Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Мученичество и житие святого, всехвального великомученика Иоанна нового Трапезунтского, пострадавшего в Левкополе 1, называемом, по общему употреблению, Аккерман 2.

Предисловие

Сия служба святому Иоанну Трапезунтскому, сочиненная, как видно из надписи, Никифором патриархом Александрийским, доселе сохранялась рукописною в некоторых церквах, в Яссах и, при переписке ее различными переписчиками, произошли прибавления и опущения и многие погрешности, как то случалось со всеми древними рукописными книгами до изобретения книгопечатания. После появления этой службы, были сочинены и другие подобные службы тому же святому другими стихотворцами, которые, желая удержать за собою первенство, ничего не заимствовали у патриарха, а составляли совершенно другие песнопения, так, что, когда уже были три или четыре такие службы, то настоятель храма недоумевал, какую из них он должен отправлять. Дабы устранить такое смешение, и одинаковую службу установить всюду и особенно в отечестве святого, для прославления его, как первого мученика, убиенного Агарянами, некто Фома Буюки, житель города Ризеи, Трапезунтской епархии, для пользы души своей, постарался печатно издать ее в свет, исправив что нужно, по благочестивому усердию своему, он вычеканил на меди и образ святого, сняв его с древнего изображения, сохранившегося в здешнем Пурновском монастыре. И так, все православные христиане усердно примите сию книгу, славя Бога, который и в последние времена укрепляет благочестных для мученичества; а день святого празднуйте в псалмах и пениях для своего спасения и помилования. [150]

* * *

Вси хотящии жити во Христе, гонимы будут (2-е послан. Тимофея III, 12). Это неизбежно: и сам Христос предвозвестил сие, говоря: в мире скорбни будете (Иоанна XVI, 33). Подлинно, все те, которые желают провождать жизнь богоугодную и соблюдать заповеди Божии, должны терпеть гонения и скорби. Эти заповеди с непоколебимою твердостью исполняли те, которые хотели жить для Бога, и наипаче мученики, которые не щадили последней капли своей крови, но пролили ее, дабы явиться благоугодными Богу. Также аскеты угодили Богу непрерывными трудами своими и потом, как бы двояким мученичеством, и теперь наслаждаются вечною жизнью. К числу живших для Бога принадлежите и ублажаемый ныне нами Иоанн, благодатный мученик, о котором и слово наше предлагается.

