Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Вьетнамские легенды о бессмертных

С древних времен вьетнамцы верили в безграничное могущество высокопоставленных особ - императора и его приближенных, а также выдающихся личностей - литераторов, государственных деятелей, полководцев и т.д. При жизни эти люди составляют основу государства, способствуют его процветанию, помогают народу. После смерти они становятся духами и, оставаясь в царстве тьмы, незримо продолжают помогать соотечественникам. На протяжении всей истории, во время войн и во время мирного строительства, вьетнамский народ поддерживал себя верой в то, что духи прославленных предков помогают ему противостоять врагам, восстанавливать страну после войн и сохранять национальную самобытность. Для отправления культа предков вьетнамцы устраивают кумирни, пагоды, алтари. Как замечают французские исследователи П. Гард и М. Дюран, "цель культа предков - упрочить, насколько возможно, эмоциональные переживания, неразрывно связывающие живых и мертвых одного клана" 1. Такова изначальная установка этого культа, который с развитием общества постепенно распространяется и на национальных героев. Поэтому помимо домашнего алтаря предков - непременного атрибута любого дома (каждый вьетнамец, даже оказавшись вдали от дома, в чужой стране, устраивает в своем новом жилище маленький алтарь предков, перед которым в праздничные дни возжигаются благовония и читаются молитвы) - существуют алтари известных людей, национальных героев и верноподданных императора. Они могут располагаться как в общинных домах или небольших кумирнях, так и в крупных храмах.

Культ предков и по сей день составляет основу вьетнамской национальной религии. Многовековая история Вьетнама показала, что все проникающие в страну религии получали здесь распространение лишь в том случае, если уважительно относились к культу предков Этим объясняется успех во Вьетнаме китайских религий, в частности конфуцианства - идеологической системы, в которой культ предков является одной из центральных составляющих. И по этой же причине не имел успеха во Вьетнаме католицизм, насаждавшийся в течение нескольких столетий, особенно во время французской колонизации, а именно в силу нетерпимости христианства к языческим культам, к которым относится и культ предков 2.

Приблизительно во II в.н. во Вьетнаме началось распространение даосизма. По определению Е.А. Торчинова, которое представляется мне достаточно исчерпывающим, "даосизм - национальная религия китайского этноса, сложившаяся на рубеже новой эры в результате синтеза религиозных и религиозно-философских учений, таких, как верования архаичного шаманского комплекса (субстратный элемент), идеология магов фан-ши (рационализованная в философии инь-янь цзя), философия школы 'Дао-дэ' (Лао-цзы и Чжуан-цзы) и учение 'Книги перемен' ('И цзин') на основе институционализации в ряде автономных религиозных направлений; это идеологическое образование с полиморфной структурой, включающее три аспекта: собственно религиозный, философское учение и систему психофизических практик" 3. После восстания в Китае "желтых повязок" и смерти ханьского императора Лин Ди (189 г.) в стране началась смута, и много китайцев спасалось бегством далеко на восток Зяо Тяу (так в то время назывались земли современного Северного Вьетнама). Среди беженцев было много даосских подвижников, практиковавших воздержание [139] от пищи, дыхательные гимнастики и другие способы продления жизни. Многие китайские чиновники, прибывавшие в качестве наместников во Вьетнам, имели склонность к занятиям магией.

Приведу несколько примеров. В "Истории Великого Вьета" говорится, что когда чиновник Ньиеп тяжело заболел и умер, то по истечении трех дней после смерти был возвращен к жизни и излечен даосом по имени Донг Фунг. Там же упоминается правитель округа Чьюнг Тэн (прибыл в Зяо Тяу в 201 г.), который носил на голове красный платок и читал даосские трактаты 4. В царствование правителя Дыонга (в Китае в это время правил император И-цзун), в 865 г., для подавления народного восстания вьетов в Южные земли был послан Гао Пянь (Као Биен) 5. Род Гао был известен как род волшебников способных переноситься из одного места в другое с помощью ветров и вод и очень настойчивых в стремлении разрушить в Южных землях "драконовы жилы" (благоприятные места для погребения) и прочие местности, обладавшие сверхъестественной силой, поскольку считалось, что в результате их воздействия на этих землях переведутся одаренные и талантливые люди и Южная страна навеки останется зависимой от Китая 6.

В целом вьетнамский даосизм представляет собой очень сложную систему, имеющую черты китайского религиозного даосизма, подвергшеюся влиянию как собственно даосских воззрений, так и элементов местных вьетнамских культов различных божеств и духов. При этом сохраняется полиморфизм системы, как отмечается в книге Ле Ань Зунга, в которой перечисляются различные направления вьетнамского даосизма. Среди них представлены школа магов и предсказателей; школа долгожителей, в которой практиковались приемы внешней и внутренней алхимии 7; школа небесного спокойствия, где единение с дао достигалось, в частности, посредством следования четырем благородным занятиям - сложению стихов, музыке, игре в шахматы и живописи. Там же перечислены основные даосские храмы (некоторые из них построены на тех местах, где происходили встречи людей с бессмертными), а также упоминаются императоры, которые занималась изучением даосских трактатов.

Важным элементом даосизма, а точнее, основой даосской сотериологии является учение о бессмертии. На понятии бессмертия и том, как оно трактовалось в разных культурах мира в различные эпохи, я остановлюсь подробнее, чтобы на фоне сравнительно-исторического обзора яснее воспринималось своеобразие даосских представлений о бессмертии.

Энциклопедия Britannica определяет бессмертие как духовное существование человека после его физической смерти, разводя при этом понятия бессмертия и воскрешения. Из приведенных ниже примеров видно, что для европейских, ближневосточных, индийских религий это вполне правомерно. Однако, как будет видно из дальнейшего изложения, это определение неприменимо в отношении даосизма. При исследовании феноменов смерти и бессмертия немецкий социолог Зигфрид Бауман отмечает, что универсальное, во все эпохи и всем культурам присущее наличие погребальных обрядов и ритуализированное поминовение усопшего явилось одним из самых ранних и самых значительных открытий сравнительной этнографии 8. Это открытие явилось свидетельством наличия веры в Посмертное существование человека. Формы этого существования различаются в разных культурах, но в отношении примитивных религий можно сделать одно общее замечание: в них либо сведена к минимуму, либо полностью отсутствует этическая связь между поведением человека в земной жизни и его судьбой в жизни загробной (в частности, это касается религий древней Вавилонии и Ассирии). Однако, с развитием человеческой культуры, эта связь становится все более значимой.

Уже в религии высокоразвитой цивилизации древнего Египта появляется вера в то, что в момент смерти человек предстает перед судьями, которые решают наказать его или наградить, в зависимости от его поведения при жизни. В Персии последователи Заратуштры верили, что после смерти каждому предстоит перейти мост, который широк для праведников и узок для нечестивцев, и последние падают с него прямо в ад. В соответствии с учением индуизма характер последующего перерождения индийца определяется законом кармы, согласно которому лишь человек, достигший высшей ступени нравственного совершенства, вырывается из мучительной цепи перерождений и достигает подлинного бессмертия - нирваны, приобщения индивидуального духа к Абсолюту (Брахману). Душа христианина после смерти тела ожидает Конца Света и Страшного Суда, когда воскреснут все мертвые и по делам их будут разделены, после чего праведники попадут в рай, а грешники - в ад, одни - в жизнь вечную, другие - в небытие.

Список можно продолжить, но и приведенные примеры ясно показывают, что во всех [140] развитых религиях предполагается, что физическая смерть не является моментом, окончательно прекращающим существование человека, и посмертная судьба человека определяется его поведением при жизни. И хотя в религиозном даосизме бессмертие мыслилось как материальное, т.е. бессмертие тела, а не души (китайцы полагали, что души не могут существовать без телесной оболочки) 9, все же, как замечает Э. Стулова, "первым шагом на пути к бессмертию были добродетели общечеловеческие... Лживые, недостойные люди напрасно искали бы бессмертия (т.е. занимались даосскими практиками или прибегали к магическим средствам. - А.Ш.). Даосы верили, что совершение добрых дел удлиняет жизнь, совершение же злых дел укорачивает ее, приближает смерть" 10.

