Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АРКУЛЬФА

РАССКАЗ О СВЯТЫХ МЕСТАХ,

записанный Адамнаном.

ARCTULFI RELATIO DE LOCIS SANCTIS

seripta ab Adamnano

Книга вторая.

Главы:

I. О местоположении Вифлеема.

II. О месте Рождества Господня, церкви Святой Марии. [82]

III. О том камне, лежащем вне стены, на которой, после Рождества, пролилась вода Его первого омовения.

IV. О другой церкви, с которой виден памятник Давида.

V. О той церкви, во внутренней части которой находится гробница Святого Иеронима.

VI. О памятниках тех трех пастырей, которых, при Рождестве Господнем, облистал небесный свет, об их церкви.

VII. О гробнице Рахили.

VIII. О Хевроне.

IX. О долине Мамврийской и о гробницах четырех патриархов.

X. О холме и дубе Мамврийском.

XI. О сосновой роще, из которой привозятся на верблюдах в Иерусалим дрова для снабжения топливом.

XII. Об Иерихоне.

XIII. О Галгалах и о двенадцати камнях, которые сыны Израилевы, по переходе через реку Иордан, принесли из высохшей глубины.

XIV. О местности, где Господь был крещен Иоанном.

XV. О цвете Иордана и о Мертвом море.

XVI. Еще о Мертвом море.

XVII. Об источниках Иордана.

XVIII. О море Галилейском.

XIX. О Сихеме и о кладезе в Самарии.

XX. О некоем источники в пустыне.

XXI. Об акридах и дивием меди.

XXII. О месте, на котором Господь благословил пять хлебов и две рыбы. [83]

XXIII. О море Тивериадском и о Капернауме.

XXIV. О Назарете и его церквах.

XXV. О горе Фаворе.

XXVI. О Дамаске.

XXVII. О Тире.

XXVIII. Об Александрии и о реке Ниле и его крокодилах.

I. О местоположении Вифлеема.

В начале этой второй книги следует начертать вкратце кое-что немногое о местоположении города Вифлеема, в котором благоволил родиться от Святыя Девы наш Спаситель. Этот город, как рассказал нам Аркульф, посетивший его, не столько велик по своему местоположению, сколько известен своею славою, распространившеюся по церквам всех народов; он расположен на узком хребте горы, окруженной со всех сторон долинами; этот хребет земли тянется приблизительно на тысячу шагов от восточной стороны к западной: в верхней части этого ровного поля возвышается низкая стена без башен, выстроенная кругом, по краю этой горной возвышенности, окруженной с той и другой стороны долинами; по середине промежутка, внутри стены, расположены длинною полосою жилища обывателей.

II. О месте Рождества Господня, церкви Святой Марии.

На краю восточного угла этого города находится как бы некая естественная половинчатая пещера, внутренняя часть которой есть ясли Господни, в которых мать положила родившегося Младенца; другая же местность, смежная с вышеупомянутыми яслями, [84] поближе ко входу, говорят, была собственно местом Рождества Господня. Вся эта Вифлеемская пещера яслей Господних, ради почитания самого Спасителя, украшена драгоценным мрамором; в этой полупещере, над каменным покоем, выстроена большою постройкой церковь Святой Марии над тем местом, где, по преданию, именно родился Господь.

III. О том камне, лежащем вне стены, на который, после Рождества, пролилась вода Его первого омовения.

Я полагаю, что следует вкратце упомянуть о том камне, лежащем вне стены, на который пролилась вода после первого омовения тела Господня по Его Рождестве, когда сосуд с нею был опрокинут с верха стены. Эта вода, святого омовения, вылитая со стены, обрела в камне, лежавшем внизу, некую яму, как бы выдолбленную природой; этот водоем, наполненный при самом Рождестве Господнем, указывается с того дня до наших времен, в течении многих вековых периодов, наполненным чистейшею водой, нисколько не высыхающей и не убывающей, так как сие чудо совершает наш Спаситель от дня Своего Рождества; об Нем воспевает пророк: воду из камене извел им (Исаия XLVIII, 21). И апостол Павел: камень же бе Христос (1 Кор. X, 4), который вопреки природе извел воду или влагу из весьма твердой пустынной скалы на утешение жаждущему народу. Он же есть Божия сила и Божия премудрость (I Кор. 1, 24), который извел воду из оной Вифлеемской скалы и сохраняет вместилище влаги всегда полным воды: наш Аркульф видел ее собственными глазами и мыл в ней свое лицо. [85]

IV. О другой церкви, в которой виден памятник Давида.

Аркульф, на вопрос мой о гробнице царя Давида, дал нам такой ответ, говоря: я посещал, сам тщательно разыскивая, гробницу царя Давида, погребенного в земле; она находится по середине пола церкви, без всякого поставленного на верху украшения, и окружена сверху низкою пирамидою из камней, с ярко светящей на верху лампадой. Эта церковь находится за городскою стеною, в долине, которая с северной стороны примыкает к Вифлеемской возвышенности.