Он родился в Лазикии, в лучшем городе оной — Трапезунте, славном удобствами жизни, богатством и обширною торговлею, производимою посредством кораблей, кои учащают пристани его; ибо этот город — приморский. Посему и самые жители его занимаются мореходною торговлею, из числа их был и мученик Иоанн, производивший торговлю на кораблях. Сей блаженный с самого младенчества был добр, кроток и благоговеен к вере во Христа, ко всем милостив и щедр для нуждающихся. Святый Иоанн, решившись отправиться в другое место по своим торговым делам, сел на один корабль, и будучи по природе милостивым, не переставал помогать и благодетельствовать тем бедным, которые находились на корабле; каждый день проливал он слезы, и непрестанно молясь плакал и скорбел о страждущих, утешая их и благотворя, в чаянии от Бога милости: за что и удостоился божественной благодати мученичества. Начальником корабля, на который он сел, был папист 3, из числа тех людей, которые верят догматам Западной церкви. Этот человек был весьма худой и склонный к непримиримой вражде. Отец его, виновник всех зол, диавол возбудил в нем ненависть [151] и великую вражду против Иоанна, и искал случая сделать ему зло, сколько за его благое и христоподражательное смирение и изволение, столько за его твердость и обличения. Так как этот изверг не переставал каждый день спорить с Иоанном о догматах и особенно о происхождении всесвятого Духа, то Иоанн, имея в себе божественную благодать, побеждал его, показывая ему тщету его усилий и ложность его догматов. Но он, подобно отцу своему диаволу, питал в сердце своем чрезмерную ненависть и всегда помышлял лукавое в душе своей. Когда же они достигли пристани одного города, называемого Левкополем 4, а по-турецки — Аккерманом, который лежит при Черном море, в верховье Молдавии; тогда этот злой начальник корабля, тотчас осуществил свою злобу; сошел с корабля вместе с Иоанном и явился к начальнику 5, того места, магометанину, ревностному поборнику и хранителю магометанского учения, и коварным образом оклеветал святого, сказав: на корабле моем находится один христианин, который многократно мне говорил, что он сильно желает отречься от веры своей и присоединиться к вероисповеданию магометанскому, и иметь общение с вами: что он не только простым словом, но и великою клятвою подтверждал. И так не пренебрегай этим, но скорее призови сего человека, спроси его, склони к отречению от собственной веры, улови его. Ибо ты приобретешь великую славу и честь у царя, тем, что присоединил к своей религии сего умного и достойного человека, который при том не последний из Трапезунта. — Гнусный и подлый судья 6, услышав о сем, встал с радостью, и сел на том месте, на котором, по обыкновению производил суд, и тотчас приказал с честью привести к себе святого. Когда путешественник явился, и сел против него; тогда он с лестью и хитрою вкрадчивостью сказал ему: от многих мы знаем, что ты человек достойный и отличный между подобными тебе, и весьма рады слышать, что ты пленен прекрасною [152] и истинною верою нашею и святыми нашими догматами, и что ты возлюбил их всею душою. В самом деле вера наша имеет свойство привлекать человека благородного, возжигать в сердце его огонь чрезмерной любви к себе и способствовать к долголетней жизни. Поелику же ты добровольно любишь ее, то не медли, будь нашим другом и признай нашу веру. Отвергнись от веры христиан смешной и постыдной, и громко посрами их закон и веру пред всем народом, который сегодня собрался для того, чтобы вместе с женами и детьми слышать твое чистосердечное исповедание, твои похвалы великой и славной нашей вере 7, отречение от закона христиан и поругание оного; и, как ты обещал, сделай это немедленно, дабы и другие видели и научались чтить веру нашу; за это достойно ты будешь почтен царем, и станешь жить вместе с нами во всяком довольстве, как брат наш. — В то время, как сей