Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПЕРДИКА

ОПИСАНИЕ В СТИХАХ

Иерусалимских Господских чудес и достопримечательностей, составленное Ефесским протонотарием Пердикою.

В ряду греческих описаний Святой Земли, издаваемых Императорским Православным Палестинским Обществом, мы печатаем ныне стихотворное описание Пердики. Изданию его мы предпосылаем предисловие, в котором постараемся оправдать те основания, по которым описание это необходимо отнести на одно столетие позже против того, к которому относили его предшествовавшие издатели.

Пресвитер Константин Экономос, грек, в своей Палестинской библиографии относит Пердику, как поклонника и писателя, к концу XIII столетия, без объяснения основания этого мнения 1. Как следует предполагать, он при этом руководился, провидимому, упоминанием Пахимера об одном Пердике, 1281 г. Тоблер, быть может, по той же причине, принял Пердику за писателя XIII столетия, приурочив его ко времени около 1250 года. Он оправдывает это положение следующим: "Er duеrfte im XIII Jahrhunderte geschrieben haben. Der Sarazenen Eroberung von Jerusalem scheint ihm ziemlich nahe. Wenn, schreibt er, fruеher (to prin) der geheiligte Fuss im Tempel Salomos wandelte, so werde der Boden jetzt von Ruchlosen [II] betreten" 2.

С тех пор хронологическое определение Тоблера повторяется до настоящего времени, не смотря на то, что еще гораздо раньше Дюканж 3 и Фабриций 4, казалось, склонялись к тому; чтоб принять Пердику за писателя XIV стол. Доводы Тоблера кажутся нам совершенно недостаточными. Употребляя слово "to prin" грек может одинаково разуметь не только происшедшее за несколько лет, но и происшедшее в незапамятные века раньше. Пердика в стихе 92-м сравнивая, современное ему, пользование храмом мусульманами, с пользованием им христианами. конечно, имел в виду не крестоносцев, что было бы противно его национальным и религиозным убеждениям, но Православных Византийцев, предшествовавших крестоносцам . Поэтому и нынешний греческий поэт, если будет сравнивать настоящее положение храма с древнейшим положением его у Православных, может без опасения употребить выражение "to prin"; так как это наречие имеет грамматическое и синтаксическое значение неопределенное. Другое замечание Тоблера о вымощении ограды храма Соломонова мрамором тоже не доказательно. Этот храм, ежегодно посещаемый тысячами мусульманских поклонников, разумеется, подвергается частой порче, требующей и частого возобновления. Тоже происходит там и в наши дни. Почему бы не предположить, что упомянутое Пердикою мощение относится не к XIV-му столетию, когда, между прочим, нам известно, Египетский Султан в 1318 г. [III] производил обновление храма. Это обновление, конечно, не будет единственным в том веке, так как многие Султаны считали своею гордостью пещись о местах поклонения мусульман, и обновление, исправления и пристройки в них составляли исключительное право их калифского звания.

Если доводы Тоблера недостаточно основательны для подкрепления и допущения предложенного им времени Пердики, то нам предстоит привести свидетельства, которыми более убедительно, думается нам, будет доказано, что автор этот жил в ХIV столетии.

Имя Пердики, стоящее в заголовке сочинения, принадлежащего последнему Византийскому периоду. может быть только фамильным, личное его имя нам пока неизвестно.

Фамильное прозвание Пердики, по известным доселе Византийским текстам, встречается только в Константинополе. Один Пердика (PrdikaV), котораго личное имя неизвестно, жил в последние годы царствования Михаила VIII Палеолога 5. Ему в 1281 г. император велел отрезать нос, когда он служил императорским начальником секретов, если только допустим, что письмо неизвестного писателя и эпохи, изданное Ла-Порт-дю-Тейлем, относится к нему. Означенное письмо надписано так: "Мелагалы (или: Месогалы) начальнику секретов Пердике" ("Tou Melogala" h "Melogala" tw epi twn sekretwn Perdikka) 6.

