Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АЛЕКСАНДРИЙСКИЕ ДОКУМЕНТЫ,

ОТНОСЯЩИЕСЯ К ИСТОРИИ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В ЕГИПТЕ

В XVIII И XIX СТОЛЕТИЯХ

ВВЕДЕНИЕ

Обзор содержания издаваемых документов.

I.

Послание александрийского патриарха Самуила Капасули рязанскому митрополиту и местоблюстителю московского патриаршего престола Стефану Яворскому, отправленное из монастыря Рождества Богородицы в Бухаресте в мае 1717 года, начинается приветствием патриарха и выражением его горячих пожеланий, чтобы Господь укрепил и утвердил великое русское царство и даровал царю Петру Алексеевичу и великому князю Алексею Петровичу долготу дней, неодолимую державу, полную победу и глубокий мир, а митрополиту Стефану послал продолжительную жизнь и спасительное здоровье, просвещение, благодать и милость для устройства и созидания святой церкви Христовой и всего христианского народа.

Несомненное и весьма устойчивое свидетельство об исполненных милосердия преимуществах и христоподражательных благодеяниях русских самодержцев, шествующих по отеческим и прадедовским стопам богатых милостей и по-царски помогающих находящимся в нужде и опасностях, а с другой стороны, приятное известие о сострадании и любви к бедным митрополита Стефана побудили патриарха Самуила, по божественной милости получившего в наследие и законно и канонически принявшего духовное кормило и патриаршее предстоятельство на кафедре евангелиста Марка в Александрии, отправить анализируемое радостное послание. Сообщив затем об обстоятельствах своего вступления на александрийский патриарший престол, которое совершилось в 1710 году после добровольного и непринужденного отречения от власти его геронта, патриарха Герасима, по общему каноническому избранию, [IV] соответственно традиционной церковной акривии и в виду долголетнего его служения Александрийской церкви в звании архидиакона, протосинкелла и архимандрита и, наконец, митрополита Ливии Варварийской 1, патриарх Самуил пишет, что он, занявши патриарший престол, оказался в несчастии и крайней бедности и решил прибегнуть к богоутвержденному российскому царству и к милосердию митрополита Стефана, чтобы получить помощь для освобождения от громадного долга, обременяющего александрийскую кафедру и превышающего тридцать шесть тысяч гросиев 2, кроме больших процентов, уплачиваемых врагам православной веры — евреям и туркам. Несомненно, митрополит Стефан уже слышал об обстоятельствах страданий патриарха Самуила: пять уже лет он подвергается несправедливому преследованию со стороны одного иерарха 3. И вот, наконец, получивши три хрисовула, пожалованные царем Алексеем Михайловичем патриаршему александрийскому престолу и двум монастырям — Саввы Освященного в Александрии и великомученика Георгия в Каире, патриарх Самуил отправил с ними в Москву архимандрита Григория, синкелла-иеромонаха Иоакима и иеродиакона Иоакима для испрошения богатой царской милостыни, так как четвертый уже год ни один представитель александрийского престола не являлся в Россию. В заключении послания патриарх Самуил горячо просил митрополита Стефана благосклонно и с любовью принять его клириков и оказать им свою помощь, рекомендовать их христолюбивым скиптроносцам, могущим — после Бога — все сделать, а равно русским князьям и боярам, высшим чинам столицы, русским иерархам и архимандритам монастырей — столичным и иным, дабы все [V] они доказали богоугодное свое сострадание к древнейшему, находящемуся в бедственном состоянии александрийскому патриаршему престолу, ради Господа нашего Иисуса Христа 4.

II.

“Список александрийских патриархов, составленный антиохийским патриархом Макарием (1672 г.)", заимствован из весьма ценного в научном отношении дневника патриарха Макария, арабская рукопись которого, составляющая автограф, была принесена в дар Государю Императору Николаю Александровичу антиохийским патриархом Григорием IV, во время пребывания его в России в 1913 году, а фотографический с нее снимок находится в Азиатском Музее (№ 800) при Императорской Академии Наук в Петрограде. Список представляет простое исчисление патриархов, в последовательном порядке вступления их на александрийский престол, без указания хронологических дат, при чем каталог патриарха Макария впоследствии был анонимным интерполятором восполнен в двух пунктах, главным образом — в конце, так что общая численность вошедших в список патриархов доведена до 80-ти, а последнее среди них место занял Косма II (1723 г.). В сделанных нами дополнениях к списку, отмеченных прямыми скобками и восполненных в примечаниях, внесена некоторая раздельность в исчислении патриархов-омонимов, а с другой стороны — представлено сопоставление списка Макария с тем каталогом александрийских патриархов, которым предварен известный труд приснопамятного епископа Порфирия Успенского об [VI] Александрийской патриархии 5. Правда, и последний каталог очень далек от научной точности 6, но в этом его недочете заключается и одно из наших оснований к опубликованию нового списка александрийских патриархов, принадлежащего выдающемуся по образованию и деятельности патриарху православной Антиохийской церкви новейшего времени: чем более будет научных данных по этому весьма важному и во многих пунктах запутанному вопросу, тем скорее церковно-историческая дисциплина воссоздаст подлинный хронологический каталог предстоятелей православной церкви в Египте.

III.

Патриарх Матфей в просительном своем послании Св. Синоду от 23 марта 1753 года указал на то, что в прежнее время патриаршие престолы кафолической Церкви были источниками и реками правых догматов и учений благочестивой нашей веры, равно и всякого благодеяния и милостыни и, по благодати Божией, не только преизбыточествовали во всяком деле благом и спасительном, но и щедро раздавали нуждающимся милость, обижаемым — покровительство, угрожаемым — содействие, непосвященным — учение и всем вообще приходившим и просившим — все потребное для спасения. Теперь же, или по зависти лукавого, или по праведному суду Божию, патриаршие престолы оказались лишенными столь великих благ, потеряли блеск и славу прежнего своего благотворения и сами нуждаются в помощи, оставшись, по милости Божией, только с одним благочестием, хотя, несомненно, и будут существовать до скончания века. И александрийский патриарший престол, некогда славившийся мудростью и благотворением, подвергся этому общему несчастью, и даже он страдает больше прочих [VII] престолов, потому что находится посреди пламени нечестия; христиане здесь весьма уменьшились в числе, доходы совсем иссякли, а паписты, составляющие самое худшее из всех зол, умножились и бессовестно, разнообразными средствами и открыто нападают на православие и патриарха, преследуя даже до смерти, так что блаженнейший Матфей, к великой печали своей и немногих христиан, находившихся под его защитою, вынужден был оставить престол и удалиться в Константинополь, чтобы получить здесь помощь и содействие и снова возвратиться в Египет для устройства святой своей церкви и противодействия разорителям ее. Но, не получивши в Константинополе ожидаемой помощи, вследствие трудности обстоятельств и нужды местных православных христиан, патриарх решился прибегнуть к богатой милости русской императрицы Елизаветы Петровны. В Россию патриарх отправил своего архимандрита Иосифа с синодией, вручив ему и жалованную от русских царей грамоту на ежегодную милостыню александрийскому престолу. Патриарх усердно просил Св. Синод благосклонно принять архимандрита Иосифа, “как наше лицо", и оказать помощь патриарху, нуждающемуся в богатой милостыне для благоустройства бедного александрийского престола и для покрытия разнообразных его нужд, особенно же для обновления монастыря св. Саввы Освященного в Александрии и церкви св. Георгия в Пилусии, которой угрожает полное разрушение, как грозит падением и северная часть стены указанного монастыря. Затем патриарх извещает, что получил и благодарит за милостыню из России, присланную с фиваидским архиереем Макарием и давшую ему возможность несколько устранить угнетавшие его нужды. В заключении послания патриарх горячо просит Св. Синод о помощи и об утешении его в старости и бедности... 7. [VI??]

