Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АЛЕКСЕЙ I КОМНИН

Хрисовул императора Алексея I Комнина Христодулу 1088 г. о предоставлении ему для монастыря острова Патмоса

(Zachariae. Jus Graeco-Romanum III, 373; Miklosich et Muеller, VI, 44—48)

“Справедливо и боголюбезно и согласно с божественной заповедью преклонять слух и ко всем обращающимся с благоразумными просьбами, а гораздо более справедливо и достойно лучшего оправдания [это] по [191] отношению к людям, отличающимся добродетелью и всецело посвящающим свою жизнь богу, ибо помогать им и протягивать руку помощи в том, о чем бы они ни попросили, прямо составляет, по великому и божественному апостолу, соработничество богу и соблюдение закона добродетельной жизни. Вследствие этого моя царственность считает справедливым [как можно] снисходительнее выслушивать и обильно изливать источники милости и на всех прочих, а преимущественно перед всеми на тех, жизнь которых протекает в одиночестве, вдали от мирской суеты и беспорядка. Поэтому, когда благочестивейший монах и исихаст Христодул, прежде проводивший жизнь по боге и совершавший аскетический путь на горе Латре, пламенный любитель уединения, поставивший себе целью вечно в одиночестве ходить по оправданиям божиим, обратился к нам с богоугодной и благоразумной просьбой,— моя царственность сочувственно преклонила слух и поспешно исполнила эту просьбу. Этот боголюбезный муж по любви к спокойствию и по страсти к уединенной жизни старался найти какое-нибудь пристанище, соответствующее его нраву и жизни, и узнал об острове Патмос, диком и безлюдном в одном отношении, но плодоносном и весьма удобном для произрастания духовных плодов, если бы кто пожелал на нем посеять приятные богу семена добродетелей, представляющем собою, так сказать, мастерскую добродетели вследствие того, во-первых, что он [остров] как бы в некое наследие получил подвиги сына Грома и преимущественно возлюбленного у Христа (Указание на апостола Иоанна), а потом и вследствие уединенного и заброшенного своего местоположения (по причине дальнего расстояния от материка там не бывает никого из приезжающих); он пришел к моей царственности и очень убедительно просил предоставить это удобное место для выполнения его желания, предлагая, чтобы было немедленно взято в казну все находящееся во владении на острове Косе, сколько бы и что бы там только ни было, а [ему] взамен получить в неотъемлемый дар весь указанный остров, предлагая, чтобы сложены были лежащие на острове казенные подати, сколько бы их ни было, и остров, свободный и избавленный от всякого налога, был подарен ему, дабы он воздвиг на нем монастырь, собрал в него своих учеников и таким образом беспрепятственно служил богу и возносил теплые молитвы за наше государство. Поэтому настоящим благочестивым хрисовулом [наша царственность] определяет отчислить в казну, согласно просьбе благочестивейшего старца, все, сколько и что бы ни находилось, когда бы то ни было во владении у него на острове Косе, а ему дарит означенный остров во всем его объеме и пространстве, не временно и не на счетные годы, но в неотъемлемое и вечное владение и господство, доколе существует настоящий мир, определяя сложить [с острова] все казенные подати и налоги, какие и сколько бы их ни было. Царственность моя посвящает этот остров богу, как некоторое избранное приношение и величайшую добрую жатву через посредство благочестивого монаха, и отныне на все следующие и вечные времена он будет независим от церковных прав, свободен и от приказных сетей, предоставлен только одному богу и находящимся на нем монахам, которые только одни будут пребывать там, не позволяя никому из мирян жить здесь под предлогом парикии, приезжать для торговли или другого какого-нибудь житейского занятия; на острове в мирском платье будут жить одни только работающие у монахов за плату и те — неженатые, не живущие с женщинами и не имеющие детей: наша царственность преграждает сатане всякий путь дурного влияния. Вследствие этого определяется, чтобы этот остров был совершенно недоступен безбородым и вредным лицам, женщинам, детям и евнухам, от которых возникают так часто душевные бури, о чем именно просил мою царственность этот благочестивейший [192] муж,— за исключением, конечно, как сказано, наемников, в которых монахи нуждаются для обработки острова, но неженатых, ведущих жизнь, близкую к монашеской, о если бы они отличались от них только одеждой! Итак, сам часто упоминаемый благочестивый муж с зависящими от него монахами (настоящими и будущими), а вместе с ними имеющий возникнуть от него святой монастырь на острове Патмосе будут владеть этим островом свободно от податей и налогов, господственно и влаственно, неотъемлемо и вечно, и как бы ни помог ему [Христодулу] бог, в какое бы состояние он ни привел свой остров, даже если бы превратил собственным трудом в плодороднейший и доходный,— он будет отчислять его доходы в свою пользу вместе со своими монахами, совершенно никому не давая в них отчета. Конечно, этот вечный дар ограничивается только этим островом, а вне пределов его, на другом острове, он [Христодул] -совершенно ничем не может владеть; то, что по какой бы то ни было причине принадлежало ему раньше на острове Косе, немедленно будет отдано в казну и будет считаться как никогда не принадлежавшее его монастырю, кроме, конечно, целого острова Липсо и того, чем он владел доныне на острове Леро. Этим он будет владеть согласно со смыслом и силой хрисовула, данного ему нашей царственностью относительно этого, и как он владел этим доныне,— другим же чем-нибудь никоим образом и никогда он не будет владеть ни на одном острове. Таким образом, только ими одними и целым островом Патмосом будет владеть этот святой муж и все подчиненные ему монахи, настоящие и будущие. Потом и честной монастырь, имеющий, как сказано, возникнуть на острове Патмосе, будет владеть этим неотъемлемо и неотчуждаемо, будучи вне всякой канцелярской изобретательности, а тем более пустословия, и должен иметь непоколебимую и неотчуждаемую над этим власть во все века. Монастырь со всем островом навсегда пребудет самостоятельным и независимым, живя сам по себе и управляясь по уставу, имеющему быть в нем в будущем, и по установлению указанного благочестивого монаха Христодула и ктитора, и ни сам монастырь, ни его владения, ни самый остров не должны подчиняться власти лиц царских, патриарших, митрополичьих, епископских, церковных или каких-либо частных. Сюда никогда не должен посылаться никакой изгнанник, но они будут свободны навсегда и самостоятельны, но и свободно будут процветать по силе этой грамоты с золотой печатью.

