пьяного.

Азорские острова

Азорские острова

Географическое положение, величина, климат, естественное состояние и история первого открытия и заселения Азорских островов (Числом их десять, имена их по порядку величины суть: Михаил, Пико, Терсера, Св. Георгия, Флорес, Фаял, Св. Марии, Грасиоса, Корво и Формигас (необитаемый)), до прихода к ним европейцев не имевших ни жителей, ни даже каких-либо животных (При каждом шаге на Азорских островах попадаются вещества вулканического извержения, и все в них показывает действие ужасных землетрясений и подземных огней, кои, вероятно, истребили жителей и животных, прежде на них бывших), описаны во многих географических книгах и путешествиях и так хорошо известны, что повторение было бы излишним, и потому я помещу здесь несколько моих замечаний в отношении к нынешнему политическому состоянию оных.

Азорские острова, находясь почти на средине Северо-Атлантического океана между Европою и Африкою, с одной стороны, и Америкою — с другой, имеют выгодное положение для торговли с сими частями света; но только от беспечности португальского правительства и от недеятельности жителей она весьма незначительна в сравнении с их богатством. По уверению же давно живущих здесь англичан, американцев и самих беспристрастных португальцев, при лучших постановлениях и при малейшем поощрении она могла бы в несколько крат быть значительнее и приносить более пользы жителям и выгоды короне.

Острова сии столь пространны, что они могли бы иметь гораздо более жителей, нежели сколько теперь на них находится, но и тех довольно, чтоб привести настоящее хозяйство в лучшее состояние. Фаяльский губернатор, управляющий островами Фаялом и Пико (Всеми Азорскими островами управляет генерал-губернатор, или, как португальцы его называют, капитан-генерал. Он живет в городе Ангре на острове Терсере), прислал ко мне планы сих островов. Между разными статистическими предметами на планах означено было число жителей, [294] найденное по переписям 1810 года, коих с прибавлением, последовавшим до сего года, ныне считается на Фаяле обоего пола 21 тысяча человек, а на Пико — около 27 тысяч; на острове же Михаиле, по его же уверению, число жителей простирается до 80 тысяч. Сколько жителей находится на других островах, я не мог достоверно узнать; но если принять в соображение, что на маленьком островке Корво обитают 800 человек, то можно положить, что все сии острова довольно хорошо населены.

Ныне главные произведения Азорских островов для внешней торговли суть: вино, водка, апельсины, лимоны и пшеница.

Вино есть первый и самый выгодный предмет торговли, но вывозимое в Европу делается на одном только острове Пико и немногим уступает мадерскому, а, может быть, со временем и сравняется с ним при усовершенствовании за два года пред сим введенного способа улучшивать и упрочивать оное посредством водки и нагревания. Остров Пико при урожае винограда дает в год до 18 тысяч пип (Торговая пипа на Фаяле содержит в себе 105 английских галлонов, или 31 1/2 ведро) хорошего вина, которое вывозится под именем фаяльской мадеры, потому что большая часть земель на Пико принадлежит жителям Фаяла, откуда они и вино отпускают на суда. Небольшой, но самый плодородный из всех здешних островов Грасиоса производит иногда в год до 12 тысяч пип вина, которое, однако, нехорошо и в вывоз не идет, но переделывается в водку, которая отправляется в Лиссабон, где употребляется для ликеров. На прочих островах также делается вино, но так как оно нехорошо, то жители запасают его только для себя, впрочем, вероятно, с большим рачением могли бы улучшить оное и сделать годным для торговли. Прежде и фаяльское вино в Европе было в небольшом уважении, доколе один из поселившихся здесь английских купцов, долго живший на острове Мадере, за два года пред сим не ввел здесь вышеупомянутого способа, который состоит в следующем: строят большое низкое здание, по концам коего сделаны печи, от коих трубы проведены по стенам внутри здания; средину оного наполняют по возможности бочками с вином, прибавляя в каждую пипу по 10 галлонов (Некоторые уверяют, что это несправедливо, ибо количество водки, полагаемой в вино, продавцы оного содержат в тайне) лучшей французской водки; потом здание запирают и в печах держат четыре месяца беспрестанно огонь, наблюдая по термометру одним виноделателям известную степень [295] теплоты. После дают вину время простыть, на что потребно не менее 14 дней; тогда вынимают оное, очищают посредством яичных белков или рыбьего клею, и оно делается весьма похожим на мадеру, но ценою гораздо дешевле оной и было бы еще дешевле, если б не принуждали винных купцов платить больших пошлин, ибо по ныне существующим постановлениям за все произведения, вывозимые с островов, платится по 15 процентов, а на французскую водку, которая необходима для улучшивания вина, по 50 пиастров (250 рублей) с каждой пипы.