Однако совершение добрых дел было лишь первой ступенью. Существовала развитая система психофизических практик и алхимических процедур, применявшихся последователями даосизма для обретения здоровья и долголетия, а в конечном счете - бессмертия. Наряду с дыхательными упражнениями, гимнастикой, приемами сексуальной гигиены - или "внутренней алхимией", направленной на взращивание "внутренней пилюли бессмертия", - существовала и "внешняя алхимия", целью которой было выплавление "внешней пилюли бессмертия", в процессе чего использовались определенные металлы, минералы и растения.

Таким образом, "поиски бессмертия велись в физическом и духовном плане. Это были морально-этические нормы жизни, соблюдение определенных диетических предписаний, выполнение дыхательных и двигательных упражнений, знание определенных рекомендаций в области сексуальной практики, овладение определенными навыками медитации и концентрации, употребление лекарств" 11.

Немногие из последователей даосизма достигали истинного бессмертия, и эти личности становились объектами поклонения и культа китайцев. Американский востоковед-синолог Д. Блофилд приводит следующее описание бессмертного (со слов китайского профессора-даолога): "Его дух мудр, его эссенция полна, он освещает тайное и тонкое, понимая действие Реальности. Оставаясь неподвижным, он ощущает себя единым со всей Вселенной, постигает, что он и мироздание принадлежат одной вечной природе. Ничто на земле или на небе не может препятствовать его приходу и уходу. Проплывая в голубых облаках, он проницает взглядом все, что находится под ним, вплоть до Желтых Источников (врат смерти). Хотя он странствует по всей Вселенной из конца в конец, ни его дух, ни эссенция никогда не подвергаются никаким изменениям. Для него нет ни рождения, ни смерти, ни радости, ни печали. Таково подлинное состояние бессмертного, достигнуть которого очень нелегко даже самому одаренному..." 12.

Однако нас в данном случае больше будут интересовать представления о бессмертных, бытовавшие в народной среде. Вот что говорит об этом вьетнамский культуролог Джозеф Нгуен Хуи Лай: "Поскольку они (бессмертные. - А.Ш.) разделяли с людьми трудности человеческого существования, то народу они кажутся ближе, чем Великие Боги, обитающие на Девяти Небесах. С другой стороны, и в Китае и во Вьетнаме простолюдину не дано следовать путем Великих Учителей (даосских подвижников. - А.Ш.), достигших бессмертия. Втянутые в круговорот повседневной жизни, они не имеют ни времени, ни сил, ни материальной возможности выполнять даосские предписания и практики. И у них остается единственная возможность спастись - доверить себя покровительству Бессмертных, которые защитят их от злых духов, а после смерти помогут душе избежать темниц, где томятся падшие души" 13.

В Китае очень популярна легенда о Восьми Бессмертных. Собственно, речь идет о восьми легендах, связанных между собою общностью даосских верований. Согласно точке зрения П. Шкуркина, первое упоминание о Восьми Бессмертных встречается во время Сунской династии (X-XIII вв.), однако детальная разработка сюжетов и индивидуализирование каждого из персонажей легенд произошло уже при монгольской династии Юань (XIII в.). Даосские священники на вопрос о происхождении этих персонажей отвечают, что когда-то они были обыкновенными людьми, а теперь живут в полном уединении, погруженные в созерцание Дао, на островах и высоких горах, где их не могут беспокоить люди; они обладают чудесными возможностями и почти всемогущи. В отношении к простым смертным они благосклонны, часто, появляясь в земном мире, совершают добрые дела, помогают нуждающимся, ведущим достойную жизнь. Некоторых людей они различными способами побуждают к даосскому подвижничеству и изучению науки бессмертия. В целом бессмертные выступают "охраняющими божествами - добрыми духами и милостивыми благодетелями человечества" 14. За это люди возводят в их честь пагоды и устраивают праздники в определенные дни года, обращают к ним молитвы и отправляют культы. [141]

Можно заметить, что в самом общем виде прослеживается сходство отношения китайцев к этим духам-бессмертным с отношением христиан к своим святым - апостолам, праведникам, великомученикам и т.д.: "Православная церковь почитает праведников... восхваляет их подвиги и дела... чествует святых ежегодными воспоминаниями о них, всенародными празднествами, созданием во имя их храмов и т.д." 15 Однако есть и очень существенное различие: если китайская религия подразумевает возношение молитв и отправление культа, обращаясь непосредственно к самим бессмертным, то в православной традиции делается следующая важная оговорка: "Св. Писание решительно запрещает оказывать кому-либо Божеское поклонение и служение, кроме единого и истинного Бога, но вовсе не возбраняет воздавать надлежащее почтение верным слугам Бога, и притом так, чтобы вся честь относилась к Нему же единому, как 'дивному во святых своих'" 16.

К легендам о Восьми Бессмертных я буду обращаться в дальнейшем, при изложении вьетнамских легенд 17.

Легенды, переведенные в статье, взяты из вьетнамского сборника "Hoi Chan Bien" ("Книга записей о бессмертных"), датируемого XVIII в. За неимением в России оригинального вьетнамского текста, я обращаюсь к французскому переводу этого сборника, выполненному Нгуен Ван Хуеном и изданному к книге "Le cult des immortels et Annam" (Hanoi, 1944), полагая, что адекватность перевода с древневьетнамского языка, выполненного вьетнамским ученым, должна быть достаточно высока.


Тьы Донг Ты - предок вьетнамских Бессмертных

Начинается сборник с легенды о так называемом предке вьетнамских Бессмертных - Тьы Донг Ты (или, как его стали называть позднее, Тьы Дао То, что значит Тьы Предок Дао). Вот что говорится в легенде.

"У третьего правителя династии Хунг-Вьюнг была 18-летняя дочь Тиен Зунг, которая славилась красотой, но упорно отказывалась выходить замуж. Отец не стал препятствовать решению дочери и позволил ей оставаться свободной, сколько она посчитает нужным. Тиен Зунг проводила много времени, путешествуя на лодке по реке вдоль окрестных селений. И однажды, очарованная прекрасным пейзажем, она решила искупаться у берега. А в деревне, которая находилась неподалеку, незадолго до того случилась следующая история. Жил там старый крестьянин Тьы Ку Ван со свои сыном Донг Ты. Их имущество сгорело, и осталась только одна набедренная повязка на двоих. Вскоре старый Ку Ван сильно заболел и, чувствуя приближение смерти, сказал сыну: "Когда я умру, тебе придется похоронить меня обнаженным, пусть наша единственная набедренная повязка останется тебе". Спустя несколько дней отец умер. Сын надел на него набедренную повязку и похоронил достойно, сам же он после этого был вынужден скрывать свою наготу, зарываясь в прибрежный песок.

И вот, когда принцесса стала купаться у берега, волны размыли песок, и из-под него показался Донг Ты. Появление его было так неожиданно, что девушке показалось, будто он вышел из-под земли. После беседы с ним она решила, что не кто иной, как лунный Старец 18, устроил их необычную встречу с целью поженить их, поэтому она отреклась от своего обета безбрачия и сообщила об этом Донг Ты. Но услышав, что он не осмеливается жениться на ней, она сказала: "Если Небо свело нас, как можем мы противиться этому?" И с этого дня молодые люди жили как муж и жена.