В XIV в. известен Николай Пердика (PerdikaV), написавший рукопись, ныне находящуюся в Лаврентьевской библиотеке 7. [IV]

В середине того же XIV в. мы встречаем в Константинополе диакона Феодора Пердики (PrdikhV)) и диакона Георгия Пердики. Они оба в 1347 г. подписали соборное определение против Паламитов, Феодор, как чиновник Великой Церкви, "состоявший у принятая прошений" (epi twn dehsewn), а Георгий, как "ризничий чтимого царского клира" (skeoujulax tou euagouV basilikou klhrou) 8. В Декабри 1348 г. Георгий Пердики состоял на служба вселенской патриархии в должности "начальника секрета" (epi tou sekretou). Хотя в бумааге на имя тогдашнего митрополита Визийского, в которой означенный митрополит получает от патриарха Исидора приказание священнодействовать "в присутствии Пердики, присланного для сего досточтимого начальника секрета нашей Святейшей Великой Божьей Церкви" (emprosJen tou apostalentoV epi toutw entimotatou epi tou sekretou epi thV kaJ hmaV agiwtathV tou Qeou megalhV ekklhsiaV, tou Perdikh) не выставлено личное его имя, но пропущенное восполняется в патриаршем уполномочии, которым был снабжен Пердики, которому предстояло разрешить некоторое недоумение относительно нарушения означенным митрополитом литургического правила 9. В 1354 г. Пердики, имея звание "канстрисия" (kanstrisiou) Великой Церкви и звание "ризничего чтимого царского клира", был тогдашним патриархом Каллистом отправлен в Россию в звании патриаршего эксарха для водворения на престоле незадолго пред тем избранного Киевского митрополита Алексея 10

В 1360 г. тот же Георгий Пердики, будучи еще [V] диаконом, был возведен в должность сакеллия и дикеофилака Великой Церкви 11. В 1361 г. он вмести с митрополитом Кельцинским был отправлен как апокрисиарий (apokrisiarioV) вторично в Россию по церковным делам 12. В 1371 г., сохраняя звания дикеофилака и великого ризничего, он возвратился из Фессалийского города Трикал 13, после того, как вмести с монахом Моисеем Факраси управлял некоторое время Фессалоническою митрополией, в качестве эксарха 14.

Другой Пердики без указания личного имени служил у Константинопольского патриарха в 1394 г. в звании ипомниматографа (upomnhmatograjoV), когда он, по приказанию патриарха, составил исповедание (exomologhsiV) монаха Павла Тагари. В этой записке недостает конца и точное ее время написания остается неизвестным. Впрочем в Венском подлинном кодексе она находится в ряду бумаг 1394 г. 15. Между тем из трех других патриарших актов 1400 года узнаем, что и этот Пердики был диаконом и что его собственное имя было Акиндин . В одном из сих актов упомянуто о принадлежащем ему винограднике в одном из участков Константинополя 16. Он же приводится и как переписчик кодекса Эсхилова 17.

После вышесказанного мы полагаем, что нам позволено привести следующие соображения.

Так как Георгий Пердики, после многолетней и притом отличной службы, сохранил должность Диакона и не был возведен в архиерейский сан, который ему [VI] подобал за его заслуги, то мы, предполагаем, что ему в этом воспрепятствовала какая нибудь житейская причина, и наиболее вероятная, что он мог быть семьянином . Поэтому вероятным представляется, что принятый вслед за ним на службу в патриаршую канцелярию Акиндин Пердики, был сыном или по крайней мере ближайшим родственником Георгия. который мог ввести его в тогдашний Византийский служебный мир . Акиндин Пердики в качестве "ипомниматографа" обязан был по каждому синодальному делу делать черновую и не формальную заметку, которую он писал, по приказанию старших, только лишь для памяти 18. Данное же ему в виде исключения приказание составить исповедание монаха Павла Тагари, записку довольно длинную и трудную с точки зрения судебной и канонической, обыкновенное составление которой лежало на обязанности хартофилака или протонотария, — представляется нам не вполне случайным . До отыскания других опровергающих доводов и доказательству мы считаем долгом высказать мнение, что этот Акиндин Пердики удостоился такого доверия со стороны патриарха, в виду его прежнего знакомства с Иеpyсалимскими делами. Не представляется надобности разыскивать затем какого-то Пердики, паломника середины XIII столпил, когда у нас есть непосредственное свидетельство о том, что один церковный чиновник того же имени находился в связи с Иерусалимским делом в конце XIV столетия. Но чтоб нагляднее подтвердить наше предположение, необходимо прибавить еще следующие замечания.

