Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Сборник Палестинской и Сирийской агиологии,

изданный В. В. Латышевым.

Выпуск второй.

ПРЕДИСЛОВИЕ

В 1907 г. покойный ныне А. И. Пападопуло-Керамевс начал в 57 выпуске “Православного Палестинского Сборника” издание “Сборника Палестинской и Сирийской агиологии”. В виде 1-го выпуска этого “Сборника” он издал 12 греческих текстов житий разных Палестинских святых, а мы присоединили к ним, по просьбе издателя, русские переводы во исполнение принятого в Палестинском Обществе обычая снабжать такими переводами издаваемые иноязычные тексты. В предисловии к этому выпуску покойный издатель высказал несколько мыслей о значении агиографических текстов для изучения истории и географии Палестины и о желательности постепенного собирания и издания этих текстов в виде подготовительной работы к будущему систематическому и критическому “корпусу” Палестинской агиологии. Вполне разделяя эти мысли, мы признали желательным продолжить добрый почин покойного присоединением к изданному им первому выпуску “Сборника” второго, предлагаемого ныне вниманию читателей и содержащего четыре неизданных греческих текста, с которыми нам встретилась надобность познакомиться при работах по исследованию недавно изданной нами Византийской минеи, составленной, быть может, Иоанном Ксифилином 1. Для ускорения подготовки [II] к печати этого 2-го выпуска профессор Н. Н. Томасов изъявил любезную готовность перевести на русский язык два из издаваемых текстов, именно пространное житие св. Фотины и страдание свв. Павла и Иулиании. Что касается более краткого жития св. Фотины, издаваемого под № 2, то мы вместо русского перевода его предпочли дать славянский перевод из “Великих Четьих-миней” митрополита Макария, имея в виду, что, хотя издание этих миней за март месяц давно уже поставлено на очередь Имп. Археографической Коммиссией, но, вероятно, еще не скоро увидит свет, а между тем очень подробный пересказ содержания жития на русском языке уже дан покойным проф. К. О. Радченком в статье, указываемой ниже. Помещаемую нами под № 3 неизданную редакцию жития преп. Мартиниана мы оставляем совсем без перевода, так как в упомянутом 1-м выпуске “Сборника Пал. и Сир. агиологии” уже напечатаны наши переводы двух других редакций этого жития, изданных там покойным П.-Керамевсом. Все эти три редакций настолько близки между собою, что для лиц, желающих познакомиться только с содержанием жития и не знающих греческого языка, вполне достаточно двух указанных переводов, а для исследователей, которые пожелали бы изучить эти редакции в греческих подлинниках со стороны языка, стиля, взаимоотношения и пр., лишний русский перевод вовсе не понадобится. Изданию текстов мы предпосылаем на нижеследующих страницах краткие историко-литературные очерки каждого жития, в которых имеем в виду только выяснить, по мере возможности, постепенную эволюцию текстов, оставляя в стороне исследование их с богословской точки зрения, как лежащее вне нашей компетенции.

Н. Н. Томасову, кроме упомянутого выше перевода двух больших текстов, мы обязаны любезною помощью при списывании и сличении рукописей, а также и составлением указателя. [III]

I. Житие св. Фотины Самарянки и дружины ее.

В Евангелии от Иоанна (IV, 5-42) подробно изложена беседа Иисуса Христа с женою Самарянкою близ г. Сихаря у колодезя Иаковлева. Имя этой Самарянки евангелистом не названо, и о дальнейшей судьбе ее ни в Евангелии, ни в Деяниях или Посланиях апостольских, ни у отцов церкви, насколько нам известно, нет никаких упоминаний. Тем не менее, возникло предание, что эта Самарянка, носившая имя Фотины, уверовала во Христа вместе со своими сыновьями Виктором и Иосией, пятью сестрами (имена их: Анатолия, Фото, Фотида, Параскева и Кириака) и многими другими Самарянами, и после Вознесения Христова сначала была в числе последователей апостола Петра, а потом самостоятельно проповедовала св. Евангелие в разных странах, между прочим в Карфагене. При Нероне все они были вызваны в Рим и подвергнуты самым жестоким и утонченным мукам, от которых и скончались в разное время.

О времени и месте возникновения этого предания трудно сказать что-либо определенное, так как известные нам агиографические тексты не дают на этот счет никаких указаний или даже намеков. Автор печатаемого ниже пространного Венского жития как бы предвидит возможность сомнения в тожестве св. Фотины с собеседницей Христа у колодезя Иаковлева и дает свое объяснение (см. гл. 4, греч. текст на стр. 2, русский пер. на стр. 75). Далее (в конце гл. 5) автор ссылается на “ta palaia kai jilalhqh suggrammata”, подтверждающая это предание, но какие произведения он имел в виду, остается неизвестным. Так как имена великомученицы и сестер ее — чисто греческие, имя старшего сына — латинское и только младшему сыну усвояется еврейское имя, то отсюда, как нам кажется, следует заключить, что предание об этих мучениках и мученицах возникло уже на греческой почве. Имена младших сестер Фотины — Paraskeuh и Kuriakh свидетельствуют, что предание явилось уже в такое время, когда эти греческие слова вошли во всеобщее [IV] употребление для обозначения дней недели (пятница и воскресение). К сожалению, однако, это свидетельство не может оказать помощи к определению термина post quem, так как обозначение дней недели этими словами началось уже очень рано. Напр., выражение kuriakh hmera встречается уже в Апокалипсисе (I, 10) 2.

До последнего времени были известны в агиографической литературе только краткие синаксарные (проложные) жития св. Фотины и дружины ее 3, из которых два изданы недавно (в 1902 г.) в исправном виде отцом Ипполитом Delehaye в капитальном труде его “Synaxarium ecclesiae Constantinopolitanae”, составляющем, как известно, “преддверие” (Propylaeum) к Acta Sanctorum за ноябрь месяц (р. 550). Сведения об этих святых, собранные из старинных календарей и синаксарей, с указанием разногласий между ними, изложены Годфридом Геншеном в Acta Sanctorum, Martii t. III, pp. 80-82. Геншен сильно сомневается в достоверности предания.