V. О той церкви, во внутренней части которой находится гробница Святого Иеронима.

Когда мы расспрашивали с подобною же тщательностью также и о гробнице Святого Иеронима, Аркульф сказал следующее: Я видел гробницу Святого Иеронима, об которой вы расспрашиваете; она находится в той церкви, которая выстроена вне этого городка, в долине, лежащей с южной стороны и сопредельной с хребтом вышеупомянутого Вифлеемского холма. Эта гробница Иеронима, сложенная подобно памятнику Давида, не имеет никаких украшений.

VI. О памятниках тех трех пастырей, которых, при Рождестве Господнем, облистал небесный свет; об их церкви.

Аркульф прибавил нам краткий рассказ о памятниках тех пастырей, которых облистал небесный свет в ночь Рождества Господня; он сказал: Я посетил в церкви три памятника оных трех [86] пастырей, погребенных возле башни Гадер, отстоящей от Вифлеема по направлению к Востоку приблизительно на тысячу шагов; их на этом же месте, то есть, возле башни Стада, при Рождестве Господнем, окружил блеск ангельского света; тут также выстроена церковь, заключающая в себе гробницы этих пастырей.

VII. О гробнице Рахили.

Книга Бытия (XXXV, 19) повествует, что Рахиль погребена в Евфрафе в местности Вифлеема; и книга местностей приводит, что Рахиль погребена в той же области, возле пути. Аркульф, отвечая на вопрос мой об этом пути, отвечал: Есть некий царский путь, ведущий от Элии по направлению к югу в Хеврон; к этому пути по соседству примыкает Вифлеем, отстоящий на шесть миль от Иерусалима, к востоку; гробница же Рахили примыкает к оконечности этой дороги с западной стороны, с права от дороги в Хеврон; она построена из простого материала, без всяких украшений, и окружена каменною пирамидой. Там же и ныне указывается написание ее имени, которое соорудил над нею муж ее Иаков.

VIII. О Хевроне.

Хеврон, он же и Мамвре, некогда был главным городом филистимлян и обиталищем исполинов, в котором Давид царствовал семь лет; теперь, как рассказывает Святой Аркульф, не имеет окружающих его стен. В нем видны лишь некоторые следы развалин в остатках некогда разрушенного города; однако, он имеет кое-какие дома, выстроенные из простого материала, поля и виллы, одни в пределах [87] этих разрушенных стенных остатков, другие — вне их, лежащие по ровному полю; в этих домах и виллах обитает множество народа.

IX. О долине Мамврийской и о гробницах четырех патриархов.

С восточной стороны от этого же Хеврона попадается поле с сугубой пещерой, обращенное к Мамвре; ее купил Авраам у Ефрона Хеттеянина, для обладания сугубой пещерой.

В долине этого поля, Святой Аркульф посетил место гробниц Арва, то есть четырех патриархов, Авраама, Исаака, Иакова и Адама, первого человека; их пяты не обращены по обыкновению погребенных в других местностях к востоку, но поворочены к югу, а головы их к северной стороне. Место этих гробниц окружено низкою четырехугольною стеною. Адам первозданный, которому, при прегрешении, тотчас после совершившегося грехопадения, было изречено Богом Творцом: земля еси и в землю отидиши (Быт. III, 19); покоится отдельно от прочих трех, не далеко, на краю северной части четырехугольной каменной ограды, нв под землею, а в каменном гробе, иссеченном в скале, как прочие от его семени, почтенные (погребением), но зарыт в землю, покрытый землею, и сам, будучи прахом, обращенный в прах, почивая, в ожидании воскресения, со всем своим потомством. И так, на такой гробнице его исполняется божественный приговор, произнесенный над ним к нему.