IV-V.

Просьба патриарха Матфея была отчасти удовлетворена в России, хотя и прошло не мало времени в предварительных сношениях по делу и переписке. 15 февраля 1755 г. Св. Синод представил императрице Елизавете Петровне свой третий доклад об ассигновании трех тысяч рублей на нужды Александрийской церкви, а 21 апреля указом императрицы было предписано выдать из синодальной казны три тысячи рублей “на оплату долгов" александрийского патриаршего престола, образовавшихся от “гонения иноверцев".

VI.

Рекомендательная грамота, данная александрийским патриархом Парфением II синайскому архимандриту Мисаилу 8, удостоверяла, что патриарх вследствие того, что на Синайской горе, после кончины кир Дорофея, еще не было архиепископа, возвел проигумена Мисаила, как законного члена Синайского монастыря, в сан архимандрита, по просьбе отцов этой обители. — Значит, документ свидетельствует о церковно-иерархическом общении Синайского монастыря и с Александрийской церковью, хотя архиепископия Синайской горы и Раифы пребывает в канонической зависимости от Иерусалимской церкви, поскольку именно иерусалимскому патриарху принадлежит право хиротонисать синайского архиепископа 9. [IX]

VII.

В послании архимандрита Парфения, дикея Синайского монастыря, и священного его синаксиса или собора отцов, отправленном 1 ноября 1803 г. Св. Синоду, сообщалось, что архимандрит Константий, игумен Синайского в Киеве метоха-монастыря, прежде — во имя свв. Петра и Павла, а потом — Екатериногреческого, по древним соборным решениям был предпочтен прочим (кандидатам) для восприятия архиепископского всечестного сана Богошественной горы Синая, так как прежний архиепископ Дорофей давно уже скончался 10. Потому, в силу общего решения священного синаксиса отцов Синайской обители, вместо него, для управления указанным монастырем в Киеве, пожалованным Императрицею Екатериною II, посылается архимандрит Мисаил, посвященный александрийским патриархом Парфением и опытный для исполнения данного ему назначения. Синаиты просили Св. Синод признать такое их избрание и распорядиться, чтобы вновь назначенный архимандрит Мисаил вступил в управление киевским монастырем, а прежний его настоятель, архимандрит Константий, избранный архиепископом Синайской горы, возможно скорее отправился в св. город Иерусалим и, будучи здесь канонически возведен в сан архиерея и объявлен архиепископом Синайской горы, прибыл потом на Синай. — Изложенный документ, кроме некоторых подробностей канонического характера, касающихся управления Синайскою архиепископией, интересен и в том отношении, что касается бывшего питомца Киевской духовной академии кир Константия, впоследствии знаменитого константинопольского патриарха 11.

VIII.

Дикей архимандрит Парфений и синаксис отцов Синайского монастыря 1 ноября 1803 г. отправили аналогичное послание митрополиту киевскому и галицкому Гавриилу. Здесь [X] также сообщалось, что одобренный и избранный в пречестное достоинство архиепископа Богошественной горы Синая архимандрит Константий уже склонился на общее приглашение всей братии и дал письменно свое согласие. Синаиты просили митрополита благосклонно принять нового игумена Екатериногреческого монастыря Мисаила и распорядиться, чтобы кир Константий возможно скорее отправился в путь, так как это очень нужно для монастыря. При этом синаиты известили митрополита Гавриила, что с архимандритом Мисаилом они отправили ему небольшой дар — сосуд с меккским бальзамом, десять ок кофе и несколько фиников и просили русского иерарха милостиво и благосклонно принять его 12.

IX.

В послании вселенского патриарха Германа IV к епископу Ерифр Захарии (от 31 января 1847 г.) сообщается, что после того как бывший александрийский патриарх Артемий добровольно отрекся от александрийского патриаршего престола, Великая Христова церковь решила поставить его блаженство, как проедра 13, предстоятелем и кириархом вдовствовавшей епархии Кестентилия 14. Его блаженство, получивши духовное управление в этой епархии и будучи расположен к ерифрскому епископу Захарии за достойную архиерейскую его жизнь и прежние услуги, признал возможным опять оказать честь его преосвященству и поставил его своим епитропом в епархии Кестентилия, заботясь, как кириарх, и о боголюбезном управлении находящейся здесь разумной паствы. [XI] Посему патриарх Гермаи IV своей грамотою повелевал и церковно извещал епископа Захарию, чтобы он, с признательностью принявши возложенное на него духовное служение, сохранил за собою епитропию его блаженства в епархии Кестентилия и, признавая его блаженство каноническим ее кириархом, приступил к исполнению данных ему патриархом повелений и распоряжений; он должен обращаться к кир Артемию и по всем епархиальным делам и, одним словом, относиться к его блаженству, как к своему геронту, подобно тому, как это было и прежде.

X.

В интронизационном послании александрийского патриарха Иерофея II Св. Синоду (от 15 мая 1847 г.) содержатся интересные сведения об избрании его на александрийский престол. После переселения ко Господу приснопамятного его предшественника и геронта, александрийского патриарха Иерофея, между священным клиром и народом Александрийской церкви с одной стороны и Великою Христовою церковью в Константинополе — с другой возник упорный и продолжительный спор из-за сохранения издавна и по праву господствовавшего патриаршего преемства в Александрии из среды служителей этого престола. Святейшему Синоду было известно об этих событиях, при чем русские иерархи всецело сочувствовали Иерофею II и содействовали ему. И Господь, не посрамляющий надеющихся на него и изрекши обетование соблюсти святую Свою Церковь непорабощенною, разрушил все ухищрения, возникшие по зависти виновника зла, вложил справедливое в сердце государя Николая Павловича (царственного, держава которого да будет вечной и победоносной над всеми видимыми и невидимыми врагами), упразднил вражду и разделение, — и опять, по богоугодным молитвам русских иерархов, наступил общий мир и братская любовь, доставившие многую славу патриаршему престолу Александрии, на который по соборному и общему избранию и был призван кир Иерофей, — потому что так благоизволил Божественный промысл.

И вот, по одобрению Великой Христовой церкви в Константинополе, в Александрию были присланы три почтенных [XII] архиерея, — от вселенского престола смирнский митрополит Афанасий, от антиохийского — бейрутский митрополит Вениамин и от иерусалимского — севастийский архиепископ Фаддей, которые и хиротонисали архимандрита Иерофея в митрополита некогда в древности процветавшей митрополии Ливийской и в тот же день, именно 20 апреля (1847 г.), возвели его на апостольский престол Александрии, после чего он был награжден султанским орденом с бриллиантами и высоким бератом. И кир Иерофей воздал славу Спасителю Богу, возвеличившему православную свою Церковь среди народов, и возложил на небесную благодать свои надежды в том, что он будет вести вверенное ему стадо по спасительным пажитям и воздаст Господу многократно умноженный талант благодарности 15.