В 1899 г. покойный ныне профессор К. О. Радченко нашел в рукописных прологах Белградской Народной библиотеки славянский перевод более пространного жития св. Фотины, опубликованием которого 4 оказал большую услугу агиографии, хотя сам он вполне убежденно (без всяких, впрочем, доказательств) считал открытый им [V] текст “апокрифическим” и очень не высоко ставил его содержание. К этому тексту мы вернемся ниже.

Другая редакция жития, хотя и краткая, но все же более подробная, чем проложные жития, оказалась в той минее за февраль и март месяцы, которую мы издали в 1911 г. по Московской рукописи № 376 Влад. 5 Желание определить по возможности источники, бывшие в распоряжении автора этой минеи, которую мы далее ради краткости будем называть “Царскою” согласно предложения Эргарда 6, побудило нас ознакомиться с пространным житием, давно уже известным, но до сих пор остававшимся в рукописи. Мы разумеем житие в Венской рукописи cod. theolog. gr. CXI (ныне 279), описанное Лямбеком в его известных “Комментариях о Венской библиотеке” 7 с несколькими выдержками из начальных и конечных глав текста. При любезном содействии и материальной помощи историко-филолог. отделения Имп. Академии Наук мы получили фотографические снимки (белым по черному) полного текста жития, по которым и изготовили копию, издаваемую ниже под № 1. Все житие в этой рукописи (ff. 18v-41v), написанное в один столбец разборчивым почерком X-XI в., прекрасно сохранилось. Письмо в общем исправно, хотя и встречаются орфографические ошибки под влиянием итацизма, опущение приращений, пропуски слов и испорченные места, свидетельствующие о непонимании переписчиком оригинала; ivta mutum всюду опускается; n ejelkustikon ставится вполне правильно; постановка ударений не везде согласна с принятыми ныне правилами (отметим двойные ударения на an и иногда на men-de); сокращения встречаются лишь обычные, но не только в конце, а и в середине строк. Все эти особенности, кроме двойных ударений и сокращений, отмечены при издании в подстрочном критическом аппарате. [VI]

В Великих Четиих минеях митроп. Макария под 20-м марта имеются два проложные жития св. Фотины и одно более пространное 8, по начальным словам не сходное ни с Венским, ни с находящимся в Царской минее. Получив, благодаря любезности В.Г.Дружинина, полную копию этого жития, мы констатировали, что текст его по содержанию тождествен с изданным К.Ф.Радченком (см. выше) и отличается лишь не существенными вариантами, обычными в текстах, переведенных или списанных с разных оригиналов, но по языку южно-славянский перевод, естественно, значительно разнится от макарьевского. Греческий текст одной редакции с подлинником этих славянских переводов оказался в рукописи Московской Синодальной библиотеки № 395 Влад., лл. 103v—112. Так как ни этот греческий текст, ни славянский перевод, помещенный в Макарьевских минеях, доселе не изданы, то мы даем тот и другой в настоящем сборнике.

Рукопись № 395, содержащая в себе “сборник житий святых и других статей” 9, относится к XVI и XVII вв. и, по свидетельству архим. Владимира, “писана разными почерками и большею частью нерадиво”. Помещенное в ней житие св. Фотины, как видно из приписки под текстом его на л. 112, переписано в 1535 г. Оно прекрасно сохранилось в рукописи и написано вообще довольно исправно, хотя ошибки в орфографии, объясняемые итацизмом, и в ударениях встречаются довольно часто (они отмечены нами в подстрочном аппарате); обычные сокращения применяются нередко. В двух местах (в глл; 1 и 3) имеются небольшиe пропуски, из коих первый восполняется из славянских текстов, а второе место испорчено и в них (см. стр. 28 и 29). [VII]

Что касается до славянского перевода из Макарьевских миней, издаваемого по Успенскому списку (Моск. Синод. библ. № 992), то мы, имея в виду при издании его только познакомить читателей с его содержанием, но не преследуя строго палеографических целей, для облегчения его чтения допускаем следующие отступления от рукописи: 1) ставим прописные буквы (кроме тех случаев, где они поставлены в рукописи) в начале абзацев, в начале собственных слов и личных имен, а также знаки препинания соответственно смыслу речи; 2) ударения, поставленные в рукописи крайне не аккуратно и подчас неправильно, удерживаем только там, где они стоят правильно, в остальных же случаях опускаем, не прибавляя их от себя; 3) опускаем также другие надстрочные знаки, где они поставлены неправильно; 4) для звука з употребляем одну букву земля и 5) исправляем переписчика в тех случаях, где он, списывая текст механически и без внимания к смыслу, или сливал в одно целое отдельные слова, или разделял одно слово на две части.

