Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОВЕСТЬ О ПРОЩЕНИИ ИМПЕРАТОРА ФЕОФИЛА

Приложение III

ТЕКСТЫ

1. СИНОДИК В НЕДЕЛЮ ПРАВОСЛАВИЯ

Текст, перевод которого дается ниже, носит явный отпечаток литературного стиля самого патриарха Мефодия. Впоследствии Синодик был очень существенно расширен за счет добавления новых анафематствований и многолетий. Здесь помещены только те статьи, которые могли входить в него в самые первые годы после восстановления Православия. Перевод выполнен по изданию: Gouillard, Synodicon, p. 45, 1-57, 174; p. 93, 752-769.

Синодик, читаемый в Неделю Православия

Причитающееся Богу ежегодное благодарение в тот день, когда мы получили обратно Церковь Божию, с обоснованием догматов благочестия и опровержением нечестивых учений зла.

Следуя пророческим речениям и повинуясь апостольским увещаниям, и придерживаясь евангельских повествований, мы празднуем день обновления. Ибо Исайя говорит, что острова обновляются к Богу (Ис. 45:16, - слав, пер.), намекая на церкви из язычников — церкви же суть не просто храмовые постройки и украшения, но полнота находящихся в них благочестивых, и песни и славословия, которыми они служат Божеству. Апостол же, именно к этому призывая, велит ходить в обновленной жизни (Рим. 6:4), и всякой во Христе новой твари (ср. 2 Кор. 5:17) — обновляться. Слова же Господни, показывая пророческое состояние, говорят: Настал же в Иерусалиме праздник обновления, и была зима (Ин. 10:22), умопостигаемая ли, в которую иудейское племя подвигло против всеобщего Спасителя вихри и смуту убийства, или та, что удручает телесные чувства переменой воздуха к заморозкам. Ибо была, была и у нас зима недюжинная, но поистине изливавшая свирепость великого зла — но расцвела для нас ранняя весна благодатен Божиих, в которую мы и сошлись воздать благодарение Богу за благой урожай, так что можно сказать, как в псалме: Лето и зиму Ты учредил, вспомни же о них (Пс. 73:17-18). [148]

Да, похуливших Господа врагов и бесчестивших Ему святое поклонение через святые иконы, превознесшихся и возгордившихся нечестием низверг Бог дивных и низринул с заносчивости отступничества, и не пренебрег гласом вопиющих к Нему: Вспомни, Господи, поругание рабов Твоих, которое я ношу в недре моем от многих народов, которым поносили враги Твои, Господи, которым поносили воздаяние Христа Твоего (Пс. 83:51-52). А воздаяние Христово суть искупленные смертью Его и уверовавшие Ему благодаря слову проповеди и иконному запечатлению, через которые избавленные познают великое дело домостроительства, и благодаря Кресту, и страстям и чудесам Его до Креста и после Креста, от которых и подражание страданиям Его переходит к апостолам, а от них — к мученикам, а через тех доходит до исповедников и подвижников.

Итак, вспомнив это поношение, которым поносили враги Господни, поносили воздаяние Христа Его, Бог наш, призываемый собственным Сыном и склоняясь к молениям Матери Его, а также и апостолов, и всех святых, которые были поругаемы вместе с Ним и уничижаемы вместе с иконами (наверное, чтобы им так же разделить с Ним поругание против икон, как они сострадали Ему во плоти), совершил позднее то, что восхотел сегодня, и сотворил потом то, что исполнил вначале. Ибо вначале, после многолетнего времени бесчестия и презрения к святым иконам, Он вернул благочестие к прежнему состоянию — ныне же, после без малого тридцатилетнего притеснения, Он устроил для нас недостойных избавление от бед и освобождение от огорчений, и провозглашение благочестия, и безопасность поклонения иконам, и праздник, несущий нам все спасительное. Ибо на иконах мы видим превосходящие нас Владычные страсти, Крест, Гроб, ад умерщвляемый и побеждаемый, подвиги мучеников, венцы, само спасение, которое посреди земли сотворил первый наш Устроитель состязаний и Податель наград, и Венценосец. Это торжество мы празднуем сегодня, в нем совместно веселясь и ликуя в молитвах и литаниях, возглашаем псалмы и песни: Кто Бог так великий, как Бог наш? Ты — единственный Бог наш, творящий чудеса (Пс. 76:14-15). Ибо Ты посмеялся над хулителями славы Твоей, отважных и дерзких против Твоей иконы явил трусами и беглецами.

Но оставим здесь благодарение Богу и Владычнее торжество над противниками, а подвиги и борения против иконоборствующих изложит другое слово и повествование. Мы же, словно на некоей остановке после прохода через пустыню, готовясь овладеть умопостигаемым Иерусалимом, сочли справедливым и должным в некоем подражании Моисею, а вернее, Божиим повелением, начертать в сердцах братии, как на каком-то столпе, сложенном из огромных камней и приготовленном к [149] принятию надписей, благословения, которые полагаются хранящим закон, и проклятия, которым подвергают себя законопреступники.