изобретатель пороков и наставник нечестия, способный к всякому злодеянию и коварству, говорил эти безумные и богохульные речи, блаженный Иоанн, возведши на небо душевные свои очи, просил божественной помощи от укрепляющего Бога, который изрек: когда будете ведомы к царям и владыкам имене моего ради, не пецытеся, что речете, или что возглаголете; аз бо дам вам уста и премудрость, ей же не возмогут противитися, или отвещати вси противляющияся вам (Марка XIII, II; Луки XXI, 15) в потом исполнившись божественной ревности, грозно взглянув на тирана, 8 с великим дерзновением отвечал ему, говоря: ты явно лжешь, судья 9; ибо те слова, которые будто бы я сказал, не мои, и никогда не приходило мне на мысль отречься от Христа моего ни словом, ни делом; да не будет этого, Боже мой! никогда я не имел такого помысла: а все это есть ухищрение и выдумка врага истины, отца твоего диавола, который, поселясь в тебе, как в достойном сосуде своей злобы, говорит твоими устами такие богохульства с тою целью, чтобы [153] вовлечь тебя в погибель, так как ты ему нужен для геенны огненной. Пожелай лучше услышать от меня истину, очистив помраченный свой ум от заблуждения в котором ты находится, несчастный пожелай внити в свет ведения чрез святое Крещение, соделаться сыном света и познать единого в Троице Бога, познание коего сияет паче солнца, и удостоиться небесного царствия. — Сказав сие и, возведши к небу руки и очи, вслух велегласно возопил: милостив буди Христе Царю, да не будет того, чтобы я отвергся Творца и Бога моего, да не будет, чтобы я отрекся от всечестного Твоего имени; не послужу ни тьме, ни диаволу 10, но тебе во Отце славимому Сыну и Слову!» — Когда снятый говорил это с твердостью и лицом светлым, тогда лицо судьи непрестанно изменялось; и от ярости, кинувшей в сердце его, он не мог равнодушно слушать слова святого, произносимые с твердостью; видя же, что святый совершенно попрал его хваленую веру, и что он паки величает и славословит Бога, которого он сам уничижил, весь предался неистовству. Как слуга диавола, он тотчас приказал рабам своим снять одежды с святого (который по исполнении сего приказания, стоял нагим, но был одеян божественною благодарю) и собрал множество палок 11 , и взглянув на мученика, сказал: не говори пред нами такую ложь, но отрекись от бесполезной своей веры и всею душою своею прими нашу веру. Оставь эти слова, и поступи, как ты обещал 12; в противном случае, клянусь моею верою, не только сокрушу твое тело этими палками, но и другими большими ужаснейшими мучениями истязаю тебя, доколе не умрешь ты самою горчайшею смертью. Святый отвечал ему: я не лжец, как ты говоришь, будучи исполнен всякого нечестия и бесчеловечия; но я раб Троице славимого Бога, а теперь и мученик его. Сего-то бога узнал я от родителей моих, дабы поклониться ему и служить как Творцу и Создателю всего видимого и невидимого. Кроме того я ожидаю Христа [154] моего судию живших и мертвых, грядущего воздать каждому по делам его. Не надейся услышать от меня другие слова, кроме этих; что я говорил прежде, то и теперь повторяю, т. е. что я не отрицаюсь Христа, Творца и Бога моего, и никогда не отрекусь от Него, пока буду в здравом смысле. По сему не медли долго, но покажи все твое искусство; отец твой диавол, скрывающийся внутрь тебя, наставил тебя дабы я избавил тебя от заботы учить меня, и дабы ты скорее послал меня к Богу и Владыке моему посредством какой угодно смерти, лишь бы уши мои не слышали гнусных твоих речей и очи мои не видели злодейского и скверного лица твоего. Вот тело мое — наго пред тобою; бей его палками, жги его огнем , топи его в воде, секи его мечем , и все муки и казни , какие только ты можешь , кроме сих, все испытай на мне; и тогда увидишь, что я с великою радостью готов терпеть их из любви ко Христу моему, Творцу и Создателю моему, дабы постыдить тебя и отца твоего диавола, научающего тебя.