Греческий текст в рукописи № 395, как мы уже упомянули,— одной редакции с подлинником указанных славянских переводов. Однако, их никак нельзя считать копиями одного и того же оригинала, а следует признать двумя разными изводами одного архетипа, притом подлинник славянских переводов — более древним. Дело в том, что при тождестве всего содержания в них встречается несколько существенных отличай. Так, по греческому тексту (см. гл. 5, стр. 31,20) волхв Лампадий был переименован в Феоклита, а по славянским переводам— в Христодула (см. стр. 103). Далее в гл. 8-й (стр. 33) греческого текста опущена подробность, что св. Фотида бросила свою содранную кожу в лицо Нерона (см. стр. 105), и, наконец заключительная часть сказания в греческом тексте изложена короче, с опущением последнего разговора св. Фотины с Нероном. Из этого последнего факта мы и заключаем, что подлинник славянских переводов, как более полный, был древнее извода, сохранившегося в Московской [VIII] рукописи и нами ныне издаваемого. Заметим еще, что в обоих славянских переводах есть одни и те же места, переведенные явно ошибочно. Так как трудно предположить, чтобы два переводчика, работавшие совершенно независимо один от другого, сделали ошибки в одних и тех же местах, то следует думать, что ошибочные написания были уже в том греческом тексте, с которого они переводили. Так, напр., слова “kata de tvn wtwn tvn loipvn agiwn egceqhnai touton” (31,28-29) у Макария переведены “стым по плешем вzлiати”, у Радченка почти так же. Очевидно, переводчики имели в своем тексте не wtwn, a wmwn. Немного далее слова “tou toioutou kramatoV toiV agioiV prosacqentoV”. (32,6-7) переведены у Макария: таково ж дело стым сбывшеса (107,7), у Радченка сходно. Здесь переводчики имели перед глазами, без сомнения, не kramatoV, а dramatoV. В третьем месте (33,18) словам “ta paidogona moria” в обоих переводах соответствуют слова “поколеиы жилы”; быть может, в тексте, которым пользовались переводчики, вместо paidogona стояло katw gonatwn, или переводчики не знали значения греческого слова и вторую часть его производили от слова gonu.

Как мы уже заметили выше, проф. Радченко голословно назвал изданное им по Белградским рукописям житие “апокрифическим” как в заглавии своей статьи, так и в тексте ее, и дал очень нелестную характеристику его с литературной стороны (стр. 96-97). Признавая возможным в общем согласиться с этой характеристикой, мы, однако, не можем назвать житие апокрифом, раз оно употреблялось в церковном обиходе, как видно из того, что греческий текст его находится в рукописи, предназначенной для церковного употребления в одном из афонских монастырей, и что перевод его принят митроп. Макарием в его Великие Четьи-минеи.

Обращаясь к содержанию издаваемых нами здесь двух житий св. Фотины, а также изданного раньше в “Царской минее”, мы можем констатировать, что все три, говоря вообще, близко сходны между собою в фактическом отношении, но заключают в себе столько мелких различий в фактах [IХ] и настолько несходны по языку и изложению, что исключается всякая возможность считать какое-нибудь из них основанным непосредственно на другом. Кроме того, можно сказать с уверенностью, что ни одно из рассматриваемых сказаний нельзя считать первоначальным, оригинальным.

Венское житие, самое подробное из рассматриваемых, представляет собою старательно обработанное литературное произведение в духе и стиле Метафраста, что уже само по себе свидетельствует о его позднем происхождении. Автор пользуется всеми шаблонными приемами образованного агиографа, дает тщательно изложенное введение, вводит пространные и красивые диалоги, обращения к слушателям (напр., гл. 22 и 40) и цитаты из св. писания, старается писать возможно изысканным слогом, иногда затруднительным для понимания, уснащает свою речь почтительными эпитетами, прилагаемыми к мученикам, патетическими восклицаниями и обращениями к Богу и пр. Что это произведение не есть первоначальная запись, которую можно было бы причислить к так называемым “acta sincera”, а основано на известных автору письменных материалах и составлено довольно поздно, это доказывается уже отмеченной выше ссылкой (в гл. 5) на “palaia kai jilalhqh suggrammata” и затем в гл. 42 указанием на разногласие свидетельств о кончине св. Фотины и на то, что мощи ее открыты “много лет спустя” (cronoiV polloiV usteron).

Житие, имеющееся в Московской рукописи № 395 Влад. и в двух указанных славянских переводах, принадлежит к типу bioi en suntomw. Оно не имеет никакого введения, ничего не говорит о тождестве св. Фотины с Самарянкою, с которой беседовал Христос, и прямо вводит читателя в описание мучений св. Фотины и дружины ее при Нероне. Изложено оно довольно нескладным и мало обработанным языком.

Наконец житие, помещенное в Царской минее, отличается всеми чертами, характеризующими вообще этот литературный памятник: автор его имел своей задачей самостоятельную литературную обработку в сокращенном виде избранных [Х] житий, по одному на каждый день месяца, пользуясь бывшими у него под руками более древними текстами, которым он следовал иногда очень близко, иногда более свободно, весьма умело сокращая длинноты. Ни одно из составленных им житий, насколько мы успели изучить их по настоящее время, не было вполне самостоятельным и не может считаться первоисточником.

Как мы уже заметили выше (стр. VII), все три рассматриваемые жития в общем весьма сходны между собою в фактическом отношении, но в частностях представляют более или менее значительные различия. Не входя в подробное рассмотрение этих частных различий в описании мучений, так как внимательный читатель сам легко заметит их при сопоставлении, мы ограничимся двумя наиболее яркими примерами, именно различием в именах святых, входящих в состав “дружины”, и местности, где Виктор служил стратилатом.

В Венском житии действующими лицами являются: Фотина, пять сестер ее: Анатолия (Anatolh), Фото, Фотида, Параскева и Кириака, два сына: Виктор, впоследствии переименованный самим Господом в Фотина (см. гл. 18), и Иосия, переименованный в Христодула (гл. 35), далее дукс Севастиан и волхв Лампадий, переименованный в Феокалеста (гл. 28—30). В Московском житии волхву Лампадию усвояется имя Феоклита, а о переименовании Иосии в Христодула не упоминается 10. В житии Царской минеи вместо Анатолии, старшей сестры Фотины, является некий Анатолий, crhstoV anhr kai ta qeia sojoV (гл. З). Волхв по имени вовсе не назван. О переименовании Виктора в Фотина и Иосии в Христодула не упомянуто, так что появление этих имен в гл. 8 (Fwteinon de kai Cristodoulou kai Sebastianon omoiwV akdarhnai prostaxaV) оказывается совершенно неожиданным, и на тождество [ХI] Фотина с Виктором и Иосии с Христодулом нет даже никакого намека 11.