Сообщая об этом Св. Синоду Русской церкви, который почитается и уважается им в высшей степени, как священный первообраз духовных добродетелей, патриарх Иерофей вместе с тем и усиленно просил, чтобы священное собрание русских иерархов святыми своими молитвами укрепило его пред тяжким бременем патриаршества, усердными своими молениями соделало шаги его непреткновенными и взаимно возлюбило его, как и в дни приснопамятного его геронта, а также утешило его братскими грамотами, всегда сообщая спасительное, в особенности же радуя благими вестями о вожделенном и богодарованном добром его здравии, которое великий Пастыреначальник обильно да пошлет ему, вместе с желанными благами, до лет Мафусала, всецело счастливых и радостных 16. [XIII]

XI.

Ответное послание Св. Синода патриарху Иерофею II, написанное новгородским и с.петербургским митрополитом Антонием I, при всей своей краткости проникнуто чувством самого искреннего расположения к новому предстоятелю Александрийской церкви и готовностью Св. Синода пребывать в каноническом с ним взаимообщении.

XII.

В послании александрийского патриарха Иерофея II к императору Николаю Павловичу от 25 февраля 1848 г. содержится горячая просьба оказать помощь нуждавшемуся патриаршему престолу, в виду распространения в его пределах пропаганды латинской и лютеро-кальвинистской. Враги православия действовали при помощи различных средств для успеха прозелитизма: раздавали бедному православному населению деньги, строили школы для молодежи, прибегали к льстивым речам и лицемерной щедрости в пользу православных. Для борьбы с религиозною пропагандою патриарх намерен был построить храм Благовещения, школу и здание в Александрии, подобно тому как он, при содействии русского государя, произвел подобные постройки и в Каире 17. Всю надежду в осуществлении намеченного предприятия патриарх возлагал на могущественного и щедрого русского царя, покровителя православия.

XIII.

Более пространно излагаются нужды александрийского престола в послании патриарха Иерофея II Св. Синоду от того же 25 февраля 1848 г. В последнее время, — писал патриарх, — отовсюду окружили нас, как пчелы сот, и ходят вокруг нас, как львы рыкающие, злые и нечестивые еретики, порождения ехидновы, погибельные сыны вечного огня, чада диавола [XIV] и гибели, псы, неистово лающие, богохульники, великое множество, совет лукавнующих, с одной стороны — паписты, с другой — многие разветвления протестантов. Употребляя все усилия и применяя всякое средство — деньги и подарки, подкуп и благодеяния, льстивые речи и разнообразные угрозы, обещания всякого рода, они старались поглотить не одного кого-либо из православных, но погубить, если возможно, всех их, увлечь в свои ереси и, таким образом, уничтожить православную церковь Христову. Враги православия не только были богаты и владели неистощимыми сокровищами, но имели и политическую силу, так как им во всем помогали, содействовали словом и делом и защищали все вообще сильные власти папистические и лютеро-кальвинистские, дабы они успешнее могли достигнуть своей цели прозелитизма. Наводнив весь Египет и Сирию и вообще всю Африку и Азию, они повсюду расставили сети для православного населения и вели сильную против него борьбу, так что только Господь спас православных от руки врагов. Ведь они застигли православных в печальном положении, с одной стороны — в бедности и нищете, с другой — в невежестве и необразованности и, наконец, под властью иноплеменною и инородною, совершенно неготовыми к защите и сопротивлению, так что враги, как псы, напали на них, дабы совершенно погубить. Но патриарх, уповая на милость Божию, в то же время готовил и средства для борьбы с врагами, изыскав два крепкие и непобедимые оружия для выступления против них, именно — добродетель и образование. Его блаженство немедленно основал школы греческого языка в Каире и Александрии, правда. небольшие, в зависимости от скудости своего состояния, и содержал их, как мог, потому что православное население александрийского патриархата, за весьма небольшим исключением, состоит из людей бедных, оказывающих своими приношениями незначительную помощь престолу. Патриарх намерен был устроить в Александрии и Каире школы и для девочек, с преподаванием здесь и арабского языка. Затем, так как в Александрии до последнего времени не было ни церкви, ни патриаршего дома, кроме небольшой и бедной обители св. Саввы, находящейся к тому же вне города, то патриарх решил построить здесь трехпрестольный храм в честь Благовещения [XV] и при нем здание для школы и патриарший дом. На собственные скудные средства патриарх уже положил основание для постройки церкви, а затем увидел, что он не в состоянии будет довершить это святое и громадное предприятие, требующее очень больших денег, потому что, кроме расходов на постройку указанных больших зданий, для святого храма требуются десять больших св. икон, искусно отделанный иконостас из резного дерева, в два яруса, с обыкновенными малыми иконами Спасителя, Божией Матери и других известных святых, крест для иконостаса (на верху) с иконами Скорбящей Богоматери и ап. Иоанна Богослова, священные одежды, золотые и серебряные сосуды, а прежде всего — значительные деньги. Находясь в таком затруднительном положении и не имея другого прибежища, как обратиться, по примеру блаженной памяти своих предшественников, к помощи государя Николая Павловича и Св. Синода, патриарх со слезами, от всей своей души и силы просил и умолял государя и Св. Синод. Помогите нам, — писал он, — ибо мы знаем, что вы все можете, что бы ни пожелали. Одним только вам был оставлен этот бедный, но святейший апостольский престол Александрии, сирому — вы помощники... Да, вожделенные о Христе братия, постройте священный храм Всевышнему на земле, чтобы и Он устроил нетленную и вечную обитель на небесах! Положите сокровище там, где ни червь, ни тля тлит, ни татие не подкапывают и не крадут, чтобы вам сиять, как солнце, в неувядаемой оной славе и блаженстве. Одеяние благотворения есть одежда нетлеющая, и благочестивое царство, окруженное, как стеною, милостынями и молитвами святых, бывает непобедимо для стрел врагов и одерживает славные победы над противниками. Это священное и великое дело есть именно дело царское, треблаженные иерархи! Как назначение солнца — освещать всю тварь, так и добродетель царя — оказывать милость нуждающимся. И подлинно, в эти последние дни нам воссияло иное солнце — боговенчанный и богодарованный царь Николай, чтобы утвердить и укрепить всю православную Церковь Христову и распространить до пределов вселенной... И далее патриарх восхвалял благотворение, особенно то, которое направляется к созиданию храмов и школ, умолял спасти православную молодежь Египта от [XVI] козней инославного прозелитизма и явить новый пример добродетели и благочестия в отношении к старейшему на Востоке патриаршему престолу, где на средства русских жертвователей уже был воздвигнут каирский храм во имя Святителя Николая.

XIV.

Аналогичное по содержанию послание патриарх Иерофей 25 февраля 1848 г. отправил и обер-прокурору, или великому логофету, Св. Синода графу H. F. Протасову. В этом послании патриарх указал обер-прокурору на бедствия александрийского патриаршего престола от инославной пропаганды и просил ходатайствовать пред государем, Св. Синодом и везде, где следует, о пожертвованиях и помощи для устройства храма Благовещения в Александрии и при нем школы и патриаршего дома 18.

В “деле", из которого извлечены изложенные документы, находится (л. 28-31) и подлинное письмо (от 25 февраля 1848 г.) патриарха Иерофея архимандриту, впоследствии епископу, Порфирию Успенскому, которого он также просил ходатайствовать о пособии александрийскому престолу на его нужды и в аналогичных чертах описал общее состояние Александрийской церкви. Там же имеется в трех экземплярах список предметов, которые патриархом Иерофеем испрашивались от Русского правительства и благочестивых жертвователей для строившегося в Александрии храма Благовещения, а именно: резной из дерева иконостас (по приложенному проекту, которого в “деле" нет), святые иконы, одежды, сосуды и прочее.