И, по примеру гробницы первого родителя, прочие три патриарха покоятся, почивая, будучи покрыты простым прахом; их четыре гробницы имеют небольшие надгробия, лежащие на верху, обсеченные и [88] вытесанные из отдельных камней, как бы в виде некоей базилики; камни сложены и обделаны по мере длины и ширины каждой гробницы. Три смежные гробницы Авраама, Исаака и Иакова покрыты тремя наложенными сверху твердыми белыми камнями, обделанными, как было сказано выше, в тот вид, про который мы теперь написали; гробница же Адама покрыта камнем, хотя и наложенным, но более темного цвета и более простой работы. Там же Аркульф видел более простые и меньшого объема надгробия трех жен, именно Сарры, Ревекки и Лии, погребенных в земле. И так, погребальное поле этих патриархов отстоит, как видно, от стены того древнейшего Хеврона на расстоянии одной стадии к востоку. Этот Хеврон, как говорят, был основан ранее всех городов не одной только Палестины, но предшествовал в своем основании всем Египетским городам; теперь он указывается в жалком разрушении.

Этого будет достаточно написать о гробницах патриархов.

X. О холме и дубе Мамврийском.

Холм Мамврийский отстоит отделенный на тысячу шагов к северу от выше описанных надгробий; он покрыт густою травою и цветами и обращен к Хеврону, который тянется к нему со стороны африканского ветра. И так, эта небольшая гора, называемая Мамврийской, имеет на вершине ровное поле, где, на северной части этой вершины, основана большая каменная церковь, на правой стороне которой, между двумя стенами этой базилики, удивительным образом находится дуб Мамврийский, [89] укоренившийся в земле; дуб этот зовется и дубом Авраама, потому что под ним некогда Авраам приютил Ангелов; Святой Иероним в одном месте говорит, что он существовал от начала мира до царствования царя Константина; может быть он потому не говорит, что дуб погиб совершенно, что в это время виден был не целый огромный дуб, как было прежде, но некий не цельный пень, укоренившийся в земле и прикрытый церковным кровом, мерою приблизительно в рост двух мужей; от этого то обеденного и обрезанного со всех сторон топорами пня разносятся в различные местности земли частицы веток, ради почитания и воспоминания об этом дубе, под которым, как было упомянуто выше, патриарх Авраам удостоился некогда знаменитого и преславного посещения Ангелов. Кругом этой церкви, которая выстроена там ради почета к этому месту указываются немногие некие строения, населенные монашествующими.

Но об этом сказанного довольно; перейдем к другому.

XI. О сосновой роще, из которой привозятся на верблюдах в Иерусалим дрова для снабжения топливом.

По выходе из Хеврона, на широком поле, лежащем к северной стороне, недалеко от края дороги в лево, попадается не высокая гора, поросшая соснами, в расстоянии трех миль от Хеврона; из этой сосновой рощи возят в Иерусалим на верблюдах сосновые дрова для топки очагов. Я говорю: на верблюдах, потому что по всей Иудее, как сообщает Аркульф, редко можно найти телеги или повозки. [90]

XII. Об Иерихоне.

Наш Святой Аркульф видел местность города Иерихона, который разрушил Иисус после перехода через Иордан, умертвив его царя; вместо него Ила из Вефиля, от колена Ефремова, выстроил другой, который удостоил своим присутствием посетить наш Спаситель. Город этот был взят и разрушен по причине вероломства жителей в то время, когда Римляне осаждали Иерусалим. Вместо него был выстроен третий город, который и сам был разрушен после долгого промежутка; по словам Аркульфа, и ныне указываются некие следы его развалин. Удивительно: после того, как на одном и том же месте были разрушены три города, остался только дом блудницы Раавы, которая сокрыла двух соглядатаев, посланных Иисусом сыном Навиным. в храмине этого своего дома в паздере лняне; каменные стены этого дома стоят без кровли. А вся местность города, лишенная человеческих обиталищ, не имеет ни одного строения, где можно было бы остановиться, и вмещает в себе только посевы и виноградники. Между местностью этого разрушенного города и рекою Иорданом находятся большие пальмовые рощи, среди которых лежат в разных местах небольшие поля, на коих выстроены почти бесчисленные дома неких людей Хананейского племени.

XIII. О Галгалах и о двенадцати камнях, которые сыны Израилевы, по переходе через реку Иордан, принесли из высохшей глубины.