Указанный весь остров и сам монастырь вместе со всем к нему относящимся освобождается от постоев чиновников, служащих в тагмах и фемах ромейских, вспомогательных и наемных войсках... от взносов взамен постоя их, от прокорма судей, стратигов, сборщиков, угощения сановников, от дачи подарков, поставки продовольствия в крепости, от принудительной продажи мулов, ослов, полуослов, лошадей, волов, рабочих и стадных оленей, собак охотничьих и сторожевых, гусей, уток, куропаток, павлинов, журавлей, лебедей, фазанов, птиц, диких и ручных, и яиц от них, от доставки продуктов, добытых покупкой, от дачи арендной платы, подати с жилищ и усадеб; подушной подати, подворного налога, торговых пошлин, почтового сбора, принудительной продажи хлеба по пониженной цене, постройки укреплений, починки дорог, мостов, налога на париков, доставки железа и гвоздей для ковки лошадей, выдачи сена, предоставления обычного продовольствия судьям, практорам, дукам, катепанам, сборщикам, протокентархам, нарочным, курьерам, свитским и всем царским служащим, отправляющимся по какой бы ни было надобности, снаряжения матросов, стрелков, всадников, копейщиков и других воинов... рубки и доставки всякого леса или перевозки иного рода... постройки всяких судов, пиления досок... и от всякого иного обременения и ущерба.

(пер. М. В. Левченко)
Текст воспроизведен по изданию: Сборник документов по социально-экономической истории Византии. М. Академия Наук СССР. 1951

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.