Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 168

Рапорт полковника А. И. Цвиленева командиру отряда русских войск в Сербии А. П. Зассу о взятии Бани русским отрядом под командованием И. Н. Орурка

№ 13

30 августа 1810 г. Лагерь за Дунаем против укрепления Праово

Полковник граф Орурк по полученному им повелению от генерал-майора графа Цукато с вверенным ему отрядом 16-го числа сего месяца пошел вверх по Тимоку и, преодолевая все препятствия, которые делали ему непроходимые дороги и хребты гор, прибыл благополучно 21-го числа [184] к укреплению Бане, в коем, турецкого гарнизону – пехоты и конницы было до 1000 человек.

Зная, сколько укрепления сии по своему положению нужны сербам и что они прежде сего, собрав 7 тысяч войска, хотели овладеть ими, но с великою потерею были отбиты, желая доказать народу сербскому существенную помощь со стороны России и оправдать ту надежду, которую имели сербы на российские войски, решился взять сии укрепления штурмом.

22-го числа в 7 часов утра полковник граф Орурк с вверенным ему отрядом двинулся к укреплениям и, обозря местоположение, выслал охотников из улан и казаков, подкрепляя батальоном улан, чтобы занять турецкую кавалерию, выехавшую в 300 [человек] из укреплений, а Ладожскому мушкетерскому полку с 300 казаков и сербов обойти укрепление сзади и овладеть возвышенностями, что тот час было исполнено.

Турецкая кавалерия, подкрепляемая своею пехотою, засевшею в шанцах перед своими укреплениями, бросилась отчаянно на наших фланкеров. Полковник граф Орурк велел ту же минуту батальону улан ударить на неприятеля, что с стремлением было исполнено. Кавалерия турецкая сбита и опрокинута, равно и пехота, подкреплявшая оную, оставя двое передовых шанцов, бежала и была преследуема и поражаема до главных своих укреплений, при сем случае взято в плен 9 турок.

Полковник граф Орурк, желая воспользоваться наведенным на неприятеля ужасом, приказал подполковнику Савойни с двумя батальонами Ладожского полка штурмовать ближайшее укрепление, защищаемое одним орудием и 400 турок.

Полковник граф Орурк с восхищением видел, с какою бодростию и духом подполковник Савойни с штаб- и обер-офицерами Ладожского полка кинулись вперед и с какою храбростию, усердием и доверенностью к своим начальникам следовали за ними российские воины, пренебрегая сильные картечные и ружейные выстрелы неприятеля, и, несмотря на глубину рва и высоту вала, менее получаса укрепление взято.

Полковник граф Орурк со всеми офицерами едва могли спасти 90 человек гарнизону, из коих большая часть тяжело раненых, ожесточенные воины отчаянным сопротивлением неприятеля не давали ему пощады.

Таир, начальник своего гарнизону, с остатком устрашенных турок заперлися в главное свое укрепление, приведенный в робость скорым и решительным ударом на передовое свое укрепление, просил переговоров, сдал укрепление и выпущен с гарнизоном, состоящим из 10 начальников и 80 турок, на условиях, выгодных для войск российских и сербских. Имею честь приложить оные подлинником и в переводе. В поручительство верного исполнения по сим условиям взято 2 турецкие чиновника в аманаты, кои препровождены в Крайов. При сем случае взято у неприятеля 3 знамени, из коих 2 сгорели от взорвания пороховых магазейнов, бывших в укреплении, 1 пушка, довольное количество военных и съестных припасов .

Полковник граф Орурк, оставя в сих укреплениях воеводу Гайдука-Вельку с 300 сербов, двинулся с отрядом к Делиграду, чтобы соединиться с вождем сербского народа Чёрным Георгием.

Списки отличившимся в сем штурме храбростию, искусством и отменною расторопностию господам штаб- и обер-офицерам по засвидетельствованию полковника Графа Орурка имею честь приложить у сего. В нем нет полковника графа Орурка, но ваше превосходительство изволите отдать должную справедливость сему храброму и решительному офицеру и оцените достойно подвиги его, приносящие честь российскому оружию. [185]

Полковник граф Орурк с особливою похвалою отзывается о подполковнике Савойни, который отличая себя мужеством, благоразумными распоряжениями и быстрым исполнением своих намерений, подает великую надежду, что и в высших чинах с полною надеждою в успехе может быть везде употреблен; равномерно свидетельствует о искусстве, расторопности и усердии артиллерии порутчика Маслова.

В сем деле с нашей стороны ранены: Ладожского полка тяжело поручик Варзел, унтер-офицеров 7, рядовых 80, легко ранены унтер-офицеров 2, рядовых 43, получили контузии капитан Холодовский, унтер-офицер 1, рядовых 12, убито унтер-офицеров 1, рядовых 31; Волынского уланского полка ранено тяжело рядовых 8, легко 16, при орудиях артиллеристов убит рядовой 1, тяжело ранен фейерверкер 1, рядовых 6; хорватской команды убит прапорщик Стефан, хорват 2, ранено 2; сербов убитых и раненых число неизвестно; лошадей строевых и артиллерийских убито 25, тяжело ранено 31. Боевых патронов выстрелено 25 157, зарядов пушечных при укреплении Гургушевцах с ядрами 130, с картечью 6. Во время штурма укрепления Бани с ядрами 83, с картечью 24 и подбит под орудием лафет, так что к употреблению вовсе негоден.

Неприятель потерял убитыми до 800, пленными 90. Взятое неприятельское знамя имею честь препроводить при сем.

Полковник Цвиленев

ЦГВИА СССР, ф. ВУА, д. 2941, л. 436 – 437. Подлинник.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.