Но ходатайство патриарха Иерофея на этот раз не увенчалось успехом. Св. Синод в заседании 20 августа 1848 г., заслушав послания его блаженства, приказали: “Изложенное в посланиях блаженнейшего патриарха александрийского Иерофея крайне стесненное положение и нужды паствы его, обуреваемой происками папистов и лютеро-кальвинистов, и прошение патриарха о пособии для заведении училищ и постройку в [XVII] Александрии храма и дома патриаршего, — Св. Синод признал заслуживающими полного внимания и участия, о чем и представить обер-прокурору графу Н. А. Протасову сообщить куда следует, с присовокуплением, что Св. Синод, к прискорбию, не имеет в распоряжении своем таких сумм, из которых можно было бы оказать таковое пособие" 19.

Патриарх Иерофей в 1850 г. возобновил свое ходатайство пред государем и Св. Синодом, при чем ему было разрешено отправить в Россию фиваидского епископа Никанора для сбора милостыни и пожертвований на нужды александрийского престола 20.

XV.

В мирном послании александрийского патриарха Каллиника Св. Синоду от 10 апреля 1858 г. не только выражается идея канонического взаимообщения предстоятелей церквей в молитвах, братстве и любви, но и содержатся некоторые данные об избрании патриарха на александрийский престол, происшедшем в Константинополе.

Побуждаясь тем священным союзом, который существует и будет, по милости Божией, неразрывным между восточными церквами и православным клиром богоспасаемой Русской империи, Каллиник, вступивши на александрийский патриарший престол, посредством братского послания признал неизбежным долгом воздать мирное о Христе приветствие всем иерархам, членам Св. Синода Русской церкви, и одновременно с признательностью просит благоговейных их молитв к Богу, дабы он, имея во всех делах своею помощью Божественную благодать, которая врачует немощное и восполняет недостающее, просвещая свыше и путеводя более слабых, успел благоугодить решению Промысла и должным образом исполнить вверенное духовной его миссии священное дело.

Сознавая же свое недостоинство пред требованиями этого высокого положения, Каллиник много колебался, отклоняя [XVIII] состоявшееся его избрание и приглашение, но потом, уступив голосу своей матери, Великой Церкви Божией, он склонил выю, предавши самого себя и все свои надежды всемогущей благодати Господа. Во имя Господне патриарх мысленно и обращался к членам Св. Синода и, возвещая об искреннем и истинно духовном единении, с душевным умилением возносил руки к Богу и просил, чтобы Он сохранил членов Св. Синода и всю православную их паству во всяком духовном благополучии, даровал здоровье, славу и непобедимую мощь императору со всем его домом, дабы государь, охраняемый Божественною рукою, сиял, как звезда, всегда находящаяся по средине неба, на православном горизонте, являясь по истине похвалою и непоколебимым столпом святой и непорочной нашей веры 21.

XVI.

Грамота Св. Синода, отправленная патриарху Каллинику в ноябре 1858 г. в ответ на интронизационное его послание, кроме обычных заявлений о любобратственном и единодушном общении между Русскою и Александрийскою церквами, содержит уверение в постоянном со стороны Св. Синода усердии споспешествовать благу Александрийской церкви.

XVII.

Интронизационное послание патриарха Иакова Св. Синоду, отправленное из Константинополя 17 июня 1861 г., содержит сведения об избрании его на александрийский престол, а также усердную его просьбу о молитвах и братском содействии в исполнении возложенного на него высокого и ответственного служения; ко благу православной церкви и народа. Преблагий Промысл, премудро устрояющий все ко спасению и являющий силу Свою в немощи, благоизволил призвать наше смирение, — писал патриарх, — к наследованию апостольского [XIX] и патриаршего престола Александрии, от которого отрекся, по собственному желанию, блаженнейший патриарх Каллиник. Подчиняясь общему голосу церкви, которую народ патриаршего александрийского престола, разделившийся на партии по лукавству ненавистника добра, призвал на помощь для достижения мира во Христе, Иаков принял тяжелое бремя патриаршего достоинства, хорошо сознавая неудобоносимость его и слабость свою, возложив надежды на Бога, Совершителя благ, и по святым молитвам собратьев дерзновенно уповая, что он непостыдно исполнит дело, на которое был призван. Сообщая Св. Синоду излагаемым братским посланием о таковом Божественном снисхождении, патриарх усердно просил святых его молитв в помощь на поприще, на которое он вступил, и выразил надежду, что братолюбезное доброе расположение, которое доныне православная Русская церковь явила для славы и благоденствия апостольского престола Александрии, будет и уделом патриарха Иакова и явится помощью в подвигах, которые он, не щадя трудов, предпримет, по милости Божией, для распространения истинного благочестия в пределах александрийского патриархата, для славы непорочной нашей веры. В заключение патриарх воздал Св. Синоду сердечные приветствия и просил Архипастыря Спасителя, чтобы Он непрестанно изливал благодать Божественных Своих даров на всю православную Русскую церковь.

XVIII.

Обширное ответное послание Св. Синода патриарху Иакову (от 2 октября 1861 г.), составленное известным витиею и богословом высокопр. Димитрием, архиепископом херсонским, проникнуто чувством смирения и полною готовностью пребывать в совершенном взаимообщении с александрийским патриархом, для торжества святой нашей веры и к созиданию вечного для всех спасения.

XIX.

Опираясь на заявленную в послании Св. Синода готовность пребывать впредь в “единодушном и [XX] единомудренном общении" с Александрийскою церковью, блаженнейший Иаков в марте 1864 г. обратился к Св. Синоду с посланием по вопросу о монастырских имениях в Молдавии и Валахии, преклоненных святым местам Востока. Послание содержит горячую просьбу и скорбный вопль по поводу конфискации румынским правительством этих имений. Патриарх Иаков возлагал надежду только на защиту и помощь православной России, предвидел громадный вред для восточного православия от этой конфискации и опасность со стороны западного прозелитизма, почитал бесплодными усилия смешанной Константинопольской комиссии 1864 г. обеспечить права собственников на их владения в Соединенных княжествах и в то же время признавал совершенно неприемлемым и даже оскорбительным предложение правительства князя Александра Кузы об единовременном вознаграждении святых мест Востока за произведенную конфискацию их имений.

Св. Синод, заслушав 7 июля 1864 г. это послание патриарха Иакова, постановил просить министра иностранных дел “употребить меры, какие, по усмотрению Императорского министерства, окажутся возможными, к ограждению имущественных интересов православной церкви на Востоке". Министерство иностранных дел, как видно из предложения обер-прокурора Св. Синоду от 21 августа 1864 г. уведомило, что “для решения этого дела назначена новая международная комиссия в Константинополе, заседания которой уже открылись, и по тому министерство в настоящую минуту (sic) не может сделать никаких распоряжений по сему предмету" 22.

Св. Синод и препроводил в этом смысле указ московскому митрополиту Филарету, которому фиваидский епископ Никанор, представитель александрийского патриарха в Москве, вручил изложенное послание своего кириарха, проливающее некоторый свет на весьма интересный и в научном отношении еще не исследованный румынский монастырский вопрос 23. [XXI]

XX.