Упомянутый Аркульф видел в Галгалах некую большую церковь, выстроенную на том месте, где сыны Израилевы, перейдя Иордан, разбили шатры и [91] имели первый стан в земле Ханаанской. В этой церкви тот же Святой Аркульф видел те двенадцать камней, об которых Господь глаголал Иисусу, после перехода через Иордан, говоря: Пойми дванадесять мужей от людей, мужа единого от когождо племени, повели им глаголя: возмите от среды Иордана, идеже стояша ноги жречестия готовых дванадесять камней, и изнесше я с собою, положите в полце вашем, идеже станете тамо в нощи (Иис. Нав. IV, 2, 3). Их, говорю я, видел Аркульф, и из них шесть лежали на полу на правой стороне церкви, и другие, в таком же числе, на северной стороне; все они были необтесаны и просты; каждый из них, как говорит сам Аркульф, едва могут поднять с земли два сильных современных молодых человека. Один из этих камней, неизвестно по какому случаю, был разбит на две части и затем, скрепленный железом, соединен рукою художника. И так, Галгалы, где находится вышеупомянутая церковь, лежат по сю сторону Иордана, в восточной стороне от древнейшего Иерихона, в жребии колена Иудина. на пятом милиарие от Иерихона, где долгое время стоял кивот: на этом месте, как говорит предание, выстроена вышеупомянутая церковь, в которой находятся упомянутые выше двенадцать камней, и почитается удивительным поклонением и честию жителями этой местности.

XIV. О месте, где Господь был крещен Иоанном.

То священное и почитаемое место, где Господь был крещен Иоанном, всегда покрывается водами реки Иордана и, как рассказывает Аркульф, [92] который был там и входил с того и другого берега в реку, на этом священном месте водружен высокий деревянный крест, возле которого вода доходит до шеи стоящего человека высокого роста, или же в другое время сильной засухи, при спадении воды, до сосцов; при большем же наводнении, весь этот крест покрывается прибывшей водою. И так, место, где стоит этот крест, и где, как сказано выше, крестился Господь, находится за пределами русла реки; от этого места на другой берег, в области Аравийской, сильный мужчина может перебросить камень, при помощи пращи. И так, от места вышеупомянутого креста, до берега тянется каменный мост, подпертый арками, через который, как через спуск, сходят на берег и на обратном пути поднимаются люди, идущие к этому кресту. На краю же реки имеется некая небольшая четырехугольная церковь, сооруженная, как говорят, на том месте, где в то время, как крестился Господь, были стрегомы одеяния Господни. Она, будучи основана на четырех каменных сводах, стоит над водою, не будучи обитаемой, так как под нее с той и другой стороны подходит вода. Сверху она покрыта известкой, а снизу, как сказано, поддерживается сводами и арками. Эта церковь находится на низменной местности той долины, через которую вытекает река Иордан; на возвышенной же местности находится некий большой иноческий монастырь, поднимающийся над вышеописанной церковью и сооруженный насупротив, на вершине холма: там же церковь, воздвигнутая в честь Святого Крестителя Иоанна, обнесена тою же стеною монастыря, выстроенной из четырехугольных камней. [93]

XV. О цвете Иордана и о Мертвом море.

Цвет реки Иордана, как рассказал нам Аркульф, представляется на поверхности беловатым, подобно молоку, и такой его цвет, при входе его в Соленое море, длинною полосою легко может быть распознан по его руслу от цвета Мертвого моря.

Это Мертвое море, во время больших бурь, вследствие столкновения волн, выбрасывает на землю соль, в обилии находящуюся на окружности этого моря, и она, будучи достаточно высушена солнечною теплотою, приносит весьма большую пользу не только соседним отовсюду, но и находящимся далеко народам. Иначе находится соль на некоей горе в Сицилии; куски от этой горы, отколотые от почвы, вкусом подтверждают, что это натуральная, весьма соленая соль, которая собственно зовется солью земли. Откуда и Господь в Евангелии притчею, как думают, сказал апостолам: вы есте соль земли (Матф. V, 13) и прочая. И так, об этой соли земли, находящейся на горе в Сицилии, рассказал нам Святой Аркульф, который, оставаясь в Сицилии несколько дней, зрением, вкусом и осязанием испробовал, что это есть истинная, весьма соленая соль.

