Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИОАНН КАНТАКУЗИН

ПРЕДИСЛОВИЕ ИОАННА КАНТАКУЗИНА К ЕГО “ОПРОВЕРЖЕНИЯМ” ПРОХОРА КИДОНИСА

[По рукописи Московского Синодального собрания 233 (143 / CXLIV)]

Благочестивейшего и христолюбивого императора и самодержца Ромеев Иоанна Кантакузина, ради божественного монашеского чина переименованного в Иоасафа монаха, Опровержения иеромонаха Прохора Кидониса, написавшего о свете, просиявшем на Фаворе в лице господа нашего Иисуса Христа, и называющего его [этот свет] творением/

“Словеса беззаконии премогоша нас” говорит пророк 1; мы же, немного изменив изречение, скажем, что словеса тех, кто пагубно толкует священное, превозмогли нас вследствие нагромождения нечестивых речей их..

Светлее солнца сияет вера православных. И действительно, Варлаам из Калабрии, сильный своими природными данными и эллинским образованием, ополчается [именно] на божественный свет. Именно то, что богословы называют божественностью, безначальным царством божиим, вневременным и природным сиянием, божественным свойством и другим тому подобным, он объявил творением, призраком и [явлением] низшим мышления. Потому-то блаженной памяти Григорием Фессалоникийским и была создана книга, сокрушающая всю заносчивость, которую Варлаам злобно выставил против Бога.

И вот, когда блаженной памяти прославленным императором Андроником Палеологом, моим братом, был созван в Константинополе — при патриархе Иоанне Калеке — собор 2, на котором присутствовал и сам [Григорий] Фессалоникийский, упомянутый Варлаам был осужден и отлучен как еретик. И появляется соборное определение против него. [336]

Когда таким-то образом обернулись дела, появляется мисиец (Акиндин был родом из Болгарии (прим. пер.).) Акиндин с некоторыми другими ему подобными, воспринявшими его взгляды и являющимися его соучастниками и последователями. И Варлаам ополчается на божественный свет, а эти сверх того — и на божественные энергии; и то называют их творениями, то сотворенными и несотворенными, то ни несотворенными, ни сотворенными; а иногда [они заявляют], что есть одна только блаженная сущность божия, не ведая, что говорят и утверждают.

И на втором соборе 3, вновь созванном прославленной блаженной памяти императрицей, сестрой моей Палеологиней, в том же царствующем граде, осуждается и этот Акиндин, а вместе с ним — и упомянутый патриарх, как единомысленный с ним. И снова появляется [уже] второе соборное определение, утверждающее упомянутое определение против Варлаама и осуждающее Акиндина этого с его сторонниками.

Затем блаженный Исидор, истинно божий человек, получает патриарший престол. Проходит немного времени, и выступает Григора Никифор, защищая взгляды Акиндина и Варлаама. Между тем философу — [именно] как философу — подобает следовать истине и пребывать в покое. Ведь правило философии таково, что преданному ей [человеку] свойственно быть честным и рассудительным, как и в противном случае — совершенно бесстыдным и дерзким, погрязшим в порочности и зависти. А он именно таков. И хотя бы десять тысяч раз его обуздывать, столько же раз он станет противоречить снова. Ведь он, пренебрегши милой истиной и обзаведшись достаточным количеством сторонников, обращается против истины.

Но враги Господа обманули его (Григору.— Г. П.).

И вот, когда вновь, в третий раз, опять в Константинополе, был мною при блаженном Каллисте, украшавшем патриарший трон, созван собор 4, тогда снова появляется определение, защищающее и подтверждающее первое и второе определения, а Григору осуждающее вместе с Акиндином и Варлаамом. Григора же, не стерпев это вынесенное против него решение, выступает против определения [и исходит] не из божественного писания, не из учения божественных отцов и богословов, но изрыгает кощунственные речи из нутра своего. Из-за этого-то и святейшим патриархом Филофеем была создана книга, подобная содомскому огню, испепеляющему кощунственные и нечестивые языки.

Так ведь обстояло дело. Не дошли ли мы, пожалуй, [в споре] до такого крайнего накала страстей, что надо бы счесть [все] их нападения бесплодными и положить конец писаниям [опровержений]?

Но потом, уже в четвертый раз, поднялись некие и, подобно предыдущим, высказали кощунственные слова о божьем свете. В неоспоримых умозаключениях они, как им кажется, имеют силу, пытаясь доказать ложь. Подобало бы никакого ответа не давать ни им, ни другим, если кто когда-нибудь попытается сказать об упомянутом выше: ведь достаточно божьей милостью появившихся раньше определений, а также книг, написанных, как сказано, блаженным [Григорием] Фессалоникийским и святейшим патриархом Филофеем.

Но некоторые из [наших] друзей пожелали, чтобы мы выступили в защиту и опровергли то, что говорят упомянутые [люди]. Хотя нам и нелегко браться за это дело, однако, исполняя их желание, призвав Иисуса — свет отеческий, сущий, истинный, который просвещает всякого человека, грядущего в мир, благодаря которому мы получили доступ к источнику света — Отцу, начинаем этот спор. И да будет нам дарована сила от Бога!


Комментарии

1. Псал., 64, 4

2. В 1341 г.

3. В 1347 г.

4. В 1351 г.

(пер. Г. М. Прохорова)
Текст воспроизведен по изданию: Публицистика Иоанна Кантакузина 1367-1371 гг. // Византийский временник, Том 29 (54). 1969

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.