Что касается имени местности, в которую Виктор будто бы был назначен стратилатом, то в Венском и Московском житиях она называется 'Italia (в первом встречается и название жителей — 'Italoi), а в Царской минее — Gallia. Какое из этих имен было первоначальным, сказать нельзя. Очень может быть, что первоначальным был третий вариант этого имени — Galilaia, читающийся в синаксаре имп. Василия и в некоторых рукописях прологов 12.

Указанных разноречий, конечно, не могло бы быть, если бы одно из рассматриваемых житий послужило непосредственным источником для других или если бы все три были основаны на одном общем источнике. Объяснить эти разноречия, мне кажется, возможно только следующим предположением. Когда было записано возникшее и распространившееся на греческой почве предание о мученической кончине св. Фотины и дружины ее в Риме при Нероне 13, и память их стала совершаться в определенный день (20 марта), экземпляры этой первоначальной записи стали размножаться посредством переписки для употребления при церковном богослужении в день памяти святых; при многократной переписке вкрались в текст разные перемены в частностях [XII] описания мучений и различные искажения личных имен, так что постепенно образовались разные “изводы” одного и того же первоначального сказания, и каждое из трех рассматриваемых житий имело своим источником особый извод, вследствие чего в них и оказываются, при близком сходстве общего содержания, более или менее существенные отличия в деталях 14.

Изданная нами Царская минея, если она принадлежит Иоанну Ксифилину, относится к 80-м годам XI века. Время возникновения двух других житий, издаваемых в настоящем выпуске, пока не может быть определено; для них имеется только terminus ante quem во времени написания тех рукописей, в которых они сохранились, и terminus post quem в анахронистическом упоминании об Аварах, появившихся вблизи пределов Византийской империи лишь в средине VI в. 15.

II. Житие преподобного Мартиниана.

Содержание жития преп. Мартиниана, по сохранившимся текстам, в самых кратких чертах следующее. С детства возлюбив Бога, Мартиниан в 18-летнем возрасте удалился в пустынную местность, носившую название “Место ковчега”, близ г. Кесарии Палестинской, и здесь 25 лет подвизался в одиночестве, богоугодною жизнью снискав дар исцелений душевных и телесных недугов. За это дьявол подвергал его разным искушениям и, между прочим, послал соблазнять его одну самонадеянную блудницу из Кесарии. Мартиниан избавился от искушения тем, что [XIII] стал в зажженный костер и сильно обжег себе ноги. Этим он обратил ко Христу соблазнительницу и отправил ее в Вифлеемский женский монастырь блаженной девы Павлы. Избегая подобных искушений, Мартиниан переселился на необитаемый островок и здесь провел 6 лет в полном уединении, причем один корабельщик три раза в год привозил ему хлеб и воду. Однажды по воле дьявола близ островка потерпел крушение корабль, причем погибли все пассажиры, кроме одной красивой девицы, которая, ухватившись за доску, была прибита волнами к островку и, увидев Мартиниана, стала умолять его о спасении. Мартиниан извлек ее из воды и во избежание нового искушения, оставив ее на островке и сообщив, что корабельщик будет привозить ей пищу, сам бросился в море; два дельфина подхватили его и вынесли на землю. Следуя слову Господню “Если будут гнать вас в городе сем, бегите в другой” (Матф. X, 23), он решил непрерывно странствовать, “не нося ни сумы, ни трости, ни двух хитонов, ни меди в поясе, ни чего-либо другого ради телесных потребностей, но куда бы ни входил, в город или в деревню, — разыскивал, кто в ней муж богобоязненный, входил туда и, получая съестное, уходил. Так, бегая, проводил он дни свои; и где застигал его вечер, на горе ли, или в пустыне, или на скале, там он и оставался”. В течение двух лет он обошел таким образом 164 городов, и, пришедши в Афины, мирно скончался, получив благословение от местного епископа, провидевшего его святость. Время жизни преподобного определяется упоминанием о блаженном Павле устроительнице женского монастыря в Вифлееме принадлежала, как известно 16, к кругу близких друзей блаженного Иеронима (изложившего биографию ее в своем в 103-м письме). Следовательно, преп. Мартиниан жил во второй половине IV-го века. Это упоминание придает житию характер историчности, которого не умалить внесенный автором сказания [XIV] элемент чудесного (явление дьявола в виде змея и в буре, спасение Мартиниана двумя дельфинами и т. п.).

Сказание о св. Мартиниане дошло до нас в разных изводах, восходящих к одному и тому же архетипу. Уже Болландистам были известны два извода этого сказания, из коих один с именем Метафраста был издан уже раньше Липоманом и Сурием под 13-м числом февраля в латинском переводе Гентиана Гервета и переведен другими на разные языки, а другой извод издан автором исследования о преподобном в Acta Ss. 17 Годфридом Геншеном “ex antiquo codice MS. Medicaeo Regis Franciae” 18 также в латинском переводе, в котором переводчик во многих местах придерживался перевода Гервета (servata pluribus locis Herveti versione), приводя в примечаниях варианты и дополнения из упомянутого латинского перевода метафрастовского текста.

В наше время ученик известного филолога и византиниста Узенера Paul Rabbow посвятил сказанию о преп. Мартиниане специальное исследование под заглавием “Die Legende des Martinian” в журнале Wiener Studien, т. 17 (1895), стр. 253-293 19. Со своей лютеранской точки зрения он видит в сказании только “eine anmuthige Novelle”, “eine Blute in dem farbenreichen Kranz kirchlicher Dichtung, welchen lebendige und lebensfrische Phantasie um die dem Leben Abgestorbenen schlang” и т. п., и рассматривает его, как фольклористическое произведение, сопоставляя с разными параллелями. Не входя в рассмотрение этой стороны работы Раббова, мы обратим внимание только на те результаты, к [XV] которым он пришел в изучении редакций сказания. Древнейшей редакцией, по его мнению, является житие (bioV kai politeia), впервые изданное им в греческом тексте (стр. 277-293) по рукописям Парижской национальной библиотеки №№ 1451 (XI в.) и 1452 (X в.) и принадлежащее перу современника, как видно из фразы в начале жития: “en oiV egnwn kai ton aoidimon kai mnhmhV axion kai areth qeia kekosmhmenon ton makariwtaton Martinianon”. Этот текст, как мы только что видели, тождествен с изданным в латинском переводе Геншеном.