Заглавие издаваемого здесь стихотворного описания [VII] не указывает на иного писателя, как на церковного чиновника, по имени Пердики, без имени личного. Это обстоятельство не противоречит предположению, ибо, как мы видим, оба вышеозначенные лица Георгий и Акиндин приведены даже в официальных документах тоже без личного имени. Родительный же падеж "Perdikou" одинаково правилен будет при именительном падеже "PerdikaV", или "PerdikhV". Автор стихотворного описания, написанного языком правильным, без солецизмов, употребил правильную форму своей фамилии, между тем как патриаршие грамоты, в которых употреблен родительный "Perdikh" по языку своему представляют солецизмы.

Автор описания имеет титул "протонотария Ефеса", разумеется митрополии, а не города, уже не существовавшего в средние века. В какой-то окраине его развалин стояло местечко, известное под именем QelogoV и Alto Luogo 19. Митрополия же Ефесская сохранялась в течении средних веков в лице митрополитов, которые, не имея определенного местопребывания, проживали большею частью в Константинополе, как члены патриаршего синода. Каждый же раз, когда они приезжали в свою епархию для обозрения малочисленной своей паствы, имели пребывание попеременно в самом населенном правительственном городе. в котором имел свое пребывание и турецкий правитель 20. В XIV ст. митрополиты Ефесские жили [VIII] в Цареграде с 1829 по 1338 г., в 1360 г., с 1364 по 1369 г., в 1372, 1387 и 1393 гг. Архиереи, как известно, избираются в Константинополе; отсюда же получают они и своих секретарей, выбирая их между местными молодыми людьми, опытными в составлены бумаг судебного характера, выучившимися этому делу от чиновников местных церковных и гражданских судов. Таким образом Пердики, не смотря на то, что был из константинопольской семьи, мог быть "протонотарием Ефеса" то есть главным секретарем митрополита Ефесскаго, и жить вместе с сим последним в Константинополе. Основываясь на значении записки о Тагари и на заглавии ныне издаваемого описания, я предполагаю, что этот Акиндин Пердики в молодости состоял сперва при Ефесском архиерее, как его протонотарий, то есть имел титул гораздо низший сравнительно с должностию патриаршего "ипомниматографа", и что во время этой его службы ему дан был удобный случай посетить Святые места, а по возвращении, когда он достиг более зрелого возраста, то удостоился, благодаря своим родственникам или ходатайству своего архиерея, сделаться чиновником патриархии и вслед за тем получить почетное поручение составить бумагу, имевшую связь с Иерусалимом, составление которой не принадлежало к его прямым обязанностями

