Версия для слабовидящих |  Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 213

Письмо митрополита Леонтия К. Ипсиланти о вступлении сербских войск в Крайну и с благодарностью за полученное продовольствие

4 апреля 1807 г.

Ваше высочество! Взяв на себя смелость покорнейше доложить вашему светлейшему высочеству в середине марта 1 обо всем том, что здесь произошло, сегодня я с признательностью спешу сообщить Вам, что я получил письмо 2, которым Вы меня почтили через г. ключаря во время его последнего приезда в Белград. Преисполненный радости, я вознес тысячу благодарностей всевышнему, который пожелал оберегать ваше высочество, дабы Вы стали правителем и спасителем целого народа, благодаря силе и абсолютной власти всемогущей Российской империи, чья армия останется непобедимой во веки веков и будет торжествовать над своими врагами.

Проникнутый такими чувствами, я счел своим долгом доложить вашему высочеству, что после взятия Белграда и истребления неверных, о чем я имел честь писать Вам в моем предыдущем письме 3, собрался синод (Имеется в виду Правительствующий совет сербский) и было предложено решить, в каком месте прежде всего следовало бы сражаться с наибольшей силой. Поскольку я уже знал повеление и высочайшую волю его величества императора 4, я заявил, что неотложные обстоятельства требуют, чтобы мы начали спускаться к Крайне, чтоб иметь возможность соединиться, и к тому вынуждают нас наши интересы и задачи получения необходимых нам боеприпасов.

Такое решение было принято единодушно. Г-ну Миленко было предписано спуститься в Пореч, чтобы там подготовить все необходимое для похода, чтобы вся армия была бы готова. Наш предводитель Георгий Черный должен был бы ее повести, и он сам решил спуститься туда.

При этом положении дел до нас дошли известия о том, что корпус боснийских войск спустился к Дрине, часть этих войск продвинулась и даже вошла в Ужицу, а остальная часть задержалась у Дрины, все причалы которой она заняла с намерением помешать проходу наших войск со стороны Боснии, а также сделать невозможным для всех христианских жителей этой провинции, поднявшихся против турок и перебивших часть их, укрыться у нас 5. Это известие вынуждало сербов изменить свои планы, наш предводитель решил выступить с достаточными силами в Ужицу и написал Миленко, чтобы тот продвигался на Крайну, что, как я полагаю, и делается им в настоящее время. При таком переплетении событий прибыл г. ключарь Манолаки. Оя нам положительно подтвердил все как официальными письмами, доставленными им, так и тем, что передал нам устно относительно высочайшей и твердой воли, а также повеления России спуститься к Неготину и Фет-Исламу и с помощью всевышнего овладеть Крайной. Немедленно за сим г. Младея, оставшийся здесь в качестве коменданта Белграда и облеченный полномочиями заместителя нашего предводителя, предписал Миленко выполнить полученные нами распоряжения и приказал другим войскам также спуститься и примкнуть к уже сделавшим это так, чтобы сосредоточенные здесь войска были достаточно многочисленны. При такой диспозиции я нисколько не сомневаюсь, ваше высочество, что соединение наших войск произойдет до того, как ваше высочество получите настоящее письмо. Мою мысль подкрепляет полученное сегодня известие, что наши войска вступили в Крайну, при этом было убито несколько турок, встреченных в селах.

Однако одно обстоятельство вызвало расслабленность в войсках, спустившихся в Крайну, — они не нашли того, чего они так желали, т. е. продовольствия. Из того незначительного количества муки, которым располагали эти бедняки, когда отправились в поход, они взяли лишь половину, оставив другую половину своим семьям. Они льстили себя надеждой, что, прибыв в Крайну, найдут там муку. Однако, обманувшись в своих надеждах, они дошли до такой глубины отчаяния, что если бы отсюда не поспешили прислать им некоторый провиант и даже сено, они сочли бы почти своим долгом вернуться к родным очагам. Это дошедшее до нас известие озадачило нас, и мы не знали, какое решение принять. Находясь под давлением самых неотложных потребностей, мы осмелились, ваше светлость, потревожить Вас, чтобы просить Вашего сострадания до наступления благоприятного времени. Мы умоляли г. ключаря помочь нам в этой крайней нужде путем поставок некоторого количества продовольствия за счет личной казны вашего высочества. Мы слишком хорошо знаем Вашу щедрость, великодушие и сочувствие ко всем, и с наибольшим основанием — к тем, кто более всех нуждается, чтобы сомневаться в последствиях нашего обращения. Действительно, г. ключарь, приняв во внимание наши мольбы, предоставил нам как благодеяние, которым ваше высочество почтили нас, 100 тыс. мер муки и столько же ячменя. Он сам нашел купца, который должен передать нам это продовольствие, которое уже начали грузить на суда, чтобы спустить их в Пореч. Осчастливленные такой милостью, мы спешим известить об этом курьером Миленко и всех христиан, находящихся в Крайне. Мы всех их воодушевили и убедили в том, что если позволит господь бог, они будут пользоваться наибольшими благодеяниями и благосклонностью.

Независимо от всего сказанного выше, выделен другой район для оказания поддержки войскам в Крайне, и мы надеемся, что в скором времени неверные будут разбиты в Видине, который, я в этом убежден, падет, как некогда пал Иерихон, когда прибудет могучий и непобедимый российский флот. Одно только присутствие этого флота было бы достаточно для того, чтобы поднять все христианские народы Оттоманской империи и побудить их сбросить тяжкое иго, от которого они стонут.

Все сказанное мною, ваше высочество, подтверждается фактами. В то время как русские находятся еще за Дунаем, христиане вплоть до Софии готовы принять их с распростертыми объятиями. Некоторые уже восстали и не перестают направлять к нам представителей, чтобы просить ружей и боеприпасов. Это относится и к Боснии. После этого моего представления пусть судит ваше высочество, может ли быть малейшее сомнение в том, что как только русские переправятся через Дунай, все доблестные и правоверные христиане не захотят оставаться далее под тиранией неверных мусульман. Да, ваше высочество, с божьей помощью турки будут изгнаны из Европы. . . Они будут уничтожены.

Я убежден в этом, ибо сам бог наполнил их сердца паническим страхом, а истинная вера распространяет повсюду свой свет.

Пребываю и пр.

АВПР, ф. Канцелярия, 1807 г., д. 1911, л. 32—34 об. Копия. Пер. с сербск. яз. Опубл.: Односи Караджорджеви и Милошеви са турцима, 1804—1821. Београд, 1907, с. 16—20.


Комментарии

1 Предположительно имеется в виду письмо белградского митрополита Леонтия к К. А. Ипсиланти от 9 марта 1807 г. (см. док. № 204).

2 Письмо К. А. Ипсиланти к Леонтию обнаружить не удалось.

3 См. док. № 204.

4 Об этом см.: Петров А. Н. Война России с Турцией 1806—1816 гг., т. 1—3. 6 Об этом см.: Чубриловиh. В. Први српски устанак. . ., с. 62—69.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.