Как скоро услышав эти слова немилосердый и исполненный всякой злобы мучитель, то возгорелся чрезмерным гневом, и тотчас велел распростереть святого, на земле, и так немилосердно и бесчеловечно терзал его, что все тело его было избито и растерзано; куски 13 его приставали к палкам 14 и разлетались по земле; и все то место, где мученик был распростерт и терзаем, обагрилось его кровью. Святый, увидев себя в таком положении, возвел очи свои к небу и сказал, благодарю тебя Владыко мой Вседержителю, что Ты удостоил меня креститься в собственной моей крови, дабы я омыл ею грехи свои. Мучители святого, услышав сии слова, исполнились ярости, и еще сильнее бичевали тело его, так, что он остался уже безгласен. Поелику же наступила ночь, то они, связав его крепкими узами, бросили его в темницу, как мертвого, для испытания, дабы утром еще жесточе наказать его. [155]

По наступлении дня, гнусный, немилосердый и нечестивый тиран и судья опять сел в судилище, и повелел привести святого. Его привели. Лице его блистало; в душе его была радость. Злобный судья, увидев веселое лице святого и радость в душе его, изумился и думал сам в себе, как осталась душа в своем теле, после таких казней; потом сказал ему: Иоанн, ужели ты не видишь, до какого посрамления довело тебя неверие 15 твое, так что немного в тебе самой жизни, которая всем так сладостна, и едва, едва она держится в тебе? а я опять говорю тебе, если хочешь послушать слов моих, тотчас получишь здравие; ибо здесь есть отличные врачи, прибывшие из Индии и Персии, и они тебя вылечат. Если же ты будешь упорствовать в первом своем убеждении, то знай, что потерпишь наказания горшие прежних. Мученик, мало заботясь о безумных словах судьи, отвечал ему: казни твои и измождение тела моего ничего не значат для меня; ибо поколику внешний человек тлеет, потолику внутренний обновляется, по словам Апостола. У меня нет другой ревности, нет большей радости в душе, как претерпеть все наказания, коим жаждет подвергнуть меня нечестивая и безжалостная душа твоя, и, при благости и помощи творца моего Иисуса Христа, который меня укреплял и укрепит, попрать намерения твои и отца твоего диавола: ибо так заповедует нам Христос во святом Евангелии: претерпевый до конца, той спасен будет. По сему я объявляю тебе, что я за ничто почитаю первые раны мои; они даже приятны для меня; и благодарю Христа моего, что он удостоил меня претерпеть мучения ради всесвятого имени Его. Теперь нечестивейший и неверный, подумай, как бы тебе изобрести более тяжкие мучения под руководством отца твоего диавола, и не медли испытать их на мне; этим более ты прославишь тело мое. Судья, услышав это, и исполнившись бесовской ярости, как лев рыкающий, закричал, особенно по причине пристыждения его, и опять велел распростереть святого на земле и немилосердно и без всякой милости бить его. Терзавшие мученическое тело утомлялись от биения и сменяли один [156] другого, а святый, будучи крепче алмаза 16, все это почитал за ничто. Тогда зрители начали кричать и поносить кровожадного судью, называя его немилосердным и бесчеловечным. Он, услышав голоса и поношение народа, велел привести дикую лошадь, привязать ноги мученика к хвосту ее и влачить его по улицам ; а раб 17 должен бить лошадь, сколько возможно. Таким образом святый был влачим по всей крепости, в пример другим христианам. А когда потащили его по улице еврейской, тогда враги веры христианской — евреи, кричали, осмеивая и хуля святого, и бросая в него то древа, то камни и всякую всячину для посрамления мученика. Один еврей, движимый ненавистью ко Христу и подстрекаемый нечестивыми магометанами, побежал в дом свой, схватил меч и, опередив влекомого святого, отсек ему голову. Мучители успокоились, а мученик окончил стезю мученичества, и святая душа его отлетела в вечные обители. Отвязав его, они оставили на том же месте тело святого и его главу в непристойном положении; и никто из христиан не дерзал приблизиться к нему.

Ночью над мученическим его телом явились светильники огненные; и три светозарные юноши пели и кадили святого, что видели все. Один из евреев, который жил близь того места, где лежало тело святого, полагая, что священники пришли взять его останки, тотчас взял лук свой и стрелу, и, приблизившись к телу, хотел пронзить одного из ангелов, явившихся над мощами святого. Но когда он со всею силою натянул тетиву лука, тогда (о чудо) пальцы правой руки его прилипли к тетиве вместе со стрелою, а левая рука его пристала к луку так, что он не мог ни стрелы бросить, ни рук своих оторвать от лука; и таким образом еврей — это злое порождение ехидны, оставался целую ночь в таком положении. По наступлении дня три юноши и огненный блеск сделались невидимыми. Тогда все побежали и увидели несчастного еврея, прилипшего к луку, и он всем поведал то, что потерпел, и за то освободился от наказания. Судья, [157] услышав сие, испугался и от боязни пришел в трепет. По сему велел христианам взять честные мощи святого. Они взяли их, погребли с честью.