Отец девушки, узнав обо всем, пришел в ярость, поэтому она решила не возвращаться с супругом в родительский дом. Они занялись торговлей, и дела их пошли очень успешно. Однажды известный иностранный купец предложил Тиен Зунг вложить 100 мер золота в морскую торговлю. Тогда она сказала мужу: "Небо соединило нас; Небо дает нам средства для жизни; сегодня Небо послало нам этого [142] купца, который предложил заняться морской торговлей. Зачем противиться воле Неба?".

И ее муж отправился вместе с купцом. Проезжая мимо горы Куинь Ланг, Донг Ты заметил маленький монастырь, ютившийся на самой вершине. Пожелав взглянуть на окрестный пейзаж, юноша поднялся на гору. А в этом монастыре жил молодой монах по имени Фат Куанг. Он увидел, что Донг Ты имеет походку бессмертного, и решил открыть ему Закон. И юноша остался в монастыре, посвятив себя религии. Когда, по истечении года, он попросил монаха отпустить его домой, Фат Куанг вручил ему посох и конусообразную шляпу, предупредив, что все чудесное могущество содержится в них. Вернувшись домой, Донг Ты поведал жене Закон, после чего она оставила торговлю, и супруги целиком посвятили себя занятиям религией.

Однажды, во время долгого путешествия, ночь застала их в пути, вдали от обитаемых мест. Они решили переночевать прямо в поле. Донг Ты воткнул свой посох у края дороги и повесил на него шляпу. В третьем часу ночи из-под земли вдруг возник огромный замок, появились дома с каменными этажами, великолепные дворцы из изумруда, изысканно убранные гостиные и спальни. Повсюду сновали молодые слуги и служанки, охрана - не хуже императорской - обеспечивала порядок. Все, кто был в замке, с почтением встретили Донг Ты и его супругу, назвав их своими хозяевами. Утром обитатели окрестных сел увидели чудесный замок и поспешили принести дары новым хозяевам местности. Когда слухи об этом дошли до императора, он очень разгневался, объявил свою дочь и ее мужа мятежниками и отправил войска захватить замок. Начальник охраны замка собрался выставить свои войска для обороны, но Тиен Зунг сказала: "Все, что происходит, происходит не по моей воле, а по воле Неба. Должна я умереть или остаться в живых - всецело зависит от воли Неба. Как могу я осмелиться противостоять отцу? Если он решит наказать меня - я не стану сопротивляться и доверюсь Небу". Когда императорские войска подошли к реке, которую необходимо было форсировать, чтобы приблизиться к замку, уже стемнело. Они разбили лагерь, решив переправиться через реку на следующий день. Но посреди ночи поднялась ужасная буря, и замок вместе со всеми его обитателями отделился от земли и вознесся к небесам. Наутро берег реки был пуст и лишь огромное болото лежало на месте замка. Так произошло воссоединение с Дао супругов Донг Ты и Тиен Зунг.

Позже, в VI в., император Чиеу Вьет Выонг расположился в этих болотах со своими войсками во время военных действий против китайской армии династии Лян (Льюнг). Генерал китайской армии после продолжительных сражений не добился победы и уехал, оставив своего помощника продолжать военные действия. Чиеу Вьет Вьюнг вознес молитвы богам с просьбой о покровительстве, и перед ним предстал седовласый старец, который назвался Донг Ты. Старец оставил полководцу знак дракона с напутствием, что этот знак должен быть на шапке предводителя войска. Чиеу Вьет Вьюнг последовал совету и вскоре наголову разгромил неприятельскую армию".

Последователи даосизма во Вьетнаме считают Тьы Донг Ты главой бессмертных, вьетнамским Дао То - Предком Дао. В настоящее время центр поклонения этому духу находится в деревне Да Хоа уезда Me Шо области Кхоай Тяу провинции Хынг Иен 19.

Легенда о Тьы Донг Ты показывает, как добрые дела человека способствуют складыванию его удачной судьбы - в ответ на сыновнюю почтительность юноши, который одел в свою последнюю одежду умершего отца, чтобы достойно похоронить его, Небо посылает юноше богатую жену, удачу в делах и, наконец, наставника. Жена его постоянно следует воле Неба, отказывается использовать свое чудесное могущество против отца, за что ей также даруется бессмертие. Характерно, что следование воле Неба - это осуществление одного из основных принципов даосизма - у-вэй (недеяние). Интересно в легенде и то обстоятельство, что бессмертный Ты Донг впервые обнаруживает себя в мире людей, явившись полководцу и [143] оказав ему помощь в сражении; это очень сходно с китайской легендой о Хань Чжун-ли (правда, в последнем китайском варианте бессмертный Те-гуай устраивает своему подопечному поражение, чтобы тот осознал бренность мирской славы и успеха 20).

Лиеу Хань

Следующее жизнеописание посвящено богине Лиеу Хань - первой из вьетнамских женщин-бессмертных. Вьетнамские императоры пожаловали ее титулом Первой Государыни. Это богиня I ранга из II небесного дворца, младшая дочь Верховного Небесного Владыки. В 1557 г., в эпоху правления поздних Ле, была известна ее реинкарнация в образе очаровательной девочки в семье Ле Тхай Конга, который жил в деревне Ван Кат уезда By Бан, современной провинции Нам Динь. Там произошла следующая история.

"За несколько дней до родов беременная супруга Тхай Конга почувствовала болезненную слабость. Никакие лекарства и врачи не могли помочь ей. Однажды в доме семьи Ле появился даосский монах, который взялся позаботиться о больной. Он произнес над ней несколько заклинаний и швырнул оземь свой топор. В тот же миг Ле Тхай Конг упал замертво и перенесся во Дворец Небесного Владыки, где происходил большой небесный праздник. На этом празднике он стал свидетелем того, как принцесса Куинь Ньюнг случайно разбила яшмовый кубок и в наказание была отправлена на Землю. Очнувшись, Ле Тхай Конг узнал, что у него родилась девочка, и он дал ей имя Зянг Тиен (Разжалованная Фея. - А.Ш.).

Когда она выросла, любимыми ее занятиями стали литература, игра на флейте и цитре. Три года спустя после замужества, в 3-й день 3-го месяца Зянг Тиен была неожиданно призвана на Небо. Однако Небесный Владыка решил, что она не полностью отбыла свое наказание, и отправил ее обратно под видом богини - Духа Мертвых, а вместе с ней двух других женщин-бессмертных - Куе Ныонг и Тхи Ныонг. Они спустились на Землю средь бела дня в местечке Фу Кат провинции Тхань Хоа. Помогая местным жителям, феи демонстрировали многочисленные чудеса, и люди в знак благодарности построили роскошную пагоду на вершине горы, где стали совершать обряды поклонения этим феям.

В конце династии Ле богиня Лиеу Хань вернулась на Небеса, а на Земле остались две ее спутницы - Куе и Тхи, которые служат посредниками между нею и верующими в нее людьми. Рассказывают, что в течение изгнанничества богиня совершила много поездок по стране, но особенно часто она посещала столицу. Однажды, переодевшись продавцом вина, на берегу Большого Озера в Ханое она обменялась стихами со знаменитым поэтом Кхак Кхоаном и его друзьями Нго и Ли".

Бессмертная Лиеу Хань занимает очень важное место в народной религии вьетнамцев. Как и китайские бессмертные, Лиеу Хань и ее спутницы помогают местному населению, демонстрируют различные чудеса. Существуют три основных центра поклонения этой богине, куда верующие ежегодно совершают паломничества: Фу Зяй в уезде By Бан (пров. Нам Динь) -место ее реинкарнации; Фо Кат в уезде Тхать Тхань (Тхань Хоа)... Ден Шонг в округе Ха Чунг (Тхань Хоа) - места, где она появлялась во втором сошествии на Землю. В Ханое, помимо буддийских пагод, где отправляется культ Лиеу Хань, построены две пагоды специально в ее честь - пагода Ван Тан (на дороге Синьты) и пагода Сунг Шон Вонг Ту (в южной части города) 21.