Дело о Тагари, которого исповедание составил патриарший ипомниматограф Пердики, представляет некоторый интерес для истории Иерусалимской патриархиии и потому мы считаем не бесполезным привести его здесь вкратце. Павел Тагари в очень юном возрасте, оставив своих родителей, отправился в Палестину, где сошелся с одним пустынником, [IX] посвятившим его впоследствии в монашество. Чрез несколько времени Тагари, облеченный в монашескую ризу, воротился на свою родину в Царьград, где он положил начало своим обманам, после того как был прежде хорошим и трезвенным иноком . Найдя какую-то икону, он, для сбора денег, провозгласил ее чудотворною. Этим он возбудил против себя своих родителей, людей благородных; они пожаловались патриарху Каллисту, прося его отнять икону из рук монаха Павла. Каллист не внял их просьбам, но когда немного спустя, Каллист переехал в Сербию, то его местоблюститель Дорофей сталь жестоко преследовать Павла, и отнял у него икону. Павел, исполненный гнева и мщения, вторично уехал в Иерусалим, где нашел защиту у Иерусалимского патриарха Лазаря, на столько к нему расположенного, что был им рукоположен в диаконы. Между тем поднялось сильное гонение на Иерусалимского патриарха Лазаря, со стороны главноначальствующего Палестиной, араба Сихуна, приводившего в исполнение султанское повеление против христиан и напавшего с таким ожесточением на патриарха, что подверг его мученичеству для вынуждения его отречься от христианства и принять ислам . Об этом мученичестве коротко повествует современник император Иоанн Кантакузин, горячий друг и покровитель патриарха Лазаря 21. Об этом же мученичестве упоминает и сам Тагари в своем исповедании 22. По смерти Сихуна, султан, ради политических причин, изменил свое отношение к христианам своего государства и оказался к ним настолько благосклонным, что отправил "не малое время после мучений" [X] того же самого патриарха Лазаря в Константинополь, своим послом к императору Иоанну Палеологу 23. Лазарь оставил своим местоблюстителем в Иерусалиме диакона Павла Тагари. Во время пребывания патриарха Лазаря в Константинополе, мы узнаем, из означенного исповедания Тагари, что патриарший его престол потерпел второе нападение, так как тогдашний патриарх Александрами содействовал некоему Дамиану похитить престол отсутствовавшего Иерусалимского нападете Лазаря. Дамиан прожевал в Египте, либо как изгнанный Святогробец либо как духовное лицо, покровительствуемое Александрийским патриархом; оттуда он, в противность канонам, помазанный и рукоположенный в патриархи, приехал в Иерусалим для занятая престола. Но местоблюститель канонического, хотя отсутствующего, патриарха Лазаря, Павел Тагари, сначала не дозволял Дамиану вступить в патриархию и в ней водвориться. Однако партия, противная Лазарю, во время пребывания его в Константинополе, до такой степени усилилась, что вследствие интриг духовенства, направляемых патриархом Александрийским, султан был вынужден заместить Лазаря Дамианом, а так как сей последующий был снабжен вполне законными документами, то Павел Тагари не мог продолжать свое сопротивление. В своем исповедании он изложил дословно следующее: "Дамиан, получая направление и поддержку Александрийского патриарха, прибыл в Иерусалим, и устраивал против меня всякие злодеяния, чтобы убиением меня завладеть церковью. Осведомившись о направленных против меня зависти и лукавстве и объятый страхом я убежал в Антиохию, сошелся с покойным [XI] Антиохийским патриархом господином Михаилом и подружившись с ним, был им рукоположен в пресвитеры" 24. Если бы время, когда жил Антиохийский патриарх Михаил, который провидимому быль Михаил II,. было точно известно, то было бы легко определить приблизительно и время вторжения Дамиана в Иерусалим. Один патриарший документ, составленный в 1366 или 1367 годах упоминает о присутствии в Константинополе патриархов Иерусалимского и Александрийского 25. Имя Александрийского не упомянуто в означенном документе; однако мы знаем, что с 1350 г. по 1371 г. Александрийским патриархом был Нифонт, тот самый, который устроил гонение на Лазаря и отправку в Иерусалим противоканонического патриарха. Совпадение его пребывания в Константинополе представляется нам не случайным. Оно конечно было последствием направленной против него духовной угрозы со стороны Великой Церкви, или же последствием отправления его Султаном для примирения его с Лазарем, после того как Султан уволил Дамиана. Такое устроение дел в Иерусалиме можно вывести из упомянутого документа, в котором сказано, что присутствующие в Константинополе патриархи Александрии и Иерусалима написали в свои епархии грамоты с приглашением своих архиереев в Константинополь для образования вселенского собора. Надо думать, что в этот промежуток времени приняты были в Царьграде надлежащие меры к устранению Иерусалимских распрей, оскорблявших достоинство Церкви. При этом Византийское правительство очень вероятно, хотя на то мы не имеем документальных известий, повторило то же средство, которое оно употребило несколько [XII] лет перед тем против другого похитителя Иерусалимского патриаршего престола Григория, для изгнания которого было отправлено из Византии императорское посольство к султану Египетскому, а из Египта в Иерусалим  26. Членами подобного посольства могли быть только значительные духовные лица, и очень вероятно митрополит Ефесский, ибо они одни были компетентны для того, чтобы восстановить в Иерусалимской патриархии канонический порядок и изгнать похитителя. Около 1361 г. был избран новый митрополит Ефесский, о котором не упомянуто в бумагах 1862 и 1863 гг., за его отсутствием из Константинополя 27. Но в 1364 г. он находится в этой столице 28. В тоже самое время был в силе в патриархии Константинопольской и Георгий Пердики.