XVI. Еще о Мертвом море.

Он же рассказал нам и о соли Мертвого моря, которую подобным же образом, по его словам, испробовал тремя вышеупомянутыми чувствами; он же посетил и приморский берег вышеупомянутого озера, длина которого простирается до Зоар Аравии на пятьсот восемьдесят стадий, а ширина до соседнего Содома — на сто пятьдесят стадий. [94]

XVII. Об источниках Иордана.

Наш Аркульф дошел и до того места в провинции Финикии, где Иордан кажется вытекающим у подошвы Ливана из двух соседних источников: из них один зовется по имени Иор, а другой Дан, и они, соединившись вместе, получают сложное название Иордана. Следует отметить, что начало Иордана не в Панее, но в земле Трахонитидской, на расстоянии ста двадцати стадий до Кесарии Филипповой, что ныне Панеада, название, происходящее от горы Панея, которая находится в Трахонитиде. Фиала, постоянно наполненная водою, откуда вытекает Иордан подземным течением, и появляется в Панее раздельными водными потоками, обыкновенно называемым, как сказано выше, Иором и Даном. Вытекая оттуда и, после некоего промежутка, сливаясь вместе, они соединяются в одну реку, которая, направляя оттуда свое течение, тянется без всякого перерыва на сто двадцать стадий до города, называемого Юлиадой. Потом, своим течением река проходит по средине озера, называемого Генесар, и оттуда, обойдя многие пустыни, принимается Асфальтовым озером и скрывается в нем. Таким образом, победоносно выйдя из двух озер, Иордан остается в третьем.

XVIII. О море Галилейском.

Наш часто упомянутый Святой Аркульф обошел и большую часть моря Галилейского, которое зовется и озером Киннереф, и морем Тивериадским; к нему примыкают большие сопредельные леса. Само озеро, обширное в окружности на подобие некоего моря, простирается в длину на сто пятьдесят стадий, а в [95] ширину разливается на сорок; воды его сладки и годны для питья, так как не имеют в себе ничего грязного и мутного вследствие болотной тины, но отовсюду окружены песчаным берегом, вследствие чего они чище для питья и лучше для пользования. И нигде в другом озере нельзя найти сортов рыб, которые по вкусу и виду превосходили бы тамошние.

Эти краткие сведения о начале Иордана и об озере Киннереф мы сообщили частью извлеченные из третьей книги Иудейского пленения, частью из свидетельства Аркульфа, который, как заявляет сам, несомненно прошел путь в восемь дней от того места, где Иордан вытекает из устья моря Галилейского до того места, где он впадает в Мертвое море; это же Соленое море Святой Аркульф, по собственному его рассказу, часто видел с вершины горы Масличной.

XIX. О Сихеме и о кладезе в Самарии.

Святой епископ Аркульф, странствуя по области Самарийской, прибыл в город этой провинции, по-еврейски называемой Сихем, а по-греческому и латинскому обыкновению Сикимами; он же, хотя и ошибочно, зовется обыкновенно и Сихарь. И так, близ этого города он видел некую церковь за стенами, которая стоит четверочастною, будучи построена по четырем странам света, как бы наподобие креста, вид которой изображается ниже.

По средине ее находится внутри источник Иакова, называемый обыкновенно и кладезем, обращенный на четыре стороны церкви; на нем Спаситель, утомленный трудным путем, однажды сидел в шестой час дня, и к тому же кладезю пришла в тоже полуденное время почерпнуть воды женщина Самарянка. Об [96] этом именно кладезе та же женщина сказала, между прочим, отвечая Господу: Господи, ни почерпала имаши, и студенец есть глубок (Иоанна IV, 11). И так, Аркульф, пивший воду из этого кладезя, рассказывает об его глубине, говоря: Тот кладезь, который я видел, имеет глубины дважды двадцать оргий, то есть сорок локтей. И так, оргия или локоть зовется протяжение обеих рук от того и другого бока.

Сихем же, он же и Сихима, некогда город жрецов и убежищ, находился в колене Манассиином. на горе Ефремли, где погребены и кости Иосифа.

XX. О некоем источнике в пустыне.

Часто упомянутый Аркульф видел в пустыне некий чистый источник, из которого, по преданию, пил Святой Иоанн Креститель; он покрыт каменною крышей, обмазанной известкой.

