Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

РОМАН I

Из новеллы 934 г. императора Романа I Лакапина (919-944) против динатов о праве предпочтительной покупки земельных участков односельчанами.

[После неурожая, голода и мора, постигших Византию в 927 г. и следующие годы, правительство принимает меры против эксплуатации народных бедствий динатами]...

Если вследствие каких-либо обстоятельств представится необходимость или появится собственное желание у владельца продать всю свою землю или часть ее, то пусть покупка будет предложена жителям того же селения или соседних полей или селений. Мы постановляем это не из ненависти или зависти к сильным, но из благорасположения к бедным, ради их защиты и ради общего блага. Ибо те, которые получили от бога власть и возвысились над толпой славой и богатством, те, вместо того чтобы, как это следовало бы, взять на себя попечение о бедных, смотрят на них как на свою добычу и досадуют, что не могут поскорее схватить ее... Итак, пусть никто впредь из высших и низших чинов гражданских, военных и церковных — ни сам собой, ни при помощи какого-либо посредствующего лица — не осмеливается вступить посредством покупки, дара или каким другим путем в какое-либо селение или деревню, покупая его земли в целом или хотя бы даже часть, так как всякое такого рода приобретение будет считаться недействительным, и самое имущество, со всякими улучшениями, подлежащим безвозмездному [158] возврату прежним владельцам или их наследникам, или же, в случае неимения таковых, жителям того же самого селения или имения (Новелла здесь перечисляет магистров, патрикиев, лиц, почтенных начальствованием, воеводствами, каким-либо гражданским или военным саном, далее, областных начальников, действительных и бывших, митрополитов, епископов, игумнов, церковных управителей, заведующих благочестивыми или царскими богоугодными заведениями).

Злоупотребление властью со стороны таких лиц, являющихся в села со множеством мистиев, рабов и всякого рода спутников, не только увеличивает тяготы бедных и ведет за собой восстания, преследования, барщину, притеснения, вымогательства, но, как это поймет каждый способный прямо смотреть на вещи, служит к непосредственному и не малому государственному ущербу и вреду. Потому что именно крестьянское землевладение удовлетворяет двум существенным государственным потребностям, внося казенные подати и исполняя воинскую повинность. То и другое должно будет сократиться, если сократится число крестьян. Те, которые обязаны заботиться о государственной безопасности, должны уничтожить причину смятения, искоренить вред и охранить условия общественной пользы. Все это теперь обеспечивается нашим подданным относительно будущего... Однако нам следует не только заботиться о будущем, но и предпринять возможное врачевание относительно прошедшего. Недавнее общественное бедствие, наведенное на нас изменчивостью времен или, скорее, посланное нам в наказание за наши грехи, для многих было только удобным случаем для собственного обогащения. Вместо того чтобы проявить по отношению к бедным, страдающим от голода, человеколюбие или сострадание, они спешили деньгами или хлебом или какими-либо другими выдачами купить по дешевой цене земельные участки несчастных. Они обнаружили большую жестокость, чем сама постигшая бедных горькая нужда, и даже в последовавшее за тем время продолжали быть для несчастных сельских жителей все тем же мором, или же гангреной, въевшейся в здоровое деревенское тело, чтобы довести его до гибели.

2. Итак, кто из знатных, находящихся под вышеуказанным запрещением, после 1-го индикта (Индикт относится к 928 г.), т. е. после начала или конца голода, завладел целиком или частично участками в селах, получив обратно уплаченную ими цену, должны быть удалены оттуда или первоначальными владельцами или их наследниками и родственниками, а за отсутствием их, соучастниками в уплате повинностей или целой общиной.

За сделанные улучшения вышеуказанные лица вносят подобающую сумму, если имеют для этого средства и желание; при отсутствии же того и другого пусть знатные уходят, взяв с собой материал, если только они произвели улучшения за свой счет, а не из имущества и трудов бедных. Но все это говорится о кажущемся справедливом приобретении путем покупки; дарения же или наследования и другие подобные обходные приобретения или хищения считаем и раньше и теперь... недействительными... и подлежащими безвозмездному возвращению прежним владельцам.

3. Тем людям, которых божье провидение по своей большой милости или другим непонятным основаниям возвысило из скромной доли на высшую ступень жизни, мы считаем справедливым оставаться при том наследстве и владении, которое им сначала досталось, и, преступая меры своего благосостояния, не делать несчастными своих соседей, грабя их имущество...

4. Если такие лица (бедные, превратившиеся в динатов) вступили во владение приобретенными ими имуществами ранее означенного в нашем [159] времени все в том же положении, то и теперь мы позволяем им оставаться по-прежнему, причем им, как и всем другим (динатам), запрещается приобретать соседние имения. Если же они оказываются тягостными и несносными для соседей, причиняя постоянный и тяжкий вред убогим, то они должны быть удалены и даже изгнаны, в возмездие за свою строптивость и ненасытность подвергаясь лишению своей собственности”.

[Далее указываются условия, при которых может быть возвращена цена, уплаченная властелям за имение, и меры против обхода постановлений новеллы.]

По постановлению 934 г., несмотря на резкость тона и языка, допускалось, однако, послабление относительно динатов, так как обязанность возвращения крестьянами покупной суммы хотя и со всевозможными льготами и рассрочками ослабляла действительность закона в отношении с происшедшим уже нарушением его... Человек, который для избежания голодной смерти продавал свою собственность, едва ли будет иметь средства для выкупа ее. Что угрозы Романа относительно будущего никого не испугали, это доказали последствия. Властели продолжали приобретать земли “убогих” покупками, сделками и насилием... Вот что говорит византийская хроника о Константине VII Багрянородном, который после низложения Романа Лакапина и его сыновей сделался самостоятельным и единственным правителем государства (944).) “Он увидел, что жадность людей ненасытных распространяется все более, что сильные люди [архонты] прокрались в средину провинций и сел и угнетают там несчастных убогих, что властели посредством насилия и различных хитрых уловок приобрели там [многие] имения, он решил отнять у них несправедливо приобретенное... Что же сделал для этого сей во всем мудрый государь? Собрав подвластный ему сенат, он на основании его совета определил, что все богатые, которые со времени его провозглашения самодержавным государем (944) приобрели покупкой, дарением или насилием поместья или поля в селах, будут оттуда выгнаны без всякого вознаграждения. Таким образом, ему удалось несколько остановить заразу и сдержать жадность ненасытных приобретателей” (Theoph. Continual. De Constantino Porphyrog. ed. Bonn., p. 447),

(пер. В. Г. Васильевского)
Текст воспроизведен по изданию: Сборник документов по социально-экономической истории Византии. М. Академия Наук СССР. 1951

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.