Если наше предположение о времени жития автора, теперь нами издаваемого, будет допущено, то не будет ли позволено прибавить догадку о том, что к новоизбранному митрополиту Ефесскому Георгий Пердики определил своего сына или родственника Акиндина Пердики протонотарием, и что сей митрополит отъезжая в Иерусалим взял и его с собою, подобно тому как и другой помощник секретаря болеe раннего императорского посольства в Египет и в Иерусалим, Андрей Ливадино, который оставил нам воспоминания своего путешествуя в Иерусалим 29. Пердики посетил Иерусалим не как простой паломник, но как член официальной свиты. В этом убеждает нас самое это его стихотворение. В стихах 222 — 228, 232, [XIII] 238, 254 — 259 он выражается во множественном числе, когда описывает места для поклонения; между тем как высказывая лично свои взгляды он употребляет единственное число (см. стихи 247—249). Затем, описывая христианские места поклонения в немногих словах или немногими стихами, он между т м храму Соломона, который был, и доселе есть, весьма значительное местопоклонение мусульман, посвящает относительно больше стихов; из подробностей здесь помещенных об этом храме, читатель может убедиться, что Пердики в этот храм входил, а между тем известно, что христианским паломникам ни под каким видом не было позволено входить в него. Если же существуют примеры, впрочем очень редкие, вступления в этот храм старинных паломников, то известно равным образом, что это происходило в виде исключения, вследствиие имевшегося у них, при себе, особого по этому предмету фирмана от Египетского султана, без какового вход;в храм был невозможен  30... Как же мог бы Пердики получить разрешение войти в этот храм, еслиб он не был членом официального посольства, снабженного особенным фирманом?

Кроме вышеозначенных доводов, которыми достаточно доказывается, что наш писатель был паломником скорее XIV, нежели XIII века, мы приведем читателям и новые свидетельства, более существенные, заимствованные из этого самого стихотворения Пердики. В стихах 18—21 он говорить о густо-лиственном дереве, стоявшем в предхрамии церкви Иоакима и Анны, которое, по рассказанному ему преданно, выросло в день Рождества Пресвятой Богородицы. О таком дереве не упоминается в путешествиях XIII ст. [XIV]

В XIV же веке (1322—1356) упоминает о нем один только Иоанн Маудевиль, который также говорить, что оно выросло в самую ночь на Рождество Богородицы 31. В стихах 128—138 наш автор описывает находящееся на горе Елеонской место поклонения преподобной Пелагии, и прибавляет о существующем обычае, чтобы паломники волею или неволею там исповедались, прежде нежели пройдут, чрез узкий вход, на поклонение гроба преподобной. И об этом обычае также упоминается собственно у тех Православных паломников, которых путешествия относятся к XIV ст. Таково путешествие Русского паломника Грефения 32 и то греческое без именное, которое ошибочно приписывалось некоему иеромонаху Вениамину и принято некоторыми за сочинение 1620 года 33, между тем как оно в действительности есть труд начала XV ст., основанный большею частью на более древнем источнике, как это будет в свое время доказано. В стихах 164—165 Пердики упоминает и о месте, где побить камнями первомученик Стефан, по преданно, которое приурочил к XIV веку еще Тоблер  34, что подтверждается известными до сего времени паломничествами этого века.