“Dieser sincere Text — говорит Раббов на стр. 269-gerieth in die Hande eines ebenso unverstandigen wie unselbstandigen Bearbeiters, welcher die zuweilen missverstandene Vorlage hie und da durch eigene Einfalle bereicherte, ofter aber ihre Andeutungen weiter ausfuhrte, die Gedanken wiederholte, sie umstellte”. Образцом этой рецензии Раббов считает Венскую рукопись hist. gr. 3 (XI в.). К этому же изводу справедливо относит он и Московскую рукопись № 162 (379 Влад.), по которой житие издано впоследствии А. И. Пападопуло-Керамевсом 20, и одну Иерусалимскую, а также ту рукопись, по которой составлен латинский перевод, напечатанный в Acta Ss. Pebr. II, стр. 667-671; но последнее неверно, [XVI] так как текст Парижской рукосписи № 1452, переведенный в Acta Ss., относится, как мы только-что видели, к первому изводу. Раббов по странному недосмотру отождествил перевод, данный у Сурия (под 13-м февраля) с переводом в Acta Ss., тогда как между ними есть большая разница, и перевод Гервета, помещенный у Сурия, действительно сделан по одной из рукописей второго извода, причем этот текст неверно приписан Метафрасту.

“Die Wiener Recension, — читаемъ мы далее у Раббова на стр. 271, — wurde die Grundlage fur eine in Symeons Manier gefertigte Metaphrase, welche mit den Worten on tropon ai tvn prolabontwn nosoi swmatikai angeht. Eine allgemeine Einleitung geht voraus: im ubrigen ist die Benutzung der Wiener Redaction uberall ersichtlich”.

Эта редакция, не вошедшая в Миневский сборник метафрастовских житий (Patr. Gr. 114-116), но принятая в число их новейшими исследователями, доселе оставалась неизданной, хотя и встречается во многих рукописях, указанных, напр., у Delehaye в составленной им “Synopsis Metaphrastica”, приложенной къ “Bibliotheca hagiographica Graeca”, изд. 2 (Bruxellis 1909), стр. 289 21. Delehaye в своем списке февральских метафрастовских житий l. с. ссылается на №№ 1178 и 1179 названного сборника; под первым из этих номеров на стр. 165 мы видим метафрастовское вступление: “On tropon ai tvn rpolabontwn nosoi”, а под вторым — житие, изданное Пападопуло-Керамевсом в Прав. Пал. Сборнике, вып. 57, стр. 103-114 (с нашим русским переводом), т. е. не что иное, как текст минеи в Московской рукописи № 376 Влад., позднее изданной нами. Стало быть, иначе говоря, о. Delehaye отождествляет этот текст с метафрастовским, но это совершенно неверно 22. Обращая внимание на отрывки метафрастовского текста, извлеченные Раббовым [XVII] из парижской рукописи № 1500 и сопоставленные с Венской рецензией и сказанием о Варлааме на стр. 271-5, и сличая их с текстом изданной нами Царской минеи, мы убеждаемся, что последний представляет собой эпитому метафрастовского текста, очень близкую к подлиннику, но с пропуском введения, сокращениями и переменами. Автор Царской минеи отнесся к метафрастовскому тексту совершенно так же, как и при обработке других житий, заимствованных им из метафрастовского сборника, например, свв. Парфения, Никифора, Власия и др. 23.

Таким образом, эволюция текстов сказания о препод. Мартиниане представляется в следующем виде:

I. Древнейшая редакция, изданная в греческом подлиннике Раббовым, а в латинском переводе — Геншеном.

II. Слегка измененный извод ее, изданный Пападопуло-Керамевсом в Прав. Пал. Сборн., в. 57, стр. 85-102.

III. Метафрастовский текст, составленный по № II с прибавлением введения и издаваемый здесь нами.

IV. Текст Царской минеи, изданный Пападопуло-Керамевсом в уп. сб. стр. 103-114 и нами в Men. Byz. I, стр. 58-67, составленный по № III.

Наше решение издать здесь метафрастовский текст жития св. Мартиниана вызвано желанием: 1) восполнить число изданных статей метафрастовского сборника, 2) уничтожить пробел, остающийся еще в своде разных редакций жития преп. Мартиниана, и 3) дать возможность сравнительного изучения этого текста и эпитомы его, помещенной в изданной нами Царской минее. В основу издания положена копия, снятая нами лично с рукописи Московской синод, библиотеки № 377 Влад. (XI в.) и сличенная с рукописью той же библиотеки № 389 Влад. (XI в., лл. 40 r - 47 v), в которой, к сожалению, [XVIII] значительная часть текста (от гл. 11 до 25-й) пропала вследствие потери нескольких листов между листами 45 и 46 по нынешней пагинации 24. He даем здесь описания рукописей, так как о содержании их легко справиться, в случае надобности, в “Систем. описании” архим. Владимира, а характерные особенности их указаны в имеющихся кратких описаниях 25. Заглавия и прописные буквы, обозначающие начало глав или параграфов, в обеих рукописях написаны киноварью. Ivta mutum в № 377 обыкновенно приписывается не только в формах имен существ., прилаг. и местоимений, но и в глагольных, тогда как в № 389 обыкновенно опускается, хотя иногда и приписывается (напр., в форме члена tvi). Варианты и особенности написания обеих рукописей отмечены нами, по обыкновению, в подстрочных примечаниях.