XXI. Об акридах и о дивием меде.

Про того же Иоанна Евангелисты пишут: снедь же его бе пружие и мед дивий (Матф. III, 4). Тот же наш Аркульф видел в той пустыне, где жил Иоанн, некий весьма маленький род акрид, тела которых, наподобие пальца руки, тонки и коротки, и так как полет их короток, наподобие скачков лягушек, то они легко ловятся в траве; будучи изжарены в масле, они составляют пищу бедняков. О дивием же меде мы узнали от пробовавшего его Аркульфа, который говорил: в той же пустыне я видел некоторые деревья, листья которых, широкие и круглые, имеют молочный цвет и медвяный вкус; по природе [97] листья эти очень ломки, и кто желает употребить их в пищу, тот сперва их растирает в руках, а затем ест. И этот дивий мед так обретается в лесах.

XXII. О том месте, где Господь благословил пять хлебов и две рыбы.

До этого места дошел наш часто упомянутый Аркульф: его поросшее травою и ровное поле ни разу не было вспахано с тех пор, как Господь насытил на нем пять тысяч человек пятью хлебами и двумя рыбами; на этом поле не видно никаких построек; Аркульф видел только небольшое количество неких каменных столбов, лежащих на краю того источника, из которого пили они, как говорят, в тот день, когда Господь подкрепил их таким подкреплением. Это место находится по сю сторону Галилейского моря, будучи обращено к городу Тивериаде, лежащему от него на южной стороне.

XXIII. О море Тивериадском и о Капернауме.

Те, кто, спускаясь от Иерусалима, желают придти к Капернауму, по словам Аркульфа, идут прямым путем через Тивериаду, затем мимо озера Киннереф, что есть и море Тивериадское и море Галилейское, проходят через распутие мимо места вышеупомянутого благословения и от него, по краю того же вышеупомянутого озера, не далеким обходом приходят в приморский Капернаум, на пределах Завулоновом и Неффалимовом. Город этот, по словам Аркульфа, видавшего его с соседней горы, не имеет стен, стеснен на узком пространстве между горою [98] и озером и тянется длинною полосою по этому морскому берегу; имея с северной стороны гору, а с южной озеро, он направляется в протяжении от запада к востоку.

XXIV. О Назарете и его церквах.

Город Назарет, как повествует Аркульф, гостивший в нем, и сам подобно Капернауму, не имеет обнесения стенами и расположен на горе; однако в нем имеются большие каменные строения, и там же находятся выстроенные две весьма большие церкви: одна в середине города, построенная на двух арках, где некогда был выстроен тот дом, в котором воспитался Господь наш Спаситель. Эта церковь, как сказано выше, стоит на двух возвышениях и лежащих между ними арках, и внизу, между этими возвышениями, имеет находящийся весьма чистый источник, который посещается всеми жителями, черпающими оттуда воду, и из того же родника при посредстве колес поднимается в сосудах вверх вода в церковь, построенную над ним. Другая же церковь выстроена на том месте, где был сооружен тот дом, в который Архангел Гавриил вошел к блаженной Марии и обратился к ней, обретя ее там в это время одну. Эти свидетельства о Назарете мы узнали от Святого Аркульфа, который там гостил две ночи и столько же дней, и не мог прогостить в нем долее потому, что его побуждал торопиться знакомый с теми местностями воин Христов, родом из Бургундии, ведший уединенную жизнь, по имени Петр, который затем обходом вернулся к тому уединенному месту, на котором находился прежде. [99]

XXV. О горе Фаворе.

Гора Фавор в Галилее отстоит от озера Киннереф в трех милях; отовсюду она образовалась в удивительной круглоте и с северной стороны обращена к вышеупомянутому озеру; она поросла травою и цветами и на его прелестной вершине находится большая равнина, окруженная весьма значительным лесом; по середине ее плоскости есть большой монастырь и весьма много келлий. Занятая полем, вершина этой горы не стягивается в узкую верхушку, но растягивается в ширину на двадцать четыре стадии; вышина же горы поднимается на тридцать стадий.

На этой же верхней площадке сооружены не малою постройкою три знаменитые церкви, сообразно с числом тех сеней, об которых на той же Святой горе Петр, обрадованный и испуганный небесни видением, сказал Господу: добро есть нам зде аще хощеши, сотворим зде три сени, тебе едину и Моисееви едину и едину Илии (Матф. XVII, 4). И так, вышеупомянутые строения монастырей и трех церквей, вместе с келлиями монахов, все окружены каменною стеною; там, на верху этой Святой горы, Святой Аркульф гостил одну ночь. Ибо Петр Бургундец, почитатель Христа, водивший Аркульфа по дорогам этих местностей, не дозволял ему, в виду поспешности, долго оставаться на одном и том же ночлеге. Между тем следует отметить и то, что название этой славной горы греческими буквами следует писать через J и w долгое, Qabor, а латинскими буквами с придыханием Thabor, продолжая букву о. Правописание этого слова найдено в греческих учебниках. [100]