Описание нашего автора замечательно во многих отношениях, как может убедиться читатель этим делом интересующийся, и удивительно как Тоблер осудил его словами, что wenigstens einiges lasst sich zu nutzen ziehen 35. Мы предполагаем, что в этом мнении он руководился латинским переводом, в [XV] котором действительно находятся довольно много неверностей, делающих Пердики неудобопонятными и во многом негодным. Пердики может быть полезен, как истолкователь Православных хождений XIV в., и с точки зрения синхронического сличения с известиями безымянных путешественников он служить очень полезною основой.

Текст Пердики был известен в XVI столетии Конраду Геснеру, невидимому, по списку находящемуся в Ватиканской библиотеке  36, но под именем Максима Плануда, писателя, процветавшего в первой четверти XIV в.

По другому списку этот текст был издан впервые, как труд анонимного писателя, Фредериком Морелли, в 1620 г., приложившим к описанию свой латинский перевод, ныне нуждающийся в исправлении 37. Но имя настоящего автора определил Лев Аллатий во втором издании, сделанном им на основании принадлежавшего ему списка, в котором находился текст без означения имени, и на основании списка Венской библиотеки, обнаружившего автора этого стихотворения, по сообщению Луки Голштейна. Издание Аллатия помещено в Summikta (изд. 1653, стр. 65—78) 38, с прежним латинским переводом Морелли. С тех пор текст Аллатия воспроизводился в других изданиях его Симмиктов, из которых мне известно Венецианское (1733) в собрании Византийских писателей, отличающееся множеством опечаток. Текст Аллпатия воспроизведен был Миньем в его Греческой [XVI] Патрологии (т. 133, стр. 964) и Вениамином Иоанниду (в 1-м выпуске его проскинитария; 1877 стр. i' — ib' приложения). Мы предполагаем, что наше издание будет пятым в порядка времени. Переиздатели текста Аллатиева к сожалению не обратили внимания на некоторые примечания ученого Петра Ламбеция, напечатанные им в 1665 г. Он обнародовал во-первых письмо Луки Голштейна от 1630 г. к Венскому книгохранителю Цезарской библиотеки Тенгнагелию, в котором просил между прочим некоторых сведений о текста Пердики. Он по видимому не получил надлежащего ответа; потому что отмеченное им в 1630 г. в письме неточное заглавие текста находится совершенно в том же виде и в издании Аллатия. В этом издании, равно как и в прочих доселе неизвестных нам изданиях, читаем следующее заглавие: Perdikou protonotariou thV Ejesou ekjrasiV peri twn en IerosolimoiV kuriakwn Jematwn. — Описание Иерусалимских господских областей, составленное Ефесским протонотарием Пердикою. — Однако Ламбеций очень рано восстановил настоящее заглавие, написав предисловие о кодексе и об изданиях Морелли и Аллатия, и подтвердив предложенное им заглавие примерами, заимствованными из самого текста, где вместо "Jematwn", как значится в заголовке всех изданий; написано "Jaumawn" 39. Заглавие венского кодекса, в том виде как оно сообщено Ламбецием, мы поместили в настоящем издании. Для текста настоящего издания взяты в основание издания Аллатия (1653 г.) и Иоаннида, где последний сделал поправки, из которых некоторые мы приняли, прибавив к ним и наши.

А. Пападопуло-Керамевс.

13 Октября 1890 г.


Комментарии

1  K. Oikonomou. SiwnithV proskunhthV. En AjhnaiV, 1850, Стр. 110.

2 Т. Tobler, Zwei Buеcher Topographie von Jerusalem und seinen Umgebungen. Berlin, 1853, I, стр. XXIV. Его жe: Bibliographia geographica Palestinae. Leipzig, 1867, стр. 26.

3 Glossarium ad scriptores mediae et infimae graecitatis II, 1688, стр. 58.

4 J. Fabricii, Biblioth. Graeca ed. Harles t. IV, стр. 663. VIII, 99.

5 Georg. Pachym. т. I. стр. 487, Бонн. изд.

6 См. Notices et extraits des manuscrits de la bibliotheque nationale, т. VI, стр. 507—508.