В грамоте патриарха Никанора Св. Синоду от 19 мая 1866 г. речь идет о порядке избрания его на александрийский престол, а затем, по обыкновению, испрашиваются молитвы и выражаются благопожелания относительно будущей архипастырской деятельности его блаженства. Когда переселился ко Господу приснопамятный его предшественник, александрийский патриарх Иаков, и престол сделался вдовствующим, то священный клир, почтеннейшие прокриты, или представители греческого населения в Египте, и все христоименное общество, собравшись в патриархии и в полном собрании единодушно и с благоговением призвавши просвещение Всесвятого Духа, а вслед затем совершивши тщательные рассуждения и совещания, общим и единогласным решением, в мире и братской любви избрали Никанора духовным этнархом александрийского престола. Хотя кир Никанор ни в уме не представлял себе патриаршего достоинства, ни во сне не мечтал о нем, вследствие собственной немощи, тем не менее, охотно принявши это деяние и горячую просьбу христиан, как голос Господа, первого апреля, по милости Божией, законно и канонически утвердился на патриаршем престоле. Вслед затем, отправившись к вице-королю Египта Измаилу-паше и удостоившись вполне благосклонного приема и расположения, он был признан со стороны его высочества этнархом.

О, если бы Божественная благодать, врачующая немощное и восполняющая недостающее, посредством священных и благодатных молитв русских иерархов укрепила немощь блаженнейшего Никанора, дабы ему благоугодить Богу, людям и от Бога поставленной власти, а равно путеводить вверенную ему от Бога разумную паству Христову по спасительным пажитям евангельской благодати, согласно сердечному желанию патриарха, и впоследствии представить ее пред неподкупным и нелицеприятным Судиею в страшный и грозный день второго Его пришествия в добром состоянии 24. [XXII]

XXI.

Не получивши еще ответа на интронизационное свое послание, патриарх Никанор 14 июля 1866 г. отправил Св. Синоду новую грамоту с просьбою о помощи бедствовавшему александрийскому престолу. По вступлении на престол, патриарх нашел его, к несчастию, в жалком состоянии и в большой нужде, как вследствие лишения доходов из Валахии, так и вследствие беспечности и беспорядочного управления его предшественников по престолу, патриархов Каллиника и Иакова. Ужас объемлет патриарха, когда он думает о печальном положении престола... Он испытывает в душе скорбь и печаль, видя, что местные православные арабы лишены святого храма для исполнения священных своих обязанностей, а от этого подвергаются опасности отпасть — увы! — и от православия, особенно же новообращенные, уклонившиеся от латинской унии. Видя великую опасность и желая, насколько возможно, воспрепятствовать этому злу, патриарх усмотрел величайшую нужду в постройке храмов и школ в Александрии и во всем Египте для утверждения и распространения православия. Он тотчас же и решил построить храм и школу в Александрии для упомянутых новообращенных арабов, в виду большой надежды на дальнейшее возвращение униатов в православие, при чем распорядился израсходовать на эту постройку присланные ему в последнее время из России 1270 рублей. В воспоминание же спасения жизни государя Александра II от опасности 4 апреля 1866 г., патриарх решил построить главный храм во имя Спасителя Христа, а приделы — во имя святых патриархов Александрии, при чем как в Александрии, так и в Каире, после получения известия о спасении государя, были, по распоряжению патриарха, совершены архиерейские богослужения и молебствия. Признавая невозможным собрать в Египте необходимую сумму для указанной постройки, патриарх просил Св. Синод подать ему руку помощи и посодействовать бедным православным арабам в совершении святого дела, во славу Божию и в похвалу православию. В заключении послания патриарх выразил уверенность в исполнении его просьбы. [XXIII]

С таким же посланием патриарх Никанор обратился к вице-канцлеру А. М. Горчакову (от 14 июля 1866 г.), при чем сообщил и о своем вступлении на александрийский престол 1 апреля 25.

На заседании 12 сентября того же года Св. Синод постановил: “Предоставить г. и. д. синодального обер-прокурора сообщить министерству иностранных дел для уведомления александрийского патриарха, что Св. Синод вполне сочувствует бедственному положению православных христиан в Египте, не имеющих достаточного количества ни храмов Божиих, ни училищ, но, к крайнему своему сожалению, не находит никакой со стороны своей возможности к воспособлению нуждам их в этом святом деле, по многочисленности и разнообразию собственных нужд духовного управления в империи и крайней ограниченности способов к удовлетворению оных 26".

XXII.

Ответное послание Св. Синода блаженнейшему Никанору (от 3 ноября 1866 г.) написано кратко и выразительно и является очень хорошим образцом мирной грамоты, объединяющей узами братского общения предстоятелей автокефальных православных церквей.

Далее издается целая группа документов (№№ XXIII-XLIII), характеризующих весьма сложный и интересный процесс избрания Нила, митрополита пентапольского, на александрийский патриарший престол. Ни Kallijrwn и Mansi, ни K. DelikanhV не опубликовали ни одного из документов этой обширной группы, так что настоящее их издание является первым и единственным. Мы придаем этим документам весьма важное научное значение, как потому, что они в подробностях раскрывают условия избрания Нила пентапольского на престол св. апостола Марка, так и потому, что в них содержится много принципиальных данных по [XXIV] центральному вопросу из истории Александрийской церкви, касающемуся порядка избрания местных патриархов. Все документы извлечены нами из дела Архива Св. Синода от 4 июля 1869 г. за № 937, где они находятся частью в подлинниках, частью в копиях, воспроизводящих оригиналы официального кодекса александрийской патриархии и формально удостоверенных триполийским митрополитом Феофаном, епитропом александрийского патриарха Никанора 27. Документы были присланы в Св. Синод патриархом Никанором и Нилом пентапольским, когда последний, занявши патриарший престол путем традиционного избрания, сначала отправил Св. Синоду обычную общительную грамоту, а потом, в виду протеста со стороны константинопольской патриархии, искал помощи у Русской церкви и авторитетного признания его законным предстоятелем Александрийской церкви: официальные документы, препровожденные из Александрии в Петроград, и должны были, по расчету “нареченного патриарха" Нила, убедить Св. Синод в правильности и каноничности избрания его преемником патриарха Никанора, добровольно отказавшегося от предстоятельства. Документы изданы нами в хронологической последовательности и имеют следующее содержание.

XXIII.

Митрополиты — Амфилохий пилусийский, Феофан триполийский и Спиридоний киринский, как верные и истинные служители Александрийской церкви, имея в виду современное неблагоприятное ее положение и желая, чтобы в будущем благосостояние престола утверждалось на непоколебимых основаниях, а с другой стороны, стремясь предотвратить вмешательства и вторжения кого бы то ни было во внутренние дела церкви, направленные не к пользе ее, посредством общего [XXV] решения 4 сентября 1868 г. определили и клятвенно обещали соблюдать в священной неприкосновенности следующие условия договора: 1) со всякою жертвою защищать патриарха Никанора; 2) никогда не принимать другого местоблюстителя и диадоха престола, кроме сообща избранного и одобренного кир Нила; 3) никогда и ни под каким предлогом не отступать от указанных обещаний, подчиняясь чуждым советам, а напротив — единодушно защищать прономии и права александрийского престола против всякого вмешательства; 4) жить во взаимной искренности и братской любви, пребывая в единении всегда и во всех отношениях, действовать по общему вопросу церкви совместно и в равной мере, а не обособленно, быть неизменно твердыми в защите прав церкви и прочее.