Спустя несколько дней папист 18, начальник корабля, который предал святого в руки судьи, раскаявшись в своей лжи, вознамерился украсть святые мощи, дабы отвезти их в свое отечество, и в один день, нашедши удобный случай, пошел с своими людьми, и начал копать, дабы вынуть мощи святого. Тогда святый явился во сне священнику церкви, и сказал ему: встань и беги в церковь, ибо хотят украсть меня тайно. Священник, сколь возможно скорее побежал в церковь и увидел, что памятник развален, и тело святого едва не вытащено. Тогда он, призвавши всех христиан, рассказал им все случившееся, и они прославили Бога, прославившего святых своих. Взяв мощи святого, они погребли их в церкви близ жертвенника, где они и лежали в продолжении семидесяти лет, и постоянно совершали чудотворения. Ибо часто видали как бы столб огненный, днем и ночью с неба нисходящий на тело мученика, или ангела, или свет блистающий и благоухающий. Это дошло до слуха тогдашнего Господаря Молдавского 19 — благочестивого Александра II. Набожный и благоговейный ко всему святому и пламенея любовью к мученику, как скоро он узнал о его почивании в Левкополе 20, то посоветовался с молдавскими архиереями 21 и своими архонтами 22 и послал их туда с немалыми дарами взять святые мощи и перенести их в Молдавию. Как скоро тамошние начальники дали позволение на это, архонты принесли мощи в Молдавию с великою честью. Благочестивый Господарь вышел на встречу с архиереями и архонтами со всем клиром и множеством народа христианского, с светильниками и фимиамом, псалмами и песнями, и принесли святые мощи в самую крепость Сочавскую, где находился господарский престол, и поставили их в митрополии; правитель припавши [158] к мощам святого, облобызал их устами, испрашивая у него помощи и защиты. У сих мощей совершались и доселе совершаются бесчисленные чудеса. Кто не может засвидетельствовать их словом? Пусть скажут о них те, кои ежедневно их видят. Вот мученичество и богоугодное житие святого великомученика Иоанна Трапезунтского, который за благочестие и чистоту души удостоен от Бога великого дара мученического, и с пламенною любовью к Богу подвизался и посрамил упорного диавола вместе с темными его ангелами и чинами и судиею, наущаемых замучить святого. Таким образом подвизаясь, получил он от мздовоздаятельного Бога неувядаемый венец, за который пролил собственную кровь, и ныне, радуясь вместе с ангелами, славит Отца, и Сына, и святого Духа. Молитвами и ходатайством его да помилует нас Бог, и да удостоит небесного своего царствия.

По падении Генуэзских колоний в Крыму в 1475 году, подпал владычеству турецкому и Монкастро. — И здесь враждебно-религиозные отношения католиков к лицам исповедания восточной церкви, после Флорентийского собора (1439 г.) сделались слишком явными, как это изъясняет Житие св. Иоанна. Монкастро, не смотря на владение турками, по прежнему состоял значительным торговым городом, привлекавшим к себе купцов даже из Индии, и сохранял связи с анатолийскими городами, в том числе и Трапезунтом. Город с каменною крепостью, построенною начально генуэзцами и увеличенною Молдавским Господарем, воеводою Стефаном I великим, около 1388-1391 г. был расположен на каменистом берегу р. Днестра. Неподалеку от крепости, с издавна, была невеликая греческая церковь, и в ней-то, некоторое время, покоилось мученическое тело св. Иоанна. Место это и теперь показывается благочестивым поклонникам. Н. М.

Заметка одного, исцеленного в Сочаве.

(Перевод с Молдавского).