В этой легенде интересен рассказ о том, как даос помогает Тхай Конгу перенестись в Небесный Дворец, чтобы тот узнал, кто на самом деле станет его дочерью. Вспомним, как бессмертный Хань Чжун-ли навеял сон на Люй Дун-биня, в котором продемонстрировал ему тщету земных благ и страшную участь того, кто всю жизнь был одержим мирскими страстями 22. И в том и в другом случае человек лишается сознания в этом мире, в то время как дух его, под руководством даоса, совершает путешествие. [144]

Ха Зянг Киеу - Красавица на Волшебных Небесах

"Легенда рассказывает, что не то в эпоху Чинь, не то в эпоху Ле жил в Тхан Лонге (совр. Ханой) студент по прозвищу Ту Иен, что значит Иен Талантливый. Оставшись сиротой в 15 лет, он зарабатывал на жизнь литературным талантом. Писал прекрасные стихи и совершенно не верил в существование духов и бессмертных. Однажды вечером, после большого праздника в храме Нгок Хо, когда все, кто присутствовал на богослужении, уже разошлись по домам, он задержался у дверей храма. Вдруг к его ногам упал лист с дерева, на котором были написаны стихи, прочитав которые он подумал: "О великий Будда, как бы я хотел повстречаться с автором этих стихов, чтобы выразить ему свое восхищение!". Тут же из храма вышла девушка 18 лет в сопровождении нескольких спутниц. Ту Иену удалось завязать с ней короткую беседу, после чего девушка, сопровождаемая издали Ту Иеном, направилась к пагоде Куанг Ван, где студент потерял ее из виду.

С того дня студент почувствовал, что безнадежно влюбился в девушку. Он пытался искать ее в городе, но безуспешно. И вот, через несколько дней во сне ему явился седобородый старец с посохом, который велел ему: "Жди утром на Восточном мосту, там ты встретишь ее". Не в силах более заснуть, студент с нетерпением дождался рассвета и поспешил на Восточный мост. Весь день провел он в ожидании и, когда, расстроенный, собирался уже уходить, увидел, как на мост взошел старик-художник, продававший какой-то портрет. Едва взглянув на картину, студент узнал в изображенной на ней девушке предмет своих воздыханий. Он купил портрет и поставил его в своей комнате для занятий. Всякий раз во время еды он расставлял перед портретом чашки с едой и приглашал изображение присоединиться к его трапезе. Однажды, вернувшись с занятий, он обнаружил дома готовый обед. И еще заметил он, что завязка шляпы на портрете была как будто чуть-чуть смещена. Подивился студент, но обед с удовольствием съел. На следующий день он, как обычно, отправился в школу, однако с полдороги решил вернуться назад и застал девушку с портрета хозяйничающей на кухне. Он радостно приветствовал ее и воскликнул: "Теперь, когда я нашел вас, скажите же мне свое имя!". "Меня зовут Ха Зянг Киеу - отвечала девушка. - По повелению Неба и настоятельной просьбе Духа Бать Ма я отправлена сюда, чтобы заключить с вами земной союз".

В тот же день студент женился на девушке. Через некоторое время Ту Иен вдруг забросил занятия и горько запил. Никакие увещевания супруги не могли вразумить его, и Ха Зянг Киеу покинула его и вознеслась на Небеса. Когда он пришел в себя, то страшно затосковал и, понимая, что нельзя ничего исправить, решил покончить с собой. Почувствовав это, Ха Зянг Киеу простила своего непутевого мужа и вернулась к нему. Их союз возобновился, и вскоре у них родился сын.

Ту Иен опять ушел с головой в учебу, продолжая штудировать классиков, пока, наконец, не увидел свое имя выгравированным на золотой табличке (т.е. получил ученую степень. - А.Ш.). Как-то раз бессмертная сказала ему: "Несмотря на добрую репутацию и положение в обществе, люди остаются не более чем комбинацией четырех элементов - земли, воды, воздуха и огня. А жизнь, ограниченная рамками рождения и смерти, подобна морской пенс или росе на травах, она столь же непостоянна. Даже будучи наделенным большими талантами и способностями, чем другие, вы проживете самое большее 80-90 лет. Даже если ваша жизнь будет долгой, богатой и счастливой, она сравнима всего с одним рассветом в мире Бессмертных Впрочем, радость и страдание, приобретения и потери - все это категории земного мира. Разве не насладились вы ими до сих пор? Не кажется ли вам, что лучше будет отбросить свои семь страстей и шесть желаний и прогуливаться каждое утро по трем горным цепям и каждый вечер по девяти небесам в сопровождении луны и ветра?" Ту Иен слушал в глубоком раздумье, не произнося ни слова. Ха Зянг Кису [145] продолжала: "Для человека самое святое в жизни - поддерживать и помогать своим родителям, не так ли? Что же касается вас, у вас нет ни отца, ни матери. Неужели вы добровольно заключите себя в рамки этого мира страданий ради того, чтобы поддерживать только свое бренное тело?". Студент понял, к чему этот разговор, и ответил: "Еще немного - и я совершенно погряз бы в сетях этого тленного мира".

И с того самого дня Ту Иен оставил свои литературные амбиции и полностью посвятил себя изучению науки бессмертия. В один из следующих дней с Небес спустились два белых журавля с небесным посланием и на их волшебных крыльях все трое - Ту Иен, Ха Зянг Киеу и их ребенок - поднялись на Небо. Спустя некоторое время местные жители стали время от времени наблюдать их чудесные появления и построили в честь них пагоду, которая существует и по сей день, - Бить Кау Дао-куан (Даосский центр Бить Кау. - А.Ш.)" 23.

Бой Лиен - Бессмертная, сопровождавшая императорскую коляску

В отличие от упомянутой Ха Зянг Киеу, прожившей на Земле несколько лет, Бессмертная, о которой сейчас пойдет речь, провела в нашем мире не больше времени, чем порыв ветра.

"Ле Тхань Тон, один из вьетнамских императоров XV в., возвращаясь с прогулки, встретил около пагоды Нгок Хо девушку удивительной красоты. Перекинувшись с ней несколькими стихами, он понял, что перед ним утонченный знаток литературы. Он пригласил ее в свою коляску. Когда подъезжали к Императорскому дворцу, возле ворот Дай Хынг, девушка вдруг поднялась в воздух и исчезла. Тогда император понял, что девушка та была бессмертная. Эта встреча глубоко взволновала его, и он велел построить рядом с воротами Дай Хынг дворец, который получил имя Ванг Тиен Лау (Дворец ожидания встречи с Бессмертной. - А. Ш.). А безымянную бессмертную стали называть Бой Лиен Тиен Ныонг - Бессмертная, сопровождавшая императорскую коляску" 24.

Исчезновение Бой Лиен напоминает исчезновение Хэ Сянь-Гу во время поездки в Императорский дворец. У П. Шкуркина читаем : "Когда вести о ее странном образе жизни и волшебных талантах дошли до императрицы, за ней приехали, чтобы пригласить во дворец, но в пути она исчезла прямо на глазах сопровождавшей ее свиты" 25.

Тхыонг Хой Шонг Тиен - Две бессмертные, участвовавшие в императорском празднике

Не только императору Ле Тхань Тону, прославленному вьетнамскому литератору, довелось повстречать бессмертную. Подобная встреча выпала и на долю другого императора, Ле Хиен Тона, правившего Вьетнамом в XVIII в. Произошло это при следующих обстоятельствах:

"Император Ле Хиен Тон любил устраивать грандиозные празднества на берегу озера Ким-ay, что расположено в южной части столицы. Молодые люди и девушки стекались сюда со всех концов страны. В разгар одного из таких праздников император восхищенно воскликнул, обращаясь к своему окружению: "На нашем празднике присутствуют бессмертные! Вы видите их?". Удивленные чиновники внимательно пригляделись ко всем, кто принимал участие в торжестве, но не заметили ничего необычного. Тогда император улыбнулся и, указан на кого-то в толпе, сказал: "Вот те две девушки в красных платьях, что стоят плечом к плечу, несомненно бессмертные!" Лишь только он это произнес, девушки в красных платьях поднялись в воздух и исчезли в небесах. По окончании праздника император велел построить на том месте, где стояли девушки, пагоду, которая получила название [146] "Пагода Следов Бессмертных", а самих бессмертных в народе стали называть "Тхыонг Хой Шонг Тиен". В современном Ханое пагода находится на Улице Чиновничья Дорога" 26.