XXIV.

К 9 марта 1869 г. относится деяние митрополитов и клира Александрийской церкви о том, что все они признают местоблюстителем и диадохом патриаршего престола архимандрита Нила, избранного по общему решению патриарха Никанора, архиереев и мирян, клира и всего общества христиан, назначенного, законно одобренного и канонически предпочтенного, церковно и политически признанного и уже поставленного для управления и руководительства престолом. Деяние для постоянного и вечного доказательства было помещено в официальном патриаршем кодексе и подписано тремя митрополитами, шестнадцатью клириками и патриаршим секретарем, при чем все обещались с готовностью оказывать всякое содействие и повиновение кир Нилу.

XXV.

19 марта патриарх Никанор принес каноническое отречение от александрийского престола в пользу Нила, незадолго пред этим уже хиротонисанного в сап митрополита пентапольского. В документе заявляется, что всем известны тяжелые обстоятельства, при которых патриарх Никанор три года тому назад принял управление [XXVI] александрийским престолом, а равно и то, какие бедствия патриарх испытал и каким треволнениям подвергся духовный корабль Александрийской церкви, угрожаемый совершенным исчезновением и потоплением. Патриарх, от юности верно служивший александрийскому престолу, с глубоко скорбным и сокрушенным сердцем взирал на ненормальное и достойное многих слез его состояние, а с другой стороны, ревнуя о прежней славе и блеске престола и всегда помня о древнем его величии и благосостоянии, он, призвавши просвещение Пресвятого Духа, несколько времени тому назад решил избрать местоблюстителем и диадохом престола пентапольского митрополита Нила — по общему мнению, голосу и одобрению духовенства и народа в Каире и Александрии, как мужа священно приличного и украшенного различными добродетелями, дающими основание надеяться, что он своим признанным умом и способностями может возвратить александрийскому престолу прежнюю славу и направить обуреваемый волнами корабль церкви в удобную и спокойную пристань. Митрополит Нил был церковно и политически признан в достоинстве местоблюстителя и исполнял свои обязанности. Между тем, здоровье патриарха Никанора, достигшего глубокой старости, постепенно ухудшалось, силы его иссякли и болезни умножились, так что не было никакой надежды и возможности задержать естественное течение разрушений. Хорошо понимая. что благосостояние Александрийской церкви возможно лишь тогда, когда ее управление будет находиться в сильных и надежных руках, а с другой стороны, имея в виду прежнее всеобщее избрание Нила пентапольского диадохом александрийского престола, патриарх Никанор в руководительстве и просвещении Пресвятого Духа решил — не по принуждению, но по собственному мнению и избранию и по свободному и не вынужденному желанию — отказаться от предстоятельства и управления этого престола и возложить его на прежде избранного диадоха Нила. И вот, созвавши собор в составе митрополитов Амфилохия пилусийского, Спиридония киринского и Феофана триполийского и в присутствии прочих клириков престола, патриарх сообщил им свое непоколебимое и свободное попечительное желание относительно церкви, при чем все, понявши критическое ее положение и сочувствуя старческим недугам его блаженства, одобрили [XXVII] и приняли решение. В виду этого патриарх Никанор, заботясь о спасении своей души и стремясь к жизни спокойной, безмятежной и чуждой всякой заботы, по собственному решению и выбору и по свободному, независимому и непринужденному желанию, в просвещении и озарении от Пресвятого Духа, с молитвою и отеческим благословением отрекается от престола и всякого предстоятельства и управления Александрийскою церковью в пользу законного и канонического диадоха Нила, митрополита пентапольского. Патриарх отечески побуждал всех архиереев и клириков признать его решение, почитать и подчиняться каноническому его диадоху, уважать его, как своего пастыреначальника, а кир Нила увещевал отечески любить и надлежащим образом утешать всех. В заключении документа патриарх заметил, что он отрекается от престола только в пользу высокопр. Нила, и если Нил случайно не достигнет цели, он берет свое отречение назад; да к тому же патриарх и после отречения сохраняет за собою права иерархического сана и священнодействия во всем престоле. Подписанная копия отречения патриарха Никанора была передана диадоху Нилу, а оригинал помещен в официальном священном кодексе александрийского престола.

XXVI.

В день отречения от предстоятельства блаженнейший Никанор созвал в синодикон патриархии трех митрополитов — пилусийского, триполийского и киринского — и 14 клириков престола и объявил им о своем решении предоставить управление законному своему диадоху Нилу Пентапольскому. Много раз и многоразличным образом все спрашивали его блаженство, свободно ли, непринужденно и непоколебимо его желание, и с расположением ли он отрекается в пользу кир Нила. После этого патриарх, не имея возможности, по слабости рук, написать своею рукою грамоту отречения в пользу местоблюстителя и диадоха александрийского престола, митрополита Нила, поручил пилусийскому митрополиту Амфилохию написать в кодексе эту грамоту. В присутствии всех грамота была пилусийским митрополитом написана, а патриарх подписал ее пред лицом всех участников собора. [XXVIII] Подлинность и законность отречения блаженнейшего Никанора в пользу именно Нила Пентапольского были удостоверены особым актом 19 марта 1869 г., подписанным тремя митрополитами и 14-ю клириками александрийского престола.

XXVII.

Избрание Нила пентапольского на александрийский патриарший престол произошло 21 марта 1869 г. в Каире, при участии митрополитов Амфилохия пилусийского, Феофана триполийского и Спиридония киринского. После отречения кир Никанора от патриаршего александрийского престола, состоявшегося в пользу митрополита Нила, которого патриарх Никанор и часть священного клира, с одобрения многих тысяч христиан, в июне 1867 г. избрали местоблюстителем и диадохом престола, а в августе 1868 г. и прочие архиереи и остальной клир признали таковым, и который был признан правительством Египта и утвержден султанским бератом, — упомянутые митрополиты александрийского престола, составлявшие его синод, принявши во внимание записанное в кодексе, в присутствии всех, отречение патриарха Никанора в пользу митрополита Нила, относительно диадохии которого и сами митрополиты раньше подали голос, собравшись в синодикон патриархии, прежде всего охотно признали отречение патриарха Никанора от престола, происшедшее вследствие старости и телесной немощи и ради стремления к жизни спокойной и чуждой всякой заботы, потом призвали просвещение Пресвятого и Тайносовершителя Духа и, имея в виду состоявшееся прежнее и общее избрание митрополита Нила диадохом престола, приступили к избранию и вслед за тем избрали папою и патриархом великого града Александрии, Ливии, Пентаполя, Эфиопии и всей земли Египта и предстоятелем и попечителем патриаршего престола и своим патриархом высокопреосвященного Нила, митрополита пентапольского, на которого, как украшенного всякою добродетелью и способностью, избиратели возлагали надежду, что он богоугодно, благоприлично и канонически будет управлять святейшею Христовою Александрийскою церковью, и вместе с тем решили посредством такририя сообщить вице-королю Египта об избрании и просить об одобрении, [XXIX] дабы при его содействии избранный патриарх был снабжен необходимым султанским бератом. Протокол был помещен в официальном кодексе александрийской патриархии и подписан тремя митрополитами, членами избирательного собора.

XXVIII.