Посему мы говорим так:

Исповедующим пришествие Бога Слова во плоти словом, устами, сердцем и умом, письменно и на иконах — вечная память.

Ведающим различие сущности в одной и той же ипостаси Христа, и относящих к ней сотворенное и несотворенное, видимое и невидимое, страдательное и бесстрастное, описуемое и неописуемое, а к Божественной сущности — несотворенное и тому подобное, за человеческой же природой признающим как прочее, так и описуемость и словом, и изображениями — вечная память.

Верующим и проповедующим, то есть благовествующим слова в буквах, дела в образах, и что и то, и другое приносит ту же пользу, провозглашение в словах и подтверждение истины в иконах, — вечная память.

Освящающим губы речами, а затем речью слушателей, ведающим же и проповедующим, что честными иконами подобным же образом освящаются глаза зрителей, а ум возводится ими к богопознанию, так же как и божественными храмами, и священной утварью, и прочими святыми сокровищами, — вечная память.

Знающим, что жезл и скрижали, ковчег и подсвечник, и престол, и курильница предначертывали и прообразовывали пресвятую Богородицу Марию, и что они прообразовывали ее, но она не была ими, но была девицей и осталась Девой после богорождения, и поэтому пишущим ее как девицу на изображениях вместо того, чтобы обрисовывать тенями прообразов, — вечная память.

Ведающим и принимающим пророческие видения как созданные и запечатленные Самим Божеством и верующим тому, что, увидев, рассказал пророческий сонм, и держащим дошедшее от апостолов к отцам писаное и неписаное предание, и поэтому изображающим и почитающим святыни — вечная память.

Понимающим, что говорит Моисей: «Внимайте самим себе, ибо в тот день, когда говорил Господь Бог в Хориве на горе, глас слов Его вы слышали, но образа не видели» (Втор. 4:15, 12), и ведающим правильный ответ — а если что видели, видели же истинно, то как научил нас сын громов: О том, что было от начала, что мы слышали, что видели, что рассматривали своими очами, и что осязали руки наши о Слове жизни, и об этом свидетельствуем (1 Ин.:1-2), и вновь, как другие ученики Слова: Мы с Ним ели и пили, не только до страдания, но и после страдания и воскресения (Деян. 10:41) — итак, тем, кому Бог дал силу различать предписание закона и учение благодати, и там [150] невидимое, здесь же и видимое, и осязаемое, и потому изображающим и поклоняющимся виденному и осязаемому — вечная память.

Как пророки видели, как апостолы научили, как приняла Церковь, как постановили учителя, как согласилась вселенная, как воссияла благодать, как была доказана истина, как прогнана ложь, как премудрость говорила с дерзновением, как даровал Христос — так мыслим, так говорим, так проповедуем, почитая Христа, истинного Бога нашего, и Его святых в речах, в писаниях, в мыслях, в жертвоприношениях, в храмах, в изображениях: Ему поклоняясь и Его чтя как Бога и Владыку, а их почитая ради общего Владыки как его верных слуг и воздавая им относительное поклонение. Такова вера апостолов, такова вера отцов, такова вера православных, эта вера утвердила вселенную.

За это братски и отцелюбиво восхваляем глашатаев благочестия во славу и честь благочестия, за которое они подвизались, и говорим:

Герману, Тарасию, Никифору и Мефодию, поистине первосвятителям Божиим и поборникам и учителям Православия — вечная память.

Всему написанному или сказанному против святых патриархов Тарасия, Никифора и Мефодия — анафема.

Всему нововведенному или содеянному или имеющему быть содеянным против церковного предания и учения и наставления святых и славных отцов — анафема.

Евфимию, Феофилу и Емилиану 1, славным исповедникам и архиепископам, — вечная память.

Феофилакту, Петру, Михаилу и Иосифу 2, блаженным митрополитам, — вечная память.

Иоанну, Николаю и Георгию 3, триблаженным исповедникам и архиепископам и всем единомысленым с ними епископам — вечная память.

Феодору, всепреподобному игумену Студийскому, — вечная память.

Исаакию 4 чудотворцу и Иоанникию, величайшему в пророчествах, — вечная память.

Илариону, преподобнейшему архимандриту и игумену Далматскому, — вечная память. [151]

Симеону, преподобнейшему столпнику, — вечная память.

Эти отеческие благословения переходят на нас, сынов, подражающих их благочестию, и так же проклятия настигают отцеубийц и презирающих Владычные заповеди. Поэтому все сообща, сколько ни объемлет полнота благочестия, мы таким образом выносим им проклятие, которому они сами себя подвергли:

Тем, кто на словах принимает домостроительство Бога Слова, а видеть оное на иконах не терпит, и поэтому в речах притворяется, а на деле отрицает наше спасение, — анафема.