Остается неясным, как император узнал бессмертных в огромной толпе гостей. Вероятнее всего, Хиен Тон сам был последователем даосизма и достиг в этом деле некоторых результатов, раз никто, кроме него, не смог узнать бессмертных в толпе.

Ты Тхык и его женитьба на Бессмертной Зянг Хыонг

Все рассказанные до сих пор истории, какими бы необычайными они ни казались, имели местом действия наш бренный мир. Следующая легенда представит нам саму Страну Бессмертных.

"Во время правления Чинь, в конце периода Куанг-тхай (1388-1398), некий человек по имени Ты Тхык, не отличавшийся никакими особенными достоинствами, но лишь благодаря положению своего отца, неожиданно получил должность правителя уезда Тиен Зу (совр. пров. Бак Нинь). А рядом с резиденцией правителя находилась знаменитая пагода, где на небольшом участке выращивались пионы - растения очень редкие в тех местах. Каждый год накануне цветения пионов устраивался большой праздник - Праздник Созерцания Цветов, на который собиралось множество молодых людей и девушек. В один из таких праздников, во 2-й месяц 9-го года периода Куанг-тхай, в пагоде появилась невиданной красоты девушка. Лицо ее, почти лишенное косметики, было прекрасно. Чтобы лучше рассмотреть один цветок, она наклонила его своей прекрасной рукой, и стебель согнулся. Охранники тут же схватили и связали девушку - ведь каждый цветок стоил очень дорого. Полдня оставалась она арестованной, а потом Ты Тхык, плененный ее красотой, освободил ее, подарив старшему монаху свое парчовое платье. Оказавшись на свободе, девушка отблагодарила своего освободителя и удалилась в неизвестном направлении.

С того дня народ проникся глубоким уважением к правителю. Однако Ты Тхык забросил свои дела и документы, предпочтя им вино, стихи и цитру. Вышестоящие чиновники постоянно напоминали ему: "Ваш отец был высокопоставленной особой и заправлял делами всей страны, вы же не можете справиться даже с обязанностями правителя уезда!". Ты Тхык ответил им так: "У меня нет никакого желания и необходимости погружаться в этот мир чинов и выгод для того, чтобы заработать на несколько мер риса, которых мне вполне достаточно. Не лучше ли мне сесть в лодку и уплыть прочь отсюда? Прозрачные воды и высокие горы никогда не покинут меня!". Отправив это письмо, он сдал администраторскую печать и удалился в район пещер в уезде Тонг Шон (пров. Тхань Хоа).

В сопровождении нескольких ребятишек, которые носили его тыкву с вином, и с цитрой под мышкой он принялся бродить по знаменитым местам Вьетнама. Он останавливался среди прекрасных пейзажей, пил вино и слагал стихи. Так обошел он все знаменитые своей красотой места, побывав у "Горы Посоха" 27, в пещерах,"Люк Ван" 28, у источника "Шонг Ле" 29 и реки "Кень Нга" и т.д. Однажды, проснувшись рано утром, Ты Тхык увидел вдали, над заливом Тхань Фу, поднимавшийся из воды пятицветный пласт облаков, который постепенно принимал форму огромного цветка лотоса. Он направил туда свою лодку и вскоре различил возвышающиеся из-под воды живописные горы. В великом испуге смотрел на них Ты Тхык, размышляя про себя: "Я бывал не раз в этих местах и очень хорошо их знаю, но никогда не видел здесь гор. Должно быть, это горы Бессмертных, которые решили расположиться здесь на некоторое время!". С этими мыслями направил он лодку к подножью одной из гор и ступил на сушу. Пройдя несколько шагов, он остановился перед отвесным утесом высотой в несколько тысяч мер. "Да-а. - подумал Ты Тхык, - без крыльев нечего и [147] думать подняться на эту скалу...". Он достал кисть и сложил поэму из восьми стихов. Затем внимательно осмотрелся и вдруг обнаружил за неровностью утеса круглый ход диаметром в чыонг (1,5 м. - А. Ш.). Ты Тхык подобрал полы платья и устремился туда. Но едва он сделал несколько шагов, как дверь сама собой закрылась за ним, и он оказался в полной темноте. Распрощавшись с надеждой выбраться живым, он решил идти вперед.

Ощупывая руками скользкие от сырости стены, осторожно начал он движение и вскоре заметил, что проход понемногу становится шире. Потом вдалеке забрезжил слабый свет, который с каждым шагом становился все ярче, и в конце концов Ты Тхык вышел из туннеля и очутился под ослепительным солнцем, среди возвышавшихся повсюду великолепных дворцов, которые плавали в многоцветных облаках, окруженные полями благородных цветов. Появились две девушки в зеленых одеждах, которые сказали: "Прибыл новый член нашей семьи". Сказали и исчезли. Спустя мгновение появились вновь и обратились к Ты Тхыку: "Госпожа просит вас к себе". Он последовал за девушками. Сначала они пересекли двор с богато инкрустированными стенами и подошли к двери, выкрашенной в красный цвет, над которой золотыми иероглифами было написано: "Дворец Чистой Яшмы".

Во дворце, на кровати, украшенной скульптурами, сидела красивая женщина в белом платье. Она предложила Ты Тхыку сесть в кресло, стоявшее рядом, и обратилась к нему со словами: "Вы имели болезненную склонность к вещам необычным и редким. Сейчас вы удовлетворили беззаботными скитаниями любопытство молодости. Помните ли вы о том, что вас ждет удачный случай?" Ты Тхык ответил: "Я литератор, ведущий уединенную жизнь в уезде Тонг Шон. Целыми днями прогуливаюсь на лодке среди ветров и вод. Я и не знал, что существует это место с красными дворцами и голубыми комнатами, и на свой страх и риск отправился сюда со своим посохом и сандалиями, словно бы имел крылья. Мое сердце еще пропитано вещами земного мира, и я не понимаю смысла происходящих событий. Умоляю вас, просветите меня, даруйте мне знание всех вещей!" "Вы и не могли знать этого места, - ответила дама. - Это - гора Фу Лай - гора 36 пещер, находящаяся на 6-м уровне Небесной сферы. Здесь все окружено морем и ничем не связано с землей. Это как горы Ла Фу, которые исчезают и появляются с потоками дождя и ветра, как вершины Бонг Лай, омываемые бушующими волнами. Я Бессмертная области Нам Няк (Южных Гор), мое имя - Нгуи. Видя, что вы уважаете справедливость и помогаете несчастным, я приказала доставить вас сюда". С этими словами она подала знак своему окружению, из которого вышла молодая девушка. Присмотревшись, Ты Тхык узнал в ней ту самую красавицу, что переломила стебелек цветка на Празднике Созерцания Цветов и была схвачена охранниками. Дама указала на нее пальцем 30 и обратилась к Ты Тхыку: "Это моя дочь. Зовут ее Зянг Хыонг. Однажды с ней произошла неприятность на Празднике Цветов, и вы выручили ее. Сердце Зянг Хыонг не забыло вас! И теперь она хочет выйти за вас замуж, чтобы отблагодарить таким образом за милость, оказанную ей вами когда-то. Ведь вы не пожелали выкупа!"