XXVI. О Дамаске.

Царский город Дамаск, как сообщает Аркульф, гостивший в нем в продолжение нескольких дней; он лежит на широком поле, обнесен на большом пространстве стенами и сверху укреплен частыми башнями. Кругом, за стенами, находится весьма много оливковых посадок, и его весело оживляют четыре протекающие мимо него большие реки. В нем получил власть и царствует царь Саракинов, и там же выстроена большая церковь в честь Святого Иоанна Крестителя. Выстроена в том же городе и некая церковь неверных Саракинов, которая посещается ими.

XXVII. О Тире.

Наш Аркульф, странствовавший по весьма многим местностям, посетил и Тир, главный город провинции Финикии; он на еврейском и сирском языке зовется Тсор, и про него читается в греческих, латинских и варварских историях, что с земли он не имел никакого доступа. Но впоследствии, как утверждают некоторые, царем Халдейским Навуходоносором были выведены насыпи и было приготовлено осадою место для машин и таранов, а затем ровное поле превращено было в остров. Он был весьма красив и известен, и не без причины по-латыни толкуется: узкий, ибо и остров, и город имеет одинаково узкие размеры земли. Он лежит в земле Ханаанской, и оттуда была жена Хананеянка или Тирофиникиянка, упоминаемая в Евангелии.

Следует отметить, что рассказ Святого Аркульфа о положении Тира и о положении горы Фавора во всем согласуется с теми изъяснениями, которые мы дали выше из толкований Святого Иеронима. Подобным же [101] образом и то, что мы выше описали по рассказу Святого Аркульфа о положении и виде горы Фавора никоим образом не разнится от того, что повествует Святой Иероним о положении и удивительной круглоте этой горы. От этой горы Фавора до Дамаска лежит путь в семь дней.

XXVIII. Об Александрии и о реке Ниле и об его крокодилах.

Этот большой город, бывший некогда главным городом Египта, когда-то по-еврейски назывался Но: город весьма многолюдный, который зовется именем, известным у всех народов, знаменитой Александрией от Александра царя Македонского, ее основателя, получив и величину города и имя от того же строителя. Об местоположении ее Аркульф рассказывает то, что никоим образом не разногласит с узнанным нами ранее чрез чтение.

Он, спустившись из Иерусалима и начав плавание от Иоппы, имел путь до Александрии в сорок дней; об ней вкратце ведет речь пророк Наум (Наум III, 8) говоря: — вода окрест ее, ей же начало море, и вода забрала ее. Ибо с южной стороны она опоясывается устьями реки Нила, с северной же стороны ее расположение является таковым, что, будучи расположена между Нилом и морем, она с той и с другой стороны обтекается водами. Этот город, подобно твердыне, лежит между Египтом и Великим морем, будучи лишен гавани и неудобен для доступа со вне. Порт его, более затруднительный, чем прочие, имеет как бы вид человеческого тела, в голове более просторный для стоянки, в шее же [102] более узкий, там, где принимает в себя прибой моря и прибывающие корабли, и через эту шею доставляется порту некая возможность к дыханию. Когда кто минует теснину и начало порта, то на далекое и широкое пространство протягивается разлившееся море, подобно остальному виду тела. На правой стороне этого порта находится небольшой остров, на котором стоит весьма высокая башня называемая сообща Греками и Латинами Фаросом, по своему употреблению, от того, что она издалека видна мореплавателями и они, прежде, чем приблизиться к порту, узнают о близости земли, преимущественно в ночное время по свету огня, для того, чтобы, будучи введены в заблуждение мраком, не попасть на подводные камни и не лишиться возможности войти в отверстие прохода. Поэтому там есть прислужники, при помощи которых зажигается огонь из подложенных вязанок и других древесных куч, указывающий на близость земли, на тесноту для входа в отверстие порта, на изгибы берега и кривизны прохода, чтобы нежный киль не затронул скал и не наткнулся при самом входе на мели, скрытые под водою. И поэтому необходимо немного свернуть с прямого пути для того, чтобы там корабль не подвергся опасности, наскочив на скрытые камни. В самом порте тот вход, который начинается с правой боковой стороны, более узок, с левой же стороны порт широк. Кругом острова погружаются также сложенные глыбы огромной величины, для того, чтобы основания острова, поражаемые силою поднимающегося моря, не подались и не расселись от продолжительного прибоя. Отсюда несомненно, что при противном течении этот канал, идущий среди шероховатых скал и разорванных [103] глыб, всегда бывает неспокоен и вследствие затрудненности прохода вход кораблей бывает опасен.