Эти святые мощи перенесены были из Левкополя (Аккермана) по ревности и усердию знаменитого Господаря Александра старого и доброго. Он поставил их в храме митрополии в Сочаве (как это явствует из Жития его), где они и стояли долгое время. После сего, когда кафедра господаря и престол митрополита перенесены были из Сочав в Яссы, и дела находились в смутном положении от войны, то и святые мощи были перенесены в Яссы и поставлены в храме [159] митрополии, который называется старая митрополия. В 7194 (1685) годе, когда Молдавиею управлял знаменитый Константин Кантемир, а иерархом был славный ученостью митрополит Досифей, случилось, что Иоанн Собесский король польский, воюя с Бессарабиею, и возвращаясь оттуда в Яссы, проходил с войском своим чрез Молдавию. Тогда митрополит Досифей, видя смуты военные, и опасаясь как бы не последовало совершенное разорение страны, и как бы иноплеменники не захватили святые мощи, с ведома короля Польского вынул отсюда святые мощи и взяв их с собою и все сокровища святой митрополии и купчие крепости на имения, ушел вместе с польскими войсками в Польшу, надеясь все то сохранить там как у соседей, пока смятения прекратятся каким-нибудь миром, и потом опять перенести в Молдавию. Но так как смуты продолжались долгое время, то митрополит Досифей не успел исполнить своего намерения; ибо умер в Польше. Поелику же преемники его не домогались постоянно возвратить мощи и утварь прежде, нежели устареет дело, то святыня и осталась в Польше даже до сего дня; и чем более проходило время, тем труднее становилось легкое освобождение оной, при малых издержках и трудах. Если же Богу угодно будет побудить кого-нибудь преодолеть затруднения и издержки, и освободить святые мощи и сокровища, то пусть знает таковой, что митрополит Досифей, опасаясь, как бы смерть не помешала ему перенести священные сокровища в прежнее местопребывание, сделал опись оных в присутствии некоторых епископов, архонтов и поляков; сам подписал ее и другие, и собственноручно утвердил, что, если он не успеет перевести эти сокровища в Молдавию, то архонты обязаны, по смерти его, ехать туда и взять их. Эта опись написана на польском языке, и до сего времени хранится при митрополии в Яссах. Вот доказательство, что эти сокровища не были пленены а токмо хранились у соседей, и за не требованием остались там. Что касается до святых мощей, то они почивают в одном храме, в городе Жолкве, в Польше где во славу Божию творят чудеса, и исцеляют тех, кои с верою и любовью прибегают к их помощи. [160]

А перенесение их из Жолквы в Сочаву было в 1783 годе, по повелению Австрийского Императора Иосифа II, и по прошению тогдашнего епископа радаутцкого Досифея, и Иосифа настоятеля монастыря путновского, и Мелетия архимандрита. Кто желает обстоятельнее знать это предание, так пусть прочтет подробное повествование в молдавском Анфологии.

В четверток по пятдесятнице мы празднуем память святого и всехвального великомученика Иоанна Трапезунтского, подвизавшегося в Левкополе 23.


Комментарии

1. В 1492 году.

2. Житие напечатано в Яссах, in folio. Перевел с новогреческого языка, в 1842 году, о. архимандрит Порфирий, ныне викарий Киевской митрополии, епископ Чигиринский.

3. По Четии-Минеи: родом Фряг, верою не Восточного Исповедания.

4. Белгород; у Генуэзцев Moncastro, у Молдаван Четате-алба. ?. ?.

5. Эпарху; в Четии-Минеи: Персянин родом и верою.

6. Игемон.

7. Прославь светозарное солнце, воздай честь предвоссиявающей солнцу звезде, и принеси жертвы небесным светилам.

8. Мучителя.

9. О игемон.

10. Четии-Минея: не поклонюсь солнцу, не послужу огню, не пожру звезде.

11. Жезлия.

12. Поклониться светозарному солнцу.

13. Части.

14. Жезлам.

15. Непокорство.

16. Адаманта.

17. Воин.

18. Фряг, т. е. Итальянец.

19. Великий Воевода.

20. Белграде.

21. С архиепископом Иосифом.

22. Вельможами. — Примечания о. арх. Порфирия.

23. Это заметка взята из службы Святому, празднуемому Русскою Церковью 2 июня.

(пер. Порфирия Чигиринского)
Текст воспроизведен по изданию: Мученичество и житие святого, всехвального великомученика Иоанна нового Трапезунтского, пострадавшего в Левкополе, называемом, по общему употреблению, Аккерман // Записки Одесского общества истории и древностей, Том IX. 1875

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.