7 A.M. Bandini, Catalogus cod. graес, biblioth. Laurent, t. III, col. 290.

8 Fr. Combefisii, Bibliotheca graecor. patrum auctarium novissimum. Parisiis, pars II, стр. 171.

9 Acta et diplomata graeca medii aevi I, стр. 285

10 Acta et diplomata I, стр. 349. Русская историческая библиотека изд. археографич. комиссиею, т. VI, прилож. стр. 60.

11 Acta et diplomata I, 394.

12 Acta et diplomata, T, 435. Русская историческая библиотека стр. 90.

13 Acta et diplomata. I, 514.

14 Acta et diplomata. I, 566.

15 Acta et diplomata II, 224.

16 Acta et diplomata II, 361, 409, 425.

17 V.Gardthausen, Griechische Palaeographie. Leipzig 1879, стр. 311.

18 CrusanJou Ierosolumwn, Suntagmation peri twn ojjikiwn klhrikatwn kai arcontikiwn thV tou Cristou agiaV ekklhsiaV. Enetihsi 1778, Стр. 30.

19 W. Heyd, Histoire du commerce du Levant au moyen-age. Leipzig, 1885—1886, т. I. стр. 542—544.

20 Такими городами были Айдин, Магнисия, Новая Фокея, Аргос Феологос (=Святый Богослов - Ефес ) и некоторые другие, как Фира После многолетних распрей с бывшими в разные времена митрополитами Смирнскими, Магнисией окончательно овладел митрополит Ефесский с 1467 или 1468 г., и там до сих пор имеет местопребывание митрополит Ефесский. Смотри мою статью: "Magnhsia h upo Sipulw kai ai mhtropoleiV Ejesou kai SmurnhV" в "Deltion thV istorikhV kai eJnologikhV etairiaV", т. II, Cтp. 650 - 660.

21 Jo. Cantacuz. т. III. стр. 99—103 ed. Bonn.

22 Acta ct diplom. II, стр. 226.

23 Jo. Cantacuz. т. III, стр. 104.

24 Acta et diplom. I, 226.

25 Acta et diplom. I, 491.

26 Jo. Cantacuz. т. IIII, стр. 90 —99 ed. Bonn.

27 Ср. разные даты в Acta et diplomata 1, стр. 409, 410, 429,446, 447, 450.

28 Acta et diplom. I, стр. 477.

29 Andreou Libadinou perhihgsiV. Ekd. M. Paranika, En Kwnstant. 1874, стр 7. К Ливадино мы воротимся, когда будем издавать его поездку в Египет и Палестину.

30 Т. Toebler, Zwei Buecher Topographie von Jerusalem I, стр. 558.

31 Early travels in Palestine edited with notes by Th. Wright. London, 1848, стр. 172.

32 M-mc B. de Khitrowo, Itineraires Russes en Orient I, 212.

33 Beniamin Iwannidou, Proskunitarion thV agiaV ghV teukoV A. En IerusloumoV; 1877, стр. 20 прибавления.

34 Toebler, Topographie I, 174. II, 188.

35 Tobier, Bibliogr. Geogr. Palestinae, стр. 26.

36 С. Gesneri, Bibliotheca instituta et collecta etc. Tiguri, 1583, стр. 598. Сравни praefatiuncula Аллатия в начале его Summikta, изд. 1653.

37 Мы не могли видеть это издание. По одной ссылке оно напечатано Lutetiae в 8-ю долю листа.

38 Leonis Allatii Summikta. Coloniae Agrippinae 1653. По Фабрицию место печатания должно писать Amstelodami, а не Coloniae (Fabric Bibl Graeca т. IV, стр. 662).

39 P. Lambecii, Commentariorum de augustiss. bibliotheca caesarea Vindobonensi liber primus. Vindobonae, 1665, стр. 102—107.

Текст воспроизведен по изданию: Описание в стихах иерусалимских господских чудес и достопримечательностей составленное эфесским протонотарием Пердикой XIV века // Православный палестинский сборник. Вып. 29. СПб. 1890

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.