Соответственно каноническому и законному избранию митрополита Нила папою и патриархом Александрии, Ливии, Пентаполя, Эфиопии и всей земли Египта и пастыреначальником, как это подтверждается и официальным кодексом александрийской патриархии, митрополиты Амфилохий пилусийский, Феофан триполийский и Спиридоний киринский, принявши во внимание, что высокий султанский берат для нового патриарха может запоздать, а вместе с тем замедлит и церковное его вступление на престол, и получив удостоверение в том, что вице-король Египта признал его в достоинстве патриарха и написал высокой Порте относительно выдачи необходимого султанского берата, 9 апреля 1869 г. решили, чтобы избранный подписывался в документах “нареченным папою и патриархом Александрии", как по власти являющийся патриархом, по прежде бывшим — при подобных обстоятельствах — примерам, как свидетельствуют и некоторые синодальные деяния константинопольских патриархов Георгия II Ксифилина (1192-1199) и Филофея (1354-1355) 28, пользовался правами прилагать печать, носящую те же слова с патриаршими эмблемами, приветствоваться “блаженнейшим" и в церквах поминаться таким образом: “отца нашего и архиепископа Нила". Это определение о правах нареченного патриарха Нила, помещенное в священном кодексе патриархии и подписанное указанными тремя митрополитами, должно было иметь силу до вступления его на престол согласно церковным установлениям и до получения берата официального гражданского назначения.

XXIX.

“Для устранения всякого сомнения относительно каноничности избрания его блаженства кир Нила, как диадоха [XXX] его блаженства, бывшего патриарха Александрии кир Никанора, мы отмечаем, что издревле в этом престоле был освящен обычай, чтобы патриархи избирали своих преемников, и таковое избрание, будучи почтенным и непоколебимым, одобряется клиром и народом и признается, как состоявшееся правильно. В доказательство этого мы представляем немногие примеры".

Далее, в любопытной исторической справке, после не относящегося к специальному вопросу сообщения об избрании двух диадохов Александра, архиепископа Константинополя, в лице Павла и Македония, приводятся примеры избрания посредством «diadoch» епископов александрийских Петра, Тимофея (по свидетельству историка Сократа) и Афанасия (по свидетельству историка Созомена) и патриархов Христодула, Сильвестра, Мелетия Пига, Митрофана Критопула, Самуила Капасули и Иерофея II (по данным священного кодекса александрийской патриархии).

А кто станет исследовать церковную историю, — говорится в заключении справки, — тот найдет очень много (pleista) примеров применения в александрийском патриаршем престоле (указанного) освященного обычая 29.

XXX.

23 апреля 1869 г. “нареченный" александрийский патриарх Нил обратился с посланием к Св. Синоду Русской церкви. В документе сообщается, что Нил в июне 1867 г., по решению патриарха Никанора, митрополитов и прочего священного клира александрийского престола, был избран [XXXI] его местоблюстителем и диадохом и это избрание было одобрено православною паствою Египта, а потом, после умиротворения Александрийской церкви и прекращения известных соблазнов, было официально признано и вице-королем Египта. По высокому повелению вице-короля и после настойчивых приглашений всей Александрийской церкви, кир Нил несколько месяцев тому назад прибыл в Египет, где, по просьбе вице-короля, он был снабжен необходимым султанским бератом, а 17 марта 1869 г., с одобрения его кириарха, блаженнейшего Никанора, по избранию находившихся в Египте архиереев и по письменному согласию отсутствовавших, он был хиротонисан в митрополита Пентаполя и с того времени принял трудное управление престолом, хотя и славным и древним, но в последнее время пришедшим в полный упадок по различным причинам, главным же образом вследствие незаконного вмешательства в церковные дела некоторых весьма незначительных по количеству мирян.

Нужно заметить, — продолжал писать в своем послании “нареченный" патриарх Нил, — что он никогда не прибыл бы в Египет, если бы знал, какие препятствия должно устранить для того, чтобы привести престол в прежнюю его славу; однако, признавши призывавший его единодушный голос Александрийской церкви голосом божественным, а с другой стороны, склонившись на благочестивые и настойчивые побуждения русского посла в Константинополе графа Н. П. Игнатьева, как покровителя православия, он согласился принять это тяжелое бремя, надеясь на помощь Божию, и прибыл в Египет, где пользовался всяким содействием и поддержкою русского консула И. Лекса, рекомендовавшего его и вице-королю.

Между тем, спустя три дня после хиротонии Нила в митрополита пентапольского, патриарх Никанор, — который и прежде уже неоднократно выражал пламенное и сердечное желание отказаться, вследствие старости, от престола и проводить жизнь спокойную и свободную от всяких забот, передавши управление церковью в более сильные и надежные руки, — 19 марта устроил в Каире, в патриархии, собор из присутствующих архиереев и прочих клириков и, но собственному и непринужденному желанию и решению, принес отречение от престола, отечески всем рекомендовав избрать папою [XXXII] и патриархом Александрии и своим пастыреначальником его, смиренного Нила, — тем более, что он уже был прежде общим решением избран диадохом престола и внушает уверенность в том, что богоугодно будет управлять церковью. Отречение блаженнейшего Никанора было принято вице-королем Египта, равно был признан и священный собор, который после этого приступил к единодушному избранию Нила патриархом, с одобрения и православного общества, архиереи же, в согласии с этими единодушными деяниями, произвели и каноническое голосование, соответственно постановлениям божественных и священных канонов, а потом посредством прошения ходатайствовали об одобрении избрания со стороны вице-короля и просили его написать высокой Порте о снабжении кир Нила необходимым султанским бератом, дабы после этого состоялось и согласное с церковными установлениями вступление его на александрийский престол. Вице-король охотно согласился на избрание Нила патриархом, признал его и написал высокой Порте о выдаче ему необходимого султанского берата. С того времени Нил и пребывал “нареченным патриархом Александрии", по получении же берата должен состояться гражданский его прием и церковная интронизация, но и теперь он управляет престолом во всей полноте и в значении кириарха.

Но благополучный исход дела, — писал Нил в заключении послания, — умиротворение почтенной, но многострадальной Александрийской церкви и перемена настоящего положении к лучшему никому иному — после Бога, промышляющего о Своей Церкви, — не могут быть обязаны, как просвещенному содействию представителей святой и державной России, этой всегда сильной защитницы православия и особенно — преславного и святейшего престола Александрии. “Относительно этого просим и мы братского и могущественного содействия святого и священного Синода, за что не только мы, но и священный клир и все православное общество, будучи признательны, воссылаем горячие молитвы о здравии, славе и державе великого и боговенчанного Императора всея России Александра II, всего Императорского дома, палаты и воинства и всего благочестивого и благословенного русского народа".

Таким образом, нареченный патриарх Нил надеялся утвердиться на александрийском престоле лишь при содействии [XXXIII] русской дипломатии на Востоке, именно русского чрезвычайного посла в Константинополе, генерал-адъютанта графа Н.П.. Игнатьева и русского генерального консула в Египте И. Лекса, помощь которых он рассчитывал приобрести при братском участии в его положении со стороны Св. Синода. Однако, Св. Синод уклонился от ответа на изложенное послание Нила.


Комментарии

1. См. «Избрание патриархов Александрийской церкви в XVIII и XIX столетиях», стр. 4-5.

2. Гросий в начале XVIII в. равнялся почти четырем франкам (около 1 р. 50 коп.).