В заключение скажем несколько слов об именах тех двух женщин, которые играли столь видную роль в жизни св. Мартиниана, именно его соблазнительницы и спасенной им девицы. Св. Димитрий Ростовский в своем пересказе жития называет первую Зоей, а вторую Фотинией. Однако, ни в одном из известных нам греческих текстов, как пространных, так и синаксарных, ни та, ни другая по именам не называются. Геншен в своих кратких примечаниях к латинскому переводу жития говорит, что эти имена прибавлены у Метафраста 26, т. е. в той рукописи, по которой Гентиан Гервет составил свой перевод, [XIX] изданный у Липомана и Сурия 27; но на основании каких данных они там вставлены, остается неизвестным, а стало быть и весь вопрос о достоверности этих имен — неразрешимым.

III. Страдание святых Павла и Иулиании.

Св. мученик Павел и сестра его Иулиания пострадали в г. Птолемаиде при императоре Аврелиане (270-275), по повелению которого после жестоких мучений были усечены мечем.

О страдании этих свв. мучеников до последнего времени было известно, кроме проложных житий, одно весьма пространное сказание, имеющееся в латинском и двух славянских переводах, но еще не изданное в греческом подлиннике. Теперь к нему прибавилось сокращенное сказание, изданное нами в Царской минее (fasc. I, р. 179-184) под 4-м марта. По пространному сказанию г. Птолемаида, в котором пострадали мученики, находился в Исаврии. Это неверное географическое указание было подробно рассмотрено, но без всяких результатов, Болландистом I. Р[inius]'ом, давшим исследование об этих мучениках в Acta Sanctorum Augusti т. III, стр. 447 слл. Apxien. Сергий в своем “Полном месяцослове Востока” 28 говорит об этом: “Бол... [пропуск] не решают: какая Птолемаида была местом страданий святых: финикийская или египетская или исаврийская; [пропуск] означена в Актах у Сурия: когда он (император) [пропуск] Исаврию, отправился в Птолемаиду; в славян... [пропуск] Ассирию вместо Исаврии; вероятно, в по... [пропуск] Сирию; ибо нет Птолемаиды в Исаврии” [пропуск] вполне подтверждается изданным нами [пропуск], где вместо названий 'Isauria или [XX] 'Assuria, вероятно, обязанных своим происхождением простым опискам, читается Suria. Финикия, в которой в действительности находилась Птолемаида (Акка), конечно, могла разуметься как часть в составе большого целого — Сирии, и таким образом получается бесспорное право сопричислить свв. Павла и Иулианию к сонму мучеников финикийских 29.

Латинский перевод пространного сказания о свв. Павле и Иулиании имеется у Липомана (т. VII, 222 v - 227), у Сурия под 17-м августа, в Acta Ss. Aug. III, стр. 448-454, и у Migne, Patrol. Graeca, т. 115, ст. 575-588 (в числе метафрастовских, несмотря на отрицательное мнение Алляция, De Symeonum scriptis p. 124 30. В нашей знаменитой Супрасльской минее XI века имеется славянский перевод того же сказания 31, к сожалению, неполный, так как начало его пропало с утратою первого листа рукописи. Перевод того же греческого текста помещен и в Великих Четьих-минеях митроп. Макария под 4-м марта 32. Весьма интересно отметить, что в издаваемом нами греческом тексте (гл. 26, см. стр. 72) и в латинском переводе (гл. XXV) днем кончины святых показано 17-е число августа, тогда как в обоих славянских переводах — 4-е марта. Эта разница дат в переводах одного и того же текста представляется [XXI] очень странною и может быть объяснена, конечно, только тем, что в какой-либо рукописи первоначальная дата была заменена почему-либо другою, но следует ли считать первоначальной датой 4-е марта, согласно славянским переводам, или дату греческого текста и латинского перевода, наверное решить нельзя. Обе даты встречаются и в календарях и синаксарях. Болландист Пиний, обративший внимание на эту разницу, отдает предпочтение дате 17-го августа, как встречающейся в большем числе текстов 33. Однако, изданная нами Царская минея, в которой память свв. Павла и Иулиании показана 4-го марта, дает новое свидетельство в пользу этой даты.

Что касается греческого оригинального текста, с которого сделаны латинский и славянские переводы, то Пиний имел его в руках 34, но не пожелал издать, предпочтя латинский перевод, а Минь ограничился замечанием: “Graece non exstat in mss. Paris.” Но это замечание не верно, так как этот греческий текст имеется в парижской рукописи X века Suppl. № 241 35. Другой экземпляр текста дает Ватиканская рукопись № 1671, также X века (лл. 234-249 v).

Признав необходимым ознакомиться с этим текстом для того, чтобы иметь возможность судить, насколько от него зависит сокращенное сказание в изданной нами Царской минее, мы при любезном посредстве и материальной помощи историко-филолог. отделения Имп. Академии Наук [пропуск] обеих указанных рукописей фотографические копии (белым по черному), которыми и воспользовались для [пропуск] настоящем выпуске. Текст отлично сохранился [XXII] в обеих рукописях и оказался чрезвычайно сходным; количество вариантов можно назвать ничтожным сравнительно с объемом текста. Ватиканская рукопись, написанная без разделения на столбцы, весьма исправна в орфографии, ударениях и придыханиях. Парижская рукопись отличается очень изящным и убористым почерком (в 2 столбца), написана почти без сокращений, но менее исправна в орфографии и особенно в акцентуации: переписчик не стеснялся, напр., ставить облеченное ударение на 3-м от конца слоге, очень часто ставил острое ударение вместо облеченного и наоборот (напр. в part. aor. pass. постоянно - qeis) и т. п.; n ejelkustikon в обеих рукописях поставлено не по принятым ныне правилам, а почти всюду, где его постановка возможна.