В ту же ночь сыграли свадьбу - в фонарях горел жир фениксов, циновки были украшены драконами. На следующий день отовсюду стали стекаться бессмертные, чтобы поздравить молодоженов. Одна - в шелковом платье - прибыла с Севера на спине позолоченного дракона, другая - в шелковой юбке - прибыла с Юга на спине красного дракона. Прочие приезжали в яшмовых повозках, передвигавшихся с помощью ветра. Все собрались на верхнем этаже дворца Зяо Куанг, среди яшмовых стен и золотых штор. Тут объявили о прибытии богини Ким Тиен. Все поспешили вниз, чтобы приветствовать прибывшую, затем ее торжественно усадили на хрустальный трон, установленный в центре зала. Когда все заняли свои места, заиграла небесная музыка и прислуга принесла изысканные вина и настойки. [148] Бессмертная в шелковом платье сказала: "Мы прогуливаемся в этой области уже почти 80 тысяч лет. Южное море изменило свой облик трижды за это время. Вы прибыли издалека, не испугались изменить свою жизнь и женились на бессмертной. Думаю, теперь вы ни о чем не жалеете, и уж конечно не будете говорить, что бессмертные не существуют".

Небесные танцовщицы закружились в танце. Нгуи, богиня пещеры, руководила праздником, а Зянг Хыонг разносила гостям вино. Молодая бессмертная в шелковой юбке сказала со смехом: "Наша новобрачная сегодня потолстела. Она теперь не такая худая, как раньше. Говорят, у небесных дев не бывает мужей, но я больше в это не верю!". Все присутствующие расхохотались, не смеялась лишь бессмертная в шелковом платье, которая произнесла: "Без сомнения, наша новобрачная составила себе достойную партию. Однако, когда весть о браке небесной девы со смертным дойдет до мира страстей, над нами будут смеяться. Бессмертным следовало бы предвидеть последствия своих действий. И мне кажется, что нам не удастся избежать дурной славы". Тогда заговорила богиня Ким Тиен: "Я живу во дворце Небесного Владыки, и никогда до сих пор не приходилось мне бывать в этих земных морях. Однако какие-то злые языки болтают о том, что небесные подданные приносили дары императору Чжоу, что голубая птица приносила новости правителю Хань. Мы сами провоцируем дерзкие речи смертных. Как же можете вы избежать их клеветы? Молодожены еще здесь, с нами, зачем же омрачать их сердца, обсуждая все это?" Дама Нгуи обратилась ко всем: "Говорят, что можно лишь случайно встретить бессмертного, но очень трудно найти его. Дао не может быть достигнуто, оно приходит само. Чудесные и редкие встречи случались во все времена: это следы храма По Хеу (Вас hau), убежище Као Танг (Cao Du'o'ng), следы ног Ло Поу (Lac Pho), яшмовый холм Кианг Фей (Giang Phi), а также женитьба прекрасной Лон Юй (Long Ngoc) и Сяо Че (Tieu Su'), встреча Вэн Сяо (Van Tieu). Если позволить себе смеяться над сегодняшним союзом, то все эти дела древности тоже можно воспринимать как курьезы!". И опять все весело рассмеялись. Так проходила их встреча, а когда солнце стало клониться к западу, бессмертные разъехались, оставив молодоженов наедине. Тогда Ты Тхык сказал Зянг Хыонг: "В мире бессмертных страсть тоже порождает брачные союзы. Тому существует много примеров. Почему сейчас, когда все бессмертные разъехались, мы чувствуем себя так одиноко и печально? Не потому ли, что страсть еще не родилась, а если она уже есть, то чувствуете ли вы ее?". Прекрасная Зянг Хыонг ответила с грустью: "Другие бессмертные уже имеют знание Изначального принципа и Совершенного дыхания. Они вхожи в Желтый дворец и в Красные ворота. Они живут в чистых жилищах и самодостаточны в своем одиночестве. Их сердца чисты и свободны от страстей. Имея свои следы в Пурпурном дворце, я все еще принадлежу к земному союзу; мое тело находится в Яшмовом дворце, а сердце остается в мире тревог и желаний. Не сравнивайте меня с другими бессмертными (во всей реплике слово "бессмертный" употребляется только в женском роде. - А.Ш.)?". Ты Тхык ответил на это: "Ну, если так, то вы не очень далеки от меня?". И оба они беззаботно расхохотались.

Дни шли за днями, и состояли они из одного лишь досуга. Ты Тхык заметил, что прошел уже год и лотосы в пруду изменили свой зеленый цвет. Часто он просыпался среди ночи, чувствуя в сердце неясную печаль и тревогу. Однажды утром он увидел на море лодку. Указав на нее, он сказал Зянг Хыонг: "Когда-то я приехал оттуда, теперь же небо далеко и волны высоки, и я не знаю больше, где мой дом. Уезжая, я оставил там своих друзей и родителей. Мое сердце все еще принадлежит земному миру. Я не могу избавиться от желания побывать в родном доме. Поймите меня, позвольте мне уехать на некоторое время!". Зянг Хыонг опечалилась и не ответила ни слова. Ты Тхык продолжал: "Отпустите меня всего лишь на месяц. За это время я повидаю друзей и улажу дела семьи. А потом я вернусь и буду жить до самой старости здесь, с [149] вами, на Белых Облаках". Зянг Хыонг ответила со слезами: "Я не могу играть на супружеских чувствах, чтобы помешать вам посетить вашу родину. Меня беспокоит лишь то, что вы не найдете там своего двора и сада такими, какими помните их". А ее мать, узнав о решении зятя, задумчиво произнесла: "Не думала я, что этот человек до такой степени привязан к земному миру!".

И она приказала снарядить облачную повозку, чтобы доставить Ты Тхыка на землю. Зянг Хыонг протянула ему шелковый платок со словами: "Когда вы прочитаете это письмо, прошу вас, не забывайте меня!". Супруги простились, и в мгновение ока Ты Тхык оказался на земле. Но увы! Все совершенно изменилось здесь. И лишь камни вокруг источника оставались, как прежде, такими же зелеными из-за покрывавшего их мха. Ты Тхык стал спрашивать стариков, знают ли они его. И те отвечали: "Когда мы были маленькими, нам говорили, что один из наших прадедов имел такое имя. Он потерялся в горах более 80 лет назад. Три императора сменились с тех пор!". Опечаленный, Ты Тхык решил вернуться на Небо, но облачная повозка уже превратилась в феникса, который тут же взлетел в воздух и исчез. Тогда он развернул письмо и прочитал: "Мы заключили договор феникса на Небесах. С нашей любовью покончено навсегда! Как можно вновь найти гору Бессмертных в море? Вряд ли когда-нибудь еще нам выпадет такой случай". И понял Ты Тхык: письмо это означает, что он навечно разлучен со своей супругой. И тогда удалился он в горы Хоанг Шон, и никто его больше не видел" 31.

И снова за бескорыстно совершенное когда-то доброе дело сполна воздается впоследствии -человек не только попадает в страну Бессмертных, но и женится на бессмертной. Характерная особенность рассматриваемых легенд состоит в том, что в них очень часто фигурируют женщины-бессмертные, в то время как П. Шкуркин отмечает, что "в даосском культе женщины никогда не занимали выдающегося положения..." 32. В легенде прямо не сказано о том, что Ты Тхык изучает даосизм, однако он удаляется от чиновничьих дел, занимается поэзией, играет на цитре, пьет вино и путешествует по знаменитым местам страны, а это все - занятия, к которым прибегали последователи одной из вьетнамских школ даосизма - школы небесного спокойствия и беззаботного скитания. В книге Ле Ань Зунга говорится, что философия недеяния Лао Цзы оказала очень сильное влияние на конфуцианцев, побуждая людей к уединенной жизни в условиях, максимально приближенных к природным, склоняя их к получению удовольствия от вина, шахмат, бесцельного бродяжничества с цитрой, а также от сочинений стихов и занятий живописью 33. В эпоху Чинь поэт Нгуен Фи Кхань писал:

Жизнь то бурлит, то течет спокойно век за веком,
А бренная человеческая жизнь - словно сон.
И если сможем мы украсть хотя бы полдня для полного безделья,
То чем мы хуже небожителей? 34.