3. Патриарх Самуил разумеет здесь Косму, архиепископа клавдиопольского, который, при содействии турецкого правительства, пытался устранить его от патриаршества и занять александрийский престол. Многолетняя борьба Самуила с этим честолюбивым претендентом патриаршей власти создала большие нестроения в недрах Александрийской православной церкви (см. «Избрание патриархов Александрийской церкви», стр. 15-21).

4. Подлинник послания, находящийся в Московской Синодальной библиотеке, снабжен круглою, большою печатью из черной краски с изображением восседающего на троне св. апостола и евангелиста Марка; вокруг изображения начертана надпись: «Samouhl elew Qeou papaV kai patriarchV thV megalhV polewV AlexandriaV kai krithV thV oikoumenhV», а внизу помещена дата «1710», указывающая на год вступления Самуила на александрийский патриарший престол.

Подлинная грамота снабжена датою — «от сотворения мира 7225, а от Христа 1717, в месяце мае, индиктиона девятого». Но в этом указании индиктиона допущена ошибка: на май 1717 г. падает индиктион десятый.

5. «Александрийская патриархия. Сборник материалов, исследований и записок, относящихся до истории Александрийской патриархии. Том I. Составлен архимандритом Порфирием (Успенским). Издание Императорской Академии Наук под редакциею Хр. М. Лопарева.» II. 1898, стр. I-СХХVII (предисловие редактора).

6. См. нашу статью «Новые материалы для истории Александрийской патриархии» (Журнал Министерства Народного Просвещения, 1900, май, отдел II, стр. 149 и след.).

7. Подлинная грамота (на бумаге) патриарха Матфея, находящаяся в Архиве Св. Синода, снабжена большою черною печатью с изображением евангелиста Марка, подобною той, которая находится на грамоте патриарха Самуила Капасули от мая 1717 г. (№1). Печать имеет вокруг изображения следующую надпись: «MatqaioV elew Qeou papaV kai patriarchV thV megalhV polewV AlexandriaV kai krithV thV oikoumenhV». Внизу указан 1746 год, когда патриарх Матфей вступил на александрийский престол.

8. В Архиве Св. Синода находится собственноручно написанный патриархом Парфением оригинал.

9. Ценные исторические данные по этому вопросу содержатся в «Материалах для архиепископии Синайской горы», изданных с предисловием А. И. Пападопуло-Керамевсом, с русским переводом B.B. Латышева («Православный Палестинский Сборник». вып. 58-й. П. 1908: первая половина — греческий текст, вторая половина — русский текст). См. также: И. И. Соколов, 1) Об управлении Синайского монастыря («Сообщения И. Православного Палестинского Общества», 1906 [XVII], стр. 94-103) и 2) Очерки истории православной Греко-восточной церкви в XIX в., стр. 330-335. П. 1901.

10. Кончина Дорофея относится к 1802 году.

11. И. И. Соколов, Константинопольская церковь в XIX в., I, 522-537. П. 1904.

12. Документы под №№ VI-VIII не снабжены печатями, но на конверте помещена большая красная сургучная печать Синайского монастыря, с изображением верху Богоматери и с надписью MR QE. Пониже находится надпись — налево M[onasthrion], направо — EK. На печати находятся и другие изображения святых, мало сохранившиеся.

13. О значении термина «проедр — proedroV» в отношении к митрополиту сообщается в нашем историческом очерке «Епархии Константинопольской церкви настоящего времени», стр. 94-98. П. 1914.

14. Kestenthlionюстендиль) — город в нынешней Болгарии, к юго-западу от Софии. Епископ Ерифр состоял титулярным викарием — помощником (episkopoV bohqoV) кестентилийского митрополита. Подробности о положении титулярных епископов сообщаются в нашем исследовании «Епархиальное управление в праве и практике Константинопольской церкви настоящего времени» стр. 352-356. П. 1914.

15. Ср. «Избрание патриархов Александрийской церкви в XVIII и XIX столетиях», стр. 330-331.

16. Подлинная грамота, находящаяся в Архиве Св. Синода, снабжена черною четыреугольною, с обрезанными углами, печатью, на которой изображен крылатый лев (символ Евангелиста Марка), держащий книгу в одной лапе; наверху льва помещена корона с крестом, направо от льва изображена звезда, налево — луна, внизу льва помещены два расположенные крестообразно ключа. Вверху печати помещена надпись IR-QS, пониже — PTR ALX, а еще ниже — год вступления Иерофея II на престол «18-47». По обеим сторонам льва находятся знаки в роде S. Края печати обведены двумя параллельными линиями, между которыми вырезаны знаки >>>>.

17. Ср. Епископ Порфирий Успенский, Александрийская патриархия, I, 200-206. II. 1898.

18. Печать, находящаяся на документах под №№ XII-XIV (в Архиве Св. Синода), тождественна с печатью на интронизационном послании патриарха Иерофея Св. Синоду (№ X).

19. Дело Архива Св. Синода от 5 апреля 1848 г., № 526, л. 34.

20. Епископ Порфирий Успенский, Александрийская патриархия, I, 265-275. II. 1898.

21. Подлинная грамота Каллиника (в Архиве Св. Синода) снабжена печатью, подобною той, которой пользовался его предшественник по престолу, патриарх Иерофей II.

22. Дело Архива Св. Синода от 8 мая 1864 г., № 919, л. 5, 9.

23. Ср. Проф. Ф. А. Курганов, Наброски и очерки из новейшей истории Румынской церкви, стр. 167 и след. Казань 1899; [проф. И. Е Троицкий, О румынских имениях, преклоненных святым местам («Сообщения И. Прав. Палестинского Общества», 1894 (V), стр. 385 и след.); Румынские церковные имущества (там же, 1893 (IV), 694 и след.).

24. Послание переписано с ошибками, а подпись патриарха исполнена почерком неустойчивым и неразборчивым, — вследствие паралича руки у его блаженства.

25. Дело Архива Св. Синода от 5 сентября 1866 г., № 1426, л. 56.

26. Там же, л. 7,

27. Кроме подписи митрополита Феофана и приписки — “с подлинным верно", копии снабжены и печатью этого патриаршего епитропа. Печать изображает четырехконечный крест в сиянии, с короною вверху и с двумя малыми крестами по сторонам; кругом креста расположена надпись — «Mitropolt (sic) tripolewV barbariaV Qeojani», внизу обозначен 1867 г., когда Феофан был избран на митрополию.

28. Ср. И. П. Соколов. Избрание патриархов в Византии, стр. 116. П. 1907.

29. И действительно, в нашем историческом очерке «Избрание патриархов Александрийской церкви в XVIII и XIX столетиях» представлено «очень много (pleista)» фактов и свидетельств в пользу «древней, священной и непоколебимой прономии» александрийского престола в отношении избрания патриархов, которая заключала в своем составе «diadoch» или «eklogh» со стороны правящего александрийского патриарха и «epidokimasia» или «anagnwrisiV» со стороны местного клира и народа. Существо традиционной александрийской прономии ни мало не нарушалось дополнительными историческими элементами, в роде, например, формального производства патриарших выборов не в Египте, а в Константинополе, указания диадоха из среды иерархов не только Александрийской, но и других православных церквей Востока, и т. п.

Текст воспроизведен по изданию: Александрийские документы, относящиеся к истории православной церкви в Египте в XVIII и XIX столетиях, изданные профессором И. И. Соколовым // Православный палестинский сборник. Вып. 62. Петроград. 1916

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.