Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 196

Донесение С. А. Санковского А. Я. Будбергу о мерах к отражению нападения турок на Черногорию и Приморье и планах связи с герцеговинцами

№ 1

23 января 1807 г. Каттаро

Генерал! Вице-адмирал Сенявин, получив письма нашего посланника Италийского и графа Мочениго, предупреждавшие о неизбежности войны с Оттоманской Портой, сообщил их содержание и пригласил меня прибыть на его корабль, дабы провести с ним совещание по этому поводу. Поскольку мнение, которое я высказал вице-адмиралу в связи с этим событием, содержится в моей переписке с ним, а также с митрополитом Черногории, капитаном первого ранга Баратынским и полковником Книппером, то я имею честь ее также нижайше представить при сем вашему превосходительству, и мне остается лишь сослаться на нее 1. Ваше превосходительство соблаговолите заметить, что согласно письму графа Мочениго я мог бы полагать, что со стороны турок уже начались враждебные действия. Поэтому я мог бы рекомендовать весьма сдержанное поведение в отношении визиря Скутари, ибо он единственный сосед, который может причинить неприятности и сделать наше положение шатким. 2 Но что касается Герцеговины, то поскольку народ уже известным образом подготовлен к тому, чтобы поддержать нас в операциях против турок 3, я должен сделать представление, что было бы очень важно и выгодно захватить крепость Никшич не только для того, чтобы иметь свободную связь с герцеговинцами, но также чтобы дать им оружие, зная с каким преимуществом можно использовать первоначальные вспышки энтузиазма народа. Вице-адмирал хорошо понял мои соображения, но, не доверяя известиям о войне с Оттоманской Портой, он предложил мне воздержаться от каких-либо шагов против турок до того, как он пришлет извещение с Корфу, куда он отплыл с эскадрой, прибывшей из Балтики.

При таком положении вещей, я хотя и с сожалением увидел, что вместо того, чтобы упредить турок, мы даем им время обрести средства, которые могли бы оказаться в нашем распоряжении, 4 ибо они уже начали брать заложников, дабы обеспечить верность христиан Герцеговины, и закрепляются в своих крепостях. Не имея возможности до извещения вице-адмирала Сенявина действовать против турок, я тем не менее продолжаю поддерживать предводителей христиан Герцеговины в добром предрасположении к нам, как это следует из приложенной к сему моей переписки 5. Скрытничая перед турками, которые все же приезжают сюда покупать соль, и тем не менее, видимо, желают блокировать подвоз продовольствия, я написал на этот счет приложенное к сему письмо требиньскому паше 6. Что касается мер предосторожности, то чтобы не оказаться захваченными врасплох противником, я усилил иррегулярные войска на границах Ризано и предупредил жителей быть начеку, отдав вместе с тем приказ корсарам с одной стороны, занять позиции Луты, а, с другой — охранять побережье Паштровичи. Митрополит Черногории отправился по моей просьбе в нахии Риека и Црмница, чтобы подготовить их ко всем случайностям и отдать соответствующие распоряжения, дабы они были в состоянии защищаться даже против общего наступления французов и турок. И я назначил чрезвычайных уполномоченных на границах, чтобы активно следить за передвижением турок и знать об их замыслах.

Приняв все эти меры предосторожности при нынешнем кризисе, я хотел также лишить противника всякой надежды на связи, которые он мог надеяться установить в Боке Которской. Поскольку эта провинция добровольно присягнула нашему августейшему государю, я обещал ей от имени его величества сохранить ее привилегии до тех пор, пока наш великий государь не соблаговолит распорядиться по иному. Наиболее важная из этих привилегий заключается в том, что во время праздника святого Трифона — маринараца — народ является хозяином Котора. Предводителю народа я [318] вручил ключи от ворот города и, передав герб и знамя суверена для помещения в церкви под охраной народа, я вручил ему в то же время жезл командующего и мою шпагу, дабы защищать нашего августейшего императора и отчизну. Австрийцы длительное время обещали народу, что такая церемония состоится, а сами всегда обманывали и раскалывали общины, дабы церемония не состоялась; имея двухтысячный гарнизон, не осмеливались решиться на то, чтобы довериться только на три дня народу, приходящему в город с оружием, большими толпами. Эта церемония, говорю я, имела место теперь в царствование нашего августейшего государя и в обстановке, когда противник стоит у нашего порога, а наш гарнизон насчитывает всего 160 солдат. Народ отметил этот праздник с таким спокойствием и энтузиазмом, что делает честь верности и преданности, выражаемой им нашему великому государю, и в нынешнюю эпоху является ясным доказательством для всей Европы, что она счастлива лишь под славным скипетром всероссийского императора.

Имею честь препроводить при сем, как обычно, бумаги, касающиеся управления этой провинцией, а также письма и ответы, написанные майорам Езерскому и Милетичу и капитану Станоевичу.