Следование принципу недеяния привело Ты Тхыка в страну Бессмертных, однако человеческая привязанность к миру не дала ему остаться там навсегда. Нельзя не заметить, что образы небожителей, представленные в этой легенде, мало соотносятся с характеристикой бесстрастного, довольствующегося полнотой своего бытия бессмертного, которую мы видели у Блофилда. Гости на свадьбе ведут себя вполне "по-людски". Подробнее об этом будет сказано ниже.

Старик с горы На Шон

В течение столетий судьба Ты Тхыка и его личность оставались для всех загадкой. Многие пытались найти его следы, и некоторым это удавалось.

"Один из них - старик по имени Ту На (Кху На), который достиг просветленного знания Принципа Дао в период Шыонг Фу (1377-1388) эпохи Чинь и удалился на гору На Шон, что в провинции Тхань Хоа (откуда и получил прозвище - старик с горы На [150] Шон). Нгуен Зы в своем сборнике "Чуен Ки ман лук" упоминает о встрече второго императора династии Хо - Хо Хан Тхыонга (1404-1407) - с этим бессмертным во время императорской охоты. Несмотря на настойчивые просьбы императора, старик отказался покинуть свое уединенное жилище и ограничился тем, что оставил ему два стихотворения, в которых содержится разгадка трагической смерти Хан Тхыонга и его отца. В период Минь Манг (1820-1840) в уездном городе провинции Тхань Хоа видели столетнего старика с согбенной спиной, который кувшин за кувшином пил вино на постоялом дворе. Новость облетела весь город, но, когда люди собрались посмотреть на старика, он внезапно исчез. Тогда все поняли, что перед ними был старик с горы На Шон" 35.

То же самое случилось с Лань Цай-хэ: "Однажды, сидя в кабачке близ местности Хао-лян, Цай-хэ услышал пение даосов. В тог же миг он бесшумно поднялся и, подхваченный облаком, унесся в небеса" 36.

Совершенный Человек с Чудесных Облаков

"Другой бессмертный-волшебник появился в уезде Ти Линь провинции Хай Зыонг при Чинях, в начале XIV столетия, когда Вьетнам не был еще закрепощен конфуцианством. Этот бессмертный имел прозвище Хуен Ван Тян Нян - Совершенный Человек с Чудесных Облаков. Обычно его видели удаляющимся в пагоду Ле Ки на горе Ниет Шон, где он занимался приготовлением пилюли бессмертия. Известно, что император Зу Тон (1341-1369) обучался у этого бессмертного способам продления жизни. Больше о судьбе его ничего не известно" 37.

Существует много свидетельств об увлечении китайских императоров даосизмом. Цинь Ши-хуан посылал экспедиции в поисках островов бессмертных. Ханьский император У-ди вошел в историю даосизма как император-маг. Покровительство даосам и магам процветало и при дворах удельных князей. Однако необходимо отметить, что бессмертие, к которому стремились монархи, - это мирское бессмертие, понимаемое как продление жизни, достижимое механически, в результате приема эликсира, без какой-либо этической и медитативной подготовки 38.

Совершенный Человек, достигший Внутреннего Познания

Тхонг Хуен Тян Нян - так звали еще одного бессмертного, жившего в правление Ли (XI в.). Он был известен не менее, чем знаменитый буддийский монах Нгуен Зяк Хай.

"Император с детства страдал глухотой. Никакие врачи и лекарства не помогали ему. Тогда призвали Тхонг Хуена и Зяк Хая, чтобы они осмотрели больного. Как только первый начал произносить магические фразы, тут же левое ухо императора стало слышать. Тот улыбнулся и сказал: "Позвольте же и ученику Будды показать свое мастерство!". И тогда Зяк Хай, в свою очередь, стал читать заклинания, и император смог слышать на правое ухо. Был устроен богатый обед для обоих врачевателей. После угощения Тхонг Хуен почтительно простился с императором и у него на глазах исчез. И император, бывший свидетелем этой чудесной сцены, сложил такие стихи:

Зяк Хай имеет безграничное сердце,
Тхонг Хуен владеет знанием чудесных принципов,
Оба они обладают сверхъестественными способностями.
Один - достойный ученик Будды, другой - бессмертный" 34.
[151]

Мудрец, достигший Дао

И наконец, история про Тхань Дао Ты - Мудреца, достигшего Дао, который обрел бессмертие гораздо позже - в XVIII в.

"В молодости он успешно сдал трехлетние экзамены. В период Тэйшонов, разочаровавшись в существующем государственном строе, он оставил желание сделаться чиновником. Он повстречал Фам Виена (Бессмертного из Хонг Линь) и последовал за ним. Однажды он сопровождал Фам Виена в его путешествии за море. В пути они вдруг увидели открывшуюся среди волн длинную извилистую дорогу. Они пошли по ней, и дорога привела их на гору, где росли персиковые деревья, покрытые тяжелыми, спелыми плодами. В тени этих деревьев расположились они на отдых. Фам Виен стал угощать своего спутника и сопровождавших их слуг вином. Потом им принесли несколько персиков, посоветовав не оставлять себе косточек от них. Когда вино было выпито, Фам Виен пошел вперед. Его спутники воспользовались моментом и спрятали косточки от персиков в складках своей одежды. И лишь после этого отправились за ним следом. Прошло полдня, но они никак не могли догнать Фам Виена. Тогда они выбросили спрятанные косточки и вскоре увидели его сидящим на камне у дороги с бутылкой вина в руках. Он оставил лауреату трехгодичного конкурса свои даосские книги и удалился с остальными учениками. Лауреат этот взял себе псевдоним Мудрец, достигший Дао, и принялся изучать оставленные ему книги. Однажды он встретил человека, страдавшего какой-то внутренней болезнью, которую не могли излечить никакие лекарства и заклинания. Он вызвался излечить его и на вопрос, каким образом он собирается это сделать, ответил: 'Никаких церемоний исполняться не будет. Это дух конька крыши вашего дома вызвал вашу болезнь. Вам нужно привязать к коньку крыши жабу и сильно закричать'. Больной последовал совету и мгновенно выздоровел. Тхань Дао молча удалился, отказавшись от вознаграждения. Как-то раз у него погас факел, когда он пробирался по пещере, и он заблудился там. Долго прожил он в темноте, питаясь лишь слизью с камней. Через три года он нашел выход из пещеры. Больше о нем ничего не известно" 40.


На этом заканчивается основной свод историй о вьетнамских бессмертных - тех, о которых известно лишь то, что они спускались с Небес в наш мир, и тех, которые достигли просветленного состояния и обрели бессмертие. Вьетнамский народ испытывает к этим личностям глубокое уважение, строит пагоды в их честь и отправляет им культы. Многие легенды получают свое дальнейшее развитие в отдельных местностях. Представители каждой области делают как бы "своим" одного из бессмертных, считают его своим покровителем и из поколения в поколение передают рассказы о его деяниях на их территории.

Подведем некоторые итоги.

Как утверждает Нгуен Ван Хуен, культ бессмертных во Вьетнаме, в отличие от культа Будды и Конфуция, имеет чисто вьетнамское происхождение 41. Однако проведенный сравнительный анализ некоторых сюжетных моментов вьетнамских легенд и китайских историй о бессмертных, а также прямые упоминания о следовании персонажей легенд даосским практикам (например, приготовление пилюли бессмертия Совершенным Человеком с Чудесных Облаков) и изучение даосских трактатов (Мудрец, достигший Дао и др.) ясно свидетельствуют о том. что легенды созданы под влиянием даосизма. При исторически сложившейся близости китайской и вьетнамской культур вполне естественно широкое заимствование сюжетов (это хорошо видно из исследований по вьетнамской литературе, выявляющих трансформированные китайские сюжеты во вьетнамских произведениях), а также существование так называемых бродящих сюжетов, оказывающих влияние на фольклор обоих народов.