Апельсины и лимоны составляют второй предмет торговли. В прошлом году с одного острова Михаила отправлено в Англию до ста купеческих кораблей с сими плодами. Апельсинов родится здесь весьма много: американский консул показывал нам в своем саду дерево или, лучше сказать, десять дерев, стоящих вместе и выросших от одного корня, с которых однажды снял он 12 тысяч апельсинов, а на острове Михаиле был пример, что с одного такого дерева снято их 28 тысяч.

Пшеницу с Азорских островов отправляют в Португалию, но торг сей очень неважен.

Табак мог бы составить важную отрасль торговли, ибо он растет местами дикий и по опытам очень хорош, но как торговля табаком есть монополия королевская, то привозят его сюда из Лиссабона и самый дурной продают чрезвычайно дорого; если же найдут у владельца в поле или в саду табачное растение, то подвергают его строгому взысканию.

Впрочем, острова сии изобильны всеми потребностями для жизни человеческой. Здесь родятся в изобилии пшеница, маис, ячмень, рожь и овес, но последних двух мало сеют; лошадей же кормят маисом.

Из огородной зелени много капусты, картофелю, луку, репы, редьки и огурцов, но последние два рода весьма горьки; равным образом и редис перерождается и делается горьким. Капуста здесь также перерождается и, посаженная здешними семенами, растет только в один лист, а потому хорошие хозяева выписывают семена всякий год из Англии. На Фаяле ее мало по недостатку воды, но на острове Терсере, изобильном водою, она родится в большом количестве, оттуда ее привозят на Фаял. Гороху, бобов и салату на Фаяле мало, но полевых бобов, коими здесь иногда кормят лошадей, очень много. Корень ям также растет в изобилии.

Плодами Азорские острова весьма изобильны: апельсины, лимоны кислые и сладкие, фиги, сливы, абрикосы, персики, виноград, дыни, арбузы родятся на оных в [296] большом изобилии, есть также бананы, шелковичные ягоды и сахарные трости. Из плодов, свойственных Северной Европе, родятся здесь яблоки, груши, земляника, но сия последняя не столько вкусна и не имеет такого приятного запаха, как наша; яблоки же и груши мелки и невкусны.

На Азорских островах родится много льну; он бел и мягок, но очень короток.

Хлеб разного рода и все растения, кроме картофеля, который сбирают два раза, поспевают здесь только один раз. Пшеницу жнут в июне, маис — в сентябре, октябре и ноябре, ячмень — в мае и июне, апельсины созревают в октябре и ноябре, виноград делается годным для пищи в июле, но вино начинают делать в исходе августа или в сентябре, а в холодное время и того позже.

Строевого лесу здесь вовсе нет; на острове Флоресе находится под землею много кедровых дерев, из коих в Фаяле строят небольшие боты и гребные суда. Для дров же употребляется небольшое дерево, называемое здесь фае, от которого и Фаял получил имя свое, ибо при открытии его он был весь покрыт сим лесом, но теперь его здесь немного, и дрова привозят на Фаял с острова Пико. Меня уверяли, что дерево сие имеет чудное свойство: оно родится не от семян, но от кала черных дроздов, которые семенами оного питаются; я думаю, что то и другое бывает.

Для разных столярных поделок дерево привозится сюда из Бразилии, а лес для бочек и еловые доски — из Америки; для апельсинных же и лимонных ящиков доставляются тонко распиленные дощечки из Лиссабона.