Последняя депеша, с которой я имел честь обратиться к вашему превосходительству, была за № 61 от 27 декабря прошлого года.

Имею честь быть с глубочайшим почтением, генерал, вашего превосходительства нижайший и покорнейший слуга

Степан Санковский

Помета: Пол[учено] 26 февраля 1807 г.

АВПР, ф. ГА 1-5, 1805 г., д. 1, п. 4, л. 29—30. Подлинник.


Комментарии

1 Из переписки С. А. Санковского с Д. Н. Сенявиным и митрополитом Петром I Негошем от 7 и 16 января 1807 г. видно, что население Черногории и Герцеговины соглашалось выступить против турок после открытия Россией военных действий. В связи с этим в переписке ставился вопрос о снабжении иррегулярных и регулярных отрядов, а также крепостей ядрами и другими боеприпасами, о возможном вступлении черно горских отрядов в Грецеговину и занятии крепости Никшич, о поддержании отрядов герцеговинцами (АВПР, ф. ГА 1-5, 1805—1821 гг., д. 1, п. 4, л. 40—50; см. также док. № 203).

2 В донесении А. Я. Будбергу от 23 января 1807 г. С.А. Санковский сообщал о своих нормальных («добрых») отношениях со скутарийским визирем, о поддержке торговли между Черногорией и Скутари (АВПР, ф. ГА 1-5, 1805—1821 гг., д. 1, п. 4, л. 61—62).

3 С. А. Санковский в донесениях А. Я. Будбергу от 30 октября, 4, 10, 22, 27 декабря 1806 г. сообщал об этой готовности христиан Герцеговины поддержать борьбу против турок в случае разрыва дипломатических отношений Порты с Россией. Активную роль в связи с этим, по донесениям С. А. Санковского, играли архимандриты православных монастырей Пивы и Морачи, имевшие непосредственные контакты со старейшинами Банян, Дробняка и других областей Герцеговины. По его заверениям, в течение 15 дней могло быть вооружено от 10 до 15 тыс. человек и прервана связь боснийского визиря с Герцеговиной (АВПР, ф. ГА 1-5, 1805—1821 гг., д. 1, п. 3, ч. 2, л. 429 и об., 488, 496, 510 и об., 511 и об., 539 и об., 552, 553 об.).

В депеше А. Я. Будберга С. А. Санковскому от 21 января 1807 г. предполагалась возможность занятия крепости Никшич, поскольку «овладение оной будет соответствовать действиям нашим вообще и поколику настоящие способы наши в том крае то дозволят» (АВПР, ф. ГА 1-5, 1805—1821 гг., д. 1, п. 4, л. 25—26).

4 В депеше от 8 января 1807 г. А. Я. Будберг ставит в известность С. А. Санковского о том, что И. И. Михельсону предписано расположить русские войска по р. Дунаю с таким расчетом, чтобы их правое крыло могло соединиться с сербскими повстанцами. Сербы же в свою очередь помогут Дунайской армии установить сообщение с Герцеговиной, Черногорией и с русскими экспедиционными силами, находившимися в Боке Которской, а также с эскадрой Д. Н. Сенявина, перебазировавшейся в Адриатическое море. В соответствии с этим планом Д. Н. Сенявину предписывалось отправиться к Константинопольскому каналу, оставив часть судов для защиты Боки Которской, берегов Далмации и Ионической республики. В депеше от 3 (15) февраля 1807 г. Д. Н. Сенявин сообщал С. А. Санковскому, что он с морскими силами уже направляется в Дарданеллы, оставив в Боке Которской отряд морских и сухопутных войск, и предлагал С. А. Санковскому предпринять меры для обеспечения безопасности провинции и для «доставления себе по возможности содействия от соседственных к нам приверженных народов» (АВПР, ф. ГА 1-5. 1805—1821 гг., д. 1, п. 4, л. 1—7 об., 85; см. также: АВПР, ф. Канцелярия, д. 1908, л. 11 и об.).

5 Переписка С. А. Санковского со старейшинами герцеговинского народа и письмо С. А. Санковского к требиньскому паше не обнаружены.

6 Из донесений С. А. Санковского и Д. Н. Сенявина следует, что после занятия провинции русскими войсками в марте 1806 г. жители Котора и ряда приморских общин по случаю прибытия русского флота выражали радость и чувства приверженности к России, высказывали пожелания стать российскими подданными. Петр I Негош прислал благодарственные письма в адрес российского правительства и Александра I за покровительство России населению Боки Которской. В своих ответах на благодарные слова жителей провинции С. А. Санковский указывал на стремление России уважать их старые привилегии (АВПР, ф. ГА 1-5, 1805—1821 гг., д. 1, п. 3, ч 1, л. 160 и об., 168 и об., 195 и об., 218 и об., 259 и об., 346 и об., 350 и об., 351 и об., 141—142; АВПР, ф. Канцелярия, 1806 г., д. 11521, л. 249—251).

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.