Объем порта простирается мерою в тридцать стадий и даже при сильнейшей буре, он совершенно безопасен для стоянки, так как при помощи вышеупомянутых теснин и противолежащего острова отражает от себя морские волны, вследствие чего, благодаря тем же теснинам при входе в порт, весь его бассейн защищен и свободен от бурь и тих от прибоев, через которые затрудняется вход в него. И не даром таковы и защита и величина порта, так как в него необходимо свозить то, что служит к употреблению всего города. Ибо и бесчисленные жители этих местностей ищут торговых сношений на употребление всего города, и страна дает обильные плоды, и обилует прочими дарами земли и ремесел, и прокармливает хлебом весь мир, и снабжает его необходимыми товарами. Такой стране, несомненно не имеющей дождей, доставляют (результаты) неожиданных ливней разлития Нила, при которых и то, и другое помогает пашням — то есть, и плодородие климата, и производительность земли, и где почва приносит отличную пользу и корабельщикам, и земледельцам. Одни плавают, другие засевают, одни объезжают на лодках, другие обрабатывают землю, сея без плуга, разъезжая без повозок. Можно видеть, что страна разграничена потоками, и по всей местности находятся высокие жилища, образуемые кораблями и как бы обнесенные стенами; жилища эти с той и другой стороны примыкают к краям берегов реки Нила. Он судоходен до города, как ого зовут, Слонов; дальнейшему движению корабля препятствуют катаракты, то есть речные водяные [104] холмы, препятствуют не отсутствием течения, но стремительностью всей реки и некоторым падением бегущих вод.

Рассказ святого Аркульфа о положении Александрии и о Ниле не разнится от того, что мы узнали из чтения написанного в других книгах. Из них некоторые извлечения небольшого объема мы местами ввели в настоящее описание, и именно: об отсутствии в городе гавани и о затруднении входа в порт, об острове и выстроенной на нем башне, о том, что Александрия по своему положению ограничена пространством между морем и устьем реки Нила, и прочее. Это обстоятельство без сомнения делает то, что место этого города, которое так сжимается, будучи стеснено с двух сторон, тянется весьма длинною и узкою полосою с востока на запад, что подтверждается и повествованием Аркульфа: по его словам, он начал свой вход в город в третьем часу дня в Октябре месяце и, пройдя город в длину, едва к вечеру мог дойти до конца этой длины. Она обнесена длинным протяжением стен, сверху укрепленных частыми башнями и расположенных вдоль берега реки и края изогнутого моря.

По дороге из Египта, при входе в город Александрийский, с северной стороны попадается церковь большой постройки, в которой лежит погребенным евангелист Марк: его гробница показывается перед алтарем, на восточном месте этой четырехугольной церкви, и надгробие сооружено из мраморных камней.

Это об Александрии, которая, как писано выше, прежде, чем была выстроена и расширена Александром Великим, называлась Но, и к которой, как [105] сказано выше, примыкает устье реки Нила, называемое Канопским и отделяющее Азию с Египтом и Ливию. Ради разлития этой реки Нила Египтяне сооружают по берегам его высокие насыпи, которые если будут прорваны вследствие небрежности стражей или чрезмерным напором воды, уже не орошают лежащие внизу поля, но губят их и опустошают. По этой причине весьма многие, обитающие на Египетских равнинах, по словам Святого Аркульфа, который, плавая по этой реке в Египте, часто переплывал ее в лодке, живут в постройках над водою, сооруженных на положенных поперек балках. По словам Аркульфа, в реке Ниле водятся речные крокодилы, четвероногие животные, небольшие, но весьма прожорливые и настолько сильные, что если один из них случайно найдет возле берега реки пасущимся коня, осла или быка, нападает на него тотчас выскакивая из воды, или же, укусив животное за ногу и увлекши его под воду, совершенно пожирает все животное.

(пер. И. Помяловского)
Текст воспроизведен по изданию: Аркульфа рассказ о Святых местах, записанный Адамнаном // Православный палестинский сборник. Вып. 49. СПб. 1898

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.