Что касается характера нашего текста, то его никак нельзя признать первоначальной записью актов следствия: он скорее представляется позднейшей литературной обработкой первоначального сказания, хотя и с заметным стремлением сохранить стиль оригинальной записи (напр., во введении собеседников в диалогах посредством простого eipen). Пиний находит, что это произведение — невысокого достоинства (“exigui sunt valoris”, p. 447), и далее (р. 448) дает следующую характеристику его: “At sive ab ipso [soil. Metaphrasta] fuerit compositum, sive ei suppositum ab alio, non habemus enimvero unde ejusdem auctorem, quisquis sit, merito laudemus, cum propositum ipsi fuerit non tam vera et sincera narrare, quam mira et quaesita coacervare”. Пиний указывает также на противоречие нашего сказания со свидетельствами писателей: Лактанция (De mort. persecut.), Евсевия (Hist. eccles. VII, 30) и Сульпиция Севера (Hist. sacr. II, 28), по которым эдикт о преследовании христиан был издан в самом конце царствования Аврелиана, и сам он не успел привести его в исполнение 36. Нам кажется, однако, что это соображение Пиния вряд ли имеет большую цену, так как [XXIII] частный случай преследования лиц, демонстративно заявивших себя христианами перед лицом самого императора в торжественный момент въезда его в город, мог произойти и раньше издания общего эдикта и даже мог послужить поводом к обнародованию его.

Сказание, помещенное в Царской минее, несомненно представляет собой эпитому издаваемого ныне пространного повествования, очень близкую к подлиннику по содержанию и последовательности рассказа, но со значительными сокращениями, особенно в диалогах, и с пропуском довольно многих мелких подробностей. При такой обработке эпитома получилась почти втрое короче подлинника.


Комментарии

1 Menologii anonymi Byzantini saeculi X quae supersunt... edidit B. Latysev. Fasc. 1 Petropoli 1911, fasc. 2 Petrop. 1912. Ср. наше предварительное сообщение под заглавием "Четьи-минеи Иоанна Ксифилина" в Известиях И. Академии Наук от 1 марта 1913 г.

2 См. многочисленные свидетельства, собранные Е. Schurer'ом в статье его “Die siebentagige Woche im Gebrauche der christlichen Kirche der ersten Jahrhunderte” в Zeitschrift fuer die neutestam. Wissenschaft, VI (1905), стр. 1-66 (о kuriakh стр. 2, о paraskeuh стр. 12). См. особенно заключение 1-й главы исследования: “Nach dem beigebrachten Material kann es keinem Zweifel unterliegen, dass die christliche Kirche die siebentagige Woche vom Judentum empfangen hat. Die ganze Terminologie ist (mit Ausnahme des ersten Tages) beibehalten worden. Selbst fur paraskeuh und Sabbat, die doch in der christlichen Kirche ihre Bedeutung verloren hatten, haben, die Namen sich fortgeerbt”.

3 У св. Димитрия Ростовского в “Житиях святых” под 20-м марта имеется только упоминание о св. Фотине с ссылкой на пролог.

4 Известия Отд. Русского яз. и слов. Имп. Академии Наук, т. ХI (1906 г.), кн. 4, стр. 91-108.

5 См. выше стр. I с примеч. Житие св. Фотины (под 20 марта) помещено в вып. I на стр. 262-6.

6 Byzant. Zeitschrift, т. 20 (1911), стр. 259, и т. 21, стр. 239.

7 Petri Lаmbeсii Commentariorum de augustissima bibliotheca Caesarea Vindobonensi liber quartus (Vindob. 1671), p. 59 ( = editio altera studio et opera Adami Fr. Kollarii, Vindob. 1778, col. 129-131).

8 Ср. [архим. Иосифа] Подробное оглавление Великих Четиих миней всеросс. митроп. Макария (Москва, 1892), II, ст. 36.

9 Подробный перечень содержания рукописи см. в “Систем. описании” архим. Владимира, стр. 595—7.

10 В стихах, записанных в Московской рукописи непосредственно за житием (см. стр. 34), не упоминается Анатолия, сыновья Фотины называются Фотин и Иосия, а Виктор и Христодул представляются отличными от них лицами дружины святых.

11 Интересно отметить, что в этом отношении вполне согласен с Царской минеей синаксарь, изданный Dе1еhауе (Synax. eccl. Const. col. 549-550, прим.) по рукописи D, т. е. cod. Paris. 1587, saec. XII, тогда как в более кратком синаксаре из Сирмондовской р-си (ibid.) о переименованиях ничего не говорится. В Menologium Sirleti и Martyrologium Romanum, цитируемых в Acta Ss. I. с, вместо Photo читается Photius и во всех этих синаксарях 'AnatolioV вместо 'Anatolh.

12 См. варианты, приведенные у Dе1еhауе l. с. к Сирмондовскому синаксарю (в котором читается Gallia, как и в Царской минее и в синаксаре Парижской р-си № 1587), а также указанный Радченком (ук. ст. стр. 97) Белградский пролог сербской редакции № 19. Четвертым вариантом является “urbs Italica”, цитируемый Геншеном (Acta Ss I. с.)..

13 О Нероновом гонении на христиан см. специальные статьи А. Л. Павловича в Христ. Чтении 1894, вып. 2, стр. 209-239, и В. В. Болотова там же, 1903, январь, стр. 56-75. О мучении св. Фотины с дружиною в этих статьях вовсе не упоминается.

14 Можно считать несомненным только тот факт, что текст Царской минеи и текст изданного отцом Delehaye синаксаря Парижской р-си D (№ 1587) восходят к одному и тому же источнику. Это может быть доказано тождеством содержания и последовательности рассказа (конечно, более краткого в синаксаре), уже отмеченным выше тождеством имен и, наконец, близким или даже дословным сходством многих отдельных выражений.