Из домашних животных острова сии имеют в большом количестве рогатый скот, овец, свиней, лошадей, лошаков, ослов и собак. Рогатого скота по удобности местного положения чрезвычайно много на острове Св. Георгия, с которого на Фаял и на другие острова оный всегда привозят. Лошадей же много на Терсере, где жители всех прочих островов их покупают, только они недешевы: лошадь, стоящая в Петербурге около 500 рублей, здесь продается по 150 и по 200 пиастров (750 и 1000 рублей). Лошаков и ослов считается до многих тысяч на острове Михаиле. В диком состоянии нет здесь никаких животных, кроме кроликов, некоего рода хорька и крыс; равным образом нет ни змей, ниже каких-либо насекомых.

Из домашних птиц много кур, но индеек и уток мало, а гусей и того менее. Вместо шести дюжин уток, которые я заказал консулу, он мог достать мне только полторы дюжины, а гусей вовсе не нашел и подарил мне пару за редкость. Дичиною острова сии очень бедны, но [297] перепелок весьма много, ими наполнены все поля вокруг города. Из примечательных птиц здесь много ястребов, давших имя сим островам (Azor на испанском и португальском языках значит ястреб), и серых канареек, которые, однако ж, поют недурно.

При берегах Азорских островов ловится много рыбы, которую береговые жители тех мест, где наиболее она ловится, коптят и вялят и развозят по городам для продажи. Здесь более всего ловится макрель, морские угри и рыба, известная жителям под названием шарни, мареа и броди, из коих первая отменно вкусна и продается здесь недешево.

Минералов Азорские острова много не имеют, по крайней мере португальцы об них не знают; впрочем, известно, что на острове Михаиле есть много минеральных ключей — горячих и холодных, которые еще не исследованы. Все сии острова состоят из вулканических произведений. Здания, крепости, ограды кругом садов и полей делаются из сих веществ, из коих наиболее употребляется камень, цветом подобный граниту, ноздреватая черная лава и туфа (Мягковатый камень, на воздухе твердеющий; он составляется из смеси воды с каменными частицами, огнем разрушенными). Из сей последней и из лавы построены все здешние крепости. Впрочем, все нужное для строения привозят сюда из Европы, например: черепицу и аспид для крыши домов, камень для извести, стекло, железо и лес, о коем упомянуто выше.

Здесь нет никаких фабрик и заводов; все произведения рук человеческих привозят из Европы, и большею частью из Англии, за ввоз европейских изделий платят пошлины по 15 процентов.

Сахар, кофе и ром запрещено привозить сюда иностранцам. Произведения сии доставляются из Бразилии, и потому они весьма дороги.