Изначально вьетнамский культ предков предполагал, помимо исполнения обрядов, посвященных предкам рода, поклонение выдающимся личностям - военачальникам, правителям, чиновникам, считавшим своими заслугами добрую память о себе в сердцах потомков. Даосизм, как показывают легенды, обусловил своего рода смещение акцента с почитания мирских [152] личностей на почитание также и святых подвижников, достигших бессмертия. Хотя бессмертные в легендах сильно секуляризованы, подвержены мирским страстям (см., например, легенду о Ты Тхыке и его женитьбе на бессмертной, где описывается свадебный пир на небесах), это не должно вызывать недоумения: ведь в легендах и мифах, складывающихся в народной среде, боги и духи всегда наделяются всеми человеческими качествами и страстями, при этом они отличаются от людей лишь свойственной им высшей силой и властью (достаточно вспомнить греческих богов) 42. Это подтверждает точку зрения французского синолога А. Масперо о том, что мистический и философский даосизм мог привлечь только немногие великие умы, в то время как большинство последователей доктрины желали лишь сохранить свою жизнь, продлив существование физического тела, и ничего больше 43. Отсюда и представление о бессмертных как об обычных людях, которые чудесным образом достигли бессмертия, при этом ничто человеческое не стало для них чуждым.

Существование рассмотренных легенд, на мой взгляд, является весомым свидетельством в пользу того, что даосизм достаточно широко распространился во Вьетнаме, в частности в народной среде, где тесно смешался с местными верованиями; ведь любой народ всегда слагает легенды только о том, что не оставляет его равнодушным, что близко его внутреннему миру.

В заключение замечу, что предлагаемые вниманию читателя переводы легенд и комментарии к ним - лишь первый шаг в изучении вьетнамского даосизма, темы, которая до сих пор не получала сколько-нибудь систематического рассмотрения ни в отечественном, ни в зарубежном востоковедении. В лучшем случае даосизму уделяется небольшая глава, если исследование касается вьетнамской культуры или религии. Задачей настоящей работы было показать, как повлиял даосизм на становление культа бессмертных во Вьетнаме. Я намеренно не останавливался на таких вопросах, как взаимодействие даосизма с синкретическим религиозным комплексом, существующим во Вьетнаме, который включает, помимо даосизма, конфуцианство и буддизм, поскольку внимание к этой проблематике сильно расширило бы границы работы в то время как определение места и роли даосизма в системе вьетнамских религий является темой отдельного исследования.

Комментарии

1 P. Huard, M. Durand Connaissance du Vietnam. P., 1954, p. 98.

2 См.: В.Н. Колотов Религия и политика в истории Южного Вьетнама в 1945-1963 гг. Канд. дис. СПб., 1997, с. 39-40.

3 Е.А.. Торчинов Даосизм. Опыт историко-религиозного описания. СПб., 1998. с. 410.

4 Ngo Si Lien. Dai Viet Su `Toan Ttiu' (Полный свод записей об истории Великого Вьета). Vol. I. Sai Gon, 1974, p. 244-246.

5 Подробно о Гао Пяне см.: Miyakava Hisayuki. Legate Kao P'ien and Taoist Magisian Lu Yung-chin in the time of Huang Ch'ao's Rebellion. - Acta Asiatica Bulletin of the Institute of Eastern Culture. Vol. 27, 1974.

6 Le Anh Dung Con Duong Tam Giao Viet Nam (Путь трех религий во Вьетнаме). Но Chi Minh, 1994, p. 45.

7 Подробно о даосской алхимии см.: Е.А. Торчинов. Указ. соч., с. 84-117.

8 Z. Baumam Mortality, Immortality and other Life Strategies. Stanford. 1992, p. 51.

9 Подробно см.: Е.Л. Торчинов. Указ. соч., с. 65-84.

10 Э.С. Стулова. Даосская практика достижения бессмертия. - Лу Куань Юй Даосская йога, алхимия и бессмертие. СПб., 1993, с. 314.

11 Там же, с. 317.

l2 J. Blofeld. Taoism. The Road to Immortality. Boulder, 1978, p. 72.

13 J. Nguyen Huу Lai. La tradition religiose, spirituelle el sociale au Vietnam. P., 1989, p. 259.

14 См.: П. Шкуркин. Восемь Бессмертных (Ба Сянь). - Вестник Азии. Т. 53, 1925, с. 145.

15 Христианство. Энциклопедический словарь. Т. 2. М.. 1995, с. 527.

16 Там же.

17 О Восьми Бессмертных см. также: Л.С. Васильев Культы, религии, традиции в Китае М 1970 с. 282-287.

18 Лунный Старец - китайское божество, живущее на Луне и ответственное за браки совершаемые в мире людей. Он протягивает красную ниточку между людьми, которым предстоит вступить в брак. Красная нить - один из ритуальных атрибутов вьетнамской свадебной церемонии

19 Nguen Van Huyen. Le culte des immortals en Annam. Hanoi 1944 p. 12-19.

20 См.: П. Шкуркин. Указ. соч., с. 150.

21 Nguyen Van Huyen. Op. cit., p. 20-23.

22 См.: П. Шкуркин. Указ. соч., с. 153.

23 Nguyen Van Huyen. Op. cit., p. 25-30.

24 Ibid., p. 31-32.

25 П. Шкуркин. Указ. соч., с. 184.

26 Nguyen Van Huyen. Op. cit., p. 33-34.

27 Гора Посоха (Тить Чо), расположенная в западной части уезда Тонг Шон, свое название получила из-за схожести одной из своих вершин с посохом. Издалека она также напоминает цветок лотоса, поднимающийся из воды, поэтому ее иногда называют Гора Лотоса (Лиен Шон).

28 Пещеры Люк Ван расположены в склонах горы Тхань Фу, в уезде Тонг Шон. Там время от времени находят необычные камни, очертаниями напоминающие то чернильницу, то дракона, то тигра и т.д. Согласно легенде, в этих пещерах иногда появлялась бессмертная, прилетавшая на спине дракона.

29 Шонг Ле - одно из названий реки Шонг Ма, текущей в провинции Тхань Хоа.

30 Согласно вьетнамскому этикету, указывание на кого-либо пальцем означает пренебрежительное отношение к нему. Это может сделать начальник по отношению к подчиненному, старший по отношению к младшему.

31 Nguyen Van Huyen. Op. cit., p. 35-44.

32 П. Шкуркин. Указ. соч., с. 185.

33 Le Anh Dun?. Op. cit., p. 50.

34 Ibid.

35 Nguyen Van Huyen. Op. cit., p. 47.

36 П. Шкуркин. Указ. соч., с. 174.

37 Nguyen Van Huyen. Op. cit., p. 48.

38 См.: Е.А. Торчинов. Указ. соч., с. 248-249.

39 Nguyen Van Huyen. Op. cit., p. 49-50.

40 Ibid., p. 51-53.

41 Ibid., p. 11.

42 Как замечает Д. Юм, "боги простонародья столь мало превосходят людей, что, когда последние питают сильное чувство почтения или благодарности какому-нибудь герою или благодетелю народа, ничто не может быть с их стороны более естественным, как превратить его в бога" (Д. Юм. Естественная история религии. - Малые произведения. М., 1996, с. 242).

43 Н. Maspero. Le Taoisme et les religions chinoises. P., 1971, p. 40.

Текст воспроизведен по изданию: Вьетнамские легенды о бессмертных // Восток, № 1. 2000

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.