15 Ср. Tomaschek в Pauly-Wissowa R.-E. s. v. Avares.

16 Ср. напр., O. Bardenwerder, Patrologie (Freib. 1910), стр. 397.

17 Здесь разумеется, без сомнения, рукопись, ныне находящаяся в Парижской нац. библиотеке под № 1452 (“olim cardinalis Nicolai Ridolfi, postea Catharinae de Medicis, deinde Regius”, см. Catal. codd. hagiograph. Gr. bibl. Paris., стр. 118-121), т. е. одна из тех, по которым издан греческий текст древнейшего извода сказания Раббовым (см. ниже). В названном каталоге при житии св. Мартиниана в р-си № 1452 прямо отмечено: “Latine in Act. SS. ad d. 13 februarii, II, 667-671”.

18 Acta Ss. Februarii t. II (1658), pp. 667-671.

19 Ср. статью Узенера “Die Flucht vor dem Weibe, eine altchristliche Novelle erneuert von E. Schaffner” в его Vortrdge und Aufsdtze. Leipzig 1907.

20 Православный Палестинский Сборник, вып. 57 (1907), стр. 85-102. Наш русский перевод см. там же, 2-я пол., стр. 97-116. Раббов, не зная этого текста, основывал свое предположение только на начальных словах (см. стр. 270, прим. 62). Произведенное нами сличение отрывков из Венской рукописи, приведенных им на стр. 271 слл., с текстом Московской, подтвердило его предположение, хотя в то же время показало наличность довольно значительных вариантов и пропусков в Московской рукописи. Кстати заметим, что архим. Владимир в своем “Систем. описании рукописей Моск. синод. библ.” (стр. 571) неверно отождествляет житие в рукописи № 379 с текстом рукописи № 376, изданным Пападопуло-Керамевсом там же, стр. 103-114, с нашим русским переводом на стр. 117-130, и нами в Menologium anon. Ryzant., в. I, стр. 58-67. У Пападопуло-Керамевса в прим. на стр. 85 следует исправить опечатку в указании листов, на которых в рукописи № 379 помещено житие Мартиниана: вместо “248-307” должно читать “298-307”. По этому же изводу дан, по-видимому, перевод в минеях митроп. Макария (см. Подр. огл. I, ст. 477) и пересказ у св. Димитрия Ростовского (помеченный “из Метафраста”).

21 К ним следует прибавить Московские рукописи №№ 377 и 389 Влад., по которым этот извод издается здесь нами.

22 Уже Раббов на стр. 277 справедливо заметил, что текст в № 376 Вл. представляет собой эпитому метафрастовского, но это замечание, очевидно, ускользнуло от внимания о. Delehaye.

23 К сожалению, мы разобрались во взаимных отношениях разных изводов жития св. Мартиниана (отчасти благодаря неточностям, допущенным Раббовым и Delehaye) уже после окончания печатания 1-го выпуска изданной нами минеи и потому не включили метафрастовский текст в число приложенных к этому выпуску в appendix'е, подобно названным сейчас житиям.

24 Этот пробел не отмечен архим. Владимиром в его описании рукописи (стр. 584).

25 См. о них наше издание Menol. Byz., f. I, praef. p. VIII, n. 2.

26 Acta Ss. Febr, II, G69, n. c: “Additur apud Metaphrasten, Beata Zoe (hoc enim erat eius nomen) quod aliunde potuit scire”. Там же p. 671,n. с: “Apponitur apud Metaphrasten, Photina, quod nomen auetor antiquus поп expressit. De еa inter Praetermissos ad hunc diem egimus”. В числе “praetermissi” (там же, стр. 643) поставлены оба имени со следующими, между прочим, примечаниями. К имени Фотины: “Nobis neque an in Sanctorum tabulas relata sit, neс quo die, liquet”. К имени Зои: “Auсtor antiquus neque Zoes neque Photine nomen expressit”.

27 На самом деле текст, переведенный Герветом, как мы выше видели, не метафрастовский, а относится ко 2-му изводу.

28 ПМВ.2, т. II, 2, стр. 93. Эту же ошибку отмечает, без попытки объяснения, Ст. О-в в статье “К истории гонений на христиан”. Чтения в Общ. люб. просв. 1888, сентябрь, стр. 244.

29 Весьма важное подтверждение дает также заглавие мученичества в “Великих Четиих-минеях” митроп. Макария (см. ниже), где город называется “Итолемаидою [sic] финикийскою”. Едва ли можно сомневаться, что это прилагательное не прибавлено переводчиком, а взято из греческого текста.

30 Литературу указывает R. Abicht в Archiv fuеr slawische Philologie, т. XV, стр. 325, XVI, стр. 142, и XVIII, стр. 141 (в своих статьях по исследованию источников Супрасльской минеи). Новые исследователи первоначального состава метафрастовского сборника житий, Ehrhard и Delehaye, подобно Алляцию, не включают этот текст в число метафрастовских.

31 Супрасльская минея. Издание С. Н. Северьянова (СПб. 1904), стр. 1-15.

32 Листы 33 об. — 38 об. См. [архим. Иосифа] Подробное оглавление, II, стр. 5.

33 [пропуск] b: “At quidquid sit, major pro hodi-[пропуск] auctoritas ex iiumero majore Fasto-[пропуск] die eos sua referant, seu qua martyrio

34-35 [пропуск] Aug. III, p. 448, n. 20. 2 [пропуск] и Сионом Catalogus codd. hagiograph. [пропуск] Житие завинает в рукописи листы

36 Ср. об этом Groag в Pauly-Wissowa, R.-E., 9-й полут. ст. 1413 сл.

Текст воспроизведен по изданию: Сборник палестинской и сирийской агиологии // Православный палестинский сборник. Вып. 60. СПб. 1914

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.