Многие из здешних жителей весьма свободно изъяснялись насчет своего правительства, обвиняя оное в пристрастии к духовным и в несправедливости к подданным светского состояния (Лучшего состояния люди открыто говорили нам, что революция в Португалии должна скоро последовать 111. Последние события в сем королевстве догадку их оправдали. Впрочем, не надобно было иметь большой прозорливости, чтоб предвидеть сей переворот: всеобщее неудовольствие и народный ропот всегда бывают предвестниками таковых событий. Соседство с Испаниею, одна и та же в обоих государствах вера, сходство языка, обычаев и законов — все сие служило к увлечению Португалии в ту же пропасть, в какую низринулась Испания и в которую готова была погрузиться Италия, спасенная двумя великими монархами). Здесь, например, духовные [298] получают десятую долю со всех доходов и живут богато, между тем как многие граждане претерпевают нужду к войска по нескольку лет не получают жалованья. Монашеское состояние хотя и не пользуется ныне в католических землях тем уважением, как прежде, но по причине доходов и беспечной своевольной жизни монастыри в португальских владениях наполнены монахами и монахинями. Первые за принятие свое в монастырь платят на Фаяле по 100 пиастров, а последние — по тысяче. Эта сумма велика, но чадолюбивые родители, посадив дочь свою за 5 тысяч рублей в вечное заключение, не имеют попечения о ее содержании, воспитании, приданом и выборе ей жениха. Хотя несчастных девиц сих заключают в монастыри в самых юных летах, но монашеское воспитание не может истребить природных чувствований. В продолжение последних четырех или пяти лет шесть девиц ушли с английскими морскими офицерами; из них одна только была столь счастлива, что досталась честному человеку, который по прибытии в Англию на ней женился; прочие же были оставлены снискивать хлеб насущный, как умели. При одном из сих рыцарских подвигов случилось жалостное и вместе с тем смешное приключение. Одна из монахинь, женщина средних лет и чрез меру толстая, участвовала в тайных переговорах сквозь решетку английского морского капитана с одною молодою девицею, которую он хотел увезти. Переговоры имели желанный успех, но с условием, чтоб и посредница могла за влюбленною четою последовать. Капитан доставил им веревку, с помощью коей они могли поднять трап (морскую лестницу из веревок), и в назначенный час ночи он явился под решетчатые монастырские окна с вооруженными матросами и слесарями. Коль скоро трап был поднят, то слесаря тотчас взобрались по оному и выпилили решетки. Толстая монахиня была на сей раз недогадлива, ибо наперед отдала матросам молодую свою подругу. Лишь капитан увидел ее в своих руках, то, не заботясь более о женщине, которая ни к чему для него не годилась, поставил все паруса и пустился к пристани, где ожидала его шлюпка, а к рассвету он ушел с своею добычею в море. Толстая же монахиня, увидев, что матросы нейдут за нею, решилась сама спуститься, но по непривычке ходить по таким покойным лестницам упала и переломила себе обе ноги. В таком состоянии утром подняли ее на улице и узнали от нее сие приключение.

О числе войск и гарнизона на Азорских островах я ничего достоверного узнать не мог, но, по-видимому, силы [299] португальцев должны быть здесь весьма слабы, ибо, опасаясь хилийских республиканских крейсеров, они составили милицию из босых и полуодетых поселян, из коих один с ружьем, другой с рогатиной и проч.


Комментарии

108 Ост-Индская компания — английская Ост-Индская компания, обладавшая правом монопольной торговли с Индией и Китаем. Существовала в 1600—1858 гг. и сыграла большую роль в захватнической колониальной политике английского капитала, особенно в завоевании Индии. Остров Св. Елены находился во владении компании до 1834 г.

109 «Неудачи северополярной их экспедиции» — Головнин имеет в виду неудачную попытку англичан достигнуть в 1818 г. Северного полюса на кораблях «Доротея» и «Трент» под командой Давида Бьючена. Встретив тяжелые льды, на 80°34' с. ш. корабли повернули обратно.

110 Матюшкин Федор Федорович (1799—1872) — адмирал, выдающийся мореплаватель и исследователь Арктики. Друг А. С. Пушкина, вместе с которым в 1817 г. окончил Царскосельский лицей. В качестве волонтера, а затем мичмана участвовал в кругосветном плавании на шлюпе «Камчатка» под командой В. М. Головнина. В 1820—1824 гг. исследовал в арктической экспедиции Врангеля берега Северного Ледовитого океана от устья Индигирки до острова Колючина.

В 1825—1827 гг. на шлюпе «Кроткий» под командой Ф. П. Врангеля отправился в кругосветное плавание. В 1828—1829 гг. на корабле «Эммануил» совершил переход из Кронштадта в Мальту и принимал участие в блокаде Дарданелл. В последующее десятилетие служил на Черноморском и Балтийском флоте, командуя различными кораблями. В 1867 г. произведен в адмиралы.

111 «Лучшего состояния люди открыто говорили нам, что революция в Португалии должна скоро последовать» — Головнин имеет в виду нараставшее недовольство португальского народа против английских оккупантов, которые довели Португалию до крайней степени разорения и нищеты.

В авангарде борьбы против чужеземного гнета и местных феодалов и клерикалов выступила португальская армия, находившаяся под сильным влиянием идей испанской революции. Начавшаяся в 1820 г. буржуазная революция в Португалии покончила с английской оккупацией.

Текст воспроизведен по изданию: Путешествие вокруг света, совершенное на военном шлюпе "Камчатка" в 1817, 1818 и 1819 годах флота капитаном Головниным. М. Мысль. 1965

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.