Тем, кто во зло привержен речению «неописуемый» и потому не желает, чтобы изображался на иконах подобно нам приобщившийся плоти и крови (ср. Евр. 2:14) Христос, истинный Бог наш, и поэтому оказывается фантасиастом 5, — анафема.

Тем, кто, хоть и против воли, допускает видения пророков, а явленные тем — о, чудо! — даже прежде воплощения Слова изображения не принимает, но либо пустословит, что узревшим явилась та самая непостижимая и невидимая сущность, либо соглашается, что так был показан для видевших образ, и прообразы, и обличья истины, но не терпит, чтобы изображалось воплотившееся Слово и страдания, перенесенные Им ради нас, — анафема.

Тем, кто слышит от Господа, что: Ибо если бы вы верили Моисею, то поверили бы и Мне (Ин. 5:46), и далее, и как Моисей говорит понимающим: Пророка из братьев твоих, как меня, воздвигнет тебе Господь, Бог наш (Втор. 18:15), а потом заявляет, что принимает пророка, но не представляет в изображениях благодать пророка и всемирное спасение, как Оно было видимо, как обитало с людьми, как исцеляло недуги и болезни, превосходившие врачевание, как было распято, как погребено, как воскресло, как все перенесло и сотворило ради нас — итак, тем, кто не терпит видеть эти спасительные для всего мира деяния на иконах, и не чтит их, и не поклоняется им, — анафема.

Тем, кто остается в иконоборческой ереси, а вернее, христоборческом отступничестве и не желает быть возведенным к своему спасению через Моисеево законодательство, и не предпочитает вернуться к благочестию благодаря апостольским учениям, и не соглашается обратиться от своего заблуждения при помощи отеческих увещаний и наставлений, и не смущается перед согласием Церквей Божиих по всей вселенной, но раз и навсегда подвергает себя участи иудеев и еллинов (ибо на хулу, которую те возводят непосредственно на первообраз, и эти не стыдятся [152] осмеливаться против Самого Изображаемого через Его икону) — итак, тем, кто безвозвратно одержим этим заблуждением и закрывает уши для всякого божественного слова и духовного учения, как уже гнилым и отсекшим самих себя от общего тела церковного [членам] — анафема.

Анастасию, Константину и Никите 6, предводителям ересей при Исаврах, как несвященным и наставникам погибели — анафема.

Феодоту, Антонию и Иоанну 7, друг другу передавшим зло и сменившим друг друга в нечестии, — анафема.

Всем еретикам — анафема.

Синедриону, возмутившемуся против честных икон 8, — анафема.

Тем, кто применяет речения Божественного Писания, сказанные против идолов, к честным иконам Христа Бога нашего и Его святых — анафема.

Тем, кто сознательно вступает в общение с оскорбляющими и бесчестящими честные иконы, — анафема.

Говорящим, что христиане подходят к иконам, как к Богу, — анафема.

Говорящим, что иной помимо Христа Бога нашего избавил нас от идолов 9, — анафема.

Осмеливающимся говорить, что кафолическая Церковь когда-либо принимала идолы, как ниспровергающим все таинство и оскорбляющим христианскую веру — анафема.

Если кто защищает приверженца христианообвинительной ереси или кого-либо, окончившего в ней свою жизнь, — анафема.

Если кто не поклоняется Господу нашему Иисусу Христу, описуемому на иконе согласно человечеству, да будет анафема.

Многая лета царям

Михаилу, православному нашему царю, и Феодоре, его матери, — многая лета. [153]


Комментарии

1. Имеются в виду святители Евфимий Сардский, Феофил Эфесский и Емилиан Кизический.

2. Святители Феофилакт Никомидийский, Петр Никейский, Михаил Синадский и Иосиф Фессалоницкий — также исповедники во время второго иконоборчества.

3. Иоанн и Георгий — несомненно, святители Георгий Митилинский и Иоанн Сардский. Относительно Николая полной ясности нет.

4. Прп. Феофан Исповедник именовался также Исаакием.

5. Т. е. тем, кто считает, что Христос воплотился призрачно.

6. Три Константинопольских патриарха времен первого иконоборчества: Анастасий Синкелл (730-754), Константин Силлейский (754-766) и Никита Славянин (766-780).

7. Патриархи Константинопольские Феодот Касситера (815-820), Антоний Кассимата (821-837) и Иоанн Грамматик (837-843).

8. Иконоборческий собор 754 г. в Иерии.

9. Намек на многолетия Иерийского собора, где Лев III и Константин V восхвалялись как «избавившие нас от идолов» (Mansi, XIII, 353С).

Текст воспроизведен по изданию: "Повесть о прощении императора Феофила" и Торжество Православия. М. Индрик. 2004

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.